Всего новостей: 2578243, выбрано 2 за 0.012 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Назаров Дмитрий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмСМИ, ИТвсе
США. Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296177 Дмитрий Назаров

Попасть в лунку: зачем миллиардеры инвестируют в гольф

Дмитрий Назаров

Несмотря на достаточно высокий интерес к гольфу и наличие полей мирового уровня, в России сама игра не приносит владельцам клубов прибыли. Тем не менее, эти инвестиции могут окупиться

Пожалуй, ни одна спортивная игра так прочно не ассоциируется с миллиардерами, как гольф. Не случайно первым спортсменом, которому удалось заработать $1 млрд стал гольфист Тайгер Вудс, возглавлявший рейтинг самых высокооплачиваемых спортсменов по версии Forbes с 2001 по 2012 годы. Главным рынком для гольфа остаются США, где вклад гольф-индустрии в экономику, по официальным данным, составляет $70 млрд, а число игроков достигает 25 млн.

Игра также активно проникает в новые регионы, например, в Китае, несмотря на запрет гольфа властями страны, уже построено от 600 до 1000 полей, а вторым рынком по продажам экипировки после США является Япония. На данный момент международный рынок экипировки для гольфа оценивается в $10 млрд, а четверка крупнейших производителей экипировки для гольфа смогла заработать в 2016 году более $4 млрд. Проходящие на территории гольф-клубов спортивные и другие мероприятия ежегодно приносят более $2 млрд, помимо этого активно развивается гольф-туризм, годовой объем рынка которого превышает $1 млрд.

В России активное строительство полей для гольфа началось в 2007 году с открытия гольф-клуба «Пестово». Его владелец — Андрей Комаров F 128, которому также принадлежит 72,9% акций Челябинского трубопрокатного завода. Поле для гольфа является лишь частью комплекса, включающего в себя яхт-клуб и коттеджный поселок. По словам Олега Кустикова, председателя совета директоров компании «Процион», специализирующейся на строительстве объектов для гольфа, стоимость «Пестово» составила $120 млн, при этом появление гольф-поля привело к повышению цены на землю в этом районе в 20 раз.

«Пестово» — не единственный гольф-клуб Андрея Комарова, в 2013 году аналогичный проект под названием «Pine Creek Golf Resort», стоимостью 2 млрд рублей ($34 млн) был реализован на Урале, комплекс Forest Hills Resort & Golf Club построен в Дмитровском районе, несколько полей открыто в «Сколково» и Нахабине. Ежегодные затраты на содержание поля составляют 30-50 млн рублей ($512 000). По словам Кустикова, гольф-клуб в России окупается в течение 8-10 лет, а основную прибыль при этом приносит именно продажа расположенной рядом недвижимости. В данный момент компания «Процион» реализует свой пятый гольф-проект «Raevo Golf & Country Club» недалеко от Звенигорода.

По соседству с «Raevo Golf & Country Club» решил построить свой гольф-клуб владелец винодельни «Лефкадия» Михаил Николаев F 165 (№165 богатейшие люди России, $600 млн). Земля в районе поселка «Горки-10» обошлась бизнесмену в $9 млн, на проектирование и строительство поля было потрачено еще около $2-3 млн. В данный момент поле состоит из 9 лунок, а сам владелец ищет партнера для инвестиции в проект. Планируется довести количество лунок до 18 и создать на базе клуба академию для обучения детей.

Одним из лучших в России считается гольф-клуб Skolkovo, принадлежащий Роману Абрамовичу F 12 (№139, $9,1 млрд). Поле стоимостью $25 млн открылось в 2014 году, уже к 2016 Skolkovo, рассчитанный на 500 постоянных членов, смог обеспечить более 50% заполняемости, что считается отличным показателем для гольф-клуба в России. Поле является частью проекта комплексного освоения территории, куда также входит жилой комплекс «Сколково Парк» площадью 500 га, а общие инвестиции в проект могут составить порядка $1 млрд.

В 2010 увидел свет проект владельца Crocus Group Араза Агаларова F 51 (№51 богатейшие люди России, №1234 в глобальном рейтинге $1,7 млрд) Agalarov golf country club. Коттеджный поселок Agalarov Estate вместе с полем для гольфа обошелся бизнесмену в $1 млрд. Выход участков поселка на продажу в 1 квартале 2017 года стал одним из факторов роста стоимости элитной недвижимости в Подмосковье, увеличив средний бюджет предложения до $2,9 млн (на 83% больше суммы начала года). Пожизненное членство в клубе можно получить, приобретя недвижимость на сумму более $5,5 млн, или же внеся членский взнос в размере $300 000.

Постройка «Целеево Гольф и Поло клуб» обошлась миллиардеру Олегу Дерипаске F 23 (№315, $5,1 млрд) в $30 млн. Стать пожизненным членом клуба можно за 1,8 млн рублей ($30 700), ежегодный взнос при этом составит 180 000 рублей ($3 000). Генеральный директор «Целеево Гольф и Поло клуб» Вадим Прасов заявил, что цена на недвижимость вблизи клуба выросла в два раза. В составе комплекса 140 домов стоимостью от $2,2 до $3 млн 18 луночное гольф-поле, академия гольфа, поло-клуб и горнолыжный комплекс.

Самый известный поклонник этого вида спорта — президент США Дональд Трамп (№544, $3,5 млрд), он владеет настоящей «гольф-империей». В его собственности 18 гольф-клубов, 11 из которых расположены в США, три — в Великобритании, два — в Дубае и один в Индонезии. Гольф стал не только увлечением, но и важной частью доходов Трампа: из $528,9 млн дохода за последние 15,5 месяцев более $288 млн приходятся на прибыль с гольф-клубов. $37,2 млн принес ему один лишь Mar-a-Lago — частный клуб с полями для гольфа во Флориде, где президент 7 апреля 2017 года принимал председателя КНР Си Цзиньпина. Несмотря на двукратное повышение суммы вступительного взноса (до $200 000), число членов клуба за последний год также удвоилось, а годовой доход Mar-a-Lago вырос на $7,4 млн. Трамп приобрел этот клуб всего за $8 млн в 1985 году, а сейчас его стоимость оценивается в $200 млн.

В 2012 году был открыт туристический комплекс Changbaishan International Resort самого богатого человека в Азии — владельца Wanda Group, Вана Цзяньлиня (№18, $31,3 млрд). Общие инвестиции в проект составили $3,2 млрд, на территории комплекса находится горнолыжный курорт, отель, театр и четыре поля для гольфа по 18 лунок каждое. Популярность игры в Азии сейчас растет, поэтому именно там сейчас появляются крупные игроки рынка.

Еще одна тенденция последнего времени — возрастающий интерес к этому спорту со стороны женщин. Проведенный ирландской ассоциацией Irish Golf Desk опрос показал, что около 36,9 млн женщин по всему миру хотели бы начать играть в гольф в ближайшие 1-2 года, что может принести индустрии дополнительные $35 млрд в год. Основные статьи дохода гольф-клубов составляют продажа абонементов, оборудования и экипировки, и больше зависят от общего числа посетителей клуба, а не от количества его постоянных членов.

В 2008 году Ассоциация гольфа России поставила задачу увеличить число зарегистрированных игроков до 100 000, однако к 2014 году этот план не был выполнен даже на 10%. В 2015 году ассоциация, в лице нового президента Виктора Христенко, вновь заявила о намерении привлечь к спорту 100 000 игроков в течение 10 лет. На данный момент в России насчитывается около 10 000 игроков в гольф и 34 гольф-поля, при этом интерес к спорту проявляют 7,9 млн человек. Спрос намного превышает предложение, так как значительная часть гольф-клубов имеют закрытый статус (членство можно получить только по рекомендации или приглашению) и удалены от крупных городов.

Оправданы ли инвестиции в гольф? Да, если понимать, что они окупаются не напрямую. Прибыль владельцам гольф-клубов в основном приносит продажа недвижимости: в Европе, Азии и Африке 39% гольф-полей строится с целью увеличить добавленную стоимость участков, говорится в исследовании KPMG. Согласно данным Ernst & Young, наличие поля для гольфа повышает стоимость жилья на 15-20%. По этой причине, несмотря на достаточно высокий интерес к гольфу и наличие полей мирового уровня, в России сама игра не приносит владельцам клубов прибыли.

США. Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296177 Дмитрий Назаров


Россия. Великобритания > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 25 августа 2017 > № 2314546 Дмитрий Назаров

Дорогое удовольствие: как миллиардеры инвестируют в футбол

Дмитрий Назаров

Для того, чтобы оставаться конкурентоспособными, современным клубам нужно демонстрировать не только спортивные достижения, но и быть привлекательными для инвесторов

Футбол давно превратился в многомиллиардный международный рынок. Стоимость трансфера лучших игроков исчисляется десятками миллионов долларов, а 3 августа 2017 года был поставлен очередной рекорд: бразилец Неймар перешел из «Барселоны» в «Пари Сен-Жермен» за €222 млн ($260,9 млн). Кто может позволить себе такие траты? Согласно рейтингу Forbes, общая стоимость 10 самых дорогих футбольных клубов в 2017 году составляет $23,29 млрд.

Российские бизнесмены начали вкладываться в футбольные клубы в 2000-х годах. В то время статус владельца известной команды был больше источником признания и престижа, нежели доходов. Самой громкой покупкой стало приобретение за £140 млн ($233 млн) лондонского клуба «Челси» российским миллиардером Романом Абрамовичем F 12 в 2003 году. Бизнесмен восхищался игрой английской футбольной лиги, что, возможно, объясняет, почему самая дорогая сделка в истории английского футбола, по словам футбольного агента Германа Ткаченко, была завершена за 20 минут. С тех пор уверенность Абрамовича в правильности принятого решения вряд ли пошатнулась, ведь к 2017 году он вложил в Челси уже более £3 млрд ($3,844 млрд). Оправданность столь щедрых финансовых вливаний подкрепляется тем, что, впервые за полвека став чемпионом Англии в 2004 году, «Челси» уже 5 раз завоевывала кубок, в сезоне 2017/2018 клуб снова являясь одним из главных фаворитов. Не разочаровывают и финансовые показатели клуба: «Челси» занимает 7 место среди самых высокодоходных футбольных команд в мире, в 2016 году клуб заработал €420 млн ($493,674 млн). Стоимость ФК Forbes оценил в $1,845 млрд.

Футбольные «фанаты»

Еще одним поклонником английского футбола является Алишер Усманов F 5. В 2007 году его инвестиционная компания Red and White Securities за £75 млн ($96,1 млн) приобрела 14,6% долю в «Арсенале». Затем миллиардер в течение нескольких лет расширил свой пакет акций «Арсенала», к 2012 году доведя свою долю в клубе до 29,6%. Известно, что компания Усманова готова приобрести еще больше акций, однако этому противится держатель контрольного пакета в 67% Стэн Кронке (№182, $7,5 млрд.). Весной 2017 года Усманов предлагал Кронке выкупить его долю за $1,3 млрд, однако Кронке ответил решительным отказом, заявив: ««Арсенал» не продается и никогда не продавался». Желание Усманова стать мажоритарным владельцем клуба, вероятно, вызвано не только любовью к футболу, но и рациональными соображениями: доход клуба, оцененного Forbes в $1,9 млрд, за 2016 год составил $520 млн.

В 2011 году список российских владельцев футбольных клубов за рубежом пополнил Дмитрий Рыболовлев F 15. Желание стать владельцем футбольной команды посетило Рыболовлева в 2004 году на трибуне тогда уже принадлежавшего Абрамовичу «Челси» в Лондоне. Воплотить свою мечту в реальность миллиардер смог только через 7 лет, когда находящаяся под его контролем компания Monaco Sport Invest приобрела 66,7% акций клуба «Монако». В обмен на акции Рыболовлев обязался инвестировать в команду не менее €100 млн ($117,5 млн) на протяжении 4 лет. Основную часть денег клуб тратил на трансферы, и спустя всего 1,5 сезона «Монако» смог вернутся в элиту французского футбола, впервые с 2003 года заняв 2-ое место в высшем дивизионе. Первые 4 года владения клубом принесли Рыболовлеву доход в размере €321,1 млн ($377,4 млн), но потратить на клуб ему пришлось куда большую сумму – €806,5 млн ($947,9 млн). Сегодня годовой бюджет клуба оценивается в $74,4 млн, а его общая трансферная стоимость €253,3 млн ($297,7 млн).

Не только личное увлечение футболом заставляет инвесторов вкладывать в клубы, но и желание заработать. Свидетельством этого является решение крупнейшего американского инвестора Джорджа Сороса (№29 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $25,2 млрд.), всегда отличавшегося своим прагматизмом, вложить $40,7 млн в «Манчестер Юнайтед». Вклад Сороса не был долгосрочным: приобретя 1,9% долю клуба в 2012 году, уже к 2014 году он продал все акции «Манчестер Юнайтед», заработав на этом $9,69 млн. Сегодня, по оценке Forbes, клуб является самым дорогим в мире: его стоимость оценивается в $3,69 млрд, а доход в 2016 году составил $765 млн. Аналитики связывают финансовый успех стредфордской команды с популярностью бренда «Манчестер Юнайтед» и работой менеджмента.

В 2016 году одна из богатейших женщин Европы и самая богатая женщина российского происхождения (род. в 1962 году в Ленинграде) Маргарита Луи-Дрейфус (№294, $5,2 млрд) продала принадлежавший ей французский клуб «Олимпик Марсель». Идею сразу продать полученный в 2009 году в наследство от мужа клуб Маргарита отвергла, поскольку считала, что команда не принесет ей заметных убытков. Однако уже через год стало ясно, что «Марсель» не оправдывает надежд новой владелицы. Команда не могла добиться ожидаемых от нее успехов Лиге чемпионов, а стоимость ведущих игроков, на трансфере которых старался заработать клуб, не покрывала убытков. Вложенные в клуб €40 млн ($47 млн) призван был вернуть Венсан Лабрюн, назначенный новым президентом клуба. Имея славу хорошего антикризисного менеджера, Лабрюн должен был думать не о спортивных достижениях «Марселя», а о продаже игроков и возмещении убытков владелицы. С 2011 года началась целенаправленная подготовка к продаже уже всего клуба, которая состоялась осенью 2016 года. Благодаря работе менеджмента и хорошим результатам сезона «Марсель» смог набрать «вес» и был продан американскому бизнесмену Фрэнку Маккорту за €100 млн ($117,5 млн).

Бесстрашные инвесторы

Однако не всех инвесторов отпугивают большие риски, связанные с вложениями в футбол. Российский миллиардер Сергей Галицкий F 18 в 2008 году предпочел самостоятельно создать футбольный клуб, причем в России. Уже через год после создания «Краснодар» вышел в первый дивизион национальной лиги, а 25 января 2011 вышел в Российскую Футбольную Премьер-лигу. Заняв третье место в Российском чемпионате 2014-2015 годов, клуб получил возможность выступать в Лиге Европы. Успех клуба щедро вознаграждается вложениями Галицкого, построившего для команды стадион вмещающий 35 тысяч мест и стоимостью более 20 млрд рублей($338 млн).

Инвестировать в отечественный футбол в свое время решил Сулейман Керимов (№226, $6,3 млрд). В январе 2011 года, в обмен на финансовую поддержку, Керимов получил от президента республики Дагестан 100% акций ФК «Анжи». Краткосрочная стратегия предполагала первоначальные вложения в размере $200 млн, включая цену строительства нового стадиона, а ежегодные траты «Анжи» при этом должны были составлять $50 млн. На пост главного тренера в клуб был приглашен Гус Хиддинк, кроме того Керимов сразу же купил нескольких известных игроков, например, камерунца Самюэля Это’О и бразильца Роберто Карлоса. Однако уже к 2013 году стало понятно, что план Керимова не сработал. Самым большим успехом «Анжи» стало участие в финале кубка России 2013 года, в котором команда проиграла ЦСКА, и выход в 1/8 Лиги Европы. К спортивным неудачам добавился также запрет УЕФА проводить домашние матчи еврокубков на родном стадионе «Анжи-Арена», на реконструкцию которого Керимов потратил ₽1,2 млрд ($20,3 млн). Не лучшим образом на успехах клуба сказалась и череда громких скандалов, например, конфликт Хиддинка с главным арбитром во время встречи с московским «Динамо», после которого голландец покинул тренерский пост, а также приобретенного в 2012 году за €15 млн ($17,6 млн) полузащитника Игоря Денисова, чьи конфликты с легионерами клуба потребовали прямого вмешательства Керимова, расторгнувшего с Денисовым контракт. С 2013 года финансирование клуба было значительно урезано, вместо дорогих трансферов ставку решено было делать на собственную футбольную академию. Значительные финансовые трудности клуба и нереализованные спортивные амбиции заставили Керимова в 2016 году продать «Анжи» бывшему президенту махачкалинского «Динамо» Осману Кадиеву, после чего клуб покинули почти все именитые игроки. Сумма сделки не разглашалась.

Еще одним «спасителем» отечественного клуба стал вице-президент Лукойла Леонид Федун F 22, в 2004 году купивший находящийся на грани банкротства «Спартак» за $70 млн. Череда спортивных неудач долгое время преследовала команду, по словам Федуна, именно плачевное положение бывшего 9-ти кратного чемпиона России во многом подтолкнуло его к покупке. За следующие 10 лет Федун вложил в клуб около $1 млрд, а ежегодный бюджет клуба составляет около €120 млн ($141 млн). В 2014 году для Спартака был построен стадион «Открытие Арена» стоимостью 14,5 млрд рублей ($245,1 млн), и рассчитанный на 45 000 мест. Лишь 14 июля 2017 года клуб смог порадовать фанатов, выиграв сначала Чемпионат России, а затем Суперкубок.

Совершенно иной подход к спортивному бизнесу у владельца Red Bull GmbH Дитриха Матешица (№86 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $13,4 млрд). Матешиц никогда не скрывал, что не интересуется футболом, а спорт для него является лишь инструментом продвижения собственного бренда. В коллекции футбольных команд Матешица уже есть австрийский Ред Булл Зальцбург, Нью-Йорк Ред Буллс, Ред Булл Бразил и Ред Булл Гана. Единственным исключением из «традиции» в названии клубов является РБ Лейпциг (RasenBallsport Leipzig), успешно выступающий в высшем дивизионе Германии и имеющий годовой бюджет €54 млн. Дело в том, что согласно немецкому законодательству не разрешается вносить имя спонсора в название команды. Впрочем, все домашние матчи РБ Лейпциг проводит на родном стадионе «Ред Булл Арена». Один из основателей MLS, американской соккер-лиги, миллиардер Филип Аншутц (№96, $12,5 млрд) является владельцем клуба «Лос-Анджелес Гэлакси». В 2017 году Forbes признала его самым дорогим клубом MLS, оценив стоимость команды в $315 млн, а доход в $53 млн.

Среди богатейших владельцев футбольных клубов также сооснователь корпорации Microsoft Пол Аллен (№42, $19,9 млрд). Его компании Vulcan Sports & Entertainment принадлежит команда «Сиэтл Саундерс», текущая стоимость которой $295 млн, а годовой доход составил $63 млн.

Человеческий фактор против ликвидности

Необходимо признать, что в целом футбол не входит в число надежных направлений для инвесторов: даже самые успешные из английских клубов требуют значительных вложений, ликвидность которых во многом зависит от человеческого фактора. Английские клубы считаются наиболее перспективными для инвестиций, поскольку англичане пока что лучше всех умеют зарабатывать на футболе.

Английская премьер лига (АПЛ) традиционно является лидером по доходам от продажи прав на ТВ трансляции. В 2015 году лигой было подписано соглашение о продаже прав на трансляции матчей с ведущими британскими каналами Sky Sports и BT Sport, сумма которого составила £5,136 млрд ($6,573 млрд), что на 70% больше суммы предыдущего года. Общий же доход АПЛ от продажи прав будет намного выше: лига самостоятельно продает права на зарубежные трансляции и ожидает получить за них еще около £3 млрд ($3,839 млрд), кроме того, только компания BBC заплатила £204 млн ($261 млн) за показ лучших моментов матчей.

С доходом от продажи прав на трансляции более чем в £8,5 млрд ($10,878 млрд), АПЛ находится на втором месте в мировом спорте, уступая только американской Национальной Футбольной Лиге (NFL), и обогнав Главную Лигу Бейсбола (MLB). Согласно правилам лиги, по которым 50% дохода от трансляций делится поровну между всеми клубами, занимающий последнее место в АПЛ клуб получит £99 млн ($126,7 млн). Для сравнения, лидер немецкой Бундеслиги «Бавария» в текущем сезоне заработает всего €99 млн ($116,7 млн), несмотря на то, что ей достается 8,2% от общей стоимости прав. Сумма телевизионных контрактов ближайшего конкурента англичан испанской Ла Лиги составит €2,65 млрд ($3,125 млрд), а общий доход всех клубов лиги оценивается в €2,806 млрд ($3,308 млрд). За 2016 год клубы АПЛ заработали порядка €4,17 млрд ($4,916 млрд), что на 9% больше, чем в предыдущем сезоне. Ожидается, что подписанный в 2015 году контракт увеличит доходы клубов в сезоне 2016/2017 еще на 60%. Однако, рекордными обещают стать и затраты, ведь уже в 2016 году расходы английских клубов на зарплату игрокам и персоналу команды составили €2,569 млрд ($3,029 млрд).

В то же время, бюджет всех российских клубов Премьер-лиги в 2016 году составил $850 млн. При этом ежегодные доходы лиги от трансляций, согласно подписанному в 2015 году контракту с «НТВ-плюс», составят €22 млн ($25,9 млн) на все команды. Таким образом, в России большую часть поступлений в бюджет клуба обеспечивают спонсорские поступления или дотации акционеров, а российских бизнесменов, вкладывающих в отечественный футбол, можно назвать скорее «меценатами», нежели инвесторами.

Россия. Великобритания > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 25 августа 2017 > № 2314546 Дмитрий Назаров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter