Всего новостей: 2602783, выбрано 3 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Савченко Станислав в отраслях: Приватизация, инвестицииФинансы, банкивсе
Савченко Станислав в отраслях: Приватизация, инвестицииФинансы, банкивсе
Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 20 октября 2017 > № 2358793 Станислав Савченко

Куда идут деньги «из-под подушек»

Станислав Савченко

председатель совета директоров ИК «Спарта-финанс»

Государство стимулирует переток денег населения из депозитов в альтернативные инcтрументы. Получается пока не очень.

Государство в лице разных регуляторов подталкивает россиян к покупке инвестиционных инструментов. Чтобы стимулировать приток на фондовый рынок массового розничного инвестора, ЦБ и Минфин внедряют довольно простые инструменты с невысоким порогом входа, в частности, индивидуальные инвестиционные счета (ИИС) и народные облигации (ОФЗ-н).

Пропаганда инструментов рассчитана на непрофессиональных инвесторов – ОФЗ-н и ИИС преподносятся как более интересная альтернатива банковским вкладам, ставшим невыгодными из-за постоянно снижающихся ставок. Однако в реальности эти инвестиции востребованы далеко не массовым сегментом инвесторов. При этом ИИС с ОФЗ-н перетягивают друг у друга средства россиян вместо сочетания в их инвестиционных портфелях. Было бы логично рекламировать эти инструменты в связке, если есть глобальная цель – стимулировать приток средств частных инвесторов.

Сегодня большинство направлений розничных инвестиций показывает рост. Так, например, в 2016 году был настоящий «бум» в сегменте инвестиционного страхования — прирост инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) составил более 66%, и в 2017 году этот тренд продолжается – в I квартале сборы по ИСЖ выросли еще на 44%. Прогноз по темпам прироста на ближайшие три года 15-20% ежегодно.

Растут и розничные ПИФы. В 2016 году нетто-приток в открытые ПИФы составил 12,4 млрд рублей. В 2017 года положительная динамика в сегменте ПИФов продолжилась: сумма чистых активов (СЧА) ПИФов увеличилась на 148,9 млрд рублей (до 2,7 трлн рублей). Прирост СЧА на 114,5 млрд рублей обеспечил приток новых инвестиций: объем выдачи паев составил 133,6 млрд рублей, а объем погашений — 19,1 млрд рублей. Во II квартале, по данным Национальной лиги управляющих, активы под управлением топ-15 управляющих компаний выросли всего на 1,2% (в I квартале – на 9%), при этом темпами быстрее рынка (рост на 10-13%) росли именно компании, привлекающие средства в индивидуальное ДУ и розничные ПИФы. По прогнозам, рынок в 2017 году превысит планку в 6 трлн рублей, преимущественно за счет розничных сегментов – ДУ и ПИФов.

Именно из-за мощной информационной пропаганды наиболее раскрученными инструментами стали ИИС и ОФЗ-н.

На конец июня 2017 года число ИИС составило около 230 000 (на конец 2016 года – 192 000). При этом количество активных счетов (более пяти сделок в месяц) в 2016 году выросло до примерно 50%. Прогноз на 2017 год – 300 000 счетов. По сравнению с западными рынками, число ИИС у нас пока скромное, например, в Японии в первый год существования было открыто 6,5 млн инвестсчетов (NISA), в США инвестсчета (IRA) есть у 80% населения, в Великобритании (ISA) – у 50%. Однако налицо ускорение динамики спроса на ИИС и в России.

В апреле 2017 года состоялся первый выпуск ОФЗ-н (на 15 млрд рублей), и бумаги пользовались очень высоким спросом у населения. Выпуски ОФЗ-н будут проходить ежегодно на 20-30 млрд рублей, конечная цель – привлечь 1 трлн рублей длинных денег, по словам министра финансов Антона Силуанова, из-под подушек россиян.

Финансовый регулятор и правительство совершенно явно стимулируют недепозитную инвестиционную активность и стремятся перенаправить, по крайней мере, часть средств населения в другие, альтернативные формы. В июне 2015 года на ПЭФ первый зампред ЦБ Сергей Швецов заявил, что ЦБ создаст систему стимулов для притока денег на рынок от населения – порядка 15 трлн рублей к 2020 году.

Однако, несмотря на рост спроса на народные инвестиции, эффект от стимулирующей госполитики в этом направлении пока неполный и не совсем тот, который анонсирован регуляторами. В эти пропагандируемые как массовые инструменты инвестирования, как правило, идут далеко не самые неподготовленные инвесторы, а, скорее, обеспеченные граждане с определенным опытом работы на бирже: такая аудитория и у ПИФов, и у ДУ, и даже у тех, кто покупает обычные ОФЗ. Обычные ОФЗ только за I квартал 2017 Минфин разместил на 400 млрд рублей. Да и ИИС, как правило, открывают люди, уже имеющие опыт с биржевыми сделками. По данным отчета Московской биржи, большинство держателей ИИС узнали о них благодаря рекламе профучастников фондового рынка (43%).

Во-вторых, ИИС с ОФЗ-н перетягивают друг у друга клиентскую базу и конкурируют друг с другом в информационном поле. Например, недавно в ИИС был увеличен взнос с 400 000 рублей до 1 млн рублей, ожидается принятие закона о страховании инвестиций на инвестсчетах. Тут же ЦБ говорит о новых выпусках ОФЗ-н на большие суммы, причем их уже можно будет купить у многих банков-партнеров.

Происходит своеобразный «продуктовый каннибализм», хотя эти инвестинструменты могли бы развивать друг друга. Например, те, кто захочет купить «народные» бумаги, могли бы делать это через ИИС, либо те, кто хочет получить налоговую «доходность» от инвестирования, могут открывать ИИС и с их помощью покупать сначала ОФЗ-н, а потом, возможно, и другие инвестиционные инструменты –например, открытые ПИФы. Однако, чтобы эта практика разошлась действительно на широкий круг инвесторов, надо, чтобы прошло время, продолжила расти инвестиционная грамотность населения и реальные доходы россиян – и их способность инвестировать сбережения. Быстрых побед на рынке не будет, но в перспективе пропагандируемые «массовые» инвестиционные инструменты могут стать неплохой базой для формирования сегмента массовых розничных инвестиций.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 20 октября 2017 > № 2358793 Станислав Савченко


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335683 Станислав Савченко

Недооценка индекса. Почему россияне редко инвестируют в ETF и ПИФы

Станислав Савченко

председатель совета директоров ИК «Спарта-финанс»

Биржевые индексные инструменты могут привлечь деньги частных инвесторов на российский рынок. Но для этого необходимы информационная кампания и расширение ассортимента продуктов

Приток частных инвестиций на рынок могут стимулировать инвестиционные инструменты, которые требуют минимум знаний и опыта работы на фондовом рынке. Для таких целей, конечно, подойдут простейшие продукты типа синтетических ОФЗ для населения (ОФЗ-н), а также индексные фонды (ПИФы и ETF), которые сами по себе предполагают максимальную диверсификацию.

В случае с индексными стратегиями инвестирования не нужно пытаться угадать тренды, геополитику и другие риски и факторы. И, по нашим оценкам, именно за индексными инструментами — будущее инвестиционной розницы в России. Пока на российском рынке представлена ограниченная линейка из 12 ETF, но с ростом спроса на них, можно предположить, что она будет расширяться.

Мировая слава индекса

Индексные фонды мегапопулярны во всем мире. Глобальный рынок ETF оценивается в $4,17 трлн, а в доминирующей по количеству индексных фондов стране —США — совокупные активы под управлением этих фондов превышают $2,8 трлн. Всего в мире представлено свыше 5 тыс. ETF-бумаг, из которых 1,8-2 тыс. обращаются на рынке США. Порядка 70% всех активов ETF сосредоточены в руках у финансовых гигантов — крупнейших провайдеров индексных фондов BlackRock, Vanguard и State Street Global Advisors.

Индустрия ETF растет высокими темпами. В 2017 году приток в них, по данным исследовательской компании ETFGI, был максимальным за все время наблюдений: объем рынка ETF достиг рекордного значения в $4,17 трлн, увеличившись за год на 17,5%. Причины — простота инвестирования в ETF, максимальная диверсификация и невысокие комиссии, а также разочарование в стратегиях активного управления, которые начали проигрывать пассивному инвестированию.

Вложиться через ETF практически во что угодно – например, в широкие индексы акций. Так, структуру S&P повторяет фонд SPDR S&P 500 ETF (тикер — SPY), структуру Dow Jones Industrial Average — SPDR Dow Jones Industrial Average (DIA). Фонд PowerShares QQQ (QQQ) следит за Nasdaq 100. Кроме того, существуют фонды на индексы стран или регионов (штатов США, в частности), отрасли (медицина, IT-сектор), виды сырья (золото, нефть) и облигации.

Инвестор в ETF может сфокусироваться на отдельных инвестиционных идеях — биотехнологиях, интернете-вещей, автопилотах, криптовалюте, а может поверить и во что-то совсем точечное и экзотическое — например, производителей солнечных панелей или вегетарианских полуфабрикатов.

У ETF бывает разная механика. Существуют так называемые «перевернутые» версии ETF, котировки которых меняются противоположно базовому активу. Или, скажем, ETF с двойным и тройным плечом, которые удваивают или утраивают динамику «базы». С помощью ETF можно сберегать, инвестировать или даже спекулировать.

Покупка бумаг этих фондов помогает добиться максимально диверсифицированного и сбалансированного портфеля. Диверсификация достигается и за счет самой структуры ETF, и за счет включения в портфель фондов на разные классы активов (драгметаллы, акции, облигации) и стран (ETF на разные страновые рынки). Все зависит от сроков, целей формирования сбережений и риск-аппетита конкретного инвестора. К примеру, консервативным инвесторам большую долю портфеля рекомендуется формировать из ETF облигаций, а те, кто склонен к рискам, могут выбирать ETF акций.

Индексные инвестиции в России

В США при помощи аналога наших ИИС — счетов IRA (Individual Retirement Accounts) — американцы могут инвестировать, в том числе, в ETF. Такая же опция доступна для держателей инвестсчетов ISA в Великобритании. Если ли такая возможность у владельцев ИИС в России? Безусловно. Но российский инвестор может покупать на ИИС только те ETF, которые торгуются на российских биржах.

Пока предложение на этом рынке ограничено. ETF только начали набирать обороты в России. На Московской бирже представлен урезанный набор локальных ETF-продуктов от FinEx. Это нюанс, имеющий особое значение для более подготовленных инвесторов, поскольку им интересны специфические сегменты рынка, которые в этом наборе не представлены. Например уже упомянутые биотехнологии или производители автономных авто — трендовая инвестиционная тема в мире. В этом смысле фонды, торгующиеся в России, практически не дают простора для инвестиционной мысли, хотя они вполне выполняют задачи по диверсификации консервативного портфеля.

По нашим оценкам, россияне в последнее время довольно активно интересуются пассивными инвестиционным продуктами — ПИФами и ETF. Но пока число инвесторов, верящих в это направление, совсем невелико — порядка 3-5% наших клиентов интересовались индексными стратегиями и/или использовали их. Несмотря на то, что, по данным Московской биржи, за 12 месяцев с июля 2016 по июль 2017 гг. в ETF стало вкладываться в 2 раза больше инвесторов — это всего лишь 2% от общего числа. В ОПИФы инвестируют и того меньше — порядка 0,03%.

В денежном выражении, по подсчетам Национальной лиги управляющих, с начала 2017 года инвесторы принесли всего около 260 млн рублей в индексные фонды. Для сравнения: общий объем торгов на бирже в июне — почти 80 млрд рублей.

По нашим оценкам, пока невысокий спрос на индексные инструменты обусловлен недостаточным информированием частных клиентов о преимуществах пассивных инвестиций. По тем же народным облигациям развернулась нешуточная информационная камрания, про инвестиционное страхование жизни рассказывают практически в каждом банке, а вот ETF и даже ПИФы многими воспринимается как нечто сложное и требующее специфических знаний.

Индексные инструменты недооценены, но при более активной пропаганде они имеют большой потенциал и в сегменте опытных инвесторов, и в массовом сегменте. Здесь важную роль могут сыграть инвестиционные и управляющие компании, работающие с розницей.

Также необходимо решать проблему ограниченного предложения на рынке. Один оператор ETF на рынке — это слишком мало для развития отрасли. Остается надеяться, что с ростом числа частных инвесторов и их спроса на ETF в ближайшие годы в России появятся и другие провайдеры индексных фондов, которые расширят линейку доступных продуктов.

Так или иначе, за пассивными инвестициями будущее. Я вижу, что люди присматриваются к индексным продуктам и спрашивают о них. Помимо автоматической диверсификации инвестиций, индексные фонды также предполагают невысокую комиссию (около 0,2% в среднем по миру) и простоту работы — в части формирования идеальных по сочетанию риск-доходность портфелей и их последующей ребалансировки. При более активном информировании о преимуществах пассивных инвестиций, а также появлению новых видов ETF на локальном рынке, вложения в ETF индексные фонды в России могут расти в геометрической прогрессии— показать в 2017 году прирост в районе 4-5%, а в 2018 году — уже в 8-10%.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335683 Станислав Савченко


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242689 Станислав Савченко

Удвоение малого бизнеса: как облигации могут заменить банковское финансирование

Станислав Савченко

председатель совета директоров ИК «Спарта-финанс»

Пока бонды составляют 18% в объеме заимствований негосударственного сектора. Доля вложений физлиц в корпоративные бумаги менее 3%.

Только ленивый не высказался о трудном положении дел на российском банковском рынке — экономические трудности вызванные девальвацией и санкциями, в каждом втором банке миллиардные «дыры» в капитале и отсутствуют четкая стратегия и перспективы развития.

При этом кредитование сосредоточено на крупном бизнесе. В этом тоже есть логика - выданные кредиты малому и среднему бизнесу попадают под особое внимание Банка России, который видит в них теневой бизнес и недооценку рисков.

При этом больше всего от недостатка кредитования страдает малый и средний бизнес (МСБ) — очевидная жертва сложившегося положения в экономике. По данным Корпорации МСП, в России действует около 20 000 таких предприятий, которые производят 20% ВВП. Причем правительство, ЦБ и чиновники озвучивают надежду на рост экономики с ними и задают цель удвоить создаваемый ими валовый продукт. Для этого они ежегодно выделяют из бюджета многочисленными корпорациям развития и разным агентствам МСБ десятки миллиардов рублей и сотни миллиардов банковскому сектору.

Но результат не заметен. Более того, государство и малый бизнес оказались в замкнутом круге — агентства и банки неэффективны и бюрократизированы, кредиты для МСБ недоступны — на него может рассчитывать лишь каждый десятый представитель МСБ.

Где взять деньги владельцу бизнеса? Бюрократизация заставляют их кредитоваться как физлицам, брать в долг у сомнительных личностей или искать варианты через различные краундфандинговые платформы. Но ни одна из таких возможности не являются мечтой для предпринимателей. Доверия со стороны инвесторов низкое, что оправдано из-за рисков мошенничества, низкой прозрачности и отсутствия регулирования.

В качестве альтернативы банкам Владимир Путин предлагал развивать инвестиции в корпоративные облигации и даже изменить налогообложение. И инвесткомпании и Московская биржа пытаются ответить на запросы финансирования МСБ — площадка начала выстраивать инфраструктуру и хочет занять сегмент займов в районе 300 млн до 500 млн рублей, который при выпуске превращается в удобный для расчетов для частного инвестора номинал 1000 рублей. К тому же, в начале года Госдума приняла законопроект, освобождающий от налога на доходы физических лиц (НДФЛ) купоны по рублевым корпоративным облигациям, эмитированным в период с 1 января 2017 года по 31 декабря 2020 года. По оценкам аналитического департамента «Спарта-финанс» таких эмитентов — средних и даже небольших компаний — может оказаться несколько сотен, хотя конечно на первом этапе нужны «первопроходцы», и их не будет много.

Компании МСБ получившие публичный статус смогут разместить акции или облигации по облегченной процедуре. Такие облигации могут быть привлекательны для держателей депозитов, особенно, если ставка будет выше банковской. МСБ зачастую занимают под 15–18%.

Но регулятивная нагрузка на такие компании должна поддержать доверие, эмитенты должны быть прозрачными. Московская биржа ожидает, что годовая выручка таких компаний составит от 800 млн до 10 млрд рублей, у нее должна быть отчетность по РСБУ и проспект эмиссии (упрощенный). Чтобы сократить риски мошенничества такие компании должны пройти экспертизу Совета биржи по листингу и Фонда развития промышленности.

Чтобы защитить инвесторов можно реализовать механизм страхования инвестиций чтобы дать инвесторам уверенность, что проценты и основной долг по облигациям будут выплачены в полном объеме и в срок. Можно реализовать его через три варианта — страхование со стороны Агентства по страхованию вкладов, создание специального фонда или использовать действующие страховые компании. Если первый может быть похож на страхование вкладчиков депозитов в банках, то другие механизмы — вопрос дискуссии. Специальный фонд может быть создан по аналогии с АСВ — при размещении компании государство могло бы направлять средства госструктур в сфере поддержки МСБ в специальный страховой фонд для выплат инвесторам. Третий вариант — страхование, популярно в США. Страховщики при продаже полиса выступают гарантом возврата всей или части вложений инвесторов в облигации МСБ.

Любой из трех механизмов мог бы подогреть интерес к таким облигациям, тем более регулятор и правительство ждут, что облигации привлекут физлиц. Но мы находимся только в начале пути и потребуется много усилий. По данным Банка России, облигации занимают 18% в объеме заимствований негосударственного сектора. Доля вложений физлиц в корпоративные бумаги менее 3%.

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242689 Станислав Савченко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter