Всего новостей: 2576225, выбрано 4 за 0.127 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сычев Артем в отраслях: Финансы, банкивсе
Сычев Артем в отраслях: Финансы, банкивсе
Россия > Финансы, банки > regnum.ru, 16 июня 2017 > № 2469931 Артем Сычев

Киберриски с прошлого года стали предметом пристального внимания крупнейших кредитных организаций России и руководства государства. Блок мероприятий по кибербезопасности включен в программу развития цифровой экономики в России, но одной "инициативы сверху" недостаточно. Эксперты отмечают, что в условиях нехватки ресурсов необходима кооперация усилий бизнес-сообщества – в первую очередь в форме информационного обмена, позволяющего его участникам реализовывать меры "раннего предупреждения".

По данным МВД за последние четыре года число преступлений, совершаемых в сфере информации и телекоммуникаций увеличилось почти в шесть раз. Основную долю среди них составляют финансовые преступления. Однако качество информационного обмена между бизнесом и Центром мониторинга и реагирования на компьютерные атаки в кредитно-финансовой сфере (ФинЦЕРТ) ЦБ, постепенно повышается. О том, что сейчас находится в фокусе внимания ФинЦЕРТ и какие меры ЦБ планирует предпринять для дальнейшего снижения ущерба от киберпреступлений замначальника главного управления безопасности и защиты информации Банка России Артем Сычев рассказал в интервью ТАСС.

- Расскажите о работе в сфере кибербезопасности, которую ведет Банк России в контексте законодательного регулирования.

- Работа ведется по нескольким направлениям. Во-первых, Банк России продвигает принятие в Госдуме поправок в закон о Национальной платежной системе в части антифрода (поправки предусматривают, что финансовые организации, платежные системы и т. д. должны сообщать всю информацию об инцидентах в ЦБ, а регулятор, в свою очередь, будет информировать остальных игроков – Прим.ТАСС).

Четвертая тема связана с новым видом мошенничества, который начал набирать обороты с прошлого года – злоумышленники без ведома владельца номера меняют сим-карту, и все уведомления, которые к ней привязаны, в том числе, банковские, приходят на их телефон.

Второе направление – это блокировка фишинговых сайтов (сайты, созданные мошенниками с целью кражи персональных данных, в том числе - пин-кодов и CVC кодов банковских карт - Прим.ТАСС) за пределами Рунета. У нас сейчас есть возможность блокировать, точнее, инициировать снятие с делегирования сайтов в доменах .ru, .su и .рф, а вот с другими доменами мы этого делать пока не можем. Блокировка фишинговых сайтов с зарубежным хостингом или ресурсов, не имеющих российской лицензии, например, форекс-дилеров, – это вопрос, прежде всего, защиты прав потребителей. Если иностранное юрлицо предоставляет услуги, для оказания которых в России необходима лицензия, а получать ее и работать по установленным в России правилам компания и не думала, ее сайт целесообразно сделать недоступным для пользователя на территории нашей страны. Этот вопрос прорабатывался на многих уровнях, и правовая конструкция, позволяющая это делать, сейчас есть в законе №149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", где прописана внесудебная процедура блокировки сайтов через внесение их в реестр Роскомнадзора (единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети "Интернет" и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты, содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено – Прим.ТАСС). Но ее целесообразно дополнить.

- Это наподобие того, как заблокирован ресурс Linked.in?

- Технически да. Мы понимаем, что это не панацея, но здесь цель – максимально оградить российского пользователя от недобросовестных лиц. Разработка проекта изменений в закон поручена Минкомсвязи, мы уже направили министерству свои предложения в этой части.

Третье (направление работы) – это принятие поправок в законодательство об ужесточении наказания за хищение денежных средств с использованием информационных технологий. Мы принимали участие в обсуждении этого документа, вносили в него свои корректировки. В мае законопроект был внесен в Госдуму.

Четвертая тема связана с новым видом мошенничества, который начал набирать обороты с прошлого года – злоумышленники без ведома владельца номера меняют сим-карту (делают дубликат сим-карты пользователя - Прим. ТАСС), и все уведомления, которые к ней привязаны, в том числе, банковские, приходят на их телефон.

Задача в том, чтобы оператор связи мог уведомить банк о смене сим-карты у его клиента. Технически это не очень сложно – по подобному принципу работает оповещение оператора, когда абонент переходит к другому оператору со своим номером. Базу перенесенных номеров по закону ведет ЦНИИС (Центральный научно-исследовательский институт связи – Прим.ТАСС). Очевидно, что технически возможно выстраивание точно такой же схемы в отношении замены сим-карт и получении доступа к этой информации кредитными организациями. Мы обсуждали это на консультативном совете при Председателе Банка России. Сейчас более-менее вырисовывается конструкция, как получение банками информации о замене сим-карт ввести в правовое поле. Подготовлен законопроект, который мы обсуждаем с Минкомсвязью.

- Вы сказали, что с прошлого года началось увеличение числа таких случаев – есть какая-то статистика?

- Количество случаев и украденных денег пока небольшое, но важна динамика: за прошлый год она выросла примерно на 30%. Кроме того, надо отметить еще одну особенность: в отличие от большинства мошеннических схем с банковскими картами, эта схема является целевой - злоумышленники покушаются на счета конкретных людей с заведомо большими остатками средств.

- В области информационного обмена – какие тенденции вы сейчас фиксируете, на что обращаете внимание его участников?

- Есть две тенденции, которые мы сейчас видим. Во-первых, это рассылки по банкам вредоносных программ с использованием программного обеспечения cobalt strike. Это инструмент двойного назначения, который может использоваться как для проведения тестов на проникновение, так и для взлома. Особенность этих рассылок в том, что они ориентированы исключительно на банки. Вредоносная программа позволяет злоумышленникам получить удаленный контроль над процессингом банка, который управляет карточными лимитами. Злоумышленник может повышать карточный лимит и тут же обналичивать деньги. Для банка это грозит существенной потерей собственных средств.

Вторая новая тенденция – это смещение "угла атаки". Если раньше в адресатах таких рассылок мы видели в основном работников бухгалтерии, финансистов, то сейчас эти рассылки адресованы сотрудникам IT-подразделений банков и имеют вид сообщений от телеком-компаний об изменении в конфигурациях каналов связи или, например, с новыми условиями договора или технической поддержки, и так далее. Дальше алгоритм такой же, как и раньше: сотрудник банка открывает вложенный файл либо ссылку и запускает действие вредоносной программы.

- То есть злоумышленники могут пытаться действовать даже через сотрудников банковской информационной безопасности?

- Уже пытаются и даже подделывают рассылки ФинЦЕРТа. Но, надо сказать, что банки стали намного внимательнее относиться к нашим рассылкам, особенно к тем, которые предупреждают об угрозах в адрес конкретных кредитных организаций. Не в последнюю очередь этот интерес связан с тем, что уведомления мы сейчас составляем на основе информации, получаемой в том числе от МВД России и ГосСОПКи (Государственная система обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак в структуре ФСБ – ред.). От них иногда приходят очень интересные материалы, на основании которых мы предупреждаем конкретный банк, а потом анализируем информацию и в обезличенном виде направляем выводы всем участникам информационного обмена.

Важно отметить, что сейчас статистика по киберпреступлениям у нас и правоохранительных органов совпадает. Это показатель того, что мы совместными усилиями добились единого подхода в оценке криминогенной ситуации в части покушений на хищения денежных средств банков и их клиентов.

- Сколько таких рассылок было сделано?

- Только за 2016 год целевых рассылок, когда речь шла об атаках на конкретные банки, было порядка 30. Если говорить о массовых атаках: веерных рассылках вредоносов, DDoS-атаках (массированная атака типа "отказ в обслуживании - Прим.ТАСС) и так далее, то таких рассылок было 144. Также мы разослали 28 общих предупреждений с системными рекомендациями.

Сейчас рассылки ФинЦЕРТ получают 444 организации, их которых – 363 это банки. Остальные – это разработчики, интеграторы, даже некоторые региональные органы власти. По количеству участников мы начинаем уверенно опережать некоторые мировые ЦЕРТы (от англ. CERT – Computer emergency response team - группа реагирования на компьютерную опасность – Прим.ТАСС).

- Это российский обмен, а как ведется международный?

- У нас среди участников есть коммерческие банки стран ШОС, мы взаимодействуем с национальными центральными банками Белоруссии и Казахстана, сейчас налаживаем связь с Арменией. Есть контакты с Малазией. Также продолжаем работу в области международного сотрудничества.

- В прошлом году прогнозировалось усиление DDoS-атак. Как обстоят дела в этом направлении?

- Судя по тому, что мы наблюдаем, их число сильно упало. Атаки с использованием бот-сетей, включающих так называемый "интернет вещей", пока не фиксировались. Но, на мой взгляд, это не значит, что он больше не проявится – все дело в отработке и применении отработанной технологии. Но это вопрос не только защиты критической инфраструктуры, он гораздо шире. Возникает еще и вопрос взаимодействия с телеком-провайдерами, причем, не только на государственном, но и на межгосударственном уровне. Потому что с масштабной DDoS-атакой, при всем уважении к защитникам информации, в одиночку никто никогда не справится.

- Каким образом может строиться взаимодействие на межгосударственном уровне и как это повлияет на устойчивость национального финансового рынка?

- Есть и международные провайдеры. Приведу пример - у Швеции с Норвегией один телеком-провайдер, на котором "сидят" все банкоматы. Там возникала ситуация, когда действия технического персонала на оборудовании оператора связи – они были совершены без какого-либо умысла - привели к тому, что полтора часа банкоматы двух стран не работали. В результате пострадавшими оказались потребители финансовых услуг, хотя банки - владельцы банкоматов ничего не нарушали. При этом владелец банкомата не может переложить часть ответственности на провайдера услуг, хотя и зависит от работоспособности его сетей и сервисов.

- С телеком-операторами вы уже работаете, теперь логично с изготовителями программного обеспечения обсудить это взаимодействие?

- Мы прорабатываем вопрос по созданию добровольной системы сертификации. Основная мысль – это повышение качества услуг, связанных с обеспечением безопасности. Будет решаться параллельно несколько задач: сертификация систем безопасности в финансовых организациях и функционала безопасности, реализуемого в приложениях, связанных с банковской деятельностью, в том числе, пользовательских – мобильным и интернет-банком, системой "Клиент-банк" и других. Работа сложная, требующая детального обсуждения с ФСТЭК (Федеральная служба по техническому и экспортному контролю – ред.) и ФСБ. Есть несколько вариантов использования текущего законодательства.

- Уже понятно, что это будут за требования?

- За основу взяли опыт Совета по стандартам безопасности индустрии платежных карт, с учетом действующего в РФ законодательства, основываясь на законе о техническом регулировании и стандартизации. Любой банк, который эмитирует или обслуживает карты международных платежных систем, обязан проводить аудит и сертификацию программного обеспечения. Требования к качеству работы аудитора или сертификационной лаборатории с точки зрения безопасности тоже существуют, и мы хотим, чтобы когда такой внешний аудитор работал в российской финансовой организации, была уверенность в том, что он выполняет свою работу качественно.

 Мария Румянцева

Россия > Финансы, банки > regnum.ru, 16 июня 2017 > № 2469931 Артем Сычев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 7 декабря 2016 > № 2001522 Артем Сычев

SMS вместо фомки

Павел БЫЛЕВСКИЙ

Опасения, что хакеры могут обчистить любой счет, весьма распространены. Причем во многом они формируются журналистами, охочими до сенсаций. Так, буквально на днях страну потрясла утка о хищении 2 миллиардов центробанковских рублей, запущенная CNN. Не менее сильны среди россиян и слухи об уязвимости персональных платежных карт.

Разъяснить ситуацию мы попросили заместителя начальника Главного управления безопасности и защиты информации Банка России Артема СЫЧЕВА.

Сычев: Сегодня электронными финансовыми сервисами пользуется подавляющее большинство соотечественников. Жертвами так называемой социальной инженерии, попросту мошенничеств, могут оказаться и пенсионеры, и инвалиды, и молодежь, чуть ли не живущая в интернете, и продвинутые специалисты. Парадоксально, но последние бывают не менее доверчивы, чем старшее поколение.

Получать зарплату или пенсию на банковскую карту, переводить деньги и платить с мобильного телефона очень удобно. Люди привыкли обращаться к глобальной сети. Информационным технологиям доверяют. Этим стараются воспользоваться проходимцы, сменившие фомку на высокотехнологичные инструменты, изобретающие все новые формы обмана граждан.

культура: Вряд ли кто-то на улице по просьбе незнакомца покажет содержимое кошелька. Как же люди сами перечисляют деньги мошенникам?

Сычев: Один из свежих распространенных приемов «социальных инженеров»: на мобильный телефон приходит сообщение: «Ваша банковская карта заблокирована. Перезвоните в службу безопасности банка по следующему телефону…» Кто-то верит, перезванивает и попадает к жуликам, которые убеждают якобы для разблокировки карты проделать определенные действия. В результате граждане лишаются денег — сами же и переводят их злоумышленникам, следуя указаниям.

В таких случаях нужно проверить, с какого телефона пришло SMS «от банка», а потом перезвонить в настоящий контактный центр (его номер указан на карточке) и рассказать о попытке взлома.

Еще один популярный вид мошенничества рассчитан на продвинутых пользователей, часто совершающих покупки в интернет-магазинах. Им поступает SMS-сообщение, что такая-то сумма заблокирована за покупку. Человек отвечает по указанным контактам, перезванивает или переходит по ссылке на сайт прохиндеев и попадается на удочку. По счастью, жуликов часто выдают элементарные грамматические ошибки в тексте.

культура: А какие из небезопасных технических новинок наиболее популярны?

Сычев: Возьмем мобильные банковские приложения, благодаря которым с планшета или смартфона можно совершить платеж, открыть или закрыть вклад и многое другое. Злоумышленники начали придумывать для мобильных операционных систем вирусы. Зловредные программы внедряются через социальные сети, мессенджеры, иными путями, считывают конфиденциальную информацию и передают платежное приложение под «внешнее управление». Вы думаете, что отправляете деньги родственнику, а на деле — на счет обманщика.

Банк России обязал кредитные организации обезопасить от жуликов мобильные приложения, начиная с этапа разработки. Кроме того, клиентов необходимо информировать, чего нельзя делать при помощи мобильных устройств. Крайне рискованно в погоне за бесплатностью или дополнительными функциями устанавливать приложения из непроверенных источников. Недопустимо открывать электронные письма или сообщения от неизвестного пользователя, которому вы не доверяете. А если уже открыли, не следует запускать вложения или переходить по предлагаемым ссылкам. Правило хорошего тона — установка антивирусов на мобильные устройства.

культура: Такие инциденты могут сильно испортить впечатление от электронных банковских услуг, препятствовать их расширению.

Сычев: Именно поэтому проблема преступлений в сфере электронных финансов серьезно волнует Банк России. Мы принимаем меры для эффективной защиты клиентов. Новые сервисы должны стать максимально безопасными. Достичь этого можно путем повышения осведомленности людей о платежах, кредитах, вкладах, а также ростом грамотности в области информационных технологий.

Банк России не обслуживает граждан, а регулирует и контролирует деятельность отраслевых организаций, включая банки и платежные системы. Мы обязали их обеспечивать необходимый уровень защищенности электронных клиентских сервисов. Плюс отвечать за то, чтобы люди знали необходимые правила и привыкли их выполнять.

Образно говоря, холеру победили, когда привыкли мыть руки перед едой. Так и сейчас: физлица должны автоматически выполнять правила кибергигиены. Помочь им в этом обязаны в том числе сами банки. Банк России проверяет, как последние решают эти задачи, и принимает меры в отношении тех, кто плохо справляется.

культура: Неужели банки не могут обойтись без понуканий?

Сычев: Безопасность электронных сервисов требует постоянного внимания и затрат ресурсов, в том числе финансовых. Неудивительно, что у некоторых учреждений может возникать соблазн сэкономить в надежде на авось. Банк России не позволяет им поддаться искушению. Однако дело не только в угрозе санкций за невыполнение требований. Ряд наших рекомендаций носит методологический характер, помогая внедрять новшества.

культура: Насколько охотно банки прислушиваются к сигналам сверху?

Сычев: Банк России аккумулирует самые свежие и лучшие практики защиты от злоумышленников. Ничего придумывать не нужно: мы находимся в постоянном контакте с наиболее грамотными и активными специалистами банков, отвечающими за информационную безопасность. Обобщаем их данные, синтезируем, соотносим с действующей нормативно-правовой базой и доводим до финансовых организаций.

Лучше всего, когда выполняют наши требования, следуют рекомендациям не из опасения каких-то санкций, а сознавая их разумность и справедливость. Яркий пример — то, что банки включают в свои мобильные приложения антивирусные функции уже на стадии разработки.

культура: Не возмущаются, что государство нагружает их непрофильной образовательной функцией, вместо того чтобы сражаться с ворьем и проводить ликбез при помощи социальной рекламы?

Сычев: Помимо регулирования отрасли, надзора и контроля госорганы ведут прямую борьбу с киберпреступностью. Усиливается сообразно современным реалиям ответственность за правонарушения в данной сфере. В Госдуме находится на рассмотрении законопроект, разработанный с участием Банка России, ФСБ и МВД, а также крупнейших банков и операторов мобильной связи. Финансовые кибераферы будут переквалифицированы с легкой статьи на тяжелую, условно говоря, с мошенничества на кражу. Наказание ужесточится, что должно отпугнуть любителей быстрой поживы.

Кроме того, государство выстраивает схему борьбы с киберпреступностью. Это ГосСОПКА — система обнаружения и противодействия кибератакам, аналогичные ведомственные структуры. В Банке России функционирует FinCERT — центр мониторинга и реагирования на компьютерные атаки в кредитно-финансовой сфере, деятельность которого сейчас переводится в режим промышленной автоматизированной системы.

Банки все это знают и понимают. Поэтому наши требования и рекомендации воспринимают как должное. В конечном счете их выполнение помогает повысить безопасность клиентских сервисов, расширить банковский бизнес.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 7 декабря 2016 > № 2001522 Артем Сычев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 13 октября 2016 > № 1930457 Артем Сычев

Артем Сычев, FinCERT: «Задерживая преступников, мы не изымаем инструменты атак из продажи»

Сергей Вильянов, редактор направления IT и инноваций Банкир.Ру

Тезисы выступления заместителя начальника главного управления безопасности и защиты информации Банка России Артема Сычева на сессии форума Finopolis 2016 «Кибербезопасность в условиях новых вызовов и угроз».

На конец III квартала 2015 года пришелся пик внедрений средств антифрода в большинстве банков. И с этого момента наблюдается снижение количества успешных атак на юридических лиц.

В конце 2015 года произошли внедрения «инновационных» решений, протестированных злоумышленниками для атак на физических лиц. После выявления уязвимостей число успешных атак также снизилось.

На сегодняшний день преступность — это индустрия, которая имеет одну простую цель — извлечение прибыли. С вполне конкретным распределением полномочий и выделенными площадками. Те, кто пишет инструменты взлома, получают доход за счет продаж своего продукта заинтересованным лицам. Задерживая преступников, мы не изымаем эти инструменты из продажи.

Да, надо объединяться для борьбы с киберпреступностью. Но не в рамках государственной структуры. Мы, как финансовый регулятор, обеспокоены ситуацией с безопасностью в финансовой сфере. В рамках этой озабоченности мы создали центр мониторинга и реагирования на киберинциденты.

Мы понимаем, что надо менять законодательство. Есть наша инициатива — изменения в УК для переквалификации деяний и увеличения наказаний. Надеемся, что она найдет понимание у нового состава Госдумы.

Вторая инициатива — вмененная обязанность для каждого банка осуществлять действия по антифроду. Знаете, почему Тиньков не замечает проблем с киберпреступностью? Потому что воруют не у него, а используют его для вывода денег, украденных у клиентов других банков. Как только у его клиентов появятся достаточные остатки на счетах, он также столкнется со всеми вызовами.

Проблема кадров очень важна. Мы не сидим на месте. У нас есть советы по квалификационным требованиям и обязательной сертификации специалистов в области ИБ. Есть рекомендации для учебных заведений, к чему готовить студентов. Мы надеемся, что в каждом банке в обязательном порядке будет хотя бы один специалист, прошедший сертификацию.

Покушения на хищения составляют около 3 млрд в квартал. Это всего 0,005% от общего объема платежей в России. Это не страшно. Но нас пугает не абсолютная цифра, а темпы роста числа атак, которые очень высоки.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 13 октября 2016 > № 1930457 Артем Сычев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 26 сентября 2016 > № 1908605 Артем Сычев

Артем Сычев: «Услуга внешней оценки ИБ — точно такая же аутсорсинговая услуга, как и любая другая в IT»

Антон Арнаутов, главный редактор «Банкир.Ру»; Сергей Вильянов, редактор направления IT и инноваций Банкир.Ру

Заместитель начальника главного управления безопасности и защиты информации Банка России Артем Сычев в кулуарах Международного банковского форума «Банки России — XXI век» рассказал Bankir.Ru о разработке требований к компаниям, оказывающим услуги аутсорсинга на рынке информационной безопасности (ИБ), и о том, что ждет участников Finopolis 2016 в Казани.

— На прошлой неделе SWIFT разослал очередное письмо, в котором, не называя банки, сообщил, что возникли проблемы и необходимо усиливать меры безопасности. По намекам можно понять, что речь идет о серьезных взломах...

— В этих письмах не говорится о чем-то новом. SWIFT обобщил имеющуюся информацию и постарался довести ее до максимального количества клиентов. Я бы расценивал письмо как часть политики, проводимой SWIFT для повышения внимания к вопросам безопасности.

Принцип, примененный в этих атаках, точно такой же, какой мы в свое время видели в атаках на АРМ КБР (автоматизированное рабочее место клиента Банка России.— Bankir.Ru). И рекомендации, сформулированные FinCERT, идеально подходят для той ситуации, которую описывает SWIFT.

— Можно ли говорить, что письмо в первую очередь направлено на борьбу с разгильдяйством банков в вопросах безопасности?

— Мне кажется, речь идет об упорядочении информации.

Если раньше банк оценивал риски атаки низко, это не значит, что он был разгильдяем. Просто была такая оценка рисков. Теперь есть повод ее пересмотреть.

Мы тоже меняем требования к банкам со, скажем так, общих, организационных на ориентированные на практический результат. Например, банки будут обязаны тестировать свою инфраструктуру на предмет уязвимостей и возможность взлома.

— А как это реально проверять? Ведь у нас больше 600 банков, и атака может происходить не через головной офис, а через один из филиалов в глубинке.

— Есть международный опыт. Глобальные платежные системы оставляют за собой право перепроверки аудита, проводимого независимыми структурами, внешними оценщиками. С нашей стороны будут сформулированы обязательные критерии для организаций, оказывающих услуги такого рода. Дальше возникает вопрос доверия к их работе, но это как раз предмет обсуждения как с смой отраслью, так и с финансовыми организациями.

Внешняя оценка ИБ — точно такая же аутсорсинговая услуга, как и любая другая в IT. Но если критерии оценки аутсорсера и качества его работы понятны, то такие же критерии в сфере информационной безопасности пока не сформированы. Именно поэтому сейчас идет разработка рекомендаций в области стандартизации аутсорсинга ИБ. И мы думаем, что ряд критериев можно будет применять к оценщикам ИБ.

— В мировой прессе сейчас много материалов о том, что растет количество взломов не только банков, но и счетов пользователей — через мобильные устройства, например. Насколько эти проблемы входят в вашу сферу ответственности?

— Что касается конечного пользователя, это вопрос не наш. Это к организации, которая ему услуги оказывает. Ущерб конечного потребителя отражается на балансе кредитной организации, и это ее проблема. Но вопрос обеспечения внимания и должного контроля за качеством услуг — это уже зона ответственности Банка России.

Мы будем создавать систему наблюдения за тем, как банки соблюдают сформулированные принципы.

— В октябре в Казани состоится Finopolis, где у вас целая пленарная дискуссия. О чем пойдет речь?

— В этом году у нас будет два направления. Первое — пленарная дискуссия об информационной безопасности в целом. Второе — отдельный разговор об аутсорсинге в этой области.

Дискуссия будет нацелена на обсуждение проблем ближайшего будущего и пути их предотвращения.

Мы очень надеемся на то, что удастся провести интересное мероприятие с точки зрения международного опыта. У нас будут представители Европейского банка, Cyber Security Malaysia, а основной доклад сделает Евгений Касперский. Проблемы в сфере информационной безопасности имеют трансграничную природу.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 26 сентября 2016 > № 1908605 Артем Сычев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter