Всего новостей: 2575022, выбрано 5 за 0.182 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Хьюз Оливер в отраслях: Финансы, банкивсе
Хьюз Оливер в отраслях: Финансы, банкивсе
Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 23 мая 2018 > № 2617707 Оливер Хьюз

Оливер Хьюз: «Пока мы не обслуживаем все население России, но со временем это произойдет»

Председатель правления Тинькофф Банка Оливер Хьюз в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу на полях Петербургского международного экономического форума рассказал о том, за счет чего организация преодолевала кризисы, в каком направлении будет развиваться финансовый сектор и почему российские IT-специалисты лучшие в мире

В этом году Тинькофф Банк — генеральный партнер Петербургского международного экономического форума. Среди других генеральных партнеров мы видим весь иконостас наших крупных государственных компаний, и среди них нет или почти нет чисто частного бизнеса, такого, как ваш. Что вас привело на форум в этом статусе?

Оливер Хьюз: Нам очень нравится ПМЭФ, мы здесь бываем каждый год и видим огромную ценность в том, что встречаются представители разных сфер: правительство, региональная власть, бизнес, международный бизнес и международные инвесторы. Это платформа, на которой можно обсуждать самые разные темы. Кроме того, мы все-таки меняемся и меняемся достаточно быстро. Некоторые нас помнят 10 — 11 лет назад, когда у Олега Тинькова была идея сделать банк без отделений и с упором на кредитные карточки. Теперь мы финансовая группа и уже залезаем в другие области: путешествия, страховой бизнес, мобайл, развлечения, мобильные приложения и так далее. Естественно, мы хотим рассказать и о себе, и о наших 7 млн клиентах.

Мы можем гордиться, что в России существует такой банк, который уникален не только для нашей страны, но и для мировой практики. Мы знаем, что до 2012-1013 годов у нас в России кредитные ставки были высокими, а возможность занимать для российского бизнеса на международных рынках была благоприятная. Но эта модель не могла быть вечной. Как все изменилось с того времени?

Оливер Хьюз: На самом деле есть намного больше факторов. В нашей истории первый кризис — это все-таки 2008 — 2009 годы, когда был глобальный финансовый кризис. И, соответственно, мы не могли фондировать бизнес за границей, это было невозможно в 2008-2009-х, и даже в 2010 годах. Соответственно, мы начали диверсифицировать нашу модель. Мы стали собирать вклады населения дистанционно, создали специальную платформу представителей, чтобы выполнить требования ЦБ и собирать заявки от клиентов онлайн. Мы также поняли, что можем преобразовывать нашу бизнес-модель и начать работать как традиционный банк, у которого основной источник — это депозиты. Поначалу соотношение было 50 на 50: долговое фондирование с рынка и вклады населения. Потом со временем это начало масштабироваться, экономика стала хорошей, мы начали увеличивать долю фондирования, которую мы получаем за счет вкладов населения, и сейчас она достигает 85%. Но в начале нашего существования фондирование было очень дорогое, соответственно депозиты сильно помогали стабилизировать нашу базу фондирования.

У Тинькофф Банка появились банкоматы, что вызвало удивление у некоторых ваших клиентов. Зачем это было сделано?

Оливер Хьюз: Мы онлайн-игрок: у нас нет точек «на земле» и, когда мы «приземлились» с банкоматами, это действительно вызвало удивление. У нас 7 млн клиентов, 3,5 млн из них имеют наши дебетовые карточки, которыми можно бесплатно пользоваться по всему миру. Но все же есть определенная логика в расширении функционала по вводу и выводу денег не только для физлиц, но и для малого бизнеса. И это также некая стратегическая защита, чтобы не иметь зависимости от партнеров.

Может быть тогда и отделения появятся?

Оливер Хьюз: Никогда.

А вы в средний и крупный бизнес смотрите как в клиентов?

Оливер Хьюз: Да. У нас уже более 300 тысяч клиентов, которые являются представителями малого бизнеса и ИП. У них свои потребности, и у нас для них есть специальные продукты и технологическая платформа для их обслуживания. Но все это прекрасно живет в «облаке». Нам не нужно никаких отделений, и мы не рассматриваем крупный бизнес.

Как за последние годы менялось обслуживание кредитных карт, особенно в кризисные периоды? В такие времена были рассуждения, что потребительское кредитование и кредитные карты являются рискованным инструментом. Такое было?

Оливер Хьюз: Конечно был некий кризис, особенно в 2014 году. Это был первый кредитный цикл, когда мы увидели, что все наши клиенты в потребительском кредитовании начали испытывать проблемы, связанны с перекредитованием или потерей доходов. Это было характерно для начала 2014 года и оставалось актуально еще пару лет. Те финансовые игроки, которые давали большие кредиты наличными достаточно рискованным сегментам населения, имели большие проблемы. Нас это миновало, потому что мы давали маленькие лимиты, хотя, конечно, Тинькофф Банк страдал от общих макроэкономических проблем.

А все эти решения и выборы — они были интуитивными?

Оливер Хьюз: Изначально Олег, который тогда жил в США, смотрел на местные бизнес-модели, ставшие для него источником вдохновения. Разумеется, все это пришлось адаптировать к российским реалиям, зато 7 лет назад мы выбрали свой путь и по-прежнему по нему идем. Благодаря этому банк уникален и ни на кого не похож. А все потому, что у нас есть мегаумные коллеги из ведущих российских вузов. У нас очень мощная аналитическая машина, которая используется для принятия правильных решений на базе наших и внешних данных. А на стыке с этим есть предпринимательский дух Олега, и эта смесь помогает нам принимать верные решения и понимать, куда идти дальше.

Как вы относитесь к тезису о том, что в будущем банк не будет отличаться от технологической компании. То есть крупные интернет-компании начнут предоставлять некие финансовые услуги, и это станет новой моделью функционала банка. На ваш взгляд, это правдоподобное будущее финансового мира завтра и какое место в нем может занять Тинькофф Банк?

Оливер Хьюз: Это не просто правдоподобное — это происходит. Этим занимаются Amazon, Alibaba, Google, Apple. Сбербанк много чего делает в онлайне. Онлайн-игроки: Яндекс, Mail, Avito также экспериментируют с этим. У этих игроков есть огромная клиентская база, огромный массив данных, первоклассные интерфейсы и набор услуг. У них есть масштаб, и это логично для них — залезть в область финансов, тем более, что банки это обычно плохо делают. Тинькофф Банк строит финансовую экосистему, которая уже включает в себя другие смежные области. Например, путешествия, страхование, инвестиции, мобайл, развлечения и много чего другого, что позволяет клиентам в одном месте, обычно через приложения, покупать кучу разных интересных услуг, не выходя из нашей экосистемы. Взамен они получают лояльность, баллы, а мы подключаем туда розницу, чтобы наши партеры в малом бизнесе предоставляли дополнительные услуги. Это наш способ конкурировать в дальнейшем, масштабировать и делать прибыльный бизнес, при этом предоставляя клиенту конкурентоспособное предложение.

Сколько стоит развивать такие направления?

Оливер Хьюз: Это зависит от того, что ты делаешь, но это, конечно, многомиллиардные инвестиции. Мы делаем это постепенно и только внутри нашей компании, то есть сами разрабатываем все IT-решения. У нас много айтишников, технологов, аналитиков, продуктовиков, которые помогают это делать. У нас конвейер запуска новых бизнес-линий. Эти продукты запускаются каждые два месяца: буквально на днях появилось онлайн-агентство для путешественников. Каждый запуск обходится в пару сотен миллионов рублей. То есть это какие-то инвестиции, но не огромные, зато их много. Потом мы их масштабируем, зарабатываем деньги, привлекаем новых клиентов, которым продаем другие услуги. Это и есть экосистема: экономика начинает сходиться.

Во сколько раз человек, который работает в IT- подразделении, зарабатывает больше, чем сотрудник в колл-центре?

Оливер Хьюз: У нас колл-центр — это зонтичный термин, потому что в него входят несколько операционных подразделений, так что умные ребята у нас работают везде. Есть некоторые различия между молодыми людьми, которые имеют первый опыт работы, и опытными разработчиками. Разница в зарплате может быть в два-три раза. Но если человек работает в колл-центре, то он вполне может расти.

А какая начальная зарплата IT-специалиста?

Оливер Хьюз: От 120 тысяч рублей: все зависит от уровня опыта. Они очень быстро поднимаются, потому что сейчас мы IT-компания: 70% наших сотрудников штаб-квартиры — это именно айтишники. Их уже 1,7 тысячи человек из 2,5 тысяч. Без них мы не можем двигаться дальше, мы не можем разрабатывать наши приложения, чат и все остальное. Соответственно, чтобы их привлекать, мотивировать и удерживать, мы должны платить хорошие зарплаты.

А в принципе подобных кадров в России достаточно, какова их квалификация?

Оливер Хьюз: Это лучшие кадры в мире в плане IT-разработки, технологов и аналитиков. Это заслуга российской системы образования: здесь лучшие математические институты. Их никогда не будет хватать, потому что мы конкурируем не только с другими онлайн-компаниями в России, но и с долларом, с Силиконовой долиной и зарубежными работодателями. Но они есть, мы их привлекаем не только через оплату: на мой взгляд, это вообще на третьем-четвертом месте. Главное, что у нас прекрасная корпоративная культура. Люди должны экспериментировать, рисковать, ошибаться, у нас очень интересные задачи и их много. Но самое главное — это интересная команда и динамика внутри компании, благодаря чему люди приходят с блеском в глазах, ведь мы искренне любим то, что делаем.

Давайте теперь вернемся к клиентам. Как вы думаете, учитывая, что не все родились в эпоху планшета, вы уже выбрали с российского рынка всех, кто способен пользоваться этими сервисами?

Оливер Хьюз: Прямо сейчас у нас 7 млн клиентов. Мы привлекаем 400 тысяч новых клиентов каждый месяц. Естественно мы не выбрали весь потенциал. Небольшой секрет: средний возраст нашего клиента в базе: от 30 до 45 лет, то есть это не молодежь. Да, мы стали банком первого выбора для молодых профессионалов, но и более старшее поколение — они с нами. У нас даже пенсионеры есть, то есть вся гамма. Пока мы не обслуживаем все население России, но со временем это произойдет.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 23 мая 2018 > № 2617707 Оливер Хьюз


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 13 октября 2017 > № 2349476 Оливер Хьюз

Оливер Хьюз: «У нас есть Олег Тиньков, который никогда не даст расслабиться»

Оливер Хьюз, председатель правления Тинькофф банка

Беседовала: Татьяна Терновская, редактор Банкир.Ру

«Мы начинаем покупать!» - заявил основатель Тинькофф Банка Олег Тиньков 12 октября, объявив о приобретении TCS Group 55% в финтех-компании CloudPayments. Председатель правления Тинькофф Банка Оливер Хьюз в интервью Bankir.Ru рассказал о том, каких покупок еще ожидать в ближайшее время, от каких приобретений планируется отказываться сразу, о «неочевидных» прорывах и пользе от подражателей на банковском рынке.

— В чем ваша выгода от этой покупки?

— Мы поставили перед собой цель: через три года, вернее, уже через два с половиной, в конце 2019-го, показать долю 30% в нашей чистой прибыли от некредитных продуктов. То есть, 70% - от кредитных, а 30% - от некредитных продуктов и услуг.

— Для чего?

— Чтобы диверсифицировать бизнес, чтобы ввести в нашу бизнес-модель нецикличные источники дохода. Потому что кредитный бизнес цикличен, тем более в России.

— Какие у вас сегодня источники некредитного дохода?

— У нас есть услуги для малого бизнеса – РКО и дополнительные услуги. Там вообще нет кредитования, это чисто комиссионный доход. Это текущие счета и дебетовые карточки - тоже комиссионный доход. Это эквайринг и услуги для розницы. И брокерская модель – мы продаем чужие услуги и другие партнерские продукты через нашу платформу Tinkoff.ru. Ипотечная платформа, где мы работаем по партнерской схеме с другими банками. Есть и еще источники некредитных доходов, например, «Тинькофф Страхование».

Все эти бизнес-линии, в которые мы инвестировали последние три года, очень быстро развиваются и выходят на прибыль. А мы ищем другие интересные модели и другие комплементарные истории. Одна из таких историй – это как раз CloudPayments. Это очень технологичная компания в области эквайринга. Если вы знаете Stripe, компанию из США, то, как мы считаем, CloudPayments – это российский Stripe. Они очень хорошо дополняют то, что мы делаем внутри нашей компании в плане услуг для малого бизнеса и нашего собственного интернет-эквайринга.

Более того - они быстрорастущие, очень технологичные, очень эффективные и очень предпринимательские. Так что по духу они для нас просто идеальны.

— Как долго вы договаривались?

— Мы долго смотрели, наблюдали, изучали. Но когда приступили к следующей фазе, «досвадебной», если можно так выразиться, то очень быстро договорились и очень быстро провели сделку. Это было сделано буквально за считанные недели.

— Олег Тиньков сказал: «Мы начинаем покупать финтех». То есть, ожидаются и другие покупки?

— Я надеюсь.

— Финтеха в России очень много, и он очень разный. Какие у вас критерии выбора? На что вы будете обращать внимание в первую очередь, присматривая новые компании для покупки?

— Естественно, это должно быть комплементарно нашему бизнесу - это первая отправная точка. Это должна быть компания молодых, энергичных, предпринимательски настроенных людей. Они должны быть финтех-компанией, и, желательно, в области комиссионных услуг. Компания должна быть растущей. И комплементарность должна отражаться в плане возможностей кросс-сейла тоже. То есть, не просто комплементарный подход, а и какая-то экспертиза, которой у нас нет и которая может принести базу клиентов для нашей дальнейшей работы. Много разных критериев. Это основные, но у нас нет какой-то догмы и каких-то жестких правил.

— Кого вы не купите ни в коем случае?

— Банки не возьмем.

— Что еще вам было бы интересно покупать в ближайшие годы, помимо финтеха?

— Когда мы говорим про финтех, речь идет о достаточно широком наборе услуг. Взять, к примеру, наши сервисы для компаний в сегменте малого бизнеса. Мы открыли уже более 150 тысяч счетов. Растем на 20 тысяч счетов ежемесячно. И эти клиенты нуждаются в куче разных услуг, которые не обязательно должны быть именно из области финтеха. Облачный CRM, налоговые декларации, возможности для дизайна веб-сайта, облачная бухгалтерия. То есть, очень много разных вещей, близких к расчетно-кассовому обслуживанию. Мы развиваемся очень быстрыми темпами: где-то сами, где-то с помощью внешних команд. Ну и теперь что-то будем покупать - там, где есть услуги, которые хорошо вписываются в нашу экосистему для малого бизнеса. И не только малого бизнеса - в области розницы тоже.

— Вы можете назвать сумму, которую в ближайшие два с половиной года Тинькофф Банк готов потратить на такие покупки?

— У нас нет определенного бюджета, нет каких-то цифр. Все зависит от компании. На каждый вложенный рубль, грубо говоря, мы должны видеть отдачу, ценность, которую мы будем создавать вместе. То есть, когда один плюс один – не два, а, условно говоря, пять. Это не вопрос бюджета. Там, где есть хорошие возможности, мы будем разговаривать.

— На форуме в Сочи вы перечисляли важные вещи, которые должны быть у банков в будущем, если они хотят выжить. И обмолвились, что это могут быть отделения, и что вы в принципе ничего против них не имеете. У вас меняется философия? Вы же раньше были жесткими противниками отделений? Теперь вы их принимаете?

— Нет, меня немного неправильно цитировали. Я сказал – могут быть банки, у которых могут быть хорошие интерфейсы в виде отделений. Я ничего не имею против – но это не для нас, конечно. Мы и сейчас жесткие противники отделений. Кому они нужны – я вообще не представляю. Наверное, есть банки, которые имеют хорошие отделения, куда ходит определенный контингент людей. Но это совершенно не наша история и никогда ею не станет.

— Тинькофф Банк в свое время принес на российский банковский рынок много прорывных историй – как в части технологий, так и в части бизнеса, клиентоориентированности. Вас начали копировать и продолжают копировать. Как вы к этому относитесь?

— Я, как англосакс, очень хорошо к этому отношусь (смеется). Потому что конкуренция – это очень хорошо. В России скоро 70% банковских активов будет в руках государства и это плохо, потому что конкуренция так или иначе со временем будет уходить. Это очень плохо для любой системы, потому что любая система должна быть основана на конкуренции. Но мы-то тоже игрок на этом рынке, и у нас тоже должны быть конкуренты. Чтобы мы тоже сохраняли тонус, были креативными, энергичными, чтобы никто не давал нам расслабляться. Конечно, у нас есть Олег Тиньков, который никогда нам не даст расслабиться. Но то, что есть конкуренты – это очень хорошо.

С другой стороны, где эти конкуренты? Многие из них лопнули, ушли, не показали, что они жизнеспособны. Некоторые остались, но испытывают проблемы. Цифровой бизнес очень сложно построить, особенно в России.

— Почему им плохо? Потому что у них нет Олега Тинькова?

— Мы очень, очень предпринимательские. У нас очень хорошая команда, которая вместе 10 лет, и еще 10 лет будет вместе. Мы очень консервативны. Когда речь идет о капитале, о кредитных рисках, о ликвидности – мы мегаконсервативны. Наверное, многие этого не понимают и не видят, но это так. А когда речь идет о технологиях, о маркетинге, о продукте – мы очень экспериментальны. Готовы брать риски. Готовы делать вещи, которые другие не делают.

И вот эта комбинация – аналитический подход, предприниматель Олег, предпринимательский дух, долгое существование команды, консерватизм и авантюризм там, где они должны быть, - это нам позволило развиваться, очень быстро расширяться и выжить в течение двух очень жестких кризисов.

— В течение последних двух-трех лет Тинькофф Банк зарабатывает много денег, создает экосистему, расширяет партнерский бизнес. Но каких-то революционных прорывов, которые раньше заставляли весь рынок ахнуть, с вашей стороны не видно. Почему? Некуда расти? Заняты «подкручиванием» того, что уже есть?

— Это интересно слышать! Потому что, если смотреть на нашу фабрику продуктов, то мы много всего делаем в последнее время. «Тинькофф Инвестиции» - они появились только в ноябре прошлого года. И это новый сегмент, это масс-маркет. Люди устанавливают мобильное приложение, покупают и продают акции и облигации с помощью банковской карты. Как если бы они делали покупки в интернет-магазине. Это абсолютно прорывная вещь! Каждый четвертый брокерский счет сегодня открывается через наш интерфейс. И это только один пример.

Мы делаем вещи, которые на виду, привлекают внимание. А есть вещи, которые менее видны, которые «под водой», я бы сказал. Инновации ведь не только в продуктах, а еще и в технологиях, в эффективности компании. У нас самый большой облачный кол-центр – наверное, уже и в Европе, но в России точно. Люди сидят дома или где угодно в русскоговорящем мире, их уже 8-9 тысяч человек. И они выполняют разные функции, в том числе обслуживание и продажи. У нас уже 2 тысячи представителей, которые совершают 20 тысяч встреч с клиентами в день с помощью приложения Андроид. Такого нигде нет в мире! Это абсолютно инновационные вещи по мировым стандартам.

У нас сейчас проводится много различных «пилотов» по машинному обучению, запущен чат-бот для малого бизнеса и физиков. Алгоритмы машинного обучения мы используем в области работы с Big Data: для маркетинга, для рисков, для повышения эффективности кол-центра.

Понятно, что это не выглядит «очень секси» для людей вовне. Об этом никто не пишет, это никто не обсуждает. Но это прорыв – правда, пока неочевидный.

Более того, мы сейчас собираемся запускать разные новые виды продуктов, где нас изначально вообще не было.

— Какие?

— Ну, например, более «тяжелые» залоговые кредитные продукты.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 13 октября 2017 > № 2349476 Оливер Хьюз


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 15 сентября 2017 > № 2310550 Оливер Хьюз

Оливер Хьюз: «Интересное время наступает!»

Татьяна Терновская, редактор Банкир.Ру

Что надо делать банкам, чтобы остаться на рынке завтра? Bankir.Ru представляет тезисы выступления председателя правления Тинькофф Банка Оливера Хьюза на форуме «Банки России – XXI век» в Сочи.

Останутся ли банки, основные поставщики финансовых услуг, через какое-то время? Как ни парадоксально, мой ответ – да. Хочется сказать «нет». Но, к сожалению, да.

Взрыв финтеха, много хайпа. При этом очень много финтех-компаний без банковских лицензий умирают.

Успешные небанковские финтех-проекты начинают получать банковские лицензии или лицензии участников финансового рынка, начинают регулироваться. Им это нужно, чтобы развить свой бизнес дальше. А банки, в свою очередь, начинают приобретать некоторые финтех-навыки.

Есть банки, которые были финтехом изначально – как Тинькофф. А есть банки, которые становятся финтехом со временем. Как Сбербанк, например. Он очень успешно и убедительно это делает. И не только он – если мы говорим про Россию.

Вопрос не в том, останутся ли на рынке банки – эти успешные посредники, со своим успешным риск-менеджментом, жестким регулированием. А в том – какие банки вообще останутся? Вот это самое интересное. И, возможно, здесь стоит говорить не только о банках, а в целом о финансовых игроках, которые регулируются.

Что нужно, чтобы оставаться участником банковской и финансовой системы?

Интерфейс. Без интерфейса ты никто. И есть куча банков, которые уже никто, ходячий труп. Это очень важный момент, который определяет твои связи с клиентом. Тем более - с будущим клиентом. Это может быть, кстати, face to face - отделения, я их не отрицаю. Это, естественно, мобильные приложения. Это интернет-банк, это колл-центр, это чат. Но это уже и намного больше. Например, если ты заходишь в магазин в США. Ты делаешь покупку без покупки. Ты просто заходишь в магазин, забираешь с полки то, что тебе нужно – и товар ушел, все. Через мобильные приложения, через датчики в магазине и так далее средства дистанционно списываются со счета. Это покупка – но это не покупка. Все эти вещи меняются очень быстро.

Технологии. Интерфейс – это вопрос технологий. И технологии – это не просто IT-платформа. Понятно, что много чего можно купить, установить кучу разных новых систем. Но это вопрос процессов вокруг IT-платформ. У тебя может быть прекрасный интерфейс на фронте. Но если за этим фронтом нет соединенных процессов, чтобы дать хороший клиентский опыт, тогда у тебя тоже большие проблемы. Бизнес-процессы – самое сложное. Их постоянно надо обновлять, модернизировать технологии. Скорость, адаптированность, качество и сервис – все эти технологии должны быть у тебя. Ты сам должен это писать, поддерживать. Это сложно и дорого.

Данные. Все розничные банки имеют кучу данных, большие банки имеют много данных. Но что с ними делать – большой вопрос. Опять это вопрос технологий, но также – вопрос правильной настройки. Ты должен понять, как их хранить, как упорядочить, очищать, куда их применять, как анализировать. Просто много данных – это ни о чем.

Масштабирование. Ты должен понять, как масштабировать свой бизнес. Это, к сожалению, закон джунглей, где самые большие выживут, а маленькие – умрут. Почему? Это вопрос экосистем. Экосистемы финансовых игроков – это, скорее всего, онлайн, электронная коммерция, интернет-магазины. Это могут быть телеком-гиганты. И, кстати, банки. Некоторые банки, которые смогут сложить этот паззл. Они построят финансовую экосистему. Они уже строят, мы уже строим. Это вопрос количества клиентов, количества сервисов: все в одном месте. Ты масштабируешь, масштабируешь – и за счет этого ты можешь снижать цену, не снижая клиентского сервиса. Это вопрос жизни и смерти для всех нас. Мы готовы конкурировать в масштабе с этими гигантами?

Интересное время наступает!

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 15 сентября 2017 > № 2310550 Оливер Хьюз


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 28 июня 2016 > № 1805914 Оливер Хьюз

Оливер Хьюз: «Тинькофф» — одна большая «песочница»

Татьяна Терновская, редактор Банкир.Ру

Выступая на конференции Fintech Lab 2016, организованной порталом Банкир.Ру, президент — председатель правления Тинькофф Банка Оливер Хьюз заметил, что говорить о мировой финтех-революции еще рано — по его словам, «все только начинается». Портал Банкир.Ру приводит наиболее интересные фрагменты его выступления.

Если ты банк — ты отстой?

«Если слушать наших коллег из США, из Великобритании, из Индии в последнее время, из Кении, Нигерии и так далее, то слышишь мнение: если ты банк — ты отстой. А если ты финтех — ты не можешь быть банком. И это как-то откладывается в голове, что банк — это отстой. А финтех — хороший, быстрый, гибкий и инновационный».

Клиент — центр всего

«В Англии, кстати, есть банки, которые получили свои лицензии в последнее время. И они являются центрами инноваций. Не потому, что они банки или не банки — не в этом дело. А потому, что у них правильная организационная культура, у них правильная IT-архитектура, у них правильная база для ведения различных продуктов и правильных интерфейсов для клиентов. То есть, клиент — центр всего».

Все только начинается!

«Сейчас очень много говорится о финтех-революции. На самом деле, называть это революцией в мире нельзя. Пока не было никакой революции. Сейчас действительно что-то происходит, но в основном — в области платежей, в области consumer finance… То есть, пока есть несколько постоянно повторяющихся тем. Но это тоже не глобально, это тоже не касается всех аспектов розничных финансовых услуг. Все только начинается!»

Мы — одна большая песочница

«Мы (Тинькофф Банк — Прим. Банкир.Ру) — одна большая «песочница». У нас нет отдельных «песочниц», я этого вообще не понимаю... Мы поняли и признали наши сильные стороны и ключевые способности, много думали, что мы сможем с этим всем делать. Выдавать бесконечное количество кредитных карточек можно, но это не очень интересно. Надо развиваться, надо расти. Первая «нога» — это кредитование, вторая «нога» — это комиссионный бизнес, третья «нога» — страховой бизнес, четвертая — партнерский. Такая работа дает намного больше стабильности, особенно во время кризиса».

Этим можно гордиться

«То, что мы делаем — это «летит». В прошлом году мы удвоили свой бизнес текущих счетов, и надеемся его еще удвоить за будущие год-полтора. У нас сейчас около 5 млн активных клиентов, это не мало. Это позволяет считать нас одним из самых больших digital-банков в мире. Мы из России — и это хорошо. Этим можно гордиться, и я горжусь. Мы очень прибыльны: остались в прибыли в течение кризиса. В этом году, в первом квартале, мы заработали почти 2 млрд рублей. По году мы прогнозируем 7-8 млрд рублей чистой прибыли».

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 28 июня 2016 > № 1805914 Оливер Хьюз


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 22 июня 2016 > № 1799563 Оливер Хьюз

Оливер Хьюз: «Самое главное будет в чате»

Оливер Хьюз, председатель правления Тинькофф банка

Беседовала: Милена Бахвалова, редактор Банкир.Ру

«Вопрос доверия, накопления, безопасности — новому поколению на это фиолетово. Им абсолютно все равно. Доверие к банкам? В России оно, может быть, чуть выше, а в других странах оно нулевое, если не минусовое. А доверие к другим брендам, которые решают ежедневные проблемы потребителей, растет: Google, Apple, Ali Express. То есть говорить, что банки будут жить просто потому, что им доверяют,— это ложь».

Финальное слово председателя правления Тинькофф банка Оливера Хьюза на одной из сессий ПМЭФ, вызвала бурную реакцию в зале. Хьюз уверен: новое поколение никогда не пойдет в банковское отделение, и уж тем более в отделение почты, чтобы получить ту или иную финансовую услугу. Чтобы выжить, банкам надо меняться. Как? Об этом Оливер Хьюз рассказал в интервью порталу Bankir.Ru.

— Во время сессии на ПМЭФ вы сказали, что банкам отделения не нужны. Почему?

— Как только человек преодолевает психологический барьер и понимает, что он все может сделать через смартфон, в том числе и взять ипотеку, он никогда больше не вернется в отделение. Я уже не говорю про поколение миллениалов, которые туда и не собираются ходить.

— Но в Почта банке, который как раз делает ставку на сеть, говорят, что они приходят в те города, где нет даже Сбербанка.

— В тех местах уже есть мы. И мы там есть как раз потому, что там нет отделений. Мы доставляем продукты за счет нашей сети представителей, которая насчитывает более 1300 человек по всей стране.

— Хорошо, тогда как, по-вашему, будут развиваться банки в будущем?

— Есть две модели у меня в голове. Первая: банки найдут правильную модель дистанционного банкинга и правильные каналы общения с клиентами. Либо через какое-то время с ними произойдет то, что случилось в музыкальной индустрии, в бронировании авиабилетов и отелей, в такси, стриминге видео, других отраслях — все эти фундаментальные изменения придут и в финансовую отрасль. То есть другие игроки заберут рынок от банков.

Где вы сейчас покупаете музыку? Разве вы идете в магазин? Нет, конечно. Вы покупаете музыку на iTunes. Или пункты видеопроката: сейчас же их нет, все обанкротились и ушли с рынка. Их место занял Netflix. «Убер» и другие мобильные агрегаторы уже давно поменяли то, как мы заказываем такси. И таких примеров очень много.

Теперь про банкинг. Те старомодные процессы, которые существуют в банках сейчас: не в тех местах и не так, как надо,— однажды погубят банки. На их место придут другие огромные компании, которые знают, что, где и как дать клиенту. Они начнут или сами предоставлять финансовые услуги напрямую, либо будут коммодитизировать банки, то есть превратят их в посредников, просто в безличных поставщиков услуг. Отношения у клиента будет не с банком, а с новыми игроками. Банки даже будут проводить какие-то сделки, но интерфейс будет не их.

— Вы настаиваете, что развивать сеть сейчас не нужно?

— По нашему 10-летнему опыту — не нужно. Через несколько лет клиенты не будут ходить в отделения. Это особенно относится к новому поколению, так называемому поколению милленниалов, которые потребляют финансовые услуги онлайн и через мобильные устройства.

Но дело не только в филиальной сети. Множество ошибок банки совершают со своими интерфейсами и со своими продуктами. И вообще неверно строят свои отношения с клиентами.

— Что не так с интерфейсом обычного мобильного банка?

— Пока никто еще не понял, что скоро самое главное будет в чате. Именно там, где находятся люди, их и нужно привлекать, обслуживать, решать их проблемы доставлять им услуги.

— Банкам надо развивать чат-боты?

— Смотрите, моей дочери 13 лет, я не могу ее найти ни по телефону, ни по имейлу, ни по эсэмэскам, даже в WhatsApp она медленно отвечает. Это все отстой для нее. Если я хочу, чтобы она мне ответила, я должен написать в Instagram, в Snapchat и т. д. Наши клиенты — молодые и продвинутые люди, и мы должны с ними общаться там, где это им удобно, и там, где им привычно. Завтра, наверно, это будет в другом месте — нам нужно и там быть.

— Вы упомянули еще продукты. Но какие новые продукты банки смогут предложить в будущем?

Я не думаю, что появятся принципиально новые финансовые продукты. Какими они есть уже сто лет, такими, скорее всего, и будут. А вот поставщики станут совершенно другими. Каналы предоставления этих продуктов станут другими. Перемены уже происходят, и отрицать (как я, к сожалению, услышал на форуме сегодня) это — нонсенс. И то, как клиенты обслуживаются, меняется со скоростью света.

— Да, и во многом благодаря новым технологиям. Так, PayPal отбирает у банков бизнес денежных переводов. То, что банк переводит три дня, PayPal сделает за одну минуту. Про блокчейн говорят, что он может отобрать бизнес и у PayPal, и у платежных систем типа Visa и MasterСard, поскольку люди смогут переводить деньги друг другу напрямую.

— Я не согласен. Конечно, я не знаю на 100%, как все это будет развиваться. Но вряд ли блокчейн станет таким универсальным инструментом, который поубивает всех посредников. Блокчейн — это технология, которая будет взята другими компаниями, такими как Visa, Mastercard, PayPal — кем угодно, и будет применена внутри этих организаций, чтобы ускорялись их процессы. Это никого не убьет, просто сделает все процессы намного более быстрыми и дешевыми.

Я не могу заглянуть в будущее, но мне кажется, это будет способствовать развитию их модели, а не угрожать. Компании, которые работают в платежах, клиринге, расчетах, будут вынуждены применять технологию блокчейн. Это как революция контейнеров в перевозке товаров несколько десятков лет назад — тут речь идет о стандартизации или «контейнеризации» финансовых операций. Если крупные компании не применят эту технологию, то кто-то другой это сделает и скушает их обед.

Оливер и другие специалисты выступят 28 июня 2016 года в Москве на второй ежегодной конференции FinTech Lab 2016. Организатор мероприятия - Банкир.Ру, модератор - главный редактор Антон Арнаутов.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 22 июня 2016 > № 1799563 Оливер Хьюз


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter