Всего новостей: 2576207, выбрано 2 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Юргенс Игорь в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмФинансы, банкивсе
Россия > Финансы, банки. Авиапром, автопром > forbes.ru, 23 апреля 2018 > № 2580997 Игорь Юргенс

Заехали в тупик. Как ОСАГО стало убыточным для страховых компаний

Игорь Юргенс

Президент Всероссийского союза страховщиков/Российского союза автостраховщиков (РСА)

Недостаточные тарифы, злоупотребления и случаи прямого мошенничества стали причиной того, что в прошлом году страховые компании ушли в глубокий минус. Многим пришлось покинуть рынок, оставшиеся сознательно снижают свою долю

Минувший год стал сложным для автостраховщиков. Все внимание компаний, оставшихся на рынке ОСАГО (их уже всего 59, хотя 14 лет назад насчитывалось 240), сосредоточено сейчас на выправлении ситуации с автогражданкой. ОСАГО уже давно тормозит из-за хронической недостаточности тарифа, но в прошлом году страховщики впервые ушли в глубокий минус.

Сборы страховщиков по ОСАГО снизились на 3% за год, а суммы выплат выросли с утроенной скоростью (9% в 2017 году). При этом пени, штрафы, неустойки и накладные расходы в структуре выплат по суду уже превысили 50%. Средняя выплата в ОСАГО в 2017 году увеличилась на 10% с 69 000 до 75 800 рублей, а средняя премия упала на 4% — с 6032 рублей до 5800 рублей.

Многие из тех, кто остался на рынке, сознательно снижают свою долю. Показателен пример прежнего лидера, компании «Росгосстрах»: несколько лет назад она контролировала треть рынка ОСАГО, сейчас доля компании едва превышает 10%. Бедствие, которое терпит этот некогда серьезнейший игрок, сказалось на всем рынке, и, конечно, первая в современной истории национализация страховщика не прошла безболезненно.

Преступные автоюристы

К 2018 году мегарегулятор страховой отрасли, Министерство финансов России, признал, что ОСАГО сдерживается не рыночными методами, а по социальным основаниям. Были разговоры, что после выборов нужно будет как-то это исправить. По словам главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной, стратегическая задача состоит в уходе от предвыборной зависимости ОСАГО в ближайшие три-четыре года. Необходимо поставить ОСАГО на рыночные рельсы, чтобы рынок нашел равновесную цену, а ОСАГО стало базовым каско и приносило благо автовладельцу, не будучи убыточным для страховщика.

Одно из важнейших событий прошлого года — поправки в закон об ОСАГО, касающиеся натурального возмещения. Когда мы выходили с инициативой этого закона, то рассчитывали, что изменения сыграют положительную роль в выравнивании ситуации, что таким образом удастся побороть «черных автоюристов». Это движение началось массово после того, как в 2012 году на страхование распространили закон о защите прав потребителей, а затем в 2014 году увеличилась максимальная выплата по ОСАГО.

Когда максимум, что можно получить с одной аварии, — 100 000 рублей, это не особо интересно злоумышленникам. Преступлений в этой сфере было 10-15%. Сейчас, когда можно «накрутить» 400 000 рублей за «железо» плюс 500 тысяч рублей за ущерб жизни и здоровью (и это не считая штрафов и пеней), извлечение денег из аварий стало бизнесом. Люди заинтересовались, сгруппировались, привлекли профессиональных юристов и поставили все на поток. Получились целые банды. Мы надеялись, что с принятием закона о натуральном возмещении недобросовестные автоюристы успокоятся, но этого не случилось.

В процессе согласования закона столько было введено ограничений, что многое из задуманного просто не работает. Сервисное техобслуживание не укладывается в отведенное законом время, так как многие запчасти нужно заказывать, а детали просто не приходят вовремя. Ограничение в 50 км до станций техобслуживания в некоторых регионах абсурдно. Например, Волгоград растянут на 100 км: как тут уложиться?

В итоге закон не смог «перекрыть кислород» мошенникам: те же самые недобросовестные автоюристы нашли новые способы затаскивать страховщиков в суд по натуральному возмещению. При этом доля урегулирований в натуральной форме у некоторых крупных компаний доходит до 40% в ряде регионов. Используя лазейки в законодательстве, недобросовестные посредники без малейших угрызений совести подрывают основы рынка страхования, призванного защитить всех, кто ездит по дорогам страны. И эти люди даже не считают себя преступниками.

В итоге такого компромиссного текста закона страховщики получили рост выплат, в том числе за счет обязательности ремонта новыми запчастями. Это примерно на 30% увеличивает затраты. В то же время страховые компании не смогли избавиться от дополнительной нагрузки нестраховых выплат в судах.

Есть и еще один нюанс действия натурального ОСАГО. Автовладелец по соглашению со страховщиком может отказаться от ремонта. В этом случае он подписывает бумагу, что согласен с той выплатой, которую ему рассчитали в страховой компании.

Мошенничество с электронными полисами

В 2017 году были запущены обязательные продажи электронного ОСАГО, что дало возможность по большей части решить проблемы доступности полисов в проблемных регионах. Часть регионов России получили такой статус из-за того, что страховщики просто отказывались там работать из-за запредельных убытков. К концу года через интернет продавалось уже более 34% полисов ОСАГО.

Не сразу удалось наладить всю систему — на первом этапе отмечалось большое количество сбоев в работе сайтов страховых компаний и базе данных РСА, которая в силу чрезмерной нагрузки не всегда справлялась. Мы всерьез начали работу по созданию новой базы с совершенно другими техническими параметрами: когда создавалась нынешняя, о таких нагрузках никто не мог и подумать.

Важным моментом в увеличении доступности ОСАГО стало создание Российским союзом автостраховщиков системы гарантирования возможности заключения договора ОСАГО в электронном виде — системы «e-ОСАГО Гарант», которая позволяет совершить покупку через сайт РСА. Эта функция подключается при наличии сбоев на сайте компании, в которую обратился клиент, либо если у этой компании закончились «электронные бланки», то есть номера полисов.

По мере роста доступности мы стали отмечать появление новых форм мошенничества: подделку электронных документов и фальсификацию данных в заявлениях на заключение договоров ОСАГО, заполняемых при оформлении через интернет. Активизировались и недобросовестные посредники, которые якобы помогают автовладельцам заполнить форму заявки, а на деле вводят их в заблуждение относительно стоимости полиса и зарабатывают на этом.

Мошенники начали массово регистрировать в интернете сайты по продаже ОСАГО, копирующие сайты страховщиков. Для борьбы с этим явлением РСА заключил договор со специализированными компаниями по борьбе с кибермошенничеством. За девять месяцев 2017 года было выявлено и заблокировано более 700 таких сайтов.

Сейчас ситуация с мошенничеством и злоупотреблением правом перешла все мыслимые пределы. Страховщики потеряли около 40 млрд рублей из-за мошенничества в сфере ОСАГО. В 2017 году РСА совместно Банком России провел серию межведомственных совещаний в регионах, чтобы донести мысль о том, что проблемы в ОСАГО чреваты ростом социальной напряженности.

Мы проехали почти по всем федеральным округам (на 2018 год оставили относительно благополучные Центральный и Северо-Западный), провели межведомственные совещания с МВД и Генпрокуратурой, довели до сведения местных властей, насколько катастрофическая ситуация складывается у них под носом. Местные власти должны понимать, что ситуация с мошенничеством по ОСАГО напрямую влияет на его доступность, а следовательно — на социальную напряженность в регионе.

Итогом совещаний стала системная работа всех сторон, активизация следствия и доведение дел до суда. В целом правоохранители обратили больше внимания на страховое мошенничество. По итогам этой работы в органы правопорядка направлено более 8100 заявлений по выявленным фактам страхового мошенничества в страховании в целом. По ним возбуждено 1565 уголовных дел. Большинство заявлений и возбужденных дел касается ОСАГО. Мы надеемся, что впоследствии сможем сказать: «2017 год стал переломным в борьбе со страховыми мошенниками». Впрочем, сейчас мы только в начале трудного и долгого пути.

Проблемы ОСАГО стали системными, и решать их необходимо комплексно — постепенно «отпуская» тарифы, давая возможность страховщикам поощрять добросовестных водителей пониженными коэффициентами и наказывая рублем разного рода нарушителей. Установление справедливого тарифа поможет устранить возникшие перекосы и пресечет практику, когда «плохих» водителей дотируют добропорядочные автовладельцы.

Россия > Финансы, банки. Авиапром, автопром > forbes.ru, 23 апреля 2018 > № 2580997 Игорь Юргенс


Россия > Финансы, банки. Транспорт > forbes.ru, 10 августа 2016 > № 1858830 Игорь Юргенс

«Сегодня самим страховщикам не выгодно платить мало»

Игорь Юргенс

президент Всероссийского союза страховщиков/Российского союза автостраховщиков

Вопрос, сколько же на самом деле зарабатывают страховые компании на ОСАГО, всем очень интересен. Жирные ли это коты или они страдают от кризисных явлений, как и все? Чахнут ли над златом или тоже порой вынуждены затягивать пояса, закрывать офисы, сворачивать продажи?

Казалось бы, самый простой способ найти ответ — это посмотреть на сайте Российского союза автостраховщиков (РСА), сколько в каждый год страховщики собирали, а сколько выплачивали. Периодически такие «расследования» проводят то одни, то другие наши оппоненты. Но ведь это не задача уровня «У Васи было два яблока, отдал одно, сколько осталось?», страхование работает по-другому. Это актуарная наука, а не задачка по арифметике для первого класса.

Что ж, пройдемся по прописным истинам еще раз.

Самое главное. Объем страховых премий и страховых выплат в рамках одного календарного года сравнивать нельзя. Потому что то, что собирается за один год, выплачивается не до конца того же года, а в течение нескольких лет. Что-то — на будущий год, что-то — через два, что-то — через три.

К примеру, в 2015 году страховщики производили выплаты в том числе по договорам 2014, 2013 и 2012 годов. Если премию получили в текущем году, то выплаты по таким договорам будут осуществляться как в текущем году, так и в течение нескольких последующих лет, если же следовать логике автоюристов, то страховщики сегодня, получив «прибыль» в виде разницы между сборами и выплатами, купили на эти деньги яхты и кабриолеты и теперь клиентам, пришедшим к ним в следующем году, платить нечем. На самом деле эти деньги вносятся в резервы для будущих выплат, формируемых под четким надзором регулятора, и если страховщики не сформируют резервы, то им грозят санкции Банка России, вплоть до отзыва лицензии, если ситуация не будет исправлена. Мы уже приводили расчеты: за убытки по полисам 2015 года страховщики в этом же 2015 году платят лишь 25% от полученного, основные возмещения — более 60% — идут в следующем году, остальное — на третий год.

Страховые деньги — «долгие».

Еще более простое разъяснение. К примеру, собрано 100 миллиардов, выплачено — 50, 20 миллиардов рублей — расходы на ведение дела. «Страховщики обогатились на 30 миллиардов!» — посчитают оппоненты, тогда как большая часть этого «остатка» распределяется сразу по нескольким резервным фондам для того, чтобы быть выплаченной в последующие годы. На выплаты, кстати, идет именно 80% сборов, как и прописано в законе, просто считать надо по правилам актуарной науки, а не как придется.

Есть и еще «статьи расходов», о которых почему-то не упоминают критики, а они огромны. Возьмем более ранний период, июль 2012 — июнь 2013 гг. В этот промежуток страховщики собрали 136,4 миллиарда рублей, а расходы их составили 139,8 млрд рублей. Из них выплачено пострадавшим: 77,37 млрд рублей, 5,26 млрд рублей ушло на нестраховые выплаты (госпошлина, судебные расходы и пр.), 11,6 млрд рублей — первый резерв, на будущие судебные выплаты, по уже произошедшим и находящимся в производстве страховым случаям, 7,74 млрд рублей — второй резерв, на «долгие» выплаты, которые проводились к концу 2013 года на основании судебных листов с момента окончания договоров со страховыми компаниями, 2,45 млрд рублей составил возврат страховой премии, 4,1 млрд рублей было отчислено в компенсационные фонды РСА, 1,7 млрд рублей ушло на оплату просроченных суброгационных требований по КАСКО-ОСАГО, 818 млн рублей — членские взносы в РСА, 26,46 млрд рублей — расходы на ведение дела (в этой отрасли как-никак заняты 300 тыс. сотрудников, тысячи офисов и пр.), 2,32 млрд рублей было выведено с рынка закрывшимися страховыми компаниями — в ОСАГО действуют компенсационные фонды для выплат по обязательствам обанкротившихся страховщиков и их регулярно надо пополнять.

Убыток с июня 2012-го по июнь 2013-го составил 3,4 млрд рублей. Рынок отреагировал на убытки соответствующе. Когда бизнес перестает быть выгодным, его сворачивают.

Чудес не бывает, ОСАГО — не исключение. К концу 2013 года в наиболее проблемных регионах (читай: почти в каждом третьем) были проблемы с доступностью полисов ОСАГО, страховщики навязывали допуслуги, многие просто уходили из таких регионов. Никто не говорит, что страховые компании вели себя идеально. Но им тоже нужно кормить своих сотрудников, платить за офисы и так далее.

Рост комбинированной убыточности ОСАГО — именно этим показателем оперирует регулятор для оценки эффективности бизнеса компаний — приостановился после корректировки тарифов, но этот эффект уже сходит на нет в том числе из-за влияний фактора роста стоимости иностранной валюты, за которую приобретается большинство запчастей. Комбинированная убыточность в 2015 году, по официальным данным ЦБ, превысила 100%, это означает, что на каждый рубль премии у страховщика приходится рубль убытка. С учетом роста лимитов по жизни и здоровью (+12 млрд рублей к убыточности) и комиссионного вознаграждения и расходов на ведение дела (23% от премий + 50,3 млрд рублей) совокупный финансовый результат по ОСАГО за 2015 год составил минус 0,3 млрд рублей.

После внесения ряда поправок в закон об ОСАГО ситуация на рынке изменилась. Он стал выправляться, и не замечать этого, на мой взгляд, можно только сознательно закрывая глаза. Расчет стоимости ущерба теперь производится по единым стандартам, на основании ценовых справочников. РСА проделал титаническую работу по созданию этого документа, содержащего миллионы наименований, постоянно его обновляет, для чего привлекаются ведущие эксперты рынка. В единую методику, кстати сказать, включены выплаты по утрате товарной стоимости, на фоне чего выглядят чрезвычайно неуместными обвинения оппонентов в том, что страховщики отказываются ее оплачивать.

Компании объективно стали работать по ОСАГО лучше и платить больше. С введением принципа прямого возмещения убытков, когда после ДТП обращаться стало нужно в «свою» страховую компанию, автоматически повысилась их ответственность за качество услуг, иначе бы клиенты просто не продляли договоры у того же страховщика. Частотность по ОСАГО составляет 6%, то есть на 100 полисов приходится 6 убытков. Это означает, что человек, попавший в аварию по своей вине, скорее всего, в следующие несколько лет этого не допустит; компания, так или иначе, заплатит. А перенос центров урегулирования в отдаленные центры имел место быть три года назад, на пике отраслевого кризиса.

Сегодня самим страховщикам платить мало — не выгодно! Поэтому средняя выплата по ОСАГО и достигает 70 000 рублей, на заре существования ОСАГО в России она была втрое меньше.

Навязывание дополнительных услуг сходит на нет и ввиду постепенной стабилизации рынка ОСАГО, и после введения «периода охлаждения», установленного Российским союзом автостраховщиков, а затем закрепленного и нормативными документами Банка России. Если все же вынудили купить ненужную страховку вместе с полисом ОСАГО, то в пятидневный срок вы просто отказываетесь от нее и возвращаете свои деньги. Таких обращений, кстати, меньше 1%.

Теперь о скидке за безаварийную езду, она же — коэффициент бонус-малус (КБМ). Недавно (в конце прошлого года) заработала новая система — «КБМ+». Бонус-малус по договорам ОСАГО, по которым нет информации в базе АИС РСА, исправляется автоматически. В ходе обработки выбирается договор с минимальным КБМ человека. Официальная статистика РСА свидетельствует о том, что число жалоб на неверный расчет скидки резко сократилось — почти вдвое во втором квартале 2016 года по отношению к первому кварталу этого же года.

Можно долго перечислять.

Тема сверхприбылей от ОСАГО и коварства страховщиков (которые вообще-то периодически отказываются от него) была и остается самой востребованной. Но в «автогражданке» есть и более свежие и злободневные темы, на которые хотелось бы обратить внимание уважаемых критиков. К примеру, тема «относительно честных способов отъема денег» у страховщиков. Рынок кишмя кишит мошенниками, лже-«автоюристами», показывающими фокусы почище Дэвида Копперфильда. Никому почему-то не интересно, что они направляют по почте страховщикам требования о возмещении с неполными пакетами документов, с пустыми страницами и «куклами», но предъявляют в суды отметки «Почты России» и добиваются гомерических выплат на основе подложных экспертиз. Разве не удивительны приключения профессиональных скупщиков информации о ДТП с карманными «экспертами» и оценщиками? А сколько познавательных историй о прикидывающихся «аварийными комиссарами» дельцах без высшего юридического, за копейки скупающих права требования и затем с лихвой окупающих свои затраты в судах!

Может быть, пора обратить внимание на то, что из-за «черных автоюристов» ряд регионов снова становится «проблемным», что такие деятели наносят колоссальные убытки отрасли, вызывая проблемы с доступностью ОСАГО?

Может быть, энергию, направленную на производство не вполне компетентных расчетов, пора направить в более конструктивное русло?

Россия > Финансы, банки. Транспорт > forbes.ru, 10 августа 2016 > № 1858830 Игорь Юргенс


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter