Всего новостей: 2576207, выбрано 3 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Ястреб Денис в отраслях: Финансы, банкивсе
Ястреб Денис в отраслях: Финансы, банкивсе
Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 6 июня 2018 > № 2642226 Денис Ястреб

Законопроект о работе небанковского финрынка должен лечь в основу регулирования и надзора, не важно кем он будет производиться – член Нацкомфинуслуг Д.Ястреб

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" члена Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг Дениса Ястреба

Зарегистрированный 25 мая в Верховной Раде законопроект о внесении изменений в некоторые законы Украины относительно государственного регулирования рынков финансовых услуг, стал неожиданностью для участников рынка, что послужило причиной его создания?

- Идея законопроекта возникла в 2015 году, как только новый состав Нацкомфинуслуг приступил к работе. Руководствуясь опытом работы в страховой компании было понимание, что необходимо получить от регулятора. Первое это – понятность. Он должен быть понятным, какая будет его реакция на определенную ситуацию и к чему надо готовиться участникам рынка. Второе: очень хотелось в лице регулятора видеть не только карательную инстанцию, но и тот орган, который может помочь, либо подсказать. Не будет "рубить с плеча шашкой", а может отработать проблемные вопросы на этапе, когда только есть признаки. Т.е. элемент надзора на основе рисков. Придя в комиссию, мы поняли, что все действующее законодательство говорит о том, что необходимо делать, когда событие уже произошло.

В Европе и на других рынках, связанных с аккумулированием средств, в первую очередь, управляют рисками, не допуская кризисных явлений, нарушений законодательства, неплатежеспособности и банкротства. У нас же, сегодняшними действующими методами, этого достичь не реально .Сегодня государство может реагировать, когда все случилось.

Небанковский рынок разнообразный, есть крупные компании с миллиардными оборотами, есть совсем мелкие, возможен ли к ним единый подход?

- Мы должны понимать, что одни и те же меры воздействия по-разному влияют на компании, находящиеся на разном цикле жизни в разном платежеспособном состоянии. Так компании, которые успешно развивается, соблюдают законодательство, стремятся быть платежеспособными, хорошо реагируют на замечания и рекомендации регулятора. У компаний, находящихся в состоянии какой-то проблемности, моменты улучшения отходят на второй план, основная задача спасать бизнес любым доступным способом, в том числе путем нарушением прав потребителей, какими-то манипуляциями. Для таких компаний стандартные наказания, такие как штраф или устранение нарушений не работают. Поэтому в законопроекте мы попытались описать, что компании, в зависимости от состояния, должны иметь свое регулирование, свой надзор и свои меры воздействия, которые будут эффективными именно для них.

Третья категория компаний это те, которым помочь уже невозможно. Это неплатежеспособные компании и единственный способ работы с ними - их ликвидация. Сейчас никакого порядка ликвидации не существует. Компания, которая сдала лицензию, освобождается от обязательств.

Четвертый пласт рынка - фиктивные компании, которые работают не для того, чтобы предоставлять финансовые услуги, а прикрывать какие-то сферы бизнеса. Активы которых в будущем могут быть проданы или использованы для покрытия каких-то обязательств.

Поэтому в этом законопроекте мы поделили рынок на четыре категории: успешные, проблемные, неплатежеспособные и фиктивные. В каждом сегменте будет свой метод надзора и свой метод влияния.

Это означает, что будет изменен процесс проверок?

- Да. Сейчас закон предполагает, что есть плановые и внеплановые проверки, на которые мы можем выйти по определенным параметрам. Плановые остаются без изменения, а вот внеплановые проверки будут иметь более широкий характер. Они будут не только для выявления нарушений, но и для изучения компании путем проведения аудита. Например, при передаче портфеля компании оцениваем ее состояние, предполагаемые изменения после завершения этого процесса, хватит ли средств, какие условия сделки, будут ли передаваться активы.

Т.е. цель проверок не выявить нарушение, а понять финансовое состояние компании. И исходя из результатов проверки мы принимаем решение, разрешаем что-то делать или нет . Цель - недопущение в будущем негативных последствии для компании.

Процесс проверок очень подробно прописан в этом законопроекте. То,что они бывают плановые и неплановые, выездные и невыездные. Какие документы при этом оформляются, какие есть критерии рисковости и т.д.

Мы хотели бы сохранить действующий механизм – выездные и невыездные проверки, он является легким вариантом контроля и, в основном, будет использоваться для двух целей - это пруденциальный надзор, анализ отчетности. И вторая - защита прав потребителей. Т.е. для того чтобы не выходить на проверки каждый раз и не отягощать субъекта свои присутствием, когда к нам обращается один конкретный человек, мы будем просто запрашивать документы. Если это будут какие-то кризисные большие явления, например, лавина жалоб, тогда будет осуществлена выездная проверка.

Почему так подробно все прописано в законопроекте? Мне бы не очень хотелось, чтобы право назначать проверки, их цель, виды, сроки принадлежало только одному органу. Это наш посыл на нашу прозрачность и нашу вменяемость. Те основные принципы, которые должны быть соблюдены каждым, в том числе и регулятором. Они очень подобны той ситуации, которая сейчас есть, просто доработаны с точки зрения специфики наших рынков, и мы должны это понимать. Нельзя написать одно правило, которое бы подходило всем . Мы немного отличаемся, у нас немного другие задачи, поэтому немного другие правила.

А что касается мер воздействия, их тоже предполагается изменить или все останется как и раньше?

- Стандартные устранения нарушений, созыв собрания акционеров, введение временных администраций, аннулирование лицензии и т.д. тоже пересмотрены.

Для хороших компаний останется самый распространенный метод воздействия - устранение нарушений. При этом мы сможем дать рекомендации или указать способ утсранения нарушения. Мы полностью предлагаем отказаться от такой меры воздействия, как аннулирование лицензии вследствие нарушения законодательства. Регулятор аннулировать лицензию не будет.

Лицензия - это не просто право заключать договора. Лицензия - это обязанность компании выполнять все требования, установленные законодательством . Если компания имеет обязательства перед человеком, она должна выполнять их согласно закону полностью. И не должно это зависеть от воли компании, от того, что она сдала лицензию и больше ни перед кем не отвечает. Лицензию можно сдать только в том случае, если бизнес уже не работает, нет никаких незавершенных договоров. Можно передать портфель в ноль и тогда сдать.

Сейчас, например, узнав, что будет проверка, можно аннулировать лицензию и через месяц быть свободным, и потом получить новую.

Еще одной отдельной мерой пресечения будут рекомендации, которые регулятор будет давать, если увидит рисковую деятельность. Они не обязательны для выполнения. Единственное, что если компания не захочет их выполнять, она для нас становится более рисковой. Это означает, что в ней будут чаще проходить плановые проверки. Законопроектом не предполагается ежегодная проверка всех участников рынка. Останется периодичность два-три-четыре года, все зависит от присужденной категории рисковости.

В законопроекте особое внимание уделено проблемности компаний, что под этим подразумевается?

- Проблемность компаний, платежеспособность - это те категории, которые будут присущи компаниям, которые привлекают денежные средства тем или иным способом. Сюда могут входить страховые компании, кредитные союзы, фонды финансирования и т.д. Если говорить о проблемности неплатежеспособности, то это компании, которые аккумулируют деньги и у которых может возникнуть долг перед человеком.

Проблемой является нарушение нормативов компанией . Если есть такие признаки, то у нас есть только один путь - это оздоровление. Это индивидуальный план, который разрабатывается комиссией, участником рынка, ее акционерами, и предполагает, что в короткий период времени компания может восстановить свои нормативы и стать платежеспособной. Т.е. на сегодняшний день, если провести аналогию, такой план необходим компаниям, у которых, анализируя отчетность, мы обнаружили, что какие-то нормативы немного не совпадают, при этом нет жалоб. Можно сказать, что это хорошая компания, у которой вроде бы все нормально с деньгами.

Если компания проходит план оздоровления, и мы видим его выполнение, то все "ОК". Она попадает опять, условно говоря, в "зеленую зону" и спокойно работает. Если компания не сможет выполнить план и ее показатели не улучшатся к концу действия плана, то мы говорим о принудительной ликвидации.

Хотелось также сказать, что на этапе проблемности у компании будет куратор - представитель комиссии, который будет следить за выполнением плана. Он может присутствовать в самой компании, смотреть на операции и контролировать некоторые из крупных. У него будут полномочия для припятсвования выводу денег.

В законопроекте описывается процесс принудительной ликвидации, что он включает?

Принудительная ликвидация применяется к неплатежеспособным компаниям, которые нарушают нормативы и имеют долги. Долги только перед потребителями. В этом законопроекте потребители четко определены - это только физические лица. Если у компании есть долги, нет покрытия нормативов, если она не смогла пройти или отказалась от плана оздоровления, мы говорим о принудительной ликвидации. Это ряд мер, которые приводят к банкротству. Т.е. сразу вводится временный администратор , отстраняется от руководства правление, набсовет. Администратор имеет две функции. Первое, это поддерживать компанию на минимальных уровнях работы, т.е. это увольнение сотрудников, выплата заработных плат тем, которые остались, сохранение активов. И вторая, главная функция, - это инвентаризация .После завершения процесса компания передается в суд для процедуры банкротства. Единственное, что не может произойти при этой процедуре банкротства, это санация т.к. она уже была.

Что касается аннулирования лицензии, это происходит тогда, когда принято решение о ликвидации компании.

Кто из участников рынка может попасть под определение "фиктивные компании"?

- Компания становится фиктивной в тот момент, когда она не осуществляет деятельность, которая является целью ее создания. Если говорить о более глубоком анализе, то путем сравнения рыночных компаний по 5-8 характеристикам можно увидеть, что у рыночных компаний все это присутствует, у компаний, которые занимаются киптивным бизнесом , часть параметров будет отличаться, но основная масса будет. У компаний, которые являются фиктивными, расхождения по этим параметрам будут составлять от 70% и выше. Проверяли уже на страховщиках.

А не планируется в законопроекте закрепить предельную норму перестрахования?

- Нет. Мы обсуждали этот вопрос с ассоциациями страховщиков, и пришли к выводу, что в законе это "зацементировать" невозможно, поскольку рынок постоянно меняется. У нас очень много разных видов услуг . Выписать можно принципы, но конкретику тяжело. Потому, что выписав сегодня конкретику, завтра мы будем иметь компании, которые будут соблюдать какие-то требования, чтобы не попасть под эту категорию.

Возможно, что-то изменится ко второму чтению, но это жестокая позиция. Мы понимаем, что фиктивный бизнес здесь быть не может, и его последствием будет исключение из реестра и аннулирование лицензии.

У нас сейчас есть пул компаний, которые просто не отчитываются. Есть пул компаний, которые отчитываются, но с нуля. Либо пул, которые отчитываются, и мы не можем понять каким видом деятельности они занимаются, потому что те параметры, которые есть в отчетности не подаются здравому смыслу. Формально все правильно. Но, по сути…

Какие новшества еще есть в этом законопроекте?

- В этом законопроекте есть много мелких улучшений, связанных с заключением договоров в электронном виде, с уточнением некоторых терминов. Он предполагает частичный выход из под закона о лицензировании. Т.е. комиссия будет иметь свой порядок выдачи и аннулирования лицензий и контроля.

Он предполагает выход из под действия закона о надзоре и контроле. Этот законопроект, когда будет принят, позволит нам, оставаясь в рамка системы лицензирования, учитывая специфику рынка более качественно осуществлять допуск к рынку и вывод с него. Мы уже набили шишки законом о лицензировании, мы понимаем, что те изменения, которые происходят не учитывают специфику. Например, сегодня часть наших субъектов стоит на пороге аннулирования лицензий потому, что имеют два нарушения. Мы говорим о неадекватности, когда за два либо пять дней должны провести проверку большой компании и через 10 дней принять решение о выдаче лицензии для работы на рынке.

Фактически, мы взяли сегодняшний день таким, как мы его видим, и описали в этом законопроекте. Отработали стандарты надзора по страховщикам, кредитным союзам, и попытались прописать принципы таким образом, чтобы в свою систему надзора внести те принципы, которые есть в Европе.

Как вы оцениваете реальность прохождения и принятия этого законопроекта?

- Этот законопроект давний и он частично уже анализировался в профильном комитете парламента во время доработки закона о страховании, он частично был в сплите. Это работа двух с половной лет. Это комплексный документ, который дает одну картину как изменится рынок.

Я считаю, что документ является приоритетным и пусть в нем написано о Нацкомфинпослуг, но он должен быть необходимым для любого регулятора. Этот документ должен лечь в основу того, как будет регулироваться и осуществляться надзор для небанковского финансового рынка, а кем - не важно. Мы хотели сказать, что даем систему координат, в которой может работать кто угодно. Это не ручное управление, мы видели его минусы до 2014 года и не хотим их повторить. Поэтому, если заменить Нацкомфинуслуслуг на любое другое название, этот документ подойдет любому органу. У этого законопроекта есть достаточно широкая поддержка.

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 6 июня 2018 > № 2642226 Денис Ястреб


Украина > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Транспорт > interfax.com.ua, 8 февраля 2018 > № 2488410 Денис Ястреб

Член Нацкомфинуслуг Д.Ястреб: Введение электронного полиса ОСАГО - одно из самых важных достижений прошлого и этого года

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" члена Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг Дениса Ястреба.

- Сегодня основной темой дня на страховом рынке является введение в Украине электронного полиса обязательного автострахования. Это ваше детище, вы удовлетворены результатом?

- Одно из самых важных достижений, побед прошлого и этого года – это электронный полис, который удалось довести до ума общими усилиями с рынком. Начиная с 7 февраля, любой гражданин Украины может онлайн приобрести полис обязательного страхования автогражданской ответственности.

Но это первый шаг. Рабочая группа по электронному полису будет продолжать работу, анализировать, как проходит процесс, какие возникают ошибки, оперативно реагировать на них, с цель их исправления как в техническом, так и нормативно-правовом плане.

Министерство юстиции зарегистрировало положение о Централизованной базе данных Моторного бюро. В настоящее время этот документ ожидает свой очереди на официальную публикацию. Я думаю, что в ближайшее время он будет опубликован.

Хотя сам по себе документ, который регламентирует электронный полис, самодостаточный и дает возможность Моторному бюро обеспечить все эти процедуры и заключать электронные договора, выдавать подтверждение о заключении либо в электронном, либо в бумажном виде.

- Вы владеете данными, насколько члены Моторного бюро готовы к электронному полису?

- По моему мнению, рынок можно разделить на три части: те, кто не хочет и не готовится к этому процессу, таких мне кажется меньшинство. Средняя и самая большая категория, которая хочет и готовится, но еще не успела либо не знает как. И третья – самая прогрессивная, которая готова.

Думаю, что большая часть компаний - членов Моторного бюро, в первые несколько месяцев подключатся к этому процессу. По моей информации многие страховщики пытаются сегодня создать собственные интернет-магазины для реализации таких продуктов. Но уже есть посредники, которые готовы предоставлять свои площадки в интернете для заключения электронных договоров. Я знаю минимум две такие площадки и в настоящее время замечаний у меня к ним практически нет.

- Что измениться для простого потребителя с введением электронного полиса?

- Для простого потребителя добавится возможность заключить договор с помощью планшета, компьютера, т.е. с помощью интернета. Если кто-то является более консервативным и желает получить обычный полис, то эта возможность у него останется. Таким образом, мы просто развиваем сервис и доступность страховщика к обычному обывателю, получающему возможность по интернету выбрать понравившуюся ему компанию, по названию, статусу и т.д. и тут же заключить с ней договор. Это удобство, больше ничего не меняется.

Мы стремимся к тому, чтобы реализовать любые возможности и открыть те направления, которые на сегодняшний день не исследованы для нашего страхового рынка. Есть масса прогрессивных компаний, которые пытаются работать в инновационных сферах, найти новые методы и способы продаж, разрабатывают специальные продукты и т.д. Есть спрос на рынке, есть люди, которые хотят покупать, таким образом и страховаться через интернет – это удобно. Я, например, буду покупать полисы в интернете, потому что это экономия времени.

- Не приведет ли введение электронного полиса к увеличению мошенничества?

- Я думаю, наоборот, электронный полис снизит уровень мошенничества. Поскольку в регулирующие его нормативные акты заложен алгоритм и система учета, которая не позволит заключать договор задним числом, это один из основных способов мошенничества. Т.е. выписывание полисов под ДТП задним числом мы сделаем не возможным с помощью электронного полиса. Кроме того с его помощью мы решим проблему двойных полисов, когда один действительный, а второй – нет. Это два основных момента, которые должны уйти с введением электронного полиса.

- Что будет следующим после электронного полиса?

- Во-первых, электронный полис не закончен. Его внедрение – это первый шаг, теперь надо исследовать, как будет происходить этот процесс. Кроме того, у нас остается бумажная версия и те проблемы, которые с ней связаны. Следующим шагом, наверное, будет разработка нового порядка, который будет предусматривать заключение бумажных договоров исключительно через электронную базу данных МТСБУ. Т.е. до момента заключения договора в базу должна попадать краткая информация об автомобиле, страхователе и только после этого система должна разрешать заключить договор, предоставляя его номер, с жесткой фиксацией времени. Нам необходимо убрать регистрацию полиса задним числом. Мы уже этот процесс обсудили с членами Моторного бюро и ассоциациями.

- Ранее заявлялось о намерении Нацкомфинуслуг перейти на электронный документооборот, как проходит этот процесс?

- С 1 января 2018 года Нацкомфинуслуг перешла на систему электронного документооборота. Сначала система была запущена в тестовом режиме, а с 15 января мы ее запустили в промышленную эксплуатацию. Практически все внутренние процессы мы осуществляем в системе, которая учитывает все наши шаги и т.д. Сегодня это внутренние документы, служебные записки, приказы, регистрация входящей корреспонденции и обработка ее в системе, подготовка ответов, согласование, подписание, в том числе, в электронном виде.

Следующим вопросом является получение всех административных услуг через Единый государственный портал административных услуг без личных посещений комиссии, без бумажных вариантов документов. Я думаю, это будет уже в этом году, не могу назвать конкретные сроки, но мы семимильными шагами приближаемся к этому.

Для этого мы сегодня анализируем нашу нормативную базу, законодательство, которое регламентирует электронный документооборот и электронное взаимодействие органов власти и участников рынка. Скорее всего, нам надо будет принять одно небольшое положение о порядке предоставления электронных админуслуг и мы сможем стартовать.

Кроме того надеюсь, что в феврале в последний раз мы будем принимать отчетность не в электронном виде. В 2018 года вся отчетность, по всем рынкам, будет подаваться исключительно в электронном виде. Наконец мы уйдем от бумаг, сможем эффективно работать с оцифрованными данными, и нам не придется тратить кучу времени, чтобы сводить все данные в таблицах вручную.

- Какие документы необходимо предоставлять в бумажном варианте на сегодняшний день?

- Пока все по всем процедурам, которые связаны с предоставлением административных услуг, например, выдача лицензии, регистрация обособленных подразделений, регистрация договоров перестрахования и т.д. документы предоставляются в бумажном варианте. То, что не является административной услугой: любые запросы, обмен информацией – в электронном виде. Надеюсь, вскоре все будет в электронном виде. Мы обязательно сообщим прессе, потребителям и рынку о том, что админуслуги можно получать через электронный документооборот. Мы стремимся сделать работу комиссии удобной и прозрачной.

- Недавно на сайте комиссии появилось предупреждение о том, что гражданам необходимо быть внимательнее при заключении договоров страхования в банках. С чем это связано?

- На сегодняшний день это касается двух банков. Мы начали получать довольно много жалоб о том, что по договорам страхования, заключенным в банках, страховые выплаты не производятся. При анализе документов, полученных от страховых компаний, мы пришли к выводу, что эти договоры ничтожны (недействительны), а значит, потребитель не может получить качественную услуги и защитить свои права, поскольку их попросту не существует. Это массовое страхование, страховки "на сдачу", но главным образом - страхование имущества и от несчастного случая.

Вся причина в том, что они заключаются с нарушением закона, согласно которому все договора страхования должны соответствовать требованиям к письменным договорам либо заключаться в порядке предусмотренном для электронных договоров. Применение факсимиле или других форм копирования подписи предполагает наличие предварительное письменного согласия с "живой" подписью. Факсимиле без "живой" подписи использовать нельзя.

Мы неоднократно на своем сайте сообщали, на что следует обращать внимание порядок заключения договоров страхования. Буквально на прошлой неделе мы обнародовали сообщение, адресованное преимущественно потребителям финансовых услуг, страхователям, которых мы просто предупредили: не заключайте договоры, когда вы не имеете "живых"подписей. Если в отношениях с вами используют факсимиле, все равно должна быть письменная договоренность со страховой компанией. К сожалению, банки гонятся за количеством клиентов, за простым обслуживанием, и такие мелкие юридические тонкости они опускают.

- Возможно, они идут в сговоре со страховщиком? Это явно ограниченный круг страховых компаний?

- Я не могу сказать, что они в сговоре, потому что есть случаи, когда страховые компании платят по таким договорам. Нельзя сказать, что они просто собрали деньги и все. Сейчас этих жалоб стало намного больше. По данным фактам мы неоднократно разъясняли банкам-посредникам необходимость соблюдения предписаний законодательства, сейчас мы готовим эту информацию для подачи в госорганы, которые так же могут повлиять на сложившуюся ситуацию. Будем писать и в страховые ассоциации и в Национальную ассоциацию банков Украины.

- Как обстоит ситуация с проверками, в частности разрешений Государственной регуляторной службы?

- Мы в прошлом году в ГРС направили около 1400 запросов на проверки, получили 700 разрешений. Вышли на 70 проверок. В Нацкомфинуслуг в конце года также были две проверки - одна плановая (нас проверяла ГРС на предмет выполнения закона о надзоре и контроле), вторая на предмет выполнения решений ГРС по принятых в результате рассмотрения жалоб участников рынка. Обе проверки мы прошли положительно. Мы, наверное, первый госорган, который прошел без нарушений.

Сейчас ждем, когда Кабинет министров утвердит перечень госорганов, на которых не распространяется мораторий по проверкам. Если мы будем в этом перечне, тогда сможем оперативнее реагировать на факты нарушения законодательства.

- Что ждет страховой рынок в 2018 году?

- Обо всем рынке мне говорить тяжело, могу о том секторе, в который я вовлечен. Основными задачами на этот год у нас являются наша надзорная деятельность, усовершенствование законодательства, поскольку оно очень старое и не дает возможность бороться с теми проблемами, которые сегодня существуют.

К большой радости у нас будет техническая помощь от Европейского Союза по имплементации Евродиректив на небанковском финансовом рынке. Есть много проектов в рамках этой техпомощи. Там будет и ОСАГО, очень рад, что и Парламентский комитет по финансовым ринкам и банковской деятельности возобновил работу по законопроекту №3670 (новая редакция закона об ОСАГО - ИФ).

Мне кажется, в этом году мы будем пересматривать вопрос тарифов в ОСАГО. Так или иначе, мы придем к этому, не знаю только, в каком это будет виде - или повышение, или перераспределение, или что-то другое. Рост цен на ремонты, увеличение частоты страховых событий, негативно сказываются на финансовом положении участников Моторного бюро. Одним из вариантов пересмотра тарифной политики может стать отказ от верхней границы вилки коэффициентов при определении стоимости договора, чтобы компании сами могли регулировать какой потолок цен им нужен. Это так же может стать первым шагом к свободному ценообразованию. Пока о конкретных вариантах говорить рано.

Кроме того, нас ждет защита прав потребителей, работа по проверкам. Стоят большие задачи по внутреннему электронному документообороту и электронному общению с рынком. Это то, за что я отвечаю, но на самом деле планы глобальные и они будут раскрыты в годовом отчете регулятора. Это будет после 28 февраля.

Хочу также подчеркнуть, что предварительные результаты очень оптимистичны, в том числе для страхового рынка и практически по всем параметрам. Кажется, что дно мы уже проходим.

- Страховщики сетуют, что комиссия мало популяризирует страховой рынок. Почему?

- Будем хвалить, когда нам удаться очистить его от некачественных компаний и плохих услуг. Я каждый день получаю обращения от граждан: "Вы же выдавали лицензии, почему они не платят, зачем вы разрешили им работать?" И мне кажется, на сегодняшний день таких компаний довольно много. Кто-то плохо работает, у кого-то нет на это денег, но он пытается, кто-то не понимает, зачем так работать. Наверное, государство должно популяризовать рынок и услугу, но только в том случае, когда этого негатива будет крайне мало. Он всегда будет, это неизбежно, но его должно быть мало.

Когда каждый человек будет уверен, что он, заключив договор страхования, получит выплату, на которую рассчитывает, когда ему не надо будет по 20 раз ездить в страховую компанию и доказывать каждое слово бумажкой, тогда, наверное, и не надо будет ничего популяризировать.

- Количество ассоциаций на рынке увеличивается, вам с ними легче становится работать?

- Если бы ассоциации перестали быть лоббистами, а стали помощниками, нам было бы проще. Я ни разу не видел, чтобы пришли ассоциации и сказали: мы разработали документ, давайте поговорим. Как правило, заканчивается тем, что все критикуют, не внося своих конструктивных предложений, и в 95% случаях разговор на этом заканчивается. Думать и писать, кричать и критиковать - это разные вещи. Мне очень хотелось бы, чтобы наши ассоциации стали думать и писать. Да, лоббировать надо, но это всего лишь часть работы.

Ярким примером тому является законопроект "О страховании". Количество правок ко второму чтению от трех объединений и комиссии перевалило за 1000. При таком количестве ни один закон не будет принят. Как определятся с этим 450 депутатов, из которых человек 10 знает, что такое страхование.

Я уверен, что начинать надо хотя бы с малого и это будет фундаментом для строительства большего.

Украина > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Транспорт > interfax.com.ua, 8 февраля 2018 > № 2488410 Денис Ястреб


Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 12 июня 2017 > № 2211118 Денис Ястреб

Член Нацкомфинуслуг Ястреб: Нацкомфинуслуг намерена прекратить управление агентами страховым рынком

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" члена Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг Дениса Ястреба

Вопрос: Подведены итоги первого квартала 2017 года, и рисковый рынок и рынок страхования жизни по чистым премиям показал снижение. Как вы считаете, в чем причина и что ждет рынок в будущем?

Ответ: Страховые компании я делю на группы: одни стараются, что-то развивают, у кого-то получается, у кого-то нет. Вторая часть, это те, которые не стараются, так как пришли сюда не за этим. Это те, которые нас покидают периодически, те которые нечестно работают и портят имидж всего нашего рынка, всего хорошего, что мы пытаемся сделать, я имею в виду, не комиссию.

Если брать полностью 300 компаний, то те, которые хорошие, их меньшинство, их очень мало. Каждый день сталкиваясь со страхованием, со страховыми компаниями, могу сказать, что имена всегда звучат практически одни и те же, как в хорошем плане, так и в плохом.

Что касается сокращений премий и причины этого, то более подробную аналитическую информацию можно запросить у моего коллеги, который курирует это направление. Если кратко, то это отражение объективных процессов, которые были в стране.

Локомотивом страхового рынка Украины является обязательное страхование гражданской ответственности автовладельцев, и на его примере можно увидеть, что ждет всех в будущем - это увеличение частоты страховых событий, размера убытка и страховых выплат. В этом году у нас значительно вырастут выплаты по жизни и здоровью, а также связанные со смертью пострадавшего в связи с увеличением минимальной заработной платы до 3200 грн. Ели раньше за памятник платили 12 тыс. грн, то сейчас это будет в три раза больше. Также вырастут выплаты за моральный ущерб. Конечно, сейчас этот показатель у нас очень маленький и это плачевно, но ожидаем, что он будет больше.

Вопрос: В связи с прогнозируемым увеличением выплат, не планирует ли комиссия поддержать предложения МТСБУ и увеличить коэффициенты, что приведет к увеличению стоимости ОСАГО?

Ответ: Если говорить о повышении коэффициентов, это негативная тенденция. Повышение должно быть адекватным мы должны понимать, куда компании тратят деньги. Они могут тратить на выплаты, на свои потребности, на агентов и на все, что угодно. Поэтому мы, в первую очередь, должны понять, где живут на широкую ногу и работать с этим. В первую очередь это касается агентских вознаграждений, а потом уже будем смотреть, что делать дальше.

Уровень убыточности европейский страховых компаний по данному виду страхования значительно выше. У нас сейчас он в пределах 55%, это, конечно, больше чем было ранее 20%-30% и он постепенно растет, за счет повышения лимитов выплат, европротоколов, частоты событий, но до цивилизованного рынка пока не дотянул.

Я с Моторным бюро, с президиумом стараюсь много общаться. Мы пытаемся выйти из ситуации не одним простым решением. Нельзя просто поднять цены, это ни к чему не приведет. Сейчас подними, через полгода опять вернемся к этому вопросу, например, из-за регистрации машин в Киеве и области и т.д.

Просто поднять и сказать зарабатывайте больше.. А кто будет больше зарабатывать, тот кто не платит, либо тот, кто некачественно выполняет свои обязательства перед людьми. Я могу сказать только одно, что на сегодняшний день комиссия не готова просто взять и поднять цены.

Вопрос: Какой есть выход из сложившейся ситуации?

Ответ: Мы сейчас активно говорим о том, что нам нужно провести некоторые мероприятия, их количество и суть еще обсуждаются, которые были бы направлены на упорядочение рынка агентских вознаграждений.

Это большая проблема, потому что у нас агенты управляют страховым рынком, агенты диктуют условия, от них много чего зависит. Они могут компании устроить серьезные неприятности. Это очень плохо, не может рынок зависеть от агентов. Отношения должны быть более цивилизованные. Поэтому, в первую очередь, наши действия будут связаны с агентским вознаграждением.

Вопрос: Этот вопрос уже пытались урегулировать законом об ОСАГО, введя реестр для агентов и обязательное их обучение, но, как видим, ситуация не стала лучше?

Ответ: Да такой реестр существует и в него вносится информация. Но вносит информацию страховая компания, которая берет обязательства их обучить. Это на самом деле формальное выполнение. Мы сейчас думаем над тем, как это изменить, чтобы не допустить стресса на рынке. Не должно быть сумасшедшей революции, должны быть планомерные действия, которые будут адекватные, как и для компаний, так и для агентов.

Революция может привести к тому, что некоторые страховщики вынуждены будут уйти с рынка. А как уходить у нас же нет нормальной гарантийной функции, и мы опять столкнемся с теми же проблемами. Я этого не хочу.

Нам удалось в Моторном бюро договориться, чтобы частично разблокировать деньги Фондов для выплат пострадавшим до признания страховщика банкротом и это дало позитивные результаты. Но этого недостаточно. Неправильно, что выплаты в полном объеме могут быть произведены только после официального банкротства компании. Такую ситуацию надо менять на законодательном уровне, но законопроекты, связанные с гарантийными функциями не проходят в парламенте, они зарегистрированы и ждут своей очереди, поэтому мы будем придумывать что-то другое.

Я не могу сейчас говорить об этих планах открыто, потому, что они в разработке и могут измениться. Однако могу утверждать, что работа очень активная и я, плюс-минус, уже вижу какой-то финиш, но он будет зависеть от реакции Моторного бюро, реакции страховщиков. Поэтому - посмотрим.

Для того чтобы сделать конкретные шаги по агентскому вознаграждению и т.д. мы должны подготовить подушку безопасности для того чтобы не столкнуться с проблемой обманутых потерпевших страхователей.

Наша проблема еще в том, что если принять какое-то государственное решение, как например постановление Кабмина, которое регламентирует размер агентских вознаграждений, физлицам - не более 10%, юрлицам - не более 20%, то сразу возникает масса идей как эту норму обойти.

Вопрос: Но можно узнать хотя бы сроки, когда на рынке могут произойти изменения, которых многие давно ожидают?

Ответ: Я думаю до конца года это точно предложим. Думаю мы предложим способ механизм того как снизить агентские вознаграждения. Я очень надеюсь, что этот способ для страховщиков будет мягкий и, очень надеюсь, что страховщики способны будут объединиться для достижения этой цели. Я не верю, что им нравится платить много денег агентам. Я уверен, что это ни кому не нравится и, в большей степени, это не нравится акционерам. Когда показывают обороты в 300 млн грн, из которых даже нет прибыли. Зачем нужен такой бизнес? Я думаю, что в этом году мы точно его предложим и, мало того, я очень надеюсь, что мы его и начнем.

Вопрос: Что еще нового ждет страховой рынок в недалеком будущем?

Ответ: В этот году много решений посвящено электронному полису и подготовке к нему. Был запланирован ряд мероприятий, сейчас будет их внедрение и отслеживание. В этом году мы уже столкнулись с тем, что работа в онлайн требует больших разъяснений.

Комиссия должна показать по какому пути нужно идти. Сейчас заключение договоров по средствам интернета без участия "живых" подписей – на этом строится мировой бизнес.

Первые пилотные проекты были в банковской системе. На нашем рынке не только страховщики, но и финкомпании, которые предоставляют кредиты, взяли за основу банковскую модель, но она сложная и не всегда ложится на наше законодательство.

Модель, которую мы предлагаем с электронным полисом ОСАГО и та, которая написана в законе об электронной коммерции, намного проще и более понятная. Наша задача в этом году – объяснить, рассказать это рынку.

Как мы пришли к электронному полису ОСАГО, ведь о данном виде страхования есть только норма, по которой комиссия устанавливает особенности заключения этих договоров. Закон о страховании и финуслугах закрепляет четкие параметры договора и обязательное наличие подписи. Гражданский кодекс нам говорит, что обязательно должна быть письменная форма.

Но с 2015 года, когда был принят закон об электронной коммерции, были внесены изменения в Гражданский кодекс: так, договор может быть закреплен и электронной цифровой подписью.

Этим воспользовались компании, которые предоставляют кредиты, и начали выходить в онлайн кредитование. Это незатратно, быстро, удобно. Однако в Комиссию стали приходить первые жалобы. В это время и началась работа над электронным полисом.

Я стал чаще общаться с руководителями этих компаний. Имея ясное понимание в заключении договоров как электронных, так и бумажных, я понял как это происходит.

Есть закон об электронной коммерции, который гласит, что особенности работы по такому принципу в страховании должны быть закреплены отдельными нормами в законе страховании, которых сейчас нет.

Значит, в полной мере мы можем использовать закон о коммерции, согласно которому, юрлицо, предоставляющее услугу через интернет, должно иметь соответствующие ресурсы. Должна быть информационно телекоммуникационная система, которая предусматривает две функции: общение и накопление информации, заключенной в договорах. Т.е. база данных и интерфейс для общения. Для того чтобы заключить этот договор компания должна направить потенциальному клиенту предложение о заключении договора в котором изложить суть и условия. В случае согласия клиент подтверждает договор или электронной цифровой подписью, или одноразовым идентифика?тором, либо действием, т.е. оплатой. Получив оплату, компания понимает, что с ней заключили договор и с этого момента он начинает действовать. При этом компания обязана предоставить клиенту 24 часа доступа к договору. Есть еще много требований низшего уровня, закрепленных этим законом, и при неоднократном его изучении они становятся понятными.

Эту модель мы взяли и при разработке электронного полиса. Полностью перевести весь рынок ОСАГО на электронный способ регистрации договором мы хотели в течение года, однако, Министерство юстиции не согласовало такое решение в связи с тем, что гражданский кодекс говорит о том, что у человека должн быть выбор как заключать договора. Поэтому комиссия не вправе принимать решение только по электронному варианту.

Вопрос. И какое решение было принято комиссией?

Ответ: Мы считаем, если компания не хочет работать с электронным полисом, пусть не работает – это ее право. Главное, чтобы конечный результат был позитивный

Было много обсуждений того, какая должна быть подпись, как ее доказать и т.д. и в этой работе мы пришли к главному и оно не лежит в юридической плоскости. Мы должны сломать стереотип: ведь по сути даже бумага нам не дает защиты. Защиту нам дают страховщики, Моторное бюро, Нацкомфинуслуг. А ведь не страховщик, не Моторное бюро, не Комиссия – это не бумага, это люди, которые либо хотят что-то делать, либо не хотят. Все зависит от нашего поведения. И мы ничего не сделаем, если кто-то не захочет правильно работать.

Мы сейчас на предфинальной стадии по введению в Украине электронного полиса ОСАГО. Я думаю, в течение месяца согласуем его с государственными органами. Положение вступит в силу через 3 месяца после опубликования, но нам еще предстоит изменить Централизованную базу данных МСТБУ, разработать распоряжение, в котором прописать условия для электронных договоров. Мы должны утвердить его визуальную форму электронного полиса и электронного стикера.

Вопрос: Как вы планируете контролировать бумажные полисы, учитывая слабую дисциплину страховщиков по внесению информации о них в ЦБД?

Ответ: По нашим планам контроль наличия полиса будет осуществляться через базу данных. Я говорил страховщикам на собрании Моторного бюро, что комиссия будет все строже и строже относиться к своевременному появлению информации о заключенных полисах в базе данных. Я думаю, что через неделю у нас будет первый запрос в Моторное бюро по тем страховщикам, которые не своевременно это делают. У нас начнутся меры влияния в виде штрафов. Кроме того, мы усилили требования к оплате взносов в фонды МТСБУ за нарушение сроков внесения.

Мы хотим, чтобы на первом этапе внедрения электронного полиса, когда уже будут приняты все документы, информация о бумажных договорах вносилась в ЦБД максимально быстро. Как только мы поймем, что электронные договоры заработали, мы будем ужесточать процедуру заключения бумажных договоров для того чтобы информация о них попадала в базу данных в момент его заключения. Я думаю, мы эту работу начнем в следующем году, где-то в начале лета. Если у нас электронный полис заработает зимой.

Вопрос. С какой периодичностью, будут производиться запросы в Моторное бюро о сроках внесения в ЦБД и какой может быть размер штрафа за несвоевременную информацию?

Ответ: Запросы в Моторное бюро будут регулярными. Сейчас по плану – это раз в месяц, но это может корректироваться. Штрафы за такие действия будут от 1700 до 17 тыс. грн. За каждый полис либо за факт – я пока не готов ответить, хочу посмотреть на масштаб проблемы.

Комиссия намерена контролировать этот процесс, это будет ложиться на репутацию компании, на возможность получения лицензии и т.д. Это будут обычные меры воздействия, которые будут применяться постоянно.

Мы придем к тому, что номер полиса можно будет взять только из ЦБД, т.е. будет аналог, который сейчас существует в "зеленой карте".

Вопрос. Насколько сложно страховому рынку перейти полностью на работу в онлайн?

Ответ: Чтобы работать в онлайне страховщикам по сути уже ничего делать не нужно, они могут это делать сейчас. Могу сказать, что полностью использовать опыт банковского рынка в этом направлении, интерпретировав под себя, не всегда правильно.

До сих пор все предложенные схемы корректировались. Поэтому мы на комиссии дали поручение департаменту методологии разработать информационное сообщение, в котором описать возможные способы заключения договоров, в том числе, и электронного. Мы постараемся более понятным языком объяснить, как это можно делать. Практически задекларировать позицию государственного органа, что это нужно, можно, правильно. Мы надеемся, что страховщики подхватят такие вещи и будут работать в онлайн. Пока я думаю, что это не будет иметь массового развития. В основном этот будут договоры страхования от несчастного случая, туризм и т.д.

Надо отладить эту систему. Мы сейчас проведем обучение комиссии. Я не думаю, что в ближайшие пару лет это станет основным направлением, но мы туда рано или поздно придем.

У нас сейчас на рынке много "недострахования" – это коробочные продукты, которые имеют малую убыточность, но большие сборы в наших сетях. Я негативно отношусь к этому, ознакомившись с условиями, которые там написаны, могу сказать, что получить страховое возмещение там довольно проблематично. По моему мнению, это не страхование, - это обман. Не хочу кого-то обвинять, каждый старается, как может, но это наше общее лицо.

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 12 июня 2017 > № 2211118 Денис Ястреб


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter