Всего новостей: 2602783, выбрано 1 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Буклемишев Олег в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольФинансы, банкивсе
Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 27 мая 2015 > № 1382750 Олег Буклемишев

Нестраховой случай: как развалилась система страхования вкладов

Олег Буклемишев

директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ

Для восстановления страхового фонда до адекватных размеров взносы банков должны увеличиться, а платежи из фонда — сократиться в разы. Но на такие меры государство идти не готово

У системы страхования (гарантирования) банковских вкладов в России несчастливая судьба.

Прежде всего, она появилась на свет слишком поздно, уже после сконструированного самим государством разрушительного банковского кризиса на фоне дефолта 1998 года. Он похоронил целую плеяду крупнейших частных российских банков (Инкомбанк, «Менатеп», Мосбизнесбанк, Мост-банк, Промстройбанк РФ, СБС-Агро), что крайне дорого обошлось их вкладчикам; по оценкам Института экономики переходного периода, потери по депозитам физических лиц составили от 37% до 68%.

Изначально система гарантирования была задумана как добровольная, с включением только финансово стабильных банков, так чтобы членство в ней должно было становиться своеобразным конкурентным преимуществом, знаком качества от государства. Более того, прорабатывалась идея, что, аналогично американской практике, страхующая государственная организация получит специальные надзорные полномочия.

Однако в конечном счете было принято очень популярное у нас политическое решение «не раскачивать лодку».

Еще в первоначальный период подали заявления на вступление в систему 96% из без малого 1200 зарегистрированных в России кредитных организаций, а по состоянию на конец 2005 года «финансово стабильными» и достойными членства в гарантийной системе от имени государства было признано свыше 930 банков, в которых были сосредоточены практически все средства физических лиц.

Таким образом, реализация системы депозитного страхования в России во многом выглядела как издевательство. Но об успехах в деле охвата системой гарантирования вкладов населения и накопления страхового фонда Банк России и Агентство по страхованию вкладов с гордостью рапортовали довольно долго. Все бы ничего, но новое руководство Центробанка во главе с Эльвирой Набиуллиной вдруг взяло курс на расчистку банковской системы от недобросовестных и неплатежеспособных организаций, по каким-то непонятным причинам так долго и умело притворявшихся «финансово стабильными». В 2013 году резко, до 27, выросло число страховых случаев отзыва лицензий у застрахованных банков, а объем выплат увеличился по сравнению с предыдущим годом в 7,4 раза, в результате чего страховой фонд впервые уменьшился в размерах.

Казалось бы, срочно нужно либо резко смягчать надзорную практику, либо сокращать потенциальные обязательства по страховым выплатам.

Однако по обоим направлениям поступили ровно наоборот: активная зачистка продолжилась, и за 2014 год был зарегистрирован 61 страховой случай на огромную сумму 202,4 млрд рублей, но одновременно в начале года в систему были включены индивидуальные предприниматели, в его конце размер максимального страхового возмещения был увеличен вдвое, до 1,4 млн рублей.

За популистские решения в экономике рано или поздно приходится расплачиваться. Политика финансовых властей окончательно разбалансировала систему гарантирования вкладов: данная страховая конструкция фактически обанкротилась, так как все имеющиеся в гарантийном фонде средства без остатка должны быть выплачены вкладчикам вновь преставленного банка «Транспортный». Разумеется, АСВ имеет возможность прибегать к займам от Банка России и ею воспользуется, но в результате выходит, что сегодня государство фактически напрямую, без затей, гарантирует значительную часть банковских вкладов населения. Таким образом, на конец 2014 года неявные обязательства государства в форме максимального размера страховой ответственности АСВ составили 12,7 трлн рублей, т. е. 70% застрахованных вкладов, или почти 19% ВВП.

Это больше, чем величина официального госдолга.

Конечно, катастрофы пока не произошло, но проблема очевидна. Возможных решений опять же два: увеличивать платежи банков в страховую систему («вариант АСВ») или снижать ее обязательства (вариант Грефа — Улюкаева). Правительство еще колеблется, но, похоже, в любом случае откажется от доселе неукоснительно соблюдавшегося принципа равенства участников системы страхования.

С одной стороны, по замыслу АСВ, повышенное бремя теперь должно лечь на небольшие банки, предлагающие клиентам повышенные ставки процента по вкладам. На первый взгляд, это кажется логичным: получается, что сейчас крупные игроки своими взносами в систему страхования оплачивают банкротство остальных. Однако в числе этих «остальных» есть не только безответственные или недобросовестные участники системы страхования. Гораздо больше среди них обычных частных кредитных организаций. Они не видят другой возможности привлекать средства в неравном соперничестве с государственными банками, которые, пользуясь незаработанными статусными преимуществами и вовсю орудуя рычагом помощи всесильного акционера, вновь отвоевывают у «мелочи» преобладающую долю депозитного и других рынков.

С другой стороны, обсуждается идея о неполных выплатах — либо процентов, либо части размещенных в банках депозитов (предложение министра экономического развития Алексея Улюкаева), либо ограничений для «серийных» вкладчиков, которые, вполне рационально реагируя на щедрость государственной гарантии, без риска потерь инвестируют средства в различные банки в пределах страхового покрытия (предложение президента Сбербанка Германа Грефа). Казалось бы, разумно заставить таких граждан, ориентирующихся исключительно на максимальные депозитные ставки, задуматься над относительными рисками инвестирования, частично лишив их причитающихся по страховке выплат. Однако не слишком логично требовать от рядовых вкладчиков того, что само государство, обладающее гораздо большими объемами информации, а также способностью ее проверять и анализировать, категорически не пожелало делать, осуществив поголовный прием всех банковских «дырок» и «помоек» в систему страхования. Вместо размена дополнительных гарантий на более пристальный надзор, оно фактически прогарантировало населению все риски его отсутствия и сейчас, по сути ничего не меняя, лишь частично свои обязательства снизит.

Но даже повышенный платеж (планируется в размере 250% нормальной ставки страхового взноса) не сможет отвратить недобросовестные банки от выставления «пирамидальных» ставок процента — их «бизнес» вполне выдержит столь небольшие дополнительные издержки.

А вот рядовым кредитным организациям станет еще труднее конкурировать со «слонами».

В условиях закрытых (благодаря той же политике государства) альтернативных источников финансирования, лишенные еще и депозитной подпитки, малые банки рано или поздно не смогут нормально финансировать свою деятельность и, скорее всего, станут клиентами АСВ уже как ликвидатора, а также дополнительными претендентами на выплаты из государственной казны. Нетрудно видеть, что подобный ход событий приведет к поступательному снижению степени рыночной конкуренции и, в конечном счете, к сокращению доходов населения по депозитам и повышению кредитных ставок. Парадоксально, но именно утверждение равной конкуренции на банковском рынке первоначально провозглашалось в качестве одной из главных целей создания системы страхования вкладов.

Однако для восстановления страхового фонда до адекватных размеров страховые взносы должны увеличиться, а платежи из него — сократиться не на считанные проценты, а в разы. На такие меры государство идти не готово, так что система страхования вкладов, по-видимому, продолжит существование как необязательный довесок к чисто государственным гарантиям. Помимо всего прочего, тем самым будет демонтирован и одновременно окончательно дискредитирован еще один реформаторский задел начала 2000-х годов.

Все-таки несчастливая у страхования вкладов судьба в России. Впрочем, не только у него.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 27 мая 2015 > № 1382750 Олег Буклемишев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter