Всего новостей: 2605654, выбрано 4 за 0.019 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Вьюгин Олег в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкивсе
США. Китай. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Финансы, банки > gazeta.ru, 25 мая 2018 > № 2622310 Олег Вьюгин

«Трамп решил выйти за рамки»

Олег Вьюгин: США не хотят торговой войны, они хотят добиться уступок

Развязывая глобальную торговую войну, Дональд Трамп «вышел за рамки». При этом Россия также пострадает в этом противостоянии. Об этом в интервью «Газете.Ru» заявил председатель наблюдательного совета Мосбиржи Олег Вьюгин.

— Хотели бы поговорить с вами о протекционизме. Последнее время, в частности, здесь, на Питерском форуме, на многих сессиях обсуждается тема протекционизма. На ваш взгляд, это главный риск для мировой торговли сейчас? К каким последствиям для России это может привести?

— Мне кажется, что угроза торговой войны, которая исходит от господина Дональда Трампа (он прямо даже где-то не так давно написал, что торговая война – это не так плохо, мы в ней можем выиграть), она все же преувеличена.

То, что делает сейчас Трамп, — это не попытка разжечь торговую войну, а попытка подтолкнуть на уступки, причем, прежде всего, Китай.

На торговые уступки, связанные с интеллектуальной собственностью.

Не секрет, что китайские компании заимствуют интеллектуальную собственность, не покупая патенты, все знают, что это происходит. Создаются специально совместные предприятия, где есть требования внести технологию со стороны американской части. И, соответственно, потом эта технология просто копируется без всякого разрешения. А вот то, что происходит сейчас, — это попытка подтолкнуть на уступки.

То есть у Америки нет цели развязать торговую войну, потому что опыт уже большой, и не только у американцев, но и у всего мира, что торговая война заканчивается всеобщей рецессией и безработицей.

На тариф можно ответить только тарифом. И никто не полезет в карман, потому что дорого будет лезть в карман: если против него выставляют высокие тарифы, он тоже выставит высокие тарифы. Большой трагической угрозы, конечно, нет, но есть некоторая такая дестабилизация торговых отношений, которые сложились. А они, кстати, действительно по целому ряду параметров в ряде стран были и остаются несправедливыми.

— Как вы считаете, удастся США добиться уступок от Китая?

— Для Трампа это политически очень важно, ему нужно хоть каких-то уступок добиться, чтобы можно было сказать, что мы работали и добились уступок в таких-то отраслях, что китайцы теперь умоются с интеллектуальным пиратством.

Вы помните, на Россию, кстати, было тоже очень сильное давление со стороны американцев по поводу пиратства, связанного с IT-технологиями и с софтом.

Когда российские компании использовали, скажем, софт Microsoft, который приобретался «левыми» путями. Сейчас эта проблема в России решена. Но, во многом, под давлением американцев. Примерно то же самое они хотят и от китайцев добиться.

— А какова роль России в этой войне?

— У России особо никакой роли нет. Мы можем быть немножко пострадавшими, но в связи с тем, что просто сегодня сами по себе отношения с американскими властями не очень хорошие. Но это я имею в виду тарифы на сталь. В принципе, если бы не ухудшение общих экономических отношений, политических с Соединенными Штатами, то это, вообще, был бы не очень важный момент, потому что российские компании имеют производство стали в Соединенных Штатах.

— Однако в ВТО мы все же обратились со своими претензиями…

— Понятно, конечно, в ВТО и надо обращаться, во всех таких вещах нужно действовать по правилам. Нельзя сидеть и молчать.

— А возмещения ущерба от ВТО мы добьемся?

— ВТО в принципе не создано для возмещения ущерба. ВТО создано просто как институт, который позволяет цивилизованным образом вести переговоры.

— В целом вы считаете, что до глобальной рецессии из-за торговой войны не дойдет?

— Утверждать это с абсолютно стопроцентной гарантией невозможно. Как во всем нашем мире практически ничего нельзя гарантировать, что будет в будущем. Но с большой вероятностью это, скорее всего, будет противостояние с целью добиться уступок. Китайцы тоже, кстати, в этом раунде тоже предъявляют претензии Соединенным Штатам. Они говорят: хорошо, тогда разрешите нам больше инвестировать в Соединенных Штатах. Соединенные Штаты же препятствуют некоторым инвестициям китайских компаний.

Вообще, противоречия в торговле – вечные противоречия. Они будут существовать до тех пор, пока существуют глубокие различия во внутренних регулированиях в странах.

Вот, скажем, простой пример. В Китае долгое время экологические требования вообще отсутствовали. Это же удешевляет производство. Или, в Китае не было практически пенсионного обеспечения. Это тоже удешевляет использование рабочей силы.

А в Соединенных Штатах экологические требования высокие и очень высокое пенсионное обеспечение. Значит, они здесь проигрывают с точки зрения стоимости труда и факторов производства. То есть если будет существовать абсолютно свободная торговля, то Китай выиграет. Поэтому здесь нет простого решения. Обычно, как показывает практика, все держатся в некоторых рамках и стараются их не переступать. Сегодня Трамп решил из этих рамок выйти. И это, конечно, очень демонстративное действие, которое делается именно для того, чтобы заставить Китай пойти на некоторые уступки выгодные Соединенным Штатам.

--Помимо торговой войны, какие еще риски для финансовой стабильности существуют? Например, в рамках встреч G20 министров финансов и глав ЦБ обсуждали, что это торговая война и криптоактивы…

— Криптоактивы – это скорее не риск, это вызов, последствия которого трудно оценить. А когда их трудно оценить, начинают говорить о рисках. Криптовалюты часто обвиняют в том, что это способ отмывания денег. И даже на сбербанковской сессии, которая была вчера, был интересный слайд, обвинительный, в котором указывалось, что криптоактивы используются для отмывания денег от проституции, наркотиков, и так далее. На что я могу сказать, что еще больше фиатных валют используется для тех же целей. И гораздо больше фиатных валют для этого используется. Но людям кажется, что, поскольку это что-то новое, это несет огромные риски.

Я думаю, что сейчас говорят об этих рисках именно из-за непонимания последствий, как мониторить и как регулировать эти отношения. Потому что, конечно, криптовалюта – это абсолютно новый феномен. Это перевод централизованных денег в нецентрализованные, если это разрешить, то это ставит сразу очень много вопросов.

В частности, о налогах, о том, как использовать эти средствах для «серой» экономики, для отмывания, и так далее. Это вопросы все на самом деле решаемые. Просто на это потребуется время. И, как только это время пройдет, станет ясно, что риски невелики. Хотя неопределенность на самом деле большая. В принципе, может быть, мир когда-нибудь перейдет на то, что не будет централизованных денег, а будет несколько центров эмиссии криптовалют. Пока что это фантазия, которая, правда, имеет под собой реальность.

США. Китай. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Финансы, банки > gazeta.ru, 25 мая 2018 > № 2622310 Олег Вьюгин


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 17 января 2018 > № 2460328 Олег Вьюгин

Национализация рисков. Госбанки станут олицетворять банковскую систему страны

Олег Вьюгин

Член совета директоров Бинбанка

Кредитовать корпоративный сектор будут госбанки, при этом кредиты достанутся экспортерам и крупным государственным компаниям, а также негосударственным, получающим устойчивые государственные заказы и субсидии

Банковскую систему принято считать ответственной за обеспечение экономического роста финансовыми ресурсами. Рассуждение широко распространенное, но не соответствующее реальному положению дел в отечественной экономике, да и не только в отечественной. Статистика такова, что наши банки в инвестиционном процессе реального сектора решающей роли не играют. Доля кредитов банков в общем объеме инвестиций отечественных компаний до сих пор не превышала 10–15%.

Другими словами, источником инвестиционного роста экономики страны были и оставались финансовые ресурсы самих компаний нефинансового сектора плюс средства, привлеченные ими на международных и местных рынках капиталов или на худой конец из государственного бюджета. Последние два десятилетия именно наличие у предприятий достаточной для обеспечения инвестиций собственной прибыли, а также доступ к прямым и портфельным иностранным инвестициям играли решающую роль в поддержке роста экономики страны.

Позитивное же воздействие коммерческих банков на экономический рост осуществляется в нашей стране в основном по каналу кредитной поддержки оборотного капитала компаний, кредитования потребительского спроса, ипотечного кредитования и непосредственно кредитования самого процесса жилищного и коммерческого строительства. Кроме того, банки обеспечивают потребность предприятий реального сектора в осуществлении платежей и расчетов, из года в год снижая издержки для клиентов и создавая более удобный сервис. И это хорошая новость.

Плохая же новость в том, что все финансовые средства граждан и предприятий находятся на банковских счетах, и, если с банками возникнет проблема, она станет проблемой для держателей счетов, а затем и для всей экономики. Именно поэтому власти любой страны трепетно относятся к поддержанию устойчивости банковской системы и, если все-таки проблемы случаются, тратят немалые деньги на рекапитализацию банков. Надо понимать, что во всем мире, и в России тоже, власти, спасая банки, спасают не их акционеров, а деньги граждан и предприятий, которые могут вслед за банками стать банкротами, оставив без средств к существованию своих работников.

В отечественной финансовой системе необходимость в санации крупных банков исторически назревала и стала очевидной после 10 лет крайне слабого, периодически кризисного развития экономики и сжатия доли рынка негосударственных банков. Десятилетняя стагнация и пара кризисов, которые сделали бенефициарами банковского бизнеса государственные банки, не прошли бесследно для частных банков.

Большинство коммерческих банков негосударственного сектора под давлением накопленных проблем и в отсутствие перспектив как-то их решить за счет роста бизнеса уже ушли или уйдут с рынка.

Ближайшие перспективы возобновления динамичного экономического роста пока туманны. В стране просто нет достаточных ресурсов — финансовых, технологических, профессиональных. Притом что значительная часть располагаемых финансовых и трудовых ресурсов отвлекается на непроизводительные цели. Третий квартал 2017 года показал рекордные цифры банкротства компаний нефинансового сектора, что свидетельствует о том, что если банк не имеет дело с крупными компаниями сырьевого сектора или крупными компаниями первого передела — экспортерами, то корпоративное кредитование остальных компаний остается для него очень рискованным, если не сказать токсичным. Поскольку кредитование гигантов сырьевого сектора — привилегия крупных государственных банков, то что остается другим?

Поэтому частные банки идут в сектор розничного кредитования, наращивая кредитование потребления, выдают в ускоренном темпе ипотечные кредиты и кредиты малому бизнесу. Поскольку этот бизнес генерирует портфели из относительно небольших выдач однородных кредитов (в сравнении с корпоративными займами), здесь лучше работают современные формализованные системы оценки рисков. Это действительно так, только надо отдавать себе отчет в том, что эти заемщики тоже чувствительны к общему состоянию экономики. Банкротство компании нефинансового сектора вследствие неблагополучной экономической ситуации часто означает потерю рабочих мест для занятых в ней людей. Банк и ответственный заемщик — физическое лицо полагаются на собственные оценки перспектив личного дохода в будущем, понимая, что кредит сегодня — это вычет из доходов завтра. Получается, что банк должен взять этот риск непредсказуемости.

Другими словами, от общеэкономических рисков не уйти, хотя можно искать ниши с более контролируемыми рисками. В связи с этим хочется привести несколько примеров того, как некоторые банки пытались лучше контролировать эти риски. Очень маленький филиал одного банка в регионе процветал, потому что сумел уговорить кредитоваться в нем сотрудников судебного департамента арбитражного суда и некоторых сотрудников небедных бюджетных учреждений. А другой хорошо известный сегодня банк когда-то сделал ставку на выдачу небольших ссуд пенсионерам — вот уж у кого есть хоть скромные, но предсказуемые доходы.

Сегодня ближайшее будущее роли банков в экономике страны как никогда предсказуемо. Кредитовать корпоративный сектор будут государственные банки, они довольно быстро станут олицетворять банковскую систему страны. При этом кредиты достанутся экспортерам и крупным государственным компаниям, а также негосударственным, получающим устойчивые государственные заказы и субсидии. В розничном секторе, включая предприятия малого бизнеса, возможности для деятельности негосударственных банков сохранятся, поиск ниш продолжится. Кроме того, у таких банков больше гибкости во внедрении современных некапиталоемких финансовых технологий, с помощью которых можно экономить на затратах и завоевывать клиентов качеством и удобством сервисов. Технологичность бизнеса позволит им развивать транзакционный безрисковый бизнес опережающими темпами.

Вопрос в другом: будет ли вообще у акционеров интерес к развитию? Особенно когда законодатели обсуждают возможность отмены ограниченной ответственности акционеров банков за его финансовое состояние.

Понятно, что если фундаментальное положение об ограниченной ответственности частного коммерческого института будет подвергнуто правовому отрицанию, то заниматься банковским делом в России уж точно будут только госбанки.

Таким образом, нынешняя зачистка вместе с упомянутыми правовыми инициативами сформирует в стране единый государственный банковский сектор. Он и будет ответственным за финансирование инвестиций прежде всего государственных компаний.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 17 января 2018 > № 2460328 Олег Вьюгин


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 20 марта 2017 > № 2111619 Олег Вьюгин

Маленький секрет большого банка. Что мешает ЦБ снизить ставку?

Олег Вьюгин

Член совета директоров Бинбанка

Банкам есть смысл зарабатывать, привлекая вклады от населения по ставке 7,5% и размещая их на депозитах в ЦБ по ставке 10,5%, а не на кредитовании. Почему же ЦБ это допускает?

Самым большим по размеру баланса в нашей стране является Центральный банк. Баланс этого особого банка-регулятора примерно на 25% превышает баланс Сбербанка — следующего по размеру активов, но уже коммерческого банка. Роль этих двух банков в кредитно-финансовой системе страны является ключевой. Первый определяет стоимость денег в финансовой системе, второй, исходя из этих параметров, — минимальную стоимость кредита для компаний нефинансового сектора экономики. Все остальные банки, если они не хотят терять качественных заемщиков, так или иначе следуют за ставками Сбербанка.

Механизм определения стоимости кредита построен на операциях Центробанка с коммерческими банками. В ситуации, когда ликвидности недостаточно, ЦБ рефинансирует банки по базовой ставке плюс небольшая маржа и, наоборот, в случае избытка ликвидности предлагает разместить на его балансе свободные средства банков на тех же условиях. Если, например, банкам ликвидности не хватает и они заимствуют у ЦБ по ставке 10–11%, то понятно, что рыночный коммерческий кредит не может быть выдан по ставке ниже этого уровня. Если же ликвидности много и ЦБ предлагает разместить ее на своем балансе под ставку 10–11%, то банки не станут принимать коммерческий кредитный риск по ставкам ниже этого уровня. Кроме того, банки, формируя свою пассивную базу, принимают во внимание и текущий уровень инфляции. Несмотря на то что ЦБ на протяжении девяти месяцев прошлого года не снижал базовую ставку, коммерческие банки, в первую очередь Сбербанк, снижали ставки по депозитам, следуя тренду инфляции. А вот ставка по кредитам снижалась медленнее и, похоже, «легла на дно». Причина в том, что ЦБ готов принимать средства от коммерческих банков по ставке 10,5%, которая в последнее время уже превышает ставку по депозитам у банков (в среднем около 7,5%). Получается, для банков есть смысл зарабатывать на безрисковой марже, привлекая вклады от населения по ставке 7,5% и размещая их на депозитах в ЦБ по ставке 10,5% (разница три процента и есть доход банка), а не на кредитовании.

Почему же ЦБ это допускает? Понятно, что таким образом он способствует сдерживанию кредитования банками предприятий нефинансового сектора. Сегодня на кредитовании предприятий заработать безрисковую маржу 3% сложно, а на депозитных операциях с ЦБ — можно.

Комментируя свои решения по сохранению ставки на уровне 10%, Центральный банк ссылается на сохраняющиеся инфляционные риски и напоминает, что задача снизить и закрепить уровень инфляции на уровне 4% пока еще не выполнена. Верно, но где же находится источник этих рисков? В бюджетной политике. Дело в том, что Минфин России финансирует дефицит бюджета за счет использования средств Резервного фонда и доходов от приватизации. Однако и тот и другой источник в силу того, как это финансирование осуществляется, носят эмиссионный характер.

По правилам накопления и использования Резервного фонда, который управляется Центробанком и накапливается в иностранных валютах, Минфин России должен получать из этого фонда ранее накопленную иностранную валюту, продавать ее за рубли на валютном рынке и затем использовать полученные рубли для финансирования обязательств бюджета. Однако в реальности Минфин получает от Центробанка не иностранную валюту, а рубли. При этом соответствующий эквивалент иностранной валюты по курсу ЦБ продать монетарные власти забывают. Получается, что бюджетный дефицит финансируется необеспеченной эмиссией. Именно это и мешает совету директоров ЦБ принять решение о снижении базовой ставки — и так достаточно денег поступает в финансовую систему, причем по нулевой ставке.

С финансированием бюджета за счет доходов от приватизации ситуация похожая. Дело в том, что существенная часть этих доходов тоже сформирована эмиссионным способом. Под выкуп акций «Роснефти» консорциум банков предоставил кредит на €10,5 млрд. Эта валюта, скорее всего, не была продана на валютном рынке, а рубли для бюджета, по-видимому, привлекли под операции репо с биржевыми облигациями этой компании с ЦБ. Задолженность банков по операциям репо выросла более чем на 500 млрд рублей как раз в период, когда «Роснефтегаз» перевел в бюджет средства за приватизированный пакет акций «Роснефти». Поскольку этот источник финансирования носит характер долга на некоторый срок и валюту все-таки придется продать, то его нельзя считать чисто эмиссионным, но временное давление на инфляцию он все же может оказывать.

Теперь посмотрим, что было бы, если бы иностранная валюта, которая взята из Резервного фонда под доходы от приватизации, продавалась бы на рынке. Речь идет примерно о $30 млрд из Резервного фонда и примерно о $11 млрд доходов от приватизации в расчете на 2016 год. Если бы эти средства были проданы на валютном рынке, то проблемы излишней рублевой ликвидности в финансовой системе не существовало бы и ЦБ в течение 2016 года мог бы спокойно снижать базовую ставку без опасений разрушить тренд снижения инфляции. Тогда и банки более активно снижали бы кредитные ставки и расширяли кредит экономике. Второе следствие — более существенное укрепление рубля по сравнению с фактическим. Здесь эффект двоякий. С одной стороны, более крепкий рубль снизил бы уровень защиты компаний работающих на внутренний рынок отраслей от внешней конкуренции, что потребовало бы от них инвестиций в повышение производительности. С другой стороны, финансовые возможности импорта современного технологического оборудования для предприятий расширились бы, что в конечном счете позитивно повлияло бы на рост производительности труда. В целом можно признать, что, скорее всего, такой вариант политики помог бы достичь лучших экономических показателей, чем мы имеем сегодня.

Можно только догадываться о причинах, которые воспрепятствовали монетарным властям поступить так, как было описано выше. По-видимому, это, во-первых, продиктованное соображениями протекционизма желание максимально долго сохранять рубль слабым. Во-вторых, это стремление сохранить размер золотовалютных резервов страны на психологически комфортном для властей уровне.

Как знать, возможно, в будущем баланс целей и желаний изменится, и мы увидим другие процентные ставки, другой курс рубля и показатели экономического роста, которых не ожидали. А у монетарных властей одним «секретом» станет меньше.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 20 марта 2017 > № 2111619 Олег Вьюгин


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 7 апреля 2016 > № 1714634 Олег Вьюгин

Олег Вьюгин: «Происходит не расходование средств резервного фонда, а прямая эмиссия денег»

Елена Гостева, обозреватель Банкир.Ру

О том, как будет выглядеть российская банковская система через 10 лет, не знает никто, кроме разве что зампреда Центробанка Алексея Симановского. Остальным же банкирам будущее нашего финансового рынка неведомо. Об этом заявил, выступая 7 апреля 2016 года на XXVII съезде Ассоциации российских банков (АРБ), председатель наблюдательного совета МДМ-банка Олег Вьюгин.

Он напомнил всем ситуацию на банковском рынке десятилетней давности, когда экономика росла, и, фактически, места на рынке хватало всем. Даже не самые лучшие банки на российском рынке покупались с коэффициентом 3 к капиталу. «Сейчас такие сделки воспринимаются как фантастика»,— вздохнул Вьюгин.

Олег Вьюгин подчеркнул, что сейчас на рынке происходит даже не расходование средств резервного фонда Центробанком, а прямая эмиссия денег, пусть пока в небольшом объеме, так как ЦБ не продал на рынке валюты на ту сумму рублей, которые уже «влиты» в рынок. «Я надеюсь, что ЦБ все же не допустит на нашем рынке отрицательных ставок, но и исключить такое развитие ситуации я не могу»,— сообщил банкир.

Без вмешательства регулирующих органов в работу финансовых компаний, которые осуществляют транзакционные услуги и действие платформ по кредитованию «от человека к человеку», банкам уготовано печальное будущее. Банки все же не только кредитуют экономику, но и осуществляют контроль за отмыванием доходов, полученных преступным путем, напомнил Олег Вьюгин.

Банк — это дорогое удовольствие, и конкуренции с «дешевыми учреждениями» они не выдержат. Но знание отраслей и потребностей клиентов — юридических лиц, ручной труд сотрудников банка не нельзя заменить никакой Big Data, уверен Вьюгин.

Поэтому на первый план у банкиров выходит вопрос об отношении властей — и не только ЦБ — к банковскому сектору. По сути, для кредитования нашей экономики хватит и государственных банков, но сужение банковского рынка только до госсектора на корню убьет конкуренцию на финансовом рынке. Второй вопрос: будет ли ЦБ следить за теми рисками, которые будут формироваться на платформах по кредитованию? Ведь не имеет значения, в каком секторе финансового рынка сформированы риски. Если люди будут терять на этих платформах средства, то это будут дела посерьезнее, чем дела финансовых пирамид начала 90-х годов прошлого века, считает Олег Вьюгин.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 7 апреля 2016 > № 1714634 Олег Вьюгин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter