Всего новостей: 2579266, выбрано 2 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Герасименко Владимир в отраслях: ТранспортФинансы, банкивсе
Герасименко Владимир в отраслях: ТранспортФинансы, банкивсе
Россия. ЮФО > Финансы, банки > bankir.ru, 12 июля 2016 > № 1823285 Владимир Герасименко

Владимир Герасименко (Донкомбанк): «Место на рынке для региональных банков есть»

Владимир Герасименко, Председатель правления Донкомбанка

Беседовал: Владислав Лейбов, специально для Bankir.Ru

Председатель правления Донкомбанка Владимир Герасименко о том, почему на Юге России пока не появился свой Apple, как местные предприятия проходят через экономический кризис, какую стратегию выбрал банк и чем он может поддержать своих клиентов.

Деньги у банков есть

— Владимир Александрович, какая сейчас ситуация на банковском рынке Ростовской области? Каковы его основные особенности?

— Ситуацию на местном банковском рынке можно назвать стагнацией или, если угодно, застоем. Основные показатели работы банков снижаются. Значительно, в сравнении с докризисным периодом, снизилась прибыль, замедлился рост объемов выданных кредитов. При этом растет доля просроченных ссуд. Немного лучше сейчас стала ситуация с частными вкладами — россияне опять стали нести свои деньги в кредитные организации.

Банки практически перестали кредитовать любые сколько-нибудь рискованные проекты. Кредитуют в основном своих проверенных клиентов на нужды текущей деятельности. Резко ухудшилась ситуация с кредитованием инвестиционных проектов. И банки опасаются выдавать инвестиционные кредиты, и сами бизнесмены — начинать новые проекты с длительным сроком окупаемости.

Конечно, даже сейчас есть отдельные примеры успешных попыток подразделений федеральных банков кредитовать новые бизнес-проекты, в том числе стартапы. Но доля таких проектов пока слишком мала, в основном кредитуются уже проверенные проекты с быстрым сроком выхода на окупаемость например, в сфере розничной торговли.

— Какова сейчас ситуация с ликвидностью у банков на местном рынке?

— В условиях замедления роста кредитования у банков возникает излишек ресурсов, которые в основном размещаются на депозитах в Центробанке. Тем более что ставки Центробанк сейчас предлагает очень привлекательные. Мы тоже не размещаем деньги на рынке межбанковских кредитов (МБК), потому что доверие между банками все еще слишком мало.

— А по МБК к региональным банкам доверие у федеральных банков не вернулось?

— Его не было и в лучшее время. Лимиты для выдачи региональным банкам крупные федеральные банки не открывали без предоставления обеспечения. При этом привлекать средства из регионов они не против. В результате региональный рынок МБК практически заморожен.

— А Донкомбанк использует возможность и привлечения, и размещения средств?

— Ситуация с ликвидностью сейчас такова, что у банков излишек свободных ресурсов. Поэтому мы сейчас только размещаем в Центробанке свободные средства. Тем более что возвратность этих средств полностью гарантирована, в отличие от выдачи МБК практически по тем же ставкам.

— Получается, у вас избыток ресурсов, но сложно найти качественных заемщиков?

— Да. Новых хороших заемщиков за последний год у нас появилось чрезвычайно мало. Обычно на кредитование приходят новые заемщики с очень рискованными проектами.

— А какие проблемы у этих клиентов чаще всего встречаются — закредитованность, остановка бизнеса, изменение бизнес-среды?

— Обычно приходят новые предприятия с хорошими идеями, но сами проекты скорее подходят не для банков, а для инвесторов. Приходят и сильно закредитованные клиенты с плохим финансовым положением. Если бы мы выдали таким клиентам кредиты, то вынуждены были бы сразу отнести эти ссуды к третьей категории качества. А создание таких резервов для банка не окупится ни по каким процентным ставкам по кредитам.

Стараемся поддержать своих клиентов

— В Ростове сильна конкуренция даже между подразделениями федеральных банков. Донкомбанк уже более 25 лет работает в таких условиях. Чем вы привлекаете и удерживаете клиентов? С какими нишами клиентов-юрлиц и физлиц работает банк?

— Подразделения крупных федеральных банков вообще не очень любят, а иногда и не умеют работать с малыми и средними предприятиями. Мы же с каждым клиентом вырабатываем индивидуальную схему взаимодействия. Прежде всего, клиентов удовлетворяет скорость принятия нами решений по кредитным заявкам. Если бизнес клиента для нас прозрачен, если он уже работает с нами, то его заявка на кредит удовлетворяется Донкомбанком всего за неделю.

Из-за того, что мы готовы быстро принять решение, к нам иногда переходят очень хорошие клиенты даже из госбанков. Бывают моменты в бизнесе, когда деньги нужно получить быстро. Например, клиент получил информацию о скором подорожании минеральных удобрений, и ему нужно успеть закупить их. Крупные федеральные банки рассматривали бы такую заявку месяцами, и клиенту пришлось бы покупать товар гораздо дороже.

Мы для каждого клиента подбираем лучше всего подходящие ему условия кредитования. Схемы проработаны, клиенты знают, что мы их не подведем, и очень это ценят. Недаром у нас есть хорошие клиенты, которые начали работать с банком еще 25 лет назад.

— Можете назвать несколько своих клиентов, с кем вы успешно сотрудничаете?

— Например, ТКФ «Надежда», это бывший Ленинский продторг. Он трансформировался в другую форму собственности, но владельцы бизнеса остались те же. Мы в основном работаем с клиентами, чей бизнес ориентирован на удовлетворение ежедневных и постоянных потребностей ростовчан. Это наш стратегический выбор. У нас уже довольно давно обслуживаются и несколько бизнес-групп фармацевтических компаний. Спрос на их услуги достаточно стабилен.

Конечно, я не могу перечислить всех наших клиентов, с которыми у нас сложились длительное и плодотворное сотрудничество,— таких организаций сотни. Но назову еще компанию «Донские традиции», которая занята переработкой сельхозпродукции, и компанию «Крепкий орешек». Мы выстраиваем долговременные отношения с этими компаниями.

— А кто ваши заемщики среди частных лиц?

— Мы работаем в основном с сотрудниками компаний, которые у нас обслуживаются. Кроме того, мы успешно работаем с сотрудниками компаний ОПК — наших учредителей, которые сами как в силу наложенных государством ограничений, так и просто из-за своего размера не могут в полном объеме у нас обслуживаться.

— В чем банк сейчас может пойти навстречу клиенту и помочь ему в развитии бизнеса? Скорость принятия решения вы уже назвали, возможно, это также комбинированный залог при кредитовании?

— Мы, как и многие банки, ужесточили требования к залогам по сравнению с докризисным периодом. Сейчас по старым клиентам средняя процентная ставка по кредитам у нас около 15%. Вот это и есть, в том числе, поддержка банком своих клиентов. Плюс скорость принятия решений. Плюс гибкий подход к установлению параметров кредитования, к выдаче гарантий.

Мы знаем своих заемщиков, и когда принимаем решение о сотрудничестве, гораздо лучше подразделений многих федеральных банков понимаем все возможные риски. Мы видим клиента в целом, часто в развитии на протяжении многих лет, знаем его деловую репутацию.

— А какие банковские продукты, кроме кредитования, востребованы сегодня бизнесом?

— Гарантии. И такая традиционная банковская услуга, как качественное расчетно-кассовое обслуживание. Сейчас важно, чтобы клиент был уверен: банк его не подведет.

Нужно развивать региональную инфраструктуру

— На ближайшие полгода какие услуги станут драйвером развития региональных банков — традиционные или какие-либо новые?

— Традиционные, конечно. Мне кажется, что прогнозы, что через два-три года или даже через пять лет банки заменят какие-то другие компании, слишком смелые. В России на огромной территории пока нет необходимой инфраструктуры для банковских онлайн-услуг. Это перспектива гораздо более отдаленная.

Тем более что банковские программы клиент-банк, программы ДБО для физлиц существуют уже давно, и будут только совершенствоваться. Сами банки будут постепенно предлагать новые услуги, новые каналы их предоставления.

— А вы видели примеры успешной работы региональных высокотехнологичных компаний?

— Я не стану говорить за всю Ростовскую область, но в нашем банке среди клиентов таких компаний нет.

— Но тот же «Роствертол» можно считать высокотехнологичным предприятием, а он весьма успешен.

— Да. Но это не новое предприятие, оно существует уже много лет, было хорошо известно в стране и за рубежом еще во времена СССР. А вот новых местных высокотехнологичных компаний у нас на обслуживании, к сожалению, нет.

— Неужели местной компании Apple нет пока в Ростове? Или такие компании уже где-то существуют?

— Людей умных и талантливых у нас на Дону много. Выпускники донских вузов востребованы и в нашем регионе, и в Москве, и за рубежом. Но вот необходимых условий, достаточных для поддержки их проектов подобного рода, пока нет.

Ведь банкам даже вполне перспективные проекты стартапов экономически кредитовать не выгодно. Когда банкиры говорят, что кредитуют стартапы, обычно это стартапы достаточно быстро окупающиеся, например в сфере торговли.

Даже федеральные банки кредитуют эту нишу скорее в целях приобретения опыта работы и пиара. По этим причинам объемы кредитования стартапов на Дону очень невелики. К сожалению, политика государства не направлена пока на поддержку создания и развития таких компаний.

— Кроме Apple в гараже еще и вокруг гаража должна быть Кремниевая долина со всей необходимой инфраструктурой, способствующей развитию подобного бизнеса?

— Да. В том числе консультационные и финансовые услуги. У нас все это пока недостаточно развито.

На Юге России кризис пережить все же легче

— В чем особенности бизнеса на Юге России? Как местные компании переживают экономический кризис? Успели ли подстроить бизнес к новым реалиям?

— Наш регион очень благоприятен с точки зрения географических и климатических условий. Да и народ на Юге России очень предприимчивый, грамотный с точки зрения создания и развития бизнеса. Это торговый, посреднический бизнес, сельское хозяйство. Сейчас ведь рост бизнеса в сельском хозяйстве идет достаточно активно, что очень хорошо для всего Юга России. Ждем, что урожай этого года на Юге будет рекордным.

— Это же хорошо.

— Конечно. Можно порадоваться за селян, которые смогут улучшить свое финансовое положение, расширить долю рынка, поднять урожайность, внедрить современные технологии, получить хорошую прибыль.

— Ваши основные нынешние акционеры — ПАО «Роствертол» и связанные с ним компании, находящееся сегодня под контролем ГК «Ростех», еще с советских времен были успешным предприятием. Их продукция пользуется спросом и на международном рынке.

— Конечно. У них продукция конкурентоспособна, хорошо известна, экспортируется в ряд стран, выкупается у нас в стране по гособоронзаказу. Безусловно, мы этому рады.

— Тем более что они производят не только военную, но и гражданскую продукцию.

— Да, выпускаемые ими вертолеты могут использовать не только военные, есть и гражданские модели.

Вообще, отмечу, что экономика Юга России хорошо диверсифицирована. У нас развито не только сельское хозяйство, но и переработка сельхозпродукции, отрасли, связанные с розничным потреблением товаров и услуг населению. К сожалению, машиностроение в регионе сегодня не так развито, как во времена СССР. Из крупных гражданских предприятий сразу на ум приходят «Ростсельмаш» и «Роствертол». Многие другие когда-то известные предприятия не смогли приспособиться к новым условиям.

Купить банк, чтобы обанкротить?

— В Ростовской области за последний год обанкротились несколько региональных банков — Донинвест, Стелла Банк, Капитал Банк. Владельцы Капитал Банка пришли в область из Литвы с хорошими идеями, но не сумели их реализовать. Как курс Центробанка на ужесточение надзора изменил ситуацию на банковском рынке региона?

— В большинстве местных банков, которые вы назвали, проблемы резко усугубились после прихода новых собственников из других регионов. Возможно, новые собственники изначально покупали эти банки не с намерениями развивать честный банковский бизнес

Сказать, что экономическая ситуация сегодня для банков сложная, конечно, можно. Но эти банки могли выжить при умелом построении бизнеса. Место на рынке для региональных банков есть. Хотя должен сказать, что развивать региональный банк сегодня непросто.

— Думаю, сегодня очень многое зависит от личности руководителя банка — как он выстроит бизнес, наладит отношения с собственниками. Давайте вспомним Стелла-Банк и убийство весной 2015 года его директора Дениса Бурыгина, который руководил банком 15 лет. Уверен, что если бы не это трагическое событие, то банк бы успешно работал до сих пор.

— Конечно. Денис Бурыгин был талантливым руководителем, у него было полное взаимопонимание и доверие в отношениях с собственниками банка. Во многом, думаю, именно гибель Дениса стала толчком к выходу собственников банка из бизнеса. Денис был активным участником нашего Южного регионального банковского клуба, знающим банкиром, интересным и интеллигентным человеком. С возглавляемым им банком долгие годы успешно сотрудничали многие ростовские компании.

— А «внебалансовые» вклады физлиц, которые прозвучали таким неприятным заключительным аккордом, при Денисе Бурыгине, юристе по специальности, были бы?

— Думаю, Денис бы такого не допустил. Напомню, что у нас в области, кроме банкротства Стелла-Банка, были банкротства банка «Максимум», Донбанка и ряд других. С похожими схемами использования новыми хозяевами давно существующих небольших региональных банков в своих неблаговидных целях. Возможно, новые собственники изначально покупали эти банки не с намерениями развивать честный банковский бизнес. Конечно, и банковский надзор не всегда смог сработать оперативно.

Кстати, я по рекомендации Ассоциации региональных банков с февраля этого года включен в межбанковскую комиссию при Совете федерации, которую возглавляет Валентина Матвиенко, и уже участвовал в двух заседаниях. Это дало возможность увидеть степень заинтересованности власти и внимания к проблемам банков на уровне Совета Федерации. Я видел, как жестко спрашивают с руководителей Центробанка за просчеты в банковском надзоре.

— Очевидно, пострадало и много вип-вкладчиков, причем на крупные суммы. Кое-кто даже не может теперь доказать, что открывал вклад в банке. Раньше такие криминальные случаи были редчайшими в банковской практике.

— Да, называлась цифра, что 80% случаев банковских банкротств в последние годы были криминальными.

— Тут и правоохранительные органы должны активно работать, это ведь даже не вопрос качества банковского надзора, а откровенный криминал?

— Но ведь по закону именно Центробанк предоставляет в правоохранительные органы всю информацию о правонарушениях в банках. Очевидно, не могут наши госструктуры пока нужным образом и в нужное время объединить свои усилия в такой ситуации.

— Кредитный портфель Донкомбанка сейчас превысил 3 млрд руб Как планируете строить свою дальнейшую работу, к чему хотите стремиться?

— У нас недавно прошло собрание акционеров. И на нем было принято решение в первую очередь стараться сохранить свою долю рынка. Нам сегодня не ставится задача агрессивного роста или привлечения большого числа новых клиентов. Мы стараемся сохранить своих клиентов, помочь в это непростое время выжить и развиваться их бизнесу.

Детальный план развития банка на длительный срок составить сейчас непросто. Все в экономике и банковском бизнесе очень быстро меняется. Однако, возможно, к концу 2016 года ситуация улучшится, и российские банки вернутся к более энергичному развитию бизнеса.

Россия. ЮФО > Финансы, банки > bankir.ru, 12 июля 2016 > № 1823285 Владимир Герасименко


Россия. ЮФО > Финансы, банки > bankir.ru, 11 марта 2015 > № 1312204 Владимир Герасименко

Председатель правления Донкомбанка Владимир Герасименко о том, как банковский рынок региона проходит финансовый кризис, о предстоящем юбилее банка и о планах дальнейшего развития. // Владислав Лейбов, Bankir.Ru

- Владимир Александрович, важным событием последнего года для банкиров стала очистка рынка Центробанком от недобросовестных игроков. Следствием этого процесса стали потери средств крупными вкладчиками и предприятиями малого и среднего бизнеса. Насколько серьезно повлияли эти события на банковский рынок юга России?

- Самая заметная потеря от действий Центрального банка в нашем регионе – отзыв лицензии у банка «Донинвест». Но у банка «Донинвест» проблемы сложного характера были уже достаточно давно. Насколько я знаю, банк постепенно сокращал объем привлеченных вкладов населения, выводил средства клиентов по их распоряжениям, и сказать, что клиенты банка понесли неожиданные и крупные потери, трудно. Центральный банк следил за «Донинвестом» достаточно жестко.

В целом нельзя сказать, что для Ростова и области процесс очистки банковского рынка был очень болезненным. Кроме того, на банковском рынке региона происходили и смены владельцев некоторых банков. Но в итоге прямо на клиентов эти события серьезно не повлияли.

Сейчас же для Центрального банка, как заявляла сама Эльвира Набиуллина на встрече с банкирами в Бору, становится актуальной не столько очистка банковского сектора от недобросовестных игроков. Это, можно сказать, крайняя мера. Сегодня актуальны вопросы санирования, лечения проблемных банков. Мы видим, что Центральным банком был принят уже целый ряд решений по санированию банков, у которых имелись серьезные проблемы.

Кроме того, одними из основных причин отзыва банковских лицензий в последние год-полтора были операции, связанные с отмыванием денежных средств и выводом активов. Но меры, которые Центральный банк принимал, уже сказались положительно. Как говорит госпожа Набиуллина, количество банков с заметными объемами сомнительных операций резко сократилось. Если в 2013 году таких банков было порядка 180, то к концу 2014 года их осталось 24. В начале 2015 года руководители Центробанка называли цифру всего 14 банков, в отношении которых у регулятора есть подозрения о проведении незаконных операций. Все эти банки находятся не в нашем регионе, и все они сейчас под жестким надзором Центрального банка.

- Отзыв лицензии у банка «Донинвест» в Ростове произвел достаточно грустное впечатление.

- Да, это был один из старейших банков в регионе. Жаль, что его судьба оказалась такой печальной. Конечно, на судьбе банка сказались проблемы финансовой группы, и это не могло не повлиять на банк. В свое время это был банк с хорошими традициями, сильной командой. Возможно, собственникам банка нужно было намного раньше решить вопрос с продажей банка, и он обрел бы новую жизнь. В Ростовской области региональных банков с долгой историей осталось совсем немного.

- Наблюдается ли вследствие этих событий переток частных и корпоративных клиентов в подразделения крупных банков? Поможет ли повышение размера страховки по вкладам удержать вкладчиков в частных банках?

- Сейчас ситуация сложилась достаточно парадоксальная. Идет переток клиентов – юридических лиц в те банки, которые имеют свободную ликвидность и которые предоставляют кредиты на приличных условиях. Крупные федеральные банки в регионе сейчас кредитуют клиентов очень осторожно, ставки по кредитам значительно выросли, а условия кредитования серьезно ужесточились. На таких условиях кредиты может брать очень небольшое число предприятий. В результате сейчас многие руководители предприятий находятся в поиске банка, который бы смог кредитовать их компании на приемлемых условиях. Много новых клиентов хотели бы кредитоваться и у нас. Но мы видим, что далеко не все клиенты, которые обращаются к нам за кредитами, будут способны их успешно обслуживать.

Если же говорить о частных вкладчиках, то, безусловно, во многих банках региона обратили внимание на их переток в банки-конкуренты. Но, как правило, эти вкладчики пошли не в крупные банки, а в те, которые установили максимальную ставку по вкладам в декабре-январе. Тем более что этому способствовало и повышение страховой суммы по вкладам.

Мы же понимаем, что вклады, привлеченные по слишком высоким процентным ставкам, будет очень непросто окупить. Скорее всего, за счет кредитования предприятий окупить такие вклады вообще невозможно. Возможно, часть банков сможет окупить привлеченные по высоким ставкам вклады, в том числе используя ранее полученный доход от операций на валютном рынке.

- Повышение размера страховки успокоило частных вкладчиков, отток по причине опасений клиентов за судьбу своих денег прекратился?

- Реально вкладчики и сейчас идут на высокую ставку. При этом они меньше обращают внимание на надежность банка. Сказать, что этот процесс прекратился полностью, нельзя.

- Центробанк в ноябре досрочно отпустил российский рубль в свободное плавание. Как последующая резкая девальвация рубля повлияла на поведение клиентов банков? Прекратился ли сейчас ажиотаж среди частных клиентов?

- Если говорить о поведении клиентов – юридических лиц, то они реагировали достаточно сдержанно. Те из предприятий, кто получает экспортную выручку, какое-то время не торопились ее продавать. Но это, в общем, никак не повлияло на положение банков, обслуживающих таких клиентов.

А вот частные вкладчики в самый разгар девальвации рубля активно закрывали вклады в рублях и переводили их в валюту. Был и ажиотаж среди частных клиентов по покупке валюты и за счет их свободных наличных средств. Причем наиболее крупные объемы продаж наличной валюты пришлись как раз на максимум курса доллара и евро по отношению к рублю. Позднее, когда курс рубля стабилизировался и начал расти, зачастую эти же люди продавали недавно купленную валюту и несли при этом убытки.

Частные клиенты не успевают реагировать на быстро происходящие на валютном рынке события и в результате несут потери. Так было и во время прошлого кризиса.

Если же говорить о банковских вкладах, то мы устанавливали максимальную процентную ставку по крупным вкладам в рублях в размере 15,5% годовых. У нас в самый разгар ажиотажа на рынке был небольшой отток вкладчиков, но основная часть вкладов все же осталась в банке.

- Банковские ячейки в вашем банке все были заняты в эти месяцы?

- Конечно, спрос на банковские ячейки минувшей зимой резко возрос. Но нельзя сказать, что были заняты все ячейки.

- Повлияли ли каким-нибудь образом взаимные международные и российские санкции на бизнес предприятий Ростова и области? Реально ли в таких условиях запустить инвестпроекты по замещению импортных товаров, в первую очередь – продовольственных?

- У нас один из клиентов взялся за инвестиционный проект как раз прошлой весной. Он хотел закупить молочное стадо в США, был достаточно крупный контракт, нами уже был выставлен аккредитив. Но в итоге клиент отказался от осуществления этого проекта по причине непредсказуемости действий своих партнеров из США.

Санкции влияют, конечно, в целом на банковскую систему. Российским предприятиям и банкам приходится возвращать зарубежным кредиторам крупные суммы. $160 млрд. было уже возвращено в 2014 году. В 2015 году предстоит погасить еще $110 млрд.

Сравним эти суммы с 1 трлн. рублей, которые были выделены на поддержку банков в России – это сейчас примерно всего $16 млрд. Да и эти деньги пока не освоены. Реально крупным источником ликвидности в банковской системе сейчас является Центральный банк. Он облегчил банкам доступ к целому ряду своих продуктов и в прошлом году в нашем регионе выдал более 160 млрд. рублей кредитов банкам. А ведь в 2013 году Центробанком было выдано всего 3 млрд. рублей.

В итоге сейчас у банков ощущается нехватка денежных ресурсов, необходимых для наращивания кредитования. А у предприятий наблюдается нехватка оборотных средств.

- Инвестиционные проекты представляли вам на рассмотрение клиенты? Наш регион ведь достаточно перспективен в части реализации проектов, например, по переработке сельхозпродукции.

- Долгосрочные инвестиции в таких условиях большинством из банков были приостановлены. Ведь пока меры государства по стимулированию долгосрочного банковского кредитования не заработали. Конечно, Центробанк готов предоставить средства банкам для реализации таких проектов. Но сама процедура получения этих денег сложна, и итог ее не предопределен.

- А из ростовских банков помощь от государства пока не получил ни один?

- Вначале средства предлагали примерно 40 банкам, из которых часть банков отказалась от участия в этой программе. В результате распределили на середину февраля около 830 млрд. рублей из 1 трлн. рублей. В Бору Набиуллина сказала, что Центральный банк и АСВ считают возможным поддерживать не только крупные, но и малые и средние банки. Однако условия получения этих средств достаточно жесткие. Например, собственникам банка придется за счет собственных средств за 3 года увеличить капитал банка на сумму 50% полученных от государства средств. Выплаты дивидендов банками, согласившимися участвовать в этой программе, замораживаются. Банкам нужно будет обеспечить ежегодный 12% рост кредитования по тем отраслям, которые указаны государством. На 3 года замораживается фонд оплаты труда в банках. Причем выполнение всех этих условий будет проверено государством. Из-за жестких условий участия в программе ряд банков отказался от привлечения средств государства.

Мы обсуждали вопрос возможного участия в этой программе с собственниками Донкомбанка. Но пока острой необходимости в помощи государства у банка нет. Ведь мы, в отличие от многих крупных федеральных банков, пока не использовали даже возможность привлечения средств от Центрального банка под залог ликвидных активов. И если необходимость в дополнительных средствах у нашего банка возникнет, нам проще всего будет использовать именно этот источник пополнения ликвидности.

- Ваши клиенты – в основном компании среднего и малого бизнеса. Как повлияла остановка роста российской экономики и подъем процентных ставок по кредитам на их бизнес? На какие проблемы в ведении бизнеса чаще всего жалуются ваши клиенты?

- Я говорил, что для большинства предприятий серьезной проблемой сейчас является нехватка оборотных средств. Даже текущую деятельность непросто поддерживать в условиях высоких кредитных ставок и нежелания банков выдавать кредиты в прежних объемах. Тем более что финансовые показатели у ряда предприятий ухудшились вследствие проблем в экономике, а это увеличивает кредитные риски банка. Поэтому не только долгосрочные инвестпроекты сейчас приторможены многими предприятиями. Иногда бывают проблемы и с получением кредитов на пополнение оборотных средств. Очень многие предприятия жалуются именно на это.

- А падение оборотов предприятий по расчетным счетам в рублях заметно?

- В рублях обороты большинства предприятий держатся, ведь у нас сейчас достаточно высокая реальная инфляция. Это сказывается на выручке предприятий и на оборотах предприятий по расчетным счетам. По крайней мере, у нас в банке не произошло по этой причине заметного снижения оборотов по счетам клиентов.

- В финансовой отчетности предприятий нарастание проблем пока не заметно?

- Думаю, частично нарастание проблем будет заметно в отчетности 4-го квартала и 2014 года в целом.

- Готовы ли банки региона к ухудшению качества кредитного портфеля в ближайшие 1–2 года? Какой рост просрочки вы прогнозируете на ближайший год?

- Тут очень многое будет зависеть от общего состояния российской экономики. Если ситуация с международным финансированием российских банков и компаний, с международными санкциями не урегулируется, если не откроются азиатские рынки капитала, то ухудшение качества кредитного портфеля, конечно, будет. Точно сказать, насколько возрастет просрочка, достаточно сложно.

Мы уже сейчас видим обращения клиентов за пролонгацией кредитов. Жалуются бизнесмены на задержки в расчетах, в том числе и с задержками средств от партнеров и от бюджета. Пока это не имеет массового характера, но число обращений за пролонгацией растет.

- Вашему банку в октябре исполняется 25 лет. Банк занимает заметное положение на финансовом рынке региона. Какие задачи на 2015 год поставлены перед банком?

- Советом директоров поставлена задача – сохранить позиции банка на региональном рынке, а также не снизить основные качественные показатели работы банка. Мы будем стараться как сохранить те партнерские отношения, которые у нас уже сложились с нашими клиентами – предприятиями и частными лицами, так и привлечь в банк новых клиентов. У нас в планах заложен небольшой рост кредитного портфеля и других основных показателей в размере 5–8%. Но, как мне кажется, в сегодняшних непростых экономических условиях даже не снизить достигнутые объемы – уже неплохо.

- Какие еще новые услуги вы предложите своим клиентам? Какие банковские продукты будут служить основным драйвером банковского бизнеса в 2015 году, а от каких придется отказаться?

- Должен сказать, что без кредитования банкам никак не обойтись. Большую часть доходов региональных и у значительной части универсальных федеральных банков дает именно кредитование. Поэтому кредитование в любом случае будет оставаться важнейшей услугой, которую банки, в том числе – и Донкомбанк, предлагают своим клиентам.

А вот технический уровень предоставляемых банками услуг, в том числе – кредитования, будет расти. Станет больше операций, связанных с консалтингом, помощи клиентам в повышении эффективности использования денежных средств, повышении скорости банковских расчетов. Традиционно большое внимание банки уделяют расширению возможностей и повышению удобства систем дистанционного банковского обслуживания. Мы уже давно предоставляем возможность дистанционного банковского обслуживания юридическим лицам, а за минувший год сделали эти услуги доступными и для частных лиц. Сейчас услуги ДБО очень востребованы всеми категориями банковских клиентов.

- А как вам помогает длительная история работы банка в регионе пройти непростые для экономики и банков времена?

- В конце прошлого и начале 2015 года мы провели встречи со многими клиентами банка. Нас особенно интересовали потребности наших клиентов в нынешних условиях, мы предлагали клиентам наши услуги, согласовывали уровни процентных ставок с учетом как наших возможностей, так и возможностей наших клиентов. В результате постоянных и близких контактов с клиентами нам удалось сформировать достаточно взвешенную кредитную и депозитную политику.

Мы понимаем, каким клиентам придется дать деньги на расширение бизнеса в первую очередь, в каких объемах денежные средства клиенты смогут освоить, какие процентные ставки они смогут отработать. Например, у нас максимальная процентная ставка по кредитам для юрлиц не превысила 21% годовых. Да и таких кредитов у банка не так уж много, значительная часть кредитов выдана по ставкам, не превышающим 20% годовых, это тот уровень процентной ставки, который наши клиенты смогут обслуживать.

- В случае возникновения временных проблем в бизнесе ваших заемщиков вы стараетесь идти навстречу клиентам?

- Конечно! Мы видим, чем вызваны трудности в бизнесе клиента, когда эти трудности временные и клиент может их успешно преодолеть. Стараемся как можно чаще идти навстречу и находить устраивающее и нас, и клиента решение проблем. Ведь мы заинтересованы в длительном сотрудничестве с нашими клиентами и в успехе их бизнеса.

Россия. ЮФО > Финансы, банки > bankir.ru, 11 марта 2015 > № 1312204 Владимир Герасименко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter