Всего новостей: 2578330, выбрано 1 за 0.087 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Камбетбаев Ерлан в отраслях: Финансы, банкивсе
Камбетбаев Ерлан в отраслях: Финансы, банкивсе
Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 1 июля 2016 > № 1825953 Ерлан Камбетбаев

Страховка может стать выгоднее депозита

В "Халык-life" рассказали подробности

После прошлогодней августовской девальвации многие вкладчики, которые копили средства на тенговом счете, остались не у дел. Их накопления за день в реальном выражении обесценились почти в два раза. Ситуация усугублялась еще и тем, что переход на плавающий курс был намечен не на август 2015-го, а на более поздний срок – 2017-2020 годы. Доверие к тенге стало постепенно таять. Вкладчики стали изымать свои тенговые депозиты и переводить их в валюту. И это несмотря на то, что ставка по долларовым вкладам на тот момент не превышала 3%, спустя время даже опустилась до 2%. В такой ситуации одной из альтернатив банковским депозитам может стать накопительное страхование жизни. Гарантированная доходность по этому продукту может составить 4,5% годовых. К тому же доходы застрахованного могут вырасти и за счет того, что он получает возможность поучаствовать в прибыли компании. Корреспондент центра деловой информации Kapital.kz поговорил с председателем правления компании по страхованию жизни "Халык-Life" Ерланом Камбетбаевым и узнал, какие еще преимущества дает вкладчику накопительное страхование жизни.

- Ерлан Булатович, насколько комфортно чувствует себя "Халык-Life" в непростое для экономики страны время?

- Как бы парадоксально это ни звучало, в настоящее время наша компания не ощущает кризисных явлений. Все намеченные на 2016 год планы реализуются. Клиенты, которые были с нами в прошлом году и заключали договоры по обязательным видам страхования, остались с нами и в этом году. По пенсионному аннуитету мы продолжаем заключать договоры с теми казахстанцами, которые достигли определенного возраста и накопили определенный объем пенсионных накоплений. Напомню, женщины могут заключить договор пенсионного аннуитета в 50 лет, если сумма их пенсионных накоплений составляет порядка 8-8,5 млн тенге. Мужчины – в возрасте 55 лет при сумме накоплений порядка 6 млн тенге.

- Спустя время после августовского ослабления тенге некоторые банки из-за нехватки тенговой ликвидности заморозили выдачу займов в нацвалюте. Только пересмотрев свои кредитные политики, они стали восстанавливать кредитование. Как это повлияло на вашу компанию?

- Доля премий, собранных за счет страхования банковских заемщиков, у нас ощутима - более 25%. И в январе-марте приток таких премий снизился на 43%, но в апреле объем премий от банковских заемщиков вернулся к уровню 2015 года. Отсюда можно предположить, что и объемы выдаваемых кредитов приближаются к прошлогодним.

- В 2015 году многие банки и страховщики получили головокружительный объем прибыли. Участники финрынка объясняли этот тренд валютной переоценкой активов, которая произошла за счет недавней девальвации тенге…

- У нас была аналогичная ситуация. В прошлом году прибыль компании составила 5 млрд тенге. Наибольшая ее часть была сформирована именно за счет переоценки активов - это нормальный процесс. Мы надеемся, что в 2016 году не будет никаких курсовых потрясений. По нашим предварительным оценкам, этот год "Халык-life" закроет с прибылью около 1 млрд тенге. Это один из неплохих результатов на рынке.

- Как вы думаете, многие ли страховщики сектора life в 2016 году заработают в разы меньше, чем в 2015-м?

- Думаю, что да. Из-за возросшей конкуренции на рынке страхования прибыль, которая генерируется за счет продажи страховых продуктов, уменьшается. Преимущественно страховщики зарабатывают именно за счет инвестиционной деятельности. портфеля составила около 40% годовых.

- Каков этот показатель в среднем по рынку?

- Скорее всего, большинство компаний придерживалось взвешенной политики инвестирования. Соответственно, они получили такую же доходность, как и мы. Но были и примеры с более агрессивным подходом. Так, например, у ряда страховых компаний доля валютных активов в портфеле доходила до 90%. Соответственно, после августовского ослабления тенге они показали и соответствующий инвестдоход. Но такого рода стратегии очень рискованны. Те компании, которые придерживались этой тактики инвестирования, скорее всего, были уверены в неизбежности девальвации тенге.

- Могу предположить, что у вас нет внешних заимствований...

- Верно, мы не привлекали финансирование за рубежом, в этом нет необходимости. У страховщиков бизнес выстроен по-иному, чем у банков. В основном все средства, которые в настоящее время находятся в нашем распоряжении, – это либо собственный капитал, либо обязательства компании по договорам страхования в виде резервов.

- Правильно ли я понимаю, что снижение суверенного рейтинга Казахстана практически не отразилось на вашей деятельности?

- Верно. Доказательством этого также является подтверждение рейтинга компании международным рейтинговым агентством AM Best. Несмотря на изменение суверенного рейтинга нашей страны, в апреле текущего года рейтинг финансовой устойчивости "Халык-life" остался на том же уровне - «В+». Агентство также подтвердило наш кредитный рейтинг эмитента «bbb-».

- Как на вас повлияли рейтинговые действия AM Best?

- В первую очередь это подтверждение того, что наша компания движется в правильном направлении. "Халык-life" – это единственный life-страховщик, которому присвоен международный рейтинг. Не исключено, что другие игроки рынка по страхованию жизни пока не готовы к работе с международными рейтинговыми агентствами. Ведь нужно учитывать, что при рейтинговании страховщик в деталях раскрывает всю информацию о себе, своих клиентах, рисках - не каждый готов пойти на этот шаг.

- Помимо всего прочего, рейтинги влияют при перестраховании рисков... Вы перестраховываете определенные свои риски вне Казахстана?

- Да, мы перестраховываем риски по отдельным продуктам. Но уточню, что при перестраховании рисков наибольшую роль играет рейтинг не того, кто передает риски, а того, кто их принимает. В первую очередь все же оценивается риск, который передается на перестрахование. К слову, рейтинг перестраховщика для нас более важен, чем наш рейтинг для него.

- Где вы перестраховываете риски за рубежом?

- Преимущественно в Германии. В прошлом году за пределами Казахстана был перестрахован портфель обязательств на сумму 110 млрд тенге, из них в Германии на сумму 109 млрд тенге.

- В марте глава Народного банка Умут Шаяхметова заявила, что банк, который она возглавляет, в первой половине 2016 года «будет жить в режиме жесткой экономии». Она заявила, что в банке объявлен мораторий на прием новых сотрудников, которые не связаны с непосредственной работой с клиентами. Вы, как «дочка» Народного банка, скорее всего придерживаетесь аналогичной стратегии?

- Естественно, на политике компании отражается стратегия нашего акционера. И мы придерживаемся режима экономии… Мы сократили некоторые свои расходы, которые для нас не являются столь значимыми. Например, это затраты на командировки, конференции.

- А как насчет моратория на прием новых сотрудников?

- Активное пополнение штата происходило около трех лет назад, когда мы расширяли свою филиальную сеть. Сейчас экономической целесообразности в приеме на работу новых сотрудников практически нет. В настоящее время у нас работает стабильная региональная сеть, мы присутствуем в 22 областных центрах Казахстана.

- Сокращали ли вы штат в 2015, 2016 годах?

- Нет.

- Регулятор не раз заявлял, что в отношении банков он будет придерживаться контрцикличной политики. То есть в благоприятное время Нацбанк закручивает гайки, в кризис, напротив, раскручивает. Можно ли сказать, что в настоящее время регулятор зажимает страховщиков? Или, напротив, снижаются какие-то регуляторные барьеры, лимиты?

- Для того чтобы говорить про ужесточение требований к страховщикам, ситуация в экономике должна нормализоваться. Когда в экономике стали нарастать кризисные явления, Нацбанк стал в первую очередь корректировать свою стратегию в отношении банков, но не в отношении страховщиков. Это объяснимо, ведь именно через банки проходит финансирование крупных значимых проектов.

Впрочем, недавно финрегулятор принял решение откорректировать механизмы взаимодействия на страховом рынке. На прошлой неделе состоялся Совет финансовой стабильности, на котором Нацбанк представил презентацию касательно дальнейшего развития страхового рынка на 2016-2021 годы. Прозвучавшие там инициативы актуальны.

- Что обсуждалось в рамках Совета?

- Одним из самых важных пунктов по моему мнению касался введения стимулирующего налогового режима для клиентов в части добровольного накопительного страхования, по аналогии с банковскими депозитами. Думаю, что реализация этой меры будет правильным шагом. Особенно это актуально сегодня, когда идет дискуссия о будущем пенсионной системы и развитии добровольной компоненты пенсионного обеспечения.

Рассмотрим конкретный пример. Перед тем, как открыть депозит, у вкладчика из зарплаты вычитается индивидуальный подоходный налог (ИПН) в размере 10% и 10% пенсионных отчислений. То есть, например, если заработная плата составляет 100 тыс. тенге, то за вычетом ИПН и пенсионных отчислений сотрудник компании на руки получает 80 тыс. тенге и он может все эти средства положить на депозит. Далее при снятии накоплений с банковского вклада данная сумма не облагается налогом, то есть налог не удерживается. При накопительном страховании жизни ситуация выглядит следующим образом. В настоящий момент при осуществлении взносов на накопительное страхование жизни сумма взноса вычитается из налогооблагаемого объема. Страховые выплаты по дожитию в конце срока договора облагается налогом. На Совете финансовой стабильности как раз обсуждался вопрос об изменении данной нормы. Страховщики выступали за то, чтобы налогообложение премий по накопительному страхованию жизни было разовым и только на «входе». То есть механизм должен работать по аналогии с депозитами.

Кроме того, на Совете также обсуждался вопрос о внедрении нового продукта – совместного пенсионного аннуитета. Суть его заключается в объединении пенсионных аннуитетов супругов. Схема этого продукта еще до конца не проработана. Но основной смысл данного продукта заключается в том, что, если, к примеру, супруг уйдет из жизни раньше, чем его жена, то супруга или иждивенцы будет иметь право на получение аннуитетных выплат кормильца семьи. Когда именно реализуется данная схема, пока не ясно – все в процессе обсуждения.

- Если же все-таки регулятор примет решение по введению стимулирующего налогового режима по накопительному страхованию жизни, насколько может вырасти приток клиентов по этому продукту?

- Предполагаю, что в ближайшей перспективе ощутимого притока страхователей ожидать не придется. Надо учитывать, что есть много аспектов и разнонаправленных трендов. В то же время рынок накопительного страхования, вероятно, станет более прозрачным. Но для развития рынка страхования этого мало. На Совете мы также поднимали вопрос о том, чтобы государство стимулировало казахстанцев к заключению договоров накопительного страхования – это практикуется во всех развитых станах.

- Каким образом государство может это сделать?

- В этом направлении участниками рынка страхования было предложено ввести в накопительное страхование жизни тот механизм, который уже действует в системе жилстройсбережений. Имеется в виду начисление госпремий на депозиты в Жилстройсбербанке. Стоит отметить так называемые образовательные кредиты, ставка по которым субсидируется государством. Подобные механизмы государственной поддержки в большей степени подходят накопительному страхованию жизни.

Внедрение таких конструктивных схем поддержки на государственном уровне выгодно для всех. Во-первых, это способствуют дальнейшему развитию рынка, стимулирует казахстанцев приобретать полисы накопительного страхования жизни. Во-вторых, это приведет к существенному снижению нагрузки на государственный бюджет.

В пользу накопительного страхования можно привести несколько показательных примеров. Жители развитых стран отчисляют часть своих доходов не в пенсионный фонд, а в систему страхования. Это логично. Во-первых, договор накопительного страхования жизни можно заключить и до достижения пенсионного возраста. Во-вторых, если до момента выхода на пенсию с вкладчиком что-то случится, то пенсионный фонд выплатит накопленную сумму его наследникам. При покупке страхового полиса клиент может получить накопленную сумму намного раньше, например, при несчастном случае, повлекшем инвалидность. По истечении срока полиса, к примеру, 15 лет, застрахованный получит всю накопленную сумму вместе с вознаграждением.

Поясню, в договоре накопительного страхования жизни предусмотрено два покрытия: накопительное и рисковое. Например, по истечении срока договора (возьмем 15 лет) застрахованному выплачивается накопленная сумма, гарантированный бонус и вознаграждение. Если же в течение 15 лет с застрахованным что-то происходит, то ему выплачивается рисковая часть.

- Какая у вас доходность по накопительному страхованию жизни?

- Гарантированная доходность незначительна – она составляет 4,5% годовых. Но помимо гарантированной доходности мы предоставляем возможность застрахованному участвовать в прибыли компании. Например, если мы будем закрывать год с приемлемой прибылью, то мы будем ежегодно делиться ей с застрахованным. Сейчас мы как раз собираемся начислить бонусы клиентам по продуктам с участием в прибыли, доходность по которым по итогам 2015 года достигла 40%. Отмечу, что при накоплении средств на депозите в банке гарантируется только обозначенное вознаграждение, банки не начисляют своим вкладчикам бонусы. Подчеркну, что заключив договор накопительного страхования также начинает работать и страховая защита.

- Какие еще были предложения по стимулированию развития накопительного страхования?

- Не всем казахстанцам может быть интересна гарантированная доходность по накопительному страхованию жизни, ведь она меньше, чем по банковским депозитам. В настоящее время страховщики вышли с предложением в Нацбанк по внедрению нового продукта, при котором страхователь сможет управлять своими деньгами. Обсуждался вопрос о том, чтобы дать возможность страхователю самостоятельно выбирать инвестиционный портфель. Это может быть депозитный портфель, портфель облигаций, он может состоять из ПИФов. Кроме того, инвестпортфель может быть валютным. Например, если у вас есть опасения по поводу курса тенге и вы думаете, что нацвалюта будет активно терять свои позиции, то вы можете выбрать этот портфель. Как раз сейчас, к примеру, доходность по вкладам в иностранной валюте небольшая – она не превышает 2%. По облигациям ставка может доходить до 7%. Таким образом, клиент страховой компании будет иметь не только ту же доходность, что и в банках, но и страховую защиту.

Для наглядности приведу пример, который покажет, насколько выгодно накопительное страхование. Если человек планировал ежегодно вносить на счет в банке по 1 млн тенге и после 15 лет получить 15 млн тенге, но скончался по истечении двух лет после заключения банковского договора, то его наследникам выплатят только 2 млн тенге.

Если же он заключил договор накопительного страхования жизни на 15 лет со страховой суммой 15 млн тенге, то в случае его гибели в результате несчастного случая по прошествии двух лет его наследникам выплатят всю страховую сумму (15 млн тенге) плюс те 2 млн тенге, которые человек уже успел внести. Согласно условиям договора, страховая защита вступает в действие сразу после заключения договора и уплаты первого страхового взноса. Причем после первого взноса клиент получает защиту на всю страховую сумму. В этом и заключается смысл страхования.

- Планируете ли докапитализацию компании?

- В этом нет необходимости. На сегодняшний день объем капитала превышает 6,5 млрд тенге – это достаточная сумма. Отмечу, что более половины прибыли, полученной в прошлом году, было вложено в собственный капитал. Напомню, речь идет о сумме порядка 2,5 млрд тенге. А если говорить о ROE, в 2015 году этот показатель составил 100%, то есть капитал вырос в 2 раза.

- Какой вектор развития компании вы намечаете в ближайшей перспективе?

- Бизнес на рынке страхования жизни непростой. Но мы смотрим на него довольно оптимистично, поскольку потенциал его развития достаточно большой. При этом мы придерживаемся главного приоритета - быть лидером на рынке страхования жизни. Думаю, это вполне осуществимая задача.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 1 июля 2016 > № 1825953 Ерлан Камбетбаев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter