Всего новостей: 2579913, выбрано 3 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лисоволик Ярослав в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиНедвижимость, строительствовсе
Россия. Таджикистан. ЕАЭС > Финансы, банки > forbes.ru, 1 декабря 2017 > № 2410051 Ярослав Лисоволик

Слишком дорог: в СНГ падает спрос на доллары

Ярослав Лисоволик

Главный экономист Евразийского банка развития

Наибольший уровень долларизации сбережений за последние годы был зафиксирован в Таджикистане (81% на конец 2015 года), а минимальный — в России (41,1%).

В 2017 году экономики государств – участников Евразийского банка развития (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Армения, Таджикистан) стали демонстрировать улучшение макроэкономических показателей. К концу году ожидается, что все страны ЕАБР покажут позитивные темпы экономического роста. В текущем году можно отметить достижение низких уровней инфляции, восстановление уровня золотовалютных резервов, снижение ключевых ставок центральными банками и относительную стабилизацию обменных курсов. На этом фоне во всех странах ЕАБР наметился отчетливый тренд в сторону дедолларизации экономик.

Высокий уровень долларизации является характерной особенностью для стран региона на протяжении последних десятилетий. В 2014-2016 годах в условиях стремительного обесценения национальных валют отмечался рост доли депозитов в иностранной валюте в структуре широкой денежной массы во всех странах ЕАБР. Наибольший уровень долларизации сбережений за последние годы был зафиксирован в Таджикистане (81% на конец 2015 г.), а минимальный в России – 41,1%.

Внешние шоки 2014–2015 годов способствовали тому, что монетарные власти некоторых стран региона вынуждены были изменить подходы к денежно-кредитной политике. В частности, о переходе к плавающему обменному курсу и режиму инфляционного таргетирования заявили центральные банки России (в конце 2014 года) и Казахстана (в середине 2015 года).

Национальный банк Республики Беларусь в начале 2015 г. перешел к монетарному таргетированию, позволив обменному курсу свободно формироваться под воздействием рыночных факторов. Центробанки Армении, Киргизии и Таджикистана сохранили прежние подходы к денежно-кредитной политике, однако стремились ограничить волатильность обменного курса доступными инструментами.

Проведение политики гибкого обменного курса и реализация мер, направленных на снижение волатильности и стабилизацию инфляции относительно целевого уровня, явились главным фактором снижения уровня долларизации в регионе. Среди стран – участниц ЕАБР наиболее существенное снижение этого показателя, измеряемого как доля депозитов в иностранной валюте в структуре широкой денежной массы, продемонстрировали Белоруссия, Казахстан и Киргизия. В частности, в Белоруссии уровень долларизации снизился с 71% в январе 2016 года до 58,7% в сентябре 2017 года, в Казахстане — с 51,6% в январе 2016 года до 31,3% в сентябре 2017 года, а в Киргизии — с 50,0% в январе 2016 г. до 26,8% в сентябре 2017 года.

Среди дополнительных активных мер по дедолларизации для большинства стран региона в рассматриваемый период можно выделить: повышение дифференциации нормативов обязательного резервирования; усиление дифференциации требований пруденциального надзора и содействие переводу валютных требований в национальную валюту; организацию широкомасштабной кампании по переходу к повсеместному использованию национальной валюты в качестве средства обращения и платежа.

Несмотря на отмеченные позитивные тенденции, потенциал снижения уровня долларизации экономик стран региона остается большим, что требует продолжения работы в направлении стабилизации инфляции. В противном случае велика вероятность роста уровня долларизации, что будет ограничивать эффективность денежно-кредитной и фискальной политики и увеличит риски финансовой стабильности стран региона.

Почему долларизация является проблемой? Главный недостаток заключается в том, что она уменьшает эффективность денежно-кредитной политики. В условиях высокого уровня долларизации изменение ключевой ставки центрального банка почти не влияет на ставки валютных кредитов и депозитов, что затрудняет функционирование каналов трансмиссии денежно-кредитной политики. С учетом того, что центральный банк не может выступать в качестве кредитора последней инстанции при предоставлении ликвидности в иностранной валюте, долларизация повышает риски ликвидности и платежеспособности финансовой системы.

Таким образом, проблема дедолларизации остается актуальной для экономик региона и требует дальнейшего совершенствования макроэкономической среды – достижения низкой и стабильной инфляции и дальнейшего постепенного повышения гибкости обменного курса.

Россия. Таджикистан. ЕАЭС > Финансы, банки > forbes.ru, 1 декабря 2017 > № 2410051 Ярослав Лисоволик


Китай. Бразилия. Индия. БРИКС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > amurmedia.ru, 4 октября 2017 > № 2451595 Ярослав Лисоволик

Программный директор клуба «Валдай»: Микрорегионализм – ключ к развитию экономики России

О роли Дальнего Востока, Сибири и юга России в развитии экономики всей страны в интервью с Ярославом Лисоволиком

На прошедшем в сентябре саммите стран БРИКС председатель КНР Си Цзиньпин заявил о том, что государства, входящие в БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) должны приложить усилия для вступления во второе "золотое" десятилетие сотрудничества. О перспективах взаимодействия Дальнего Востока и Китая, будущем совместных проектов РФ и КНР, роли стран БРИКС в мировой экономике, а также о том, какие направления на Дальнем Востоке наиболее привлекательны для иностранных инвесторов – в интервью ИА AmurMedia (Москва) с главным экономистом Евразийского банка развития, программным директором клуба "Валдай" Ярославом Лисоволиком.

На саммите стран БРИКС было предречено "золотое" десятилетие в экономике: инвестиции вырастут, страны перейдут на национальные деньги, а Шёлковый путь проляжет от Пекина до Берлина. Какова вероятность, что эти прогнозы сбудутся?

Всё зависит от стран БРИКС, а точнее от того, как они будут использовать тот громадный потенциал, который заключён в экономиках этих стран, и, что особенно важно, во взаимодействии между этими странами. Плюс важно налаживание взаимодействия не только между странами БРИКС, но и с другими развивающимися государствами.

Сразу отмечу, что страны БРИКС планомерно идут по этому пути: постепенно формируется альтернативная структура мировой экономики, которая может стать источником дополнительных импульсов для роста мировой торговли, инвестиций. В том числе через специальные институты, например, через недавно созданный Новый банк развития БРИКС. Как сказал вице-президент банка Сянь Чжу, в рамках своего мандата этот новый институт будет делать упор на инфраструктурные проекты, устойчивое развитие и региональное сотрудничество.

Какие совместные проекты России и Китая попадают под эту категорию?

Это, как отметил господин Чжу, международные транспортные коридоры, связующие российский Дальний Восток и провинции Северо-Востока Китая — банк заинтересован в оказании поддержки таким проектам. Я также считаю подобные проекты одними из приоритетных. Ведь по оценкам экспертов грузовая база МТК Приморье -1 и МТК Приморье— 2 может достигать до 45 миллионов тонн ежегодно, что немало. При этом важно, чтобы это был не просто ввод транспортной инфраструктуры, а чтобы в дальнейшем её эксплуатация была жизнеспособной и эффективной. Это требует соответствующего инвестиционного климата.

Есть ещё один момент. Если Дальний Восток станет регионом опережающего развития, а я думаю, что так и будет в следующие 10-15 лет, могут потребоваться дополнительные транспортные магистрали. В том числе для развития связей со странами АСЕАН. Поэтому наряду с реализацией приоритетных транспортных проектов важно, во-первых не забывать о долгосрочных ориентирах и задачах, и во-вторых, рассматривать возможности дополнения этих проектов другим проектами, которые могут позволить в полной мере реализовать потенциал сотрудничества.

4 июля был подписан меморандум в области развития МТК "Приморье-1" и "Приморье-2" между КНР и РФ, который подразумевает экономическое развитие не только самих транспортных коридоров, но и прилегающих к ним территорий. Россия и Китай намерены оказывать поддержку инвесторам двух стран. Что это даст Дальнему Востоку?

Многое зависит от того, насколько активно будут реализовываться проекты. Важно, как эффективно будут налаживаться связи между странами в развитии инфраструктуры, промышленности, сельском хозяйстве, сфере услуг, в малом и среднем бизнесе. Нужно развивать весь комплекс взаимодействия с такими крупными игроками, как Китай, Япония, Южная Корея.

Я сам общался с инвесторами из Южной Кореи. Могу сказать, что они проявляют очень большой интерес к Дальнему Востоку – когда они спрашивают о ведении бизнеса в России, создании совместных предприятий, прежде всего, их интересует именно этот регион. Если конкретно, то их сфера внимания — это проекты в области энергетики, в том числе "зелёной", сельского хозяйства, машиностроения, робототехники, финансовой сферы. И надо воспользоваться этим интересом — подвести конкретные проекты под спрос. В таком случае будет и экономический рост. Дальний Восток станет реципиентом мигрантов из других регионов Российской Федерации.

Что необходимо для этого?

Ключевой фактор – человеческий ресурс. Важно, чтобы Дальний Восток имел квалифицированные кадры, которые будут закреплять достижения в экономике. Для этого нельзя забывать об образовательных проектах. Так, Дальневосточный государственный университет сейчас активно выстраивает связи с зарубежными партнёрами. Такую площадку можно использовать ещё и для привлечения бизнеса. Так или иначе, именно человеческий фактор позволит максимально раскрыться этому региону. Получается такой взаимосвязанный процесс: мы привлекаем иностранных инвесторов и к нам приезжают квалифицированные специалисты, и наоборот: наличие хороших кадров это отличный бонус для заграничного бизнеса.

Что может Дальний Восток предложить инвесторам из Китая и других стран? Какие у него преимущества?

Прежде всего, уникальное географическое положение. Россия — преимущественно континентальная страна и Дальний Восток это один из ключевых выходов к морю и торговым артериям. Важен, как я уже говорил и человеческий капитал, который накоплен на Дальнем Востоке – необходимо его сохранить. Также регион обладает громадными земельными, природными ресурсами, их необходимо искусно использовать для привлечения инвесторов.

Всё это делает из Дальнего Востока ключевой двигатель регионального развития России. Неслучайно в 2011 году на долю Дальнего Востока приходилось всего 2% поступающих в Россию иностранных инвестиций, пять лет спустя ему досталась уже почти треть. И если сейчас, на первом этапе развития региона, мы увидим результаты, это станет импульсом для частного капитала как из других регионов России, так и со стороны близлежащих стран.

Для этого необходима не просто активная дипломатия, но ещё использование такого инструмента как микрорегионализм – взаимодействие между отдельными регионами стран. Как, например, между северо-восточными провинциями Китая и дальневосточных регионов РФ. Возможно, в рамках такого сотрудничества можно было бы работать над инвестиционными, научными проектами, созданием единых стандартов ведения бизнеса. Ведь именно в азиатском регионе накоплен большой опыт микрорегионализма, я говорю о территориях опережающего развития, особых экономических зонах. Возможности здесь большие.

Недавно в Иркутске был создан Байкальский институт БРИКС, который намерен привлечь учёных с мировым именем из пятерки стран для формирования сильной научной базы в Сибири. Какой вклад такие заведения смогут дать в будущем в экономику страны, в том числе в экономику регионов Дальнего Востока?

Создание такого института — это правильный продуманный шаг. Он даст возможности использовать потенциал уже существующего человеческого капитала в регионе и привлечь широкий круг людей из научных кругов. Это возможность задействовать международные альянсы в сфере научных исследований. Ведь помимо образовательных услуг, такие заведения будут заниматься и наукой на самом высоком уровне.

На саммите БРИКС активно обсуждались проекты отхода от доллара во взаимной торговле, что является стратегическим направлением работы организации. Как скоро удастся снизить зависимость стран-участниц от американской валюты?

Да, на форуме речь шла о том, чтобы постепенно вытеснять доллар во взаиморасчетах между странами БРИКС и БРИКС+, куда входят ещё Египет, Гвинея, Мексика, Таджикистан и Таиланд. Смотрите, данные Центробанка России свидетельствуют о том, что за последние 5-6 лет доля доллара снижается, растёт доля российского рубля. И Россия со своими партнёрами в рамках Евразийского союза, и другие страны БРИКС в рамках своих региональных объединений, могут принимать скоординированные решения по дедолларизации своих экономик и продвижению национальных валют. Я называю этот процесс "инициативой Р5": у каждой стран БРИКС национальная валюта начинается на буквы "Р". И в рамках такого рода инициативы можно рассматривать возможность стимулирования торговли, как средств большего использования национальных валют. Можно использовать национальные валюты и в проектной деятельности национальных банков развития.

Также сейчас страны БРИКС думают над вариантом использования системы национальных платёжных карт для расчётов между собой. В России эту функцию может выполнять платёжная система "Мир". Это тоже может быть одним из стимулов для использования национальных валют.

На форуме также говорили о создании единой криптовалюты стран блока. Какие преимущества есть у виртуальной денежной единицы?

Да, об этом говорилось на форуме БРИКС, но там также упоминалось о том, что создание единой криптовалюты — второстепенный ориентир. Здесь действительно есть определённые вопросы. Например, Китай заявил о том, что выпуск новых валют ICO страной не признаётся. Это нанесло серьёзный удар по позициям криптовалют и курсу биткоинов. Поэтому пока можно говорить о том, что нет единого подхода к регулированию криптовалют в странах БРИКС. Полагаю, сейчас стоит сконцентрироваться на первоочередной задаче – а именно на повышении роли национальных валют и уменьшении роли американского доллара.

Вообще, взгляды на использование криптовалюты среди экспертов очень сильно разнятся. Кто-то говорит, что это очередная пирамида, кто-то — что это возможность для России "уцепиться" за уходящий поезд технологического развития в финансовой сфере. Одно можно сказать точно: это одно из направлений развития финансового сектора на следующее десятилетие, поэтому Россия должна как минимум следить и где-то участвовать в регулировании крпитовалюты и изучать этот феномен. Потому что вопрос обращения криптовалют может оказаться очень важным в будущем.

Одной из объявленных задач Клуба "Валдай" является "прогнозирование ключевых тенденций и процессов в мироустройстве XXI века". Исходя из этого, как вы оцениваете перспективы отношений РФ и КНР?

Я считаю, что XXI век – это век именно Дальнего Востока. И ключом к успешному развитию региона является, в том числе, и сотрудничество России с Китаем, продвижение интеграционных процессов в азиатско-тихоокеанском регионе. Уже сейчас заявлены десятки потенциально возможных альянсов с евразийским экономическим союзом. Большая часть из них находится в азиатско-тихоокеанском регионе. И если в ближайшие 10 лет нам удастся выйти на новый уровень отношений с азиатскими партнёрами, развитие Дальнего Востока может стать началом модернизации всей российской экономики.

В клубе "Валдай" мы запустили цикл азиатских конференций, где мы обсуждаем роль Дальнего Востока во взаимодействии с ключевыми партнёрами в регионе. В своих исследованиях я также стараюсь уделять внимание этого вопросу. Так, разработанная мной концепция "БРИКС +" и "БРИКС ++" предполагает, в том числе, интенсификацию и более устойчивое развитие регионов стран БРИКС с учётом особенностей их географии и экономики.

Помимо этого, мы рассматриваем возможности евразийской интеграции в контексте регионального развития. Мы участвуем в Восточном экономическом форуме во Владивостоке, там мы проводим сессии, основной акцент которых – обсуждение новых вариантов взаимодействия региона с ключевыми партнёрами. В прошлом году я поднимал тему возможности создания научно-исследовательского альянса с Японией и США. Его суть — использование совместного научного потенциала России и этих государств.

Как вы оцениваете перспективы развития юга России, а именно Краснодарского края и Крыма?

В какой-то степени эти регионы схожи с Дальним Востоком, это тоже "морская отдушина" для России. Если посмотреть на распределение трансфертов и бюджетных средств, которые направляются из федерального центра в регионы, можно увидеть что доля и южных регионов, и Дальнего Востока растёт в последние несколько лет. Это говорит о том, что именно они являются стратегическими с точки зрения развития РФ. Конечно важно, чтобы там развивалась инфраструктура, но само их географическое положение очень выгодно.

И Краснодарский край, и Крым и Дальний Восток могут стать новыми двигателями роста экономики страны. Так было, например, в Китае: развитие шло от прибрежных регионов к глубинным. Также может быть и в России: за счёт Дальнего Востока и южных регионов мы можем получить достаточно мощный импульс для развития всей страны.

Китай. Бразилия. Индия. БРИКС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > amurmedia.ru, 4 октября 2017 > № 2451595 Ярослав Лисоволик


Россия > Финансы, банки > itogi.ru, 19 декабря 2011 > № 455621 Ярослав Лисоволик

Где деньги, Зин?

« В России наблюдается интенсивный перевод денег иностранными банками в головные офисы материнских компаний по всему миру»

Приближается новый год, пора подводить экономические итоги уходящего. Министр финансов Антон Силуанов сделал это еще в начале месяца, озвучив не самый приятный макроэкономический показатель нашей страны: чистый отток капитала в 2011 году может превысить 85 миллиардов долларов, хотя нефть за этот период стоила на 44 процента дороже, чем в 2010-м.

Безусловно, этот год запомнится тем, что бегство денег из нашей страны, несмотря на высокие цены на энергоносители, было одним из самых масштабных за последнее десятилетие. Если точнее, вторым по объемам после кризисного 2008-го, когда страну покинуло 133 миллиарда долларов.

Обидно, но факт остается фактом: наша страна потенциально могла получить огромные выгоды от высоких цен на энергоносители, но все эти перспективы были фактически утеряны: экономический рост не достигал необходимых значений именно из-за того, что значительная часть средств в итоге вернулась за рубеж.

В последние месяцы ключевым фактором бегства капитала была нестабильность на глобальных финансовых рынках. Как следствие — в нашей стране наблюдался интенсивный перевод денег иностранными банками своим материнским компаниям в головные офисы по всему миру. Например, в прошлом сентябре больше половины из выведенного капитала приходилось именно на этот фактор.

Росла и волатильность курса рубля, которая подстегивалась населением и корпорациями, переводившими свои сбережения в доллары и евро. Политические риски тоже давали о себе знать, особенно в первой половине года.

Но не все так мрачно, как кажется на первый взгляд. Есть надежда на то, что ситуация в следующем году улучшится. Министерство экономического развития прогнозирует замедление чистого оттока капитала примерно до 20 миллиардов долларов. При этом власти рассчитывают на перелом тенденции начиная со второй половины следующего года. Мы согласны с выкладками ведомства Эльвиры Набиуллиной, в принципе основания для этого имеются: в базовом сценарии Deutsche Bank прогнозируем облегчение ситуации на глобальных рынках, дальнейшее постепенное улучшение инвестиционного климата в России, в том числе и в связи со вступлением во Всемирную торговую организацию.

В худшем сценарии основным спусковым крючком являются европейские проблемы, которые станут развиваться по принципу «эффекта домино»: вслед за Грецией могут рухнуть другие, более крупные страны, также неспособные выполнять свои обязательства. Это может привести не только к оттоку капитала из нашей страны, но и к удешевлению энергоносителей: при снижении цен на нефть приблизительно до 60 долларов за баррель бюджетный дефицит вырастет до пяти процентов внутреннего валового продукта. Вместе с этим отток капитала приведет к значительному обесценению рубля.

Но все это не является нашим базисным сценарием.

Мы рассчитываем на то, что Европа реализует инфляционный способ выхода из кризиса ликвидности и переживет следующий год без особых потерь. Прогноз по нашей валюте — в диапазоне 28—29 рублей за доллар и 35 рублей за евро.

Стоит отдельно остановиться на инвестиционном климате. Клиенты, иностранные инвесторы говорят о том, что ситуация с ним в нашей стране хоть и кардинально не меняется, но все же постепенно двигается в позитивном направлении. Свидетельством тому может служить улучшение позиций России в ежегодных международных рейтингах, например, в рейтинге бизнес-привлекательности стран Doing Business, который составляется Всемирным банком. Впервые за долгое время позиция нашей страны чуть-чуть, но все-таки поднялась — со 124-го на 120-е место.

Кроме этого, мы видим меры, принимаемые властями по улучшению корпоративного управления, дивидендной политики российских компаний, предпринимаются шаги по улучшению их прозрачности, рационализации и упорядочиванию финансовой отчетности. Это находит определенный отклик у иностранных инвесторов.

Что нужно для того, чтобы инвестклимат становился все благоприятнее, а капитал в плохие времена не утекал такими темпами?

Ключевыми факторами здесь я бы назвал борьбу с коррупцией и дебюрократизацию бизнес-процессов. Помимо этого крайне важно осуществить рывок в развитии инфраструктуры и повышении инвестиций в основной капитал. Это, в свою очередь, могло бы способствовать диверсификации нашей экономики и снижению ее зависимости от цен на нефть. Успех в области роста инвестиций и развития инфраструктуры также мог бы способствовать повышению производительности труда и эффективности производства.

Несмотря на трудности и вызовы мировой экономики, несмотря на финансовый кризис в развитых странах, мы считаем, что российская экономика сможет достигнуть прогресса в решении этих задач в течение ближайших нескольких лет.

Ярослав Лисоволик
глав­ный эко­но­мист Deutsche Bank в Рос­сии

Россия > Финансы, банки > itogi.ru, 19 декабря 2011 > № 455621 Ярослав Лисоволик


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter