Всего новостей: 2658436, выбрано 910 за 0.214 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Персоны, топ-лист СМИ, ИТ: Швыдкой Михаил (120)Петровская Ирина (96)Путин Владимир (72)Малюкова Лариса (71)Быков Дмитрий (61)Мозговой Владимир (57)Тарощина Слава (56)Медведев Дмитрий (42)Мединский Владимир (40)Латынина Юлия (34)Поликовский Алексей (33)Найман Анатолий (28)Пиотровский Михаил (28)Генис Александр (26)Сокуров Александр (26)Стуруа Мэлор (26)Мартынов Кирилл (25)Герман Алексей (24)Архангельский Андрей (22)Ивлиев Григорий (22) далее...по алфавиту
Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 12 ноября 2018 > № 2788481 Сергей Коваленко, Андрей Гидулян

Вытеснят ли роботы банкиров?

Эксперты попытались развеять мифы об искусственном интеллекте и спрогнозировать, когда банки закроют свои отделения

Цифровизация финансового рынка набирает обороты. Теперь банки уже начали конкурировать не между собой, а с финтехкомпаниями. И, как предполагают эксперты, через 10−15 лет банки могут измениться до неузнаваемости. Как именно трансформируются фининституты, эксперты обсуждали на прошедшей в Алматы конференции Central Asia SME Banking Club. Между тем центру деловой информации Kapital.kz захотелось подробнее раскрыть самые обсуждаемые и неоднозначные темы, которые волнуют как банковское сообщество, так и клиентов банков.

Заместитель председателя правления АТФБанка Сергей Коваленко и основатель SME Banking Club Андрей Гидулян попытались развеять мифы об искусственном интеллекте и спрогнозировать, как скоро банки закроют свои отделения.

— Что для вас значит понятие «диджитализация» в банковской сфере?

Сергей Коваленко: В первую очередь диджитализация — это оцифровка различных процессов в банках. За счет этого упрощается процесс обслуживания, финансовые услуги становятся дешевле. Очень важно, чтобы максимум банковских операций, которые не видит клиент, осуществлялись в электронном виде. За счет этого риск возникновения какого-то сбоя в обслуживании клиента стремится к нулю. Ведь зачастую именно пресловутый человеческий фактор приводит к каким-то ошибкам, недочетам и, соответственно, к проблемам.

Андрей Гидулян: В целом диджитализация в банковской системе включает автоматизацию процессов, перевод сервисов в электронные каналы и онлайн-кредитование. Все это ведет к повышению эффективности банка. Зачастую клиенты банка даже не предполагают, что важна именно автоматизация процесса принятия решений в банках. За счет этого время обслуживания клиента значительно сокращается.

— Какие операции должны быть обязательно оцифрованы?

Сергей Коваленко: Самое главное — банки должны давать возможность клиентам обслуживаться онлайн. Клиенты должны иметь возможность, не выходя из дома, проводить через интернет-банкинг различные стандартные операции. Такие, как открытие счета или депозита, оформление и погашение кредита, осуществлять переводные операции со счета на счет.

И уже высший пилотаж, когда банки смогут предоставлять нестандартные услуги дистанционно.

Стандартную банковскую операцию достаточно легко автоматизировать, а нестандартный запрос клиента — намного сложнее.

К примеру, в АТФБанке есть автоматизированная система кредитного анализа Landau, которая позволяет сократить время рассмотрения кредитных заявок. За счет этой системы повышается как качество, так и скорость оценки платежеспособности заемщика.

Зачастую работа с МСБ, в том числе с ИП, осложняется тем, что у многих из них нет достоверной финансовой отчетности или она может содержать ошибки. Также некоторым предпринимателям сложно спрогнозировать рентабельность их бизнеса или конкретного проекта. Как раз-таки система бизнес-аналитики Landau позволяет решать эти проблемы за счет автоматизации процессов оценки финансового состояния заемщиков. С Программа проводит анализ и проверку всех представленных клиентом финансовых данных; дает оценку структуры продаж, расходов, уровня рентабельности, рынков сбыта компании, делает прогнозы по потенциальным денежным потокам и будущим доходам организации.

Что немаловажно, программа позволяет взаимодействовать даже с индивидуальными предпринимателями, работающими с «тетрадными» данными.

Андрей Гидулян: Сейчас в развитых странах малому и среднему бизнесу уже недостаточно получать от банков только стандартные банковские продукты. Предприниматели хотят не только удаленно открывать счета. Им уже хочется, чтобы за них вели бухгалтерию, оплачивали налоги, чтобы они могли видеть свои денежные потоки, кредитные лимиты. И все это в онлайн-режиме 24/7, без посещения отделения. То есть постепенно банки меняются, они перенимают какие-то функции телекоммуникационных, финтехкомпаний. Поэтому для банков важно иметь развитые онлайн-каналы.

Думаю, что банки должны стремиться оцифровать большинство кредитных процессов. Тенденции рынка заключаются в том, чтобы клиенты, в том числе в МСБ-секторе, могли подать заявку по займу и получить одобрение по нему, не приходя в банк.

Еще один тренд, который, надеюсь, скоро подхватят и казахстанские банки, — отделения превратятся в шоу-румы. Так, в некоторых отделениях банков уже нет стационарных компьютеров. Там клиентам могут показать, как провести онлайн-платеж через планшет. И, знаете, когда предприниматель вместе с менеджером осуществит первый пробный платеж через планшет или телефон, этот шаг может привлечь его в банк. Как правило, после трех таких операций клиент постепенно привыкает пользоваться именно банковскими онлайн-услугами.

— Как думаете, закроют ли банки вскоре все свои отделения? И какова вероятность, что «искусственный интеллект» полностью заменит банковских менеджеров?

Сергей Коваленко: Даже сейчас наблюдается общемировой тренд, когда банки не наращивают, а сокращают свои отделения. Это связано с тем, что усиливается тенденция на диджитализацию. К тому же за счет онлайн-обслуживания банки стараются удешевить свои продукты — содержание отделений обходится дорого.

Закрытие сети отделений будет происходить не так быстро, как предполагают футурологи или аналитики. Это связано с привычкой людей общаться друг с другом. К тому же старшее поколение привыкло посещать отделения и обслуживаться именно там. Очевидно, что более динамичное сокращение банковских отделений будет происходить со сменой поколений. Предполагаю, что в течение 10−15 лет отделения банков сильно изменятся. В таких отделениях МСБ-клиенты смогут обсудить между собой тенденции и проблемы на рынке, получать советы и решить нестандартные ситуации в бизнесе.

Но все-таки большую часть стандартных и нестандартных вопросов клиенты, в том числе и в МСБ-сфере, будут решать дистанционно, вне отделений.

Андрей Гидулян: Все банки имеют разные бизнес-модели, работают с разными нишами предпринимателей. Так, в России есть банки, которые работают только дистанционно, без отделений. Они заняли определенную нишу, обслуживают свой пул клиентов МСБ. Для них модель онлайн-банков оказалась успешной.

В то же время есть предприниматели, которые пока не готовы отказываться от обслуживания в отделениях. К примеру, посмотрим на опыт Великобритании. После того как там банки стали закрывать свои отделения, в некоторых районах компании стали испытывать проблемы с доступом к финансированию. Парадокс: несмотря на то что Великобритания является развитой страной, там все равно клиенты банков не смогли обойтись без отделений.

Одновременно есть и успешные примеры отделений, которые работают как центры поддержки малого бизнеса. Зачастую такие центры становятся бизнес-хабами. Там предприниматели, в том числе начинающие, могут обмениваться идеями, опытом, встречаться с потенциальными клиентами и партнерами. Такие центры иногда работают в формате коворкингов. Там в одном месте могут работать как предприниматели из разных компаний, так и сотрудники одной организации. В Польше в таких коворкинг-центрах даже есть стенды для фотосъемки. Предприниматели могут сфотографировать свой продукт, например книгу, и выложить фото в интернет-магазин.

Считаю идею о том, что банкам следует срочно закрывать все свои отделения, утопической. Предпринимателям по-прежнему очень важно общение с менеджерами банка.

— Какие преимущества диджитализация банков дает МСБ?

Сергей Коваленко: В первую очередь клиенты экономят свое время. И, учитывая, что банки являются сервисными компаниями, у них в приоритете — скорость обслуживания. Если один банк предложит получить какую-то услугу за 7 дней, а другой — за час, то выбор клиента достаточно очевиден. Даже в том случае, если кредит, выданный за час, окажется дороже. Ведь в бизнесе ценна каждая минута.

Андрей Гидулян: Также важно, чтобы банк помогал предпринимателю вести его бизнес, стал партнером, поддерживал в кризисных ситуациях.

— Дает ли цифровизация реальный прирост новых клиентов банку?

Сергей Коваленко: Конечно, ведь цифровизация банка является конкурентным преимуществом. И это ценят бизнесмены, которые становятся нашими клиентами.

Андрей Гидулян: Это зависит от стратегии работы банка. Например, в России «Точка», «Модульбанк» и «Тинькофф банк», несмотря на огромную конкуренцию, вывели клиентский опыт на новый уровень. Эти банки зашли на рынок МСБ вопреки устоявшимся там традициям и отказались от отделений. Через три года работы эти финтехбанки уже заняли 10% российского рынка. В чем успешность этих банков? Они поняли потребности клиентов и предложили новые цифровые решения.

И важно, чтобы банки могли предложить своим клиентам какие-то нефинансовые услуги. Например, для самозанятых в банках практически нет необходимых онлайн-услуг. Так, как только «Тинькофф банк» запустил с Яндекс. такси мобильное приложение для обслуживания таксистов, сразу же был виден эффект. Это приложение помогало автоматизировать процессы по начислению и оплате налогов, вести онлайн-бухгалтерию. Кстати, это приложение было доступно на платформе Яндекс. такси, а не банка. Было бы замечательно, если бы в Казахстане появились подобные приложения.

Клиенты будут обслуживаться в тех банках, которые смогут обеспечить им такие услуги. В Казахстане, по самым пессимистичным прогнозам, через 3−5 лет уже появятся такие нефинансовые сервисы.

— Интересно, как в ближайшие 3−5 лет банки будут развивать «цифру»?

Сергей Коваленко: В Казахстане первый тренд, который будет наблюдаться, — процесс принятия решений по выдаче кредитов будет автоматизирован. К тому же кредитных заявок будет обрабатываться в разы больше, чем раньше.

Второй тренд, который мы прогнозируем, — банки будут исполнять не свойственные им функции. А именно: будут создавать для малого бизнеса сервисы, через которые клиенты смогут не только отслеживать операции по счету, но и вести онлайн-бухгалтерию, оплачивать налоги, видеть кассовые разрывы.

Еще одна тенденция, которая, думаю, будет актуальна через 10−15 лет, — банки будут угадывать потребности клиентов. Так, банковские системы будут интегрироваться с системами магазинов, детских садов, школ и других учреждений. Таким образом, банки будут видеть, какие продукты приобретает тот или иной человек и какие услуги он оплачивает. И, соответственно, банки смогут подстраиваться под потребности клиентов.

Ведь зачастую все мы думаем, что уникальны. Но фактически какие-то наши поведенческие поступки можно предугадать. Например, мы все оплачиваем коммунальные услуги, платим за детские сады, покупаем какие-то продукты. И, согласитесь, что эти функции за клиента может осуществлять банк — автоматически. Так, представляете, как было бы здорово, если бы каждый день к вам после работы ровно в 19.30 из любимого вами магазина доставлялась корзина с определенными продуктами. Именно теми продуктами, которые вы постоянно приобретаете. Пока это звучит немного фантастически. Между тем мы видим, что в мире сейчас активно развивается интернет вещей.

Андрей Гидулян: По оценкам SME Banking Club, в скором времени около 3−5 банков станут предлагать интересные онлайн-услуги для индивидуальных предпринимателей. Так, у малого бизнеса появится возможность оформлять кредиты, не приходя в офис банка, видеть свои обороты по бизнесу в онлайн-режиме и прогнозировать прибыль.

И, как уже я говорил ранее, банки будут искать новые источники доходов, интегрировать сервисы с B2B-компаниями. Уже сейчас есть примеры, когда банки 30% своих доходов генерируют за счет предоставления не свойственных им услуг для МСБ-сегмента.

По нашим оценкам, в течение 5 лет банки превратятся в маркетплейсы. Также некоторые банки могут создать свои экосистемы. И еще один тренд — могут появиться специализированные банки. Например, работающие только с экопроектами, агросектором или нефтяной отраслью.

Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 12 ноября 2018 > № 2788481 Сергей Коваленко, Андрей Гидулян


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 ноября 2018 > № 2787693 Василий Трофимчук

Изменит ли «Яндекс» рынок рекламы?

Василий Трофимчук

Основатель Multitoken

По результатам третьего квартала 2018 года выручка «Яндекс» выросла на 39% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — до 32,6 млрд руб., а чистая прибыль увеличилась в 5,5 раза. Компания связывает свои успехи с новыми направлениями бизнеса. Но привычная для компании тема интернет-рекламы не исчерпана

Как ранее писал Forbes, «Яндекс» уже давно превратился из поисковой системы в глобальную экосистему, предлагающую множество сервисов: «Такси», «Медиасервисы», «Сервисы объявлений» и т. п. И выход на каждый рынок серьезно сказывался на нем. Но компания не исчерпала всех возможностей и на своем «родном» рынке рекламы. Например, в конце сентября «Ведомости» сообщили со ссылками на источники в отрасли, что «Яндекс» проводит закрытое бета-тестирование рейтинга самых популярных площадок Рунета под названием «Топ сайтов». Как это повлияет на рекламный рынок в РФ?

Что нового?

Объем рынка интернет-рекламы в России по итогам первого полугодия 2018 составил около 91 млрд рублей (это на 21% больше, чем за аналогичный период 2017-го), поэтому у «Яндекса» есть серьезная финансовая мотивация для дальнейших работ по захвату этого рынка. И собственный рейтинг сайтов может стать в этой кампании достаточно эффективным инструментом.

Топ от «Яндекса» не станет первым рейтингом сайтов в Рунете: давно и успешно работают Liveinternet, «Медиаскоп», а также десятки менее масштабных и известных площадок. Все они отслеживают посещаемость сайтов и составляют свои списки наиболее популярных ресурсов, но при этом все существующие рейтинги имеют несколько ключевых недостатков.

Основной из них таков: на данный момент ни один топ не содержит данных по всем крупным игрокам российского сегмента интернета. В «Топ сайтов» от «Яндекса» ожидается информация по всем площадкам: поисковик будет использовать отчеты «Яндекс.Метрики» (с согласия владельца сайта), а также статистику, собранную с помощью «Яндекс.Браузера» и фирменных расширений. Последние позволят учитывать посещаемость сайтов без установленных счетчиков.

По прогнозу компании, точность анализа составит не меньше 95% — подобными результатами не могут похвастаться ни «Медиаскоп», ни Liveinternet.

Будет ли статистика достоверной и прозрачной?

Как правило, наибольшим доверием у рекламодателей пользуются данные, собранные независимыми площадками. Компании вроде «Медиаскопа» не продают рекламу, не имеют на рынке своего интереса, соответственно, у них нет повода искажать сведения. «Яндекс» же является одним из крупнейших игроков на российском рекламном рынке: 53% продаж интернет-рекламы, или около 48 млрд рублей, поэтому есть гипотетическая опасность, что компания сможет получать выгоду от публикации скорректированной статистики.

Однако причин думать, что «Яндекс» будет вести дела недобросовестно, на данный момент нет. Рейтингу и так не приходится ждать легкой жизни: Mail.ru Group, Instagram, Google вряд ли присоединятся к проекту, и сведения об их площадках придется собирать не через «Метрику», а при помощи браузера и расширений. Учитывая, что «Яндекс.Браузер» установлен только у 13% российских пользователей сети, неясно, даст ли такой подход заявленную точность в 95%. Кроме того, есть западные компании, рейтинги которых популярны у участников рынка.

Западные аналоги

В англоязычном сегменте интернета рекламодатели традиционно уделяют аналитике рынка очень пристальное внимание. Лидирует в этой сфере израильская платформа SimilarWeb — независимое аналитическое агентство, которое регулярно публикует отчеты об аудитории самых популярных сайтов, и при этом оно не ангажировано ни с одним поставщиком рекламных услуг.

Значит ли это, что на Западе доверяют только независимым агентствам? На самом деле нет: уже на втором месте по посещаемости среди всех рейтингов сайтов на западе находится топ-500 Alexa, созданный Amazon. Этим ресурсом пользуются многие рекламодатели, а между тем «Амазон» — один из крупнейших игроков на мировом рынке интернет-рекламы. Ретейлер обрабатывает колоссальный объем сведений о поведении своих клиентов, используя эти данные для продажи рекламы в сети. На данный момент компания уже обогнала по рекламной выручке Twitter и Snapchat и ожидает получить к концу 2018 года $3,37 млрд — это 1,2% рынка digital-рекламы.

Таким образом, у Amazon есть очевидные интересы в сфере рекламы, но это не мешает рейтингу сайтов компании пользоваться доверием десятков тысяч рекламодателей. Параллель с «Яндексом» четко прослеживается: вероятно, для «Топ сайтов» от российского гиганта собственная заинтересованность компании в рекламе также не станет препятствием.

Скорее всего топ от «Яндекса» не перевернет рекламный рынок, но займет на нем свое место, потеснив Liveinternet, Mediascope и других участников. В результате российский интернет-гигант получит еще один рычаг влияния на рекламодателей. Учитывая популярность «Яндекса», рекламным площадкам стоит начать думать о своем месте в новом «Топе сайтов» уже сейчас.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 ноября 2018 > № 2787693 Василий Трофимчук


США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 ноября 2018 > № 2782250 Никита Цаплин

Герои против Facebook: как ИТ-романтики проигрывают корпорациям

Никита Цаплин

Управляющий партнер и основатель российского хостинг-провайдера RUVDS

Анархисты и романтики хотели разрушить монополию ИТ-монстров, а в итоге своими руками создали новые корпорации. Но не всегда основатели приживаются в своих же компаниях

В поиске новых источников роста ИТ-гиганты превратились в конвейер по скупке перспективных стартапов и переводу их на жесткие бизнес-рельсы. Как правило, этому не очень рады основатели-романтики, которые все чаще не находят себе место в столь агрессивной среде. В прошлый раз мы рассказывали о тех, кто смог обуздать систему и сохранить руководство своими корпорациями. Но часто они погибают в жерновах конвейера. Один из примеров «жерновов» — компания Facebook Марка Цукерберга, о выходцах из которой и пойдет речь.

Ян Кум и Брайан Эктон

Чтобы понять идеалистический настрой основателя WhatsApp Яна Кума, достаточно привести его фразу: «Я хочу сделать всего один проект, но сделать его хорошо». Все началось в октябре 2009 года, когда друг и бывший коллега Кума по Yahoo Брайан Эктон собрал $250 000 в качестве стартового капитала для WhatsApp.

Эктон и Кум в первую очередь хотели сделать сильное, свободное от набившей оскомину в Yahoo рекламы средство общения, и долгое время избегали венчурного капитала, опасаясь того, что им придется пойти на компромиссы. Наряду с отсутствием рекламы, групповыми чатами и обменом файлами одной из основных ценностей нового проекта стала конфиденциальность.

Эктон и Кум, являясь приверженцами защиты частной жизни, пообещали сохранить неприкосновенность WhatsApp, когда они объявили о своей продаже Facebook за впечатляющие $22 млрд четыре года назад. Дуэт не планировал интегрировать продукт с учетной записью пользователя Facebook. Следуя своим принципам, в 2016 году WhatsApp внедрил сквозное шифрование и, несмотря на давление правоохранительных органов, отказался создать бэкдор — доступ к зашифрованным данным.

Однако продажа сервиса Facebook была «бомбой замедленного действия». Конфликт был неизбежен с самого начала: социальной сети нужно было найти способ заработать деньги на приложении и окупить дорогостоящие инвестиции. Реализовать свою бизнес-модель социальная сеть могла лишь путем сбора пользовательских данных для таргетирования рекламы.

Практически одновременно с внедрением сквозного шифрования WhatsApp добавил в пользовательское соглашение пункт о передаче данных Facebook для осуществления таргетинга рекламы, выполнения мер безопасности и сбора бизнес-аналитики. Это вызвало шквал недовольства среди европейских регуляторов. Подобное столкновение двух культур заставило идеалистов-вдохновителей весной этого года покинуть свою компанию с интервалом в один месяц.

«Настало время», — провозгласил Брайан Эктон и продемонстрировал приверженность своим принципам, добавив к своему сообщению в Twitter хештег #deletefacebook и вложив $50 млн в шифрованное приложение для обмена сообщениями Signal.

Кевин Систром и Майк Кригер

Пара бывших однокурсников Стэнфорда работали над геолокационной социальной сетью Burbn, когда обнаружили, что именно фильтры для обработки фотографий были, безусловно, самой популярной частью приложения. Объединив инструменты, превращающие зернистые фотографии смартфонов того времени в безупречные снимки, с социальными каналами для их обмена, Instagram стал, пожалуй, самым успешным мобильным приложением в мире.

Популярность приложения стала волновать Facebook настолько, что социальная сеть Марка Цукерберга потратила $715 млн на приобретение стартапа и его аудиторию в 30 млн пользователей в месяц. Теперь, когда Bloomberg Intelligence оценивает приложение в $100 млрд с ежемесячной аудиторией в 1 млрд человек, можно сказать уверенно: опасения Facebook не были напрасными, а покупка Instagram стала, возможно, самым успешным приобретением социальной сети.

Пока Facebook переживал скандалы, связанные с конфиденциальностью, фейковыми новостями и вмешательством в выборы, бренд Instagram оставался незапятнанным и продолжал набирать аудиторию. По данным аналитической компании SimilarWeb, в июне пользователи Android в среднем проводили в Instagram 53 минуты в день — это всего на пять минут меньше, чем на Facebook. Instagram находится на пути к тому, чтобы приносить Facebook до $20 млрд прибыли к 2020 году, примерно четверть всей выручки корпорации.

Сделав ставку на молодую аудиторию, которая бежит из Facebook, устав от политических прений и скандалов из-за нарушения конфиденциальности, Кевин Систром и Майк Кригер оказались заложниками своего успеха. Теперь, когда социальная сеть-гигант с аудиторией 2,23 млрд человек испытывает трудности с привлечением аудитории, Марку Цукербергу приходится возлагать особые надежды на Instagram с его молодыми пользователями и брать управление на себя.

Закат 6-летней автономии Instagram в рамках Facebook начался символично — с отставки в начале года менеджера по конфиденциальности Николь Джексон Колако, проработавшей в компании с момента основания, и закончился уходом основателей Кевина Систрома и Майка Кригера в сентябре.

Брендан Айриб

В 2012 году, когда Палмеру Лаки исполнилось 19 лет, Айриб услышал о том, над чем он работал. С его друзьями Нейтом Митчеллом и Майклом Антоновым он помог Лаки превратить их прототип шлема виртуальной реальности в бизнес-идею, проведя успешную кампанию на Kickstarter и представив устройство для публики.

Лаки было отведено играть роль изобретателя-вундеркинда с убедительной историей в лучших традициях «гаражного предпринимательства» Кремниевой долины, в то время как Айрибу предстояло занять место генерального директора для того, чтобы сделать мечты реальностью. Ребята отлично справились со своими ролями, и уже через год к ним присоединился сам Джон Кармак, основоположник легендарных игр-«стрелялок»: Wolfenstein 3D, Doom и Quake. Мимо такой команды просто не мог пройти конвейер Марка Цукерберга, и уже в 2014 году состоялась сделка ценой $2 млрд.

Впрочем, новоиспеченные миллионеры довольно быстро разочаровались в бизнес-принципах ИТ-гиганта Facebook. Не желая приносить в жертву комфорт пользователей и производительность ради краткосрочного роста пользователей сырой технологии, Брендан Айриб через год вслед за Лаки Палмером, о котором мы говорили в предыдущей колонке, покинул компанию. Брендана не устроила «гонка ко дну» в плане производительности, к которой подталкивала проект материнская компания Facebook. Дело шло к тому, чтобы отказаться от передовых устройств виртуальной реальности в пользу чего-то более простого и дешёвого, а именно, шлема Oculus Quest, спроектированного по принципу «все в одном», вместо возглавляемого Айрибом проекта Rift2.

Недовольство Марка Цукерберга и смену стратегии понять можно: помимо того, что продажи устройств Oculus Rift составили всего 1% от запланированных, Facebook оказался втянутым в судебное разбирательство по иску на $500 млн о нарушении авторских прав основателями теперь уже дочерней Oculus VR.

США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 ноября 2018 > № 2782250 Никита Цаплин


Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 6 ноября 2018 > № 2781845 Карен Казарян

Напомним, закон, который обязал мессенджеры идентифицировать пользователей по номеру мобильного телефона, приняли прошлой осенью. Он вступил в силу еще 1 января 2018 года. Согласно документу, если администрации ресурса не удалось подтвердить личность юзера по абонентскому номеру у оператора сотовой связи, его должны заблокировать. Иначе компании грозит штраф — от 800 тыс. до 1 млн рублей. С момента принятия закона прошел почти год, но он так и не заработал. Есть ли у него шанс с принятием новых правил идентификации, и как эта процедура будет выглядеть на практике, «Росбалту» рассказал ведущий аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Карен Казарян.

— Закон об идентификации пользователей мессенджеров принят прошлой осенью, но до сих пор не работает. Новые правила, которые принял кабмин, это изменят?

— Нет. Кроме правил нужно принять еще ряд подзаконных актов, которых до сих пор нет.

— Идентификацию должны будут пройти все пользователи или только новые?

— Этот закон обратной силы не имеет. Значит, тех, кто уже пользуется мессенджерами, идентификация не коснется. Она затронет только новых пользователей, которые будут регистрироваться после вступления закона в силу.

— По новым правилам, после регистрации в мессенджере пользователь должен будет «совершить действие с использованием абонентского номера, позволяющее достоверно установить, что сообщенный абонентский номер при регистрации в сервисе обмена мгновенными сообщениями используется пользователем». О чем идет речь?

— Ну, у каждого мессенджера своя процедура подтверждения: кто-то просит ввести код из смс, кто-то — сделать звонок на определенный номер. Не очень понятно, как это будет выглядеть в будущем, поэтому формулировка в законе довольно размытая.

— Правильно ли я понимаю, что уже после этой процедуры администрация мессенджера направляет запрос сотовому оператору?

— Да.

— Как это будет? Вот я регистрируюсь в мессенджере, указываю свой номер телефона, подтверждаю его. Дальше администрация ресурса отправляет запрос оператору связи, чтобы подтвердить, есть ли я у них в базе. Что конкретно должен подтвердить оператор? Зарегистрирован ли вообще такой номер в сети? На кого именно он зарегистрирован? Значит ли это, что при регистрации в мессенджере я должна буду указывать реальные имя и фамилию, а может и паспортные данные, чтобы потом администрация ресурса могла сверить все это с базой сотового оператора?

— Об этом ни в самом законе, не в правилах идентификации нет ни слова. Никаких разъяснений о том, какую именно информацию просят у сотовых операторов мессенджеры, нет.

— Не знаю, есть ли теперь смысл задавать этот вопрос, но все же спрошу: по новым правилам, у сотового оператора есть 20 минут, чтобы ответить администрации мессенджера. Если он ответит, что в базе нет данных о таком абоненте или не ответит вовсе, то идентификация считается не пройденной. По закону, мессенджер в таком случает должен пользователя заблокировать. В том числе просто потому, что оператор сотовой связи не ответил.

— Это еще одна проблема, по которой закон об идентификации не будет работать. Нигде не прописано, что сотовый оператор обязан сотрудничать с мессенджерами и предоставлять им какую-то информацию. И наказания за то, что он просто не ответит, нет. Кроме того, до сих пор непонятно, кто будет платить за идентификацию, на что указывал Минэкономразвития в своем отзыве на законопроект. Ведь мессенджеры и сотовые операторы должны будут вести определенную работу. И сами смс тоже чего-то стоят.

— На какие мессенджеры распространяется действие закона? Ведь во ВКонтакте и Facebook тоже есть возможность обмениваться мгновенными сообщениями.

— Роскомнадзор ведет так называемый реестр «Организаторов распространения информации (ОРИ)», на которых распространяется действие закона. Сейчас из известных в России ресурсов в нем только Telegram и ВКонтакте, а также Snapchat, WeChat, Line Chat. Ни WhatsApp, ни Viber, ни Facebook Messenger, ни даже «Там Там» в этом списке нет.

— Как так получилось?

— Для компаний есть два пути в реестр Роскомнадзора: либо они сами подают заявку, либо их включают в этот список принудительно — по решению органов национальной безопасности. Поскольку в отношении WatsApp или Viber они этого не сделали, значит, в этом пока нет необходимости.

Что касается добровольности, формально все компании, которые предоставляют пользователям возможность обмениваться мгновенными сообщениями, действительно, должны были сами подать заявки в Роскомнадзор для включения их в реестр. Но никаких санкций за то, что они этого не сделают, не предусмотрено.

— Правильно ли я понимаю, что весь этот закон об идентификации завязан на реестр Роскомнадзора, и спрос только с тех, кто в нем числится?

— Так, наверное, неправильно говорить. Формально в законе есть конкретное юридическое определение понятия «организатор распространения информации». Другое дело, что правоприменение, действительно, завязано на включении таких компаний в реестр.

На сайте Роскомнадзора нет возможности посмотреть весь список компаний, которые входят в перечень организаторов распространения информации. Можно только проверить по названию конкретной компании, есть она там или нет.

По состоянию на 10 августа 2017 года в реестре было 89 компаний. Как писал РБК, среди них на тот момент были почтовые клиенты Mail.Ru Group и «Яндекса», облачный сервис «Яндекс.Диск», соцсети «Мой мир», «Мой круг», «ВКонтакте», сервисы знакомств Mamba, Badоo, мессенджеры «Агент@Mail.ru». «Из-за нежелания предоставлять данные для включения в реестр в России была заблокирована онлайн-рация Zello, сайты мессенджеров BlackBerry, Imo. Представитель Zello называл требования ведомства «абсурдными и невыполнимыми», — отмечало издание.

Позднее Роскомнадзор заявил, что ведет переговоры с крупнейшими международными IT-компаниями вроде Facebook, WhatsApp, Viber, Apple, Twitter, которые находятся в процессе принятия решения о вхождении в реестр ОРИ. «Мы уважаем право компаний на конфиденциальность переговоров, поэтому не выносим в публичное поле результаты их промежуточных этапов. Нужно понимать, что это глобальные корпорации со сложной системой управления и согласования юридически значимых действий. Но для нас важно стремление компании к сотрудничеству. Если оно явно обозначено, у нас есть процедурные возможности для того, чтобы предоставить сервису дополнительное время, необходимое для согласования итогового решения», — сказал замглавы Роскомнадзора Олег Иванов «Российской газете» еще в апреле 2018 года. С тех пор в публичном поле не было никакой информации о вхождении WhatsApp, Viber или Facebook в реестр.

Анна Семенец

Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 6 ноября 2018 > № 2781845 Карен Казарян


Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 29 октября 2018 > № 2777758 Вернер Херцог, Андре Сингер

Московская премьера фильма "Знакомьтесь, Горбачев" состоится 8 ноября. Создатели документальной ленты — немецкий писатель и режиссер Вернер Херцог и британский режиссер и продюсер Андре Сингер. В кинокартине единственный президент СССР предельно откровенно рассказал о последних днях у власти, о детстве и своих впечатлениях от современных политических катаклизмов. Сам же Сингер и продюсер возглавляемой им компании Spring Films Cветлана Палмер поделились со старшим корреспондентом РИА Новости в Лондоне Марией Табак своими надеждами относительно фильма и планами на ближайшие годы, а также рассказали, что их поразило в словах Горбачева и в нем самом.

— Андре, Светлана, знаю, насколько у вас плотный график, спасибо, что нашли время поговорить. Андре, вы, помимо того, что являетесь кинорежиссером и продюсером, еще и антрополог. Скажите, с какой точки зрения вас в первую очередь интересовал Горбачев: как политический деятель или как человек в период глобальных перемен?

— Сингер (смеется): На самом деле все было куда проще. Несколько лет назад я снял фильм о Холокосте "Наступит ночь", он оказался очень успешным. Германское правительство выделило средства на производство фильмов об успешных людях прошлого. И тогда немецкий телеканал MDR обратился ко мне и спросил, какой фильм мы могли бы сделать. У нас было несколько вариантов, мы предложили несколько идей, обсудили и потом пришли к выводу, что никто не делал ничего основательного про Михаила Горбачева. Мы сошлись на том, что если получится договориться с ним, то надо сделать такой фильм. Потом подключилась Светлана, начали уговаривать людей из Фонда Михаила Горбачева. Они вначале с подозрением отнеслись к идее, но потом согласились встретиться. Мы решили пригласить Вернера, не только потому, что нас с ним связывают давние профессиональные отношения, но и потому, что мы хотели подчеркнуть германские моменты в фильме. Я с Херцогом работал над 14 картинами и обычно больше занимаюсь продюсированием. Но в данной ситуации предложение было сделано мне, а я позвал его. Я понимал, что вариант, при котором Вернер просто берет интервью у Горбачева, не сработает, так что я стал сорежиссером и мы вместе сделали фильм.

— Трудно ли было уговорить фонд? Сколько времени продолжались переговоры?

— Палмер: Самое трудное было уговорить людей из фонда, что мы — правильные люди для того, чтобы снять такой фильм. Переговоры длились несколько месяцев. Мы начали где-то в мае 2017 года. Мы сказали, что можем сделать все быстро и не затягивать, как это бывает, и со временем они согласились.

— Были ли вам поставлены какие-то ограничения: какие вопросы не задавать, каких тем не касаться?

— Сингер: Нет. Они были очень милы с нами. Я никогда раньше не делал интервью с политическими фигурами его масштаба, не получая просьб заранее показать список вопросов, обсудить его. Они же не просили ничего. Мы просто приходили и говорили, и это во многом помогло определить структуру фильма. Мы не планировали формальное интервью, мы хотели построить фильм как беседу двух интересных людей: писателя, режиссера Вернера Херцога и политика Михаила Горбачева, и чтобы они обсуждали вещи, интересующие их обоих. За кулисами Светлана и я следили, чтобы обсуждались еще и темы, интересные более широкой аудитории, чтобы это не стало просто приятной беседой двух пожилых людей (смеется).

— Палмер: Понятно, что Горбачеву сейчас 87 лет, что он болен, что для интервью ему требуется много сил. Изначально мы договорились на одно интервью, но потом отношения развивались, он согласился поговорить еще, мы пришли еще, ну и — бог ведь троицу любит — еще раз. В итоге в течение шести месяцев мы провели три интервью, но, разумеется, общались еще и в процессе. Горбачев ложился в больницу и выходил из нее, в фильме можно увидеть торчащую из руки трубку для инъекций. Михаилу Сергеевичу очень понравилось, что его не собираются допрашивать, что это будет просто беседа двух людей, что есть человеческая связь. Думаю, ему понравилось говорить с нами, ему понравились вопросы, разговор в целом.

— Сингер: У него проблемы с кровью, диабет, он пожилой человек. Он не может долго говорить. К концу первого интервью он очень устал и сказал: "Давайте еще в другой раз поговорим". Он нам доверял, понимал, что мы не собираемся играть в политические игры, что мы интересуемся им как человеком, его наследием, событиями прошлого. Отношения сложились очень хорошие.

— Как бы вы буквально в нескольких фразах описали Михаила Горбачева? Чем он вас больше всего поразил, удивил?

— Сингер: Что меня больше всего поразило, так это то, что он оказался мягким, добродушным, озорным даже. Я ожидал увидеть гораздо более официального, строгого человека. Он улыбался, живо на все реагировал. Я понимаю, что это ценная черта для политического деятеля — располагать к себе людей, но я видел самых разных политиков, совсем других. Во время вопросов он не просто говорил, он продумывал каждый ответ. Он делал иногда большие паузы, и уже казалось, что на вопрос он отвечать не будет, но он отвечал и его ответы были умные, четкие и продуманные. Я не шел к нему с мыслью о том, что этот человек мне должен понравиться или не понравиться, но в итоге я стал им восхищаться — как политическим деятелем, как человеком. У него есть харизма, ум. Не мне судить о его политических ошибках или успехах, но он очень искренний. Можно было почувствовать страсть в том, что он делал.

— Палмер: Меня поразили искренность и глубина его волнения за Россию, за ее прошлое, настоящее и будущее, ее место в мире, отношения с остальным миром. Он глубоко опечален тем, что он считает новой холодной войной, и искренне верит, что был период, когда все было гораздо лучше, чем сейчас, когда можно было что-то создать. Он верил в общеевропейский дом, разоружение, верил в это. А сейчас…

— Что вас удивило больше всего из того, что он сказал?

— Сингер: Я был удивлен отсутствием ожесточенности. Он не хотел распада СССР, это не его вина, хотя это случилось во время его правления. Он хотел сохранить СССР, он никогда не терял социалистических верований и не менял свою позицию. Отсутствие ожесточенности у него поражает, хотя сожалений у него очень много — например, относительно реформ, к которым он так и не подобрался. И вы знаете, я ощущаю трагедию в том, что этого человека не любят в России, считают, что он допустил распад страны. А при этом он ощущает себя русским и при этом изгоем.

— Как вы думаете, как фильм воспримут в России с учетом отношения к Горбачеву?

— Сингер: Мне казалось, что в России как раз таким фильмом не очень заинтересуются, поскольку, как я уже отметил, отношение к Горбачеву в целом плохое. Но потом я стал надеяться, что, может быть, людям будет интересно узнать что-то новое, узнать о прошлом, о котором новое поколение мало что знает.

— Палмер: Я надеюсь, что люди удивятся и перестанут видеть только белое и черное, поймут человека, узнают, как все выглядит его глазами. И будет очевидна его искренняя любовь к стране. Вернер, например, очень хорошо акцентировал происхождение Горбачева, то, что он родился в бедной крестьянской семье. Он долгое время больше всего беспокоился о том, как накормить страну, его приоритетом было сельское хозяйство. Для людей его поколения, голодавших во время войны, выживание после войны было самой большой проблемой.

— Сингер: Вы помните, какими были старые советские лидеры? А потом пришел этот динамичный молодой человек. Вы поймите, для своего времени он был героической фигурой, эдаким Кеннеди. Люди наполнились энергией благодаря переменам, производимым этим человеком. А потом все это не сработало, он был выброшен за борт. Людям нужно напомнить, как это все было.

— Палмер: Люди забывают этот воздух свободы, люди забывают, что он открыл страну. То, что мы сейчас туда-сюда ездим, этим мы обязаны ему! Это началось тогда, и это наследие продолжает жить.

— Светлана, а вы тоже думали, что фильм российскую аудиторию не заинтересует?

— Палмер: Да, думала, но потом изменила мнение.

— Не думаете ли вы, что на фоне нынешних политических событий фильм может приобрести новое звучание? В одной из рецензий на ваш фильм я читала сравнение распада СССР с нынешним положением дел в ЕС…

— Сингер: Интересная параллель. Ну ЕС никогда не был настолько интегрирован, как СССР, в Европе страны все равно остались независимыми, тогда как в СССР они были единой страной, контролируемой из Москвы. И я думаю, что вся эта нынешняя история с Brexit — чтобы с ЕС не случилось то же, что случилось с СССР. Но эта тема никак, даже косвенно, в фильме не появляется.

Для меня важней другая отсылка к современности: если говорить глобально, в конце холодной войны у мировых лидеров была способность устанавливать отношения. Горбачев умел строить отношения с людьми самого разного толка: с Маргарет Тэтчер и с Рональдом Рейганом. Вдруг они подружились, и это позволило изменить мир. Сейчас у меня ощущение, что мир движется в противоположном направлении. Сам Горбачев считает главным своим достижением договор о контроле за ядерными вооружениями с перспективой будущего разоружения, а теперь Трамп объявил, по сути, о наращивании вооружений.

— Главный, наверное, вопрос. Видел ли Горбачев фильм?

— Палмер: Нет, люди из его фонда посмотрели и решили, что пусть это будет сюрприз. 8 ноября состоится премьера в Москве, и он на нее придет. Он сказал, что даже если ему ради этого придется выйти из больницы, он все равно придет. Фонд пригласил большое количество народа, порядка 200 человек, в том числе глав телеканалов, главных редакторов газет, радиостанций, многих послов других стран, будет делегация из Японии, поскольку Горбачев до сих пор чрезвычайно популярен в Японии…

— Сингер (смеясь): Более популярен, чем в России.

— Выйдет ли фильм в прокат?

— Сингер: Пока речь идет только о разовом показе, а там посмотрим.

— Вы сами едете в Москву?

— Сингер: О да, посмотрим, что Горбачев скажет!

— Вы уже показали фильм на многих фестивалях, довольны реакцией?

— Сингер: Прием пока очень хороший, фестиваль в Торонто был успешным, например. Еще несколько месяцев мы будем показывать фильм на фестивалях: порядка 25 еще предстоит — в Германии, в Чехии, в Италии и так далее. Следующий раунд — показ в кинотеатрах тех стран, в которых показывают документальные фильмы, — начнется в апреле и продлится где-то полгода. Параллельно будут заключаться договора на телепоказы. Дистрибьюторы уже говорят с телеканалами. Все вместе это продлится порядка двух лет.

— Не могу обойти традиционный вопрос — о творческих планах. Кто станет вашим следующим героем?

— Сингер: Ближайшие два года мне нужно представлять фильм "Знакомьтесь, Горбачев", потому что Вернер уедет снимать другой фильм. Но да, у нас есть несколько проектов, которые мы рассматриваем.

— В современном мире, со смартфонами, с YouTube, каждый в некоторой степени режиссер-документалист. С вашей точки зрения, Андре, меняется ли как-то из-за этих обстоятельств жанр документального кино?

— Сингер: Я не думаю, что сам жанр изменился. Изменились возможности — теперь можно охватить миллионы людей. Это имеет и плюсы, и минусы. С одной стороны, документальное кино становится более доступным, сейчас можно показать его огромной аудитории. С другой стороны — режиссеры-документалисты все больше ищут сюжеты, интересные широкой международной аудитории, потом что деньги зарабатываются там. А более узкая, национальная история теперь перестает быть приоритетом, потом что не приносит денег. Я преподаю документальное кино студентам, они тоже интересуются теперь сюжетами более широкого охвата, а не личными, персональными. Очень жаль, но эти сюжеты исчезают. Однако теперь столько людей делают кино, что показ документальных фильмов в кинотеатрах — это больше не экзотика. Это здорово.

Мария Табак.

Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 29 октября 2018 > № 2777758 Вернер Херцог, Андре Сингер


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 25 октября 2018 > № 2784154 Тимур Нигматуллин

Паника вокруг «Яндекса»: справедливы ли опасения инвесторов

Тимур Нигматуллин

аналитик компании «Открытие Брокер»

Вокруг возможной сделки между Сбербанком и «Яндексом» много неопределенности, и ситуация быстро меняется. Тем не менее вероятность роста котировок интернет-компании заметно превышает вероятность дальнейшего падения

В четверг, 18 октября, перед самым закрытием торгов на Мосбирже в газете «Ведомости» вышла статья, где со ссылками на несколько независимых анонимных источников сообщалось, что государство посредством сделки подконтрольного Сбербанка может стать крупнейшим акционером «Яндекса». По слухам, минимальным интересующим госбанк пакетом может стать 30% в капитале. Менеджмент Сбербанка опроверг подготовку сделки, а в «Яндексе» отказались от комментариев.

В настоящий момент крупнейшим акционером «Яндекса» является его основатель Аркадий Волож, который владеет 11,35% в капитале компании (благодаря особому типу акций этот пакет дает ему 49,2% голосов, но соответствующий мультипликативный эффект пропадет в случае продажи). Таким образом, для контроля в компании в теории достаточно пакета в диапазоне 30-50%. Совет директоров, скорее всего, будет принимать решения в интересах подобного акционера.

У возможной сделки есть несколько аспектов. С одной стороны, интерес госбанка к «Яндексу» как к бизнесу понятен и закономерен. У компаний есть ряд совместных проектов («Яндекс.Деньги», маркетплейс «Беру»). Глава Сбербанка Герман Греф числится в совете директоров «Яндекса» и ранее неоднократно заявлял, что главными конкурентами кредитных организаций являются технологические компании. Наконец, ранее, перед выходом на IPO «Яндекс» передал Сбербанку так называемую «золотую акцию», дающую право заблокировать сделку по продаже пакета более 25%.

С другой стороны, и об этом также говорят источники «Ведомостей», помимо Сбербанка интерес к контролю в госкомпании проявляет и государство. Показательно, как в 2014 году президент Владимир Путин говорил, что «Яндекс» начинался как проект с западным влиянием: «Когда они только начинали работу, их тоже поддавили: должно быть столько-то американцев у них, столько-то — европейцев, и они вынуждены были с этим соглашаться».

Риторика и действия государства закономерны в рамках тенденции по огосударствлению СМИ и инфраструктурных технологических компаний. В частности, государственные «Ростелеком» и ВТБ владеют «Теле2», а в Сбербанке давно заложен контрольный пакет «Мегафона».

Боязнь государства

Инвесторы поверили слухам о готовящейся сделке, и на американской бирже NASDAQ акции российской компании за один вечер потеряли почти 18%, а на следующий день почти сразу после открытия бумаги ушли вниз еще на 6%. Действия игроков рынка носили панический характер.

Можно перечислить целый ряд фундаментальных причин для распродажи, в том числе риск попадания «Яндекса» под действующие и возможные в будущем секторальные санкции по аналогии со Сбербанком, риск ухода с постов в «Яндексе» ключевых топ-менеджеров в случае получения контроля со стороны государства, а также вероятный отток пользователей в пользу конкурирующего Google, как это было в случае с соцсетью «ВКонтакте» на фоне скандала с раскрытием информации и заведением уголовных дел.

До событий прошлой недели акции «Яндекса» торговались с соотношением рыночная капитализация/чистая прибыль более 50, что почти на порядок выше средних значений по российскому рынку акций и вдвое — по сравнению с американским. Но рисков для акционеров становится больше, а чем больше риск, тем выше требования к потенциальной доходности актива и, соответственно, ниже цена этого актива. Достаточно вспомнить, как изменились котировки акций и мультипликатор цена/прибыль у «Магнита» после продажи ретейлера банку ВТБ — они упали примерно на треть. Также можно обратить внимание на объективно низкую оценку рынком стоимости всех госкомпаний, начиная с «Газпрома», по сравнению с аналогами в частном секторе.

Если слухи о возможной сделке подтвердятся и она будет сопровождаться разочаровывающими миноритариев корпоративными практиками, то, учитывая текущую высокую оценку акций «Яндекса», в моменте эти бумаги могут потерять на NASDAQ порядка 30-50% от уровней закрытия сессии в среду, 24 октября. Впрочем, обвальное падение в краткосрочной перспективе создает возможность для заработка на горизонте ближайших четырех кварталов.

Шансы на рост

Что может выступить драйвером роста? Аркадий Волож, генеральный директор группы компаний и сооснователь «Яндекса», владеет акциями класса «Б», дающими 48% голосующей доли и 10% экономической доли в капитале компании. С учетом некоторых других сотрудников голосующая доля менеджмента составляет 57%. После падения акций Волож заявил, что не будет продавать свои бумаги. Если это так, то Сбербанк не может стать ни контролирующим, ни, скорее всего, даже акционером, владеющим блокпакетом в 25% голосов. Максимум, на что сможет рассчитывать госбанк, — это на экономическую долю в 30% или более.

Скорее всего, с учетом нежелания менеджмента продавать акции механизм сделки может подразумевать допэмиссию. В этом случае «Яндекс» увеличит количество обычных акций в обращении на 30% и размоет доли нынешних акционеров. За выкупленную допэмиссию Сбербанк заплатит некую сумму, и она будет размещена на счетах «Яндекса». Эти деньги можно будет потратить на выплату дивидендов, обратный выкуп акций или M&A-сделки (например, покупку Avito).

Вероятно, будет выбрана опция «все и сразу». При таком сценарии благодаря механизму распределения капитала и сохранению контроля менеджмента стоимость «Яндекса» из расчета на одну акцию, по нашим оценкам, вернется к прежним мультипликаторам и составит примерно 2150 рублей (+20% к текущим уровням). Важно понимать, что сейчас вокруг сделки много неопределенности и ситуация быстро меняется. Тем не менее в базовом сценарии вероятность роста котировок заметно превышает вероятность дальнейшего падения.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 25 октября 2018 > № 2784154 Тимур Нигматуллин


США. Весь мир > СМИ, ИТ > snob.ru, 25 октября 2018 > № 2769454 Артур Хачуян

Артур Хачуян: Хакеры в России чувствуют свою безнаказанность

Редакционный материал

В конце сентября Facebook объявил о кибератаке на профили 50 миллионов людей по всему миру. На этой неделе социальная сеть вернулась с печальными подробностями: хакерам удалось получить доступ к номерам телефонов и адресам электронной почты 30 миллионов пользователей. Сообщения сопровождались тревожными рекомендациями: например, с осторожностью отвечать на звонки с незнакомых номеров. Среди «счастливчиков» оказалась и корреспондентка «Сноба» Арина Крючкова. Она поговорила с гендиректором компании BigDataHub Артуром Хачуяном о том, что на самом деле произошло и стоит ли удалять свой аккаунт в Фейсбуке

Сноб. Как хакерам удалось взломать Фейсбук?

Еще две недели назад я нашел часть из утекших данных в свободном доступе в интернете и решил разобраться, что это за люди и какая именно информация стала доступна.

В моем распоряжении оказались 250 тысяч полностью взломанных профилей — то есть злоумышленники просто подбирали пароли наобум, и так получали доступ к личным страницам. Все остальные, скорее всего, оказались пользователями одного несложного для взлома приложения, скажем, по доставке еды. Кстати, определить, какого именно, довольно просто: стоит только опросить 20-30 человек из списка, в каких программах они были авторизованы через Фейсбук, и выявить одно общее для всех.

Но мне кажется, что это был мессенджер самого Фейсбука. И на это указывает сразу несколько факторов.

Во-первых, в приложении уже постоянно появляются уязвимости, и это происходит уже давно.

Во-вторых, оно фактически является сторонним приложением, в котором пользователям Фейсбука необходимо авторизовываться дополнительно.

В-третьих, злоумышленникам удалось получить доступ к личным сообщениям взломанных аккаунтов. Если бы это был какой-нибудь условный Тиндер, это было бы невозможно — соцсеть просто не даст на это прав. Да и получить разрешение на простую авторизацию с помощью Фейсбука у таких программ занимает несколько месяцев в связи с многоуровневой проверкой.

В итоге компания два дня назад анонсировала очередное изменение старого мессенджера и релиз нового. Хотя, конечно, это не обязательно может быть связано с хакерской атакой.

Сноб. Для чего кому-то могут понадобиться данные сразу 30 миллионов человек по всему миру?

Все зависит от количества полученной информации.

Если известны логин и пароль пользователей, то из их аккаунтов можно построить неплохую сеть ботов. Писать от их лица сообщения, размещать посты — и все это на заданную тему ради чьей-то пропаганды. Например, для того чтобы продвинуть на иностранных выборах нужного кандидата или свергнуть нынешнего президента своей страны. Но для этого потребуется довольно мощная организация и денежные ресурсы: ведь, чтобы Фейсбук не заблокировал такую активность как подозрительную, писать придется с нескольких миллионов аккаунтов с разных IP-адресов разных стран.

Если же глубина доступа скромнее и хакеры знают только 30 миллионов e-mail-адресов, привязанных к конкретным людям, то и этого достаточно. В цепочке заложены и родственные связи, и города проживания, и указанные интересы. А эти данные можно продавать в качестве базы для таргетированной рекламы.

Кроме того, зачастую пароль от Фейсбук-аккаунта дублируется в банковских и иных приложениях. А в качестве логина пользователи указывают один и тот же электронный адрес. В таком случае ущерб становится более ощутимым, и масштабная хакерская атака может обернуться массовыми кражами со счетов.

Еще один способ использовать полученную информацию — найти компрометирующие данные внутри личных переписок и перейти на шантаж. Так было, например, с американским сайтом знакомств несколько лет назад: сначала хакеры думали, что просто получат базу данных, а наткнулись на пикантную переписку американских сенаторов с проститутками.

Сноб. Получается, что большинство людей знают правила безопасности в соцсетях, но продолжают их игнорировать. Есть ли выход из этой ситуации?

Подобные взломы происходят все чаще и чаще, а страшные последствия так и не наступают. Так что в целом можно не волноваться. Удалять свой аккаунт тоже не стоит, но не надо и пересылать свои обнаженные изображения и фотографии банковской карточки (причем с обеих сторон). Конечно, закон нарушают хакеры, но обезопасить себя может только сам пользователь.

Сноб. Погодите, но это же примерно как советовать не надевать короткую юбку, чтобы тебя не изнасиловали.

Очень точная аналогия, но в нашей стране лучше предотвращать подобные преступления самостоятельно, а не ждать, когда государство начнет наказывать хакеров. Дело в том, что сейчас существует негласное указание не педалировать тему массовых угроз. Поэтому пока слабо верится в показательный процесс над киберпреступниками в России. А значит, они будут продолжать чувствовать себя безнаказанно. Поэтому конкретно в этом случае лучше не «надевать короткую юбку».

Беседовала Арина Крючкова

США. Весь мир > СМИ, ИТ > snob.ru, 25 октября 2018 > № 2769454 Артур Хачуян


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > camonitor.com, 23 октября 2018 > № 2771165 Мадина Нургалиева

Мадина Нургалиева: «Модернизационные подвижки уже видны»

С момента публикации программной статьи главы государства «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» прошло полтора года. Это сравнительно небольшой отрезок времени, и совершенно очевидно, что его категорически недостаточно для ожидаемых кардинальных сдвигов. Однако именно этот стартовый этап является ключевым, поскольку в этот период были сформулированы главные месседжи и даны мощные импульсы для модернизационных преобразований общественного сознания, считает заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Мадина Нургалиева.

- Мадина Маратовна, просим вас подвести промежуточные итоги реализации программы модернизации общественного сознания. Каких ощутимых сдвигов в этом направлении нам уже удалось добиться?

- Практически все казахстанские эксперты – политологи, социологи, культурологи, психологи – убеждены, что модернизировать общественное сознание нужно, важно, но достаточно сложно. Стоит признать, что этот процесс безграничен в своих масштабах и времени, бесконечен в своем совершенствовании и реализации.

Практическим наполнением программы «Рухани жаңғыру», активно присутствующим в информационном пространстве в последнее время, стали предложенные президентом проекты: поэтапный переход казахского языка на латиницу, «Новое гуманитарное знание. 100 новых учебников на казахском языке», «Туған жер», «Сакральная география Казахстана», «Современная казахстанская культура в глобальном мире», «100 новых лиц Казахстана». Все они на данный момент находятся в той или иной стадии реализации и напрямую связаны с цифровыми информационными технологиями.

К примеру, информация о 18 мировых учебниках, уже успешно переведенных на государственный язык, а также готовящихся к изданию размещена на сайте 100kitap.kz. В рабочем процессе используется переводческая программа Smartcat через общий доступ в GoogleDocs. Это позволяет комплексно работать сразу всем специалистам – переводчикам, научным и литературным редакторам, корректорам. Кроме того, все книги доступны для онлайн-чтения на портале «Открытого университета Казахстана» - openu.kz в разделе библиотека.

К слову, открытые онлайн-площадки для обучения – это еще одна возможность повысить конкурентоспособность через образование. Подобные образовательные платформы предоставляют бесплатный доступ к онлайн-курсам от ведущих преподавателей на казахском и русском языках.

В настоящее время завершается II этап проекта «100 новых лиц», особенностью которого является акцент на молодежь. Уже завершились прием заявок и народное голосование, формируется список финалистов. Истории действующих победителей проекта размещены на сайте 100esim.el.kz.

- В чем суть модернизационных преобразований? То есть какими должны стать наши граждане на выходе?

- Суть всех модернизационных преобразований – повлиять на модели поведения казахстанцев и их повседневные практики. В конечном итоге портрет гражданина Казахстана мог бы выглядеть так: конкурентоспособный, прагматичный профессионал с открытым сознанием, стремящийся к самосовершенствованию и сохранению национальной идентичности.

Если проанализировать характер уже состоявшихся модернизационных изменений в сознании казахстанцев, то можно отметить следующее:

Во-первых, это ориентированность на прагматичный подход и стремление использовать цифровые технологии в повседневной жизни. Например, при оплате коммунальных и транспортных услуг или когда потребитель экономит свое время, заблаговременно бронируя свой визит в ЦОН, Казпочту или медицинское учреждение через портал Электронного правительства egov.kz или иные интернет-ресурсы.

Во-вторых, умение дорожить собственным здоровьем. По всей республике заметно выросло число парков, скверов, велосипедных и пешеходных дорожек. В крупных городах открыли двери Центры активного долголетия для людей пожилого возраста. Мы стали больше инвестировать в здоровый образ жизни, чтобы меньше тратить на лечение и покупку лекарств.

В-третьих, нацеленность на самообразование и повышение конкурентоспособности. Возможности для получения доступного образования сейчас активно используются не только молодежью, но и более зрелыми людьми. Новыми стандартами стало знание нескольких иностранных языков и профессиональных навыков, так называемых, Hardskills и Softskills. Последние относятся к числу социальных навыков, которые актуальны практически для всех. Это умение убеждать и находить подход к людям, лидерские качества, навыки межличностного общения и ведения переговоров, работа в команде, управление временем, эрудированность, креативность и прочее.

В-четвертых, фиксируется активное развитие волонтерского движения, самоорганизация гражданского общества. Появилось очень много разговорных клубов казахского языка, один из ярких примеров которого является «Қазақшаspeakingclub», организованный победительницей проекта «100 новых лиц» телеведущей Ольгой Спириной на безвозмездной основе. То есть мы готовы не только получать знания, но и делиться ими с окружающими.

- А как модернизация влияет на гражданскую активность населения?

- Одним из важных и показательных моментов модернизации сознания казахстанцев, на мой взгляд, можно отнести взаимодействие населения и власти. Для этого граждане активно используют цифровые технологии, приложения и новые медиа. К примеру, в Астане функционирует городской центр мониторинга и оперативного реагирования «iKomek», созданный на базе службы 109. Хотела бы остановиться на нем подробнее.

«iKomek» - это единая система обратной связи с населением и одновременно своего рода помощник для жителей города. Служба охватывает все виды коммуникаций, включая стационарные телефоны, группы в Facebook и чат-боты в Telegram, мониторинг социальных сетей, электронной почты, мобильного приложения SmartAstana. Все это позволяет жителю столицы оперативно решать возникающие сложности, и для этого нет необходимости идти в акимат и стоять в очереди. Достаточно позвонить или направить сообщение, фотографию, и вопрос будет решен. Для исследователей – это также очень информативный материал для анализа.

Большой популярностью пользуются региональные общедоступные группы в социальной сети Facebook. Например, общедоступная группа «Астана - Что? Где? Когда?», которая насчитывает порядка 130 тысяч участников; «Талдыкорганец» - 18 тысяч участников. В этих группах граждане делятся полезной информацией, обсуждают актуальные повседневные вопросы, помогают друг другу. Это еще один реальный показатель развития гражданского общества в Казахстане.

Все это вкупе подтверждает тот факт, что модернизационные подвижки в нашей повседневной жизни уже активно присутствуют. Президентская программа «Рухани жаңғыру» в определенном смысле стала «катализатором» этого процесса. Стратегия казахстанского обновления органично вписывается в общемировой модернизационный тренд и сфокусирована на успешные перемены не только сегодня, но и в перспективе. Важно не останавливаться на достигнутом, чтобы реализовать опережающую модернизацию общественного сознания.

Автор: Светлана Борисова

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > camonitor.com, 23 октября 2018 > № 2771165 Мадина Нургалиева


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 22 октября 2018 > № 2769175 Алексей Федоров

Неочевидные преимущества: зачем «Яндексу» деньги Сбербанка

Алексей Федоров

Президент DIY-ассоциации и управляющий партнер ГК «220 Вольт»

Новости о том, что Сбербанк может приобрести 30% акций «Яндекса», больно ударили по котировкам ИТ-компании. Зачем это нужно банку — вполне понятно. Попробуем разобраться, зачем это «Яндексу»

Информация о покупке Сбербанком 30% интернет-компании «Яндекс» из того разряда, когда дыма без огня не бывает. Хотя компания распространила заявление основателя Аркадия Воложа, что он не намерен продавать свою долю в компании, но гендиректор также отмечает, что поддерживает «оценку различных возможностей управления структурой капитала». Хотя в «Яндексе» сообщили, что «не комментируют слухи», неофициальной информации в пятницу хватило, чтобы капитализация интернет-гиганта упала на пару миллиардов. После заявления Воложа стоимость акций начала отыгрывать падение. Были ли новости про покупку банком интернет-компании «вбросом» или сделка имеет бизнес-основания?

Внимание высоких сфер. Судя по новостной ленте, создается впечатление, что «Яндекс» выступает в роли «любимой жены» высшего руководства страны. Мало кто из частных компаний может похвастать таким вниманием первых лиц, публичными рукопожатиями и тестированием коммерческих продуктов. Конечно, демонстрация крайней лояльности чрезвычайно лестна, но и накладывает ряд ожиданий, которые необходимо оправдывать. Оказаться в зоне интереса сильных мира сего может быть небезопасно. При этом объективные причины «любви» неочевидны. Если говорить о «налоговом вкладе» в бюджет страны, то он значительно меньше многих компаний, например крупных торговых сетей.

Безусловно, цифровая экономика — модный тренд. Вполне естественно, что власти, желая сделать реверанс в сторону высоких технологий, уделяют свое внимание именно лидеру ИТ-отрасли, а не остальным участникам рынка. Но если ориентироваться не только на медиаконтент, у конкурентов «Яндекса» можно найти мощные ИТ-решения: элементы искусственного интеллекта в ретейле или логистике, моделирование производственных процессов без человеческого участия и прочее. Но амплуа национального ИТ-лидера уже закрепилось именно за российским поисковиком. При этом репутация самого популярного в России поискового сервиса страдает из-за претензий правообладателей.

Государственная защита. В сентябре 2018 года «Газпром-Медиа» подала иск к «Яндексу» за индексацию в поиске пиратских копий ее сериалов. При этом правообладатели указывают, что таким образом «Яндекс» увеличивает аудиторию русскоязычных пользователей: например, они чаще пользуются российским поиском, чтобы бесплатно просмотреть контент. Похожая ситуация помогала расти «ВКонтакте», который долгое время считался прибежищем пиратского контента по сравнению с Facebook. Официальная позиция «Яндекса» в том, что компания соблюдает российское законодательство и готова на дальнейшие меры по блокированию пиратского контента, если на них одновременно пойдут и конкуренты — в первую очередь Google и Mail.ru. Но, как и внимание государства, претензии правообладателей в первую очередь адресованы «Яндексу», который гораздо лучше Google проиндексировал рунет (а значит, и нашел в нем больше пиратских копий) и имеет значительно большую долю пользователей, чем поиск Mail.ru. В этом противостоянии «Яндексу» пригодится государственная поддержка, особенно против таких компаний, как «Газпром-Медиа».

Контроль и порядок. Можно понять и обеспокоенность государства столь влиятельной частной компанией, находящейся практически вне государственного контроля. Вообразить, что тот же Google идет на конфликт с американским истеблишментом, довольно странно: например, основатель Facebook обещал учесть все претензии конгрессменов к компании. А как себя поведет Аркадий Волож? Основатели корпорации Google бывают в Белом доме с завидной периодичностью. Их российские коллеги в Кремле — редкие гости. При этом широко известны возможные «проблемы» со строптивыми компаниями в России. Всесилие элит уже было поставлено под вопрос историей с «Телеграмом». Косвенный контроль над поисковой выдачей и новостной повесткой условной половины российских граждан, безусловно, манит государственные структуры. При этом формально ПАО «Сбербанк» государственной структурой не является.

Как раз отражение опасений госконтроля мы все и увидели в падении акций после появления новости, поскольку для большинства зарубежных акционеров подобное вмешательство полностью меняет «правила игры». Но ряд коммерческих проектов, таких как «Яндекс.Деньги» и «Яндекс.Маркет», уже находятся под протекцией Сбербанка — возможно, теперь пришла очередь и медиапроектов. «Золотая акция» Сбербанка не позволяет «Яндексу» передавать управление без одобрения «акционера». Укрупнение доли может быть продиктовано желанием более детального погружения в «тонкие настройки».

Сложные вопросы. В целом все идет согласно плану национализации всех крупных технологических компаний. Удивительно то, что обычно после информации о готовности одного гиганта купить долю другого акции обоих растут. А здесь случилось ровно обратное, что отражает уровень доверия к банку. Подобную динамику котировок мы наблюдали при вхождении ВТБ в уставной капитал «Магнита», после чего капитализация розничной сети обвалилась. Все это опять-таки подтверждает скептическое отношение инвесторов к косвенному отечественному госрегулированию.

Еще один сложный вопрос — интеграция менеджмента. Ставшая нарицательной либеральная «Яндекс.Team» с очевидно западной философией управления должна будет понять восточную философию Германа Оскаровича Грефа. Получится такая маленькая многонациональная Россия в кабинетах одной компании.

Мотив Сбербанка в целом понятен. Мотив же «Яндекса» остается туманным: зачем при годовом росте прибыли в 24% ему понадобился гигантский объем денежных средств? Исходя из капитализации «Яндекса» на сегодняшний день, 30% — это примерно $4 млрд. Быть может, здесь и нет ничего личного — просто бизнес.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 22 октября 2018 > № 2769175 Алексей Федоров


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 октября 2018 > № 2769243 Екатерина Кинякина

Квантовое превосходство: кубиты финишируют первыми

Екатерина Кинякина

корреспондент Forbes

Ученые нашли условия, при которых квантовые компьютеры смогут обогнать классические

Когда речь заходит о квантовых компьютерах, принято говорить, что рано или поздно они заменят традиционные, то есть все то, что начиняет наши смартфоны, лаптопы, планшеты, автомобили и суперкомпьютеры NASA. Почему? Потому что квантовые компьютеры способны работать значительно быстрее. Но откуда известно, что они будут работать быстрее? Как ни странно, на этот вопрос у исследователей не было однозначного ответа.

Вычислительные ячейки существующих квантовых компьютеров — кубиты. Чтобы производить вычисление, они должны находиться в состоянии когерентности, то есть согласно законам квантовой механики принимать одновременно несколько состояний. Число состояний растет экспоненциально с увеличением количества кубитов. Это и позволяет надеяться, что квантовые компьютеры будут работать на порядки быстрее традиционных вычислительных машин, если удастся втиснуть в них достаточное число кубитов. Но в нынешних прототипах квантового компьютера число кубитов обычно ограничивается несколькими десятками, и в таких условиях «квантовую прибавку» к скорости вычисления обнаружить не так уж просто.

В качестве примера быстродействия квантового компьютера нередко приводят «алгоритм Шора». Современные системы компьютерного шифрования основаны на разложении очень большого числа на множители. Дело в том, что классический компьютер легко перемножает огромные числа, а вот обратная операция — разложение на множители — для него очень сложна. Для 250-значного числа это потребует 800 000 лет вычислений, что и гарантирует безопасность существующих шифров. Однако в 1994 году Питер Шор предложил алгоритм, с помощью которого квантовый компьютер может разлагать числа на множители так же быстро, как и перемножать.

Но значит ли это, что квантовый компьютер принципиально быстрее? Разумеется, нет. Один пример — еще не доказательство, к тому же нелогично сравнивать один хороший (квантовый) алгоритм с другим плохим (классическим). Нельзя исключать, что в один прекрасный день какой-то гениальный математик предложит классический алгоритм, который справится с разложением на множители так же легко, как и алгоритм Шора.

Группа исследователей из IBM и европейских университетов поставили задачу: доказать, что при некоторых условиях квантовый компьютер всегда будет быстрее классического по принципиальным причинам. Эта задача была решена Сергеем Бравым из IBM Research, Дэвидом Госсетом из Института квантовых вычислений Университета Ватерлоо и Робертом Кенигом из Института перспективных исследований в Мюнхене. Они опубликовали в журнале Science работу под названием «Квантовое преимущество в неглубоких цепях», доказывающую, что квантовый компьютер может обогнать классический при определенных условиях.

Быстродействие квантового компьютера может сколь угодно превышать быстродействие классического при выполнении той же задачи.

Что подразумевают авторы под «неглубокими цепями»? Дело в том, что состояние когерентности кубита легко нарушается внешними причинами, — например, теплом окружающего мира. В современных квантовых компьютерах кубиты охлаждены до сверхнизких температур, но все равно способны поддерживать когерентность лишь очень короткое время.

Временем когерентности ограничивается число выполняемых операций — это называется «глубиной вычислений». С помощью квантового компьютера сегодня можно решать задачи только с малой глубиной, поэтому такие задачи и представляют самый большой интерес для теоретиков квантовых вычислений. Именно в этой области интересно поискать «квантовое преимущество», чем и занялись авторы статьи. И нашли его.

Ученые доказали, что для некоторых типов задач глубина вычислений на квантовом компьютере остается фиксированной, даже когда объем начальных данных — число «входных» кубитов — неограниченно увеличивается. На классическом компьютере в таких условиях глубина неизбежно будет возрастать. А это значит, что начиная с некоторого объема исходных данных квантовый компьютер заведомо решит задачу быстрее, тем самым реализуя квантовое превосходство. Подробнее об этой математической работе можно прочитать на сайте IBM. Таким образом, наконец-то доказано общее математическое утверждение: при определенных условиях быстродействие квантового компьютера может сколь угодно превышать быстродействие классического при выполнении той же задачи.

Пока инвестировать в исследование квантовых вычислений без гарантий результата могут позволить себе только такие крупные компании, как Google, IBM и некоторые другие. Так, в мае 2016 года IBM подключила прототип 5-кубитного компьютера к Глобальной сети. Кроме того, была создана платформа IBM Q Experience, на которой уже более 100 000 человек попробовали себя в создании алгоритмов для квантовых вычислений с помощью открытого кода Qiskit.

Квантовый компьютер IBM — далеко не самая мощная квантовая вычислительная система: в Гарварде научная группа российского ученого Михаила Лукина уже создала 51-кубитную систему. Гарвардский «компьютер» и подобные ему проекты не являются квантовыми компьютерами в точном смысле слова — это всего лишь квантовые симуляторы, способные осуществлять лишь один определенный тип вычислений. Тем не менее накопленный инженерный опыт сегодня позволяет поддерживать кубиты в когерентном состоянии уже достаточно долго, и, по мнению экспертов, прорыва в квантовых вычислениях можно ожидать в ближайшее десятилетие.

Примечание: текст статьи был изменен 20.10.2018 г. В первоначальном тексте содержание научной работы было изложено не вполне корректно.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 октября 2018 > № 2769243 Екатерина Кинякина


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 октября 2018 > № 2765586 Андрей Ивашенцев

Проблема курицы и яйца: что мешает распространению дополненной реальности

Андрей Ивашенцев

Независимый эксперт по инновациям

Очки и шлемы не стали магистральным путем развития дополненной реальности, но в мобильные устройства она уже пришла

Индустрия дополненной реальности (AR) перешла в «мобильную эру». Почему смартфон стал самым популярным устройством для AR и что на нем можно увидеть?

Экосистема

Эволюция любой экосистемы в начальной стадии — типичная проблема «курицы или яйца». Чтобы появились достаточное количество систем дополненной реальности, нужны аппаратные средства и поддерживающие их операционные системы, которые позволят им заработать. Но если приложений нет, то и создателям аппаратных средств сложно понять, зачем приспосабливать свою продукцию под несуществующие инновации.

Сейчас готовность рынка к развитию AR-экосистемы стоит под большим вопросом, а необходимость иметь AR-очки в каждом доме вообще кажется пустой фантазией. Так бывало и раньше: в далеком 2002 году Microsoft представила первое устройство под управлением Windows XP Tablet Edition, которое было практически проигнорировано рынком. А в 2010-м Apple анонсировала iPad и перевернула индустрию потребления контента. Во многом это произошло потому, что пользователи уже знали, зачем нужен сенсорный экран и привыкли к нему за годы использования iPhone. Таким образом, Apple, потратив несколько лет, открыла дорогу новому форм-фактору устройств, подготовив аудиторию к его появлению.

Примерно год назад наступил момент, когда большинство крупных экосистемных игроков осознали необходимость подготовить рынок к появлению AR-устройств следующего поколения. Оказалось, что в качестве основного инструмента проще всего использовать смартфоны, которые можно найти в кармане большей части населения планеты.

Современные телефоны существенно превосходят по производительности компьютеры десятилетней давности и в состоянии играючи справиться с обработкой картинки с камеры для AR. Но это про аппаратную платформу. Теперь стоит посмотреть, как у ключевых игроков рынка обстоят дела с программной частью.

Snapchat

Первым в списке будет Snap, который позиционирует себя как Camera-company и одним из первых начал активно внедрять дополненную реальность в рядовые сценарии использования приложения. Инновационный подход тут — норма жизни в высококонкурентной среде, к тому же он помогает активно наращивать аудиторию, что видно по успешно проведенному IPO на $3,4 млрд.

Основной сценарий использования дополненной реальности в Snapchat — фильтры для камеры с масками и эффектами, однако есть еще и классический способ с размещением объектов в пространстве, а также AR-игры. Основная функциональность была разработана в компании Looksery, которую Snap купила в 2015 году за $150 млн. Впоследствии она была полностью интегрирована в Snapchat.

Креативный подход Snap состоит в том, чтобы активно продвигать дополненную реальность в массы, в первую очередь через молодую и креативную аудиторию, которая уже сегодня начинает использовать AR как инструмент для самовыражения.

Facebook Camera и MSQRD

Как мы видим на примере Snapchat, маски являются самым простым и забавным сценарием использования AR, который очень быстро набрал популярность у пользователей. Наблюдая за успехом Looksery, команда белорусских разработчиков решила повторить концепцию и приступила к созданию приложения MSQRD.

Первый прототип был создан на хакатоне, буквально через месяц после приобретения Looksery, а еще через три недели первая версия приложения MSQRD появилась в AppStore. Сразу за этим последовал первый раунд инвестиций в $1млн от Юрия Гурского и огромный интерес со стороны крупных игроков рынка.

Среди них оказался и Facebook, к портфолио которого отлично подходил MSQRD. В первую очередь — для борьбы за молодежную аудиторию со Snapchat с помощью добавления функционала Stories в Instagram и Facebook Messenger. Через 4 месяца после старта проекта MSQRD стал частью Facebook. В 2017 году на конференции F8 Facebook представил свою концепцию демократизации дополненной реальности, где ключевым инструментом становится приложение Facebook Camera. Основное преимущество Facebook в данном случае — платформенная независимость и доступность базового AR-функционала камеры напрямую из мобильных приложений Facebook и Facebook Messenger с потенциальной аудиторией в 2 млрд пользователей. В основу средств разработки Facebook AR Studio лег продукт MSQRD Editor.

Facebook считает дополненную реальность следующей «большой вещью», прорывом, который изменит рынок, поэтому активно создает патенты и вовлекает разработчиков.

Apple ARKit

Facebook не одинок: на конференции WWDC 2017 года Apple анонсировала платформу дополненной реальности ARKit как часть обновленной операционной системы для мобильных устройств — iOS 11. В 2018 году добавилась многопользовательская версия. Как и с большинством других своих инноваций, подход Apple опирается на лояльную бренду аудиторию и привлекает своей простотой в формате «it just works». Технология работает на устройствах от iPhone 6S и новее, а также iPad и iPad Pro, на которые совокупно, если исходить из публичных данных, приходится больше 1 млрд пользователей.

Инструментарий ARKit — эволюция одного из первых комплектов для разработчиков дополненной реальности Metaio, о котором мы писали. Он поддерживает графические движки Unity и Unreal Engine, которые используют примерно 90% разработчиков под iOS. Таким образом, Apple существенно упростил создание продуктов дополненной реальности.

Google ARCore

Первоначально в Google разработали платформу дополненной реальности Tango, но она требует для работы производительные процессоры и камеры высокого разрешения. Поэтому американский интернет-поисковик создал несколько упрощенную версию ARCore.

Новую платформу Google выпустил также в 2017 году, как раз за неделю до презентации новых iPhone и релиза iOS 11. Разработчики, которые уже создавали свои проекты на ARKit, начали изучать возможность разработки сразу под две платформы. Как-никак на платформе Android работает более 2 млрд устройств, а такую аудиторию нельзя игнорировать.

Технологически для разработки под ARCore разработчику нужно пользоваться вышеупомянутыми Unity и Unreal Engine, а возможности платформы во многом аналогичны ARKit. Из особенностей стоит отметить интеллектуальное распознавание движущихся объектов и работу с освещением и тенями виртуальных объектов.

К сожалению, требования к вычислительной мощности и камере в случае ARCore довольно высоки. Поэтому на момент анонса предварительной версии платформы она работала только на устройствах Google Pixel и Samsung Galaxy S8, с прицелом на последующую поддержку со стороны ASUS, LG и Huawei.

Прогнозировалось, что число устройств с поддержкой ARCore должно вырасти до 100 млн. Однако прошел год, а реализацию этих предсказаний никто не подтвердил, несмотря на выход полноценной версии ARCore 1.0.

Все тенденции динамичной индустрии дополненной реальности описать достаточно сложно. В этой и предыдущих (1, 2) статьях дан только общий анализ развития аппаратных и программных средств. На самом деле за синергией этих двух веток продуктов будущее дополненной реальности. Пока одни игроки разрабатывают устройства завтрашнего дня, другие готовят под эти гаджеты лояльную и подготовленную аудиторию, для которой AR будет такой же привычной функцией, какой для нас сегодня являются сенсорные экраны. Еще десяток-другой лет назад они тоже казались инновационными.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 октября 2018 > № 2765586 Андрей Ивашенцев


Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая

Треугольник союзников. Как исчезновение журналиста столкнуло США, Турцию и Саудовскую Аравию

Марианна Беленькая

Положение саудовского наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа

Непростым испытанием для американо-саудовских отношений стало дело об исчезновении и вероятном убийстве в Турции саудовского журналиста Джамаля Хашогги, известного своей критикой наследного принца Саудовской Аравии Мухаммада бин Салмана. Вызов брошен и самому саудовскому принцу, старательно выстраивающему образ реформатора, который выводит королевство из Средневековья в XXI век. Этот образ никак не сочетается с новостями о жестоком убийстве журналиста и расчленении его тела на территории чужого государства.

Если до сих пор в США и многих других странах закрывали глаза на сообщения об арестах саудовских правозащитников, делая ставку на глобальные изменения в королевстве – реформы в экономике и общественной жизни, то историю колумниста The Washington Post высокопоставленным политикам и бизнесменам, тесно сотрудничающим с Эр-Риядом, проигнорировать слишком трудно.

Западные компании и медиакорпорации одна за другой отказываются от участия в крупном саудовском инвестиционном форуме Future Investment Initiative, известном как «Давос в пустыне». Мероприятие должно состояться 23–25 октября. Американские сенаторы требуют от президента США Дональда Трампа рассмотреть в течение 120 дней возможность введения санкций против Саудовской Аравии в соответствии с «Глобальным актом Магнитского». К санкциям может присоединиться и Великобритания. На фоне угрозы санкций цены на нефть растут, а акции компаний, связанных с Саудовской Аравией, падают.

Свой среди своих

Дело об исчезновении Джамаля Хашогги оказалось слишком громким. Он не один из десятков арестованных в Саудовской Аравии правозащитников, чьи имена мало кто знает, а известный журналист с мировым именем. Последний год после добровольно-вынужденного отъезда из Саудовской Аравии он писал для The Washington Post, у него влиятельные друзья и покровители – медиамагнаты, политики, сотрудники спецслужб.

Сам Хашогги не считал себя оппозиционным журналистом, вся его карьера связана с королевской семьей Саудовской Аравии. Славу журналисту принесли его интервью с Усамой бен Ладеном. В начале карьеры он освещал конфликты в Афганистане, Судане, Алжире. Его контакты с «Аль-Каидой» и талибами были бы невозможны без одобрения и опеки саудовской разведки, которой руководил принц Турки ибн Фейсал.

В 2005–2007 годах, десятилетия спустя, когда принц стал послом Саудовской Аравии в Вашингтоне, Хашогги назначили его медиасоветником. Журналист также занимал пост заместителя главного редактора англоязычной саудовской газеты Arab News, дважды возглавлял газету «Аль-Ватан», при этом дважды его отправляли в отставку за либеральные взгляды. Впрочем, как пишет главный редактор издания The Middle East Eye Дэвид Хёрст, много лет друживший с Хашогги, его критика властей королевства всегда была «нюансирована».

По сути Хашогги был рупором саудовских элит, которые сами хотели перемен. И во многом эти перемены начались с назначением наследником престола принца Мухаммада бин Салмана. Но Хашогги не нравился авторитарный стиль наследника, он считал молодого принца авантюристом, который приведет страну к хаосу и разорению. В итоге Хашогги отстранили от всех медиаресурсов и запретили комментировать политику королевства в СМИ.

Все это совпало с избранием Дональда Трампа на пост президента США и резким сближением между Эр-Риядом и Вашингтоном. Хашогги открыто критиковал политику Трампа. Кроме того, он был близок к министру внутренних дел Мухаммеду бен Наифу Аль Сауду, который до июня 2017 года был наследным принцем Саудовской Аравии, а после того, как король Салман решил сделать наследником своего сына, был вынужден уйти в отставку.

Тогда Хашогги покинул страну. И, как утверждают его друзья, отказывался возвращаться, несмотря на все посулы саудовских властей предоставить ему хорошую должность. Для молодого принца возвращение Хашогги, пользующегося огромным влиянием среди западных СМИ и элиты, могло бы стать серьезным имиджевым подспорьем. Но вышло наоборот.

Трамп угрожает, но сомневается

Дональд Трамп хоть и пригрозил наказать Эр-Рияд, если будет доказана причастность саудовских властей к исчезновению журналиста, но не торопится с выводами. Он не теряет надежды, что санкции вводить не придется. За прошедшие дни несколько представителей американской администрации обсуждали ситуацию с наследным принцем. Для поиска приемлемого решения в Эр-Рияд направился госсекретарь США Майк Помпео.

Особенно Трампа беспокоит перспектива разрыва военных контрактов, на чем настаивают некоторые американские политики. Такое развитие событий Трамп считает катастрофой.

По словам президента, оборонный контракт между двумя странами, заключенный во время его визита в Эр-Рияд в мае прошлого года на рекордные $109,7 млрд, дал возможность создать в США 450 тысяч рабочих мест. «Если они не купят его у нас, они купят его у России, у Китая или у других стран, а Россия и Китай очень бы этого хотели», – сказал Трамп журналистам, комментируя возможность прекращения поставок американского оружия в Саудовскую Аравию.

Мало было Вашингтону беспокойства из-за переговоров Эр-Рияда и Москвы по С-400, так теперь можно потерять все. Тем более ни Россия, ни Китай точно не будут рвать отношения с Саудовской Аравией из-за пропавшего журналиста. Напротив, воспользуются ситуацией, чтобы укрепить сотрудничество.

Эр-Рияд важен для Дональда Трампа не только с точки зрения контрактов. Вся ближневосточная политика его администрации была построена именно на близких связях с Саудовским королевством. В первую очередь это был союз, направленный на изоляцию Тегерана, что является одним из приоритетов для обеих стран. Взамен на политическую и военную поддержку Эр-Рияда США также получили саудовское одобрение для американской инициативы по примирению Израиля и Палестины. Разлад с Вашингтоном может примирить Эр-Рияд с Тегераном, который всегда готов к такому сценарию.

Помимо прочего, Дональду Трампу нравилось демонстрировать успехи своей внешней политики, хвастаясь контрактами с Эр-Риядом и своим влиянием на власти этой страны. Действуя из прагматических интересов, он закрывал глаза на нарушение прав человека в Саудовской Аравии, никогда не осуждал ни внутреннюю, ни внешнюю политику Эр-Рияда. Трамп поддержал наследного принца, когда тот год назад санкционировал арест 11 членов королевской семьи и около 30 министров и бизнесменов по обвинению в коррупции. Уже тогда многие западные инвесторы засомневались – можно ли иметь дело с молодым наследником, но настрой американской администрации заставил скептиков замолчать.

Принц Мухаммад бин Салман продолжал очаровывать Запад, продвигая свой план реформ Vision 2030, цель которого – избавить страну от нефтяной зависимости, полностью трансформировав экономику и общественную жизнь королевства. Масштабные стройки, локализация производства, создание рабочих мест для молодежи и повышение роли женщин в экономике, что привело в том числе к предоставлению им права водить машину, развитие индустрии развлечений.

Все это сулило огромные возможности для многих зарубежных компаний. И большинство предпочитало не обращать внимания на борьбу принца с инакомыслием. В конце концов, реформы легко не даются. Те же, кто все же решался осудить политику молодого наследника, лишались возможности сотрудничать с Эр-Риядом. Так под давлением немецкого бизнеса, который потерял часть контрактов с саудовскими фирмами, Берлин был вынужден извиниться за то, что обвинил Эр-Рияд в авантюризме.

Сейчас саудовские власти тоже пригрозили серьезными мерами против тех, кто решится ввести санкции против королевства или будет распространять «фальшивую информацию», к которой в Эр-Рияде относят обвинения в убийстве Джамаля Хашогги. Впрочем, вслед за угрозами, озвученными неназванным официальным источником через агентство новостей SPA, последовало разъяснение от имени саудовского посольства в Вашингтоне в виде благодарности тем, кто не спешит делать выводы до окончания расследования. Особо была отмечена американская администрация.

Таинственное убийство

Впрочем, не одни только США не спешат с обвинениями в адрес Эр-Рияда, но и Турция, на чьей территории исчез саудовский журналист. Официальной версии случившегося за две недели так и не появилось. Зато СМИ полны деталей, которые могут посоперничать с голливудским сценарием.

Из публикаций известно, что 2 октября Джамаль Хашогги пришел в генконсульство Саудовской Аравии в Стамбуле, чтобы оформить документы, необходимые для свадьбы с гражданкой Турции. Невеста осталась ждать его снаружи. Больше журналиста никто не видел. Эр-Рияд утверждает, что Хашогги пропал уже после того, как покинул генконсульство. Но подтверждений этому нет. Зато публикации в турецких и американских СМИ со ссылкой на данные полиции и спецслужб свидетельствуют, что журналиста пытали и убили в здании генконсульства.

Также из СМИ известно, что в тот же день в Стамбул на двух бизнес-джетах и нескольких регулярных рейсах прилетели 15 граждан Саудовской Аравии. Они пробыли в городе меньше суток, но успели посетить генконсульство. Опубликовано видео, где к зданию подъезжают машины, в которых могли быть приезжие. Известны и их имена. Среди них журналисты обнаружили имя сотрудника отдела судмедэкспертизы Департамента общей безопасности МВД Саудовской Аравии.

Турецкие СМИ не сомневаются, что 15 саудовцев причастны к убийству журналиста. Сообщается, что Хашогги пытали, а после убийства его тело разрезали на куски медицинской пилой, чтобы без подозрений вынести из здания и спрятать. Версия о пытках подкреплена информацией о наличии записи убийства, полученной якобы благодаря часам Apple Watch.

Турецкая газета Sabah утверждает, что при входе в генконсульство Хашогги включил микрофон на умных часах и они синхронизировались с его iPhone, который журналист оставил невесте, ожидавшей снаружи. Правдивость этой публикации вызывает сомнения, так как синхронизация часов с iPhone происходит через Bluetooth. Это возможно сделать только на близком расстоянии и уж никак не через стены дипмиссии. Впрочем, турецкие спецслужбы могли прослушивать посольство или получить информацию из других источников, которые решили скрыть, придумав версию про Apple Watch. То, что записи реально существуют и их продемонстрировали в Вашингтоне, пишут уже американские СМИ.

Согласно последней версии телеканала CNN, Эр-Рияд готов признать смерть журналиста в ходе допроса, который пошел не так, как планировалось.

Слишком много вопросов

Помимо происхождения записи пыток, в истории исчезновения Хашогги есть немало других вопросов. Зачем журналист, проживавший в Вашингтоне, направился оформлять документы для свадьбы в генконсульство в Стамбуле? Версии варьируются от заговора спецслужб до бытовых причин. По одной из них, похищение журналиста планировалось заранее, об этом знали американские спецслужбы, и они не хотели, чтобы инцидент произошел на их территории. Предупреждать журналиста не стали: не думали, что попытка похищения приведет к убийству, что в целом подтверждает версию CNN.

Так или иначе, журналиста могли намеренно направить в Стамбул. По другой версии, он сам не хотел посещать дипмиссию в Вашингтоне, так как посол Саудовской Аравии в США – родной брат наследника престола принц Халед бен Салман. Есть и банальный вариант – журналист после свадьбы планировал жить в Стамбуле.

Еще один вопрос: если Эр-Рияд планировал похищение или убийство журналиста, почему это надо было делать на территории Турции, которую с Саудовской Аравией связывают очень непростые отношения? Две страны постоянно соперничают за влияние в исламском мире, а также право называться главным союзником США на Ближнем Востоке. И в последнее время саудовцы преуспели в этом гораздо больше.

При этом на публике Турция и Саудовская Аравия сохраняют видимость ровных, даже близких отношений, растут саудовские инвестиции в турецкую экономику и это перевешивает дипломатическое соперничество. Возможно, все просто: других шансов у саудовских властей могло и не быть, да и Турция не та страна, которая будет сильно переживать из-за нарушения прав журналиста, каким бы известным он ни был. Но в результате, если убийство действительно было, саудовские спецслужбы дали турецким коллегам серьезный козырь для шантажа и внесения разлада в союз Эр-Рияда и Вашингтона. Демонстрация братских отношений между лидерами двух стран при этом продолжается.

Зато американо-турецкие отношения резко улучшились. Спустя два года после ареста в Турции внезапно был освобожден пастор Эндрю Брансон. Дональд Трамп добивался этого от Анкары с начала своего президентства. И это наконец произошло в тот момент, когда турецким властям понадобилась поддержка Вашингтона в расследовании «дела Хашокджи». То есть в Анкаре, видимо, не исключают, что им, возможно, придется идти на конфронтацию с Эр-Риядом.

Сам президент США назвал факт освобождения пастора в разгар расследования событий в Стамбуле «совпадением». Но мало кто поверил. Впрочем, уступка Анкары может быть связана не только с «делом Хашогги», а и с торгом вокруг судьбы сирийских курдов на восточном берегу Евфрата, который контролируют американские военные. Козыри лишними не бывают.

Важен и еще один вопрос. Даже если Эр-Рияд решился разобраться с Хашогги в Стамбуле, зачем подставляться с фактически демонстративным прибытием в город 15 саудовцев? Потому что убийство изначально не планировалось и события просто вышли из-под контроля? Или это вера в свою безнаказанность и акт устрашения, как полагает, например, The New York Times?

А если убийство и даже похищение не планировалось и события просто вышли из-под контроля, то зачем такой внушительный десант в Стамбул? И что это в принципе за допрос в присутствии 15 человек свидетелей? И еще один вопрос – что хотели узнать у Хашокджи? На кого искали компромат? Не исключено, что история могла быть продолжением внутренних чисток в Саудовской Аравии и интриг внутри королевского клана.

Есть и другая версия, которая обсуждается в арабских экспертных кругах. Хашогги убили, чтобы подставить саудовскую королевскую семью. Слишком очевидным был конфликт между журналистом и молодым наследником престола. Желающих удалить от престола Мухаммада бин Салмана целая очередь. Это могут быть обиженные арестами и потерей влияния кланы внутри королевской семьи и саудовской элиты.

В ослаблении Мухаммада бин Салмана может быть заинтересован и Вашингтон, который понял, что молодого наследника сложно контролировать – слишком он амбициозен и непредсказуем. Свидетельством этому стала заочная полемика между Трампом и принцем, разгоревшаяся на фоне новостей о пропаже Хашогги. Президент США намекнул, что Эр-Рияд должен платить за свою безопасность Вашингтону, иначе нынешний король не продержится у власти и двух недель. Эти слова прозвучали буквально через несколько часов после того, как саудовский журналист бесследно исчез, но новость об этом еще не облетела мировые СМИ.

Ответ принца прозвучал спустя несколько дней, в разгар скандала. В интервью Bloomberg он обратил внимание на то, что Саудовская Аравия существует дольше США, а за полученное оружие платит немалые деньги, так необходимые Вашингтону. При этом принц сгладил ответ, сказав, что между друзьями может быть разное и слова Трампа не испортили отношения между странами, но очевидно он был задет.

Тем временем слова Трампа оказались практически пророческими. Положение наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа.

Поэтому не исключено, что Вашингтон рассматривал возможность сменить курс и сделать ставку на другого наследника. Впрочем, для такого сценария должны сойтись сразу несколько факторов. Но может быть и так, что Анкара, Эр-Рияд и Вашингтон найдут удобный для всех вариант и «дело Хашогги» постепенно стихнет. В поиске таких вариантов, среди которых добровольное признание Эр-Рияда в непреднамеренном убийстве, по всей видимости, и отправился в Саудовскую Аравию госсекретарь США Майк Помпео. Если найти компромисс получится, то Эр-Рияд попадет в еще большую зависимость от Вашингтона.

Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая


Туркмения. Азия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 11 октября 2018 > № 2759522 Рафаэль Саттаров

Диджей, Рэмбо и отец туркмен. Зачем нужны забавные ролики о президенте Туркмении

Рафаэль Саттаров

Руководству Туркмении стало нечего предложить людям. Раньше телевизионная пропаганда показывала визиты высоких иностранных гостей, инвесторов, переговоры с международными энергетическими компаниями. Но теперь ничего такого в Туркмении не происходит. Позитивным контентом остаются только развлечения президента, который единственный в этой системе может получить все, что пожелает

В последнее время даже те, кто совсем не интересуется ни Туркменией, ни Средней Азией, видели в сети забавные видео с туркменским президентом Гурбангулы Бердымухамедовым. В роликах, ставших практически вирусными, этот многогранный творческий человек проводит спортивные тренировки с министрами, собирает автомобили и потом гоняет на них, поет, сочиняет стихи. Особой популярностью пользуются его встречи с военными, где Бердымухамедов в образе героев американских боевиков показывает мастерство выстрела, пока подчиненные почтительно записывают каждый шаг президента в свои блокноты.

Такие ролики появились в 2013 году и с тех пор стали поступать из Туркмении регулярно. Их популярность обеспечивают, с одной стороны, провластные пропагандисты, а с другой – оппозиционная редакция «Хроники Туркменистана», охотно троллящая таким образом туркменские власти. Этот троллинг можно считать успешным – зарубежная аудитория с удовольствием смотрит видео, которые настолько абсурдны, что не укладываются в самые смелые представления о перегибах культа личности. Комичность ситуации портит только то, что ролики с Бердымухамедовым диджеем, поэтом и гонщиком – это проявление глубокого кризиса, который в последние годы переживает и туркменское общество, и экономика, и руководство страны.

Национальные особенности культов

Вообще в Центральной Азии традиция создавать правителю культ личности практически не прерывалась с советских времен. В зависимости от страны эти культы могут отличаться по форме, но по содержанию остаются одинаковыми. В регионе сложился гибрид сталинского и восточнофеодального вождизма, когда руководитель одновременно и «отец нации», и «божественный дар» для всей страны. Даже имамы в мечетях участвуют в «стабилизации» общества, то открыто, то завуалированно проповедуя мысль, что правитель – это божественный дар и сеять смуту против него – большой грех.

В Узбекистане культ личности президента Каримова особенно ярко проявлялся в виде «цитат», когда каждый студент, исследователь, журналист государственных СМИ в своих работах в обязательном порядке должен был цитировать президента и его книги.

А вот памятники президенту при живом Каримове не ставили. Наоборот, инициаторов подобного даже наказывали, как это было в Андижане в 1993 году, когда администрация попыталась установить бюст Каримова. Только после смерти Каримова власти установили первому президенту Узбекистана три памятника в трех городах.

Памятники президенту законодательно запрещены и в Таджикистане, но это не мешает ставить памятники не самому Рахмону, а его книгам. Например, в 2016 году в городе Гиссаре недалеко от Душанбе был установлен памятник книге президента Таджикистана Эмомали Рахмона «Таджики в зеркале истории» (вот как он выглядит). А с 2015 года таджикского президента начали именовать не иначе как «основатель мира и стабильности, национальный лидер, президент Таджикистана».

В Казахстане есть и бюсты, и памятники президенту. Их, конечно, не так много, как в Туркмении, но хватает. Мало того, случайно так совпало, что день столицы Казахстана празднуется в день рождения Нурсултана Назарбаева, и это несмотря на то, что в Казахстане существует другой, отдельный праздник – День первого президента страны.

Но конечно, туркменская пропаганда по уровню абсурда даст фору всем остальным странам региона. Притом что пропагандистская машина культа личности в Туркмении появилась почти спонтанно. В отличие от стран Восточной Европы в Центральной Азии после распада СССР у власти оказались не харизматичные диссиденты, а те же самые партийные аппаратчики перестроечного набора, которые до конца 1991 года сохраняли лояльность союзному Центру.

По воспоминаниям бывшего туркменского вице-премьера Назара Суюнова, для Сапармурата Ниязова Беловежские соглашения оказались чем-то вроде приятной неожиданности: «Значит, мы автоматически получаем независимость. Он – лидер. Сам решает свою судьбу. И самое главное – он теперь не меньше, чем Назарбаев или Каримов, они же всегда для Москвы значительнее были, да и сами вровень с собой Ниязова не ставили».

Из-за общего советского прошлого в среднеазиатских культах личности много схожих элементов. К примеру, традиция публиковать книги, где собраны ежегодные доклады и интервью главы государства. Это типичная советская практика, доставшаяся в наследство нынешним независимым странам.

Также родом из СССР обязательные ссылки в научных и творческих работах на изречения президента, как раньше были цитаты генерального секретаря на каком-нибудь съезде. Не важно, по какой теме человек пишет свой диплом или диссертацию: будь то медицина или математика, в работе всегда должны быть цитаты руководителя страны и как минимум десять ссылок на его статьи и книги. Сложно, конечно, найти соответствующую цитату по каждой теме, поэтому порой их приходится выдумывать самим авторам.

Условия для пропаганды

После распада СССР прошло уже больше 25 лет, но государства Центральной Азии по-прежнему ощущают между собой некоторую общность и потому живут в конструируемой сравнительной реальности, когда житель Казахстана благодарит судьбу за то, что живет не в Узбекистане, а житель Узбекистана – что не в Туркмении. На жителях Туркмении эта цепочка заканчивается, потому что найти более жесткую систему, чем у них, можно разве что в Северной Корее.

До 2006 года, то есть до смерти первого президента Ниязова, в Туркмении действовал фактический запрет на интернет. Только в 2007 году в Ашхабаде открыли два интернет-кафе.

Доступ к Facebook, Twitter, VKontakte до сих пор заблокирован. В 2013 году туркменские власти умудрились заблокировать даже официальный сайт Кремля, kremlin.ru, потому что те, кто обладает одновременно российским и туркменским гражданством, писали на кремлевском сайте много жалоб.

Само собой, телевидение в Туркмении тоже под тотальным контролем. Сейчас в стране семь государственных телеканалов. Новостные каналы не ведут прямой эфир, за исключением торжественных праздников. Почти все новости посвящены культу президента, а критика может появиться в СМИ только после того, как сам президент покритикует какую-то госструктуру или чиновника.

Понятно, что подобный контент не пользуется особой популярностью, поэтому в Туркмении начали быстро распространяться спутниковые тарелки. С 2008 года туркменские власти начали с ними борьбу в крупных городах. Тут, помимо желания уберечь людей от «иностранной пропаганды», был еще и эстетический аспект. У Бердымухамедова сложилась своя особая урбанистическая болезнь, когда все центральные улицы должны быть наполнены монументальными зданиями из белого мрамора, и ничто и никто не должен портить благостные городские пейзажи (долгое время власти по андроповскому методу даже допрашивали тех, кто гулял в городских парках в дневное время).

С июня этого года борьба против спутниковых тарелок вышла за пределы крупных городов в сельскую местность. Власти проводят воспитательные беседы в школах, детских садах и больницах, призывая не использовать спутниковые тарелки. Тем, кто не понял по-хорошему, антенны демонтируют.

Образы Аркадага

Однако ни советские традиции, ни общая для всех авторитарных режимов страсть к цензуре не могут объяснить тот уровень абсурда, на который в последние годы вышли ролики о президенте Туркмении. В них он то брутальный вояка, то спортсмен, то мастер конной езды. На видео Бердымухамедов вроде как сочинил гимн для Азиатских игр, которые проходили в Туркмении в 2017 году. Вместе с внуком президент написал и спел патриотический рэп. Также Бердымухамедов любит исполнять хиты популярных туркменских групп для иностранных дипломатов и инвесторов, собрав их по случаю какого-нибудь праздника. Те не выказывают возмущения и даже пускаются в пляс – энергетическая геополитика требует хорошего дипломатического такта.

Зачем Бердымухамедову и туркменской госпропаганде выставлять президента в таких комических образах? И, что еще интереснее, зачем потом демонстрировать эти видео по телевизору и в соцсетях?

Несомненно, важную роль тут играют предпочтения самого Бердымухамедова. В роликах явно проявляются тяжелые психологические комплексы, которые он заработал во время многолетней работы под руководством Сапармурата Ниязова.

Это чем-то напоминает поведение членов советского политбюро после смерти Сталина, когда после долгих лет страха и напряжения они ухватились за возможность расслабленной и комфортной жизни. Ходили на охоту, собирались вместе для семейных торжеств и вообще наслаждались ощущением того, что самая страшная кара, которая их может ждать теперь, – это не лагерь и расстрел, а просто отправка на пенсию или перевод на должность пониже.

Также и Бердымухамедов после смерти Ниязова смог полностью отдаться своей любви к роскоши и желанию постоянно быть в центре внимания. Во времена Ниязова Бердымухамедов был малозаметной фигурой, чья карьера строилась на лести и подхалимстве, на слепом поклонении единственному живому божеству в лице Ниязова.

В 2007 году мир увидел скованного и неуверенного Бердымухамедова, который очень скромно выступал в Колумбийском университете, уверяя, что он еще молод и будет вести себя как реформатор, хотя потребуется немало времени, чтобы решить накопившиеся в Туркмении проблемы. Время он получил, но направил его не на реформы, а на роскошь.

Бердымухамедов избавился от всего, что напоминало о предшественнике. Дворец новый, памятники новые, подача культа личности тоже по-новому, и даже церемониал для чиновников изменился. Вместо поцелуя перстня Ниязова теперь туркменские чиновники преклоняют перед президентом колени во время получения наград.

В последние несколько лет личные склонности Бердымухамедова наложились на острый социально-экономический кризис. Вместо обещанного властями «второго Кувейта» Туркмения стала превращаться во вторую Венесуэлу.

Зимой 2016/17 года страну охватил жесткий продовольственный кризис. Дефицитными стали даже сигареты, сахар, масло, яйца. Власти ввели ограничение на покупку иностранной валюты. Несмотря на то что мировые цены на энергоносители отчасти восстановились, перспектив возвращения Туркмении к былому благополучию пока не видно. После того как в 2008 году Ашхабад испортил отношения с российским «Газпромом», единственным крупным покупателем туркменского газа остался Китай, но он забирает значительную часть газовой выручки в счет погашения китайских же кредитов.

В такой ситуации, ролики с подвигами Бердымухамедова, по мнению туркменских пропагандистов, должны показать, что в стране все благополучно. Президент контролирует ситуацию настолько уверенно, что может позволить себе тратить время на спорт и творчество. А все разговоры о социально-экономических проблемах – дело рук внутренних и внешних врагов.

Наконец, благостные президентские видео – это попытка хоть как-то компенсировать разочарование, накопившееся в туркменском обществе. Обещанного «социального рая» не получилось, а мировые державы растеряли былой интерес к туркменским энергетическим ресурсам. Растратив огромные деньги на пышные празднества и дворцы, теперь власти пытаются компенсировать снижение сырьевых доходов новыми поборами со средних и малых предпринимателей.

Руководству Туркмении стало нечего предложить людям. Раньше телевизионная пропаганда показывала визиты высоких иностранных гостей, инвесторов, переговоры с международными энергетическими компаниями. Но теперь ничего такого в Туркмении не происходит. Позитивным контентом остаются только развлечения президента, который единственный в этой системе может получить все, что пожелает.

Туркмения. Азия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 11 октября 2018 > № 2759522 Рафаэль Саттаров


КНДР > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 8 октября 2018 > № 2751182 Андрей Ланьков

Смартфон «Пхеньян». Как в Северной Корее пользуются интернетом

Андрей Ланьков

Особенность «Красной звезды» заключается в том, что система делает периодические скриншоты монитора и потом хранит их долгое время. Удалить эти скриншоты обычный пользователь не может. Цель очевидна – чтобы представитель компетентных органов мог проверить, не использовался ли компьютер для просмотра запрещенного контента

Когда в декабре 2011 года молодой генерал Ким Чен Ын (тут же, впрочем, произведенный в маршалы) стал новым руководителем Северной Кореи, перед ним было две задачи, решению которых он и посвятил последующие годы. С одной стороны, нужно было обеспечить безопасность режима (и страны) перед лицом многочисленных внешних и внутренних угроз, а с другой – вывести северокорейскую экономику из многолетнего кризиса, запустить экономический рост.

Обе задачи крайне сложны и во многих случаях требуют принятия, казалось бы, несовместимых друг с другом мер, но Ким Чен Ыну пока удается продвигаться по намеченному пути, одновременно укрепляя основы собственной власти и налаживая экономическую жизнь страны.

Ким и компьютер

Современная экономика немыслима без компьютеров, и Ким Чен Ын, который провел значительную часть своей молодости за границей, в Швейцарии, отлично это понимает. Однако компьютерные технологии в первую очередь являются технологиями информационными и в таком качестве представляют потенциальную угрозу для режима. Главная проблема – это огромное отставание КНДР по уровню жизни от своих соседей, прежде всего от единоплеменной Южной Кореи. В северокорейском руководстве опасаются, что распространение знаний о внешнем мире в сочетании с развитием коммуникаций внутри страны может создать условия для массовых протестных выступлений.

Казалось бы, у этой проблемы есть простое решение – отказаться от компьютеризации, информационных сетей и даже, возможно, сотовой связи. В конце концов, Северная Корея благополучно существовала без этих технических чудес не одно десятилетие и вполне могла бы существовать дальше. Но у Ким Чен Ына другие планы. Он осознает, насколько опасными могут быть информационные технологии для его власти, но он также понимает, что без этих технологий невозможно будет вывести страну из нынешней нищеты.

Поэтому Ким Чен Ын решил пойти на эксперимент: он пытается создать в Северной Корее такую информационную среду, которая была бы максимально контролируемой, но при этом создавала условия для экономического развития. Причем речь идет о развитии по рыночной модели – в отличие от своего отца Ким Чен Ын знает, что в современном мире у рыночной экономики нет реалистичных альтернатив.

Опыт, который сейчас копят северокорейские чиновники и спецслужбисты, пытаясь взять под контроль анархический дух интернета, мало где применим – Северная Корея слишком специфическое образование с высочайшим уровнем повседневного полицейского контроля. Тем не менее попытки предпринимаются – и представляют интерес для внешнего мира.

Вопреки распространенному убеждению в КНДР имеется немалое количество компьютеров, сотовых телефонов и прочей электронной техники, причем ее количество стало быстро расти именно в годы правления Ким Чен Ына, когда экономика стала постепенно выходить из кризиса.

Сотовые телефоны появились в Корее еще в декабре 2008 года, когда начало работу совместное предприятие с египетской компанией Orascom. Строго говоря, первая попытка создать местную сотовую сеть произошла еще раньше – в 2002 году с помощью компаний из Таиланда. Но первая попытка ни к чему не привела: в 2004 году все сотовые телефоны, находившиеся в собственности частных лиц, были конфискованы, хотя созданная при участии тайцев сеть продолжала работать и обслуживать несколько сотен высших чиновников, которым телефоны оставили.

Вторая попытка оказалась не в пример удачнее, так что сейчас в Северной Корее имеется более 4 млн абонентов. Реальное количество пользователей несколько ниже, так как действующие тарифы предусматривают очень высокую цену за дополнительное – сверх основного лимита – время, и те пользователи, кто собирается говорить много и подолгу, предпочитают приобретать несколько телефонов.

Теоретически гражданин КНДР может иметь только один сотовый телефон, но на практике этот запрет легко обходится с помощью подставных лиц, на имя которых регистрируются дополнительные аппараты и SIM-карты. Реальное число пользователей близко к трем миллионам, что означает наличие сотового телефона в каждой второй семье в стране.

Значительная часть телефонов – старые кнопочные модели, но в последнее время в КНДР появились и смартфоны. Особой популярностью пользуются такие модели, как «Ариран» и «Пхеньян».

Аппараты, продаваемые в КНДР, имеют корейскую маркировку и софт на корейском языке, и официально утверждается, что они произведены в Северной Корее. На самом деле это не так – в лучшем случае речь идет о сборке на месте из китайских комплектующих, а в некоторых случаях сами аппараты целиком изготавливаются в Китае по северокорейскому заказу. Впрочем, в Северной Корее всегда была сильна традиция приписывать своей промышленности достижения других стран – в свое время там часто сдирали таблички с оборудования, импортированного из СССР.

Сотовые телефоны имеют неплохую базу приложений, в значительной части разработанных местными программистами. Северокорейские пользователи могут делать покупки в местных интернет-магазинах, а если по пути на работу у них возникает желание ознакомиться с тем, что «Родон синмун» пишет о величии Высшего Руководителя, то сотовый предоставляет им и такую возможность.

Однако использовать сотовые аппараты для звонков за границу нельзя: связь работает только с северокорейскими абонентами. Для разговоров с другими странами можно использовать нелегально ввезенный китайский телефон, подключенный к китайской сети, но уже само его наличие является уголовно наказуемым деянием. В этом есть логика: единственная причина, по которой гражданин КНДР может обзавестись таким телефоном – это желание делать звонки за границу и поддерживать контакты с иностранцами.

Нельзя использовать стандартный северокорейский сотовый и для того, чтобы смотреть иностранные фильмы или слушать музыку. С 2013 года все телефоны оборудованы специально разработанной операционной системой, которая запрещает пользователю открывать видео-, аудио- и текстовые файлы, которые не имеют специальной «подписи».

Такую «подпись» выдают компетентные организации, подтверждая таким образом, что файл является идеологически приемлемым и не содержит тех сведений, которые простым людям знать не полагается. У «правильно произведенных файлов» с идеологически безупречным контентом такая подпись имеется, а у остальных файлов, в том числе и созданных вашими знакомыми, ее нет – и, соответственно, открыть такие файлы с обычного северокорейского смартфона нельзя.

Такой же подход применяется и к персональным компьютерам, число которых в Северной Корее приблизилось к миллиону. Большинство компьютеров ввозится из Китая: во всех приграничных китайских городах сейчас есть магазины, которые специализируются на продаже подержанных компьютеров северокорейским покупателям.

Интранет национального масштаба

В КНДР у частных лиц, равно как и подавляющего большинства лиц официальных нет доступа к интернету. Интернетом без проблем и ограничений могут пользоваться дипломатические миссии и иные иностранные организации. А северокорейцам настоящий интернет заменяет местная сеть «Кванмён», национальный интранет, который с мировым никак не связан, но при этом имеет достаточно богатый и разнообразный контент.

Доступ к большому международному интернету есть только у сотрудников некоторых привилегированных учреждений, но и им для того, чтобы туда выйти, требуется допуск. Для прочих смертных существует иная система: сотрудники государственных информационных центров просматривают интернет и отбирают тот контент, который, по их мнению, представляет интерес для специалистов и широких масс населения. Потом найденный ими полезный контент загружают в сеть «Кванмён». Речь обычно идет о научно-популярных материалах по естественным наукам и технике.

Практикуется и целевой поиск информации по заявкам специалистов: облеченные полномочиями, проверенные и обладающие допуском специалисты ищут в сети информацию, необходимую их не столь надежным и проверенным коллегам.

С 2013 года начался перевод всех компьютеров страны на операционную систему «Пульгын пёль» («Красная звезда»), которая создана на базе Linux, но специально разработана так, чтобы увеличить информационную непроницаемость страны. Правда, пока этот перевод часто саботируется владельцами компьютеров, поэтому все компьютеры подлежат обязательной регистрации, после чего к пользователю может нагрянуть внезапная инспекционная проверка. Так что рано или поздно все с большой долей вероятности переключатся на «Красную звезду».

Главная особенность «Красной звезды» – уже упомянутая система подписей, которая в полном объеме действует с 2014–2015 годов. Компьютер не открывает файл с видео-, аудио- или текстовыми материалами, если этот файл был создан на другом компьютере и не имеет электронной пометки-«подписи», удостоверяющей идейную безопасность и чистоту материала. Получить такую пометку в частном порядке невозможно, она делается при изготовлении файла уполномоченной на то правительственной организацией.

Это означает, что корейцам сейчас приходится постепенно отвыкать от сформировавшейся у них в последние годы привычки смотреть иностранные (в первую очередь – южнокорейские) фильмы с USB. Означает это также и невозможность обмениваться документами с коллегами и знакомыми – составленная на другом компьютере справка или бухгалтерская ведомость не открывается. Пока выход находят в том, чтобы использовать иные операционные системы, чаще всего какую-нибудь из версий Windows.

В руководстве КНДР, похоже, осознают эту проблему и даже разрабатывают вариант, как ее со временем решить. Постепенно документооборот будет, скорее всего, переключаться с неконтролируемых USB-накопителей, на которые несознательные граждане могут записать что угодно, на куда более контролируемый обмен через сеть и официально одобренные мессенджеры. Подразумевается, что за файлами, которые будут циркулировать в северокорейском интранете, можно будет осуществлять полноценный цензурный контроль.

Другая особенность «Красной звезды» заключается в том, что система делает периодические скриншоты монитора и потом хранит их долгое время. Удалить эти скриншоты обычный пользователь не может. Цель очевидна – чтобы представитель компетентных органов мог проверить, не использовался ли компьютер для просмотра запрещенного контента.

Понятно, что все эти меры снижают экономическую эффективность компьютеров и сотовых телефонов, но северокорейское руководство считает, что внутренняя безопасность и стабильность в конечном счете важнее экономических выгод. Тем не менее в области информационных технологий, как и во многих других областях, правительство Ким Чен Ына искренне пытается найти приемлемый баланс между требованиями безопасности и экономической эффективности. Как это неизбежно бывает с компромиссами, в результате несколько страдает и безопасность, и эффективность, но в целом пока это работает.

КНДР > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 8 октября 2018 > № 2751182 Андрей Ланьков


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 2 октября 2018 > № 2748982 Александра Прокопенко

Цифровые откупа. Как Кремль раздает монополии на большие данные

Александра Прокопенко

В России формируется монополия на виды данных со стороны близких к Кремлю компаний. Сам рынок данных еще не сформировался, но уже монополизирован решением президента. Когда речь идет о делах государственной важности, не до конкуренции

Цифровая экономика из модной темы превратилась в дело государственной важности. Национальная программа, приоритетные проекты, правительственные комиссии. Именно цифровизация (что бы ни стояло за этим словом) должна обеспечить «прорыв», который Владимир Путин обещал в послании Федеральному собранию. А поскольку это дело государственной важности, то и расходы на нее запланированы солидные – почти 1,1% ВВП только из федерального бюджета. Еще примерно столько же чиновники рассчитывают получить с бизнеса. Все это выглядит как желание руководства страны не просто создать в стране гигантский новый рынок данных и информации, но и сразу поделить его между узким кругом приближенных к Кремлю предпринимателей и госкапиталистов.

Данные – новая нефть

Проекты в цифровой экономике прежде всего связаны с данными или созданием инфраструктуры для их хранения и передачи. Пока одним бизнесменам предлагают скинуться, другие, из ближнего круга президента Путина, сами указывают на области, которые считают перспективными.

Еще в 2016 году российские власти провели успешный эксперимент по маркировке шуб. До этого подобные технологии в России не применялись. Каждому изделию присвоили уникальный идентификационный знак и нанесли специальную метку, с помощью которой можно отследить производство или импорт шубы. Количество контрафакта снизилось, бюджет получил дополнительные 500 млн рублей. На очереди были лекарства и табак, а к 2024 году предполагалось маркировать все товары.

Осенью 2017 года перспективный проект маркировки был отдан в «одни руки» – без проведения каких-либо конкурсных процедур; решение Путина объявил на совещании премьер Дмитрий Медведев. Маркировку от ФНС передали ООО «ЦРПТ» (50% компании принадлежит структуре USM Holdings Алишера Усманова и его партнеров, еще по 25% – госкорпорации «Ростех» и управляющему партнеру Almaz Capital Partners Александру Галицкому).

Руководитель «Ростеха» Сергей Чемезов даже выбрал проекту куратора в новом правительстве – вице-премьера Максима Акимова, следует из его письма на имя премьера. Хотя по логике вести маркировку должен был или первый вице-премьер Антон Силуанов, отвечающий за доходы бюджета, либо отвечающий за промышленность Дмитрий Козак. Маркировкой интересовался Сбербанк, но ему мягко указали, что ниша уже занята.

Магистральная задача системы маркировки не просто снабдить метками каждую единицу продукции, но и создать тотальную систему, прослеживающую оборот товаров – от производителя до конечного потребителя. Усманов, Чемезов и партнеры потратят на маркировку более 200 млрд рублей. Помимо дохода 50 копеек за каждую единицу маркируемого товара, компания-оператор станет эксклюзивным обладателем данных обо всех отраслевых рынках в России, обо всех товарных потоках. Поэтому кроме сомнений в чистоте решения о единственном подрядчике, выбранном без конкурса, есть и другая проблема. Кто является правообладателем этих данных и как ими потом распоряжаться?

Чемезов не первый раз подсказывает правительству оптимального исполнителя цифрового проекта. В 2017 году он предложил тогда еще первому вице-премьеру Игорю Шувалову отдать заказ на развитие и эксплуатацию Единой информационной системы госзакупок «дочке» «Ростеха» – «РТ – проектные технологии». Правительство с предложением согласилось.

Другая цифровая инициатива, внедрение «Платона» – системы взимания платы с грузовиков за проезд по автодорогам – сопровождалась массовыми протестами дальнобойщиков. Компания-оператор «Платона» – «РТ-Инвест транспортные системы» (сейчас у АО «РТ-инвест» (входит в «Ростех») 50% РТИТС, у Игоря Ротенберга – 23,5%, у гендиректора «РТ-инвеста» Андрея Шипелова – 19%, у гендиректора самой РТИТС Антона Замкова – 7,5% в уставном капитале компании) тоже не участвовала ни в каких конкурсах. Решение, что именно она займется платой, было принято Путиным.

Амбиции компании простираются далеко за пределы взимания платы с большегрузов: речь идет о создании гигантской экосистемы – цифровой платформы, локализующей в одном месте грузоотправителей, перевозчиков, страховщиков, банки, РЖД, государство, лизинговые компании, складских и логистических операторов. Предполагается, что с помощью этой платформы участники рынка будут коммуницировать, заключать договоры, производить взаиморасчеты, рекламировать свои услуги, анализировать и контролировать друг друга.

Иными словами, все данные о передвижениях транспорта и расчетах предлагается сосредоточить в руках структур, близких к Ротенбергам. Пока это лишь хотелка, но она может стать реальной росчерком пера президента. Участникам рынка тогда останется только пожать плечами и локализовать взаимодействие там, где скажут.

Развить и модернизировать Государственную информационную систему ЖКХ (ГИС ЖКХ) невозможно без компетенций ПАО «Интер РАО» (27,63% у «Роснефтегаза»; 29,39% – у АО «Интер РАО Капитал»; 9,24% – у ПАО «ФСК ЕЭС»; 33,7% – в свободном обращении), пишут Путину руководители «Почты России» и «Интер РАО ЕЭС» Николай Подгузов и Борис Ковальчук. ГИС ЖКХ – это единая централизованная система, содержащая в себе всю информацию о жилищном фонде России, стоимости и перечне услуг по управлению домами, необходимым работам, тарифам, поставщикам услуг ЖКХ, должникам и так далее.

Президент одобрил и это партнерство. Как оно будет осуществляться, пока не объявлялось и в деталях даже не обсуждалось, но можно предположить, что его выстроят по схеме «Платона». У «Интер РАО» есть дочерняя компания ООО «Интер РАО ЕИРЦ», развивающая цифровые технологии в сфере ЖКХ. Один из возможных способов извлечения доходов – создать концессию и брать операторский процент за платежи за коммунальные услуги с людей и коммерческих организаций.

Это лишь несколько ярких примеров, как в России формируется монополия на виды данных со стороны компаний ближнего круга. Сам рынок данных еще не сформировался, но уже монополизирован решением президента. Когда речь идет о делах государственной важности, не до конкуренции.

Без согласия пользователя

Не меньшие возможности открываются на стыке цифровизации и национальной безопасности. По данным Росстата, только федеральных госслужащих в России почти 40 тысяч человек. Их (или хотя бы их руководство) следует обязать пользоваться отечественными смартфонами с операционной системой Sailfish, считает гендиректор государственного «Ростелекома» Михаил Осеевский. Цена вопроса – 160 млрд рублей.

В марте совет директоров «Ростелекома» одобрил покупку 75% акций компаний Открытая мобильная платформа и «Вотрон», развивающих Sailfish. Обе компании контролировались основателем группы ЕСН Григорием Березкиным. Его называют основным бенефициаром перевода чиновников на отечественные телефоны. Пока на Sailfish работает только один серийный смартфон, и для нее нет приложений. Проект сырой, и не нравится профильным министрам, они говорят о нем с неохотой и поднимают глаза к потолку, будто указывая на место, где было принято решение о его реализации.

«Ростелеком» также готов профинансировать подключение практически всех школ в стране к широкополосному интернету в обмен на образовательные данные школьников. «Росатом» рассматривает возможность участия в медицинских проектах в обмен на медицинские данные. Впрочем, в этой области давно и успешно работает IТ-«дочка» «Ростеха» Национальный центр информатизации.

Вопрос, как именно должен регулироваться доступ к пользовательским данным, предмет отдельной и пока не очень широкой дискуссии. Российское государство, как выясняется, не против поделиться данными о себе с госкапиталистами. В портфеле проектов, которые предлагается профинансировать компаниям из «списка Белоусова», среди прочих значится: «обеспечение хранения документов госорганов» (цена вопроса 7 млрд рублей), «создание навигационно-телематической платформы больших данных автодата» (за 1,5 млрд рублей), «цифровой платформы автоаукционов автомаркет» (почти 50 млрд рублей).

Государство берет на себя субсидирование процентных ставок по этим и другим проектам, обещает создать соответствующее регулирование. В обмен на инвестиции бизнес наверняка получит доступ к информации, которая снова обратится в деньги в новом цифровом мире.

Свои поправки в закон о персональных данных лоббируют многопрофильные компании, среди которых «Мегафон» и Mail.ru Алишера Усманова. Предлагаемые изменения облегчат жизнь многопрофильному бизнесу и стартапам, упростив получение согласия на обработку персональных данных: можно будет точнее таргетировать интересы пользователей. Нюанс в том, что, получив согласие на обработку данных, компания сможет уже без согласия человека передать их другим компаниям и так далее по цепочке. Иными словами, в череде компаний пользователь может утратить контроль над своими данными.

Рынок передачи данных есть в США, но руководители гигантов Twitter, AT&T, Alphabet и Amazon отчитываются перед Сенатом о том, как они защищают персональные данные пользователей. В Евросоюзе передача пользовательских данных полностью блокирована вступившим в мае регламентом защиты данных (General Data Protection Regulation, GDPR), который обязателен для исполнения всеми компаниями, собирающими данные граждан ЕС. В России судьба рынка данных зависит от аппетитов компаний и этики чиновников. Впрочем, едва ли можно представить Усманова и Чемезова отчитывающимися в Госдуме о защите пользовательских данных.

Баланс интересов в России всегда был смещен в сторону государства. Насколько отделимы они от интересов капитанов государственно-частного партнерства – большой вопрос. Существующие пока только на бумаге или еще вовсе не существующие (например, в России пока нет законодательства, регулирующего большие данные) отрасли экономики отдаются в проверенные руки отдельными решениями руководства страны. То есть сначала близкие Кремлю компании получат в свое распоряжение данные о гражданах, товарах и их перемещениях и только потом поделятся этими данными с государством.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 2 октября 2018 > № 2748982 Александра Прокопенко


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > comnews.ru, 2 октября 2018 > № 2746099 Яна Бутримович

Налоговые законопроекты помогут цифровой экономике

София Бокитько

До конца года может быть принято до четырех налоговых законопроектов, направленных на создание стимулов в рамках программы "Цифровая экономика". Об этом заявила менеджер налоговой и таможенной практики офиса компании Dentons в Москве, одна из разработчиков законопроектов Яна Бутримович. Согласно обзору разработчиков, законопроекты будут касаться следующих тем: повышенный вычет расходов на НИОКР и Patent Box, вычет по НДФЛ для бизнес-ангелов, вычет "входящего" НДС при экспорте электронных и ИТ-услуг и при реализации прав на РИД, освобождение от НДС при реализации ИТ-услуг (включая SaaS), новые правила налогового резидентства физических лиц.

Обзор новых налоговых законопроектов был представлен в рамках круглого стола "Налогообложение и цифровая экономика: правовые подходы и практика", который проводил Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве Российской Федерации совместно с Палатой налоговых консультантов и Российской ассоциацией криптоиндустрии и блокчейна (РАКИБ).

"Под программу "Цифровая экономика" утвержден целый план регуляторного сопровождения. Сформировано несколько рабочих групп под флагом Сколково, которые аккумулируют представителей бизнеса с участием научной общественности", - рассказал модератор круглого стола, председатель правления Палаты налоговых консультантов Илья Кучеров.

Яна Бутримович, представляющая разработчиков налоговых законопроектов, рассказала о предварительных результатах по итогам работы по направлению "Нормативное регулирование цифровой экономики", которое было утверждено в декабре прошлого года.

"Работа над мероприятиями плана ведется уже более года. В рамках тематической рабочей группы Центр компетенции по регулированию цифровой экономики собрал более сотни предложений бизнеса, экспертов бизнес-сообщества, и в итоге около 30 предложений попали в предварительный план мероприятий, из них четыре предложения было решено принять к реализации в ближайшее время. Мы очень надеемся, что до конца этого года какие-то из законопроектов могут быть приняты", - рассказала Яна Бутримович.

По ее словам, в условиях активной цифровизации экономики одной из первостепенных задач для поддержания конкурентоспособности российской налоговой системы в мире является разработка качественных и эффективных мер стимулирования, направленных на поддержку компаний, которые развивают и реализуют цифровые услуги, электронные услуги, разработку ПО. "Существующие меры поддержки, на наш взгляд, в лучшем случае обеспечивают поддержание текущего уровня благоприятных условий для стабильного развития такой деятельности, но их недостаточно для прорывного скачка и для того, чтобы Россия действительно заняла свое место в глобальной конкуренции за международную налоговую базу, за инновации и область высоких технологий", - отметила Яна Бутримович.

Она заявила, что, учитывая стоящие перед государством амбициозные задачи по технологическому лидерству, группе разработчиков представляется целесообразным не только обеспечить привлекательность уже существующих мер поддержки, но и ввести новые меры, которые зарекомендовали себя в мире. "В этой части законотворческой работы мы сконцентрировались на поддержке НИОКР и инноваций и предложили на рассмотрение ряд мер", - отметила Яна Бутримович.

Одной из таких мер стал повышенный вычет расходов на НИОКР и Patent Box (НИОКР - научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы). По словам Яны Бутримович, под стимулированием расходов на НИОКР подразумевается стимулирование именно входной точки цикла инноваций за счет оптимизации существующего в российском налоговом законодательстве повышенного вычитанного расхода на НИОКР. Именно эта мера, как отметила Яна Бутримович, хорошо зарекомендовала себя в мировой практике.

"Чтобы возобновить интерес компании к льготе, представляется важным как минимум повысить этот коэффициент, то есть предоставить большую экономию по налогу на прибыль. Кроме этого, разработанное налоговое предложение содержит определенную оптимизацию механизма с точки зрения определения, что считать научными исследованиями и опытно-конструкторскими разработками. То есть само определение расходов и оптимизацию состава расходов, на которые распространяется льгота", - говорит Яна Бутримович.

Также Яна Бутримович рассказала про конечную точку инновационного цикла и непосредственно про коммерциализацию результатов НИОКР. "Налоговая система РФ не может предложить льготную ставку на реализацию результатов интеллектуальной деятельности, в отличие от многих юрисдикций, где существуют так называемые режимы Pattern Box, или Innovation Box. Поэтому не секрет, что при высокой мобильности технологий и ресурсов в России довольно высока налоговая нагрузка на компании - налоговые резиденты РФ. Прямое следствие - снижение налоговых поступлений в бюджетные системы РФ при оттоке таких результатов интеллектуальной деятельности в юрисдикции с преференциальными режимами", - отметила она.

По словам Яны Бутримович, разработчиками законопроекта предлагается ввести пониженную ставку - 5% в отношении доходов от распоряжения определенными видами объектов интеллектуальной собственности, созданных непосредственно налогоплательщиком. "Это позволит сократить отток такой интеллектуальной собственности из России и вернуть ее в российскую юрисдикцию за счет в том числе и пакета деофшоризационных законов, принятых недавно, а также стимулировать компании становиться налоговыми резидентами РФ для применения этой ставки", - подчеркнула эксперт.

Еще одним законопроектом предлагается ввести вычет по НДФЛ для бизнес-ангелов. "Следующий законопроект направлен на введение налогового вычета, который позволит частным инвесторам, которые вкладывают свои средства в высокотехнологичные компании на начальных уровнях развития, то есть стартапы, уменьшать НДФЛ, который уплачивают эти инвесторы на сумму не более 50% от суммы произведенных инвестиций с определенным ограничением по верхнему порогу", - поясняет Яна Бутримович.

Также законопроект предусматривает уменьшение срока владения акциями для применения льготы на инвестиционный доход. "Целью предложения является кратное увеличение высокоэффективных частных инвестиций в перспективные высокотехнологичные компании на начальных уровнях развития", - добавила специалист.

Данным налоговым законопроектом предлагается минимальный достаточный набор мер по результатам анализа лучших мировых практик бизнес-ангельских инвестиций и сопоставления различных финансовых моделей бизнес-проектов с различными уровнями доходности. По словам Яны Бутримович, при анализе было выявлено, что прочие меры поддержки менее эффективны, чем косвенное стимулирование бизнес-ангела. "Ментор сам заинтересован в результатах проекта, в результатах стартапа и может передать какую-то долю опыта", - пояснила Яна Бутримович.

"Конечно же, очень большое место в нашей работе занимали различные предложения по оптимизации обложения НДС в условиях цифровой экономики. Предлагаемые законопроектом изменения направлены на то, чтобы содействовать установлению равных или более преференциальных условий для компаний, которые развивают и реализуют электронные услуги, ИТ-услуги и ПО", - заявила Яна Бутримович.

Последний из новых налоговых законопроектов делится на две части. Первая часть касается вычета "входящего" НДС при экспорте электронных и ИТ-услуг и при реализации прав на РИД, а также освобождение от НДС при реализации ИТ-услуг (включая SaaS). По словам Яны Бутримович, данным законопроектом предусматривается прежде всего освобождение от НДС налогоплательщиков, которые реализуют на территории РФ ПО, - не только права на результат интеллектуальной деятельности, не только право по лицензионным соглашениям, но и в принципе оказывают ИТ-услуги, в том числе и SaaS-услуги.

В то же время предусматривается возможность налогоплательщика отказаться от этой льготы, если в общей экономической модели для такого налогоплательщика льгота является по сути бременем. По словам Яны Бутримович, такая ситуация может возникнуть в том случае, если налогоплательщик не может, например, вычислить входящий НДС по товарам и услугам, необходимым для реализации этих услуг.

"Кроме того, при экспорте электронных услуг существует определенная дискриминация: компании, которые экспортируют товары, условно говоря табуретки, - для них производство этих табуреток обходится дешевле, чем для компаний, которые экспортируют высокотехнологичные электронные или ИТ-услуги. Потому что при экспорте товаров ставка НДС определяется как 0%, и компания может вычесть необходимый НДС при производстве этих товаров. При экспорте услуг РФ не признается местом реализации этих услуг - соответственно, входящий НДС для такой компании становится бременем. Законопроектом предполагается возможность вычесть такой НДС при предоставлении электронных и ИТ-услуг", - подчеркнула Яна Бутримович.

Вторая часть данного законопроекта касается налогового резидентства физических лиц. По словам Яны Бутримович, мировая налоговая конкуренция постепенно, в силу высокой мобильности человеческих ресурсов и бизнеса, смещается от конкуренции за корпоративную налоговую базу к конкуренции за людей. "Понятно, что высококвалифицированные специалисты, в том числе владельцы бизнеса и топ-менеджмент компаний, могут работать практически в любой точке мира. При этом принцип определения налогового резидентства физических лиц в РФ по количеству дней - действующее правило: больше 180 дней в течение года - уже не соответствует современным экономическим реалиям. Кроме того, именно географическое местоположение менеджера в той или иной степени влияет на налогообложение корпораций более, чем факт регистрации компании в той или иной стране", - отмечает она.

По словам Яны Бутримович, выбор местонахождения таких людей обусловлен очень часто личными предпочтениями, в том числе и налоговой ставки на доходы физических лиц. При этом в России правила определения налогового резидентства физических лиц не способствует привлечению таких лиц в российскую юрисдикцию. "Предлагаемые изменения как раз направлены на стимулирование того, чтобы такие высококвалифицированные специалисты проводили больше времени в РФ", - добавила Яна Бутримович.

На круглом столе "Налогообложение и цифровая экономика: правовые подходы и практика" обсуждались также вопросы налогообложения электронной торговли, налогообложение цифровой экономики (токены), оказание услуг в области цифровых технологий, налогообложение при использовании электронных средств платежа, правовая природа криптовалют и токенов.

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > comnews.ru, 2 октября 2018 > № 2746099 Яна Бутримович


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > interaffairs.ru, 30 сентября 2018 > № 2775457 Александр Зинченко, Анастасия Толстухина

Мир или война в киберпространстве?

Александр Зинченко, Ведущий эксперт Центра международной информационной безопасности и научно-технологической политики МГИМО МИД России, профессор, доктор исторических наук

Анастасия Толстухина, Программный координатор РСМД, кандидат политических наук

На сегодняшний день человечество столкнулось с беспрецедентным масштабом развития информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Однако нынешнего уровня защищенности в цифровой сфере для стабильного и поступательного мирового развития явно недостаточно. Проблемы, связанные с обеспечением информационной безопасности, тормозят инвестиции в высокотехнологичные секторы. Научно-технический прогресс - искусственный интеллект, «облачные» технологии, «большие данные», «Интернет вещей», электронная медицина и финансы - становится заложником отсутствия международно признанных стандартов поведения в информпространстве.

Вызывает опасение возросшая в связи с этим степень уязвимости всех без исключения стран перед лицом киберугроз. К сожалению, вместо объединения усилий всего мирового сообщества по укреплению глобальной информационной безопасности отдельные государства являются проводниками деструктивной политики на данном направлении.

США, безусловно, относятся к числу стран-лидеров в сфере ИКТ. Однако в последние годы все чаще наблюдается открытое намерение Вашингтона развивать и использовать информационные технологии в военных целях, активно милитаризировать информационное пространство, развязывая тем самым гонку кибервооружений. Подтверждением тому служит множество фактов.

В 2011 году США разработали и применили в отношении Ирана вирус «Stuxnet». Эта атака стала своего рода «киберхиросимой» и тревожным сигналом для всего мирового сообщества, поскольку данные агрессивные действия могли бы привести к непоправимым последствиям не только для Ирана, но и для всего региона в целом. Таким образом, именно США фактически впервые в новейшей истории применили кибероружие против государства и тем самым отбросили реализацию его мирной атомной программы на несколько лет.

В 2009 году под руководством Пентагона было создано Кибернетическое командование (USCYBERCOM), которое полноценно заработало уже в следующем году1. В новой военно-управленческой структуре объединились как оборонительные, так и наступательные полномочия, которые осуществляются на основе полученной информации от главного разведывательного органа - Агентства национальной безопасности (АНБ).

В августе 2017 года указом Президента США Киберкомандование было выделено в самостоятельную структуру и поднято до статуса объединенного боевого командования. Таким образом, новая «командная единица» встала на одну прямую с девятью другими боевыми подразделениями США2. В настоящее время Киберкомандование проводит активную работу по найму нескольких сотен квалифицированных кибероператоров, способных участвовать в защитных и наступательных операциях. Планируется, что в кадровый состав данной структуры в конечном итоге будет включено около 6200 сотрудников и 133 подразделения. По сообщениям некоторых СМИ, эти подразделения заработают на полную мощь к концу 2018 года3.

Генерал-лейтенант Пол Накасоне, глава АНБ и Киберкомандования, считает, что Вашингтону требуется более агрессивный подход к противникам в киберпространстве4. В связи с этим в марте 2018 года была разработана новая «Дорожная карта» Киберкомандования США под названием «Достижение и поддержание превосходства в киберпространстве». Согласно новой стратегии, американские военные должны практически ежедневно совершать рейды по зарубежным сетям и выводить из строя подозрительные серверы до того момента, как они попытаются запустить вредоносные программы5. Для того чтобы работа Киберкомандования была более продуктивной, Пентагон в настоящее время разрабатывает передовую систему кибероружия «Объединенная платформа» (United Platform). Подробности о том, чт? она станет собой представлять, не разглашаются, однако известно, что на ее основе будут осуществляться как защита государственных структур США от хакерских атак, так и наступательные онлайн-операции6.

Согласно замыслу разработчиков, новая киберстратегия сможет навязывать дополнительные стратегические затраты противникам, заставляя их увеличивать ресурсы на оборону и уменьшать количество кибератак7. При этом предполагается, что Киберкомандование будет действовать «на грани войны», то есть таким образом, чтобы его шаги нельзя было квалифицировать как акт военной агрессии по отношению к другому государству. Стоит отметить, что данные инициативы Киберкомандования нашли отражение в доктринальном документе высшего военно-политического руководства США - Стратегии национальной обороны 2018 года (NDS, National Defense Strategy)8.

Как сообщает газета «The New York Times», некоторые нынешние и бывшие американские чиновники предупреждают, что действия США в зарубежных сетях могут привести к ответным ударам по американским банкам, финансовым рынкам или сетям связи9. Кроме того, сами авторы новой киберстратегии не исключают определенных дипломатических рисков, ведь главными противниками Соединенных Штатов, согласно «новому видению» Киберкомандования, являются вовсе не криминальные субъекты, такие как террористы, преступники и хакеры, а государства - Китай, Россия, Иран и т. д.10.

Параллельно с реформированием американских киберструктур в настоящее время в Вашингтоне ведется работа и на законодательном уровне. В рамках форума по кибербезопасности, проведенного Министерством внутренней безопасности (МВБ) США 31 июля 2018 года, вице-президент США М.Пенс призвал сенаторов поддержать законопроект о создании специализированного агентства при МВБ11. На ассигнование новой структуры, которая должна выступить централизованным хабом и объединить ресурсы американского национального правительства, М.Пенс запросил у Конгресса «рекордные» 15 млрд. долларов12.

Борьба США за монополию в киберпространстве с каждым годом становится все более ожесточенной. Она становится особенно опасной, когда в рамках инициатив Президента США Д.Трампа традиционная система контроля Белого дома над американской наступательной и оборонительной киберактивностью ликвидируется, а новая только формируется.

Так, по сведениям «The Wall Street Journal», Д.Трамп 16 августа 2018 года росчерком пера «переиграл» президентскую политическую директиву 20 (Presidential Policy Directive 20), регламентирующую порядок применения кибероружия в отношении противников Вашингтона. Этот секретный документ был подписан Б.Обамой еще в 2012 году13. По данным американского издания, пересмотр директивы обусловлен стремлением Вашингтона снять ограничения на применение кибероружия против иностранных государств в наступательных целях, так как у американской стороны есть опасения, что якобы некие хакеры планируют атаки на избирательную систему во время промежуточных выборов в Конгресс в ноябре этого года14.

Как видим, США в настоящее время меняют оборонительную и сдерживающую киберстратегию, которая существовала при администрации Б.Обамы, на агрессивные наступательные действия в сфере ИКТ, вплоть до проведения превентивных кибератак, нацеленных на информационные структуры суверенных государств.

Помимо подготовки специальных структур к проведению киберопераций, Соединенные Штаты уже с 1947 года ведут глобальный шпионаж в рамках радиоэлектронного проекта «ЭШЕЛОН» (ECHELON). Современные ИКТ-технологии позволили Вашингтону значительно расширить возможности разведслужб. Ярким тому подтверждением является государственная программа «ПРИЗМА» (PRISM, Program for Robotics, Intelligents Sensing and Mechatronics), которая действует с 2007 года и представляет собой комплекс мероприятий массового негласного сбора цифровой информации без санкций судебных органов. Документальные факты, представленные экс-сотрудником ЦРУ Э.Сноуденом в 2013 году, показали, что с помощью программы «ПРИЗМА» американские спецслужбы имеют доступ к центральным серверам девяти ведущих интернет-компаний - «Microsoft», «Yahoo», «Google», «Facebook», «Paltalk», «YouTube», «AOL», «Skype» и «Apple».

Таким образом, разведчики собирают глобальную базу данных, в которую входят аудио- и видеофайлы, фотографии, электронные письма и документы, личные данные пользователей социальных сетей15. Более того, Э.Сноуден поведал миру, что с помощью программы «ПРИЗМА» АНБ прослушивало телефонные переговоры 35 глав различных государств и иностранных дипломатов. Эксперты утверждают, что спецслужбы США в рамках сотрудничества с британской штаб-квартирой правительственной связи (ШКПС) незаконно взламывали практически все применяемые в Сети интернет-стандарты криптографии, используя для этого суперкомпьютеры и услуги высокопрофессиональных хакеров16.

Таким образом, деятельность Вашингтона по наращиванию кибероружия и глобальный кибершпионаж ставят под угрозу безопасность во всем мире. В подобных условиях любое государство без особых доказательств может быть обвинено в хакерских атаках и подвержено агрессии со стороны США и их союзников, в том числе и военной (недаром в Стратегии действий Министерства обороны США в киберпространстве (The DOD Cyber Strategy) за 2015 г. подчеркивается возможность военного возмездия на кибератаки17). В частности, в последнее время со стороны западных политиков во главе с Вашингтном в адрес России сыпятся обвинения во всех «кибергрехах». По сложившейся практике, никаких подтверждений вредоносной активности России в информационном пространстве не предоставляется. Муссированием темы «мифических» российских хакеров и фейковыми новостями вытесняется тот факт, что Россия сама становится жертвой масштабных кибернападений: в 2017 году на российские объекты государственной критической инфраструктуры было совершено более 70 млн. атак.

Почти 20 лет назад Россия стала первой страной, поднявшей в ООН вопрос о вызовах и угрозах, зарождающихся в информационном пространстве. Она выступила с прорывной на тот момент политической инициативой по обеспечению международной информационной безопасности (МИБ) - проектом резолюции ГА ООН «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности», который с 1998 года ежегодно включается в повестку дня Генассамблеи. В прошлом году для обеспечения непрерывности дискуссии по МИБ в ООН Россия совместно с более чем 60 соавторами предложила Генассамблее принять процедурное решение о сохранении данной тематики в повестке дня ее 73-й сессии. Это решение было одобрено консенсусом.

Помимо указанной резолюции, российская сторона выступила инициатором ооновского переговорного процесса по мирному обустройству международной информационной сферы. Таким переговорным механизмом стала на долгие годы Группа правительственных экспертов (ГПЭ) по МИБ. Этой группе удалось согласовать несколько важнейших положений, затрагивающих следующие значимые аспекты: источники угроз в киберпространстве, необходимость борьбы с киберпреступностью и кибертерроризмом, применимость международного права к сфере использования ИКТ и многие другие. Группа консенсусом приняла три подробных доклада, которые в качестве рекомендаций вынесли на рассмотрение международного сообщества нормы ответственного поведения государств в информационном пространстве. Кроме того, в 2015 году в ООН в качестве официального документа Организации была распространена инициатива государств - членов ШОС «Правила поведения в области обеспечения МИБ», ключевой особенностью которой является ее миротворческий характер и нацеленность на предупреждение конфликтов в информационном пространстве.

В основе российской позиции лежит необходимость предотвращения войн и конфликтов в информационном пространстве, которые могут быть развязаны для достижения военных и политических целей. В этой связи категорически неприемлемыми являются любые концепции, допускающие возможность применения в нем силы.

Россия выступает за равноправный, справедливый миропорядок в цифровой сфере, при котором были бы защищены интересы всех стран вне зависимости от уровня их технологического развития. Принципиально важно обеспечить соблюдение принципов государственного суверенитета, неприменения силы, невмешательства во внутренние дела других государств, основных прав и свобод человека, а также равные права для всех государств на участие в управлении сетью Интернет.

Для обеспечения мирного информационного пространства необходимо, чтобы была решена ключевая задача - создание универсальных, согласованных всеми государствами правил ответственного поведения в информационном пространстве. Как основоположник ооновской дискуссии по МИБ, Россия призывает все страны сделать решительный шаг в направлении их выработки и принятия. В этом году российские дипломаты намерены обратиться к Генассамблее ООН с предложением одобрить первоначальный перечень правил ответственного поведения государств в информационном пространстве и в ходе ее 73-й сессии внести соответствующий проект резолюции в Первый комитет ГА ООН. В данном документе обобщены все ранее наработанные рекомендации ГПЭ в 2010, 2013 и 2015 годах. Проект резолюции содержит 25 правил поведения государств, среди которых следующие принципиально важные положения:

- использовать ИКТ исключительно в мирных целях;

- нацелить международные усилия на предотвращение конфликтов в этой сфере;

- соблюдать в ней принципы Устава ООН, включая суверенное равенство государств, неприменение силы или угрозы силой, невмешательство во внутренние дела государств;

- избегать голословных обвинений в злонамеренном использовании, подкреплять любые обвинения доказательствами;

- не использовать ИКТ для вмешательства во внутренние дела других государств;

- не использовать посредников для кибератак;

- предотвращать распространение вредоносных ИКТ-инструментов и скрытых вредоносных функций («закладок»).

Предполагается, что эти 25 правил составят первоначальный список, который впоследствии будет дорабатываться, корректироваться и расширяться.

Серьезной угрозой для международного сообщества является также беспрецедентный рост преступлений, совершаемых с использованием ИКТ. О лавинообразном уровне киберпреступности свидетельствуют данные, представленные Генеральным секретарем ООН А.Гутеррешем: ежегодный ущерб от деятельности преступников в информационном пространстве достигает 1,5 трлн. долларов.

Существующие региональные международно-правовые механизмы, такие как Конвенция Совета Европы о киберпреступности 2001 года (так называемая Будапештская конвенция), не могут справиться с этими вызовами. Более того, данный документ буквально навязывается западниками мировому сообществу, в том числе России, как единственно возможный формат международного правового регулирования в сфере противодействия информационной преступности.

Позиция Москвы в отношении Будапештской конвенции остается неизменной. Она неоднократно обращала внимание на неприемлемое для нее положение, содержащееся в статье 32b, в соответствии с которым государствам под предлогом расследований фактически разрешено проникать в содержимое любого компьютера, не только не запрашивая на то разрешение, но даже без какого-либо уведомления соответствующих заинтересованных государств.

По мнению российской стороны, назрела необходимость разработки нового универсального инструмента в области борьбы с использованием ИКТ в противоправных целях. Более того, данный тезис закреплен в итоговой декларации стран - членов БРИКС в конце июля 2018 года. В связи с этим Россия намерена запустить в этом году полномасштабное обсуждение этого вопроса в Третьем комитете ГА ООН посредством внесения в него проекта резолюции «Противодействие использованию информационно-коммуникационных технологий в преступных целях».

Кроме того, именно Россия представила в качестве вклада в работу ООН на этом направлении проект универсальной конвенции о сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности, который 28 декабря 2017 года стал официальным документом Генассамблеи ООН и был призван стать «пищей к размышлению».

Очевидно, что в информационной сфере абсолютно все государства находятся «в одной лодке» и в большей или меньшей степени уязвимы в отношении угроз, исходящих от противоправного применения ИКТ. Притом, сами Соединенные Штаты с их многочисленными структурами, отвечающими за кибербезопасность, здесь не исключение. В условиях, когда в мире активно орудуют кибербанды, просто необходимо общими усилиями всего мирового сообщества бороться с реальными угрозами и преступниками, а не с фейками.

Альтернатива кибергонке существует - это тот самый «мирный план», который предлагает Россия и страны, выступающие за укрепление мира и безопасности в информационном пространстве. Результаты по итогам поддержки в ООН ключевых российских инициатив в области МИБ прольют свет на тех, кто действительно выступает за укрепление мира в информационной среде, и тех, кто за «ширмой» манипуляций и фейков скрывает намерение развязать кибервойну. Ответственность за кибермир лежит на каждом суверенном члене международного сообщества.

 1Киберготовность США 2.0 // URL: http://www.potomacinstitute.org/images/CRI/CRI2_0USA_Russian.pdf

 2https://www.reuters.com/article/us-usa-defense-cyber/pentagons-cyber-command-gets-upgraded-status-new-leader-idUSKBN1I52MS

 3Пентагон запустит новейшую систему кибероружия // URL:  https://rg.ru/2018/07/03/pentagon-zapustit-novejshuiu-sistemu-kiberoruzhiia.html

 4Pentagon Puts Cyberwarriors on the Offensive, Increasing the Risk of Conflict // URL: https://www.nytimes.com/2018/06/17/us/politics/cyber-command-trump.html?hp&action=click&pgtype=Homepage&clickSource=story-heading&module=first-column-region&region=top-news&WT.nav=top-news

 5Achieve and Maintain Cyberspace Superiority. Command Vision for US Cyber Command // URL: https://assets.documentcloud.org/documents/4419681/Command-Vision-for-USCYBERCOM-23-Mar-18.pdf

 6Pentagon is developing a 'cyber carrier' to launch online attacks against Islamic State and protect the US from hostile government hackers // URL: http://www.dailymail.co.uk/sciencetech/article-5912561/Pentagon-begins-work-cyber-aircraft-carrier.html

 7Achieve and Maintain Cyberspace…

 82018 National Defense Strategy // URL:https://www.defense.gov/Portals/1/Documents/pubs/2018-National-Defense-Strategy-Summary.pdf

 9Pentagon Puts Cyberwarriors…

10Achieve and Maintain Cyberspace…

11DHS Hosts Successful First-Ever National Cybersecurity Summit // URL: https://www.dhs.gov/news/2018/08/01/dhs-hosts-successful-first-ever-national-cybersecurity-summit

12Белый дом запросил «рекордные» $15 млрд на обеспечение кибербезопасности // URL: https://www.kp.ru/online/news/3191033/

13Trump, Seeking to Relax Rules on U.S. Cyberattacks, Reverses Obama Directive // URL: https://www.wsj.com/articles/trump-seeking-to-relax-rules-on-u-s-cyberattacks-reverses-obama-directive-1534378721

14Ibit.

15The Guardian от 24 октября 2013 // http://www.theguardian.com/world/2013/jun/06/us-tech-giants-nsa-data 20.06.2017

16См. подробнее: Смирнов А.И. Современные информационные технологии в международных отношениях: монография. М.: МГИМО-Университет, 2017.

17The DOD Cyber Strategy // URL: https://docviewer.yandex.ru/view/348335116/?*=6a%2Fjbq4gIUMTNeDs4myi71KmCqt7InVybCI6Imh0dHBzOi8vd3d3LmRlZmVuc2UuZ292L1BvcnRhbHMvMS9mZWF0dXJlcy8yMDE1LzA0MTVfY3liZXItc3RyYXRlZ3kvRmluYWxfMjAxNV9Eb0RfQ1lCRVJfU1RSQVRFR1lfZm9yX3dlYi5wZGYiLCJ0aXRsZSI6IkZpbmFsXzIwMTVfRG9EX0NZQkVSX1NUUkFURUdZX2Zvcl93ZWIucGRmIiwidWlkIjoiMzQ4MzM1MTE2IiwieXUiOiIyMzY1MDE1NTgxNDY3Mjc0NzM3Iiwibm9pZnJhbWUiOnRydWUsInRzIjoxNTM0NzUwNDQ4MTIyLCJzZXJwUGFyYW1zIjoibGFuZz1lbiZuYW1lPUZpbmFsXzIwMTVfRG9EX0NZQkVSX1NUUkFURUdZX2Zvcl93ZWIucGRmJnRtPTE1MzQ3NTA0MjcmdGxkPXJ1JnRleHQ9UGVudGFnb24lMjBjeWJlciUyMHN0cmF0ZWd5JTIwMjAxNSZ1cmw9aHR0cHMlM0ElMkYlMkZ3d3cuZGVmZW5zZS5nb3YlMkZQb3J0YWxzJTJGMSUyRmZlYXR1cmVzJTJGMjAxNSUyRjA0MTVfY3liZXItc3RyYXRlZ3klMkZGaW5hbF8yMDE1X0RvRF9DWUJFUl9TVFJBVEVHWV9mb3Jfd2ViLnBkZiZscj0yMTMmbWltZT1wZGYmbDEwbj1ydSZzaWduPTg4ZTQ5Njg2NzBjNjYyOTM5MmY5MzY2ZGQyMDI0OTlkJmtleW5vPTAifQ%3D%3D&page=1&lang=en

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > interaffairs.ru, 30 сентября 2018 > № 2775457 Александр Зинченко, Анастасия Толстухина

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Транспорт > gudok.ru, 30 сентября 2018 > № 2744603 Борис Левин

Борис Лёвин: «Дистанционное управление роботами – это уже не фантастика, а прогнозируемая реальность»

Для новой экономики потребуются специалисты нового типа. О том, какими навыками должны обладать железнодорожники будущего, журналу «Пульт управления» рассказал президент Ассоциации вузов транспорта, ректор Российского университета транспорта (МИИТ) Борис Лёвин.

Всё большее количество экспертов утверждает, что уже в ближайшем будущем человечество столкнётся с кардинальной сменой экономического и общественного уклада. В частности, представители Global Education Futures и WorldSkills Russia, подготовившие доклад «Навыки будущего. Что нужно знать и уметь в новом сложном мире», уверены, что неотвратимые изменения случатся под влиянием ускоренного развития технологий и сопутствующих социальных изменений и, конечно, скажутся на кадровом обеспечении: многие из задач, выполняемых сейчас работниками в различных секторах экономики, будут автоматизированы или исчезнут в связи с изменением способа организации общества.

– На современном этапе индустриальное общество проходит через очередную трансформацию – четвёртую индустриальную революцию. В её основе лежит повсеместное внедрение автоматизации и роботизации. Предполагается, что эти явления заменят ручной труд на большинстве рутинных производственных операций. Борис Алексеевич, насколько эти процессы актуальны для железных дорог?

– Четвёртая индустриальная революция – это естественный процесс, обусловленный стремительным внедрением передовых технологий, требующий новых подходов для развития стратегически важных отраслей, к которым относится железнодорожный транспорт. Отрасль всегда оперативно и продуктивно реагировала на подобные вызовы времени. Что же касается автоматизации производственных процессов, то в этом плане железнодорожный транспорт всегда был в числе лидеров. Основа этого лидерства в тесной связи производства с образовательным процессом, передовой, в том числе вузовской, наукой. Отраслевые вузы никогда не выпускали невостребованных специалистов, более того, всегда работали на опережение в соответствии с интересами и потребностями государства, регионов, работодателей.

Что же касается упомянутых «рутинных производственных операций», то ОАО «РЖД» имеет внушительный опыт их автоматизации с учётом интересов потребителей. В частности, речь идёт о функционировании автоматизированных справочно-информационных систем, продаже электронных билетов.

Разумеется, повышение уровня автоматизации на железнодорожном транспорте с каждым годом будет всё более актуальным, но уверен, что это не поставит трудновыполнимых задач перед отраслью, обладающей уникальной производственной, научной и образовательной базой.

– Автоматизация производственных процессов, по мнению авторов доклада, в следующие 50 лет приведёт к сокращению доступных рабочих мест в мировой экономике на 50%, соответственно, появится целый класс «лишних» людей. Можно ли прогнозировать, какие железнодорожные профессии в будущем окажутся невостребованными или будут автоматизированы?

– Социально-экономические функции транспорта всегда были одним из приоритетов национальной экономики. Поэтому, когда мы говорим, к примеру, о перспективах беспилотных технологий, то надо иметь в виду психологическую готовность потребителей к их внедрению. Чтобы её сформировать, надо обеспечить даже не 100-, а 200-процентную гарантию безопасности пассажиров. Повышение уровня автоматизации на железнодорожном транспорте неизбежно, но оно должно проходить с учётом названного фактора.

Автоматизация, и это естественно, приведёт к тому, что некоторые сегодняшние специальности могут стать невостребованными. Но это пока не относится к специальностям и направлениям подготовки, связанным с безопасностью движения и эксплуатационным процессом, хотя, безусловно, специалист будущего должен будет обладать профессиональными компетенциями, отвечающими требованиям четвёртой индустриальной революции. Вузы отрасли к этому готовы и успешно работают над этим уже не первый год. К примеру, РУТ (МИИТ) ведёт подготовку кадров по таким специальностям и направлениям, как «роботы и робототехнические системы», «автоматика и телемеханика на железнодорожном транспорте», «телекоммуникационные системы и сети железнодорожного транспорта», «системы автоматизированного проектирования», «автоматизированные системы обработки информации и управления», «вычислительные машины, комплексы, системы и сети», «программное обеспечение средств вычислительной техники и автоматизированных систем», и многим другим.

Подчеркну, что эти специальности и направления подготовки открывались по инициативе ОАО «РЖД». Соответствующие образовательные программы разрабатываются и реализуются при участии руководителей и специалистов нашего главного стратегического партнёра.

– Компьютеры и роботы могут многое, но не всё. Какие функции нельзя автоматизировать и в каких профессиях роботы не смогут заменить железнодорожников?

– Для железнодорожного транспорта основной критерий эффективности даже самой совершенной и многофункциональной программы дистанционного управления роботами – это гарантия того, что данная система будет на 100% обеспечивать эффективность и безопасность перевозочного процесса, срабатывать в нештатных ситуациях, связанных со спецификой отрасли, погодными условиями, когда надо принимать быстрые и правильные решения, обеспечивающие безопасность движения. Только при выполнении этой гарантии можно говорить о замене специалиста роботами.

Сегодня в России эксплуатационная длина железных дорог составляет более 85 тыс. км, и роботизация станет реальностью, когда сможет обеспечить на таком гигантском расстоянии контроль за состоянием пути, проведение ремонта (нередко оперативного).

Управление процессом перевозок – сложнейший процесс, в котором участвуют десятки тысяч людей, и в данном случае роботы должны будут заменить диспетчеров, составителей поездов, специалистов, обеспечивающих взаимодействие различных видов транспорта. В связи с этим надо полагать, что на современном этапе неизбежная автоматизация на железнодорожном транспорте не должна ставить задачу «вытеснить» специалистов, обеспечивающих безопасность и эффективность перевозочного процесса. Но в целом дистанционное управление специальными роботами – это уже не фантастика, а вполне прогнозируемая реальность, и к этому должны быть готовы как транспортные предприятия, так и отраслевые вузы.

– Повсеместная автоматизация отправит в прошлое ряд профессий, однако потребует возникновения новых. Работник отойдёт от конвейера и поднимется на несколько уровней выше по степени сложности выполняемых задач. Какие «профессии будущего» могут появиться в отраслевых вузах?

– Отвечу на примере РУТ (МИИТ). В ближайшее время в соответствии с потребностями бурно развивающейся отрасли и экономики государства мы планируем открыть ряд новых специальностей и направлений подготовки: «организация перевозок и управление в единой транспортной системе», «управление цифровыми транспортными системами», «цифровые технологии транспортных процессов», «амфибийный транспорт», «управление беспилотными аппаратами», «управление техническим состоянием пути».

– Трансформация производственного процесса коснётся и рабочих мест. Так, авторы доклада подчёркивают, что в мире, связанном сетями, постепенно исчезает необходимость ходить в офис по стабильному графику и работать на одну компанию. Насколько вероятен фриланс в железнодорожной отрасли?

– Фриланс – это механизм, суть которого заключается в том, что предприятие привлекает для выполнения определённой задачи специалистов, не зачисляя их в штат фирмы. Основная масса работников ОАО «РЖД» – это представители производственных профессий, которые отвечают за перевозочный процесс, бесперебойную работу сложного механизма железной дороги. У большинства работников, отвечающих за безопасность перевозок, посменный график работы, по-другому в производственной компании просто невозможно. Вместе с тем есть ряд задач, которые могут быть решены фрилансерами, например разработка ИТ-решений, решения в маркетинге, проведение исследований, организация корпоративных мероприятий, разного рода консультации.

– Во всё более автоматизированном и цифровизированном мире будет расти запрос на человеческий контакт: необходимо, чтобы услуга или продукт сопровождались вниманием к чувствам, эмоциям, личности. В каких железнодорожных профессиях акцент делается на наличие у работников «мягких навыков»?

– «Мягкие навыки» нужны во всех железнодорожных профессиях. Железная дорога – очень сложный механизм, здесь на каждом участке задействовано много профессионалов, которые должны уметь выстраивать друг с другом эффективное взаимодействие, понимать друг друга с полуслова, подстраховывать и помогать. Это и есть командная работа, нацеленная на общий результат.

Кроме того, в условиях автоматизации, внедрения цифровых технологий для получателей услуг важно, чтобы услуга была предоставлена быстро, качественно и с максимальным вниманием к человеку.

– Жизненный цикл профессий сокращается, поэтому более осмысленным представляется не прогнозирование конкретных профессий, а формирование набора навыков, освоив которые работники смогут закрепиться в той или иной деятельности, будучи готовыми к последующему переобучению. Какими навыками должны обладать железнодорожники будущего?

– Навыки как железнодорожников настоящего, так и железнодорожников будущего основаны на многолетних базовых ценностях транспортного образования, синтезирующего высокий уровень фундаментальной, профессиональной и практической подготовки. Компетенции наших выпускников совершенствуются в соответствии с требованиями времени, интересами и тенденциями развития транспорта. Для производственной компании важны hard skills, то есть профессиональные навыки, это основа для специалистов, обеспечивающих эффективность производственных процессов. Для железнодорожников профессионализм и ответственность останутся ключевыми качествами, потому что они отвечают за жизнь и здоровье миллионов людей. При этом значимость надпрофессиональных навыков, soft skills, для железнодорожников будет расти.

– В образовательном сообществе набирает популярность новый список умений, называемый 4К: коммуникация, креативность, критическое мышление и командная работа. Необходимы ли эти компетенции железнодорожникам?

– Упомянутый список 4К уже давно характерен для работников железнодорожного транспорта. Отрасль – это гигантский механизм, состоящий из множества элементов. Для каждого из них имеются прерогативные функции, но они не являются вещью в себе, а составляют звенья единого процесса. Только в структуре РЖД работают около 800 тыс. человек, и это единая корпоративная и коммуникабельная команда, большинство членов которой в силу специфики и сложности своей работы просто не могут не обладать креативным мышлением.

– Как вы считаете, насколько существующая отраслевая система образования отвечает вызовам будущего?

– Эти вызовы очень серьёзны, требуют быстрого реагирования. Система транспортного образования, как уже говорилось, привыкла работать на опережение. Это наша общая заслуга с главным стратегическим партнёром, ведь именно в сотрудничестве с ОАО «РЖД» мы разрабатываем и реализуем уникальные программы подготовки специалистов.

Юлия Соловьева

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Транспорт > gudok.ru, 30 сентября 2018 > № 2744603 Борис Левин


Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 28 сентября 2018 > № 2753587 Аркадий Дворкович

Аркадий Дворкович: "Мои отношения с Путиным - это не проблема"

Леончо Гарсиа | El Pais

"Аркадий Дворкович объединяет в себе достоинства, приличествующие кандидату в президенты Международной шахматной федерации (ФИДЕ)", - пишет шахматный обозреватель EL PAÍS Леончо Гарсиа, предваряя интервью россиянина. "У него большой опыт руководящей работы в высших эшелонах: он был вице-премьером в российском правительстве и директором (так в оригинале. Дворкович был председателем оргкомитета ЧМ-2018. - Прим. ред.) недавнего чемпионата мира по футболу, он очень умен и очень хорошо знает шахматы благодаря своему отцу. Но у него есть две тяжелые обузы, хотя он отрицает их существование: "фактор Путина", который, возможно, создает проблемы для заключения договоров с крупными спонсорами, и очень плохой имидж, который оставил после себя его соотечественник Кирсан Илюмжинов", - говорится в статье.

Журналист отметил, что Дворкович держался спокойно, "хотя в эту пятницу Комиссия по этике ФИДЕ, контролируемая его соперником Георгиосом Макропулосом, может снять его кандидатуру с выборов за предполагаемые нарушения в ходе избирательной кампании".

В интервью газете Дворкович призвал изменить менталитет: "Имидж шахмат должен ассоциироваться с интеллектом и образованностью". Он также обрисовал предложенное им соглашение между ФИДЕ и ФИФА и план, цель которого - сделать шахматы олимпийским видом спорта.

Журналист заметил: "Если набрать в Google Kirsán Iliumyínov, мы увидим, что он уверяет, что был похищен инопланетянами; он также был другом Саддама Хусейна и Каддафи и дружит с сирийским президентом Асадом. А в довершение всего он состоит в "черном списке" США. Имидж ФИДЕ на данный момент скорее черный".

Дворкович ответил: "Я не Кирсан. Меня многие знают как очень открытого человека. А также по моей руководящей работе в качестве вице-премьера, которая не имела ничего общего с политическими вопросами, а касалась только экономических - расширения связей с Востоком и Западом. Меня знают многие главы государств. Разумеется, я горжусь своей страной и всегда буду ее защищать, но моей целью будет отстаивание интересов ФИДЕ и продвижение шахмат повсюду, с особым упором на "третий мир". Если бы был конфликт интересов между первым и вторым, я ушел бы в отставку, что в свое время следовало бы сделать Кирсану, когда стало ясно, что его дальнейшее пребывание в должности наносило большой вред ФИДЕ. Когда я встречаюсь с крупными транснациональными компаниями, особенно с западными, я вижу, что политика их не интересует, только бизнес; если они видят, что твое предложение их устраивает, то подписывают соглашение".

"Однако из вашего недавнего интервью программе Hard Talk Всемирной службы "Би-би-си" можно было бы заключить, что ваша близость к Владимиру Путину может стать серьезным препятствием для привлечения спонсоров из западного мира", - заметил журналист.

Дворкович ответил: "Нет. Во время той же поездки в Лондон я встретился со значительными международными компаниями. Мне сказали, что, если я выиграю выборы, мы немедленно подпишем контракт".

Дворкович предложил включить шахматы в программу начальной школы "как средство педагогики", а на втором этапе - в программу средней школы "как инструмент для обучения принятию решений, критическому мышлению и т.п.". Однако он считает, что включать спортивные шахматы в учебную программу не стоит: "это должны быть внешкольные занятия".

Журналист отметил: "Ваш отец много лет был правой рукой Гарри Каспарова. Но, поскольку Каспаров живет ради того, чтобы сместить Путина, маловероятно, наверное, что он вам симпатизирует".

Дворкович ответил: "Я его хорошо знаю. Он был бы великолепен для пропаганды шахмат, ведь в глазах многих болельщиков он герой. Я был бы рад прийти к соглашению с ним, но только если он оставит в стороне политические вопросы".

Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 28 сентября 2018 > № 2753587 Аркадий Дворкович


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 27 сентября 2018 > № 2750659 Никита Цаплин

Обучение в облаке: как защитить нейросеть от хакеров

Никита Цаплин

Управляющий партнер и основатель российского хостинг-провайдера RUVDS

Новые технологии дарят великолепные возможности, но иногда они плохо совместимы. Исследователи MIT нашли способ нивелировать недостатки процесса обучения нейросетей в облачном сервисе

Опасность кражи биометрических и медицинских данных стала одной из причин замедления развития рынка облачных сервисов. Как бы ни заверяли поставщики услуг, что данные находятся в надежных руках, гарантировать их неприкосновенность никто не может. Ученые Массачусетского института технологий (MIT) взялись решить эту проблему с помощью технологий искусственного интеллекта (ИИ). В предложенной ими системе GAZELLE обеспечение безопасности данных не сказывается на скорости их обработки.

Последний рубеж

Рынок публичных облачных сервисов достиг в 2017 году $154 млрд и превысит $186 млрд в 2018-м, согласно расчетам Gartner. Но он мог бы расти быстрее, если бы не проблемы с направлением SaaS (программное обеспечение как услуга). Существующие облачные сервисы позволяют пользователю самостоятельно позаботиться о шифровании данных и даже застраховать возможные риски при модели IaaS (инфраструктура как сервис). Но такой подход требует продвинутой ИТ-экспертизы. Другой вариант — использовать облачные сервисы в виде SaaS, когда пользователю достаточно лишь передать свои данные для работы системы и дожидаться результата. В последнем случае обработку информации и ее безопасность должен обеспечить оператор. Но из-за обострившихся проблем с киберпреступностью клиенты стали осторожнее относиться к этой модели, что существенно замедлило рост всего сегмента SaaS на рынке облачных услуг.

Этот вопрос особенно актуален для компаний, использующих технологии ИИ. Для его быстрого обучения необходимы большие компьютерные мощности, чтобы не тратиться на собственное оборудование, и многие компании предпочитают переносить расчеты в облако. Например, этим пользуются медицинские компании, проводящие диагностику заболеваний с помощью ИИ. По оценкам компании Accenture, рынок искусственного интеллекта в области медицины ждет рост более чем в 10 раз за ближайшие три года, в результате чего он достигнет $6,6 млрд.

Нейронные сети сверточного типа эффективно распознают изображения, поэтому их пытаются применить для помощи врачу в поиске признаков заболеваний на магнитно-резонансной томографии (МРТ), рентгенограммах и т. п. Накопление большого объема сканов позволило бы качественно обучить нейросеть, но этому мешают законы о персональных медицинских данных. К тому же кибератаки все чаще направлены и на получение или порчу информации о пациентах: в апреле 2018 года вирус WannaCry атаковал Национальную службу здравоохранения Великобритании (NHS). Поэтому инфраструктура для обработки данных пациентов нуждается в соблюдении строгих стандартов безопасности.

Быстрая, как газель

Большинство известных на текущий момент методов защиты информации существенно замедляет работу нейронной сети, в некоторых случаях в миллион раз, из-за необходимости постоянно кодировать и декодировать данные. В таких условиях облачная обработка данных теряет свое основное преимущество — скорость.

В исследовании MIT, представленном на конференции по безопасности USENIX в августе 2018-го, была презентована система под названием GAZELLE, сочетающая в себе две распространенные технологии: гомоморфное шифрование и протокол искаженного контура. Их сочетание позволяло обучать нейросеть в 20-30 раз быстрее, чем самые современные модели, при этом уменьшая требуемую пропускную способность сети на порядок.

Механизм работы GAZELLE схематично можно описать следующим образом: зашифрованное изображение отсылается на сервер, который производит распознавание, используя систему GAZELLE, после этого обе стороны обмениваются зашифрованной информацией для классификации изображения пользователя. Картинка и данные пользователя отсылаются отдельно, и система следит, чтобы сервер не узнал ничего о загруженных данных, в то время как пользователь — ничего не знал о сетевых параметрах.

Понятные технологии

Гомоморфное шифрование позволяет обрабатывать зашифрованную информацию и генерировать зашифрованный результат. То есть потенциальный хакер, перехватив информацию, все равно будет вынужден ее декодировать, но при этом сервер сможет провести операции, необходимые для обучения ИИ. Пользователь получит результат, который легко расшифрует, так как имеет необходимые ключи. Казалось бы — идеальный метод, чтобы безопасно обучать нейросети на удаленных компьютерах. К сожалению, этот вид шифрования накапливает ошибки на каждом шаге вычислений. Фильтрация шума требует дополнительной компьютерной обработки, и в результате скорость операций замедляется. Типичная проблема при шифровании данных.

Протокол искаженного контура позволяет двум участникам системы провести вычисление, которое требует от них предоставить данные (например, сравнить представленные ими значения), не давая участникам информацию о входных данных друг друга, а также не привлекая третью сторону (арбитра). Этот метод хорошо работает, когда количество вычислений невелико, но требует слишком больших мощностей, если надо совершать много операций. К сожалению, обучение нейросети — как раз второй вариант.

Ноу-хау исследователей Массачусетского технологического института заключается в объединении и чередовании этих методов таким образом, чтобы обойти их неэффективность. Работа сверточной нейронной сети по распознаванию изображений выполняется с использованием гомоморфного шифрования, а обмен данными и вычисления на стороне пользователя — с помощью протоколов искаженных контуров.

Фактически операции разделены так, чтобы каждый из алгоритмов мог показать свою сильную сторону. Распределяя нагрузку, система ограничивает гомоморфное шифрование на выполнение сложной математики на один уровень за раз, не позволяя накапливать ошибки и повышая производительность системы.

Третьим компонентом системы GAZELLE является модуль GAZELLE Network Inference для вывода результатов обработки нейронной сети. Когда пользователь отправляет зашифрованные данные в облачную службу, они разделяются между обеими сторонами. К каждой доле добавляется секретный ключ (случайные числа), который знает только владеющая сторона. Во всех вычислениях каждая сторона всегда будет иметь некоторую часть данных, а также случайные числа. По окончании вычислений обе стороны синхронизируют свои данные, и только тогда пользователь запрашивает у облачной службы свой секретный ключ и получает результат, вычитая секретный ключ из всех данных, полученных после обработки. Если хакер вмешается на любом этапе, кроме конечного, то получит только закодированные данные.

Кому это нужно

Несмотря на экспериментальный характер системы GAZELLE, возможно, уже в ближайшее время она будет применена для защиты алгоритма машинного обучения, распознающего наличие диабетической ретинопатии по снимку глаза. Этот медицинский подход был одобрен американской FDA (аналог Министерства здравоохранения в США) в апреле 2018 года.

Ценность системы, разработанной учеными MIT, в том, что она открывает дорогу в облако аналитическим системам, работающим с чувствительными данными, например при распознавании лиц и в сфере финансов. Если GAZELLE успешно пройдет испытания, то ее влияние на распространение технологий распознавания изображения может быть сопоставимо с появлением безопасных протоколов SSL/TLS, которые сейчас обеспечивают защищенную передачу данных через интернет.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 27 сентября 2018 > № 2750659 Никита Цаплин


Украина > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 27 сентября 2018 > № 2744767 Игорь Смелянский

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: Закон о трех посылках не спасет бюджет, но остановит работу почты

Эксклюзивное интервью генерального директора ПАО "Укрпошта" Игоря Смелянского агентству "Интерфакс-Украина"(часть 2)

Если говорить о современном формате работы почты – планируете ли менять формат работы?

Если хотим быть успешными, меняться нужно каждый день, ведь ситуация меняется очень быстро. Например, сегодняшние тенденции таковы, что все больше людей выбирает доставку "от двери к двери". Поэтому мы очень осторожно и взвешенно подходим к вопросам открытия и переформатирования отделений. Все идет к тому, что нам уже сейчас необходимо развивать службу курьерской доставки, которая будет привозить людям домой не только письма, но и посылки, заказы e-commerce.

Рассматриваете ли вы возможность работы с почтоматами?

Мы рассматриваем вариант почтоматов, но это очень сложный вопрос. Пока мы не ввязываемся в игру "кто поставит больше почтоматов", тем более что с размером нашей сети это не так актуально. Да, есть сегмент пользователей, которые просто не любят разговаривать с другими людьми. Сегодня это - молодые ребята или девушки, которые даже в случае отсутствия в отделении очередей предпочитают зайти и забрать свои посылки, не контактируя с живыми людьми. Они – основные клиенты почтоматов, но их пока все еще не так много.

С другой стороны, реально действующие почтоматы (как того хотят клиенты) – это необходимость обеспечить доступ к инфраструктуре в режиме 24/7. Это снова выливается в дополнительные затраты на охрану и т.п. Также стоит обратить внимание на то, что у нас спектр услуг гораздо шире, чем просто доставка экспресс-посылок. К примеру, отделение на вокзале в Киеве у нас работает круглосуточно. Туда очень часто приходят юристы часов в 11:00 вечера, сдают документы на отправку. Почтоматы в этом отделении вряд ли решат основной набор проблем.

Насколько мне известно, у "Укрпошты" международные связи гораздо сильнее, чем у ваших конкурентов. Как планируете развивать это направление?

Это действительно так. Мы, как члены Всемирного Почтового Союза, поддерживаем прямые связи более чем с 190 почтовыми операторами мира. Но, безусловно, наш международный бизнес базируется, прежде всего, на нескольких странах, которые являются нашими основными партнерами. Например, в этом году экспорт в США увеличился на 137%, в Великобританию - на 118% за год. Мы проводим экспортные школы, учим людей продвигать свои товары на международный рынок. Учим, как стартовать и быть успешными на таких платформах, как Ebay, Amazon, Etsy, Shopify и т. д. Мы и улучшаем качество международного обмена, и стимулируем рост этого бизнес-сегмента в Украине. Так, в 2017 году "Укрпошта" как ключевой оператор доставки для EcommerceExport показала 34%-ный рост. Мы, конечно, следим за начинающимися торговыми войнами, но я уверен: за развитием международного сотрудничества большое будущее. Что важно, не только импорт в Украину (о чем обычно говорят), но и экспорт наших товаров из Украины – это создает рабочие места, увеличивает поступление валюты в страну, стимулирует к созданию новых компаний в секторе МСБ.

Какой объем валютной выручки вы получаете от международных отправлений?

Очень сложно рассчитать этот сегмент, потому что в нем у нас есть как валютная выручка, так и валютные затраты. Тем более, что это очень сильно зависит от сегмента. В Китай мы практически ничего не отправляем, но получаем огромное количество импорта. В другие страны может превалировать экспорт. Но в целом это около 20% нашей выручки.

Поэтому мы проводим экспортные школы, учим людей торговать на eBay, Amazon и Etsy, проводим переговоры с такими площадками, чтобы тарифы для наших экспортных товаров были ниже. По сути, делаем все, чтобы объем экспорта из Украины вырос.

Надеюсь, что к концу этого года мы закончим интеграцию со всеми почтами мира. Это позволит нам реализовать услугу по отслеживанию посылок и отправлений в "едином окне" только до границы, но начиная от момента отправки до момента ее получения.

А что по доле рынка международной доставки?

В сфере международной доставки наша доля рынка составляет более 70%. Надеемся удерживать эту позицию в дальнейшем. Да, хорошо бы, чтобы все играли по одинаковым правилам, но пока работаем по правилам, которые есть.

Сейчас на рынок приходит компания, связанная с Fozzy Group, – "Джастин", еще один крупный проект на рынке экспресс-доставки. Как полагаете, этот рынок действительно настолько быстро развивается, что сможет вместить всех игроков? Или кому-то все же придется остаться за бортом?

Если частные акционеры готовы вкладывать во что-то деньги, значит, они видят в этом смысл или какое-то конкурентное преимущество. У Fozzy это вполне понятное преимущество: люди ходят в магазины ежедневно. Соответственно, им проще будет получать посылки там, где они и так бывают каждый день.

Но да, с учетом постоянного роста e-commerce рынок экспресс-доставки – абсолютно конкурентный. А вот то, с какой скоростью будет расти сам рынок, зависит от экономики Украины, от государственных решений. Каждый защищает свои интересы - это нормально.

По вашему мнению, в каком направлении будет развиваться рынок экспресс-доставки в Украине?

Поведенческие характеристики людей в современном мире постоянно и очень быстро меняются. В Нью-Йорке живет моя сестра. Так в ее доме стандартом является уже не просто почтомат в подъезде, а почтомат с холодильником. Поскольку люди заказывают все больше и больше еды, и даже за замороженными или свежими продуктами (рыба или устрицы) предпочитают не ходить в магазин, а получать его сразу у дома. Это удобно: ты только пришел домой, а все твои покупки уже в почтомате. Ты получил смс-код, открыл ячейку, забрал продукты и наслаждаешься сервисом. Вот к таким требованиям клиентов всем игрокам рынка и придется подстраиваться в итоге.

В крупных городах доставку чаще всего заказывает именно работающее население, а работающих с 9:00 до 18:00 дома нет. В то же время с 18.00 до 21.00 тот объем отправлений, который сегодня есть в электронной коммерции, доставить фактически невозможно. А если и возможно, то очень дорого, с учетом того, что самые большие пробки именно в это время. Но этих людей ожидание даже в рамках трех часов уже не интересует. Они хотят, чтобы покупки ждали их с работы.

Развитие современных технологий уже не остановить.

Отдельный плюс в том, что покупая онлайн, человек таким образом высвобождает время, которое можно потратить на самообразование, отдых, отпуск. Раньше - да и сейчас - люди во многих странах тратят свои выходные на то, чтобы сходить в магазин или съездить в какой-либо гипермаркет за городом. А это, опять-таки, трафик, дорога, время...

Я считаю, что в наше время повальной автоматизации розничные магазины будут все больше сокращать спектр товаров, который людям будет проще купить в интернете - стиральные порошки, химию, какие-то бытовые товары. А мы, напротив, чаще возить такие товары с доставкой "к двери".

Когда вы только начинали разбираться с каталогом продукции, которая продается в отделениях "Укрпошты", речь шла о планах по созданию собственного e-commerce проекта. Они еще актуальны?

Вы знаете, нужно всегда понимать плюсы и минусы каждого из вариантов развития компании. Открыв собственный e-commerce-проект, вы, в первую очередь, конкурируете со своими же клиентами по доставке. Такой проект нуждается в очень тонком балансе по стоимости доставки для своих и чужих товаров, очень больших временных затратах на создание самого проекта, инвестициях. У меня сейчас нет на него ни времени, ни финансовых возможностей. Недостаточно просто открыть e-commerce-проект – нужно следить за поведенческими характеристиками клиентов, SQ, Digital. Все это занимает очень много времени. Так что я не считаю этот проект нашей Мега-Задачей на ближайшее время.

Однако вижу его преимущества в селе. Но там, к сожалению, все еще нет инфраструктуры, в частности, нормального доступа к интернет. А чтобы дать почтальонам планшеты и научить делать какие-либо закупки вместе с клиентом в живом режиме, сначала нужно найти почтальона, который будет готов работать с планшетом. Как выяснилось, далеко не все готовы работать с новой техникой. И на полную занятость.

И все же вы продолжаете говорить о внедрении e-commerce в селах…

Давайте не забывать, что в селах живет треть страны, или около 17 миллионов человек. Это люди, которые в большинстве пока не участвуют в электронной коммерции, т.е. это именно тот потенциал роста для этого сегмента. И я уверен, что запуском проекта "Мобильные отделения" мы приближаем e-commerce к селу самым эффективным методом. Лучше нас это не сделает сегодня никто. На основе инфраструктуры, созданной этим проектом, мы можем агрегировать заказы с других площадок, получать за них свой процент, получать оплату за доставку заказов и при этом не затрачивать огромные деньги и усилия на создание собственной инфраструктуры онлайн-магазина. Кроме того, если Верховная Рада поддержит нас в части принятия закона №6601 (по открытию счетов), мы сможем в автоматическом режиме еще и выдавать кредиты на приобретение той же бытовой техники (через банки-партнеры), а ведь это - полный спектр услуг, которого так не достает на селе Я хочу конвертировать наши недостатки в преимущества, но для этого сначала нужно создать инфраструктуру. Вы сами понимаете, что на бумажках 3 тыс. страниц каталога и сбор денег наличными – это не очень эффективное решение.

Наблюдается очень странный обменный курс в отделениях "Укрпошты". Как вы его рассчитываете?

Ну, тут уже чистый рынок и высокая конкуренция Мы устанавливаем обменные курсы исходя, с одной стороны, из рынка, с другой стороны, из объемов и нашей валютной позиции – нужна нам валюта или нет.

Что касается себестоимости, она у нас она выше, чем в банках, так как у них есть большой процент безналичных платежей и обмена, у нас же 100% - это наличные, Когда у нас 100% наличных платежей – это совсем другая себестоимость.

Но мы заинтересованы в увеличении объемов платежей, проходящих через "Укрпошту". Поэтому если будет принят закон, который предоставит нам возможность работать с безналичными платежами, естественно, все изменится к лучшему.

Что вы можете сказать по поводу закона "о трех посылках"?

Вы знаете, когда я был маленьким, был такой замечательный детский фильм – "Три орешка для Золушки", где три орешка помогли своим волшебством Золушке. Так вот, по моему мнению, "три посылки для бюджета" такое чудо не сотворят. Скорее, чудом станет сама реализация закона, т.к. я, в принципе, не понимаю, как его (без искусственного интеллекта) можно реализовать. Допустим, у "Новой почты" есть две посылки и у меня две посылки. Какая из них четвертая, которая уже облагается налогом? А те люди, которые заказывают посылки на адрес отделения. Как их считать?

Я сам бывший налоговик – в Америке у меня первое образование налоговое. И у меня возникает вопрос: возможно, мы не с той стороны зашли? Если мы хотим бороться с нелегальным оборотом мелких предпринимателей, должны бороться с их доходами. Если человек задекларировал 5 тыс. грн дохода и при этом ездит на Mercedes последней модели, возможно, с ним что-то не так. Так может нам стоит начинать именно с этого? Мне кажется, это будет гораздо проще, чем отслеживать все мелкие посылки, пересекающие границу.

И еще один вопрос. Вы действительно уверены, что в Китае будут дважды одинаково писать одну и ту же фамилию? Или вы предлагаете обязать их использовать ИНН? Я вот просто вижу, как сейчас мы Джефа Безоса или Джека Ма обяжем, чтобы Alibaba и eBay без украинского ИНН ни в коем случае отправления в Украину не пересылали. Ну, смешно же.

А как понимать время работы с посылкой? Допустим, она должна была прийти 29 числа, а пришла 1? Человек же не виноват в том, что задерживается работа авиалиний? Или таможня не смогла вовремя обработать груз?

Еще стоит задуматься о том, сколько людей необходимо ГФС, чтобы реализовать эту инициативу. Вот мы нашли четвертую посылку, чудом определили, что она именно четвертая. Но теперь нам нужен консилиум. Потому что ее необходимо открыть в присутствии четырех человек, составить акт о том, что эти джинсы действительно Calvin Klein и ни в коем случае не Versace, зайти на сайт производителя, проверить, сколько они на самом деле стоит, выписать все это в юридически оформленном акте… Вы представляете, сколько времени это занимает, сколько людей должно с этим работать?

Но ведь в других странах тоже есть ограничения на посылки?

Да. В других странах есть ограничение на стоимость завозимых посылок, на количество – нет. В Евросоюзе действительно установлен лимит в EUR22 на ввозимые товары. Но ведь в Евросоюзе и рынок во много раз больше, чем в Украине. А внутри Евросоюза ведь нет никаких лимитов. Все что попало внутрь границы Евросоюза – дальше возится абсолютно спокойно без каких-либо лимитов. Как можно пытаться устанавливать одинаковые правила для рынка в 500 млн человек в ЕС и 40 млн в Украине? Беларусь уже сыграла в эту игру. У нас сейчас самое прибыльное отделение – в Луцке, потому что они все заказывали на Луцк, и перевозили через дорогу к себе. А в США при этом лимит $800, и они могут себе позволить произвести все то, что они заказывают внутри своей страны. Мы же даже произвести этого не можем.

Мы кого вообще пытаемся защитить этим законом? Наших знаменитых украинских производителей мобильных телефонов, которых не существует? Производителей крупной бытовой техники? Так ее и не повезут с eBay. Продавцов мобильной техники? Так у нас практически 80% рынка работает "в серую" или "в черную".

Хотите бороться с нелегальными доходами? Обложите ФОПы налогом. В США самый антикоррупционный налог – это налог на недвижимость. Нельзя жить, например, на Крещатике и декларировать 5 тыс. грн дохода. Во всех странах давно поняли, что создается информационная система, куда направляется информация о недвижимости, крупных покупках и доходе. И уже эту информацию компьютерная программа и группа из 15-20 аналитиков смотрят на предмет несоответствия.

Но норма ведь все равно будет действовать с 1 января?

Будет. И если ее не отменят – то встанет весь импорт. И на этом все закончится. И это будет не ответственность "Укрпошты". Это будет вина таможенника, который не захочет брать на себя ответственность при подсчете, какая все-таки из пяти посылок четвертая.

Я заранее всех предупреждаю: если весь аэропорт "Борисполь" будет завален международными посылками в несколько слоев – это вопрос не к "Укрпоште", это вопрос к тем, кто принимал этот закон. Но мне хочется верить, что у нас хватит здравого смысла, чтобы перенести, ну или переписать как-то эту инициативу. Есть, например, технология работы с IMEI-кодом. Возьмите ее и боритесь с теневым импортом с ее помощью. Зачем вводить какие-то непонятные схемы, которые даже работать не будут?

Самое интересное, что этот закон был принят в нарушение всех норм, поскольку не было предоставлено оценки на тему того, сколько будет стоить государству реализация такой инициативы. Сколько займет времени эта реализация, тем более с учетом проведения масштабного тендера на систему artificial intelligence и ее разработку. Расходы таможни тоже фиксируются в государственном бюджете, и, заметьте, его не увеличили с целью реализации этой инициативы.

Еще одно уточнение, по аудиту – насколько я помню, к компании PwC появились вопросы…

Я открою небольшой секрет – вопросы есть в разных странах ко всем компаниям большой четверки. Но тут все проще, мы ведь не выбираем себе оценщика. Мало того – даже наш акционер его не выбирает, поскольку мы, как государственная компания, проводим тендер в ProZorro. С другой стороны – дисквалификацию же они не получили? Аудиторскую лицензию у них никто не отбирал.

Я всегда борюсь с заявлениями в стиле "вот, у вас есть поставщик, по нему заведено уголовное дело". И что? Во-первых, в нашей стране очень легко соорудить уголовное дело. Во-вторых, в украинском законодательном поле нет пункта про обязательную дисквалификацию по репутационному риску. И если я вдруг дисквалифицирую компанию, победившую в тендере, потому что на нее кто-то что-то завел, закон нарушу уже я.

По всем тендерам в ProZorro у нас нет никаких рисков – мы платим за совершенную операцию, поставленные товары и услуги. И всегда закупаем по самой низкой цене – на нас даже жалуются, что мы тем самым кому-то подрываем их планы по закупкам. Но мы всегда себя ведем абсолютно честно.

Расскажите о вашем видении развития компании?

В наших приоритетах на следующие три года первым стоит человеческий капитал. И очень обидно, что в рамках политической борьбы люди не оценивают, насколько наш трудовой кодекс и трудовое законодательство не способствуют удержанию лучших людей в стране.

Трудовой кодекс у нас кого защищает? По сути - самых нерадивых сотрудников. Не тех, кто хочет, и будет работать, а тех, кто работать не хочет, но на их увольнение у меня уходит до полугода. А ведь за эти полгода я мог бы направить их зарплаты лучшим сотрудникам, чтобы они в Польшу на клубнику не уехали, а вместо этого я их потрачу на СБ, юристов, HR, чтобы все-таки те, кто говорит, что ненавидит клиентов, больше у нас не работали.

Отдельного слова заслуживают абсолютно совковые бухгалтерские правила и правила кадрового администрирования. Я всегда привожу следующий пример: заявление на отпуск. У меня есть 75 тыс. сотрудников. Они, минимум, два раза в год ходят в отпуск. Это, как минимум, четыре бумажки: два заявления на отпуск и два приказа на отпуск. 300-350 тыс. листов только на оформление отпусков. И их нужно хранить 75 лет - все бумаги, связанные с кадровым производством в Украине хранятся 75 лет.

Если бы стратегически люди думали о стране - они понимали бы, что мы на рынке труда, по сути, конкурируем с другими странами ЕС. И мы не можем конкурировать на равных, имея за собой такой хвост неэффективности имени СССР. У меня в штатах в компании на 10 тыс. человек работало в департаменте зачисления персонала всего три человека. В "Укрпоште" в этом департаменте работает 1300 человек. А зачем? В чем логика? Все эти начисления отпускных, оформление документов, выдача в три дня до отпуска…

Я взял вас на работу, мы договорились о зарплате, к примеру, в 10 тыс. грн в месяц - съездили вы в отпуск, не съездили - я выплачу вам ровно ту же сумму. Минус бумажки, минус трудозатраты, плюс прозрачность.

Сейчас многие ИТ-компании жалуются на то, что специалисты со стажем не проходят HR-допуски из-за несоответствия образования, к примеру. Вы госкомпания, и на многие значимые должности у вас явно есть определенные критерии, которым должен соответствовать специалист. Как вы с этим справляетесь? Как планируете справляться в будущем, когда люди пойдут работать сразу после школы, закончив пару курсов вместо ВУЗа?

Да, есть. Причем, чтобы вы понимали, "значимые" должности у нас начинаются с позиции "начальник отделения". И это проблема.

Никто из политиков в пылу предвыборной гонки сейчас не задумывается о том, что нужно сделать, чтобы страна стала более конкурентной. А нужно сделать какие-то базовые вещи, которые помогут бизнесу расти и развиваться.

Да, вряд ли "отменить трудовой кодекс" - это популярная мера. Но если этого не сделать, или хотя бы не заменить его на что-то более адекватное и соответствующее современным реалиям, мы получим ситуацию, когда самые образованные и компетентные люди уедут из страны, а мы останемся со штатом “ностальгирующих по СССР”, которые как работали по схеме из 80-х, так и продолжают работать.

И я очень надеюсь, что на это обратят внимание.

Мне бы очень хотелось, чтобы больше людей приходили работать в госкомпании. Да, на высокие зарплаты, потому, что я не понимаю, зачем им приходить на низкие зарплаты. Как я должен объяснить программисту из ИТ-компании, что он должен прийти ко мне работать на $500, когда он у себя получает $5000? Мне отвечают, что "он ведь будет работать на государство!" И что? Что он от этого получит? Ему медаль дадут? И тут я бы хотел выразить огромную благодарность министру инфраструктуры Владимиру Омеляну и его команде, потому, что без их четкой и последовательной позиции той команды, которую Вы сегодня видите в "Укрпоште", просто не было бы. Такая позиция в нашей стране, особенно перед выборами, зачастую непопулярна, и я чувствую личную ответственность в том, чтобы доказать, что это единственно правильный путь реформы госкомпаний. Волонтеры это хорошо и огромное им спасибо, но это не системный подход.

И в завершение вопрос по качеству работы. В прошлом году вы отчитались, что "Укрпошта" поднялась во всемирном рейтинге почтовых компаний. Какие результаты мониторинга ВПС ожидаете в этом году?

Вы знаете, я считаю, что мы сотворили небольшое чудо, которым коллектив "Укрпошты" может по праву гордиться. Откуда берется хорошее качество? Это люди, процессы и инфраструктура. Если говорить о последнем, то имея нулевую поддержку государства (я уже не говорю об убытках, которые мы несем, предоставляя государству услуги), мы смогли за эти два года обойти в рейтинге качества такие страны как Россия, Израиль и Норвегия, где почты имеют совсем иной уровень и господдержки, и конкуренции на рынке. Этот рейтинг составлялся независимой организацией – Всемирным почтовым союзом – и мы никак на его составление не влияли. Что же касается людей, то это мой личный фокус на следующие два-три года.

Мы должны вкладывать в своих сотрудников и те средства, которые высвобождаются в результате автоматизации, что также позитивно влияет на качество, надо направлять в обучение и повышение заработных плат, чтобы привлекать лучших, которые будут с улыбкой обслуживать клиентов с отличным качеством услуг. Но на автоматизацию и зарплаты нужны ресурсы. В этом году мы, прежде всего, ожидаем решения вопроса с услугой доставки пенсий, иначе один из ключевых факторов оценки нашей работы ВПС - размер сети - может серьезно пострадать. Если мы не сможем содержать все 11,5 тысяч отделений, а предоставляя убыточные услуги это невозможно, то и место в рейтинге "поплывет". Относительно других показателей – мы уверено будем демонстрировать рост в посылках.

Например, за весь 2016 год мы осуществили порядка 40 тысяч экспрес-доставок. Сегодня мы приближаемся к этому показателю как среднее за день. Т.е. всего в 365 раз больше. Мы начали работать с ведущими интернет магазинами, и, я уверен, эти цифры будут значительно расти с ростом доверия к нам, как оператору доставки. И как я уже говорил – мы за качественные изменения законодательства. Оно должно помогать бизнесу работать честно, а не стимулировать его покинуть страну физически или через вывод средств и налогов. Мне кажется, наша страна нуждается в новом социальном договоре: бизнес начинает платить налоги, а государство вкладывает эти деньги в развитие экономики, одновременно цивилизуя правила игры. Сегодня такого договора нет.

Государство пытается где-то найти деньги на развитие, ремонт дорог и, в том числе, на раздутые социальные программы, которые кстати вредят бизнесу, мотивируя сотрудников сидеть на субсидиях и работать за наличные, Одновременно, не созданы, к сожалению, механизмы эффективного контроля над этими средствами. Я в своей работе, не рассчитываю ни на полицию, ни на суды, ни на НАБУ, ни на прокуратуру. Что, конечно, странно для руководителя государственной компании. Зачастую провожаем воров с грамотой, чтобы просто от них избавиться, дабы не тратить попусту время на бесполезные действия в рамках правоохранительной системы. Кому интересно, расскажу. Первое дело я передал в правоохранительные органы в 2016 году. Оно все там же. Про мелкое воровство со стороны почтальонов и операторов даже можно не говорить. Все заканчивается на уровне нашей внутренней СБ, за что им, конечно, спасибо. Бизнес же в такой среде пытается минимизировать свои налоги как может. Такая модель взаимоотношений не может быть вечной и уж точно не ведет к процветанию страны.

Давайте надеяться, что после выборов ситуация изменится в лучшую сторону и всемирная болезнь сурового популизма не встанет на пути восстановления Украины. Мы со своей стороны будем делать свою часть. Когда то, президент Обама, собрав молодых сотрудников администрации президента США, готовых изменить мир за неделю, сказал им: давайте постараемся сделать не отлично (у нас это сразу не получится), а каждый день делать чью-то жизнь лучше. Я настраиваю свою команду на это же. Неважно, какая вокруг нас среда – выборы, популизм, совковые законы и т.д. Давайте все вместе попробуем показать пример, как можно сделать жизнь в Украине чуть-чуть лучше каждый день.

Украина > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 27 сентября 2018 > № 2744767 Игорь Смелянский

Полная версия — платный доступ ?


Германия. Россия > СМИ, ИТ > dw.de, 25 сентября 2018 > № 2790770 Дмитрий Глуховский

Deutsche Welle: Не считая биографических и публицистических вещей, "Текст" - твой первый роман о настоящем, о сегодняшней жизни в России. Что побудило взяться за него?

Дмитрий Глуховский: У меня со временем сложилось впечатление, что в какие бы фантазии я ни пускался по поводу будущего России и какие бы утопические метафоры ни использовал для описания российской реальности, реальность все равно фантастичней, отчаянней и абсурднее, чем самые удивительные мои фантазии. Столько написано у нас и про прошлое, нередко с желанием обелить его, и про будущее - чаще всего со страхом перед завтрашним днем! А вот про день сегодняшний каких-то ультрасовременных вещей, которые были бы про нас, про разговоры в троллейбусе, про газетные заголовки и про главные проблемы сегодняшнего дня, к сожалению, почти совсем нет. И я решил, что надо высказаться.

- Одна из немецких газет, рецензируя "Текст", написала, что автор разделывается, расправляется с политической системой Путина. Насколько сильна политическая составляющая в романе?

- На самом деле, как ни парадоксально, эта книга - наименее политизированная из всех моих книг. Я раньше очень активно использовал футуристическую метафорику для того, чтобы говорить о политической составляющей сегодняшнего дня. Например, в "Метро 2033" у меня люди никак не хотели двадцать лет спустя после Третьей мировой войны покидать бункер, в котором они сидели, все еще отказываясь верить в то, что война кончилась. Это, конечно, имело прямое отношение к ситуации в обществе вследствие присоединения Крыма, к уязвимости российского общества для милитаристической пропаганды, которая снова использовала язык холодной войны. Сейчас - как результат пропаганды - общество очень политизировано и политизировано в специфическом ключе, то есть для него создана какая-то совершенно иллюзорная картина мира, на которую оно должно отвлекаться от текущих, повседневных, бытовых, экономических проблем.

В "Тексте" политика идет фоном. Но в гораздо большей степени роман - об обществе, о людях, о том, в каком положении они сегодня оказались. Причем, даже не об отсутствии свободы, потому что, с моей точки зрения, определенные личные свободы у людей в России есть, отсутствуют только свободы политические.

Главная проблема сегодняшнего российского общества в другом. Это пренебрежение тех, кто относится к властной касте (здесь мы говорим и о политиках, и о чиновниках, и о силовиках, и о представителях провластной прессы, и о церкви провластной), ко всем остальным людям, совершенное их нежелание подчиняться законам морали. Люди, принадлежащие к этой правящей касте, настолько безнаказанны, настолько привилегированны, что не хотят вообще признавать наличие каких-либо сдерживающих факторов, отказываются верить в то, что есть добро и зло, истина и фальшь. Любой человек, который смотрит в России телевизор, читает газеты, видит и без моей помощи, что власть имущие лгут, что они воруют, что, будучи пойманы за руку, никогда даже не смущаются, что они готовы и убийство оправдать, если цель, по их мнению, оправдывает его.

А другая каста, вторая, низшая каста - это обычные, простые люди. Они совершенно бесправны. Гарантий каких-либо прав у них нет, даже права на жизнь, не говоря уже о праве на имущество. В любой момент по решению любой инстанции или по произволу конкретного чиновника, силовика у них могут отобрать всё. Человек может лишиться свободы и в некоторых, крайних, случаях даже жизни. И потом никто ничего не сможет доказать. А этим обычным людям циники навязывают представления о справедливости-несправедливости, добре и зле, о какой-то высшей миссии России. Это, наверное, и есть главная политическая составляющая книги, которая находит отражение в сюжете. По сюжету, напомню, парень из простой семьи, студент филфака, вступает в ночном клубе в конфликт с человеком, который работает в наркополиции. И оказывается наказан тем, что ему подбрасывают наркотики и отправляют на семь лет на зону - без возможности оправдаться.

- Какую роль в этом кастовом, социальном антагонизме играет Москва, точнее, противопоставление Москвы и всей остальной России? Москва выглядит как своеобразный антигерой или антигероиня романа...

- Москва - мой любимый город. Любить ее несложно. Москва - это самый богатый, самый жирный город России, самый ухоженный, самый обласканный, подкупаемый властью. Ведь революции, как известно, происходят в столицах, и, чтобы эти революции упредить, необходимо всячески задабривать жителей столицы. А остальная страна (разве что за исключением городов-миллионников, которые с некоторым опозданием тянутся за Москвой) застряла где-то в середине девяностых годов. Это страна бедная. Люди вынуждены брать кредиты под грабительские проценты, чтобы купить нужные вещи или просто протянуть от зарплаты до зарплаты, каких-то особенных перспектив они в жизни не видят. Я сам-то из Москвы, но моя мать - из-под Костромы, и у меня есть там немало родственников, которые являют собой наглядный пример того, как живут люди за пределами столицы.

- Значительная часть действия романа происходит в смартфоне. Это просто признак времени или что-то большее?

- Это прежде всего признак времени. Если писать о настоящем, то без смартфона никак нельзя было обойтись. Но есть еще одна важная вещь. Смартфон дает великолепную возможность для перевоплощения. Так центральный персонаж романа, завладев смартфоном человека, которого убил, постепенно занимает его место, становится им.

- А социальные сети? В одном из недавних немецких интервью ты сказал, что Facebook - это интеллигентская кухня 1970-80-х годов.

- Так оно и есть. Тут, правда, надо заметить, что социальные сети очень разные. Они очень расслоились. Если, скажем, "ВКонтакте" - это среда неформального общения, связанного с досугом, то Facebook действительно забронировал место интеллигентской кухни брежневских времен, где люди собираются, обсуждают политические, общественные, экономические проблемы... Именно там ведутся самые жаркие дискуссии. И большей частью за пределы Facebook они не выплескиваются, как не выплескивались и за пределы диссидентских, фрондерских кухонь сорок лет назад. Facebook остается, несмотря на политических провокаторов, троллей и так далее, островком свободы.

- Как воспринимают роман "Текст" российские читатели и зрители (по роману поставлен спектакль в Театре Ермоловой)?

- Из всех реакций, которые мне доводилось услышать, для меня наиболее лестной была оценка романа как совершенно реалистического. То, что там описано, воспринимается как абсолютно возможное. Нет ничего фантастического в том, что парень, который не может откупиться от милиции, следователей и прокуратуры, попадает по ложному обвинению за решетку, нет ничего невозможного в том, что он сидит в лагере семь лет, нет ничего невозможного в конфликте случайного человека с правоохранительной системой - и даже не с самой системой, а с какими-то ее случайными представителями. Мне было важно, чтобы все это было совершенно достоверно - и психологически, и фактологически. Это самое важное: никто не сомневается в реальности происходящего. Многие считают, что эта история случилась на самом деле.

Ефим Шуман

Германия. Россия > СМИ, ИТ > dw.de, 25 сентября 2018 > № 2790770 Дмитрий Глуховский


Россия. Великобритания. США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 24 сентября 2018 > № 2770357 Дмитрий Третьяков

Рецепт эффективного симметричного ответа России на дело Скрипалей

Почему кто-то верит в странные истории, рассказанные западной пропагандой? Почему Запад не верит странным историям, которые рассказывает российская пропаганда? Просто мы не умеем их правильно готовить!

С началом нового обострения в отношениях России и США в повседневность вернулась привычная для разгара холодной войны шпиономания. Русские шпионы везде, они «вмешиваются в выборы», отравляют подданных королевы Елизаветы II, покушаются на жизнь и достоинство журналистов, сбежавших в соседнюю страну. Я не знаю точно, но подозреваю, что СВР действительно не только цветочки на клумбе у Белого дома фотографирует, однако поверить в правдивость публично предъявленных обвинений тоже крайне сложно.

Мне сложно, хочу я сказать. Судя по западной и нашей либеральной прессе, кому-то совсем и несложно. И первое время меня это удивляло. Ну скажите на милость, что это за «вмешательство» в выборы в стране с трехсотмиллионным населением, если численность созданных для этого групп в Facebook не превышала нескольких сотен тысяч? Или вот сотрудники секретной организации, через email (не через игру/телеграм или даже VK, а через систему с максимальным количеством электронных следов), без какого-либо шифра обсуждающие свои текущие задачи. А еще вот есть отравители, которые ездят за границу по русским паспортам, прилетают прямо из Москвы, два раза приезжают на место будущего преступления, даже не потрудившись как-то замаскироваться, и оставляют флакон из-под яда прямо в номере отеля (в который накануне приводят проституток, если уж совсем всему верить). Самое интересное во всех этих событиях — это тотальная неуспешность агентов. В выборы вмешивались, но не повлияли, предателя травили, а убили кошку, да и отличить мертвого журналиста от живого не смогли.

Я не могу поверить в эти события. Точнее, не могу поверить в те истории, которые рассказаны вокруг каких-то, вероятно, вполне реальных событий. Однако очевидно, что верить в это должен кто-то другой: эти сказки сказывают не мне, а кому-то еще. И действительно, в это многие верят. С той или иной степенью оговорок, но в целом официальные версии западных спецслужб обсуждаются обществом и приобретают политический и юридический вес. Как такое может быть? Наглая пропаганда? Слепая доверчивость публики? Да, наверное, но откуда же берется такая доверчивость? Вот эта вот версия про яд, намазанный на ручку двери в плохую погоду… как у нее получается быть убедительной?

Всякая пропаганда не может существовать вне общего информационного поля. Точнее говоря, пропаганда — это попытка это поле пополнить какой-то новой для публики идеей или её крупицей. И в этом пропаганда подобна «до степени смешения» образованию — в тактическом смысле у них общие задачи. А если что-то выглядит, как образование, ходит, как образование, и крякает, как образование, то, может быть, и законы на него действуют те же, что и на образование? Скажем, есть такая штука, как «зона ближайшего развития», — это информация или навыки, которыми обучающийся может оперировать только в присутствии обучающего, но не освоил их настолько, чтобы мочь применять непосредственно. Согласно некоторым образовательным теориям, обучить кого-то чему-либо можно, лишь подкидывая информацию в эту самую «зону ближайшего развития».

Это значит, что следует различать три случая:

Человек совсем ничего не знает о предмете и потому не готов об этом рассуждать, он осознанно и не стесняясь может сказать, что чего-то не понимает. (В наше гуманитарное время нет ничего зазорного в том, чтобы не понимать, например, что такое синхрофазотрон или темная материя).

Человек что-то знает о предмете, но эти знания не актуализированы, т. е. не используются им быту, работе или личной жизни. Обычно в такой ситуации мы не можем самостоятельно прийти к верным выводам, потому что не обладаем достаточной полнотой информации. В большинстве случаев то новое, что мы сами извлечем из своих рассуждений о предмете, не будет качественно отличаться от уже имеющихся у нас знаний. Т. е., рассуждая на тему, о которой мы знаем недостаточно, чаще всего мы попадаем в ситуацию «те же яйца только сбоку».

Человек достаточно хорошо изучил предмет и может самостоятельно рассуждать и делать выводы, которые дополняют, а не копируют его знания.

Однако, люди организованы так, что не всегда способны различать то, что следует различать. Особенно, когда дело касается их самих. И если признаться в полном незнании чего-то самому себе ещё иногда у нас получается, то надежно различить знание и частичное знание совсем не так просто. Чаще, сталкиваясь с чем-то, в чем мы не так уж хорошо разбираемся, мы приписываем себе недостающее знание и «забываем» о том, что наши выводы в этой области не так уж и точны. Именно этим эффектом и пользуются манипуляторы и пропагандисты всех мастей — они подкидывают нужный им вывод в мутную воду предрассудков и недодумок.

Рецепт успешного «внедрения» таков:

а) рассказывайте историю, скелетом которой является набор стереотипов, который, как вы знаете, разделят ваша аудитория;

б) наполните историю деталями, на 80−90% близкими и понятными аудитории, чем-то, что они могут пощупать, примерить на себя;

в) зерна внедряемой идеи аккуратно размещайте в оставшихся 10−20% деталей, при этом говорить об идее вслух — дурной тон, ведь вам нужно добиться, чтобы слушатели «сами» дошли до правильного вывода;

г) повторите все пункты вплоть до полного усвоения.

Сложность тут только одна — нужно очень точно знать содержание этих самых предрассудков. Чтобы убедить «цивилизованного человека» в том, что Россия — новый агрессор и источник биотерроризма, нужно обратиться к правильным образам, иначе предполагаемый вывод будет отвергнут аудиторией. Именно поэтому мне так сложно поверить во все эти истории — мой набор предрассудков о деятельности разведслужб разительно отличается от того, на который направлен этот конкретный пропагандистский удар.

Так каков же этот набор?

Он достаточно хорошо известен и начал формироваться в 50-е годы во времена закладки фундамента еще первой холодной войны. Это образ русского шпиона, военного и вообще русского врага как такового. Таковой враг: глуп, злобен, мотивирован чем-то сравнительно простым типа мести или секса, часто склонен к насилию, выполняет приказы, не задумываясь, физически крепок и силен, однако, любит строить сложные заговоры, которые ввиду вышеозначенной глупости (и героизма сил добра) не в состоянии довести до конца, за спиной врага чаще всего стоит сложная, непонятная, но большая и мощная организация, обеспечивающая его ресурсами (на грани или за гранью фантастики). Русских такого типа можно обнаружить в десятках, если не тысячах художественных произведений, что, впрочем, не исключает и иные типажи. Вопрос только в том, актуален ли этот, казалось бы, старый и заезженный стереотип?

Актуален, как можно видеть. Отравление Скрипалей в Солсбери и последующее «разоблачение Бошарова и Петрова» выглядит как черновик типового сценария про русских шпионов-неумех и доблестных следователей из Скотленд-Ярда, которым помогают находчивые журналисты. Не секрет, что в условиях современных медиавойн не так уж важно что, где, когда и как произошло «на самом деле», но очень важно, как событие подано. И то, что в данном случае (как и некоторых смежных историях) машина пропаганды успешно обрабатывает именно этот образ врага, само по себе говорит о том, что он более чем «в тренде», а значит, его будут использовать снова и снова, чтобы подбросить западной публике еще какие-то замечательные выводы.

Загадочным для меня остается лишь поведение наших бойцов пропагандистского фронта, не просто упорно «играющих в защите», но и с успехом подтверждающих одну историю за другой, так точно вписываясь в предлагаемый стереотип, что невольно задумываешься — а кто же им самим пишет сценарии?! Так, достопамятное интервью «Бошарова и Петрова», данное RT, не просто не противоречит общей канве повествования, но как будто специально продолжает её. Кто тут кому подыгрывает и зачем? Ну да не важно.

Важно другое. СССР проиграл в войне в сфере международной пропаганды, и теперь, словно в наследство, Россия проигрывает современную медиавойну на всех возможных фронтах. А между тем играть в такие игры может больше одного игрока. Кстати, обратите внимание на элегантное китайское решение — они прямо и косвенно влияют на Голливуд, скупая киностудии и подкупая прокатчиков невероятным, растущим как на дрожжах рынком. Давно ли вы видели плохих китайцев в кино? Или слышали что-то про китайскую злобную разведку? Кажется, и китайские застенки уже не так ужасны, как были несколько лет назад. Но вернемся к России, последний заметный международный успех — это «сокрытие Сноудена от лап тоталитарного американского правосудия», но случился этот успех ох как давно и частично уже отыгран другой стороной (отсюда и растут ноги «злых русских хакеров»).

Однако, что-то да делать надо? Например, разработать и внедрить «симметричный ответ» на дело Скрипалей. Такой ответ, от которого не сможет увернуться западная пресса так же просто, как она игнорирует сообщения о подготовке химических атак сирийскими повстанцами. Для этого нужно определиться с ударным стереотипом — носителем идеи и, дождавшись (или организовав) подходящую оказию, рассказать правильную историю. Важно понимать, что стереотип должен быть распространен среди целевой аудитории, т. е. в (в случае медиавойн) в среде западного среднего класса с гуманитарным образованием и либеральными взглядами на природу вещей — именно эти люди образуют современные влиятельные медиа с обеих сторон: одни пишут, снимают и говорят, другие читают, смотрят и слушают.

И если уж говорить о шпионах, то почему бы не воспользоваться образом работников западных армий/спецслужб, не менее распространенным, чем описанный выше образ русского врага. Таковой работник умен, худ, агрессивен, немолод и высокопоставлен, его мотивация выражена в риторике о том, что он стоит на стене, отделяющей Запад от восточных орд варваров, однако в её истинной глубине лежит порочное желание личной политической или финансовой выгоды, он совершенно аморален — ради достижения своих целей способен воспользоваться чем и кем угодно, в том числе принести в жертву любое количество человеческих судеб, такой супостат обычно располагает только теми ресурсами, до которых может дотянуться лично, однако ввиду означенной высокопоставленности ресурсов у него немало.

Используя такой богатый материал, да еще и живя в очевидном всему миру гнезде порока, ничего не стоит построить убедительный для нужных людей сюжет, и даже не один. Как насчет разоблачить какого-нибудь американского шпиона или генерала в связях с международной контрабандой органов/детей/наркотиков/женщин, для организации которой он использует свои официальные каналы? Задержать его с поличным во время визита в Москву, где он ведет переговоры со злобными бородатыми афганскими поставщиками? Или вот (может, такое даже и лучше) посол какой-нибудь заметной страны, который настолько любит деньги, что взятками организует в России коридор для пропуска через таможню террористов прямо в сердце своей родины и, может, заодно оружием приторговывает?

Звучит как бред? Но раз люди верят в «Бошарова и Петрова», они поверят и в блюдо по этому рецепту. Важно — правильно приготовить, но важнее — правильно подать.

Дмитрий Третьяков

Россия. Великобритания. США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 24 сентября 2018 > № 2770357 Дмитрий Третьяков


Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 24 сентября 2018 > № 2737985 Александр Жаров

Рабочая встреча с главой Роскомнадзора Александром Жаровым.

Президент обсудил с руководителем Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Александром Жаровым вопросы, связанные с защитой персональных данных и прав на интеллектуальную собственность в интернете.

В.Путин: Александр Александрович, фронт работы у Вас очень большой, широкий. Я бы хотел сегодня поговорить как минимум на две темы. Первая – это защита персональных данных. У нас миллионы операторов работают с персональными данными. Как организована работа по защите этих персональных данных? И вторая – это защита прав на интеллектуальную собственность.

А.Жаров: Вы абсолютно правы, Владимир Владимирович, более пяти миллионов компаний со всего мира предоставляют услуги нашим гражданам, предлагают им купить товары и при этом требуют предоставить свои персональные данные.

Тема очень чувствительная, мы за ней наблюдаем. 100 тысяч компаний получают достаточно значительные объёмы персональных данных. Мы ситуацию мониторим и за последние три года выявили 1200 компаний, чуть больше, которые в интернете абсолютно бесконтрольно распространяли базы данных наших граждан: информацию об автомобилях, которые им принадлежат, паспортные данные, данные о жилье. 690 сайтов эту информацию удалили, 550 мы были вынуждены заблокировать. Мы продолжаем эту работу, у нас автоматизированная система мониторинга интернета.

Но мне кажется, что блокировка – это не панацея в данном случае. Самое главное – это информационная кампания, люди должны понимать, что такое персональные данные.

Есть такое крылатое выражение, что большие данные – это топливо цифровой экономики. Поэтому и банковский сектор, и операторы связи за этими данными гоняются.

Нужно чётко читать пользовательские соглашения, то, что написано мелкими буквами, потому что, как говорится, дьявол кроется в деталях. В этих маленьких буквах зачастую содержится информация, что компания получает ваши данные, предоставляет услугу бесплатно, а потом продаёт их третьей компании.

Вот об этом мы рассказываем детям, рассказываем подросткам, и за три года на наших уроках и на семинарах летом в детских оздоровительных учреждениях и в школах побывало уже больше миллиона ребят.

Мы намерены эту работу продолжать и, базируясь на профилактике, продолжать наше внимательное наблюдение за тем, как работают компании в интернете.

В.Путин: Информированность в данном случае – это, конечно, первый шаг на пути к защите интересов граждан.

А вторая тема?

А.Жаров: Вторая тема. Три года уже работает закон о защите прав на интеллектуальную собственность. Больше всего жалоб правообладателей связано с кинофильмами. Больше шести тысяч исков за три года было подано в основном нашими компаниями, и очень небольшой процент западных компаний, которые почему–то подают иски в Московский городской суд.

Мы, по сути дела, работаем здесь с трёх сторон: правообладатель, Московский городской суд, который принимает решение о блокировке или удалении запрещённой информации в интернете, и, наконец, Роскомнадзор. В общей сложности информация касалась больше 17 тысяч сайтов-пиратов.

Ещё несколько лет назад российский интернет – это была абсолютно пиратская гавань. Любая премьера тут же появлялась на сотнях и тысячах ресурсов, и люди смотрели её бесплатно, пусть в плохом качестве, но тем не менее это было. Сейчас ситуация кардинально изменилась: шесть тысяч ресурсов таких заблокировано, 11 тысяч удалили такую информацию. И цифры говорят сами за себя. Впервые за всю историю российского кинематографа наш очень хороший фильм, премьера 2018 года, «Движение вверх», собрал около трёх миллиардов рублей. Это сравнимо, пожалуй, только с одним американским блокбастером, который собрал такую же сумму.

Легальные онлайн-кинотеатры в интернете получили в 2017 году на 60 процентов больше, чем годом ранее, – около восьми миллиардов рублей. Возросла посещаемость кинотеатров: 55 миллионов человек пришло за год на премьеры, и это, соответственно, на 40 процентов больше, чем годом ранее. Мне кажется, все эти деньги вернутся в кино.

В.Путин: На 40 процентов рост?

А.Жаров: На 40 процентов рост кинопросмотров. В конечном итоге люди получают качественное кино и за приемлемые деньги.

Мы намерены эту работу с правообладателями продолжать. И, в общем, сейчас все крупнейшие пиратские площадки заблокированы. Будем и дальше чистить интернет.

В.Путин: Хорошо. Давайте по другим вопросам поговорим.

Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 24 сентября 2018 > № 2737985 Александр Жаров


Украина > СМИ, ИТ. Финансы, банки > interfax.com.ua, 20 сентября 2018 > № 2744764 Игорь Смелянский

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: мы не будем доставлять пенсии в 2019 году по текущему тарифу

Эксклюзивное интервью генерального директора ПАО "Укрпошта" Игоря Смелянского агентству "Интерфакс-Украина", часть 1

В июле вы удивили всех своим заявлением об отставке, и вот недавно Министерство инфраструктуры все же согласовало ваш контракт. Какие условия были поставлены, каких договоренностей вам удалось достичь и что осталось за кадром?

Это был непростой процесс. Такие публичные контракты с руководителями предприятий в Украине можно перечесть по пальцам. И выяснилось, что некоторые условия, которые были мной поставлены, просто не предусмотрены в законодательстве.

Считаю необходимым заранее прописать уровень ответственности, которую я несу как руководитель предприятия, четко определить, в чем заключается моя работа - в прибыли, сохранении сети, увеличении качества обслуживания? Всего сразу добиться нельзя: мы ведь в бизнесе, а не в политике. Если вкладываешь больше в инфраструктуру - прибыли становится меньше. Можно не вкладывать в инфраструктуру, тогда прибыли станет больше, но только временно, а само предприятие продолжит умирать. До момента моего прихода "Укрпошта" работала как раз по второму сценарию: выжималось все, что только возможно, из советской инфраструктуры, при этом никто ничего не развивал.

И это проблема нашего менталитета, которая касается всей инфраструктуры страны. Ведь можно вкладывать в развитие причалов в портах, а можно не вкладывать. Можно хотеть, чтобы "Укрзализныця" и прибыль получала, и электрички покупала, но ведь электрички - это не прибыльно...

Я хотел, чтобы мне поставили четкую задачу и определили цели, за выполнение или невыполнение которых с меня потом можно будет спрашивать. Прибыль или развитие. Все сразу и без государственного финансирования - не получится.

Вторым условием для меня было то, чтобы это был постоянный контракт. Как вы помните, после корпоратизации компании я постоянно был в роли исполняющего обязанности. И тут стоит отметить, что любую реформу делают люди. А для того, чтобы люди приходили в команду, им нужна определенность - будут они работать с этим руководителем в течение, как минимум, нескольких лет или нет. Это, к слову. Также важно и для инвесторов: мы выпустили облигации, ведем кредитные сделки с банками, и им нужно понимать, что достигнутые договоренности будут выполняться.

Еще одним важным пунктом было доверие относительно человеческого капитала: я счел для себя невозможным дальше проводить реформы на предприятии, если не могу пригласить новых людей на рыночных условиях. С одной стороны, это определенный вотум доверия, с другой – необходимый механизм, чтобы реформы продолжались.

Договоренность относительно постоянного контракта мы реализовали, теперь осталось провести всю необходимую работу по "утрясанию" KPI. На данный момент мы их проговорили, пришли к определенным договоренностям, осталось внести соответствующие изменения в законодательную базу, чтобы их можно было реализовать. Ведь в контракте нельзя прописать то, чего на данный момент просто не существует в законодательном поле.

И все же, что вошло в ваши итоговые KPI?

На ближайшее время - инфраструктура.

Как это соотносится с тем с теми целями, которые вам ставили, когда вы проходили конкурс и когда вас нанимали еще в 2016 году?

Когда меня нанимали, никто точно не представлял себе настоящее состояние "Укрпошты". Я до сих пор - уже после двух лет работы на предприятии - с удивлением узнаю что-то новое практически каждый день. Иногда это знание кардинально меняет ситуацию в целом.

Рынок также не стоит на месте. Особенно если это рынок труда. Если раньше Украина была страной с достаточно низкой стоимостью человеческого труда, и мы понимали, что можем пока подождать и не вкладывать в технологическое обновление и автоматизацию, то сейчас все кардинально поменялось, нередко мы просто больше не можем нанять людей. Поэтому сейчас реализуем ряд проектов, которые в текущем состоянии не дадут какого-то видимого экономического эффекта, но в то же время смогут помочь решить проблему человеческого ресурса. Ведь спустя несколько лет я просто не смогу нанять 15 почтальонов на 0,3 ставки, как это сейчас работает, но при этом смогу нанять три человека на полную ставку на нормальную зарплату. Сейчас это больно и непопулярно. Но если болезнь не лечить на ранней стадии, потом уже может быть поздно.

Значительно за эти два года также изменилось и понимание, чего же от нас все-таки хочет клиент. Как раньше, к примеру, "Укрпошта" принимала коммунальные платежи: берем деньги, бумажные квитанции и передаем коммунальному предприятию со словами "вбивайте сами". Так теперь никто не работает. Сегодня все хотят электронный реестр. А что такое реестр на сегодня? Это, как минимум, 100 операций в минуту, каналы данных, люди, которые умеют работать с электроникой. Знали ли мы об этом, когда приходили работать в компанию? Нет.

"Укрпошта" в принципе достаточно сильно отличается как от других игроков на украинском рынке, так и от других почт во всем мире. Все почты мира получают государственную поддержку. На сегодня "Укрпошта" имеет около 25% конкурентного сегмента рынка, при этом господдержка у нас на нуле. Если взять, к примеру, любую другую почту мира, то мы увидим обратную картину: государственная поддержка составляет от 15 до 900 млн евро, при этом часть конкурентного рынка внутри страны - не менее 70%.

Ко мне недавно приезжал мой коллега из Казахстана и очень удивлялся, как мы вообще выживаем в таких условиях. В Казахстане президент позвонил - и всех почтальонов мобильные операторы обеспечили мобильными телефонами. Представьте себе такую ситуацию нас в стране?.. Вот и я не могу.

Прыгнуть единовременно с 25% до 70% рынка практически невозможно. Тем более что мы много потеряли по части доверия за все эти годы. А доверие потребителей зарабатывается тяжелым трудом, каких-то магических рецептов здесь нет.

Когда я пришел на предприятие, было компьютеризировано всего 20% отделений из 11,5 тыс. Мало того, даже в тех отделениях, где были компьютеры, они иногда стояли по 20 лет. Сейчас мы обновили компьютерный парк, к концу этого года все села Украины, в которых живет более 2 тыс. чел., впервые получат компьютеризированные отделения, подключенные к интернету. Вместо 2,300 тыс. компьютеризированных отделений у нас станет более 4 тыс. И мы, пожалуй, остановимся. На этом проекте мы увидели, насколько в нашей стране не готова инфраструктура. Только в 60% сел более чем с 2 тыс. жителей мы нашли оптико-волоконный канал связи. При этом более 10 млн людей живет в селах с населенностью гораздо меньше, чем по 2 тыс. чел.

Недавно мы также обновили автопарк. Что это дало? Меня, наконец-то, перестали огорчать тем, что у нас сломалась очередная машина по дороге к пунктам распределения корреспонденции. Ведь если машина ломается по дороге, это значит, что мы не доставим корреспонденцию вовремя. А наши конкуренты приучили людей к определенным условиям работы, к определенному ценовому диапазону и к определенным услугам, в том числе по ускоренной доставке. И мы не имеем права проигрывать эту гонку, поэтому фокус в нашем случае определенно будет на инфраструктуре и развитии новых услуг.

Дальше нам нужно будет реализовать непопулярный на сегодня проект по передвижным отделениям, если мы хотим действительно обеспечить отдаленные и небольшие села полноценной почтовой связью. Я людям во власти нередко задаю вопрос: как вам больше нравится - 15 людей по 0,2 ставки или три человека на полную ставку? А ведь это наша с вами реальность. Я переписывался с почтальоном вчера ночью на "Фэйсбуке", и она жаловалась, что мы платим копейки. Я предложил ей перейти работать на передвижное отделение, где она будет получать не 700 грн, как сегодня, а 4,200 тыс. грн. Но она почему-то не согласна и предпочитает уволиться, но не работать на полную ставку. У нее ведь есть коровы, козочки и хозяйство. По ее словам, с двух коров она получает в месяц 6 тыс. грн чистыми. Наверняка с такой суммой она еще и получает субсидию.

Подытоживаю. С существующим в этих селах объемом почтового бизнеса я никогда не смогу платить такую зарплату, чтобы она смогла отказаться от ведения хозяйства в пользу работы в "Укрпоште". А платить 0,2 ставки компании тоже очень невыгодно, потому что ЕСВ начисляется с минимальной зарплаты.

Президент и премьер связывают "Укрпошту" с некоторой социальной функцией. Как это социальная функция прописана в вашем контракте?

Вы знаете, в США, где я работал длительное время, термин "социальная ответственность" носит очень конкретное предназначение – это, например, ведение бизнеса в соответствии с экологическими стандартами, наем местного населения на рабочие места, использование местных, а не импортных ресурсов, и т. д. Когда же в Украине звучат слова "социальная ответственность", то это, как правило, означает, что нужно что-то сделать, но за это что-то у государства нет денег заплатить. Поэтому я бы хотел, чтобы мы четко разделили и определили понятие "социальная ответственность" и ее, кстати, нет в моем контракте. Что касается сел: на самом деле, ведь никто никуда не уходит, отделения не закрываются, а в некоторых случаях мы даже улучшаем качество и частоту обслуживания. Допустим, есть в селе офис "Укрпошты" или, еще хуже, целое здание (его ведь нужно отапливать). В этот офис приходит сотрудница, которая работает на 0,2 ставки: открывает, несколько часов работает, закрывает и идет домой. По крайней мере, должна так делать, а делает или нет - нам часто не видно. Что делает передвижное отделение? Ровно то же самое, но только быстрее. Всего в бригаде три человека: водитель, начальник отделения и почтальон. Они приезжают в село, начальник отделения выходит ровно в то же самое помещение, где сидела его предшественница, точно так же его открывает, садится и обслуживает людей. В это время водитель и почтальон начинают разводить пенсии. У нас ведь в чем проблема? Есть очень протяженные села, где мы по факту платим почтальону за то, что он несет три газеты 15 км.

Глава "Укртелекома" Юрий Курмаз говорил, что ему бы хватило двух людей там, где вы нанимаете троих...

Ему проще, он ведь электроны гоняет, а не живые деньги переводит. Давайте не забывать о том, что мы физически должны принести и бабушке пенсию и всем письма. В то же время машина дает возможность гораздо быстрее преодолеть расстояние между удаленными домами, хуторами и селами. Кроме того, мы приносим в село цивилизацию. Почтальон электрический чайник, заказанный на интернет-сайте, в село не потащит, а на машине мы сможем спокойно доставить этот чайник туда, где его заказали. Это также дает нам возможность уйти от частичной занятости и перейти на нормальную полную занятость сотрудников.

В итоге вместо четырех теть-Маш на 0,25 ставки мы сможем получить одного полноценного работника, который в составе мобильной бригады будет обслуживать ровно такое же количество домов, что и четыре тети-Маши с их коровами, козами и домашним хозяйством. Более того, в мобильных бригадах у нас есть подменные экипажи. А как заменить почтальона, который заболел и вот уже две недели не может выйти на работу в самом отдаленном селе?

Вы верите, что вам дадут воплотить эту модель?

Мы реализуем именно эту модель, потому что никто не может предложить другую альтернативу. Сначала были аргументы, мол "вы не приедете в село". А мы приехали. Потом были аргументы, что "никто не поднимет зарплаты". В июле-августе некоторые водители на нормальных новых машинах смогли заработать до 15 тыс. грн с переработками. Теперь у нас новые аргументы - пропадет "социальная функция". Но, простите меня, что такое "социальная функция"? У меня время работы в селе рассчитывается от объема производственной деятельности в конкретном населенном пункте. Многие говорят, что раньше с почтальоном можно было поговорить. Так теперь есть ОТГ. У них есть бюджет, они могут взять себе этого почтальона в штат как социального работника, и он будет общаться со всеми бабушками. Но решать эти проблемы за счет "Укрпошты"? - Нет.

У нас и так доходит до смешного. Мне в открытую говорят, что в селах не нужны "чужие" работники по 4,500 тыс., а нужны наши тети-Вали по 600 грн. К тому же выяснилось, что в некоторых селах наши почтальоны еще и депутаты. Это же очень удобно для депутата - быть почтальоном. Я действительно понимаю, что кому-то нравится одна схема работы, кому-то – другая. Вопрос в том, кто платит. А платит "Укрпошта".

В Черниговской области вы запустили пилотный проект по мобильным отделениям. Будете расширять его на всю страну?

Будет ли этот пилотный проект распространен на всю страну - зависит от финансирования. Ведь сначала нужно вложить существенные суммы в оборудование, сортировочные пункты. В некоторых областях мы даже создаем дополнительные рабочие места. На всю Черниговскую область было всего три базы, где могли разместиться наши машины. Теперь таких баз 12 - на них созданы рабочие места для водителей, для механиков, охраны и т. д.

Конечно, если бы у меня стояла задача пережить несколько лет, можно было бы ничего не создавать. Но у меня нет задачи "пережить". Если бы я хотел "пережить", у меня было бы абсолютно другое место работы.

И все-таки о "социальной функции"…

Этот вопрос не в социальной или какой-либо функции - здесь вопрос в нашем финансовом положении. Если я перестану платить зарплату - вопрос какой-либо "социальной функции" отпадет сам с собой. "Социальная функция" у почты есть в любой стране, вопрос только в том, кто эту "социальную функцию" оплачивает.

К примеру, почта Франции получает EUR180 млн в год исключительно дотаций на доставку прессы. Просто потому, что государство решило: доставка прессы в отдаленные регионы - это социально важная функция. У нас же, как я говорил, когда говорят о социальной нагрузке, то чаще всего речь идет о том, что делать надо, а денег нет.

Очень простая математика: в 2016 году зарплата у почтальона была 1,438 тыс. грн, он обслуживал 143 пенсионера, и в итоге мы выходили практически на себестоимость этой услуги. На сегодняшний день зарплата почтальона выросла фактически в три раза, пенсионеров в селах стало меньше, теперь мы теряем по 19 грн на каждом пенсионере. 19 грн умножаем на 4,5 млн пенсионеров на 12 месяцев. Итого мы получаем 1 млрд грн убытка.

Почему так происходит? В том числе потому, что исторически зарплата и пенсия шли приблизительно на одном и том же уровне. Сейчас зарплата резко ушла вверх, а пенсия осталась, по сути, там, где была. А ведь мы получаем именно процент от суммы доставляемых пенсий. Вот вам и дефицит.

В тоже время Пенсионный фонд очень негативно отзывается о необходимости повышать стоимость доставки пенсии… Говорит, что это убьет пенсионную систему.

Я тоже считаю, что из 138 млрд грн дефицита еще 1 млрд грн - это именно то, что убьет Пенсионный фонд… Но ведь когда вы ходите в ресторан, вам же не дают еду бесплатно, даже если вы очень голодны. За это может заплатить какой-то бизнесмен, благотворительный фонд. Ведь услуга все равно предоставлена, а значит, должна быть оплачена.

Министерство инфраструктуры, как наш регулятор, установило новый тариф на доставку пенсий еще в ноябре 2017-го. Но его не согласовывают в Министерстве социальной политики и в Пенсионном фонде. Поэтому я бы хотел тут быть максимально конкретным и откровенным: не будет принят новый тариф на доставку пенсий до 1 ноября 2018 года, с 1 января 2019 года доставка пенсий "Укрпоштой" будет прекращена. А значит, более 4,5 млн чел. уже с января 2019 года могут не получить свою пенсию, так как Пенсионный фонд отказывается оплатить хотя бы себестоимость ее доставки. Я целый год ждал, доказывал, вел переговоры, убеждал, в то время как "Укрпошта" "привезла" себе 1 млрд грн убытков на этой услуге, а ведь это могли быть новые сортировочные центры, машины и повышение зарплаты тем самым почтальонам, о которых так часто любят вспоминать перед выборами.

Но вы все равно подписываете этот контракт?

Я всегда надеюсь на лучшее. Здесь ведь все равно кто будет сидеть в кресле "Укрпошты" - Смелянский или еще какая-то фамилия. Цифры ведь не поменяются.

Мы так много говорим о селе... Сколько село занимает у вас в статье доходов и статье расходов?

У нас 11,500 тыс. отделений. Из них в селах 9 тыс... В среднем у нас идет по 4,5 посылки в месяц на сельское отделение и по 2 конверта в день. То есть мы убыточны в селе еще на уровне себестоимости работы, без размещения персонала и содержания отделений.

И здесь ничего не изменить даже с учетом развития е-коммерс?

Для того, чтобы привести e-commerce в село, необходим, как минимум, интернет. Мы хотели дать почтальонам мобильные телефоны, чтобы они могли оперативно принимать платежи. Оказалось, что во многих селах до сих пор есть места, где связь фактически не работает. То есть мы даже систему приема платежей не смогли реализовать. Я не верю, что в селе на 300 чел. будет нормальный интернет уже в ближайшие годы. Между тем передвижное отделение может приехать, взять заказ и в следующий раз его привезти. Мы планируем создавать онлайн-оффлайн систему, в которую можно загрузить данные в начале дня и по мере приема сигнала обрабатывать и отправлять заказы. Как в самолетах. И здесь мы полностью исходим из реалий украинской инфраструктуры.

Безусловно, у нас есть планы, как можно монетизировать село. Один из этих планов - законопроект №6601, который предоставит нам возможность вести почтовые счета. Это даст возможность и снизить затраты по селу, и заработать. Сейчас мы работаем по какой схеме? Привозим в село наличные, раздаем их, потом собираем оплату за коммунальные услуги, телефон, интернет (где он есть), возим эти суммы туда-сюда. Если бы у нас была возможность предоставлять финансовые сервисы, мы бы могли привозить в село исключительно дельту всех этих сумм. Может быть, какая-то бабушка заодно решила бы разместить остаток своих средств в безнале. Она бы что-то заработала, мы бы что-то заработали…

Я также предложил президенту: если закон №6601 будет принят, мы в течение нескольких лет сможем свести расходы на доставку пенсий фактически к нулю. То есть, по сути, мы сможем стать самодостаточной компанией и дополнительно выполнять еще одну "социальную функцию" бесплатно.

Банки очень жестко настроены по отношению к вашему предложению о допуске "Укрпошты" к рынку финуслуг. "Есть четыре госбанка, вы хотите создать пятый"… У вас есть что им возразить?

Во-первых, они сами-то собираются в эти села? Там живет 15 млн чел., которые не имеют доступа к банковским услугам. Сейчас банки собираются сворачивать свои сети. Вопрос: эти 15 млн чел. не достойны банковского обслуживания?

Более того, мы готовы взять эти 15 млн чел. и завести их в банковскую систему Украины. Да, это можно сделать при помощи банка-партнера. Но это очень сильно усложнит процесс. Представьте сами: мы приходим к бабушке в село и говорим, что ее деньги находятся на банковском счете, но мы не имеем к нему никакого доступа, не можем сказать, сколько у нее денег осталось на счете, не можем помочь оплатить услуги. Для бабушек, согласитесь, это не очень удобная модель, они пользоваться ею определенно не будут. Плюс, в этом случае мы отдаем все самое ценное банку: клиентские данные, счета. И банк может сказать, что сегодня он будет платить нам один процент, завтра - другой процент, и в итоге мы останемся ни с чем.

В большинстве стран уже поняли, что последний оплот цивилизации, который остается в селах, - это почта. Мы ничего не придумываем.

Когда речь идет о государственных банках, они все любят козырять статистикой, заявлять о том, что большая доля рынка принадлежит государственным банкам. Вопрос в том, как они считают эти самые 15 млн клиентов "Укрпошты"? Эти 4,5 млн пенсионеров, которые обслуживаются наличными через "Укрпошту"? Мы, в зависимости от рейтинга, первая или вторая система переводов в Украине, делаем около миллиарда долларов в год оборота. Мы ведь по факту уже банк.

Все, что мы предлагаем, - это конвертировать существующие в нашей системе наличные в безналичные. Ничего другого ни для кого не поменяется. Как не ездили из села в город в банк, как отправляли деньги "Укрпоштой", так и будут отправлять. Если какой-то банк сейчас скажет, что пойдет в село и будет оказывать этим людям финансовые услуги - пожалуйста! Но вы хоть раз слышали, чтобы какой-то банк собирался это делать? Пока что банки только сворачивают свои отделения. У "Укрпошты" сейчас более 11,500 тыс. отделений, банковских всех вместе взятых - всего 9 тыс. И я могу поспорить, что через год у банков их останется всего 8 тыс.

Альтернатива? Допустим, мобильный счет. Вы на базар в селе пойдете с этим мобильным счетом? А обналичивать куда пойдете, в "Укрпошту"?

Никогда в селах банкоматы не поставят. Стоимость одного банкомата -- $10 тыс. Я ведь сам банкир, поэтому кому здесь сказки рассказывать - так не мне. Банкоматам нужна постоянная связь, интернет, нужно постоянно гонять инкассаторскую машину за 100 км, чтобы заполнять их деньгами. С тем распределением населения, которое на сегодняшний день существует в Украине, такая идея не сработает даже в Excel.

И все же, какой вы видите вашу перспективу в селе?

В перспективе мы планируем в селе выйти в ноль. Конечно, есть разные села, богатые или бедные, но в целом по стране - где-то в ноль.

Для меня, в идеале, работа в селе выглядит так: мы доставили в село микроволновку, которую купили через нас в кредит, на котором мы заработали проценты, а также получили оплату за доставку и перевод денег. Любую социальную ответственность можно конвертировать в преимущество, но для этого сначала нужно выложить существенное количество средств, чтобы эти преимущества стали вам доступны.

Еще один вопрос в том, что почтальону мы сейчас не можем дать лекарства, чтобы доставить их в удаленные населенные пункты. Пока мы не запустим мобильное отделение, пока не поставим в эти машины холодильники, село останется без стабильных поставок медикаментов. Так что я серьезно считаю: передвижные отделения - это единственное возможное будущее для удаленных сел. Это создание инфраструктуры для всей страны, для всех отраслей экономики.

Сколько "минуса" генерирует село?

В среднем, только считая постоянные затраты без бензина и логистики - почти "минус" 3 тыс. грн на одно отделение.

До выборов вы будете продвигать реформу?

Хотя многие считают, что я уже в политике, это не так. И поэтому, в отличие от политиков, не думаю категориями "до выборов или после выборов". У нас выборы так часто, что серьезные и сложные реформы все время "не на часі". У нас просто нет выбора - продвигать или нет. Я бы очень хотел работать в ситуации, когда на счету предприятия в банке лежала бы большая сумма, и я мог бы выбирать: проводить непопулярную реформу или оставить деньги на счету и показывать красивую прибыль. Но не в нашем случае.

Нам нельзя откладывать реформу, как нам предлагают, на весну или на следующую осень. Мы до этого времени просто не доживем. Я прекрасно понимаю, что свой почтальон на участке - это всегда лучше, чем какие-то непонятные нейтральные люди. Но это ведь не мои проблемы, правда?

А что у вас с недвижимостью в селах? Что вы планируете с ней делать? Как минимизировать расходы?

Мы хотим отдать ее как можно быстрее. У нас 11 500 отделений. Из них мы арендуем около 8 тыс. Так что, по сути, мы хотим как можно быстрее минимизировать расходы на аренду. Если, к примеру, инфраструктура давно пришла в негодность, то передвижные отделения позволят работать в сельсовете или просто в машине. Эта модель позволяет не тратить деньги на бессмысленные ремонты помещений. Особенно учитывая, что ремонт в селе достаточно недешевый.

И все-таки, сколько планируете сэкономить?

Я вам скажу честно - не знаю. И никто не знает. Никто не знает, в каком состоянии сейчас находится вся инфраструктура. У нас нередки случаи, когда в отделении начинала течь крыша и люди просто переходили работать этажом ниже. Потом начинал течь третий этаж, потом второй… Или вот в Одесской области у нас есть село на 5000 человек, в котором помещение "Укрпошты" занимает почти 1000 кв. м. Его, естественно, нужно отапливать, ремонтировать. Ремонт и отопление этой махины составит более 300 тыс. грн. Я думаю, мы с вами понимаем, что прибыли это село не увидит еще долго.

На какой промежуток времени рассчитана эта реформа?

Мы планируем ее в течение трех лет. Все упирается не только в машину и людей, но и в необходимость построить нормальные, современные, автоматизированные сортировочные пункты. И не 35 сортировочных пунктов, как у нас сейчас, а пять-семь больших, которые полноценно будут обслуживать всю территорию страны. И такие пункты стоят от $3 млн до $50 млн в зависимости от автоматизации. Можно, конечно, этого не делать. Прямо сейчас такое вложение не окупится, средний срок его окупаемости - от 10 лет. Но если сейчас этого не сделать, мы очень скоро просто не сможем работать, не сможем конкурировать с другими компаниями.

Вы с этим планом будете выходить на министерство самостоятельно или намерены презентовать его наблюдательному совету, который в дальнейшем будет выдерживать все эти баталии за вас?

Я давно уже не надеюсь на лучшее. Если это случится - будет замечательно, но по закону на данный момент набсовет не имеет таких полномочий. Основной документ, по которому живет государственная компания, - финансовый план. Наш финансовый план утверждает Министерство инфраструктуры. Пока я не знаю, как будет работать наш набсовет, но я очень надеюсь на то, что это будет нормальный совещательный орган, с которым можно будет посоветоваться по разным стратегическим решениям.

Вы уже говорили об обновлении автопарка. В каком состоянии сейчас ваши авто?

У нас на сегодня 547 новых машин. Из них 20% - это магистральные, большие автомобили. За последние два года мы купили больше автомобилей, чем за последние 10 лет суммарно. Дальше все зависит от объема: будет объем - будем расширять автопарк.

Для понимания: чтобы запустить Черниговский проект, нам понадобилось 130 машин. Чтобы запустить этот проект по всей стране - нам понадобится в среднем по 100 машин на область. Сколько конкретно нам понадобится автомобилей, будет зависеть от математической модели, которую, я надеюсь, мы скоро просчитаем совместно с Европейским инвестиционным банком (ЕИБ). Тут ведь как: больше сортировочных центров - меньше машин, меньше сортировочных центров - больше машин.

ЕИБ выделил нам EUR400 тыс. на разработку идеальной модели развития "Укрпошты" на ближайшие 10 лет. Это может стать основой для привлечения кредитного капитала для реализации непосредственно инвестиционного проекта.

Добавлю, что в Украине, по сути, сегодня нет карты дорог. Чтобы запустить Черниговский проект, мы нанимали 6-7 человек, которые на своих машинах ездили и фотографировали "где заканчиваются дороги". Если в нормальных странах делается математическая модель с учетом средней скорости машины, с учетом всех технических параметров машин и дорог, то у нас я не всегда могу сказать, ездят мои люди через поле, через лес или через болото.

Сколько потратили на этот проект?

Времени? Мы его готовили шесть месяцев. Денег? Ну, не так много. Это все-таки 6-7 человек, так что бюджет вышел вполне терпимый.

Несмотря на все проекты развития, компания продолжает генерировать убыток. Как долго "Укрпошта" сможет существовать в таком режиме?

Недолго. Здесь все прозрачно - если пенсионный фонд не пересмотрит тариф, то вынудит нас резко сократить количество отделений и сотрудников. Если не будет решен вопрос с пенсионным тарифом, мы сможем выйти в ноль только через драматические сокращения личного персонала.

На сколько нужно увеличить тариф за доставку пенсий?

Мы сейчас от этой услуги получаем 1,5 млрд грн, чтобы выйти на себестоимость доставки пенсий, нам нужно получать 2,5 млрд грн.

Какие другие тарифы, по вашему мнению, должны регулироваться государством?

В первую очередь стоит помнить о том, что, в отличие от конкурентов, мы - почта. И есть правила Всемирного почтового союза, которые мы должны соблюдать, хотим мы этого или нет. Есть универсальные почтовые услуги, конверт нужно доносить, и, как правило, у конверта есть определенная регулируемая цена. Здесь кросс-субсидирование исторически закладывалось в работу всех почт мира, чтобы все граждане чувствовали себя одинаково обеспеченными в плане работы почты. Вопрос в том, как это финансируется.

Вот сейчас есть инициатива депутатов, чтобы заморозить тарифы на доставку прессы на три года. Если государство считает это необходимым - это право государства. Но мы - государственная компания и мы должны работать по рыночным ценам. Поэтому во всем мире давно придумали такую вещь как Public Service Оbligations (PSO) - это та самая социальная ответственность, которая финансируется государством.

С другой стороны, у нас есть тариф на посылки, который регулируется государством. Но это же смешно, регулировать 25% рынка, которые сейчас находится у "Укрпошты", и при этом не регулировать остальные 75%.

Доставка прессы - тоже очень сложная часть рынка. Никто кроме нас не будет этим заниматься, но даже здесь мы обязаны выходить на себестоимость. В принципе, за вычетом пенсионного тарифа, мы планируем к первому января 2019 года (если не поднимут минимальную заработную плату) по всем государственным регулируемым услугам выйти либо в плюс, либо в ноль. Я хочу сказать, что НКРСИ иногда жестко, но очень профессионально подходит к нашим тарифам.

Довольны ли вы темпами наращивания доли рынка и тем, как растет компания в целом?

Нет, не доволен. Мы сейчас находимся в ситуации, когда компании приходится догонять то качество продукта, к которому потребитель уже привык. Но даже здесь нам есть чем похвастаться: с начала года "Укрпошта" впервые вышла на позитивный показатель удовлетворенности клиента (NPS). По текущим показателям рывок составил более 25%! Постоянные клиенты довольны новым качеством услуг, тем, что появились терминалы и новые продукты, которыми удобно пользоваться... В конце концов тем, что наши почтальоны и сотрудники отделений наконец начали улыбаться.

Но нам еще есть куда расти. Нам определенно нужно наращивать долю рынка в платежах, электронных переводах и доставке посылок. Это то, где мы действительно можем начать зарабатывать, и это то, что может позволить нам вывести обслуживание сельских отделений в ноль. А в удаленной перспективе, возможно, и в небольшой плюс.

Как оцениваете уровень конкуренции? Насколько она честная?

Вы знаете, я в детстве профессионально занимался футболом. И мой тренер меня с детства научил – вышел на поле, играй, а не обсуждай его состояние, правила или судей. Не нравится – не выходи не поле. Я этому правилу следую и в бизнесе. Конечно, конкуренция на этом рынке есть. Поэтому на нас есть куча жалоб со стороны наших конкурентов. Но когда я приходил на эту должность, я говорил о том, что успех или неуспех "Укрпошты" зависит только от нее. Я не хочу входить в историю как человек, который "замочил" кого-то через какой-либо госорган или суд. Или как человек, который построил успех своей компании на том, что какой-то другой компании "перекрыли кислород". Мне грустно от того, что другие компании позволили себе пойти по не совсем правильному пути. Но как юрист я прекрасно понимаю, что каждый имеет право подать в суд. Хотя это и не улучшает ни репутацию конкурентов, ни бизнес-среду в стране в целом.

Конечно, государственная компания никоим образом не может конкурировать с частной. Частная компания захочет завтра открыть офис - откроет. Захочет закрыть - закроет. Нам для этого необходимо согласование множества документов по полгода в разных инстанциях. Провести тендер в ProZorro, к слову, обязательно надо. Когда мне говорят "у вас есть преимущество", я прошу только об одном - назовите. Я вон два года пытаюсь его найти, а его все нет.

Конечно, я хотел бы работать в цивилизованной атмосфере. В Америке "черные" курьеры не носят письма - их за это "хлопнут" через полицию или налоговую и все. В цивилизованном обществе нам было бы гораздо проще заработать деньги. Но когда за наличку нанимают "черных" курьеров для доставки писем по городу, и это гораздо дешевле наших услуг, потому что им не нужно доплачивать за село, платить ЕСВ и т.д. - мне сложно конкурировать с такими предложениями. Хотя, по закону, в категории доставки писем весом до 20 г - у нас единственная природная монополия. Но это только по закону. В крупных городах очень часто письма, платежные квитанции, рекламу и прочую ерунду разносят не почтальоны "Укрпошты".

А почему бы с этим не побороться?

А как? Знаете, у нас ведь до смешного доходит. Мы иногда проигрываем тендер на доставку корреспонденции государственным органам даже с нашими низкими тарифами. Ведь мы планируем доставить все 100% корреспонденции…, тогда как ФОП Вася Пупкин планирует доставить 50% - не больше, а ещё 50% - сдать на макулатуру. Естественно, он может поставить цену в полтора-два раза ниже, чем у нас.

Я бы очень хотел судить людей, которые у меня воруют. Но пока не получилось.

Вы недавно разместили облигации на рынке и сейчас, с ростом ставок, видно, что это было хорошее решение…

Позвольте, я вас перебью. В выпуске облигаций мы руководствовались другой логикой – это, скорее, вопрос разницы между государственной и частной компанией. Если бы я захотел взять кредит, то, как государственной компании, мне нужно было бы согласовать его с тремя министерствами. Допустим, 1 января мы имеем утвержденный финансовый план, и на новогодние праздники никто не спит, все работают и хотят помочь нам взять кредит. В любом случае, недели три документы будут ходить в министерстве. Три министерства - три месяца. Теперь нам нужно сходить с этим всем в банк. На это снова-таки уйдет не меньше месяца, в мае мы получаем кредит и объявляем тендер на покупку машин, который займет два месяца, но к июлю, к сожалению, машин в таком количестве в Украине уже просто нет. И, в лучшем случае, машины мы получим в октябре - это если никто не спит, не пьет и все помогают. Поэтому облигации и лизинг - это то, что может спасти государственную компанию, если ей действительно нужно развиваться.

Но на международный кредит от МФО вы все-таки планируете подаваться, там низкие ставки окупают все эти сложности?

Чем мы привлекательны для международных инвесторов? Первое - мы перспективная развивающаяся отрасль. Не зря же Джеф Безос, владелец Амазона, - самый богатый человек в мире. Все же понимают, что e-commerce будет расти. По сути, мы создаем хребет, на которой можно нанизывать цивилизацию.

А что вы думаете о необходимости приватизации "Укрпошты"?

Я с первого дня своей работы заявлял о том, что хорошо бы приватизировать 25% компании. Это была бы возможность получить стратегическую инвестицию.

Или можно начать с малого - хотя бы разрешить нам продавать ненужную нам недвижимость. К примеру, у нас есть 13 баз отдыха, которые нам не нужны. Их содержание стоит гораздо больше, чем они приносят профита за счет отдыха наших сотрудников. У нас есть множество сортировочных центров рядом с вокзалом. В Киеве, к примеру, это 3 га земли и 20 тыс. кв. м производственных помещений. Продав эту махину, мы сможем построить не один современный автоматизированный сортировочный центр. Заодно и трафик в центре разгрузим. То же самое в других городах. Но для этого необходимо внести изменения в закон о приватизации.

Мы ведь у государства, по сути, ничего не просим, только три вещи: пенсионный тариф, законопроект №6601 по финансовым услугам и разрешение продавать недвижимость. Если эти вопросы будут решены, дальше все будет зависеть только от нас.

Еще один вопрос о реформе знаков оплаты – марок. Как она продвигается?

Мы уже практически закончили эту реформу. Остались вещи, незаметные простым людям: в частности, по международным обязательствам и вопрос существования приоритетных писем. Для обычного человека в наших отделениях уже существует четкая и понятная система оплаты услуг. Мы перестали печатать на марках их стоимость, и после изменения цены за отправку письма не нужно будет выбрасывать все старые марки или доклеивать еще по 5-10 марочек с копейками на каждое письмо.

Украина > СМИ, ИТ. Финансы, банки > interfax.com.ua, 20 сентября 2018 > № 2744764 Игорь Смелянский

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 сентября 2018 > № 2750825 Елена Пономарева

Знак бесконечность: как компании научились зарабатывать на времени

Елена Пономарева

Основатель научно-исследовательской компании «Лаборатория трендов»

Если вы не готовы предоставлять услуги 24 на 7, велика вероятность того, что клиент уйдет к конкурентам

Сегодня уже никого не удивляет фраза «Я ничего не успеваю!» Темп жизни современного человека не идет в сравнение даже с тем темпом, который был 15-20 лет назад. Причина кроется в развитии цифровых технологий и появлении таких товаров и услуг, о многих из которых раньше потребители могли только мечтать (например, круглосуточные магазины) или даже не могли представить себе их существование (онлайн-обучение, функциональные продукты питания или смартфоны).

Раньше большинство людей жили по привычной схеме «дом — работа — дом», сегодня эта траектория становится более сложной и менее предсказуемой. Бизнесу все сложнее «поймать» современных потребителей и приходится прикладывать все больше усилий для выигрыша в конкуренции не только с компаниями, предлагающими аналогичные товары или услуги, но с десятками других предложений. Например, если вы любите побаловать себя оригинальными сэндвичами на завтрак, вы можете купить традиционный хлеб массового производства, приобрести свежую выпечку в розничной сети, зайти в пекарню-кондитерскую, заодно сделав там паузу и выпив кофе с пирожным, купить хлеб домой по дороге в мобильной точке пекарни, работающей навынос, или испечь хлеб дома, самостоятельно замесив тесто. Конкуренция сегодня переходит от прямой к межформатной, когда в очередь за кошельком потребителей становятся компании, работающие в разных товарных или ценовых категориях, но удовлетворяющие одни и те же потребности потребителей.

И речь идет не только о борьбе за деньги потребителей, конкуренция выходит на другой уровень. Компании начинают соперничество за время потребителей, которого становится все меньше. Знаете ли вы, чем будете заниматься вечером в следующую среду? Многие сейчас посмотрят в ежедневник и назовут конкретные планы (например, посещение спортзала или визит к косметологу) или ответят, что пока этот вечер свободен, поэтому они, скорее всего, пройдутся по магазинам или будут отдыхать дома. При этом все мы уже привыкли к планированию основных «точек» в календаре, прекрасно понимая, что ситуация может стремительно измениться за несколько минут и вместо фитнес-центра вы окажетесь в кинотеатре с подругой на премьере нового фильма, а вместо отдыха с семьей — на мастер-классе, куда вас пригласят коллеги.

Потребители постоянно находятся в стрессе, лавируя в разнообразии выбора и стараясь успеть не только решить рабочие вопросы и сделать обязательные рутинные дела (покупка продуктов питания, приготовление еды, посещение врачей), но и найти время для развития, отдыха и общения. В каждом городе ежедневно проходят десятки мероприятий, открываются новые рестораны, салоны красоты и фитнес-центры приглашают на уникальные программы, интернет предлагает новые способы провести время, не выходя из дома, а ретейлеры манят скидками.

При этом в сутках так и остается 24 часа, которые современные потребители стараются «растянуть», чтобы успеть как можно больше. Время, наряду с привычными потребительскими ценностями, становится одним из ключевых факторов при принятии решений о покупке товаров или услуг. Предложение записаться к парикмахеру не в конкретный удобный день, а через неделю, вызывает недовольство, и, если клиентка не привязана только к одному мастеру, она с большой вероятностью уйдет к конкурентам. Современные потребители не привыкли ждать и хотят получить нужное как можно быстрее. А если сделать это не получается, быстро находят замену.

Например, возвращаясь домой после длинного рабочего дня, девушка может зайти в удобно расположенную кофейню, и, если в ней не оказалось свободных столиков, у нее не возникнет проблем, чтобы поужинать. Она может, например, заказать еду на дом или дойти до ближайшего работающего магазина и купить продукты. Еще 10—15 лет назад задачу поужинать поздним вечером при наличии пустого холодильника было сложно решить, сегодня же бизнес существенно облегчает потребителям жизнь.

Поняв ценность времени и увидев резервы для его высвобождения, бизнес получит благодарных потребителей. При этом фактор времени играет и на стороне бизнеса — работая на опережение и предлагая решения, пробуждающие скрытые потребности клиентов, компании смогут сформировать свою стратегическую конкурентоспособность. В наши дни, чтобы быть успешными, нужно уже сегодня понимать, что будет нужно потребителям завтра. Стив Джобс, предложив рынку iPhone, активировал скрытую потребность иметь в одном гаджете большое количество функций. Сегодня мы не можем представить жизнь без смартфонов, которые одновременно и экономят, и «съедают» наше время, а еще 10—12 лет назад были довольны кнопочными мобильными телефонами.

Компании, в полной мере осознавшие важность и ценность времени для своих потребителей, всегда будут востребованы, предлагая возможность приобретать товары или услуги до полуночи или круглосуточно, заказать доставку продуктов питания не только домой или в офис, но и в удобное для потребителя место и время, перекусывать на бегу, перемещаясь по городу со встречи на встречу (например, стремительно расширяющаяся снековая категория или кофе навынос), совершать покупки в любом месте и в любое время через сайт или мобильное приложение, получать с помощью геолокации и приложений полезные подсказки (о ближайших магазинах и наличии в них конкретных товаров, о свободных столиках в ресторане или парковке).

Если вам удалось обнаружить решение, которое позволит сэкономить время вашим потребителям, срочно берите его в работу. Иначе рано или поздно это сделает кто-то другой.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 сентября 2018 > № 2750825 Елена Пономарева


Россия. Китай > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 19 сентября 2018 > № 2750824 Алексей Федоров

Война в электронной коммерции: кто останется в живых

Алексей Федоров

Президент DIY-ассоциации и управляющий партнер ГК «220 Вольт»

Как сделка Mail.ru Group и Alibaba повлияет на больших и средних игроков на рынке

Стремительный переход из аналогового мира в цифровой никак не сказывается на незыблемости некоторых традиций. Так, «китайский принц» под напором обстоятельств стремительно женится на «дочке русского царя». Она не блещет красотой, но определенно любима и очень перспективна. Обстоятельства заключаются в том, что Россия — это треть бизнеса для AliExpress, такой доли нет ни у одной другой страны, поэтому и «предложение» для нее должно быть особенным. РФ стала первым рынком, где корпорация Джека Ма пошла на сотрудничество с локальной элитой. Кто останется на рынке электронной коммерции после сделки Alibaba, РФПИ и структур Алишера Усманова F 10?

Синергия

Уникальность сделки продиктована еще и спецификой ведения отечественного бизнеса, когда в ряде случаев не хватает «стратегий и моделей», чтобы получить доступ к складам и инфраструктуре. Для этого в сделку привлечен РФПИ, который вносит $300 млн и, помимо доли, получает «жирного» клиента, потому что фонд владеет крупнейшими в России логистическими комплексами. Итак, с будущим домом для «семьи» все решено.

Откровенно говоря, ни от одного из проектов Mail.ru в области электронной коммерции никто не ощутил восторга. Все они были сырыми и довольно вялыми, им не хватало задора, притом что потенциал интернет-платформ просто огромен. Актив в виде второго по величине объема пользовательских данных никак не монетизировался. Но сейчас он, наконец, дождался своего звездного часа.

Еще одна часть «приданого» — это колоссальная GR-поддержка, без которой строить бизнес России просто невозможно. Поддержка государственного вектора определенно даст проекту не только стремительный старт, но и долгосрочную протекцию. Выполнение лоббирующей роли — при заметной агрессии отечественных производителей и ретейлеров, а также очевидных шагах по снижению порога беспошлинного ввоза — сложно переоценить. Видимо, после сделки принятие налоговых мер на кросс-граничную пересылку существенно затруднится или будет отложено на максимально возможный срок.

Консолидированный гигант теперь вполне сможет конкурировать с «Яндексом» по всем направлениям. Неясна только ситуация с Pandao, поскольку аудитория ее покупателей не просто пересекается с AliExpress — по сути, это одни и те же люди. Если говорить о проекциях в будущее, то у СП есть еще «Мегафон», который оказался там «за компанию», и пока непонятно, как будут использовать его ресурсы.

Конкуренция

Сделка, очевидно, стала одной из самых больших инвестиций на российском рынке. Но наполеоновских планов недостаточно, чтобы стать безоговорочным лидером. В целом распределение сил на рынке изменится, и, возможно, это не последний «родившийся» гигант. Мы знаем о X5 Retail Group и «Магните», от которых «откусывают» аудиторию.

Бизнес, очевидно, смотрит в сторону онлайна. Сейчас отечественная интернет-коммерция — это всего лишь 4% от общего объема торговли, а в некоторых европейских странах эта цифра доходит до 50%. Поэтому если те же X5 Retail Group сделают ставку на интернет-коммерцию, то благодаря безупречно отточенной логистической системе они с большой долей вероятности смогут претендовать на лидирующую позицию если не в глобальной интернет-торговле, то уж в секторе FMCG абсолютно точно.

Создание СП больше всего коснется области потребительской электроники: именно там легче всего нарастить оборот. Затронет оно и магазины с «размытым» товарным профилем, которые торгуют «всем и сразу». В том числе и по этой причине средний бизнес расширяет присутствие в профессиональном сегменте, делая ставку на предложение уникального ассортимента. У всех средних игроков теперь есть два основных вектора, которые позволят выжить: близость к покупателю и специализация, углубление в нишевые направления. Их область инвестиционных интересов — это поглощение небольших магазинов в городах с населением порядка 30 000 человек. Соперничать же в городах-миллионниках с гигантскими корпорациями вроде нового СП им почти бессмысленно. У больших игроков нет KPI на прибыль: бизнес-гиганты не ориентированы на маржинальность, инвестиции безграничны, а цель — только оборот и доля рынка. Создается ситуация, когда коммерция превращается в продажу рубля за 80 копеек.

Мы семимильными шагами идем в мир гегемонов и узкоспециализированных магазинов. Пока это все, очевидно, только на руку потребителю. Но что случится, когда титаны уничтожат всю конкуренцию, а потом захотят зарабатывать? Будет новый мир и новые правила. Но, как говорится, война план покажет.

Россия. Китай > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 19 сентября 2018 > № 2750824 Алексей Федоров


Россия > СМИ, ИТ > snob.ru, 18 сентября 2018 > № 2746381 Олег Полтевский

Олег Полтевский: Для музыкантов коммерческий интерес сегодня важнее творческого

В Москве проходит Большой фестиваль Российского национального оркестра. «Сноб» поговорил с директором РНО о том, как музыканты зарабатывали в 1990-е и что дают классической музыке новые технологии

Оркестр был создан в 1990-е, когда многие не могли себе позволить купить продукты. Кому и зачем понадобилось создавать независимый музыкальный коллектив в такое время?

В 90-е талантливые люди — музыканты, спортсмены, ученые — массово уезжали за границу. Оркестр «Виртуозы Москвы» вообще полным составом уехал в Испанию и вернулся только по окончании перестройки. А те, кто оставался в России, уходили из профессии. Работая таксистом, музыкант за день мог получить столько же, сколько получал за месяц выступлений на концертах. Все это очень расстраивало дирижера Михаила Плетнева. В результате в 1990 году он решил объединить лучших профессоров, педагогов, заслуженных и народных артистов — и создать свой коллектив, который очень быстро вошел в мировой топ.

Меня пригласили в оркестр в 1995 году на позицию помощника директора, я продюсировал проекты. С тех пор вот уже 23 года я так или иначе нахожусь в орбите РНО, из них более 13 — в должности директора.

РНО стал первым российским независимым оркестром, мы первыми начали продавать билеты на свои концерты — раньше это была исключительная прерогатива руководства залов и концертных площадок. Первыми сделали свой персональный абонемент. Первыми начали делать дизайнерские афиши — помните, обычные афиши печатались тогда на плохой бумаге, и на ней крупными красными или синими буквами была обозначена программа и имена исполнителей? Первыми начали ездить в наши Волжские турне — в то время, когда все, наоборот, из провинции уезжали. Первыми получили «Грэмми».

Каким образом оркестру удавалось зарабатывать?

Концерты в России не были прибыльными. Все сборы шли в казну зала, а музыкантам в качестве гонорара выдавали 50 билетов на свой же собственный концерт. Мы эту ситуацию решили изменить и нашли спонсоров. Причем не только российских. Нас активно поддерживали американцы. Им в 90-е это было интересно, потому что наш оркестр — первый негосударственный — буквально олицетворял собой новую российскую демократию. Более того, в Штатах для поддержки нашего оркестра был создан специальный фонд. Это позволяло американским спонсорам, с одной стороны, пользоваться налоговыми вычетами, а с другой — поддерживать действительно хорошее дело. Среди проектов, которые они финансировали, — запись нашего диска с музыкальной сказкой Прокофьева «Петя и волк», который потом получил «Грэмми». Кстати, в качестве чтецов в нем принимали участие очень известные люди: Билл Клинтон, Софи Лорен, Антонио Бандерас. Читали на английском, в том числе Михаил Горбачев исполнил вступления и эпилоги произведений.

РНО много и успешно гастролировал: творческий авторитет Плетнева был настолько высок, что промоутеры с самого начала не сомневались в мастерстве созданного им коллектива. Сотрудничество с авторитетными звукозаписывающими лейблами, такими, например, как Deutsche Grammophon (у нас у единственных из российских коллективов был заключен эксклюзивный контракт с DG — кажется, на десять лет), тоже оплачивались очень хорошо — запись одного диска позволяла выплатить месячную зарплату всему оркестру.

Надо сказать, что благодаря независимому статусу и финансированию мы внутри оркестра чувствовали себя совершенно свободно и могли заниматься только тем, что нам было по-настоящему интересно.

И все-таки в нулевых вы решили сделать оркестр государственным. Зачем?

Экономика страны постепенно окрепла. У государственных оркестров стало появляться солидное финансирование, выделялись гранты, и нам стало сложно с ними конкурировать. Музыканты шли туда, где больше платили. Это раньше музыка была уделом идеалистов и подвижников, для которых деньги не главное — лишь бы заниматься творчеством, настоящим искусством. Теперь приоритеты другие. Нам необходимо было обеспечить музыкантам стабильно достойный заработок, чтобы каждый год не думать: будет ли у нас финансирование, будут ли гастроли, продолжаем ли мы работать дальше? Людям всегда нужна определенность: пенсия, соцпакет, страховка. Статус госоркестра и правительственный грант позволили нам решить эту проблему. Конечно, при этом мы пытаемся сохранить творческую свободу — и пока у нас получается.

Сегодня Минкульт задает вектор вашей работе? И насколько указания государства кажутся вам выполнимыми?

Госзадание, разумеется, существует. Более того, Минкульт просит нас зарабатывать и в свою очередь поддерживать государство. У нас есть ежегодный план по прибыли. Критерии эффективности сейчас — количество концертов и проданных билетов. Но не все госучреждения культуры находятся в равных условиях. Те, у кого есть собственный концертный зал или даже несколько, находятся в более выигрышном положении. Имело бы смысл разделить музыкальные коллективы хотя бы на две группы. Часть коллективов должна иметь возможность заниматься элитарным искусством, пусть даже оно доступно и понятно меньшинству. От таких коллективов не следует требовать, чтобы они были коммерчески успешными. Их задача — сохранять высокий стандарт мастерства, нести определенные ценности и традиции. А другие — те, кто ориентируется на массового потребителя, — должны заниматься образованием и воспитанием слушателя. Это, разумеется, не означает, что уровень этих коллективов должен быть принципиально разным. Но если говорить метафорически, нельзя купить одни сапоги, чтобы ходить в них и по театрам, и в непогоду гулять. Сейчас же складывается ощущение, что любой оркестр должен выполнять все задачи сразу — и зарабатывать, и нести высокое искусство.

Государственный оркестр может экспериментировать с программой?

В рамках сезона мы придерживаемся более академичной программы, однако на нашем Большом фестивале РНО можем позволить себе эксперименты. Например, завершаться нынешний, уже десятый по счету, фестиваль будет гала-концертом, в котором задействованы баян и другие народные инструменты.

Вообще, среди московских коллективов у РНО — самый обширный репертуар. Кроме того, мы регулярно знакомим слушателей с малоизвестными композиторами. Доводилось ли вам, например, слышать музыку Мечислава Карловича или Николая Голованова? Ее сейчас совсем не исполняют. А она замечательная!

Существует стереотип, что оркестранты в большинстве своем бедные люди. Так ли это?

Смотря с чем сравнивать. Например, я помню, на каких машинах ездили оркестранты РНО в 1995 году, и вижу, на чем ездят сейчас. Сколько автомобилей стояло тогда на парковке возле «Оркестриона» и сколько их там сегодня. Ощутимая разница! В 90-х музыканты возили с собой на гастроли кипятильники и тушенку, а сейчас после концерта идут в ресторан. И объездили уже полмира, пока многие об этом только мечтали.

Сегодня почти все вертится вокруг денег, в том числе и в музыкальной сфере. И у большинства, к сожалению, на первом месте стоит теперь коммерческий, а не творческий интерес. Раньше музыкантам было оскорбительно слышать, что они «часть музыкального рынка», а от упоминания товарно-денежных отношений они отмахивались. Сегодня студенты консерватории выбирают будущее место работы, исходя из того, где будут больше платить. Музыканты выступают за большой гонорар с дирижером, который им не интересен, а многие оркестры ради денег играют, например, на рок-концертах.

РНО тоже участвовал в подобных шоу: когда-то оркестр выступил на первом концерте со Scorpions. Но наша мотивация была другой: тогда все это было в новинку, и нам было интересно попробовать себя в чем-то новом. Мы получили интересный опыт. Штамповать подобные выступления — это не наш путь.

За рубежом к российским музыкантам продолжают относиться с прежним восхищением?

В принципе, да. Совсем недавно я был на фестивале в Вербье — туда ежегодно съезжаются лучшие музыканты мира. Среди них очень много русских — в этом году там были Михаил Плетнев, Даниил Трифонов, Валерий Гергиев, Вадим Репин, Максим Венгеров, Евгений Кисин. Основатель и руководитель фестиваля Мартин Тайсон Энгстроем — в прошлом вице-президент Deutsche Grammophon — в интервью признается, что он настоящий русофил.

Если говорить о гастролях, то Российский национальный оркестр — это, пожалуй, самый известный и востребованный российский оркестр на Западе. А вот записей русских исполнителей стали продавать меньше. Лет двадцать назад я заходил в любой музыкальный магазин за границей, и везде в первых рядах можно было увидеть соотечественников: Рихтера, Нейгауза, Ростроповича, Башмета, Плетнева, Светланова и многих-многих других. А сейчас, чтобы найти записи российских музыкантов, надо еще покопаться в развалах. Может быть, в каком-то плане Россия за 20 лет и подрастеряла свои позиции. Впрочем, магазины с дисками в наш век интернета вряд ли самый надежный показатель популярности.

Повлияли ли на ваши музыкальные эксперименты и выступления современные технологии?

Мы носители классического искусства. Влияют ли современные технологии на классическую живопись? Может, и влияют: в Лувре иногда показывают картины для школьников в формате 3D. А мы исполняем Скрябина со световым сопровождением, как это было прописано у него в партитурах.

Но вообще-то мы решили, что слишком увлекаться технологиями не стоит. На втором Большом фестивале РНО у нас был совместный проект с Google — конкурс молодых композиторов YouTube. По условиям конкурса в нем может участвовать любой, даже начинающий композитор. Произведения победителей должны были быть исполнены на нашем гала-концерте в зале Чайковского, а позже — записаны на диске лейбла Sony Classics. Мы пригласили Теодора Курентзиса. В зале были большие световые экраны, проекции и всяческие эффекты — у зрителя создавалось полное ощущение, что он сидит внутри компьютера. Было огромное количество рекламы, известные музыканты приглашали зрителей на этот гала-концерт через свои социальные сети и прочие ресурсы. И, несмотря ни на что, зал был полупустым. А не так давно Курентзис дирижировал в Москве «Золушку» Прокофьева, «Реквием» Моцарта — сочинения, известные всем и каждому, практически шлягеры — и был полный аншлаг. Вот и судите сами, велика ли роль новых технологий.

Большой фестиваль Российского национального оркестра проходит в Москве с 10 сентября по 4 октября. За это время в концертном зале им. Чайковского будет сыграно шесть концертов. С программой фестиваля можно ознакомиться здесь.

Беседовала Василиса Бабицкая

Россия > СМИ, ИТ > snob.ru, 18 сентября 2018 > № 2746381 Олег Полтевский


США. Великобритания. Евросоюз. РФ > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 сентября 2018 > № 2734277 Антон Именнов, Сергей Гландин

Олигархи в сетях. Как сведения из интернета подводят русский бизнес под санкции

Антон Именнов, Сергей Гландин

Интернет как источник информации для санкционных решений не просто равен традиционным СМИ, а превосходит их. Всякая открытая информация, не опровергнутая по твоей инициативе в международно уважаемом суде, работает против тебя. Старомодный лоббизм с целью сокрытия той или иной информации в такой коммуникативной среде не работает или работает против

Последние дни продолжили санкционную традицию, начатую в далеком уже 2014 году Соединенными Штатами, и после крымской весны наступила долгая санкционная зима. Двенадцатого сентября президент США Дональд Трамп подписал исполнительный указ, позволяющий вводить санкции за вмешательство в американские выборы. Так, санкционная спираль закрутила свой очередной виток в виде нового санкционного списка. Теперь односторонние санкции будут применяться не только против физических и юридических лиц, но и целых стран.

Буквально через день суд ЕС отклонил иски семи российских банков и компаний о необоснованности этих самых санкций, оставив в силе экономические ограничения против них. А в ноябре планируется очередное серьезное расширение санкционного списка США.

При этом не все до сих пор до конца понимают, что же такое эти самые санкции и как они появляются в жизни того или иного персонажа.

Начнем с определений. Если перевести с юридического на человеческий, санкции – это специальные ограничительные или запретительные меры, которые адресно вводятся в ответ на чрезвычайную ситуацию, специфическую угрозу национальной безопасности Соединенных Штатов, ее экономике или гражданам, источник которой целиком или в значительной степени находится за пределами США. А тот феномен, что все большее количество государств последнее время начинают добровольно исполнять требования санкционных режимов США, называется экстерриториальностью. Или не начинают, и тогда действие фактически осуществляется через голову и помимо властей страны, на территории которой само действие совершается. Иными словами, США предлагают всем некий аналог сверхправа, демонстрируя, кто у нас сверхдержава («кто у нас начальник и где его плеть»).

Оснований для включения в санкционный список четыре:

Существуют нормативные основания для включения в санкционный список.

Установлены и задокументированы фактические обстоятельства, которые позволяют административному органу США применить делегированные ему полномочия, вытекающие из санкционных нормативно-правовых актов.

Соответствующий административный орган США установил соответствие определенного лица, его поведения или действий соответствующему санкционному нормативно-правовому акту США, а установленная деятельность, поведение или лицо не попадают ни под одно из исключений.

Министр финансов США подписал представленное ему подчиненными сотрудниками решение о включении определенного лица в санкционный список.

Если хотя бы одно из первых трех условий не соблюдается, лицо не включается в санкционный список США. При этом ключевым элементом всего является «угроза», которую потенциальный фигурант представляет охраняемым санкционными актами общественным отношениям.

Работает санкционный орган так. Существует Управление по контролю за зарубежными активами (OFAC) – это подразделение внутри департамента контртеррористической и финансовой разведки Министерства финансов США. Деятельность его курирует «целый» OFAC – важнейший орган международного влияния США; его бывший директор Адам Шубин наряду с Дэниелом Фридом был одним из ключевых идеологов президента Барака Обамы. В задачи OFAC входит ведение санкционных списков и контроль за соблюдением американскими резидентами санкционных режимов, а также контроль за воздержанием последних от вступления в отношения с попавшими под санкции юридическими или физическими лицами. Само управление не является правоохранительным органом, в его обязанности не входит реагирование на формальное нарушение требований санкционных актов или установление фактов нарушения санкционного законодательства по запросу заинтересованных лиц. Также OFAC внимательно следит за попытками обхода санкций либо содействия бедолагам, в эти санкции попавшим.

Информация в него поступает из трех основных источников:

а) сведения от материнского департамента обо всех банковских переводах в валюте США, проходящие через американские банки или иные финансовые институты под американской юрисдикцией или контролем;

б) обязательное сообщение американских и международных компаний в отношении попавших под санкции лиц в соответствии c частью 501.601 из 31-й главы Cвода федеральных законоположений;

в) самостоятельно обнаруженная информация в открытых источниках.

Трудно поверить, но последняя категория – это основной источник получения информации о новых санкциях, включая интернет и даже слухи.

Кстати, пример Романа Абрамовича в статье одного из авторов про ордеры на имущество неустановленного происхождения (Unexplained Wealth Orders) оказался в какой-то степени пророческим, потому что совсем не исключил возможность того, что одним из основных источников информации для британских правоохранителей также является наш любимый поисковик Google.

В этот раз не будем трогать счастливо репатриировавшегося из Лондона на Святую землю Абрамовича и проведем эксперимент над другим потерпевшим от санкций. Возьмем, к примеру, другого отечественного олигарха, который попал в санкционный список США 6 апреля этого года. Зовут его Олег Дерипаска.

Итак. При включении его имени в OFAC привели следующую идентифицирующую информацию: «Дерипаска Олег Владимирович, Москва, Россия; дом 64, Северная улица, хутор Октябрьский, Усть-Лабинский район, Краснодарский край, 352332, Россия; 5, Белгрейв-сквер, Белгрейвиа, Лондон SW1X 8PH, Соединенное Королевство; дата рождения: 02 января 1968; место рождения: Дзержинск, Нижегородская область, Россия; гражданин России; гражданин Кипра; пол — мужской (физическое лицо) [UKRAINE-EO13661] [UKRAINE-EO13662]».

Необходимость его включения была обоснована так: «Олег Дерипаска вносится [в санкционный список] в силу исполнительного указа 13661 за то, что он прямо или косвенно действовал от имени или в интересах высокопоставленного должностного лица правительства Российской Федерации, а также в соответствии с указом 13662 в связи с работой в энергетическом секторе российской экономики. Дерипаска сказал, что он не отделяет себя от российского государства. Он также признал наличие дипломатического паспорта и, по собственным утверждениям, представлял российское правительство в других государствах. Дерипаска был фигурантом расследования по фактам отмывания денег, обвинялся в угрозах убийством своим конкурентам, незаконном прослушивании правительственного чиновника; соучастии в вымогательстве и рэкете. Есть сведения, что Дерипаска подкупил правительственного чиновника, заказал убийство одного бизнесмена и был связан в России с организованной преступной группой».

В тексте обоснования в глаза бросается фраза, что бизнесмен не отделяет себя от государства. Запрос этой фразы в Google на английском языке вместе с транслитерированным именем «Олег Дерипаска» выдал – внимание! – 8090 результатов, среди которых есть ряд статей, указывающих на первоисточник этого заявления и множество перепечаток этого материала, в том числе переведенных на русский язык. Материал журналистки Кэтрин Белтон в разделе «Анализ» Financial Times повествует о становлении Олега Дерипаски как алюминиевого магната, упоминает его связь с лидером измайловской преступной группировки Антоном Малевским, родстве с экс-президентом Борисом Ельциным и споре с Михаилом Черным в Высоком суде Англии и Уэльса. Поисковой запрос фразы «Высокий суд Дерипаска Черной» выдаст ссылки на несколько судебных актов, пятый параграф одного из которых содержит указание на вышеуказанный лондонский адрес Дерипаски.

Поисковая система по умолчанию выдает результаты на сегодняшнюю дату в соответствии с текущим местом нахождения пользователя, однако позволяет изменить настройки выдачи в расширенном поиске.

Продолжим наш эксперимент и рассмотрим, какую же конкретно информацию получит управление в Google при запросе «Oleg Deripaska». Для этого изменим место на Вашингтон, США; дата интересующих результатов выдачи — на период до апреля 2018 года; а язык — на английский. На первых страницах выдачи последуют статьи американских СМИ, из которых сотрудник управления узнает примерно следующее:

– Пол Манафорт, бывший глава избирательного штаба Дональда Трампа, в электронном письме предлагал Дерипаске в 2016 году краткие сводки из штаба избирательной кампании, что стало главной уликой в расследовании о предполагаемом вмешательстве властей России в американские выборы;

– агентство Associated Press со ссылкой на дипломатические каналы 2006 года описывает Дерипаску как ближайшего к Путину олигарха, а также одного из двух-трех олигархов, с кем Владимир Путин встречается на регулярной основе;

– в 2006 году Дерипаске было отказано во въездной визе в США, после чего министр иностранных дел России Сергей Лавров неоднократно просил различных государственных секретарей США о выдаче визы Дерипаске. Последняя такая просьба датирована 2016 годом. Также, со ссылкой на Le Figaro, материал приводит публичное возмущение Владимира Путина практикой безосновательного отказа Дерипаске во въездной визе в США.

– за период с 2011 по 2014 год Дерипаска восемь раз побывал на территории США по дипломатическому паспорту. Это стало известно из свидетельского заявления алюминиевого магната в качестве ответчика в суде Манхэттена по иску Александра Гликлада.

А означает все это следующее. Определенный сотрудник управления получил задание найти доказательства связи Дерипаски с государством Российская Федерация. Родной язык этого сотрудника – английский, поскольку по вероятному запросу «Oleg Deripaska Russia state ties» одним из первых в выдаче последовал материал газеты Financial Times одиннадцатилетней давности. Дальнейший сбор информации привел этого сотрудника к находящимся в открытом доступе материалам о разбирательстве в Высоком суде Лондона по иску Михаила Черного; доказательствам связи бизнесмена с государством, Владимиром Путиным и к обсуждению роли Дерипаски в предположительном вмешательстве России в американские выборы 2016 года. В своем комментарии к апрельскому расширению санкционного списка США министр финансов США Стивен Мнучин заявил: «Российское правительство несоразмерно содействует выгоде олигархов и правительственных элит. <…> Российские элиты и олигархи, кто получает выгоду от этой коррумпированной системы, больше не будут изолированы от последствий дестабилизирующей деятельности своего правительства».

Однако вышеприведенные ссылки не упоминают каких-либо фактов, которые можно отнести к фразе «Дерипаска подкупил правительственного чиновника». Соответствующий запрос выдает множество ссылок на англоязычные СМИ, описывающие фильм-расследование Алексея Навального о Насте Рыбке об отдыхе высшего должностного лица правительства РФ – Сергея Приходько на яхте Дерипаски у побережья Норвегии, что может быть истолковано как форма коррупционного правонарушения: получение услуг в нематериальной форме.

В результате собранная сотрудником управления информация подтверждает соответствие Олега Дерипаски всем трем указанным критериям для включения в санкционный список. Но что самое интересное – результат такой работы подтверждает тезис, что главным инструментом в работе OFAC является интернет, а все, что в нем есть, может быть использовано против лица.

Выводы

1. Мы живем в (сверх)новой коммуникативной среде, где известный принцип «нет у вас на Костю Сапрыкина методов» уже катастрофически не работает. Всякая открытая информация, не опровергнутая по твоей инициативе в суде, причем в международно уважаемом (а не условно Басманном) суде, работает против тебя. Интернет по своей информационной ценности не просто равен традиционным СМИ, а превосходит их. Старомодный лоббизм с целью сокрытия той или иной информации в такой коммуникативной среде не работает или работает против.

2. За все в жизни надо платить. Как говорил один известный бизнесмен-мыслитель, «жизнь – супермаркет; бери все, что хочешь, но касса – впереди». Вы сделали состояние на особых отношениях с российской властью и поддерживаете политику не как гражданин, а как активный ее участник? Что ж, исход очевиден. Если у вас есть «искандеры», можете применить их как средство последней надежды. Дай бог, чтобы это не случилось.

3. Олег Дерипаска – один из многих. Один из первых, но не последний. Можем составить список следующих вероятных жертв, соответствующих тем же критериям, что ОВД. Личные отношения с американскими и/или иными политиками никого не спасут. В современном мире при наличии прозрачных унифицированных правил игры такие связи уже не работают. Работает только право, и то не у всех, а только у тех, кто умеет с ним работать, а это штучный и редкий товар.

США. Великобритания. Евросоюз. РФ > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 сентября 2018 > № 2734277 Антон Именнов, Сергей Гландин


Россия > СМИ, ИТ. Транспорт > bfm.ru, 13 сентября 2018 > № 2729338 Николай Подгузов

Подгузов: «В ближайший год лицо отделения «Почты России» кардинальным образом изменится»

Генеральный директор «Почты России» считает, что «роль почтальона, безусловно, должна меняться». Кроме того, он рассказал он совместном предприятии с ВТБ и заверил, что срок ожидания заказа сократится

Генеральный директор «Почты России» Николай Подгузов дал интервью Business FM. По его словам, совместное предприятие ВТБ и «Почты» совершит революцию на рынке доставки посылок и станет конкурировать с коммерческими компаниями. Срок ожидания заказа, например, из Китая, сократится с двух недель до трех дней.

Кроме того, в следующем году «Почта России» станет оператором специальной государственной электронной системы доставки юридически значимой информации, а почтальоны вместо извещений будут разносить по домам еду и потребительские товары. С Подгузовым беседовал Илья Копелевич.

Каково назначение нового совместного предприятия ВТБ и «Почты России»? Что оно будет делать и в какие сроки?

Николай Подгузов: Основная задача нового совместного предприятия с ВТБ — это создание новой логистической инфраструктуры «Почта России» с целью принципиального повышения качества обслуживания граждан. В первую очередь, речь идет о качественной и своевременной доставке посылок. Данный проект предполагает создание 38 логистических центров. Мы охватим этой логистической инфраструктурой более 80% населения нашей страны, и для 34 городов обеспечим доставку: если заказ делается до 12 часов — в этот же день, если же после 12 часов, то на следующий.

ВТБ в данной конструкции выступает только финансовым партнером, инвестором или есть еще какая-то форма кооперации? С учетом того, что ВТБ объявляется основным акционером «Магнита». «Магнит» — это, в том числе, разветвленная логистическая сеть, то, чего «Почте» не хватало все это время. Или тут никакой корреляции не будет?

Николай Подгузов: В данном случае мы и ВТБ владеем 49% акций данного предприятия, две акции находятся у «Магнита», но основная тема этого совместного предприятия — это создание большой логистики. С «Магнитом» мы пересекаемся в других проектах — это развитие розничного формата на «Почте», это поиск синергии от тех транспортных маршрутов, которые есть у нас и в «Магните», таким образом, чтобы повысить уровень загрузки наших маршрутов, наших автомобилей. А логистика — здесь распределение ролей у нас будет следующее: за технологические решения ответственна «Почта России»; реализация проектов в части строительства и контроль строительства — мы совместно ведем функцию генерального заказчика; функция контроля, в которой ВТБ имеет очень серьезную экспертизу, отводится ВТБ. Мы надеемся, что в ближайшие два — два с половиной года мы эту инфраструктуру создадим, наполним ее товарными потоками и обеспечим тот уровень сервиса, который необходим.

В этой новой логистической цепочке останется место традиционным почтовым отделениям? Или логистический центр будет уже напрямую отправлять конечному потребителю?

Николай Подгузов: Безусловно, роль отделений почтовой связи будет оставаться очень значительной. Мы в наших логистических центрах будем осуществлять сортировку чаще всего до отделения почтовой связи, откуда либо курьерской доставкой…

Там две опции будет: вы можете прийти сами, вам могут принести на дом — и это происходит уже через отделение?

Николай Подгузов: «Последняя миля» устроена через отделение.

На протяжении многих лет почтовое отделение становилось постоянным объектом критики: дескать, работают там не те люди, зарплату получают маленькую, работают плохо, современными технологиями не владеют. Что вы собираетесь с этим делать?

Николай Подгузов: Я считаю, мы достаточно много изменений закладываем уже сейчас. Это, в первую очередь, цифровизация всех бизнес-процессов, которые у нас есть на почте. Большая работа здесь проведена, мы запустили несколько очень важных проектов по учету товарно-материальных ценностей, по выстраиванию правильной продуктовой линейки, правильной организации бэк-зоны в отделениях почтовой связи. Все это направлено на то, чтобы сократить скорость обслуживания одного клиента, чтобы упростить задачу операторам. Ну, и, безусловно, сама сеть почтовых отделений зачастую находится в не очень хорошем физическом состоянии. Мы активизировали программу ремонтов. Порядка 3 тысяч отделений в этом году должны быть обновлены. В ближайший год лицо отделения «Почты России» кардинальным образом изменится.

Две стороны в работе современной почты. С одной — прекрасная сеть для интернет-торговли, доля которой очень быстро растет. С другой — никому не нужный труд по разносу бумажных уведомлений по всем почтовым ящикам. Может ли быть проведена в этом смысле большая реформа?

Николай Подгузов: Роль почтальона, безусловно, должна меняться. Почтальон, который заходит в каждый дом, общается с каждым потребителем, может предоставлять новые современные услуги: социальные услуги, может выступать доставщиком товаров. Сейчас у нас порядка 15 тысяч почтальонов оснащены переносными платежными терминалами, которые могут, во-первых, принять оплату за жилищно-коммунальные услуги. Но в перспективе какая-то покупка могла бы быть осуществлена. Мы с «Магнитом» сейчас тестируем наш розничный формат.

Еда на дом?

Николай Подгузов: В том числе. Почему бы нет? Это те тенденции, которые преобладают на рынке — совмещение онлайн-возможностей с большой сетью доставщиков, та функция почтальона, которая могла бы быть востребована.

Могла бы быть — или производятся какие-то организационные уже усилия? Он не должен разносить по ящикам никому не нужные извещения. Почта может поставить вопрос, чтобы как-то изменилась наша нормативная база, чтобы прекратить этот бесплатный труд? Потому что, мне кажется, пока почта им занимается, экономической эффективности добиться будет очень трудно.

Николай Подгузов: Дело в том, что почта выступает доставщиком юридически значимой корреспонденции. Для того, чтобы оперировать в официальных органах, именно доставка почтой считается юридически значимой. Для того, чтобы уйти от бумаги, а мы, конечно, понимаем, что эта задача перед нами стоит, необходимо ввести государственную электронную почтовую систему, чтобы вся юридически значимая корреспонденция приходила бы в специальный почтовый ящик в электронном виде. И вот таким оператором государственной электронной почтовой системы, «Почта России» естественным образом должна становиться. Вот выход из той ситуации, когда отпадет необходимость доставки уведомлений в почтовые ящики.

Когда это может произойти?

Николай Подгузов: Думаю, должно произойти на горизонте 2019 года.

Новые 38 логистических центров: это будет абсолютно заново, с листа построенная система? Или она все-таки будет связана с тем, что у почты было уже до сих пор?

Николай Подгузов: Где-то это будут совершенно новые центры, где-то — обновленная инфраструктура почты, действующая. Где-то это будут арендованные мощности. Но в комплексе — связанные еще правильным транспортным сообщением, правильным IT-продуктом. Это будет давать высокую эффективность доставки. Мы буквально недавно были в Шанхае с визитом на логистические центры. Я вас уверяю, мы сделаем не хуже, чем самые современные логистические технологии. Для Москвы в конце года — начале следующего перейдем на абсолютно рыночные сроки доставки в пределах 24 часов.

Откуда до какой точки?

Николай Подгузов: Из логистического центра до конечного потребителя.

Сейчас основной поток наверняка идет из Китая, вот интересно даже, в каких процентах. Наш основной товарный поток в интернет-торговле — в целом срок доставки можно спрогнозировать?

Николай Подгузов: Если говорить о цифрах, в этом году примерно на 30% больше отправлений, чем в прошлом году. Сейчас мы можем говорить о том, что примерно 470-480 млн отправлений мы по итогам 2018 года обработаем. Три четверти этих отправлений приходится на трансграничную торговлю, и только одна четверть — на российский оборот. Но и российский оборот растет весьма значительными темпами. Если говорить о дешевых товарах, которые заказывают на, допустим, площадках типа AliExpres, сроки их доставки в настоящее время составляют где-то две недели. У меня самое быстрое было 11 дней. Я старался инкогнито заказать эти товары.

А сколько вы таких посылок себе инкогнито заказали?

Николай Подгузов: Шесть. Я заказал себе несколько проводов для iPhone, утюг и небольшой чехол для телефона. Все дошло.

Значит, самый лучший был показатель 11 дней, а худший?

Николай Подгузов: Худший — 18. Но это примерно те рыночные сроки, которые у нас сейчас присутствуют. Все распадается на срок передвижения товара по Китаю, срок так называемой магистральной логистики, когда либо поездом, либо самолетом этот товар передвигается, в данном случае, из Китая до логистического центра, и срок, за который из логистического центра этот товар попадает в отделение почтовой связи или в участок курьерской доставки. Наша задача — контролировать все стадии доставки. В том числе, и «первую милю» китайскую. Чтобы организовать экспресс-каналы доставки, мы будем в Китае до конца года учреждать 100-процентную нашу дочернюю компанию и ставить себе целью, сократить сроки доставки из Китая в Россию до недели, а впоследствии, с запуском нашей системы, до трех дней.

Глава «Почты России» также сказал, что после того, как заявленные цели будут достигнуты, предприятие станет одним из главных операторов и по экспресс-доставке товаров, оттянув часть маржи у существующих игроков этого рынка.

Илья Копелевич

Россия > СМИ, ИТ. Транспорт > bfm.ru, 13 сентября 2018 > № 2729338 Николай Подгузов


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 7 сентября 2018 > № 2724568 Андрей Панов

Буквы и цифра. Как технологии меняют жизнь школьников

Андрей Панов

Партнер Bain & Company

Москва вошла в группу мегаполисов, которые еще не используют все цифровые технологии, но активно наращивают их присутствие в школе

Образование остается одной из немногих сфер, где за последние сто лет мало что изменилось. При этом глобализация практически не коснулась школьного образования — в мире нет единой общепринятой успешной системы. Высокие результаты обеспечивают абсолютно противоположные подходы. Так, в Шанхае школьники проводят в классах по 9 часов и по 14 часов в неделю тратят на домашние задания, в каждом классе по 35-40 человек, по окончании школы сдается два сложнейших экзамена, которые во многом определяют дальнейшую судьбу, помещения традиционные, в большинстве школ действует запрет на мобильные телефоны. А в Хельсинки учатся по 5 часов, домашние задания требуют не более 3 часов в неделю, в классах по 20 человек, экзамен всего один, и его результаты имеют ограниченный вес при поступлении в университеты, вместо традиционных парт часто используются свободные пространства, цифровые технологии и прочие инновации активно применяются.

Однако, как выяснилось в ходе нашего недавнего исследования, эти столь разные системы образования двух мегаполисов демонстрируют одни из лучших результатов в мире. Команда Bain анализировала эффективность систем образования в 20 ведущих мегаполисах мира по 22 показателям и трем ключевым направлениям: уровень знаний учащихся в городе, использование современных цифровых технологий в школах, возможности по развитию индивидуальных талантов / дополнительное образование (полная версия отчета The State of the Schools in 20 Major Cities, 2018).

При всей разности подходов система образования во всех странах в ближайшие годы будет вынуждена кардинально меняться под влиянием таких глобальных трендов, как проникновение цифровых технологий во все сферы, быстрая смена востребованных профессий, рост продолжительности жизни, увеличение социального неравенства и растущая конкуренция между мегаполисами за человеческий капитал. Рассмотрим лишь один из этих вызовов — цифровизацию.

Проникновение цифровых технологий в школьное образование пока ограничено. Но мировой рынок образовательных технологий стремительно растет — по прогнозу IBIS Capital & EdtechX Global, к 2020 году он вырастет до $252 млрд, то есть за пять лет практически в два раза (в 2015 году — $133 млрд). И эти технологии создают стимул для изменения систем образования. В частности, все более популярным будет удаленное обучение с привлечением топовых экспертов, что повысит уровень доступности качественного школьного образования. На базе школ будут формироваться экосистемы, появится новая образовательная экономика, не ограниченная изданием учебников и пособий или проведением оптоволоконного кабеля в школы. Персонализация обучения будет углубляться — использование методов Big Data и продвинутой аналитики позволят максимально развивать способности конкретного ученика. А применение VR и AR (виртуальной и дополненной реальности), цифровых игровых методов позволят создать недорогую альтернативу лабораториям и увеличить вовлеченность школьников в учебный процесс. Рано или поздно в школах будут использоваться в основном электронные учебники.

Таким образом, внедрение цифровых технологий в школе становится одним из основных направлений развития образования. Это новый рычаг для роста доступности образования и в то же время механизм повышения эффективности получения знаний. Для развития будущих экосистем уже сегодня нужно делать упор на цифровизации по трем направлениям: инфраструктура, контент и коммуникации. Именно по этим критериям мы и оценивали проникновение цифровых технологий в школы на текущий момент в ведущих городах мира. Москва вошла в группу мегаполисов, которые еще не используют все цифровые технологии, но активно наращивают их присутствие в школе, — техническая оснащенность столичных школ сравнима с Гонконгом, Мадридом, Сингапуром и Хельсинки.

По оснащенности интерактивными досками Москва находится на 9-м месте, по наличию Wi-Fi в школах — пока на 16-м. А вот в том, что касается не учебной, а общей цифровой инфраструктуры, которая создает комфортную среду в школе, Москва лидирует — электронная идентификация на входе, в том числе обеспечивающая безопасность, есть в подавляющем большинстве школ столицы, чем другие мегаполисы не могут похвастаться. Из той же сферы приложения и цифровые карточки для оплаты питания в столовой. Проект «Московская электронная школа», предполагающий переоснащение школ и развитие цифровых методов преподавания, реализуется с 2016 года. На момент исследования были переоснащены 38% школ, до конца 2018 года планируется довести долю до 100%.

Что касается коммуникаций, то электронный дневник, запущенный в Москве два года назад, оказался очень эффективным инструментом — возможность удаленно отслеживать расписание и успеваемость в других мегаполисах мира реализована в меньшей степени. Учителя активно включились в создание электронного контента — в проекте «Библиотека МЭШ», позволяющем учителям бесплатно обмениваться сценариями уроков, участвует большинство московских педагогов. Пополнение контента «Библиотеки МЭШ» стимулируют такие механизмы, как надбавка учителям за активное участие и гранты за размещение востребованного контента (более 200 учителей получили от 50 000 до 150 000 рублей). Мировые платформы обмена контентом для учителей работают как маркетплейсы, контент в основном платный.

Поскольку электронные материалы и цифровая инфраструктура становятся неотъемлемой частью учебного процесса, школьники должны быть на 100% оснащены девайсами для того, чтобы читать электронные учебники, смотреть учебные фильмы, проходить тесты. Есть две опции. В Гонконге, например, школам рекомендуют практику BYOD (Bring-your-own-device), позволяя ученикам работать на собственных устройствах и предоставляя «школьные» при необходимости. Это снижает экономическую нагрузку на школы и способствует большей вовлеченности учеников — они используют тот же девайс и в обычной жизни. А вот Швеция обеспечивает каждого ученика на время учебы планшетом или ноутбуком, закупают их школы либо муниципалитеты — использование одинаковых устройств делает более гладким учебный процесс, снижает социальное неравенство и позволяет централизованно фильтровать контент.

Проникновение цифровых технологий требует также внедрения новых ролей и процессов на уровне школы. В Сингапуре, например, Министерство образования ввело в штатном расписании каждой школы должность менеджера по информационным и коммуникационным технологиям. В его задачи входит внедрение IT-стратегии в школе, ведение школьных IT-систем, управление закупками IT-систем, организация тренингов для учителей, обеспечение информационной безопасности и коммуникация с министерством. А в Гонконге упор делают на обучение учителей — там разработана целая система тренингов для преподавателей по использованию цифровых технологий.

В свою очередь цифровизация отраслей за пределами школы создает запрос на изменение содержания учебных программ. Сегодняшние школьники выйдут уже на совершенно новый рынок труда. По прогнозам, цифровизация может перераспределить богатство в сторону 20% высококвалифицированных специалистов. Из-за внедрения цифровых технологий к 2030 году в США невостребованными окажутся 25% рабочих мест, что гораздо больше, чем при внедрении автоматизации в 1970–1990-е годы. В то же время каждый год появляются новые профессии, связанные с искусственным интеллектом, дронами, роботами. Ответ на этот вызов во всем мире требует не только внедрения цифровых технологий, но и системного изменения подходов к школьному образованию.

Во многих передовых системах мира школьная программа уже включает в себя предмет «цифровые технологии». В Сиднее, например, большая часть курса посвящена практической работе — как применять данные и алгоритмы в реальной жизни. В курс входят и разработка приложений, и базовая робототехника, и создание пользовательских интерфейсов веб-сайтов и видеоигр.

Подобных знаний в текущей школьной программе в России не дает ни «информатика», ни «технологии» (по сути, навыки работы по дому). Одно из предлагаемых решений — изменить программу, внедрив предмет «цифровые технологии», где школьники изучали бы анализ данных и работу с софтом для решения реальных задач. Только разработан он должен быть централизованно, с привлечением специалистов ведущих технологических компаний. Причем курсы должны быть разными по содержанию для обычных и инженерных классов.

До сих пор мы говорили о Москве. Уровень оснащенности школ интерактивными досками и степень продвинутости в целом в регионах будет, конечно, совершенно иным. Но как раз цифровизация дает возможности получать качественные знания независимо от географии. Развитие онлайн-обучения, кстати, открывает в том числе и для московских школ экспортные возможности — проведение уроков для учеников в других областях, в странах СНГ и для русскоязычных школьников в дальнем зарубежье.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 7 сентября 2018 > № 2724568 Андрей Панов


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 сентября 2018 > № 2724567 Андрей Воробьев

«Отключение интернета»: развенчиваем мифы

Андрей Воробьев

Директор Координационного центра доменов .RU/.РФ

Руководитель компании, занимающейся делегированием доменов в интернете, объясняет, откуда взялись слухи об отключении интернета и почему они сильно преувеличены

Последние два дня российские СМИ будоражит новость о том, что якобы 11 октября можно ожидать глобальные сбои в работе всего мирового интернета из-за того, что корпорация по присвоению доменных имен и IP-адресов (ICANN) собирается менять какие-то ключи. Интерпретаций было огромное количество, но почти все они равноудалены от реальности. Для того, чтобы лучше разобраться, что же нам все-таки предстоит, надо сделать шаг назад и коротко описать, как на самом деле устроена система интернет-адресации.

Всемирная записная книжка

Каждый раз, когда мы пытаемся зайти на сайт, открыть мобильное приложение или отправить письмо по электронной почте, наш провайдер пытается узнать для нас адрес этого ресурса или приложения. Для этого он обращается в глобальную базу данных, которая называется DNS. Это своеобразная всемирная записная книжка, в которой всем доменным именам соответствуют IP-адреса серверов, на которых лежат нужные нам сайты. Отправив в запросе доменное имя, мы в ответ получаем IP-адрес, при помощи которого находим необходимый ресурс.

Ответы системы DNS подписываются электронной подписью. Это нужно для того, чтобы никто не перехватил адрес по дороге и не подменил его, отправив нас на какой-нибудь сторонний (например, мошеннический) ресурс. Благодаря подписи мы можем быть уверены, что зашли именно туда, куда собирались изначально.

Подпись создается при помощи двух ключей, которые служат своеобразным паролем. Именно эти ключи корпорация ICANN и собирается менять в ближайшем будущем. Сама по себе смена ключей — рядовая операция, которую регулярно производят все мировые организации, ответственные за управление доменными зонами. Это необходимая часть стандартных процедур по информационной безопасности. Менять ключи время от времени надо для того, чтобы быть уверенным, что они не утекли на сторону и не стали доступны третьим лицам. Точно так же мы сами меняем пароль к своей электронной почте или личному кабинету в банке.

Электронная подпись здесь выступает виртуальным нотариусом: благодаря ей мы можем быть уверены в правильности того, что к нам пришло. Смена ключей электронной подписи — это как смена печати у нотариуса: чтобы по-прежнему доверять документу, мы должны быть заранее оповещены, что эта печать изменилась.

Процедура смены ключей во многом автоматизирована и проходит сама, без участия человека. Однако некоторые операторы связи, особенно те, кто пользуется устаревшим программным обеспечением, могли не настроить свое оборудование так, чтобы автоматически получать новый ключ. А это значит, что в какой-то момент они могут «не узнать» пришедший от DNS ответ и не передать адрес ресурса пользователю. А у того, соответственно, не откроется сайт или не заработает приложение.

Риск, что «что-то пойдет не так», когда-то действительно существовал. Небольшие операторы, особенно в развивающихся странах, не слишком спешили обновлять свое оборудование и программное обеспечение, а также выставлять правильные настройки. Однако в настоящее время число таких операторов крайне незначительно. Различные эксперты дают очень широкий разброс оценок, однако нам наиболее правдоподобной кажется следующая цифра: встретиться с затруднениями могут 0,04% пользователей.

При этом для всех других пользователей не изменится ничего вообще. Ни о каком замедлении скорости интернета речи не идет — проблема стоит гораздо «выше» по иерархии и проявляется еще во время запроса, а не во время скачивания. Кроме того, даже проштрафившийся оператор не будет так работать долго — инженеры следят за работой оборудования и обязательно обратят внимание на аномально большое количество ошибок.

Наконец, и сам ICANN, и все техническое сообщество непрерывно говорят об этой проблеме уже несколько лет, поэтому о проблеме ротации ключей осведомлены все, кто хоть сколько-нибудь соприкасается с настройкой сетевого оборудования.

Развенчание мифов

Самое интересное в этой ситуации — поближе рассмотреть возникающие мифы. В них, как в пятнах Роршаха, люди видят собственные страхи. И, конечно же, их надо развенчать.

Миф 1: спланированное действие. Якобы смена ключей позволит отключать интернет извне несогласным странам и территориям. Это, конечно же, не так. Система адресации едина, и правила подписи DNS действуют для всех, независимо от того, где пользователи расположены и какого политического курса придерживаются. В какой-то мере работу этой части адресной системы можно сравнить с законом физики, который действует абсолютно неизбирательно.

Миф 2: окно возможностей для злоумышленников. Технически сыграть на смене ключей не получится, но всегда есть возможности для социальной инженерии, когда мошенники используют страх и непонимание того, как работает адресная система интернета. Поэтому лучший способ не повестись на такие уловки — просто не слушать сомнительные источники.

Кстати говоря, совершенно аналогичная ротация ключей в национальных доменных зонах .RU и .РФ происходит регулярно, раз в три месяца, на протяжении уже многих лет. Это ни разу не приводило к каким-то сбоям в работе. Смена ключей происходит абсолютно незаметно как для пользователей, так и для владельцев сайтов.

В некоторых экспертных кругах очень популярно сравнение интернет-инфраструктуры с банковским бизнесом: лучший банк — самый скучный банк. Если о нем нет новостей, значит, у него все хорошо. Так и здесь: инфраструктура интернета — это нечто, что лежит невидимым слоем под привычными нам сайтами, приложениями, социальными сетями и электронной почтой. Она просто работает, и мы можем ничего не знать, что и как там происходит «под капотом». Именно поэтому я уверен, что 11 октября будет у нас, как у того камня в лесу, еще одним днем, когда ничего не произошло.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 сентября 2018 > № 2724567 Андрей Воробьев


Россия > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 4 сентября 2018 > № 2722149 Алексей Алексенко

Распознать депрессию: роботы станут психиатрами

Алексей Алексенко

Редактор Forbes

В Массачусетском институте технологий разработана модель нейронной сети, способная распознавать в устной и письменной речи человека признаки того, что он страдает депрессией

В классическом тесте Тьюринга происходит беседа между искусственным интеллектом и человеком. Если человек приходит к выводу, что в ответах собеседника что-то не так — возможно, он разговаривает с бездушной машиной, — считается, что искусственный интеллект завалил экзамен. Пока компьютер способен пройти тест Тьюринга только в самом примитивном виде. Однако машины, оказывается, умеют кое-что другое: они и сами могут проанализировать речь человека и понять, что с этим человеком не все так просто. Например, что он страдает психическим расстройством.

На конференции Interspeech 2018, проходящей в эти дни в Индии, представлена работа ИТ-специалистов из Массачусетса. Их программа анализирует человеческую речь — например, аудиоинтервью или письменные ответы на вопросы — и с высокой точностью предсказывает, страдает ли собеседник депрессией.

По данным специалистов, симптомы большого депрессивного расстройства (БДР) хотя бы раз в жизни испытывал каждый шестой житель планеты. Большинство таких состояний остается недиагностированным, однако в развитых странах это одна из самых частых причин обращения пациентов за профессиональной психиатрической помощью. Кроме БДР, специалисты нередко говорят о депрессии как симптоме других психических состояний. Суммарный экономический ущерб от депрессии приближается к ста миллиардам долларов в год.

Для первичной диагностики депрессии и БДР психиатр задает пациенту целый ряд вопросов о его образе жизни, настроении, привычках. На основании ответов делаются выводы о наличии симптомов расстройства. Компьютер уже давно пришел на помощь врачам-психиатрам: разработаны компьютерные тесты, где пациент должен ответить на определенный набор вопросов, а алгоритм оценивает вероятность наличия заболевания. Однако эти тесты используют фиксированный набор вопросов, что сужает область их применимости.

Алгоритм, предложенный специалистами из Кембриджа, устроен по-другому. Он способен анализировать любой вид человеческой речи и не привязан к определенным вопросам и даже темам разговора. Такая программа может, к примеру, стать основой приложения для смартфона, которое будет анализировать характеристики речи владельца и своевременно предупреждать его о необходимости визита к специалисту. Свой подход авторы назвали «бесконтекстным моделированием».

Самообучающийся алгоритм, построенный по принципам нейронной сети, получил в свое распоряжение большую выборку образцов речи разных людей, среди которых были пациенты с БДР. Компьютер выделил в них характерные признаки заболевания. Например, человек, страдающий депрессией, чаще использует определенные слова-маркеры («грустно» или «хуже»), речь его более монотонна и характеризуется понижающейся интонацией, паузы между словами длиннее, а темп речи замедлен. Все эти признаки и раньше ассоциировались с депрессией, но в данном случае алгоритм сам принимал решение, насколько тот или иной признак показателен и надежен.

Эффективность программы оценивалась по двум параметрам: какая доля страдающих депрессией была выявлена алгоритмом и у какой доли пациентов, которых программа сочла страдающими депрессией, действительно был такой диагноз, поставленный врачом-психиатром. Средние результаты: 71% и 83% соответственно. Подобная точность была совершенно недоступна всем предыдущим алгоритмам. Интересно, что компьютеру оказалось проще анализировать письменную речь: для постановки диагноза было достаточно в среднем семи ответов на произвольные вопросы, тогда как при анализе устной речи требовалось около тридцати произнесенных фраз.

Как это нередко бывает с алгоритмами искусственного интеллекта, исследователям пока неясно, какие именно речевые паттерны преимущественно использует машина для принятия решения. Это им предстоит установить. Другое направление работы — использовать алгоритм для диагностики других психических состояний, например, деменции.

Россия > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 4 сентября 2018 > № 2722149 Алексей Алексенко


Гонконг. США. ЦФО > СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 3 сентября 2018 > № 2722159 Мария Абакумова

Сети подземелья. Почему так сложно запустить WI-FI в метро

Мария Абакумова

журналист

Москва гордится тем, что точка доступа к Wi-Fi есть в каждом вагоне, а в тоннелях установлены 900 базовых станций и проложено 880 км кабеля. Зато на самих станциях высокоскоростного интернета нет

С 2014 года пассажиры столичной подземки могут пользоваться бесплатным интернетом, несколько позже Wi-Fi появился и в наземном городском транспорте, что удивило многих, поскольку там вполне доступен обычный мобильный интернет с приличной скоростью. Очень скоро автовладельцы, которые спускались в метро и хоть раз подключали свои смартфоны к сети MT Free, столкнулись с проблемами: когда едешь по навигатору и обгоняешь медленный автобус или трамвай, устройство перестает работать. Телефон автоматически подключается к сети Wi-Fi, но, чтобы выйти в интернет, нужно посмотреть рекламный ролик. Если сеть не «забыть» принудительно, можно остаться без связи в самый напряженный момент.

Так или иначе, высокоскоростной интернет в метро России появился раньше, чем во многих крупных мегаполисах мира. Организовывать его можно разными способами. Москва гордится тем, что точка доступа к Wi-Fi есть в каждом вагоне, а в тоннелях установлены 900 базовых станций и проложено 880 км кабеля. Зато на самих станциях высокоскоростного интернета нет. В Лондоне, например, компания Virgin Media обеспечила широкополосным интернетом все станции подземки, но о скоростном интернете в тоннелях пока только начинают говорить.

Нью-йоркскому метро 110 лет, в тоннелях очень сыро и много крыс, с трудом установленному оборудованию требуется повышенная защита, перечисляет трудности, с которыми сталкиваются инженеры, портал Techcrunch. Компания Transit Wireless, созданная, чтобы построить сеть высокоскоростного интернета в нью-йоркской подземке, начала работу еще в 2005 году. К 2011-му интернет появился на шести станциях метро, и только в прошлом году, спустя 12 лет с момента подписания контракта, широкополосный интернет охватил все станции. Объем инвестиций увеличился с запланированных $200 млн до $300 млн (в Москве, по данным «Максима Телеком», более $70 млн).

В Гонконге одна из самых загруженных систем скоростного рельсового транспорта: 220 км путей, 158 станций, 2 млрд пассажиров в год. Компания RFE установила оборудование для высокоскоростного интернета на всех станциях. «Условия работы были очень сложные, — сказано в отчете RFE. — Метро закрывается в час ночи, а иногда и в половине четвертого утра. А до некоторых мест, где установлено оборудование, только добираться пешком по тоннелям 50 минут».

По данным исследования «Интернет в подземных рельсовых системах» ассоциации UITP («Прогрессивный общественный транспорт»), интернет в той или иной степени доступен всем пассажирам вошедших в выборку систем метро в регионе Ближнего Востока и Северной Африки (например, ОАЭ) и почти всем в тихоокеанской Азии. Эти системы в основном новые, в то время как европейскому или североамериканскому метро порой более 100 лет и оборудовать его новой техникой сложнее. Чаще всего строителем и оператором системы широкополосного доступа в интернет выступают телекоммуникационные компании, мобильные операторы. В некоторых случаях прибегают к услугам сторонних компаний, как «Максима Телеком» в Москве. 70% метрополитенов, принявших участие в исследовании, предоставляют интернет и на станциях, и в поездах, 21% — только на станциях, а всего 5% — только в поездах, как в Москве.

Многие эксперты-транспортники размышляют сейчас о том, что широкополосный интернет в метро нужно не только развивать, но и ограничивать. Люди привыкают пользоваться Wi-Fi в транспорте как дома: смотрят видео и слушают музыку, и пропускной системе подземного интернета справляться с этим все сложнее. В Гонконге пассажир может подключиться к Wi-Fi в метро только пять раз по 15 минут в день. В Лондоне ограничивают доступ к некоторым сайтам, например тем, где есть призывы к суициду или порнография. В Москве пассажиру для подключения к Wi-Fi требуется авторизоваться (таковы нормы законодательства) и посмотреть рекламный ролик, причем если происходит разъединение, что случается нередко, смотреть ролик придется снова и снова.

Гонконг. США. ЦФО > СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 3 сентября 2018 > № 2722159 Мария Абакумова


Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 30 августа 2018 > № 2718008 Александр Лосев

Цифровой шторм. Будет ли новый крах доткомов

Александр Лосев

генеральный директор «УК Спутник — Управление капиталом»

Акции гигантов новой экономики стремительно падают. Не пора ли их продавать?

FAANG — это самый известный акроним глобального фондового рынка, состоящий из первых букв пяти наиболее популярных акций сектора цифровых технологий: Facebook, Amazon, Apple, Netflix и Google. Акции этих компаний демонстрировали экстраординарный рост котировок на протяжении нескольких лет подряд, озолотив своих инвесторов (почти 500% за три года), и стали подлинным локомотивом ралли на фондовом рынке США. Капитализация FAANG на конец первого полугодия 2018 года составляла $3,8 трлн (это больше, чем ВВП Германии), а между Amazon и Apple даже развернулось своеобразное соревнование, кто первым достигнет стоимости $1 трлн. Акции FAANG на конец июня составляли 30% капитализации индекса NASDAQ.

Гром грянул в июле. Евросоюз оштрафовал Google на рекордные $5 млрд за монопольное положение Android, следом произошло падение акций Netflix на 14,1% после публикации разочаровавшей инвесторов отчетности, а затем и крупнейший за всю историю американского биржевого рынка дневной обвал котировок соцсети Facebook на 20% — ее капитализация одномоментно снизилась на $120 млрд на прогнозах менеджмента, что впереди у компании годы более низкой прибыли. Подъем котировок Amazon и Apple сменился осторожной коррекцией. Все это в совокупности дает повод вновь задуматься, не является ли FAANG таким же финансовым пузырем, каким на рубеже нового тысячелетия оказались доткомы.

Цифровой воздух

Смартфоны, компьютеры и прочие гаджеты стали доступны для нескольких миллиардов человек на земле, и в конечном счете именно потребитель своими деньгами постоянно платит компаниям за возможность ежедневно пользоваться достижениями цифровых технологий. Колоссальный массив данных, которые можно собрать с помощью цифровых устройств, — Big Data — теперь является ценнейшим ресурсом для бизнеса. Ведь он позволяет создавать новые сервисы, подстегивать продажи и влиять на потребительские предпочтения.

Корпорации FAANG смогли за несколько лет утвердиться на основных направлениях цифровизации — это поисковые системы и навигация, цифровое видео, интернет-торговля, социальные сети и мессенджеры, мобильные приложения для смартфонов, индустрия развлечений. В США 78% ВВП создается сферой услуг (в том числе и финансовых), и поэтому считается, что успех бизнеса — это следование стилю FAANG.

А сама «великолепная пятерка» стала рассматриваться как база для создания «Великого дирижера» — системы, в которую будет встраиваться не только сектор торговли и услуг, но и государственное управление, образование, медицина, транспорт и прочее. Ну как тут не купить побольше акций таких перспективных компаний с блестящим будущим?

Новая философия

На классическом рынке акций инвесторов обычно интересовало соотношение стоимости бумаги к доходу на нее — так называемый коэффициент P/E и ряд сходных показателей — P/B, P/S, EV/EBIT. Считалось, что акции компаний оценены по справедливой стоимости, если соотношение P/E находится в диапазоне 12–14. Условно говоря, это число соответствует количеству лет, за которые дивидендные выплаты вернут инвестору первоначально вложенные в акцию деньги. Но сейчас эти показатели уже мало кого волнуют. Когда на рынке бум, единственное, что имеет значение в глазах инвесторов, — это совокупный годовой темп роста (Compound Annnual Growth Ratе, или CAGR), который дают акции.

CAGR для акционеров состоит из трех компонентов, главный — прибыль от роста бизнеса, далее идет положительная рыночная переоценка стоимости и, наконец, доход от дивидендов. Усредненное соотношение P/E у FAANG доходило до 130 (у Amazon и сейчас 187), что свидетельствовало о невероятно завышенной рыночной стоимости, при этом акции продолжали расти. Никого не интересовали ни убытки Amazon в прошлых кварталах (про Tesla нечего и говорить), ни тот факт, что дивидендная доходность акций S&P 500 сейчас 1,98%, а годовая безрисковая ставка бумаг Казначейства США — 2,41%, ни политический скандал вокруг утечки персональных данных из Facebook.

Инвесторы покупают то, что растет, что модно, куда идут капиталы, и фокусируют на популярных активах внимание хедж-фондов. Ведь «индекс страха» VIX находится вблизи исторических минимумов, волатильность низкая, а на рынке уже несколько лет не было больших движений вниз.

Возврат в реальный мир

Деревья не растут до небес. Компании FAANG стали слишком большими, чтобы и в последующие годы поддерживать прошлые темпы роста. Осталось относительно мало людей, не охваченных цифровыми сервисами.

Аудитория Facebook начала сокращаться, а маржинальность рекламы в соцсети снизилась. Затраты Netflix уже не соответствуют росту подписчиков на видеоконтент. Apple с каждым годом все труднее конкурировать с компаниями из Юго-Восточной Азии. Финансовые показатели Amazon неустойчивы, ее прибыль держится за счет «облачного» бизнеса и рекламы. Бизнес Google может быть ограничен не только в Азии (в Китае поисковая система под запретом), но и в Европе.

А на финансовых рынках сгущаются тучи. Разворот кредитного цикла, сокращение ликвидности, рост учетной ставки ФРС США и стоимости денег для компаний, общая закредитованность правительств, корпораций и населения, торговые войны — все это не предвещает ничего хорошего как бизнесу FAANG, так и остальному рынку в целом.

Акциям FAANG предстоит коррекция вниз как минимум на 35–45% от текущей стоимости, чтобы их оценка и показатели квартальной прибыли (EPS) начали соответствовать новым реалиям. Так что пока еще сияющий в небесах воздушный шар FAANG скоро сдуется. Однако он не лопнет как пузырь хотя бы потому, что цифровизация в мире будет продолжаться, охватывая большинство сфер человеческой деятельности.

Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 30 августа 2018 > № 2718008 Александр Лосев


Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 августа 2018 > № 2716477 Петр Чернышев

Умные контракты: как использовать лидеров мнений в бизнесе

Петр Чернышев

Лидер проекта Smmarty Петр Чернышев о том, почему маркетинг влияния набирает обороты и как создать бизнес на этом рынке

Объем рынка Influencer marketing («маркетинг влияния») растет. Повышается интерес к продвижению продуктов у лидеров мнений — в последние два года запрос influencer marketing вырос в Google Trends на 400%. В широком понимании Influencer marketing — это продвижение продукта через авторитет. Лучший способ заявить о себе — рассказать через человека, которому доверяют.

Маркетинг влияния

Лидеры мнения — это далеко не только политики и звезды кино и эстрады. Соцсети создали новых звезд — блогеров, инфлюенсеров. Эти люди рассказывают о том, что ели на завтрак, какой краской покрасили волосы, в каком ресторане отмечали день рождения. И реклама в их сообщениях не выглядит как реклама, она выглядит как рекомендация и дружеский совет.

В 2016 году мировой рынок IM оценивался в $2,5 млрд. В России этот рынок исследован мало. По данным некоммерческого партнерства содействия развитию интерактивной рекламы IAB Russia, российский рынок маркетинга влияния может составлять от 2 млрд до 8 млрд рублей в год. По оценкам заместителя министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Алексея Волина, в России сегодня насчитывается 15 000–17 000 блогеров, их общий заработок составляет до 10 млрд рублей в год.

Как пришла идея сервиса Smmarty

Идея упростить и автоматизировать работу с блогерами не нова, но учитывая запросы рынка и пользователей, требования к такому сервису меняются и повышаются каждый день.

Моя жена работает в PR. Она сотрудничает с блогерами, используя этот коммуникационный канал для продвижения клиентов. Четыре года назад, чтобы запустить массовую акцию в Instagram или чтобы пригласить блогеров на мероприятие бренда, она вручную составляла базы, подбирая в сети подходящих задачам блогеров. Так появлялись дружеские связи и пул лояльных блогеров. Но работа отнимала очень много времени. Тогда мы решили объединить усилия и создать платформу, которая автоматизирует процесс. Собрать правильных людей и создать хорошую команду — важные условия успеха. На момент старта работы над проектом у меня уже было агентство, которое занимается мобильной (iOS, Android) и web-разработкой. Имея команду проверенных IT-специалистов, нам было немного проще запускать работу по Smmarty. В поиске сотрудников я предпочитаю использовать канал сарафанного радио и рекомендаций знакомых. В итоге так нашли фронтендера и юриста. Поиск юриста занял более двух месяцев — кандидата подсказал один из клиентов.

Рынок, спрос и конкуренты

Начав продумывать идею проекта, мы стали изучать рынок Influencer marketing и сервисов для работы с блогерами, который находится на этапе формирования. Маркетологи пока еще не пришли к автоматизации подобной работы. Многие привыкли работать с агентствами, кто-то собирает базы блогеров вручную. Согласно исследованию TapInfluence 73,9% рекламодателей общаются с блогерами напрямую или через менеджмент блогеров. 20% обращаются к услугам агентства. 14,8% используют платформы для взаимодействия с блогерами. При этом 67,6% маркетологов отмечают, что основной сложностью в работе является поиск подходящих под задачи проекта блогеров. На западном рынке сервисы по подбору блогеров появились значительно раньше, чем на российском.

Определившись с бизнес-идеей и проанализировав рынок, мы нарисовали Mind map со всеми возможными механиками (изначально их было 12), вопросами пользователя, потенциальным развитием событий, прогнозами пользовательского поведения. Мы не раз просили людей с обеих сторон (и блогеров, и рекламодателей) критически посмотреть на описание продукта.

Опрос участников рынка показал, что рекламодателей интересует вопрос отслеживания конверсий («А как мы можем посчитать, сколько людей придут от блогеров и купят наш продукт?»). Заказывая рекламу, бизнес хочет быть уверен в надежности блогера («А как сделать так, чтобы блогер выполнил согласованные условия по публикации?», «Как отследить, что пост висел оговоренное время?»). Все участники рынка хотят экономить свое время и решать задачи продвижения оперативно («Как долго я должен ждать предложения по блогерам от платформы?»).

Блогеры же ищут интересных предложений от сервисов по рекламодателям. «Маленькие» блогеры, микроинфлюенсеры (от 1000 подписчиков) тоже хотят получать заказы. И они могут их найти. Гончарной мастерской в Саратове саратовский Instagram-influencer с чистой аудиторией в 1000 человек даст хорошую рекламу и принесет заказы. Это будет эффективнее, чем фотография расписной глиняной чашки из этой мастерской в руках у московского блогера с десятками тысяч подписчиков. Согласно AdWeek, микроинфлюенсеры создают вовлеченность на 60% лучше и в 6-7 раз эффективнее крупных блогеров.

Как это работает

Рекламодатель публикует в системе рекламную кампанию (описывает продукт, который нужно рекламировать, задачи, географию кампании, сроки). С помощью технологий умного поиска система подбирает блогеров исходя из критериев, указанных рекламодателем. В итоге рекламодатель получает список блогеров, релевантных задачам кампании. Блогерам можно написать напрямую и начать обсуждать сотрудничество. Для удобного общения рекламодателя и блогера в Smmarty функционирует мессенджер с чат-ботами. После создания рекламодателем рекламной кампании в ряде механик Smmarty отклики от блогеров можно получить спустя несколько минут.

После обсуждения деталей поста в мессенджере блогер вносит согласованные детали в виртуальный документ — смарт-контракт. Теперь блогер должен выполнить эти условия — опубликовать пост в согласованном с рекламодателем виде. Когда он это сделает, со счета рекламодателя будут списаны деньги и перечислены ему. Кроме того, рекламодатель может видеть аналитику по аккаунтам блогеров и по опубликованным постам. После каждой совершенной сделки участники получают отчетные документы от платформы: когда, в какое время, в каком объеме и кому были переведены средства.

Сейчас проект на стадии MVP. Мы разработали стратегию продвижения сервиса и планируем начать реализовывать ее сразу после запуска продукта

Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 августа 2018 > № 2716477 Петр Чернышев


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 29 августа 2018 > № 2716474 Джимми Уэйлс

Блокчейн, fake news и беспилотники: будущее глазами создателя «Википедии»

Екатерина Кинякина

корреспондент Forbes

Основатель Wikipedia Джимми Уэйлс рассказал о том, какие технологии будут определять облик грядущих десятилетий

Предприниматель Джимми Уэйлс наиболее известен как основатель Wikipedia. Forbes попросил его поделиться ожиданиями от высоких технологий: какие из них самые многообещающие, а какие обещают больше всего проблем. И дело касалось не только «вики»-принципов.

Беспилотники

Самые большие изменения, которых я жду в ближайшие годы, — автоматизация и беспилотники. Многим до сих пор кажется, что это что-то из области фантастического будущего. Но на самом деле мы уже приблизились к их реализации.

Полагаю, что в первую очередь изменится система грузоперевозок на большие расстояния. Это гигантская индустрия! Причем автоматизировать их гораздо проще, чем такси или персональные автомобили: технически это не такое сложное вождение, как в городах с учетом трафика.

Мы больше никогда не будем жить так медленно, как сегодня.

Я оптимист и считаю, что технологический прогресс — это хорошо. Не думаю, что он приведет к безработице: новые технологии всегда создают высокотехнологичные рабочие места. Эти изменения будут проходить плавно, другое дело, что нам стоит к ним подготовиться.

Прогресс неостановим. С каждым годом он ускоряется в геометрической прогрессии, но надо понимать, что мы больше никогда не будем жить так медленно, как сегодня.

Очевидно, что меньше людей будут вынуждены зарабатывать на жизнь тяжелым физическим трудом. Это значит, что будет меньше смертей на трассах, на производствах, на местах добычи полезных ископаемых. В конце концов многие отрасли далеко не самое лучшее место работы.

Блокчейн

Блокчейн — это большая индустрия. А вот к криптовалютам я отношусь довольно скептически, хотя и не отрицаю возможности их внедрения. Я довольно давно живу на свете и хорошо помню пузырь дот-комов. В этом смысле я придерживаюсь неоригинальной позиции и считаю, что криптовалютный пузырь ничем не отличается. То, что криптовалюты заменят фиатные деньги, — очень маловероятный сценарий развития событий. Я думаю, что они всегда будут оставаться лишь «второй» реальностью.

За последние несколько лет мы увидели, как на этом можно заработать много денег. Мы следили за проектами, которые на самом деле не имели никакого смысла. Некоторые из них уже, разумеется, разорились. Я думаю, что тем, кто хочет вложиться во что-нибудь, нужно быть очень-очень аккуратными. Не стоит возлагать надежды на то, что не прошло проверку временем.

Главная проблема, с которой сегодня столкнулись криптовалюты, — масштабируемость. Это особенно важный вопрос, и решить его быстро не получится. Криптовалюты совершенно не подходят для мгновенных массовых транзакций. Это очень непростой механизм, чтобы пользоваться им на подобном уровне. Проблема в том, что чем больше пользователей оказывается в блокчейне, тем сложнее цепочка транзакций и тем сложнее ее верифицировать.

На основе блокчейна должно появиться что-то интересное, но только после того, как утихнет хайп.

Кроме того, надо признать, что те критерии, которые изначально казались большим преимуществом криптовалют, теперь стали большой проблемой. Я говорю в первую очередь об отсутствии возможности отменить транзакцию. Изначально это казалось главным достоинством новой технологии, но в повседневной жизни случается множество ситуаций, в которых вам необходимо отменить оплату. Такова бытовая реальность.

А вот блокчейн — это очень и очень интересная технология. Ее можно использовать для чего угодно и притом сделать многие процессы проще, надежнее и дешевле. Я думаю, что на основе блокчейна должно появиться что-то интересное, но только после того, как утихнет хайп вокруг. Пока что в этом шуме очень сложно уловить что-то действительно стоящее.

В некоторых странах возможность интеграции блокчейна в экономику обсуждается на государственном уровне — теперь об этом везде говорят. Я думаю, что одним из вариантов применения станет stablecoin — криптоактив, курс которого привязан к курсу фиатной валюты. Впрочем, криптоэнтузиастам все это не очень нравится, потому что изначально криптовалюты задумывались как инструмент, альтернативный государственной экономике, а не дополняющий ее.

Я не готов предсказать, как будет развиваться вся эта криптовалютная история, но мне кажется, что мировая тенденция очень позитивна.

Краудфандинг

Когда я начинал делать «Википедию», у меня за плечами уже было несколько провальных проектов. В 2000 году я создал «Нупедию» — интернет-энциклопедию, статьи которой создавались профессиональными учеными. Мы подготовили 12 материалов, и мои деньги на этом закончились. Потом я понял, что принцип самоорганизации непрофессионального, но заинтересованного сообщества намного эффективнее, чем централизованная организация. С учетом этих ошибок я создал «Википедию» на принципах краудфандинга, благодаря чему каждый добровольно может внести свою долю в общее дело.

«Википедия» — это некоммерческий проект, существующий на пожертвования. Сегодня, когда Google является одной из самых дорогих компаний в мире, «Википедия» могла бы сравниться с ним по капитализации, если бы работала по рекламной модели: любой поисковик выдает первой строкой ссылку на страницу в «Википедии», а уже потом — все остальное. Я убежден, что рекламная модель приводит к снижению качества и увеличению количества контента, и в конечном счете это путь в никуда. Так что если бы я решил делать «Википедию» сегодня, то не поменял бы принципов работы.

Ложные новости (fake news)

Феномен fake news — тоже плод рекламной модели интернет-сайтов. Чем противоречивее и скандальнее заголовок, тем больше читателей поведутся на него. Но такая новость живет несколько дней, и скучная правда в любом случае всегда становится очевидной.

Я считаю, что ложная информация в новостях не сможет изменить мир. Легко представить, что кто-то, наделенный властью, хочет исправить информацию о себе: конечно, многие государственные органы в разных странах хотели бы контролировать любую информацию! Они могут попытаться исправить статью в «Википедии», но фактически это происходит очень редко. «Википедия» — огромное сообщество людей в разных странах, это очень сложный организм, в котором все недостоверные факты проходят проверку и модерируются не одним человеком, а целой группой незнакомых и совершенно независимых друг от друга людей. Сообщество «Википедии» очень ревностно относится к вопросу достоверности источника: модераторы видят все изменения, внесенные в статьи, и перепроверяют их.

Например, во время выборов в США в «Википедии» появилась информация, что Папа Римский поддержал Трампа. Но Папа никогда не поддерживает политических кандидатов, особенно учитывая, что нынешний Папа придерживается крайне левых взглядов, и все это знают. Подобная информация не проходит проверки модерацией и быстро удаляется с сайта. Есть, конечно, и более сложные и неоднозначные вопросы. Но «Википедия» — это не место для поиска однозначных ответов на вопросы. Это место, где вопросы задают.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 29 августа 2018 > № 2716474 Джимми Уэйлс


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 28 августа 2018 > № 2746369 Алишер Усманов

Алишер Усманов: Наши интересы — внутри России

Основатель холдинга USM рассказал «Снобу» о геополитике, бизнес-стратегии своих компаний и участии в цифровизации российской экономики

Последние ваши шаги на западных рынках (имеются в виду делистинг «МегаФона» с Лондонской биржи и решение о продаже 30% «Арсенала») были восприняты многими СМИ и экспертами как реакция на санкционную политику в отношении России и отдельных представителей крупного бизнеса. Как обстоят дела на самом деле?

Конкретное решение о делистинге «МегаФона» было продиктовано, во-первых, тем, что в свете геополитических событий последних лет западные рынки перестали быть привлекательными источниками финансирования, поскольку западные инвесторы сегодня не очень заинтересованы вкладывать деньги в Россию и стараются покупать российские активы по цене ниже биржевой. А во-вторых, тем, что новая цифровая стратегия «МегаФона» требует серьезных вложений — в 5G, новые услуги, реализацию государственных инициатив. Все это снижает возможности для выплаты дивидендов и диктует повышенный уровень риска, что неинтересно миноритариям. В текущих условиях мы решили, что справедливо будет дать им возможность продать свои акции с премией к рынку, а «МегаФону» сфокусироваться на новой стратегии.

Что касается продажи доли в ФК «Арсенал», то я хотел консолидировать весь клуб и иметь возможность влиять на его управление: улучшать его операционную структуру, инвестировать в новых игроков, совершенствовать бренд и т. д. Я делал соответствующие предложения другому акционеру. Однако они были отвергнуты, и я принял решение продать мои акции. С финансовой точки зрения это была выгодная сделка.

В действительности наша бизнес-стратегия всегда опиралась на российский рынок и российские активы. Костяк нашего холдинга составляют отечественные предприятия с интересами внутри страны — это касается и «Металлоинвеста», и «МегаФона», и Mail.ru Group. Наши новые проекты, в частности, Центр развития перспективных технологий, также в полной мере ориентированы на российский рынок.

Расскажите подробнее о планах участия ваших компаний в национально ориентированных проектах, таких как строительство национальной цифровой платформы и других технологических сервисов. Что, например, даст стране развиваемая вами система маркировки товаров?

В мае мы объявили о создании совместного предприятия «МФ Технологии» (МФТ) с Газпромбанком и Ростехом. Подобные альянсы лидеров различных отраслей уже несколько лет активно формируются в азиатских странах и США. Пока мы не можем комментировать планируемые сделки. Но можно уверенно сказать, что для успеха в цифровой экономике потребуется и дальше создавать партнерства с лидерами в разных сегментах рынка, в том числе с госкомпаниями.

Кроме того, «МегаФон» активно занимается «цифровизацией» российских регионов, разрабатывает и внедряет решения, повышающие комфорт и безопасность граждан. Это, например, системы видеонаблюдения и мониторинга «Безопасный город», существенно снижающие количество уличных преступлений, системы управления дорожным движением, оперативной мультимедийной связи городских служб и т. д. Соглашения о внедрении таких цифровых платформ подписаны с правительствами Москвы, Санкт-Петербурга и других российских регионов.

В свою очередь, проекты Центра развития перспективных технологий (ЦРПТ) направлены на формирование новой экономической реальности, экономики доверия, позитивно влияющей на качество жизни россиян и выравнивание конкуренции добросовестного бизнеса. Ключевым на сегодняшний день является создание Национальной системы цифровой маркировки и прослеживаемости товаров, получившей название «Честный ЗНАК». Кроме того, создается единый национальный каталог товаров, которого ждет весь бизнес в стране. Система позволит сделать отечественный товарный рынок прозрачным и создать полноценную систему гарантии подлинности товаров. Также Центр занимается локализацией производства оборудования.

Система «Честный ЗНАК» сделает рынки максимально прозрачными, обеспечит единые правила работы для всех участников. Помимо этого, будет запущен инструмент общественного контроля — специальное мобильное приложение. С его помощью покупатель сможет убедиться в легальном происхождении продукции в любой торговой точке, а также увидеть весь путь товара до магазина на экране смартфона.

Беседовал Сергей Цехмистренко

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 28 августа 2018 > № 2746369 Алишер Усманов


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 25 августа 2018 > № 2714387 Андрей Морозов

Особенности борьбы с наркопреступностью в сфере информационно-телекоммуникационных технологий.

Анализ современной наркоситуации в России показывает, что удельный вес синтетических наркотиков в общей массе изымаемых наркотических средств и психотропных веществ на протяжении последних 10 лет увеличился в 13 раз и по итогам 2017 года занимает второе место после каннабисных наркотиков (26,1% , 5,6 т)(1). Это связано с появлением в мире новых видов «синтетики» (например, производных N-метилэфедрона).

Бесконтактный способ распространения синтетических наркотиков базируется на широком использовании сети Интернет, которая рассматривается организаторами наркобизнеса не только как огромная рекламная и пропагандистская площадка, но и как средство коммуникации, вербовки продавцов и курьеров, способ и место сбыта наркотиков. Аналогичные проблемы отмечаются и в докладах Международного комитета по контролю над наркотиками ООН(2).

В специализированных сетевых сообществах, так называемых «наркофорумах», любой желающий за определенную плату может разместить рекламу о продаже наркотических средств, их видах, ценах, способах приобретения и ссылку на свой интернет-сайт. В том числе на таких форумах любой из зарегистрированных там пользователей может участвовать в обсуждении тех или иных видов наркотиков и оценке деятельности представленных интернет-магазинов.

Существует два основных типа распространения наркотических средств через сеть Интернет:

1) через интернет-сайты автоматических продаж;

2) с использованием программ для мгновенного обмена сообщениями.

Кроме того, программы-мессенджеры используются для организации спам-рассылок с рекламой указанных магазинов и способов обхода блокировки. Для привлечения новых и удержания постоянных клиентов проводятся специальные маркетинговые акции, осуществляются бесплатные доставки «пробников», предоставляются скидки и т.п.

В данных системах прослеживается ступенчатая иерархия, все функции участников преступной деятельности четко распределены, соблюдается жесткая дисциплина, продумана система безопасности, на которую щедро тратятся полученные от наркобизнеса доходы. В такие преступные структуры обычно входят «закладчики» различных уровней, «вербовщики», «кладовщики», «курьеры», «операторы», «финансовый директор», программисты, координаторы, диспетчеры, финансисты, кассиры, легализаторы, химики. Хорошо зарекомендовавший и проявивший себя в работе сотрудник переводится на вышестоящие должности с увеличением заработной платы. В отношении «персонала», допустившего нарушения, применяются штрафные санкции. Каждый сотрудник получает развернутые инструкции, в которых подробно описано, как правильно фасовать, хранить и перевозить наркотические средства, делать «закладки», общаться с потребителями наркотиков, как безопасно пользоваться электронными счетами и обналичивать денежные средства, как пользоваться анонимными средствами передачи информации через Интернет и анонимными иностранными прокси-серверами при посещении интернет-страниц и в общении между собой, как вести себя в случае задержания сотрудниками правоохранительных органов и т.д. Ряды нижестоящих звеньев постоянно пополняются посредством ведения грамотной «вербовочной» работы в Интернете, обещанием высокого дохода при минимальных временных затратах.

Подобные схемы сетевого наркобизнеса существенно затрудняют установление личностей наркодельцов и формирование доказательственной базы их причастности к преступной деятельности.

Проведенный анализ показывает, что в России действуют более 10 тысяч интернет-ресурсов (в том числе автомагазины, каналы в мессенджере Telegram), посредством которых осуществляется незаконный сбыт наркотиков.

В 2012 году в России создан Единый реестр сайтов, доступ к которым блокируется Роскомнадзором(3). (Адрес для обращений: https://eais.rkn/gov/en/feedback

ГУНК МВД России наделено функцией по оценке размещенной на сайтах информации о наркотиках. Так, в 2017 году ГУНК рассмотрено более 46 тысяч электронных обращений Роскомнадзора, по которым принято 19 432 решений об ограничении доступа к интернет-сайтам и страницам в социальных сетях, располагающим запрещенной информацией о способах, методах изготовления, использования наркотиков, местах их приобретения.

Между тем, для работы с запрещенными сайтами преступниками используется программное обеспечение, представляющее собой анонимную сеть, с помощью которой осуществляется передача данных в зашифрованном виде.

Как показывает опыт, в том числе и международный, чаще всего в связи с несовершенством законодательства само по себе прекращение деятельности интернет-ресурсов не приводит к сокращению объема наркоторговли, поэтому основные усилия сотрудников наркоконтроля ОВД направлены на пресечение каналов поставок наркотиков, ликвидации организованных групп и преступных сообществ, занимающихся их изготовлением и сбытом.

Руководство МВД России уделяет особое внимание этим проблемам. В 2017 году пунктом 4.5 ПООМ МВД России ГУНК поручено организовать комплекс мероприятий по выявлению и пресечению деятельности участников преступных группировок, занимающихся распространением подконтрольных веществ бесконтактным способом при помощи сети Интернет. В результате проведенных мероприятий в прошлом году ОВД выявлено 7 179 наркопреступлений, совершенных с использованием интернет-технологий, возбуждены уголовные дела в отношении 3 069 лиц, причастных к их совершению, из незаконного оборота изъято свыше 1 т 976 кг наркотиков. Прекращена незаконная деятельность 654 российских интернет-ресурсов (форумы, магазины автоматических продаж, телеграм-каналы)(4). Активная работа сотрудников наркоконтроля привела к ликвидации в августе 2017 года крупной интернет-площадки по продаже наркотиков RAMP, на которой размещалась реклама более 33 оптовых и 121 розничных магазинов.

В 2015–2016 годах одним из основных игроков на российском наркорынке с годовым оборотом 2,3 миллиарда рублей являлся международный интернет-магазин «ХимПром». Было налажено производство синтетических наркотиков в трех подпольных лабораториях производительностью от 150 до 500 кг в неделю, созданы оптовые склады в 10 регионах Российской Федерации. С целью сбыта наркотиков преступники организовали структурные подразделения в 14 регионах, наладили логистическую цепочку, включающую в себя доставку особо крупных партий наркотических средств в специально оборудованных тайниками автомашинах. Расчеты осуществлялись с использованием различных криптовалют и электронных платежных систем.

В результате проведенных мероприятий задержаны 67 участников наркогруппировки, 47 из которых являются гражданами Украины. Из незаконного оборота изъято свыше четырех тонн синтетических наркотиков, 3,5 тонны прекурсоров, 250 единиц лабораторного оборудования, 2,5 миллиона рублей, 18 общегражданских паспортов Российской Федерации с признаками подделки, девять автомашин, оборудованных тайниками.

В январе–апреле 2017 года пресечена деятельность крупного интернет-магазина, специализирующегося на распространении сильнодействующих веществ(5), содержащих анаболические стероиды, в 60 городах России с использованием услуг ФГУП «Почта России» и транспортной компании. Анаболики для дальнейшего распространения по России поступали через Республику Казахстан из КНР. Привлечены три организатора сети сбыта, изъято около 90 кг различных анаболических стероидов.

В 2015 году в российском интернет-пространстве появился новый магазин Stuff.store, созданный для распространения на территории Российской Федерации оптовых партий синтетических наркотиков. Организаторами был налажен весь цикл оборота наркотических средств – от производства до сбыта конечному потребителю, вербовка участников осуществлялась через социальные сети путем размещения объявлений о приеме на высокооплачиваемую работу в качестве закладчиков и курьеров. С целью сбыта наркотиков организаторами сформированы структурные подразделения группировки в 10 регионах Российской Федерации, налажена логистическая цепочка, включающая в себя доставку особо крупных партий наркотических средств в оборудованных тайниками автомашинах. Расчеты осуществлялись с использованием криптовалют. К 2017 году группировка стала одним из самых крупных «игроков» на российском наркорынке.

В январе–феврале 2018 года ГУНК МВД России совместно с семью региональными подразделениями наркоконтроля проведена специальная операция, в результате которой деятельность межрегиональной организованной преступной группы пресечена. На территории Московской, Новосибирской, Челябинской областей, а также Хабаровского края выявлены и ликвидированы четыре нарколаборатории, производительность которых составляла от 20 до 100 кг синтетических наркотиков в неделю. Пресечена деятельность структурных подразделений в Московской, Ивановской, Челябинской, Свердловской и Новосибирской областях. Задержано 27 участников наркогруппировки, из незаконного оборота изъято более 345 кг синтетических наркотических средств, 500 кг различных химических реактивов, используемых при изготовлении наркотиков, 87 единиц лабораторного оборудования.

В 2018 году участники наркобизнеса продолжают активно использовать для совершения наркопреступлений возможности сети Интернет, электронных платежных систем и сервисов, в связи с чем ГУНК и территориальными органами МВД России на региональном уровне осуществляется комплекс мероприятий, направленный на выявление и пресечение деятельности организованных групп и преступных сообществ, занимающихся распространением наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ с использованием информационно-телекоммуникационных технологий.

Разработка организованных преступных групп, осуществляющих сбыт наркотиков через Интернет и электронные системы платежей, достаточно сложна, требует детального и длительного документирования фактов преступной деятельности, значительного количества привлекаемых технических средств. Успех работы на данном направлении зависит от целе­устремленности и профессиональной грамотности полицейских, их слаженного взаимодействия с другими службами и организациями.

Свою профессиональную грамотность сотрудники наркоконтроля повышают на специальных курсах в Академии управления МВД России и ВИПК МВД России. Кроме того, разработаны и внедрены в практику семь научно-практических работ(6). Две работы в настоящее время готовятся Академией управления МВД России по заявке ГУНК. В 2017 году в г. Пятигорске Ставропольского края организован межведомственный семинар-совещание с территориальными подразделениями по теме «Повышение эффективности выявления и пресечения наркопреступлений, совершаемых с использованием информационно-коммуникационных технологий и электронных платежных систем».

В рамках организации взаимодействия ГУНК МВД России сотрудничает с ФГУП «Главный научно-исследовательский вычислительный центр Управления делами Президента Российской Федерации». Активное взаимодействие осуществляется также с Росфинмониторингом, Ростелекомом, службами безопасности банков, платежных систем, «Почтой России», транспортными компаниями, администрациями каршеринговых компаний, социальных сетей, бирж криптовалют.

Основной характерной особенностью компьютерных сетей является то, что цифровая информация о всех действиях в них всегда сохраняется. Учитывая это в практической деятельности, ГУНК для выявления и установления участников интернет-магазинов применяется система интернет-разведки в открытых источниках ОSINT, включающая в себя поиск, выбор и сбор разведывательной информации, полученной из общедоступных источников, и ее анализ.

По отдельным вопросам изучения и анализа распространения новых видов синтетических наркотиков используется онлайн-система AIPSIN DRUGS белорусской компании «БелХард Групп».

В некоторых регионах России(7) создана и внедрена автоматизированная информационная система «Незаконный оборот наркотиков» (АИС «НОН» – база данных оперативной информации по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и банк данных нераскрытых преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков). В базу вносятся данные о сбытчике и обстоятельствах приобретения задержанным лицом наркотического средства. Ее формирование осуществляется на основе учетных карточек, отражающих информацию о фигуранте уголовного дела и неустановленном лице, сбывшем ему наркотическое средство, с указанием используемых при сбыте никнеймов, IP-адресов, MAC-номеров, номеров учетных записей в различных программах, электронных платежных системах, банковских счетов, «КИВИ-кошельках», а также картографических мест закладок наркотических средств и т.п. Массив позволяет выявлять дополнительные эпизоды преступной деятельности изобличенного продавца наркотиков путем установления совпадений информации о сбытчиках по нескольким параметрам (по никнеймам, номерам сотовых телефонов, номерам счетов, через которые происходила оплата приобретаемого наркотика, и др.).

В 2017 году разработан и внедрен программный комплекс, предназначенный для вскрытия методов конспирации, используемых наркодиллерами при движении электронных финансовых потоков. В него входят АИС «Киви», формируемая за счет аккаунтов системы Visa QIWI Wallet, и аналогичная АИС «Перевод», работающая по банковским счетам.

В Мурманской области и Удмуртской Республике в 2017 году на базе ИСОД МВД России создана ИПС «Дистанционный сбыт наркотических средств».

Одной из причин, способствующих росту преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, совершенных с использованием стремительно развивающихся ИК-технологий, является некоторое отставание процесса принятия соответствующих законодательных норм.

Так, по нашему мнению, необходима уголовная ответственность в отношении лиц, участвующих в создании программного обеспечения и оборудования, используемого для сбыта наркотиков (создание и администрирование интернет-сайтов и страниц в социальных сетях, на которых размещается информация о сбыте наркотиков и психотропов).

Необходимо дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации статьей, предусматривающей уголовную ответственность за пропаганду и незаконную рекламу наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов, растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их частей, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, инструментов или оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, способов, методов их изготовления, мест сбыта и немедицинского потребления, а также способов и методов незаконного культивирования растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры(8).

Следует также отметить, что ряд мер, направленных на устранение причин, способствующих совершению наркопреступлений с использованием информационно-коммуникационных технологий, сети Интернет, возможностей операторов сотовой связи, предусмотрен Планом реализации решений Координационного совещания руководителей правоохранительных органов Российской Федерации от 23 сентября 2016 г. № 2 «Об эффективности работы по выявлению, пресечению, расследованию и предупреждению преступлений, совершаемых с использованием современных информационно-коммуникационных технологий».

В этой связи ГУНК МВД России была поддержана разработка законодательных инициатив, предусматривающих ответственность (в том числе административную) операторов мобильной связи – юридических лиц и отдельных продавцов – физических лиц за реализацию идентификационных модулей абонентов (SIM-карт) без идентификации и регистрации их покупателей и заключения соответствующих договоров.

Сегодня главным средством отмывания преступных наркодоходов является криптовалюта (Биткоин, Ethertum и т.д.), анонимность и транснациональность которой в совокупности с активным развитием теневого Интернета образуют благоприятную среду для передачи и отмывания наркоденег.

Полагаем, что нормативное урегулирование обращения криптовалюты будет способствовать выявлению государственными органами нарушений и перекрытию недобросовестных платежных каналов.

В 2016 году создана межведомственная рабочая группа Госдумы Российской Федерации по оценкам рисков оборота криптовалюты. В Госдуме 2 июня 2016 года проведена научно-практическая конференция «Электронная валюта в свете современных правовых и экономических вызовов». В настоящее время Центробанком и Правительством России готовится законопроект о крипто­валютах(9).

По нашему мнению, в качестве первоначальных мер по созданию механизмов, позволяющих отслеживать использование криптовалюты в незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ, инициатива Банка России крайне актуальна.

В качестве мер, следующих за установлением правового статуса криптовалют, целесообразно рассмотреть вопросы:

- об обязательной регистрации юридических лиц, осуществляющих данные операции, в налоговых органах и финансовых регуляторах;

- о введении для НКО и банковских учреждений запрета на осуществление операций с криптовалютами с незарегистрированными в установленном порядке юридическими лицами;

- о введении уголовной ответственности за их теневой оборот;

- о закреплении перечня требований для обменных пунктов, бирж, а также банкоматов порядка изъятия криптовалют при проведении оперативно-разыскных мероприятий и следственных действий, а также наложения ареста на их оборот.

В конце 2016 года ГУНК МВД России столкнулось с массовыми обращениями граждан о спам-рассылках в мессенджерах. Одной из мер, на наш взгляд, должно явиться законодательное закрепление запрета и ответственности за массовую рассылку противоправной информации, а также приравнивания мессенджеров к операторам связи.

В силу высокой степени общественной опасности незаконный ввоз и распространение СДВ и ядовитых веществ на территории Российской Федерации являются уголовными преступлениями (ст. 226.1, 234 УК РФ). Особую озабоченность вызывает увеличивающийся оборот такого вида СДВ, как анаболические стероиды, являющихся распространенными и популярными допинговыми препаратами в профессиональном спорте, которые прочно «захватили» фитнес, экстремальные виды спорта и спорт высоких достижений. Пропаганда потребления СДВ с использованием возможностей сети Интернет существенно повышает их популярность среди населения. Сведения о способах и методах использования, возможность распространения через интернет-ресурсы делает их доступными для широкого круга возможных потребителей.

Однако, в отличие от интернет-ресурсов по распространению наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, возможность блокировки таких же ресурсов, касающихся СДВ и ядовитых веществ, в настоящее время отсутствует. Кроме того, дополнительной уголовной квалификации требует сбыт СДВ и ядовитых веществ (ст. 234 УК РФ), совершаемый с использованием информационно-телекоммуникационных технологий, включая сеть Интернет.

Безусловно, правоохранительным органам, в том числе МВД России, для адекватного противодействия современным высокотехнологичным способам совершения наркопреступлений, предстоит еще многое сделать.

Сноски:

(1) По статистическим данным ГИАЦ МВД России (форма «3-МВ-НОН» 173).

(2) Доклад МККН за 2017 год.

(3) Постановление Правительства Российской Федерации от 26 октября 2012 г. № 1101 «О единой автоматизированной информационной системе «Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено».

(4) Например, «Садовник», «Дрим Тим», «Парфюмер 22», «Веселый химик», MorfeusBot, «vbodrake вбодряке Уфа», «Золотая рыбка», Stradivari, Rostore, Niko_TM64, Marvel, «Хип Хоп Алеся», StikerBooms, Big Russian Boss, «Рыжийботшоп», «Химпром», «Гост», Budda-bar.biz.

(5) Далее – СДВ.

(6) Методические рекомендации «Документирование фактов сбыта наркотических средств и психотропных веществ, совершаемых бесконтактным способом». МосУ МВД России, 2017. Методические рекомендации «Организация оперативно-разыскных мероприятий по документированию бесконтактного способа сбыта наркотических средств и психотропных веществ». ГУУР МВД России, 2014. Учебное пособие «Методика расследования незаконного сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, совершенного с использованием интернет-магазинов». СибЮИ МВД России, Красноярск, 2016. Учебно-практическое пособие «Особенности противодействия распространению новых синтетических наркотических средств и психоактивных веществ». ВИПК МВД России, Домодедово, 2016. Методические рекомендации «Типовые алгоритмы действий при получении информации по электронным идентификаторам в сети Интернет». БСТМ ГУ МВД России по Красноярскому краю, 2012. Методические рекомендации «Противодействие преступной деятельности организованных преступных групп, связанных с бесконтактным сбытом наркотических средств и психотропных веществ». МВД Республики Татарстан, Казань, 2016. Е.С. Поликарпов «Компьютерная разведка», учебное пособие. Краснодарский университет МВД России, Краснодар, 2018.

(7) Свердловская, Курганская, Томская области, Красноярский и Пермские края.

(8) Законопроект № 108866-6 рассматривается Государственной Думой Российской Федерации.

(9) Законопроект «О цифровых финансовых валютах».

Полковник полиции Андрей Морозов,

заместитель начальника

Управления по борьбе с

преступлениями в сфере незаконного оборота наркотиков

синтетического происхождения и прекурсоров ГУНК МВД России

(Профессионал № 3, 2018 г.)

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 25 августа 2018 > № 2714387 Андрей Морозов

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 24 августа 2018 > № 2712032 Владимир Зверев

Владимир Зверев: кардиомонитор экипировки "Ратник" продлит жизнь россиянам

Деловая программа IV Международного военно-технического форума "Армия-2018" подходит к концу. В этом году на его полях Минобороны России и предприятия отечественного оборонно-промышленного комплекса подписали рекордное количество контрактов в рамках Гособоронзаказа — 32 соглашения на общую сумму более 130 миллиардов рублей. Среди законтрактованной техники такое новейшее оружие будущего, как истребитель пятого поколения Су-57 и танк "Армата".

Таким образом, как ранее заявлял президент России Владимир Путин, пик ГОЗ скоро будет пройден, Вооруженные силы получат необходимые им современные образцы вооружений и в обозримой перспективе не будут заключать мегаконтракты на военную технику. В связи с этим у многочисленных предприятий российского ВПК встает задача освоения производства гражданской техники, чтобы решить проблему загрузки мощностей.

Первый заместитель гендиректора одного из ведущих российских оборонных холдингов, специализирующийся на разработке и производстве комплексов радиоэлектронной борьбы и бортового оборудования, концерна "Радиоэлектронные технологии" (КРЭТ, входит в Ростех) Владимир Зверев рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Ивану Сураеву об основных проектах компании в сфере диверсификации производства, а также о том, какие передовые военные технологии в ближайшее время найдут применение на гражданских рынках.

— Владимир Львович, какие основные направления гражданской промышленности и двойного назначения развивает концерн сегодня?

— В настоящее время КРЭТ производит бортовое радиоэлектронное оборудование (БРЭО) для гражданских воздушных судов (это около 58% выручки компании от гражданской продукции, в целом речь идет о сумме более 10 миллиардов рублей). Для дальнейшего развития наиболее перспективной представляется номенклатура автоматизированных систем контроля и учета электроэнергии (АСКУЭ), счетчиков электроэнергии, медицинского оборудования, автомобильных компонентов, оборудования для нефтегазовой отрасли и энергетики, комплексов и систем управления метро и российских железных дорог, электротехнической продукции гражданского назначения.

В 2017-2018 годах мы начали ряд инвестиционных проектов по разработке высокотехнологичной продукции, ключевыми среди них являются производство зарядных станций постоянного тока для электромобилей, разработка роботехнического комплекса для проведения урологических операций, прибор интенсивного оптического облучения раневых поражений "Заря", а также модернизация информационной системы "Электронная путевка".

— Не могли бы вы рассказать подробнее о перспективных проектах КРЭТ в сфере медицины?

— Здесь стоит выделить аппараты искусственной вентиляции легких, выпускаемые нашим Уральским приборостроительным заводом. Сейчас медицинскую регистрацию проходит аппарат ИВЛ "Авента-У", необходимый для комплектования отделений реанимации и интенсивной терапии лечебных учреждений, роддомов, перинатальных центров. Он позволяет проводить искусственную вентиляцию легких у всех категорий пациентов от новорожденных до взрослых. Все эти изделия позволяют заместить импортные аналоги в среднем и высоком классе, не уступая им по функциональным возможностям, а по многим параметрам опережая их.

В настоящее время на медицинской регистрации также находится аппарат вентиляции легких для новорожденных "Неолайн-1", созданный ПАО "Техприбор". Он предназначен для неинвазивной вентиляции легких, ингаляции кислородно-воздушной смесью и проведения ручной вентиляции легких с ограничением давления в дыхательных путях у новорожденных и детей до одного года.

Кроме того, совместно с Казанским электротехническим заводом и группой специалистов-медиков во главе с членом-корреспондентом РАН, главным урологом министерства здравоохранения и социального развития России Дмитрием Пушкарем КРЭТ реализует проект создания хирургического комплекса для проведения урологических операций. Он является полным аналогом импортного робота "Da Vinci", но по сравнению с ним будет обладать возможностью проведения операции на любых органах (от 0,01 мм), более высокой точностью расчета, свободным интерфейсом, комплексом блокировки и защиты. При этом мы рассчитываем, что его стоимость будет в два раза ниже зарубежной разработки.

Этот робот обладает замечательной возможностью обеспечивать дистанционное проведение хирургических операций. За счет защищенного широкополосного интернет-соединения хирург может находиться с пультом управления в Москве, в то время как робот выполнит операцию пациенту, к примеру, на Камчатке. Однозначно это большой шаг в цифровое будущее, в цифровую медицину.

— Какие разработки компании, изначально создававшиеся для армии, сегодня применяются на гражданке?

— В качестве успешного применения конверсии могу привести проект "Ритмер" — носимый кардиомонитор, созданный на базе экипировки солдата будущего "Ратник" с учетом потребностей рынка и медицинского сообщества, что предопределило необходимость переформатировать цели разработки и внедрения этого прибора. Мы "продаем спокойствие" пациенту и врачу. Прибор позволяет не ходить каждый день на обследования, а постоянно получать информацию о своем здоровье дистанционно через "облако" на свой планшет или смартфон. По сути, мы формируем новый рынок диагностики, создавая информационно-аналитическую коммуникационную среду интуитивно понятную врачам и пациентам.

После получения медицинской регистрации планируется включить "Ритмер" в программы обязательного и добровольного медицинского страхования корпоративных клиентов. Экономический эффект очевиден. Включение "Ритмера" в программу обязательного медицинского страхования приведет к существенному снижению затрат на прием и госпитализацию пациентов. При этом мы не стоим на месте и планируем разработку "Ритмера 2.0", который кроме ЭКГ будет использоваться для мониторинга давления. Такой дуализм в измерении параметров состояния здоровья пациентов является широко востребованным со стороны врачей и пациентов для осуществления полноценного дистанционного мониторинга здоровья.

При интеграции "Ритмер 2.0" и искусственного интеллекта, обученного на больших данных (big data) пациентов, предусмотрен переход к принципиально новой концепции медицинского обслуживания — персонализированной медицине, которая позволит повысить среднюю продолжительность жизни в РФ за счет постоянного мониторинга ключевых параметров состояния здоровья.

— На выставке HeliRussia-2018 вы впервые продемонстрировали еще один пример трансфера военных технологий — зарядные станции для электромобилей. На каком этапе находится этот проект? Когда можно ждать их появления в Москве и других городах России?

— Сейчас нами ведутся разработки их различных модификаций: быстрые, ультрабыстрые, настенные, имплементированные в столбы зарядки, моноблоки для личного пользования. Наш рынок электромобилей в отличие от США, Китая и Европы только формируется. Россия вступила на путь создания электрозарядной инфраструктуры, чтобы создать условия для развития рынка электромобилей для личного пользования и в коммерческих целях.

Программой правительства Москвы в 2018-2020 годах предусмотрено приобретение 300 электробусов и 98 ультрабыстрых электрозарядок. В мае 2018 года Мосгортранс провел первый конкурс на поставку электробусов, в котором победила "дочка" Ростеха — "КамАЗ" и частная компания ПАО "ГАЗ", с которыми мы сотрудничаем в целях выработки стандартов использования ультрабыстрых зарядок, а также для соисполнения контракта с Мосгортрансом по их поставке.

В дальнейшем КРЭТ планирует создание и развитие собственной сети электрозарядных станций, а также разработку программного обеспечения для их эксплуатации.

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 24 августа 2018 > № 2712032 Владимир Зверев


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroi.mos.ru, 23 августа 2018 > № 2725716 Ольга Жукова

Зал мирового уровня и студия звукозаписи: гендиректор КЦ «Зарядье» рассказала, что ждать музыкантам и зрителям

В День Москвы, 8 сентября, в центре столицы откроется новый концертный зал «Зарядье». В прошлом месяце он принял первое крупное мероприятие – Урбанистический форум. Чем удивят в первом концертном сезоне, почему за акустику отвечал японец, и как здесь планируют бороться со звонками мобильных, Вестям.Ru рассказала генеральный директор КЦ «Зарядье» Ольга Жукова.

- На Международный урбанистический форум, который проходил в "Зарядье" с 17 по 22 июля, приезжал Владимир Путин. Президент назвал ваш концертный зал одним из лучших в Европе. Поделился ли он еще какими-то впечатлениями? Может быть, обратил внимание на какой-то концерт из афиши?

- Владимир Владимирович приезжал целенаправленно на Урбан-форум, первый масштабный проект, который прошел в зале "Зарядье" и прошел успешно. Регламент не позволил президенту подробно осмотреть зал, познакомиться с афишей, но мы ждем Владимира Владимировича на торжественном открытии зала, которое состоится 8 сентября. Уверена, что тогда он по достоинству оценит и акустику, и программу концертов, которая у нас полностью сформирована до конца года.

- Мировая практика такова, что руководители большинства концертных залов и филармоний — мужчины. Как вы решились на такую ответственную должность? С каким настроением в нее вступали?

- Мое назначение случилось не вчера и не позавчера. Предложение поступило чуть больше года назад. Когда я сюда пришла, на месте этого прекрасного здания был котлован. Мне посчастливилось наблюдать все стадии роста нашего концертного зала и могу сказать, что после всех сверхнагрузок, напряжения и стрессов, мне уже ничего не страшно. Строительство такого грандиозного и очень сложного объекта – это проверка на прочность для любого руководителя. Я и так по натуре боец, но сейчас чувствую, что смогла бы управлять чем угодно, даже сельским хозяйством.

- Ольга Ростропович в интервью Вестям.Ru весной сказала, что зал "Зарядье" проектировал настоящий "акустический гений", господин Ясухиса Тойота, инженер, проектировавший лучшие концертные залы мира. Как удалось заполучить такого мастера? И что у него получилось в итоге?

- Действительно, господин Тойота и компания Nagata Acoustics, которую он возглавляет, – одна из известнейших акустических компаний в мире. В числе их крупных проектов – Эльбаская филармония в Гамбурге, Парижская филармония, Концертный зал Мариинского театра, Disney Concert Hall в Лос-Анджелесе и еще десятки залов. В Москве господин Тойота работал впервые. Спасибо Валерию Абисаловичу Гергиеву – это он предложил господину Тойоте создать акустику залу "Зарядье". По проекту господина Тойоты, стены и потолок Большого зала облицевали акустическими панелями из ценных пород древесины, в основном аляскинского кедра и орегонской сосны. Интересно, что все панели отличаются по способу отражения звука, по форме и по весу – самые маленькие весят полтора килограмма, самые большие – полторы тонны. В конце августа мы планируем провести акустические испытания зала. Пригласим симфонический оркестр и солистов. Специалисты в зале будут слушать, как звучат группы инструментов, как звучат отдельные инструменты, голоса. Все должно быть идеально, только тогда мы сможем открыться.

- Отдельный удивительный момент — в зале "Зарядье" есть своя студия звукозаписи. Расскажите, пожалуйста, как ее предполагаете эксплуатировать?

- Студия звукозаписи в концертном зале – это редкое явление. Таких немного в мире. Наша студия оборудована техникой последнего поколения от лучших европейских и американских производителей. Планируются записи как "живых" концертов, так и студийных альбомов. Любой артист или коллектив может подать заявку на аренду, и в будущем мы надеемся создать собственный лейбл "Зарядье". Понятное дело, мы – не коммерческая организация, мы – государственное бюджетное учреждение культуры, и, тем не менее, должны думать о том, чтобы привлекать средства вне бюджета. Студия звукозаписи – один из источников привлечения внебюджетных средств, которые должны пойти на развитие зала.

- Приглашать в эту студию звукозаписи будете именно тех артистов, которые уже с вами сотрудничают? То есть чтобы записаться, сначала надо выступить в "Зарядье"?

- По большому счету – да. Но даже если этот артист или коллектив у нас не выступали, они должны соответствовать нашему уровню. В зале "Зарядье" совершенная натуральная акустика, мы ориентированы на филармоническую музыку, джаз. Гнаться за деньгами и записывать, например, шансон мы, конечно, не будем.

- Если говорить про саму сцену – в одном из интервью вы признаетесь, что хотели бы увидеть на ней проекты, к примеру, Земфиры и Дианы Арбениной. Кого еще? И что должно быть в музыканте, помимо вокальных данных, чтобы получить у вас "зеленый свет"?

- Музыкант должен быть мастером. Вот и все. Чтобы наши зрители не уходили с концерта разочарованными, жалея о потраченных средствах, а, наоборот, захотели прийти сюда вновь. Земфира и Диана Арбенина – очень достойные артисты. Они работают не только с группами, но и симфоническими коллективами, что нам, как вы понимаете, близко. В принципе, если говорить о технологических возможностях, наш зал позволяет проводить даже поп-шоу, но мы на это никогда не пойдем. К чему наша совершенная натуральная акустика, если музыка будет грохотать из динамиков?

- Планируете как-то поддерживать талантливых, но еще молодых и неизвестных музыкантов?

- Планируем и еще как. Это – одна из важных задач, которые мы себе поставили. В этом я вижу даже некий символизм: "Зарядье" — сверхновый зал, расположенный в прекрасном месте – в урбанистском парке, с современным потрясающим дизайном, ультрасовременными цифровыми технологиями. И здесь должны «расти» наши молодые музыканты, наше будущее. Не только исполнители, но и композиторы – с ними, вообще, тяжелая история. Люди часто говорят: "Вот раньше рождались гении: Чайковский и Рахманинов, а сейчас таких нет". Я тоже задавалась вопросом: "Почему в XIX веке писали хорошую музыку, в XX писали хорошую музыку, а сейчас – тишина". Нет, не тишина. Есть замечательная музыка, и есть талантливые композиторы. Просто им надо помочь, и мы готовы этим заниматься.

- То есть, если начинающий композитор, условно говоря, из Иркутска, захочет вам написать и предложить свою музыку, он может это сделать? Какова схема его действий?

- Есть специальные организации, которые аккумулируют таланты. Консерватории, например. Мы – концертная площадка. Нам надо, чтобы к нам пришли и предложили программу. И, кстати, я никогда не верила в неизвестных миру музыкальных талантов.

- Думаете, их нет?

- Они есть, но их уже знают и в Москве, и Санкт-Петербурге, и за рубежом. Вряд ли где-то в Иркутске, Благовещенске или здесь в Москве внезапно объявится новый Рахманинов, о котором никто ничего не слышал.

- КЦ "Зарядье" планирует стать культурным ориентиром, Москвы – уж, точно. Как планируете бороться с мобильниками на концертах?

- О да, эта тема очень актуальна. Мы активно обсуждали ее после недавнего концерта Теодора Курентзиса в консерватории, когда ему пришлось трижды прерывать выступление после звонков мобильного телефона.

- И это только один громкий случай, а ведь такие истории сплошь и рядом. Будет у вас какая-то собственная технология борьбы с этим злом?

- На открытии Урбан-форума установили камеры хранения, и все гости оставляли свои мобильники там. Вот это действительно прекрасная технология! Я даже говорила с организаторами, возможно ли оставить эти камеры у нас? Но будем бороться с этим злом своими методами. Будем делать объявления на трех языках. Напоминать перед началом концерта и перед началом второго отделения. Это все ради самих же зрителей, ведь казус может случиться с кем угодно. Я сама была свидетельницей жуткой сцены, случившейся с одним из моих друзей на гала-концерте закрытия конкурса Чайковского. Играл прекрасный Люка Дебарг, в зале сидел президент, и вдруг у моего товарища в самом тихом месте зазвонил мобильный. Ужас! На нас стали оборачиваться возмущенные слушатели. Я думала, провалюсь под землю. А что было с моим приятелем в тот момент, просто страшно представить. Так что лучше сто раз проверить, отключил телефон или нет, чем попасть в подобную ситуацию. Кстати, с Wi-Fi та же история. В зале нужно слушать музыку, а не смотреть соцсети и писать в What’sUp. Поэтому у нас непосредственно в зале Wi-Fi не будет. Интернет будет в фойе и на территории парка, этого достаточно.

- И наконец, про афишу первого сезона. Какие самые яркие концерты, что бы вы выделили, и какой концерт, может быть, сами особенно ждете?

- Вы знаете, я уже ловлю себя на мысли, что я буду жизнь проживать в этом зале, потому что мне хочется буквально на все. Все наши концерты разные, но все великолепные: и симфоническая музыка, и барокко, и джаз, и современная композиторская музыка, и детские программы. Мы очень гордимся нашей афишей.

- Давайте все же назовем хотя бы три концерта первого сезона.

- Если нужно что-то выделить, то я бы назвала концерт американской певицы Джойс ДиДонато, которая везет в Москву потрясающий проект In War & Peace: Harmony Through Music. У нас будет Теодор Курентзис, билеты на которого, кстати, вот-вот закончатся. Английский дирижер, знаток барокко Эндрю Пэррот со своим аутентичным ансамблем Taverner Choir Consort&Players приедут в Россию впервые и исполнят в нашем зале "Страсти по Иоанну" Баха. Будет праздник и на улице любителей джаза: Бобби Макферрин, Count Basie Orchestra, группа Take 6, The Manhattan Transfer... Потрясающие камерные программы. Только в сентябре в Малом зале несколько концертов камерной музыки в исполнении лучших российских музыкантов. Так что, добро пожаловать. Нам действительно очень хочется, чтобы зал "Зарядье" стал для слушателей и музыкантов родным домом, каким он уже стал для меня и моей команды. Поверьте, это великое счастье каждый день приходить сюда, и спасибо за это нашему мэру Сергею Семеновичу Собянину. Я просто счастлива, в моем родном и любимом городе теперь есть такой зал.

Ольга Никольская

ВЕСТИ.RU

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroi.mos.ru, 23 августа 2018 > № 2725716 Ольга Жукова


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 21 августа 2018 > № 2708440 Даниил Кручинин

Технология развлечений: как блокчейн меняет рынок билетов на спортивные мероприятия и концерты

Даниил Кручинин

основатель p2p-платформы eTicket4.ru по продаже билетов на мероприятия

Рано или поздно все билеты станут безбумажными и будут продаваться с помощью блокчейна. Но поможет ли это избавиться от перекупщиков

Абсолютно все билеты на матч Суперкубка УЕФА между командами «Реал Мадрид» и «Атлетико Мадрид» были проданы с использованием блокчейн-технологий, интегрированных в систему мобильной продажи билетов. Bluetooth-датчики, расположенные в местах входа на стадион, автоматически считывали из специального мобильного приложения информацию о билете. Стадион в Таллине, на котором проходил матч, вмещает всего 12 000 зрителей, однако этого оказалось вполне достаточно, чтобы эксперимент был признан успешным. Ранее УЕФА уже тестировала систему, например в этом году в финале Лиги Европы, который проходил во французском Марселе, 50% билетов было продано через мобильную блокчейн-систему.

Революция сверху

Рано или поздно все билеты станут безбумажными и будут продаваться с помощью блокчейн-технологий. Речь не только о билетах на спортивные события. Билетная индустрия — одна из тех, где технологии распределенного реестра будут крайне востребованы: блокчейн позволяет решить проблему с перекупщиками и мошенничеством, повышая прозрачность и безопасность индустрии до максимально возможного уровня.

На чемпионате мира по футболу в России лишь 7% билетов попало на вторичный рынок

Почему это важно? На чемпионате мира по футболу в России, по различным оценкам, лишь 7% билетов попало на вторичный рынок. Это примерно 140 000 билетов на сумму $22 млн. На Кубке конфедераций, который проходил в России годом ранее, до 40% билетов были проданы на вторичном рынке. Честно говоря, я был уверен, что на ЧМ ситуация будет примерно такая же: самое главное спортивное событие в мире, сотни тысяч иностранных болельщиков приедут в Россию и, конечно, мировые компании, специализирующиеся на вторичном рынке билетов, типа StubHub и Viagogo не упустят шанс заработать. Но вторичный рынок билетов ЧМ-2018 оказался в несколько раз меньше прогнозируемого. Это стало для меня вторым потрясением на ЧМ (первым была игра сборной России).

Главная причина в резком сокращении вторичного рынка — активность FIFA, которая после неудачи на ЧМ-2014 в Бразилии (тогда как раз около 40% билетов было скуплено и перепродано) решила сама заниматься продажей билетов, а не отдавать их местным дистрибьюторам. Огромное количество сайтов, которые предлагали билеты, моментально блокировались, а все крупные онлайн-классифайды получили предупреждение от FIFA о запрете на продажу билетов. Это сработало, правда, спровоцировало гигантские интернет-очереди. Люди жаловались, что не могут купить билеты. Это нормально для масштабного события с повышенным спросом, но все-таки вторичный рынок всегда в таких случаях играл (и пока еще играет) роль дополнительного канала продаж.

Революция снизу

Тем не менее билетный рынок ждут крутые перемены. За последние лет 10 власти разных стран — особенно отличилась Великобритания — всерьез озаботились разработкой законодательства, которое бы контролировало вторичный рынок. Во многом это связано с расцветом рынка: если до 2006 года крупная платформа была по сути одна — американская StubHub, — то начиная с середины нулевых компании стали появляться одна за другой типа британских Get Me In!, Seatwave или Viagogo. Во второй половине нулевых начались крупные M&A сделки: в 2007-м eBay купил StubHub за $307 млн, в 2009-м после покупки Live Nation компании Ticketmaster за $2,5 млрд на рынке появился монстр Live Nation Entertainment (LNE), скупающий вокруг себя все и вся. Правда, эта компания занимается не только и не столько вторичным рынком, сколько «обычной» продажей билетов, организацией и промотированием концертов, продюсированием и т. д.

Целей у законодательных органов разных стран, как правило, было две: обеспечить максимальную безопасность сделок для покупателей билетов и ограничить максимальные наценки. Но к любым ухищрениям регуляторов перекупщики быстро адаптировались, и билеты по-прежнему могли (и могут) продаваться в 5-10 раз дороже. Проблема в том, что пользователю того же Ticketmaster подчас сложно понять, какие билеты он покупает — первичного или вторичного рынка, и, соответственно, сколько именно он переплачивает.

«Внезапно» 13 августа Ticketmaster объявил о закрытии двух своих сайтов, специализирующихся на вторичном рынке, — GetMeIn и Seatwave. Причина закрытия — отнюдь не падение продаж (с этим как раз все хорошо), а все возрастающее количество претензий со стороны покупателей и музыкантов. Теперь Ticketmaster хоть и будет продолжать работать на вторичном рынке билетов, но их цена будет равна или ниже номинальной, а сама платформа будет брать за сделку комиссию 15%. Также считается, что компания пришла к такому решению под давлением музыкантов, недовольных тем, что через платформу, которая организует и рекламирует их концерты, перекупщики продают огромное количество билетов на те же концерты. Соответственно прибыль от этих продаж идет куда угодно, только не в карман музыкантам. Согласно отчету LNE за 2017 год, эта компания, куда входит и Ticketmaster, продала 500 млн билетов, а доход с продаж составил $2,1 млрд. Если учесть, что вторичный рынок составляет примерно 20% от первичного, то LNE на вторичном рынке смогла продать примерно 100 млн билетов на сумму $500 млн. Недовольство музыкантов легко понять.

Децентрализованная революция

Впрочем, эти проблемы были известно давно. С распространением блокчейн-технологий, а также с бумом ICO во всем мире стали появляться компании, которые предлагают так или иначе решить проблемы вторичного рынка. Как именно блокчейн преобразит этот рынок, сказать трудно. В любом случае блокчейн по определению предполагает прозрачность и скорость сделки, а также сокращение числа посредников на рынке. Это, кстати, скорее вызов именно для первичного, а не вторичного рынка. Многие билетные блокчейн-стартапы предполагают, что любой желающий может выпустить и продать билеты: артисты, промоутеры и т. д. Как минимум в этой схеме отсутствуют билетные операторы.

Новый рынок пытаются сформировать в том числе «пришельцы» из прошлого. Например, бывший вице-президент Ticketbis (платформа по продаже билетов на вторичном рынке, куплена в 2016 году StubHub за $165 млн) Джордж Диаз сейчас развивает блокчейн-стартап Tracer, который предложил рынку концепцию Smart Ticket. По идее с помощью него можно настраивать параметры покупки любого билета и дальнейшего распределения прибыли, отследить движение билета (например, сколько раз он был перепродан). На сайте проекта красуется энергичный слоган: «Прощайте, спекулянты!».

Платформа Aventus, в прошлом году собравшая на ICO $18,7 млн, разработала похожую блокчейн-систему. С помощью нее, утверждают разработчики, вообще любая компания (например, автозаправка) может организовать продажу билетов и на основе смарт-контрактов настроить параметры любых сделок: установить, что цена билета на вторичном рынке должна быть не более чем на 10% выше номинальной, комиссия за сделку — не больше 15%, и так далее.

Интересно, что именно вторичный, а не первичный рынок сейчас кажется более инновационным. Он работает быстрее и эффективнее, развивается активнее: ежегодный рост — около 20%, прогнозируемый объем в 2018 году — $9-10 млрд, в 2021-м — все $15 млрд.

Именно здесь есть новые возможности для предпринимателей. Сама бизнес-модель платформ по продаже билетов на вторичном рынке предполагает довольно простое масштабирование: достаточно организовать работу технической поддержки на национальных языках и установить контроль в лице регионального менеджера. С билетными брокерами, да и с отдельными артистами проще договориться, чем с театрами или концертными площадками.

Билетная индустрия будущего точно будет мобильной и безбумажной. Есть все основания полагать, что билеты на один из ближайших финалов Лиги чемпионов будут проданы с помощью блокчейн-технологий, а года через два все билеты на международные матчи и даже матчи чемпионата мира в Катаре в 2022-м будут продаваться только через блокчейн.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 21 августа 2018 > № 2708440 Даниил Кручинин


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 августа 2018 > № 2710913 Виктория Рубанникова

В эти выходные в Петербурге пройдет очередной Geek Picnic. О провокационной зоне, проблемных спикерах и борьбе с импульсивными решениями «Росбалту» рассказала один из организаторов фестиваля Виктория Рубанникова.

— Geek Picnic в Петербурге проходит с 2011 года. Как фестиваль эволюционировал со временем и как вы видите сейчас его миссию?

— Geek Picnic начинался как летний пикник для айтишников. Сначала это была локальная тусовка, где люди общались и попутно находили работу своей мечты. Но постепенно фестиваль разрастался. Оказалось, что такие мероприятия очень востребованы. Вообще научпоп-фестивали во всем мире довольно давно пользуются спросом, но в России мы стали развивать это направление одними из первых. Именно поэтому cейчас мы уже ощущаем себя специалистами и не боимся конкурентов, как бы самоуверенно это не звучало. Из года в год мы следим за трендами и тем, что интересует нашу аудиторию. Соответственно, подстраиваемся под нее и меняемся вместе с ней.

Семь лет фестиваль был поделен на традиционные зоны: «Наука», «Искусство», «Технологии» и открытий микрофон — GeekMe. В этом году мы полностью обновили брендбук и поменяли внутреннее наполнение, сделали зоны более узкоспециализированными. Например, мы заметили, что большим спросом пользуются лекции, связанные с изучением космоса. И вместо масштабного лектория «Наука» сделали отдельную площадку Space совместно с культурными институциями и музеями. Также в этом году именно в Петербурге мы решили сделать несколько провокационную зону Adult Science, где будет обсуждаться взаимодействие полов с точки зрения научного прогресса. При этом на фестивале вы сможете увидеть самые последние разработки науки и техники, получить новую информацию, которую еще нельзя прочитать в книгах или увидеть по телевизору. Поэтому миссия фестиваля звучит так — «Удивлять и вдохновлять».

— Как происходит внутреннее наполнение фестиваля? При составлении программы вы отталкиваетесь от спикеров или от тем?

— Как только мы заканчиваем один фестиваль, сразу начинаем подготовку к следующему. Самая сложное — это как раз процесс приглашения международных хедлайнеров. Мы начинаем букировать их задолго до самого события. Исходя из того, чей приезд подтверждается, мы продумываем тему и площадки вокруг. В позапрошлом году темой Geek Picnic была «Разрушители легенд», потому что хедлайнером являлся известный телеведущий Джейми Хайнеман, у которого одноименная передача на канале Discovery. Собственно, весь фестиваль тогда был посвящен разрушению тех или иных легенд. В прошлом году была тема «Игры разума», так как хедлайнером выступил ученый Ричард Докинз. И вокруг его лекции, опять же, были построены другие события на фестивале.

— А в этом году вы тоже ориентировались на кого-то конкретного?

— Тема фестиваля этого года - Human Evolution, то есть эволюция человека. Мы рассматриваем изменения человечества в разных областях — от урбанистики до личных взаимоотношений. Поэтому в этом году мы немного изменили концепцию, отказались от центральной фигуры и решили пригласить сразу несколько известных международных спикеров, в том числе популярных на YouTube и у нашей аудитории. Полгода назад мы даже провели опрос по поводу того, кого люди хотят видеть на фестивале, и потом старались пригласить к нам именно этих специалистов. То есть мы стараемся выстраивать обратную связь.

— Как вы уже сказали, фестиваль не боится острых и порой провокационных тем. Можно вспомнить ситуацию с выступлением публициста Егора Просвирнина в прошлом году. Изменилась ли после этого методика отбора спикеров?

— Да, после того случая мы решили создать Экспертный совет. Фестиваль становится все более популярным и не оставляет людей равнодушными: о нас много пишут в соцсетях, и это не только хвалебные оды. Мы решили, что отбор спикеров и составление программы не должны быть мнением одного человека или даже команды организаторов. Поэтому мы отобрали специалистов в различных узких областях, которым лучше известно, какой профессор сможет рассказать о той или иной теме. В совет входят совершенно разные люди, например, обладатель бионического протеза руки Найджел Окланд, кинодокументалист и специалист по искусственному интеллекту Джеймс Баррат. Они помогли нам отсечь лишнее, в том числе то, чем мы могли бы разочаровать поклонников. Экспертный совет является нашим двигателем, потому что может не только подсказать неочевидных спикеров и неочевидные варианты, но в то же время является цензором, который может остановить нас от принятия импульсивных решений. Хотя мы все равно стараемся придерживаться золотой середины и ничего не навязываем. Так, в прошлом году у нас сначала выступил известный своим атеизмом Ричард Докинз с лекцией «Бог как иллюзия», а на следующий день на ту же сцену вышел богослов Андрей Кураев с лекцией «Докинз как иллюзия». Мы считаем, что в определенных случаях люди сами должны составить мнение, выслушав разные точки зрения.

— Несмотря на то, что в этот раз вы решили отказаться от одного ключевого спикера, кого из гостей можно выделить?

— Однозначно, нашей удачей является приезд Лизы Рэндалл, первой женщины, получившей должность физика теоретика в MTI и Гарварде. Она является одним из создателей Теории струн, а ее лекции на ТEDx посмотрели миллионы человек. Также на фестивале выступит Сет Стивенс-Давидовиц — специалист по Big Data, бывший сотрудник Google и автор бестселлера «Все лгут». Еще стоит обратить внимание на Джо Дэвиса, который называет себя художником-пиратом. Мы не забыли, что начали как раз с Art Science. У нас всегда был лекторий, посвященный искусству, так что таким образом мы отдали дань прошлому.

«Будь с городом». С другими рядом

— Фестиваль разрастается и бьет рекорды посещаемости, но не кажется ли вам, что это входит в противоречие с самой культурой гиков? У них небольшое, закрытое коммьюнити, у вас — огромный опен-эйр, рассчитанный уже, скорее, на массовую аудиторию.

— Я не думаю, что мы будем размывать свою аудиторию, делая сам фестиваль крупнее. Скорее, мы предпочтем расширяться в географическом плане, проводить похожие события в разных городах. В Тель-Авиве Geek Picnic уже был, в Краснодаре в этом году будет второй раз. Будем двигаться в этом направлении и дальше. Потому что научпоп-фестивали — это тренд и это востребовано. Даже традиционные музыкальные фестивали внедряют лектории или зоны виртуальной реальности. Потому что — удивительное дело — люди в свои выходные приходят слушать лекции. На Geek Picnic не бывает пустующих лекториев, они полностью забиты. При этом наш фестиваль объединяет сразу несколько коммьюнити. Нам пока далеко до уровня американского фестиваля Burning man, который однозначно очень крут по техно-объектам. Но в том, что касается лекториев, наш фестиваль гораздо крупнее и лучше многих европейских.

Софья Мохова

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 августа 2018 > № 2710913 Виктория Рубанникова


Китай. США. Евросоюз. РФ > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 августа 2018 > № 2702802 Владимир Синельников

Другой дорогой: автобренды делают ставку на продажи в интернете

Владимир Синельников

Управляющий партнер ecommerce-агентства Aero

Купить Maserati на китайском сайте, продать 20 000 автомобилей Renault в России через интернет или оформить абонемент на Cadillac за $1800 в месяц. Что придумывают автопроизводители в эпоху e-commerce?

В 2016 году департамент транспорта штата Северная Каролина отказался продлить компании Tesla лицензию на продажу автомобилей, руководствуясь законом, который запрещает производителям продавать машины напрямую конечным потребителям. И хотя в Северной Каролине Tesla удалось обойти запрет с помощью юридической уловки, в 12 американских штатах такой закон по-прежнему действует, а во многих других штатах прямые продажи ограничены. Абсурдные ограничения в отношении автопроизводителей лоббируются ассоциациями автодилеров, среди которых немало крупных налогоплательщиков и работодателей.

У Tesla нет дилеров, компания продает автомобили напрямую. Открывает шоу-румы и сервисы в крупных городах, а заявки от покупателей принимает через сайт. Tesla первой предложила покупателям «собрать» собственную модель прямо на сайте, выбирая цвета и различные характеристики. В таком подходе к продажам дилеры видят угрозу собственному бизнесу. И не без оснований.

По данным Accenture, 70% мировых продаж автомобилей идет через независимых дилеров. Общая структура мирового рынка автопрома оставалась неизменной десятки лет — производители занимались непосредственно производством, R&D и маркетингом, а за продажи отвечали официальные дилеры, которые создавали вокруг себя сети субдилеров. Для автобрендов эта структура была выгодна по ряду причин: не нужно было инвестировать огромные средства в инфраструктуру по всему миру, риски общения с клиентом ложились на дилеров, дилеры лучше понимали национальную специфику и т. д.

Но культура потребления и поведение покупателей за последнее время круто изменились. Взрослеет поколение Z, привыкшее решать все задачи c помощью цифровых приложений. По данным исследования Accenture, более 80% покупателей автомобилей в мире используют цифровые каналы при выборе марки автомобиля и более 60% — чтобы начать процесс покупки, например, оставить заявку на сайте и т. д. Исследование Ernst & Young показало, что 46% покупателей автомобилей по всему миру хотели бы иметь возможность оплатить полную стоимость покупки онлайн, а 31% респондентов назвали удобный интерфейс интернет-магазина и продуманный процесс покупки через интернет одним из важных факторов выбора продавца. Одна из причин, по которой люди предпочитают покупать авто на сайте, — нежелание общаться с менеджерами в автосалонах, которые давят на покупателя и мешают сделать правильный выбор. По данным опроса «Яндекса», 34% российских респондентов при выборе авто ищут информацию на сайтах производителей и дилеров.

Автобренды уже несколько лет тестируют прямые онлайн-продажи. Mercedes запустил интернет-магазин в Германии в 2013 году. Недавно член правления Daimler AG Бритта Сиггер заявила, что компания планирует к 2022 году продавать в онлайне четверть новых и подержанных автомобилей Mercedes. На сайте производителя можно полностью оформить покупку автомобиля, в том числе в лизинг, а за дополнительные €199 авто доставят по указанному покупателем адресу. Компания также представила ряд инструментов, которые позволяют покупателю расширить онлайн-опыт, в том числе оценить интерьер салона и внешний вид автомобиля при помощи дополненной реальности через мобильное приложение.

Самый продвинутый автомобильный e-commerce в Китае. Национальная онлайн-платформа Tmall продает автомобили KIA, VolksWagen, Ford. Еще в 2016 году Maserati в рамках эксперимента продал через TMall 100 новых автомобилей на сумму 100 млн юаней всего за 18 секунд. Этой весной в партнерстве с Ford маркетплейс открыл вендинговый автомат, с помощью которого можно купить авто или взять на тест-драйв.

Автопроизводители экспериментируют и на Amazon. Так, Hyundai предлагал тест-драйв подписчикам Amazon Prime, а Fiat Chrysler тестировал ограниченные продажи маркетплейса в Италии. В ближайшие годы Amazon может стать большим игроком на авторынке. Интернет-гигант уже продает автозапчасти и аксессуары.

Дьявол в деталях

В России автопроизводители только начинают осваивать онлайн-продажи. Российское представительство Renault недавно отчиталось о том, что за два года продало через онлайн-платформу 20 000 машин. В онлайн-шоу-руме можно выбрать автомобиль и заказать его в салон ближайшего дилера, внести предоплату и отправить заявку на кредит или трейд-ин, но оформлять договор, завершать оплату и забирать машину все равно придется у дилера. У «АвтоВАЗа» тоже есть онлайн-сервис, но там тоже можно только проверить наличие и забронировать авто. Купить автомобиль на сайте с доставкой «на дом» можно у дилера «Фаворит-Моторс». После года работы сервиса дилер рассказывал, что каждую четвертую машину продает через сайт. Начинает тестировать онлайн-продажи «Авилон».

Если спрос на покупку нового авто через интернет только формируется, то онлайн-рынок автозапчастей развивается много лет. По данным исследовательской компании Hedges, мировой объем этого рынка в 2018 году превысит $10 млрд, а к 2021-му достигнет $16 млрд. В России онлайн-продажи пока идут в основном через крупных агрегаторов, таких как Exist, Emex, AutoDoc. Выручка Exist на пике развития в 2015 году составляла, по данным компании, 30 млрд рублей. Потенциал онлайн-рынка всерьез рассматривают практически все автобренды. За полгода к нам обращались за разработкой e-commerce-платформы семи автопроизводителей — это и российские, и зарубежные компании.

По предварительным результатам исследования e-commerce-агентства Aero и издания E-pepper.ru «Производитель — новый ритейлер» автобренды выделяют четыре основных преимущества розничных продаж: собственный интернет-магазин позволяет собирать данные о предпочтениях потребителей, иметь независимый канал продаж, предоставлять «уникальный» сервис (то есть именно сервис будет отличать их интернет-магазин от дилерских центров) и увеличить географию доставки внутри страны.

Работающих интернет-магазинов автопроизводителей пока единицы. УАЗ продает в интернет-магазине автозапчасти, аксессуары и автохимию с доставкой по всей России. У КамАЗа тоже есть интернет-магазин, но пока ассортимент запчастей там очень небольшой. Некоторые автопроизводители тестируют онлайн-продажи через агрегаторов. Основная аудитория онлайн-агрегаторов — конечные покупатели, которые стремятся сэкономить на запчастях и автосервисы. Основная особенность рынка автозапчастей — в этом сегменте десятки миллионов артикулов, у каждой детали есть несколько аналогов разных производителей, которые могут отличаться между собой. Покупатель делает выбор в пользу аналогов, потому что они существенно дешевле. По подсчетам экспертов, 70-80% продаваемых в России автозапчастей — это аналоги, а не оригинальные детали.

Развивая собственную розницу, автобренды рассчитывают повлиять на эту ситуацию. У производителей уже налажена логистика для оптовых поставок дистрибьюторам и дилерским центрам в крупных городах. Но чем больше компания и объем продаж, тем более глубокие изменения в бизнес-процессах потребуются для обработки, отгрузки розничных интернет-заказов и клиентского сервиса.

Конкурировать, но не съесть

Чтобы конкурировать с мультибрендовыми агрегаторами, производителям придется выдерживать такие же сроки доставки. Если машина сломалась и стоит в сервисе, запчасти нужны так быстро, насколько это возможно. По ряду позиций онлайн-покупатели привыкли получать запчасти в день заказа. Чтобы оправдать их ожидания, производителю придется создавать собственную курьерскую службу или же хранить самые востребованные позиции на складе фулфилмент-оператора. Для этого потребуется классификация запчастей на категории по частоте продаж, которой сегодня нет у производителей.

Один из логистических операторов, работающих с автопроизводителями, — HWC International (ранее ПДК). Его услугами пользуются Mazda, Mitsubishi Motors, Man, Geely Automobile, Haval, другие автобренды и один из крупнейших онлайн-агрегаторов запчастей Emex. У автопроизводителей есть очевидные преимущества — доверие покупателя. Но на одном доверии далеко не уедешь. Покупатели в интернете ищут выгодную цену, однако производители боятся давать скидки и каннибализировать продажи партнеров. В результате получается, что цены у производителей оказываются даже выше партнерских, потому что дилеры могут жертвовать частью маржи и выставлять в интернете цены ниже рекомендованных розничных.

Между тем у производителей есть возможность сделать своим покупателям действительно уникальное предложение. Для этого придется поставить в центр бизнеса не продукт, а клиента, и построить омниканальную экосистему для удовлетворения (и предвосхищения) его потребностей на базе своего интернет-магазина. Новые партнерства помогут постоянно расширять пакет услуг. Внедрение бортовой телематики (интеллектуальная система датчиков, собирающих информацию о состоянии автомобиля) позволит получать массу данных о состоянии авто и предлагать его владельцу разные решения и продукты. Например, автовладельцы смогут покупать запчасти прямо с приборной панели, получать персональные предложения по КАСКО. Партнерство с банками поможет предлагать покупателям авто выгодные условия по кредитованию и лизингу, упростить документооборот, оформляя кредиты в онлайне. У покупателей должна быть возможность заказать тест-драйв автомобиля, но современные технологии позволяют познакомиться с авто поближе и без посещения салона. Audi, BMW и Tesla уже используют для этого технологии виртуальной и дополненной реальности.

Новый мобильный провайдер

Производители не могут игнорировать тот факт, что отношение людей к владению автомобилем меняется. По данным Ernst & Young, 25% потребителей считают, что владеть машиной не принципиально важно, и согласны арендовать транспортное средство. По подсчетам Zion Market Research, глобальный рынок аренды и лизинга автомобилей к 2022 году вырастет до $124,56 млрд.

Не исключено, что в будущем большинство водителей будут менять машины несколько раз за год или чаще, по настроению. Чтобы успешно конкурировать в новой реальности, производителям придется перейти от продажи автомобилей к удовлетворению потребности в мобильности. Некоторые автобренды уже сделали первые шаги в этом направлении. Так, Cadillac запустил on-demand-сервис, подписчики которого за $1800 в месяц могут пользоваться автомобилем как собственным, менять его до 18 раз в год и получать при этом полную техническую поддержку и страховку. Сервис уже доступен в Нью-Йорке, Далласе и Лос-Анджелесе.

General Motors запустила запустила в Штатах каршеринговый сервис Maven, через который можно арендовать автомобили из парка компании на гибких условиях — c поминутной оплатой, на день, на месяц и т. д. Недавно GM пошла еще дальше и начала тестировать новую услугу — Peer Cars. Пользователи приложения Maven получили возможность сдавать в аренду собственные автомобили GM не старше 2015 года выпуска друг другу. При этом концерн страхует все автомобили, которые сдаются в аренду через сервис.

Китай. США. Евросоюз. РФ > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 августа 2018 > № 2702802 Владимир Синельников


США. РФ > СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 августа 2018 > № 2698721 Анна Артамонова

Искусственный разум: когда машины начнут думать, как люди

Анна Артамонова

вице-президент Mail.Ru Group

Формально машины смогли пройти тест Тьюринга, однако научатся ли они мыслить по-настоящему?

Сможет ли компьютер научиться думать, как человек? Этот вопрос возник одновременно с появлением первых вычислительных машин. В поиске ответа на него в 1950 английский ученый-математик Алан Тьюринг предложил критерий, позволяющий судить о том, что компьютер по своим мыслительным способностям сравнялся с человеком. Этот критерий известен как «тест Тьюринга»: суть в том, что машина должна ответить на произвольные вопросы собеседника-человека таким образом, чтобы человек не понял, что общается с машиной.

Формально тест Тьюринга считается пройденным, — правда, на довольно примитивном уровне сложности. Мыслить, как человек, компьютер пока что не умеет. Однако современный уровень технологических и вычислительных возможностей позволяет ему за считанные секунды обрабатывать и анализировать колоссальные объемы информации, обучаться на похожих данных, выявляя закономерности и обобщая полученные результаты. Это дает возможность решать конкретные практические задачи на уровне, все более близком к человеческому.

Что умеет ИИ

Хороший пример такой задачи — перевод текста с иностранного языка. С теоретической точки зрения эта задача во многом идентична оригинальному тесту Тьюринга. По мнению лингвистов, одна из функций языка — распознавание принадлежности собеседника к своей группе (именно этим объясняется изобилие местных диалектов, молодежных и профессиональных жаргонов). Если компьютер предложит перевод, неотличимый от речи носителя языка, то носитель наверняка признает в нем члена своей группы, то есть как минимум человека.

Два года назад компания Google почти полностью перевела свой сервис Google Translate на глубокое обучение (Deep Learning). В отличие от предыдущего поколения систем машинного перевода, которые в основном переводили отдельные слова и фразы, современные нейросети рассматривают предложение целиком, что позволяет переводить его не по значению, а по смыслу. Бурный рост объемов данных, в сборе которых участвуют многочисленные умные устройства Интернета вещей (IoT), развитие многослойных нейронных сетей, алгоритмы Deep Learning и другие технологические возможности научили обычные компьютеры и мобильные устройства не только читать, слышать, видеть и понимать информацию, но и выполнять сложные задачи на таком же уровне, на котором их бы выполнил и человек.

Соответственно, в разы вырос и объем инвестиций в технологии Искусственного интеллекта. Так, по данным Venture Scanner, в 2007 году он составлял всего $500 млн, а в 2017 году — уже свыше $6 млрд. Доходы от внедрения систем искусственного интеллекта, согласно данным Gartner, в 2018 году составят $1,2 трлн долларов, что на 70% выше, чем в 2017 году. А к 2022 году их объем увеличится до $3,9 трлн.

Microsoft Bing в 2018 году практически безошибочно предсказал всех лауреатов премии «Оскар», просчитавшись всего в одном случае

Искусственный интеллект уже активно применяется во множестве отраслей. Например, компания Samsung разработала систему внутриигровой контекстной рекламы Gadget, в которой объявления не всплывают в виде раздражающих пользователя отдельных сообщений, а плавно встраиваются в игровой процесс. При этом тематика рекламы постоянно меняется в соответствии с предпочтениями геймера. На блокчейне разработана платформа Effect.Ai, которая будет связывать поставщиков и потребителей различных услуг напрямую, без посредников. Искусственный интеллект научился обыгрывать человека в покер и в Dota 2. Принадлежащая Google компания DeepMind, которой уже удалось создать искусственный интеллект, выигравший у чемпиона мира по игре «го», сегодня разрабатывает алгоритмы, способные победить человека в игре StarCraft 2. Системы прогнозирования на базе ИИ все шире применяются в спорте и шоу-бизнесе. Так, искусственный интеллект Microsoft Bing в 2018 году практически безошибочно предсказал всех лауреатов премии «Оскар», просчитавшись всего в одном случае.

Неплохие достижения у ИИ в медицине. Появились системы, позволяющие на ранних стадиях диагностировать онкологические заболевания кожи, а также выявлять нарушения в работе сердца по ЭКГ с большей эффективностью, чем кардиолог. В Китае на базе ИИ реализован проект социальной направленности: разработчики создали систему, которая анализировала поведение пользователей в соцсетях и выявляла среди них тех, у кого были суицидальные наклонности, с целью оказать им своевременную психологическую помощь. На сегодняшний день с ее помощью удалось спасти уже более 20 000 человек.

Нейронные сети уже называют Software 2.0. В отличие от классического подхода к разработке (Software 1.0), они не требуют написания пошаговых инструкций для компьютера. Достаточно указать конечную цель, — например, выиграть в го, — а также задать структуру сети и сигналы для обучения. Далее нейросеть сможет выучить необходимые зависимости в данных для решения задачи, используя имеющиеся в ее распоряжении вычислительные ресурсы.

Чего не умеет ИИ

Что искусственный интеллект пока не умеет делать? В первую очередь, это задачи, где сложно принять однозначное решение, где требуется контекстуальный подход в зависимости от условий и ситуации. ИИ не сможет самостоятельно осуществить научное открытие. Одним словом везде, где нужен полноценный анализ ситуации, а не просто принятие решения, основанного на обучающей выборке данных, пальма первенства будет за человеком.

Конечно, технологии ИИ находятся на пике «хайпа», однако нельзя не отметить определенные проблемы, риски и нерешенные задачи, связанные с ними. В первую очередь это, конечно, качество данных. Ведь оно напрямую зависит от того, что мы предоставляем машине в качестве обучающей выборки.

С 2009 года автомобили Google наездили в беспилотном режиме 3,7 млн километров на дорогах общественного пользования

Хороший пример — разработка беспилотных автомобилей. По сути здесь практически всегда используется метод supervised learning (обучение путем проб и ошибок). К примеру, компания Google потратила не один год на то, чтобы получить достаточный объем данных и учесть все нюансы беспилотной езды. С 2009 года автомобили Google наездили в беспилотном режиме 3,7 млн километров на дорогах общественного пользования и тестовых полигонах в Калифорнии, Аризоне, Техасе и Вашингтоне, а также более 1,6 млрд километров в режиме компьютерной симуляции. От качества этой работы зависит, насколько грамотно будет ориентироваться автомобиль без водителя на дороге, определять других участников дорожного движения, распознавать объекты на дороге, правильно реагировать на различные ситуации и т.д.

Еще один серьезный недостаток, или, скорее, ограничение технологии искусственного интеллекта заключается в узком спектре применения каждого алгоритма. Для каждой отдельной операции или бизнес-процесса систему искусственного интеллекта приходится очень серьезно дорабатывать. Вряд ли под новую задачу получится адаптировать уже существующую нейросеть, пусть даже специализирующуюся на смежных задачах, поскольку данные будут отличаться. В большинстве случаев изменения будут весьма значительны. Например, сложно будет разработать на базе AI-системы беспилотного автомобиля систему управления беспилотным речным или морским катером. Это ключевая проблема так называемого «слабого» искусственного интеллекта, заточенного под решение конкретной задачи. В свою очередь «сильный» искусственный интеллект, практическая реализация которого — вопрос будущего, должен уметь не просто алгоритмически оперировать данными и информацией, но понимать их смысл. Например, искусственный интеллект не умеет читать комиксы, не способен сопоставить все картинки с текстом в правильном порядке в соответствии с сюжетом, а с этой задачей справляются даже маленькие дети. Одним из важных шагов в сторону «сильного» ИИ можно назвать разработку капсульных нейронных сетей. Они обрабатывают информацию так, как это делает человеческий мозг, при этом не нуждаются в больших объемах данных для обучающих моделей.

Кто несет ответственность за решения, принятые искусственным интеллектом? Банк может заблокировать важную финансовую транзакцию, беспилотный автомобиль может сбить человека, не заметив его либо приняв за какой-то другой объект. Искусственный интеллект, управляющий системой банковского кредитного скоринга, чаще «отказывает» чернокожим заявителям, чем белым, в получении кредита. Системы распознавания лиц, которые используют в том числе и правоохранительные органы, неплохо различают белых людей, но часто ошибаются при обработке образов чернокожих, особенно женщин. Так, при распознавании лиц темнокожих женщин коммерческие системы ошибаются почти в 35% случаев. Если раньше в основе таких инцидентов был человеческий фактор, то сейчас это bias (искажение) в данных.

Нейросеть Deep Dream решила, что рука — это неотъемлемая часть гантели

Разумеется, это временные проблемы, которые можно решить предоставив системе более совершенную обучающую выборку данных. Над этим сегодня и трудятся разработчики. В автомобильной индустрии чаще всего отвечать приходится не разработчику AI-системы, а производителю транспортного средства, который установил ее на свою продукцию. Но в большинстве случаев бремя ответственности лежит и на разработчике, и на заказчике. В отличие от обычных систем, работающих в строгом соответствии с программным кодом, который можно проверить на ошибки, модифицировать и т.д., мы не всегда можем заранее предсказать, какой результат нам дадут многослойные нейронные сети и системы глубокого обучения после обработки того или иного массива данных. Так, нейросеть Deep Dream компании Google попросили генерировать изображение гантели. Система справилась с задачей, однако ко всем полученным изображениям гантели была добавлена и рука человека. Иными словами, нейросеть решила, что рука — это неотъемлемая часть гантели.

И все же технологии искусственного интеллекта уже сегодня в ряде случаев облегчают жизнь обычных людей и помогают компаниям в решении множества задач. Несмотря на существующие особенности и «подводные камни», системы на базе AI привлекают заказчиков, в том числе из крупного бизнеса. А многократно растущий с каждым годом объем инвестиций дает основания надеяться на существенный технологический рывок уже в ближайшем будущем.

США. РФ > СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 августа 2018 > № 2698721 Анна Артамонова


Россия. США > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698725 Кристофер Уинн

Горячие технологии: как работает пиццерия XXI века

Кристофер Уинн

президент Papa John’s в России

Доставка пиццы — традиционный бизнес, существующий в мире десятилетия, кажется, далек от высоких технологий. Но именно IT-инструменты способны превратить пиццерию к сверхрентабельное дело

Из-за высокой конкуренции держать пиццерию или целую сеть с доставкой считается не слишком прибыльным делом, далеким к тому же от актуальных информационных технологий. Однако ставка в ретейле именно на них может стать «коньком», который приведет вашу компанию к успеху.

В отличие от ресторанов у пиццерий есть одна особенность — высокая степень повтора заказов. То есть если клиент дважды заказал «Пепперони» на тонком тесте, высока вероятность, что в третий раз он снова выберет эту пиццу. Есть и другие закономерности: так, геймер сделает заказ поздно ночью, а многодетная мама чаще всего приобретет для своих детей пиццу «Гавайскую». Кстати, клиенты в России в 90% случаев выбирают готовый товар из меню, а не собирают из ингредиентов собственную. При этом у россиян выше лояльность к брендам, что объясняется меньшей насыщенностью рынка при большем разбросе по качеству.

Владельцу пиццерии также можно достаточно точно спрогнозировать «всплески» спроса на товар в дни праздников или крупных событий. Так, не одна компания сектора поставила рекорд продаж за пару часов до начала футбольного матча России с Испанией во время чемпионата мира. Отсюда вывод: на вас в продажах пиццы прекрасно работает статистика, ее только нужно отслеживать, с чем прекрасно справляются те самые информационные технологии.

Сам процесс приготовления пиццы очень технологичен. Даже визуально приготовление пиццы похоже на производственную линию больше, чем на кухню в ресторане, где всем руководит шеф-повар. Для каждой пиццы существуют четко определенные стандарты: свежесть, количество и вес ингредиентов, равномерность их распределения по поверхности пиццы, ширина коржа и многое другое. Это те же технологии, которые как раз и помогают достигать регламентированных стандартов качества, например, сокращают количество некачественно выполненных изделий и временные затраты на приготовление пиццы, повышают эффективность работы сотрудников и всего бизнеса в целом. Фактически технологии в данном разрезе помогают контролировать весь процесс приготовления пиццы, упрощают контроль производства.

Пицца любым путем

Сравнительно недавно, 15 лет назад, в России практически отсутствовала культура заказа доставки пиццы, участникам рынка приходилось начинать работу с чистого листа. Сегодня в этом сегменте бизнеса присутствует уникальная возможность использования различных каналов продаж. Пицца подходит для заказа онлайн или по телефону — ведь такие действия требуют от клиента минимальных усилий: набор опций понятен и прост. Согласно статистике, российские клиенты делают около 70% заказов онлайн, и это вполне обоснованно: большое количество молодых людей получают высшее образование, высокий процент населения пользуется интернетом. Любой ретейлер подтвердит: клиенты в России очень «продвинутые».

В 2017 году, по данным АКИТ, общий объем рынка онлайн-продаж в РФ составил 1,4 трлн рублей (на 13% больше, чем в годом ранее). Конечно, участникам рынка необходимо при своих расчетах учитывать специфику товара, который они продают в интернете, но средняя конверсия интернет-магазинов в секторе доставки еды, по данным исследования Online Store Base, достигает 14,9% — это самый высокий результат. Для сравнения: на втором месте по этому показателю находится позиция «билеты» на мероприятия с уровнем конверсии 7,8%.

Впрочем, и телефонные звонки — хотя и не прошлое, но не за ними будущее. Чаще всего покупателями пиццы являются люди от 18 до 35 лет. У этого поколения совсем другие отношения с миром информационных технологий, нежели было прежде. Представителю молодого поколения сегодня куда проще ответить в мессенджер, чем на телефонный звонок. В гостинице он вероятнее всего предпочтет пойти прямиком в свой номер, минуя ресепшен, открывая двери с помощью QR-кодов, которые получил во время онлайн-регистрации. Сегодня интеграция информационных технологий — это общий тренд для целого ряда отраслей.

Стоит сказать, что и обычных каналов продаж в виде рекламы и даже соцсетей, интегрированных со службой поддержки, уже недостаточно. В крупных городах заказы поступают через сайт и мобильное приложение, с помощью Telegram-ботов или каналов, получивших распространение в последнее время. Такими примерами могут служить Telegram-боты, которые внедрили российские сети La'Renzo и Palermo-Pizza. Повсеместно «расползлось» использование бесконтактных платежей Apple Pay, благодаря чему клиент может совершать покупки в приложениях и на веб-сайтах одним касанием пальца. Альфа-банк, известный своим передовым подходом к продажам услуг, предлагает, например, вернуть 8% от суммы покупок в сети пиццерии и на сайте одной петербургской сети. Компания «Мегафон» год назад предложила пользователям своих банковских карт вернуть 20% от стоимости каждой третьей покупки, сделанной с помощью Apple Pay.

В свою очередь, российский интернет-гигант «Яндекс», как никто другой, понимает, насколько важно для бизнеса привлечь внимание молодежи для получения прибыли и сократить время заказов. Уже сегодня его голосовой помощник «Алиса» позволяет пользователям интернета заказывать пиццу. Кстати, «Яндекс» уже открыл платформу для сторонних разработчиков, и подключение помощника к сервису доступно для любой компании — можно обучать «Алису» новым навыкам и привлечь пользователей к своим проектам.

В этом ряду нужно упомянуть новый пока для России и даже всего мира сервис, позволяющий клиенту совершать оплату с помощью системы распознавания лиц камерой, установленной на кассе. Это удобно и безопасно: человек не вводит пароль банковской карты и не передает сигналы от смартфона POS-терминалу. Посетителю вообще не нужно иметь при себе ни наличные деньги, ни карт, ни смартфона. Сервис предлагает ряд партнеров SWiP, сервиса для оплаты счетов с помощью мобильного телефона, партнерами которого являются MasterCard, Visa, «Мир».

Роспотребнадзор и уставший курьер

Вообще целый ряд внутренних процессов может выполняться в режиме онлайн. Например, курьер, который развозит заказы, имеет возможность подрабатывать в незакрепленной за ним пиццерии в свой выходной, а не искать еще одну работу на это время, как часто бывает. В случае нехватки людей менеджер соответствующего заведения размещает на платформе компании запрос, доступный для откликов сотрудников курьерской службы. А если курьер провел за рулем много времени, система этот момент отследит и просигнализирует.

Существуют на сегодняшний день и специальные веб-приложения, которые автоматизируют системы контроля и взаимодействия с госорганами, например, Роспотребнадзором. Они помогают обеспечивать соответствие стандартам качества компании и осуществлять проверки действующих пиццерий. Это значительно экономит время проверяющих, позволяет рассылать результаты проверки автоматически и тут же составлять план по работе с нарушениями или отклонениями от нормы. Приложение загружается в телефон — с его помощью можно делать фотографии и оставлять комментарии. При этом руководитель пиццерии может подтвердить результат проверки путем ввода персонального кода.

Примером внедрения информационных технологий в продажи пиццы может служить еще одна российская разработка, которая сейчас проходит тестирование в РФ и США. Так, Papa John’s внедрила систему оценки качества пиццы на основе искусственного интеллекта: на основе 700 000 фотографий нейросеть умеет определять и оценивать по 10-балльной шкале соответствие пиццы международным стандартам качества. Та работа, которая выполнялась аналитиками выборочно, теперь применяется системой на практике повсеместно. Пиццерии оборудованы камерами, каждая пицца получает оценку. Если суммарный балл оказывается ниже восьми, заказ переделывается. В дальнейшей перспективе система предоставит возможность клиентам сфотографировать полученную от курьера пиццу, загружать снимок на сайт продавца и самостоятельно оценивать качество. Таким образом, весь цикл будет охвачен, а нейросеть получит дополнительные материалы для обучения.

Россия. США > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698725 Кристофер Уинн


Россия. Франция > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698749 Сергей Карпов

Война за покупателя: как технологии помогают магазинам увеличить обороты

Сергей Карпов

Генеральный директор Ingenico в России и СНГ

Как заставить человека покупать больше, если традиционные инструменты — промоакции и специальные предложения — уже не работают

Выбор потребителем места совершения покупок традиционно определяется тремя факторами: цена, качество и ассортимент. Современный потребитель отдает предпочтение торговым точкам с наиболее выгодными ценовыми предложениями и не готов идти на компромисс в отношении качества и разнообразия товаров на полках. Чтобы удержать покупателей, торговые точки играют с цифрами и упражняются в креативности: придумывают соблазнительные акции, расширяют круг поставщиков, создают собственные продуктовые линейки. Но самые прозорливые осознали, что сейчас конкурентное преимущество лежит не столько в оптимальном сочетании упомянутых факторов, сколько в том, как сделать совершение покупки комфортнее.

Навстречу потребителю

В своем стремлении улучшить клиентский опыт передовой ретейл сделал ставку на такие тренды, как урбанизация и цифровизация. Это можно заметить на примере IKEA: компания, известная своими гигантскими магазинами-складами, расположенными за чертой города, взяла курс на сближение с потребителем. Столкнувшись с падением посещаемости, IKEA решила поэкспериментировать с форматами торговых точек: уже сейчас pop-up-магазины компании появляются в торговых центрах. В будущем торговые точки будут размещены в центрах городов — открытие шоу-румов планируется в Лондоне и Копенгагене.

IKEA идет за потребителем даже в цифровом пространстве: вскоре компания может запустить продажу своей мебели на сторонних e-commerce-сайтах, таких как Amazon. Таким образом, приоритетом торговых предприятий становится удобство и доступность для покупателя, то есть условия, в которых он сможет совершить покупку моментально, возможно, даже неожиданно для себя. И именно технологии, способные сделать жизнь покупателя легче, будут определять образ торговой точки ближайшего будущего.

На волне успеха Apple Pay и Samsung Pay многие розничные сети — такие как французский Carrefour, американские Walmart и Target — запустили свои собственные электронные кошельки.

Рынок платежных инструментов, будучи одной из ключевых составляющих мира ретейла, движется в том же направлении. Новые виды платежей множатся, и их разнообразие позволяет потребителям сосредоточиться на товарах и услугах, которые они приобретают, а не на том, как их оплатить. В этом процессе активно участвуют и сами торговые точки: на волне успеха Apple Pay и Samsung Pay многие розничные сети — такие как французский Carrefour, американские Walmart и Target — запустили свои собственные электронные кошельки, позволяющие покупателям производить оплату мобильными устройствами через приложение магазина.

При совершении оплаты с помощью подобных кошельков все акции, купоны и бонусы учитываются автоматически, что избавляет потребителей от необходимости тянуться за картой лояльности или рекламной листовкой в сумке. В свою очередь, данные, аккумулируемые этими приложениями, бесценны для торговых предприятий, которые могут использовать их для глубинного анализа поведения покупателей и улучшения клиентского опыта. Потребители охотно пользуются этой технологией: согласно исследованию сайта PAYMNTS.com, к четвертому кварталу 2017 года процент опрошенных, использующих Walmart Pay «при каждом удобном случае», достиг 52,5% по сравнению с 28,8% в первом квартале. Bloomberg ожидает, что к концу 2018 года этот кошелек может обогнать Apple Pay по количеству активных пользователей в США.

Грядущие вызовы

Развитие платежных технологий не ограничивается кошельками: еще одним сильным трендом может стать широкое внедрение оплаты криптовалютами. Список компаний, решившихся на этот эксперимент, пока невелик, но включает лидеров в своих сферах: Microsoft, PayPal, Steam. В России есть свои пионеры, чьи истории можно узнать из СМИ: фермерский кооператив LavkaLavka, ресторан Valenok, сеть баров «Пивотека 465». Судить об успехе подобных инициатив сложно: слишком уж много барьеров стоит на пути их развития (недоверие со стороны потребителя и, главное, государства; волатильность криптовалют; продолжительность совершения транзакции). Хотя криптовалюты остаются лишь пиар-инструментом и креативным способом расширения технологического портфеля компании, они стали одним один из главных технологических феноменов последних лет, и их возможности в контексте будущего платежной индустрии еще предстоит изучить.

Другой драйвер развития инноваций на рынке платежных технологий — интернет вещей (Internet of Things — IoT). Так считают 48% топ-менеджеров индустрии, опрошенных Edgar, Dunn & Company в 2017 году. Прежде всего это касается носимых устройств — фитнес-браслетов, «умных» часов и подкожных чипов, которые перестали быть элементом научной фантастики. Некоторые из них уже стали частью платежной экосистемы, но о повсеместном применении говорить еще рано — игроки платежной индустрии и сами производители устройств только подступаются к данному сегменту.

Тем не менее уже сейчас в европейских торговых центрах можно наблюдать поистине футуристическую картину: благодаря технологии, разработанной французским стартапом Think&Go NFC, покупатели получили возможность взаимодействовать с рекламными дисплеями с помощью своих пластиковых карт и смартфонов. Экран демонстрирует уникальные купоны, торговые предложения и загружаемый контент, которые можно получить, лишь прикоснувшись к нему картой или устройством.

Визионеры видят возможность для внедрения оплаты и в «умные» бытовые приборы и автомобили. «Умные» холодильники и колонки способны проявлять невероятную самостоятельность при заказе продуктов на дом, но смогут ли люди доверить им оплату? Смогут ли они положиться на свой автомобиль в таких вопросах, как оплата парковки или сервисного обслуживания? Это лишь некоторые из вызовов, стоящих перед миром платежных технологий сегодня. И если IoT и платежам суждено быть взаимоинтегрированными, это создаст особое торговое пространство, которое откроет новые возможности как для потребителей, так и для мерчантов.

Удобство vs безопасность

Комфорт потребителя — лишь один из драйверов развития платежной индустрии. По мере того, как люди открывают доступ к своим персональным данным и денежным средствам все большему числу сторонних приложений, острее встает вопрос обеспечения безопасности. Защита от взлома и утечки данных, а также предотвращение неавторизованных платежей являются первостепенной задачей игроков рынка. Однако их усилия могут всерьез ударить по удобству, которое призваны нести технологии.

Исследование Visa показало, что 61% опрошенных откажутся от совершения онлайн-покупки, если при оплате потребуется совершить какие-либо дополнительные шаги.

В этом плане весьма показательна дискуссия, возникшая в 2016 году. Тогда Европейская банковская организация выдвинула свои предложения по совершенствованию безопасности онлайн-транзакций, среди которых необходимость вводить пароль, код или использовать считыватель карт при онлайн-оплате покупки на сумму выше €10. И хотя ключевые игроки платежной индустрии согласились, что e-commerce нуждается в более надежных способах аутентификации, они раскритиковали чрезмерно унифицированный подход Европейской банковской организации и предложили ужесточить защиту пропорционально сумме транзакции. Также они обратили внимание на то, как потребитель воспримет предлагаемые изменения: исследование Visa показало, что 61% опрошенных откажутся от совершения онлайн-покупки, если при оплате потребуется совершить какие-либо дополнительные шаги. Это отражает еще один вызов платежной индустрии будущего — поиск баланса между безопасностью и удобством.

Навстречу мерчантам

Комфорт потребителей выходит на первый план, и это подогревает конкуренцию как между ретейл-предприятиями, так и между поставщиками платежных решений. Тем не менее будущее диктуется не только потребителями, но и мерчантами. В чем же нуждаются они? Стремясь повысить лояльность и увеличить размер среднего чека, торговые предприятия стараются сделать поход в магазин как можно более приятным и полезным на всех его этапах. Ими движет желание продавать больше, чем ассортимент на витрине: например, сопутствующие услуги, сервисные контракты, услуги по доставке товаров на дом — другими словами, искать и создавать новые источники дохода.

Так родилась потребность в комплексных бизнес-решениях, сочетающих в себе возможность приема платежей с другими аспектами торговли, которые влияют на клиентский опыт напрямую (работа с программами лояльности и подарочными картами, возможность сделать заказ до прибытия в торговую точку) или косвенно (товарный учет и управление штатом). Производители POS-терминалов оперативно отреагировали на изменения ожиданий и нужд мерчантов и предложили рынку устройства, объединяющие в себе лучшие современные технологии мобильной и платежной индустрий — планшетные терминалы на открытой платформе.

В арсенале производителей POS-терминалов есть еще одна технология завтрашнего дня, находящаяся на стыке выгод мерчанта и потребителя — PIN on Glass.

Подобные терминалы работают на оригинальной операционной системе производителя в сочетании с более распространенной мобильной системой (например, Android), принимая все виды платежей и открывая доступ к магазину приложений. Возможности устройства ограничены только ассортиментом приложений, который активно пополняется либо его производителем, либо сторонними разработчиками. С помощью планшетного терминала торговая точка может, например, в короткий срок запустить программу подарочных карт или осуществлять контроль за показателями эффективности работы сотрудников. Многие крупные торговые предприятия имеют собственное программное обеспечение для этих нужд, но для малого и среднего бизнеса многочисленные возможности, предлагаемые этими терминалами будущего, станут незаменимым инструментом и неоспоримым конкурентным преимуществом.

В арсенале производителей POS-терминалов есть еще одна технология завтрашнего дня, находящаяся на стыке выгод мерчанта и потребителя, — PIN on Glass. Небольшое устройство, подключаемое по Bluetooth, позволяет превратить любой современный смартфон в универсальный POS-терминал. Оно выступает считывателем карт и главным стражем безопасности, контролирующим степень защищенности телефона, в то время как специальное приложение осуществляет функции пин-пада. Благодаря своей функциональной простоте и доступности эти устройства будут стимулировать распространение безналичных платежей среди малых торговых предприятий, приближая нас к долгожданным временам, когда потребителям больше не придется беспокоиться, достаточно ли у них банкнот в кошельке. А крупные торговые точки могут увидеть в нем идеальное решение для своих pop-up-магазинов, которые вскоре заполнят улицы городов.

Торговая точка 4.0

Электронные кошельки, криптовалюта, интернерт вещей и POS-терминалы с собственным магазином приложений — таковы технологии, формирующие образ торговой точки будущего. А каким его видят такие гиганты, как Amazon и Walmart? Если судить по концепции, реализованной в экспериментальном проекте Amazon Go, торговая точка будущего — это сочетание сенсоров, машинного обучения и многообразия платежных методов. И снова все ради комфорта потребителя — пока «умные» системы отслеживают перемещение товаров с полки в корзину и контролируют взимание платы на выходе из магазина, покупатель может сосредоточиться на цели своего визита.

Нечто подобное запатентовал и Walmart, но в формате полностью автономной торговой витрины, расположенной в многоквартирном доме. Как и в Amazon Go, сенсоры будут следить за движением товаров и произведением оплаты, а «беспилотный транспортный аппарат» будет осуществлять доставку продуктов, а также пополнение склада. Стремительное развитие онлайн-торговли невольно заставляет думать, что необходимость в физических точках продажи скоро отпадет.

Однако и онлайн-, и офлайн-ретейлеры не отказываются от этого формата, а наоборот, пытаются вывести его на новый уровень. Если их замыслы будут реализованы, поход в магазин станет самой приятной домашней заботой: магазины станут доступны в каждом жилом доме, потребителям больше не придется думать о способах оплаты, мерчанты смогут сократить расходы на персонал и за счет этого сделать цены более «комфортными». И пока крупные ретейлеры соревнуются в том, кто сделает свои торговые точки больше похожими на декорации к sci-fi-фильмам, поставщики надежных платежных решений трудятся над тем, чтобы потребитель чувствовал себя не только комфортно, но и защищенно.

Революционные решения для бесшовной оплаты, делающие транзакцию молниеносной и абсолютно безопасной, — естественный вектор развития для производителей POS-терминалов. В реалиях многочисленных средних и малых мерчантов именно они станут основными поставщиками инновационных технологий, способных преобразить торговые предприятия. Для мерчантов будущее — это целая система управления торговлей, умещаемая на ладони, и устройство оплаты на базе смартфона. И когда эти технологии неизбежно получат распространение, POS-терминалы нового поколения прочно укоренятся в сознании потребителей как неотъемлемый элемент «магазина будущего» наряду с «умными» устройствами и различными сенсорами.

Россия. Франция > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698749 Сергей Карпов


Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698741 Давид Блбулян

Миллиарды на пользователей: как развивается рынок приложений

Давид Блбулян

CEO Appbooster

Рынок продвижения приложений, как и сам рынок приложений, становится все более сложным и интересным: здесь идет война за каждого пользователя

Рынок мобильных приложений продолжает бурно расти. В 2017 году его объем оценивался в $81 млрд, а к 2022 году мировые расходы потребителей на мобильные приложения предположительно достигнут $156 млрд. К этому времени в мире будет уже около 6 млрд смартфонов и планшетов, и в среднем каждый владелец будет тратить в год на установку новых приложений около $25. Поэтому за пользователей и их деньги среди мобильных разработчиков идет настоящая война.

В конце 2017 года в iOS App Store было около 2 млн программ, еще 3,5 млн было в Google Play. При этом в месяц этими компаниями выпускалось еще 50 000 и 150 000 новых приложений, соответственно. В условиях такой конкуренции донести свое приложение до пользователя становится чрезвычайно трудно. По данным компании AppsFlyer, в ближайшие три года траты мобильных маркетологов на кампании по продвижению своих приложений увеличатся вдвое.

Сейчас средняя стоимость установки приложения в мире составляет $2,26. Она сильно зависит от стран и категорий и может отличаться в разы, например, для программ из категории «Утилиты» стоимость установки составляет $0,48, а для «Путешествий» $4,5.

По данным исследования Google, чаще всего пользователи узнают о новых приложениях из рекомендаций друзей или родственников, на втором месте — просмотр магазинов приложений. Следом идут рекомендации магазинов (фичеринг — подборки, например, «Приложения дня», «Новинки» и т. д.), реклама внутри других приложений, предустановленных на устройство, а также блоги, социальные сети, веб-реклама, ТВ-реклама, поиск в сети и реклама на YouTube.

Каждое из этих направлений можно оптимизировать, закачивая туда колоссальные бюджеты на продвижение, однако не все они будут одинаково эффективны.

Основные игроки на рынке продвижения приложений

1. Социальные сети. Facebook, Instagram, Pinterest, Snapchat, Twitter, «ВКонтакте» и все остальные предлагают продвижение приложений на своих площадках. Сейчас Facebook с его охватом — это основной источник трафика для подавляющего количества приложений. Впрочем, и стоит продвижение на этой платформе дороже, чем где-либо: $5,12 за 1000 показов у Facebook, $4,20 у Instagram и $2,95 у Snapchat. В связи с этим активно развивается реклама и на других, более дешевых социальных площадках.

2. Поиск. Тут, конечно, доминирует Google, предлагая маркетологам «универсальные» кампании, включающие в себя глобальный поиск, ленты новостей, YouTube, рекламу в самом Google Play и все остальные ресурсы поискового гиганта. Поисковая реклама есть и в App Store, однако пока в бета-версии и не во всех странах.

3. Реклама в других приложениях. На рынке существует несколько десятков мобильных рекламных сетей, которые управляют размещением рекламы в приложениях. С развитием программного управления размещением рекламы ручное управление размещениями объявлений отходит на второй план, а на первый выходит аналитика площадок и форматов — совокупности всех факторов, обеспечивающих привлечение таргетированных прибыльных пользователей.

4. Influence-маркетинг. Маркетинг влияния, то есть размещение рекламы у влиятельных персон, блогеров, звезд с миллионными аудиториями, — канал, которому все пророчили бурный рост.

5. Нецифровые каналы. Несмотря на то, что согласно исследованиям eMarketer рекламой занято 70% цифрового пространства, а офлайновые медиа находятся на одном из последних мест в списке каналов продвижения приложений, этот канал по-прежнему остается актуальным и растущим. Например, на Super Bowl-2018 было сразу несколько рекламных роликов мобильных игр, а игра Supercell рекламируется на поездах в японском метро.

Что сейчас

Рынок продвижения приложений, так же как и сам рынок приложений, становится все более сложным и интересным. Количество инструментов, компаний, каналов, форматов непрерывно растет. Создание самого программного продукта уже ни для кого не является задачей №1. Сейчас как никогда важно найти своего пользователя, донести свой продукт до потребителя, заставить пользоваться им и возвращаться раз за разом.

Поэтому экспертная аналитика, понимание происходящего на рынке будут цениться еще выше. Как компании справляются с этим? Крупные игроки давно обзавелись собственными командами аналитиков-маркетологов и growth hacking, главная задача которых — привлечь новых пользователей. Они есть, например, у приложения для занятий бегом и физическими упражнениями (Runtastic), практически у всех игровых издателей (Activision и King, Wooga), медийных компаний (Netflix). Однако сбор и развитие таких команд — дело чрезвычайно дорогое и долгое. Поэтому, как и при любом взрывном росте, на рынке (в России и в мире) возник большой дефицит специалистов по UA (User Acquisition — приобретение пользователей).

Существуют и отдельные компании, занимающиеся продвижением приложений и приобретением пользователей. Их услуги не только обеспечивают рост аудитории, но и в конечном счете помогают развивать и улучшать сам продукт. Сторонняя экспертиза позволяет многократно ускорить эти процессы, а не последовательно собирать и развивать свою команду, нарабатывая опыт и набивая шишки. А некоторые эксперты уже предлагают подходить к созданию мобильного приложения с ответа на вопрос: «Как вы его будете продвигать?»

Ровно 10 лет назад App Store запустился всего с 500 приложениями. Сегодня их уже несколько миллионов. Этот рынок продолжает развиваться и будет расти еще три-четыре года. Это означает лишь одно — войну за ваши глаза, руки и время, которая будет вестись самыми агрессивными средствами.

Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698741 Давид Блбулян


Россия > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 августа 2018 > № 2698767 Иван Куксин

Задеть за живое. Как личный подход меняет рынок недвижимости

Иван Куксин

генеральный директор веб-бюро «Синий муравей»

Рынок недвижимости все активнее интегрируется в digital для привлечения покупателей и увеличения продаж. Какие инструменты девелоперы используют охотнее всего и как технологии меняют взаимодействие компаний с клиентом

Современный пользователь, избалованный преимуществами digital-эпохи, привык к технологиям, которые делают процесс выбора и покупки товара максимально легким и безболезненным. Хотя важнейшим элементом сайта по-прежнему остается контент, его уже недостаточно для привлечения посетителей: борьба за клиентов вынуждает застройщиков постоянно быть «в тренде», подстраиваясь под требования завтрашнего дня. «Сейчас в e-commerce уже наступила эра автоматизированного и персонализированного маркетинга, который вкупе с глубинной и детальной аналитикой трансформирует сам маркетинг и все традиционные бизнес-процессы», — отмечает Роман Абдуллин, директор по маркетингу и рекламе ГК «ПИК».

Умный сайт: метатипы и анализ соцсетей

Основным инструментом знакомства пользователя с предложением компании и продажи квартир остается сайт. В последние годы появилась тенденция объединять все проекты компании на одном ресурсе, хотя большинство застройщиков продолжает использовать параллельно отдельные площадки для каждого объекта. Однако уже есть примеры полного отказа от продуктовых сайтов в пользу единого портала, как, например, у компаний «Гранель», INGRAD и «ПИК». Такой портал выполняет роль своеобразной витрины, где представлены все проекты в различных ценовых классах и локациях, так что покупатели получают возможность увидеть предложение компании целиком, — комментирует Анна Соколова, руководитель направления стратегии и маркетинга ГК «INGRAD». Полностью оправдывает свое назначение и единый сайт «Гранель»: по словам Михаила Царева, директора по маркетингу и рекламе ГК «Гранель», 90% клиентов совершают покупку после изучения информации именно на официальном ресурсе группы компаний.

Меняется и наполнение сайта. Все большей популярностью пользуются «умные» алгоритмы, которые помогают выявить потребности клиента и помочь ему с выбором. Так, на новом портале концерна «КРОСТ», который планируется запустить в августе этого года, будет использоваться алгоритм оценки поведения посетителей, включающий даже анализ их страниц в соцсетях. По словам заместителя генерального директора концерна «КРОСТ» Марины Любельской, в момент авторизации пользователя через соцсети умная система будет анализировать его предпочтения, потребности, интересы, ключевые слова в его постах и предлагать варианты жилья с учетом этой информации. Например, если человек интересуется спортом и ежедневно занимается большим теннисом, ему будет предложен жилой комплекс, в составе которого есть профессиональные теннисные корты, комментирует Любельская.

К подобным инструментам персонализации в той или иной степени обращаются большинство застройщиков. Анализ пользовательского поведения помогает отобрать пул квартир, которые потенциально могут заинтересовать клиента — так он может быстрее найти подходящий вариант и перейти к сделке. Для этой же цели используются метатипы квартир, объединяющие собой все лоты девелопера с одинаковой планировкой. Метатипы позволяют повысить количество качественных обращений в отдел продаж и тем самым увеличить число сделок, утверждает Игорь Соломатин, директор департамента маркетинга и рекламы «Лидер Инвест». По словам Соломатина, после недавнего перезапуска сайта объекта на ул. Лобачевского, 120 с метатипами квартир количество обращений увеличилось примерно на 60%.

Война с поп-апами

Стремительная диджитализация приводит к тому, что технологии, популярные еще вчера, сегодня теряют актуальность и сменяются новыми. Если еще недавно использование всплывающих окон с баннерами акций было общей практикой, сейчас половина из опрошенных компаний отметили, что отказались от этого инструмента, поскольку он раздражает пользователя. На смену ему пришли стартовые видеоролики, которые легко закрыть, слайдеры в шапке сайта и push-уведомления по подписке.

Такая же судьба постигла инструменты, заставляющие пользователя оставить свои контакты в обмен на какую-то информацию (например, когда цена квартиры отображается только после ввода своего телефонного номера или почтового адреса). Все опрошенные специалисты разных компаний-застройщиков заявили, что не используют такой функционал. По словам Игоря Соломатина, «Лидер Инвест» тестировала этот инструмент, убрав цены на сайтах некоторых проектов. Чтобы узнать стоимость квартир, нужно было позвонить или заполнить форму обратной связи. Прямой корреляции увеличения именно целевых обращений замечено не было, скорее наоборот: невозможность сразу увидеть цены может вызвать у некоторых клиентов негатив, отмечает Соломатин.

Перспективы автоматизации

Одной из важнейших digital-тенденций, адсорбированных рынком недвижимости, стала автоматизация. Огромное количество процессов, которые раньше требовали личного визита в офис или телефонного звонка, уже переместилось в интернет. Автоматизация позволяет снять нагрузку с менеджеров и снизить себестоимость сделки, а для покупателей упрощает процедуру заказа.

Разумеется, в отличие от бытовых покупок, приобретение жилья является серьезным решением, требующим больших вложений, поэтому примеров внедрения инструментов e-commerce на рынке недвижимости пока мало. Но многие застройщики уже отмечают перспективы подобного функционала. «Сегодня уже появилась возможность переводить те или иные операции в цифровую плоскость, сокращать число личных взаимодействий клиента с посредниками и визитов в офисы продаж, и эта тенденция продолжится в будущем. Ведь мы уже заказываем в интернете продукты, услуги и товары, даже люкс-сегмента, почему бы не применить это для покупки недвижимости?» — комментирует Екатерина Кутумова, вице-президент по маркетингу и связям с общественностью Группы ПСН.

Уже сейчас на портале компании ЛСР представлена возможность забронировать квартиру онлайн; оставить заявку на бронь можно на главном сайте «Самолет Девелопмент». Этот инструмент также планирует внедрить в свое мобильное приложение концерн «КРОСТ». В полной мере функционал покупки квартиры онлайн реализовала ГК «ПИК»: на сайте группы компаний клиент может самостоятельно выбрать квартиру, совершить бронирование (оплатив картой или с помощью Apple Pay), подать заявку в банк, загрузить фотографии документов с телефона и получить ипотеку онлайн. После этого произойдет электронная регистрация права собственности в базе Росреестра. В будущем развитие таких тенденций приведет к тому, что выбрать и приобрести квартиру можно будет, не вставая с дивана.

Масс-маркет vs элитный сегмент

Но все же переход на рельсы электронной коммерции поддерживают далеко не все застройщики. К инструментам автоматизации чаще обращаются компании, которые работают в масс-маркете — с его потоковостью и большим количеством как объектов, так и клиентов. Поэтому снижение себестоимости продажи за счет автоматизации для этого сектора особенно актуально. В элит- и премиум-сегментах количество потенциальных покупателей значительно ниже — что делает более целесообразным методом коммуникации личный контакт. Кроме того, клиенты в этом секторе обычно не занимаются выбором жилья сами, доверяя его ассистентам. Поэтому для реализации объектов высокого класса этот функционал пока остается невостребованным. В век автоматизации и роботизации ценится человеческий подход, душевный ресурс, эмоциональный маркетинг, — отмечает Яна Тачалова, директор по маркетинговым коммуникациям AFI Development, — особенно при покупке квартиры, так как, по статистике, в нашей стране в среднем один человек приобретает недвижимость один раз за всю жизнь.

Различия в выборе диджитал-решений в зависимости от класса недвижимости касается и публикации цен на сайтах. Стоимость квартиры обычно указывают для объектов масс-маркета и бизнес-класса, чтобы таким образом сразу убить двух зайцев: продемонстрировать открытость компании и отсечь нецелевые звонки. На ресурсах проектов элит- и премиум-класса цена обычно отсутствует. По словам директора по продукту «Сити-XXI век» Марии Могилевцевой-Головиной, это вызвано тем, что итоговая стоимость в данном сегменте зачастую является результатом переговоров. Кроме того, в элитных проектах цена не является определяющим критерием, отмечает Игорь Соломатин.

Клиент превыше всего

Тотальная диджитализация меняет рынок недвижимости, заставляя девелоперов искать новые пути взаимодействия с клиентом и методы продаж. В борьбе за покупателей важнейшей тенденцией становится стремление предугадать все потребности пользователя, сделав процесс его взаимодействия с сайтом максимально комфортным — что находит свое воплощение в автоматизации процессов и персонализации предложения. Основная задача этих инструментов — не просто дать пользователю то, что он ищет, а предложить улучшенный вариант, который превзойдет его изначальные ожидания. Такой функционал основывается на глубинной аналитике и внедрении систем искусственного интеллекта.

Первыми на новые технологии отзывается масс-маркет, в силу специфики этого сегмента, но постепенно диджитализация трансформирует облик всего рынка.

Россия > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 августа 2018 > № 2698767 Иван Куксин


Украина > Финансы, банки. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 7 августа 2018 > № 2696175 Екатерина Рожкова

Первый замглавы НБУ Рожкова: у Украины нет иного пути, как следовать плану действий BEPS

Эксклюзивное интервью первого заместителя главы Национального банка Украины (НБУ) Екатерины Рожковой агентству "Интерфакс-Украина" (I часть)

-- Тема деофшоризации или внедрения в Украине так называемого "плана BEPS" (план по противодействию уменьшения налоговой базы и перемещения налогов за границу), столь актуальная и модная весной 2016 года после скандала Panama Papers, в последнее время как-то исчезла с радаров. Более года назад Нацбанк заявлял о планах реализовать 5 из 15 шагов плана BEPS. У Минфина были свои 4 шага из 15, однако лишь на днях удалось сделать первый из них – подписать Многостороннюю конвенцию (MLI). Что дальше?

-- Подписание MLI означает, что Украина согласилась с единым форматом предоставления информации. Но этого недостаточно. Теперь с каждой страной нам нужно будет подписать двустороннее соглашение о таком обмене информацией, так как MLI – это рамочный документ.

К такому обмену нужно технически подготовиться, к нему должны быть готовы банки, так как просто руками никто этого делать не будет. Какое-то время уйдет на техническую подготовку банков и финансовых учреждений, которые должны будут эту информацию собирать, а также налоговой, где тоже нужно создать технические условия для приема информации, ее консолидации и рассылки. Это важный момент. После подписания MLI мы должны первый раз подать информацию за полный 2019 год уже в 2020 году. Не могу сказать, что времени очень много, но достаточно, чтобы при условии интенсивной работы все сделать.

Другая часть работы – это подготовленный нами, совместно с Минфином и парламентским комитетом по вопросам налоговой и бюджетной политики, пакет законопроектов, который определяет семь основных шагов плана BEPS (из пяти, которые мы отмечаем как важные, два входят в четверку приоритетных для Минфина). Нам также помогали консультанты и наши международные партнеры.

Мы обсуждали возможность подачи законопроекта в парламент вместе с разработанным Нацбанком законом "О валюте и валютных операциях". Дело в том, что полностью перейти к свободному движению капитала не получится, если не устранить риск неконтролируемого вывода капитала, который грозил бы поставить под угрозу финансовую стабильность. А для этого в Украине должны быть приняты основные принципы BEPS. Но потом мы отказались от этой идеи, поскольку на кону был долгожданный переход от запутанного и репрессивного валютного регулирования 25-летней давности к современной, прозрачной и либеральной модели. В конечном итоге парламент очень продуктивно отработал эту последнюю сессию: принят закон о валюте и валютных операциях, о защите прав кредиторов, о кредитном реестре, а также о корпоративном управлении госбанками. Поэтому над законопроектами, связанными с имплементацией остальных шагов плана BEPS, мы начнем активно работать с народными депутатами уже с сентября.

Я 17-18 июля вместе с главой парламентского комитета Ниной Южаниной участвовала в конференции высокого уровня в Тбилиси на тему международного сотрудничества в борьбе с уклонением от налогообложения, на которой были министры финансов, представители центробанков и налоговых органов… Вернулась оттуда вдохновленная. Во-первых, потому что план действий BEPS работает: те, кто уже имплементировал, рассказывали, что у них за счет расширения базы серьезно растут налоговые поступления, хотя при этом они продолжают снижать налоговую нагрузку. А когда снижаешь налоговую нагрузку, то автоматически улучшается деловой и инвестиционный климат. В результате у стран, которые прошли эти шаги, налоговая нагрузка – 24-27% ВВП, а у нас сегодня -- 38% ВВП, а была вообще более 50%. Конечно, тут есть вопросы и к размеру ВВП, но, как показывает практика других стран, это вещи связанные.

-- Это на примере Грузии, или есть и другие страны?

-- Да, есть и другие, где это хорошо работает. Ведь истории стран с высокой долговой нагрузкой похожие: поскольку экономика циклична, то в периоды экономического спада самым быстрым решением наполнения бюджета всегда было повышение налогов. Но с их повышением теряется часть бизнеса, поскольку он уходит в низконалоговые юрисдикции. На конференции в Тбилиси выступал представитель Италии, который сказал: после начала обмена информацией они выяснили, что их домашний бизнес представлен более чем в 40 юрисдикциях.

-- Нацбанк на днях тоже впервые посчитал, сколько украинского бизнеса скрывается под вывеской прямых иностранных инвестиций – 10,4%. Хотя эксперты говорят, что, вероятно, их еще больше.

-- На самом деле 10,4% - это по итогам прошлого года. Наши подсчеты за 2010-2017 гг. показали, что гораздо больше - 22% - от всех ПИИ, поступивших в Украину за этот период, представляли собой round-tripping (перемещение – ИФ) украинского капитала, который был выведен за пределы страны отечественными компаниями, к примеру, с помощью того же трансфертного ценообразования, и вернулся в виде прямых вложений в акционерный капитал из-за границы и кредитов от прямого инвестора.

Аналогично, если посмотреть на внешнюю торговлю, то около 10% экспорта из Украины идет через оффшорные низконалоговые юрисдикции.

Мы прошли через идеальный шторм в целом, и в банковской системе в частности. Из всех банков, которые мы с рынка убрали, больше 10% ушло за транзакции, связанные с отмыванием денег. На конференции в Тбилиси были коллеги из Италии, Словакии, Словении, Австрии, стран Балтии, которые меня поддержали в том, что, на самом деле, это проблема глобальная. Если классические оффшоры и респектабельные низконалоговые юрисдикции не будут выстраиваться с нами в одну линию, то все это не будет иметь смысла: мы не знаем бенефициаров, используются shell company (компании-пустишки или фиктивные компании – ИФ), используются нераскрытые собственники…

Еще один вопрос, который поднимался - конфиденциальность и защита информации. Поскольку это касается состояния счетов, транзакций, то для бизнеса этот вопрос очень чувствителен. Соответственно, задача регуляторов, которые воплощают BEPS, – обеспечить защиту таких данных, в том числе законодательно определить, кто и какой будет иметь к ним доступ.

Мы с коллегами обсуждали, как они все это имплементировали, и у меня возникла идея сделать подобный форум в Украине - посвященный обмену информацией, ее раскрытию и реализации плана действий BEPS. Я хотела бы, чтобы там обязательно присутствовал наш бизнес, чтобы он услышал, что это не страшно. Важно также, чтобы на форум пришли все заинтересованные регуляторы, так как один орган сам по себе не сможет это воплотить: ни сама налоговая не сможет, ни сам Минфин. Мы все должны объединиться, в том числе парламент, ввиду необходимых изменений в законодательство.

Отсюда и идея большого форума, на который я хочу пригласить коллег, которые уже прошли этот путь. Чтобы они рассказали, с какими сложностями столкнулись, и как их преодолевали.

-- Как можно убедить наших депутатов, достаточное количество которых не понаслышке знакомо с оффшорами, принять такое законодательство?

-- Ответ в том, что это -- мировой тренд. В кулуарах все участники соглашались, что банковская тайна, в классическом ее понимании уже умирает: глобализация, взаимопроникновение, финансовые технологии – все это стирает границы между странами. Мы можем ничего не делать, но тогда останемся на обочине.

Посмотрите, как поступили американцы с FATCA (закон о налоговой отчетности по зарубежным счетам, foreign account tax compliance act - ИФ). Они приняли свой закон в 2010 году, подписали его со всеми странами и сегодня обмениваются этой информацией в одностороннем порядке. Если ты отказываешься быть транспарентным и прозрачным, то мировое сообщество тебя помещает в "серую зону". Это, в свою очередь, означает, что к вашему бизнесу, который намерен выйти на международные рынки, будут предъявляться более высокие требования: будут тщательнее проверять KYC-файлы (знай своего клиента, know your client - ИФ), все транзакции, контракты... Это усложнит работу бизнеса. Если компании не смогут полноценно вести бизнес с украинской "пропиской", то мы в конечно итоге их потеряем.

Еще один аргумент -- увеличение поступлений в бюджет за счет расширения базы налогообложения.

Таким образом, у Украины нет иного пути, как следовать плану действий BEPS. Исторически наш бизнес структурировался в низконалоговых юрисдикциях, и тому миллион причин – десятилетия экономической и политической нестабильности, запутанная правовая система, высокая налоговая нагрузка. Но сегодня, когда мировой тренд развернулся, необходимо им воспользоваться и тоже найти подход к работе с "тихими гаванями". В одиночку бороться тяжело, вместе с миром - проще.

Но при этом важно позаботиться и о комфорте для бизнеса. На конференции называли три важных условия, которые способствуют уплате налогов на настоящей родине бизнеса. Это - понятная и приемлемая нагрузка, качественное администрирование, а также простота уплаты налогов, чтобы все осуществлялось в электронной форме, а не год необходимо собирать все чеки и бумажки, затем полгода их заполнять, нанимать аудитора для проверки заполненного, сдавать это и затем еще полгода отвечать на письма и запросы налоговой. Упрощение системы налогообложения – это еще один мировой тренд, поскольку исчезают все лазейки, когда можно чем-то манипулировать.

Так что интереснейший был форум, сейчас займемся организацией подобного и у нас.

-- Вы упоминали о проблеме определения бенефициаров. Насколько известно, ее решение – это одно из условий Евросоюза по предоставлению Украине макрофинансовой помощи. Нацбанк первый, кто смог добиться установления бенефициаров своих подопечных банков. Кстати, в этом процессе не произошел откат?

-- Нет, никакого отката нет.

-- Тогда планируете ли вы идти дальше и требовать от банков четкого установления конечных бенефициаров всех их клиентов?

-- По банкам мы действительно закрыли вопрос. Мало того, мы расширили такой подход на получающие у нас лицензии небанковские финансовые компании и компании, которые хотят предоставлять услуги инкассации: в своих лицензионных требованиях мы поставили условие №1 – раскрытие конечного бенефициара (ultimate beneficial owner, UBO). Если его нет или он вызывает сомнения, мы не лицензируем.

Теперь аналогичную задачу – раскрытие конечного бенефициара – мы ставим перед банками и по отношению к их клиентам. Но банки сталкиваются с объективными проблемами. Во-первых - это оффшорные юрисдикции, где эти реестры просто закрыты. Во-вторых, к сожалению, - это наши реестры и качество данных в них. Да, там есть очень много полезной информации, которой наши специалисты активно пользуются, но есть и огромный пласт некачественной информации, или некорректной, поскольку за ошибку при подаче информации, случайную или намеренную, никто не несет никакой ответственности.

Что мы делаем? Мы работаем с Минюстом, уже подготовили изменения в закон о финмониторинге. Но это вопрос, для решения которого необходимо, чтобы все включились.

Для банков у нас есть два рычага. Первый – кредитный риск. Согласно нашему постановлению, если конечный бенефициар не определен, то банк должен оценить операцию как более рисковую. Мало того, если не известен конечный бенефициар, то мы считаем, что это связанное лицо. Банкам это не нравится, поэтому они вынуждены сами "подталкивать" клиентов, чтобы те раскрывали конечных бенефициаров.

Второй рычаг – финансовый мониторинг. Это в отношении пассивов, где нет кредитного риска или влияния на капитал. Мы в сентябре будем собирать глав банков, чтобы еще раз им объяснить всю важность этого вопроса. Мы проанализировали результаты финмониторинга с 2015 года и видим: в 90% случаев попадание операций нормальных, не схемных банков, в поле зрения финмониторинга обусловлено отсутствием действенного информационного фильтра в самом начале такой операции. То есть KYC-файлы заполняются формально, "для галочки", из-за чего система не срабатывает. Ведь она должна начинаться с качественного KYC: необходимо сопоставить клиента с его потенциалом и его операциями, и тогда может сложиться картинка. А если на входе сделана ошибка, то дальше система просто не работает, и это может привести к серьезным санкциям по финансовому мониторингу.

Банки, конечно, немного на нас обижаются. Даже Александр Витальевич (экс-глава правления банка "Аваль", в котором работала Е.Рожкова, А.Деркач, создавший после ухода из банка вместе с партнерами группу "Молочный альянс" – ИФ) пишет, что хотел положить деньги в банк, а из него просто "кровь пили". Или пытались зарегистрировать какой-то кредит от нерезидента, но тоже наткнулись на сложности. Мы несколько разъяснений давали по банковской системе по этим вопросам, как ранжировать клиентов -- с низким риском, с высоким… Будем еще больше объяснять это нашим банкам.

Но все равно, в рамках процедуры KYC конечный владелец должен быт определен. Если не известен UBO, то это, даже в вычищенной банковской системе, работать не будет.

-- А нет опасения, что такие действия еще больше бизнеса выдавят в "серый" и "черный" рынок? Например, мелкий бизнес туда будет уходить...

-- Как раз мелкому бизнесу нет смысла что-то скрывать. Сейчас в банковской системе проходит диагностика. Крупнейшие банки пойдут чуть позже, а начали мы с небольших банков и оцениваем, как поменялись их портфели. Они реально растут, во многом за счет небольших клиентов, реального малого бизнеса. Когда мы смотрим на кредитные файлы, все раскрыто: маленькому бизнесу нечего опасаться, ему не от кого прятаться. Думаю, как раз наоборот: тот малый бизнес, который хочет вырасти в средний и большой, заинтересован в открытости, поскольку это открывает доступ к другим ресурсам и сервисам.

Другое дело, что необходимо все комплексно отреформировать и в налоговой части. Нельзя же сказать бизнесу, что ты раскройся, а мы, через некоторое время, снизим ставки. Хотя это не территория Нацбанка…

-- Зачастую сопротивление связано не столько с боязнью, сколько с нежеланием нести дополнительную юридическую нагрузку.

-- Действительно важный вопрос по поводу юридической нагрузки. Эту идею мы обсуждали еще в 2015 году с одним из наших банкиров, который увидел решение этой проблемы в России, где для малого и среднего бизнеса приготовили программный комплекс: когда ты обслуживаешься в банке, он сам тебе распределяет все твои налоги и формирует твою отчетность. Фактически он интегрируется в твой клиент-банк. Такая себе надстройка.

-- Это как раз поле, на котором банки могут конкурировать за клиентов…

-- Да, это очень классно! В Грузии это также обсуждалось, и это тоже одно из направлений, которое будет интересно для наших ребят в финтехе, которые все время что-то автоматизируют. Тот из банков, кто первым это сделает, получит колоссальное конкурентное преимущество. Но для этого нужна простота уплаты налогов.

-- Вы уже несколько раз упомянули финтех. Многие считают, что успех биткоина и других криптовалют связан с тем, что они обслуживают "серый" и "черный" рынок. Как вы оцениваете риски того, что финтех "подхватит" клиентов и их запросы, которые уже не могут удовлетворять банки после усиления требований со стороны НБУ?

-- У меня есть несколько позиций по этому поводу.

Во-первых, не нужно бороться с финтехом – нужно бороться с "черным" рынком, который использует все, что угодно. В Украине огромное количество наличности в стране. Какая-то ее часть обслуживает "бабушек с дедушками", которые не могут пользоваться электронными сервисами или банкоматами, о чем говорил глава "Укрпошты" Игорь Смелянский. Но зачем остальная часть – очевидно: Всемирный банк говорит, что 45% украинской экономики в тени, и это огромный объем.

"Черный" рынок будет искать любые входы-выходы, будет маскироваться, использовать финтех, но при грамотной работе, с этим можно успешно бороться. Например, в свое время у нас пошел бум терминалов – типа Ibox, где можно оплатить все, что угодно. Их устанавливали финансовые компании с единственным банковским счетом, на котором велась как хозяйственная деятельность, так и "падала" инкассация, и потом это все как-то делилось. Мы проанализировали, изучили опыт других стран и увидели, что не вся сумма, которая поступала наличкой в этот терминал, потом инкассировалась на счет. Какая-то часть наличности продавалась как наличность. По-хорошему, делать они этого не должны. Поэтому мы разделили: должно быть два счета: все, что вы получили в терминал, должно быть инкассировано и отражено на отдельном счете и уже с него безналичным путем отправляться к операторам и поставщикам услуг с понятным назначением платежа.

-- А вы разве для них регулятор?

-- Мы для них не регулятор, но они ведь держат свои счета в банках.

-- И через банки вы можете это контролировать?

-- Да, мы можем контролировать. И банки обязаны это контролировать, иначе это обналичивание.

Этой проблемой обезпокоены все регуляторы. Директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард в своем последнем выступлении опять об этом говорила: о финансовых технологиях и угрозе того, что они могут быть использованы в целях отмывания денег, уклонения от налогообложения, финансирования терроризма и т. д.

Но, опять-таки, нельзя запрещать прогресс. Что такое финтех, блокчейн и какие-то другие технологии? Это попытка предоставить новые удобные услуги. Многие из них -- бесконтактно. Сейчас уже можно осуществлять платежи пальцем или приложив смартфон – это здорово, это и есть та финансовая инклюзия, о которой столько говорят. Более того, от этого действительно увеличиваются безналичные расчеты, потому что это элементарно удобно. Среди моих знакомых есть частные предприниматели, которые всегда пользовались наличностью, но сегодня они поставили терминалы и восклицают, как это удобно. Или другой пример: наконец-то большинство людей поняло, что не нужно покупать доллары или евро, когда ты едешь за границу, а можно платить карточкой, на которой есть гривня, и все работает.

Все это благодаря, в том числе, развитию так называемого "финтеха", хотя я называю это "прогрессивные цифровые услуги". И они не существуют отдельно от банков, самые крутые финансовые технологии тут же подхватываются банками.

-- И все же, вы будете контролировать их через банки или будете добиваться права стать их регулятором напрямую?

-- Если взять небанковский финансовый рынок, то у нас сложился очень хороший диалог с компаниями, которые у нас получают лицензию на денежные переводы и которым нужна лицензия на обмен валют. Там очень много прогрессивных и талантливых ребят. Я это с гордостью за страну говорю. Они объездили полмира, они показывают, как это работает в Китае, в других странах, они могут написать программу ко всему, что угодно, но им нужно поставить задачу. Так вот, с ними у нас сложился диалог, и мы договорились о создании такой себе "песочницы". Мы еще не знаем, что из этого получится, но представители отрасли говорят: разработайте для нас регулирование, которое бы нас стимулировало, а не запрещало с точки зрения финмониторинга или чего-то другого. Мы в ответ спрашиваем, какие у них идеи и что они собираются делать. Ведь всегда спрос создает или банк, или клиент. Поэтому мы хотим как-то их всех вместе собрать и послушать, какие у них ожидания, и тогда понять, как правильно регулировать и обеспечить развитие. Чтобы не получилось так, что они создадут что-то, а работать оно не сможет.

-- Нацкомиссия по ценным бумагам хотела даже сертифицировать программное обеспечение.

-- Мы пока все делаем через банки. Конечно, если "сплит" (законопроекта "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно консолидации функций по государственному регулированию рынков финансовых услуг" – ИФ) будет принят и Нацбанк станет регулятором небанковских финучреждений вместо Нацкомфинуслуг, то тогда надо будет садиться с представителями рынка и комплексно на все это смотреть. Именно вместе с рынком. Как я уже говорила, на примере небанковского финансового сектора, который у нас получает лицензии, мы видим, что это работает, -- у нас абсолютно нормальный диалог. Они очень часто пишут, что у вас там слишком многое зарегулировано, требуется слишком много "бумажек". Мы на это реагируем – сели, изучили, отменили. "Обменники" пожаловались на необходимость печатать по два чека. Мы сели, изучили вопрос, согласовали с налоговой, и отменили такую необходимость. Мне кажется, что рынку такой конструктивный подход нравится.

На последнем заседании в нашем профильном банковском комитете Верховной Рады по "сплиту" мы четыре часа обсуждали с представителями рынка почти 200 поправок. Не было ни единого вопроса, где бы мы не нашли понимания! Хотя вначале была настороженность. Например, их пугает, что документы при подаче, как сейчас в Нацкомфинуслуг, будут ходить не известно сколько и где. Мы говорим, что давайте тогда поставим предельный срок. И таким образом мы нашли все решения.

-- Их, наверное, больше пугает, что в случае "сплита" им придется переоценить сформированные активы на балансе. Они уже видели, к чему справедливая оценка привела в банковской системе.

-- Хочу сказать, что за эти три-четыре тяжелых кризисных и посткризисных года, когда все остановилось, рынок и так очень сильно изменился. Я очень хорошо помню докризисные годы до 2008 года, когда "бум" ипотечного и автокредитования поднял страховые компании. Ведь страхового бизнеса в Украине, кроме Госстраха, особо и не было, и эти услуги не были популярны. Страхование жизни, которое может рассматриваться как очередной уровень пенсионной системы, тоже никогда не было популярно, люди его не понимали. Более того, не было инструментов, куда страховые компании могли бы вкладывать средства для обеспечения сохранности капитала. В условиях макрофинансовой нестабильтности, высокой инфляции элементарные расчеты показывали, что лучше себе пенсию обеспечивать по-другому.

Так вот, именно страхование от несчастного случая, страхование залогов и прочее страхование, в том числе КАСКО, все это родилось с бумом кредитования. Вместе с тем, как только случился кризис, он мгновенно перекинулся на страховые компании: сократились поступления от продажи новых продуктов, у них начались проблемы с ликвидностью. Особенно пострадали компании, страховавшие автомобили, поскольку КАСКО в том виде, в котором оно существовало, - это был убыточный бизнес, который выживал за счет других продуктов, где процент страховых случаев ниже.

Сейчас у нас произошло то, что можно назвать очищением рынка, но в хорошем смысле этого термина.

Во-первых, ушло очень много бумаг, которые мы назвали "бесценными". Мы сказали, что в рамках финансового мониторинга любого рода работа банка с такими бумагами является рисковой деятельностью. И это так и есть, мы считаем, что это схемные операции. Так вот, банки перестали с ними работать, а поскольку страховые компании обслуживаются в банках, ведь они просто в магазине этого купить не могут, то ситуация изменилась.

Второй момент – это вынужденная приостановка кредитования, которая фактически присадила этот рынок.

Более того, мы через банковское регулирование поставили в перечень рисковой деятельности перестрахование на оффшорные юрисдикции, страхование финансовых рисков, по которым никогда не бывает выплат, и прочие сомнительные операции. То есть, мы вынуждаем банки смотреть на это с точки зрения финансового мониторинга, и объем таких операций потихонечку снижается.

Что мы еще сделали. В нашей инструкции, которая на сегодня регулирует кредитные риски, мы отменили обязательное страхование ипотеки. В силу случившегося кризиса и прочих факторов мы считаем излишне устанавливать такое требование, поскольку оно просто превратилось в формальность: физическое лицо-клиент несет дополнительные расходы, тогда как вероятность наступления страхового случая стремится к нулю

То есть, в целом, думаю, что страховой рынок ментально уже перешел на другой уровень. Это как с банками, которые в свое время поняли, что на самом деле это бизнес и есть правила, по которым ты должен двигаться, если хочешь заниматься этим бизнесом, в том числе максимально уходить от каких-то нелегальных, схемных или подозрительных операций. Соответственно, страховым компаниям вряд ли стоит глобально чего-то опасаться.

Тем более что в рамках "сплита" у нас будет 12-месячный транзитный период. В прежней редакции законопроекта был заложен переходной период в шесть месяцев, но мы сказали: полгода мало. У нас ведь нет задачи прийти и за полгода все это перелопатить. Наоборот, мы хотим, чтобы этот переход был незаметен и здесь, кстати, будет полезен накопившийся колоссальный опыт работы с банками, которые пошли по упрощенной процедуре сдачи лицензий: собственник финучреждения понял, что это не его бизнес, слишком он стал сложным, соответственно, ему легче сдать лицензию и преобразовать банк в финансовую компанию. Этим путем пошел Кредит Оптима Банк. Он в основном занимался платежными системами, но поскольку требования к капиталу ко всем банкам одинаковые, он сдал банковскую лицензию и получил лицензию на переводы и валютообменные операции. То есть, банк стал финансовой компанией, и думаю, что его акционер счастлив с этим уже небанком. Это такая добровольная, совершенно безболезненная процедура просто сдать лицензию или присоединиться к кому-то, перестать заниматься этим бизнесом, поскольку он становится слишком сложным, особенно если мы говорим, что взяли обязательство привести свои регуляции, свое законодательство и финансовый сектор в целом к европейскому уровню.

-- Я так понимаю, вы рассчитываете на принятие закона о "сплите" уже этой осенью?

-- Мы хотели бы… Мы уже все подготовили, еще необходимо пройти комитет Верховной Рады Украины по вопросам финансовой политики и банковской деятельности и будем двигаться в этом направлении.

Украина > Финансы, банки. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 7 августа 2018 > № 2696175 Екатерина Рожкова

Полная версия — платный доступ ?


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter