Всего новостей: 2550471, выбрано 990 за 0.284 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист СМИ, ИТ: Швыдкой Михаил (120)Петровская Ирина (96)Путин Владимир (72)Малюкова Лариса (71)Быков Дмитрий (61)Мозговой Владимир (57)Тарощина Слава (56)Медведев Дмитрий (42)Мединский Владимир (40)Латынина Юлия (34)Поликовский Алексей (33)Найман Анатолий (28)Пиотровский Михаил (28)Генис Александр (26)Сокуров Александр (26)Стуруа Мэлор (26)Мартынов Кирилл (25)Герман Алексей (24)Архангельский Андрей (22)Ивлиев Григорий (22) далее...по алфавиту
Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 12 июля 2018 > № 2669609 Марина Алексеева

«Я не собираюсь писать по учебникам».

Александра Маринина - одна из самых читаемых в нашей стране российских авторов. Хотя прозаик экспериментирует с разными жанрами, за ней прочно закрепилось звание королевы детектива.

А вот сама писательница не любит публичности и общение с журналистами ей даётся нелегко. Однако из уважения к поклонникам создатель бестселлеров и образа оперативника Каменской ответила на вопросы в эфире радио «Милицейская волна». А до этого писательница встретилась с корреспондентом «Щита и меча».

- Марина Анатольевна, с детства вы занимались музыкой, учились в английской спецшколе. Наверняка мечтали о какой-то гражданской профессии? И вдруг делаете неожиданный выбор - служба в органах внутренних дел…

- Я росла в то время, когда языковое и музыкальное образование считалось нормой. Любые родители, у которых была хоть малейшая возможность развивать детей, старались это делать. Уроки английского и фортепиано начала посещать с пяти лет. Это обеспечило мне тренированные мозги и хорошую память. А уж решение, чем заниматься после школы, родители отдали полностью на моё усмотрение.

Никогда ни о чём не мечтала и не мечтаю. Просто неспособна на это. Но у меня были желания: хотела стать преподавателем музыкальной литературы, причём не рассказывать биографию композиторов, а говорить о самой музыке, об эмоциях, ассоциациях, которые она вызывает, какие диалоги могли бы соответствовать данному сочетанию звуков. Мне эта идея интересна до сих пор. Но для преподавания надо окончить не только музыкальную школу, но и училище, и консерваторию. Поэтому я решила, что не намерена посвящать себя исполнительскому искусству. Играла исключительно ради удовольствия. Потом появилось желание стать аналитиком кино. Не критиком, а именно аналитиком. Усиленно готовилась к поступлению во ВГИК на киноведение. Но в итоге пошла в криминологическую аналитику. Юридическое окружение сыграло роль: в органах правопорядка работали мои дед и отец, мама - учёный-теоретик в области уголовного судопроизводства.

- У многих читателей сложилось впечатление, что ваши книги основаны на реальных уголовных делах, которые вы сами и расследовали…

- Никогда ничего не расследовала. Я занималась научной работой, которую не зря называют гениальным изобретением для удовлетворения собственного любопытства за государственный счёт. Исследовала личность преступника с 1979 по 1987 годы. У меня были хорошие учителя - психологи, психиатры, криминологи. Я им искренне благодарна. После защиты кандидатской стала работать в другой области криминологии.

- А когда вы почувствовали, что ваше призвание - писательство?

- Это всего лишь хобби, доставляющее удовольствие. Оно, к счастью, оплачивается и какому-то количеству людей нравится. Призвание у меня одно - аналитика. А увлечение литературным творчеством появилось в 1991-1992 годах, когда я уже была майором милиции и кандидатом наук. К тому моменту несколько лет сотрудничала с журналом «Милиция». Вместе с коллегой вела рубрику «Школа безопасности» и как научный сотрудник готовила для издания статьи. Публикация «Присягаем: кому и на что?» вызвала крайне негативную реакцию моего руководства. В материале писала о необходимости отмены термина «милиция». Такое определение относится исключительно к народному ополчению для охраны общественного порядка в кризисные моменты для страны, а не к профессио­нальной высокоорганизованной государственной службе. И приводила аргументы, почему надо поменять текст Присяги, где в перечне охраняемых права человека стоят на пятом месте.

Изменения, о необходимости которых я говорила, произошли через 20 лет. Но тогда меня не поняли, грозили увольнением. Обошлось… Я ушла в отставку по собственной инициативе в звании подполковника милиции после 20 лет службы. И дала себе слово заниматься только тем, что интересно.

- К тому времени у вас уже издавались книги, пришла популярность…

- Но именно после ухода со службы я столкнулась с творческим кризисом, длившимся два года. Вообще ничего не писала и не была уверена, что когда-нибудь вернусь к этому занятию. Плакала с утра до вечера. Классическая депрессия.

- А как вышли из кризиса?

- Начала заниматься тем, чего никогда до этого не делала. Стала вышивать крестиком и танцевать фламенко. Заставила мозг с помощью развития мелкой моторики и пластики действовать по-новому и победила депрессию. О том периоде теперь напоминают мои работы - цветы, кошки в сумках. Муж относится к ним очень трепетно, поместив их под стекло в багеты.

- Как писателю, вам интересен человек, оказавшийся в сложной жизненной ситуации?

- Мне любопытен человек в любой ситуации. В моих книгах детективная линия - не главное. Они про взаимоотношения. Правда, существует теория в учебниках по писательскому мастерству, которым я не владею, где сказано: характер героя проявляется, когда он принимает решение под давлением обстоятельств. То есть нужно поставить персонаж в острую ситуацию. И тогда, в зависимости от того, какое решение он примет, раскроются его черты. Так учат учебники. Мне это скучно. Ещё в школе не любила их читать. А уж писать по ним точно не собираюсь. Возможно, в моих произведениях больше недочётов, чем у тех, кто учился по хорошим учебникам. Но мне интересно идти эмпирическим путём, наощупь.

- Помимо детективного, какие жанры вам ещё близки? И где черпаете идеи для будущих произведений?

- Всё романтическое у меня вызывает отторжение, поэтому никогда моим амплуа не были и не будут любовные романы. У меня есть семейные саги, психологические драмы и даже две пьесы для театра. Я всегда пишу о том, что мне интересно на данный момент. Из внешних источников могу получить только информацию, которую я обдумываю или нет. И может родиться какая-то идея. Многие считают: впечатления можно напихивать и напихивать, не анализируя их. Это всё равно что покупать новую одежду, не зная, для чего она, куда её надеть и на какую полку положить. Я в молодости тоже была такой. Но сейчас новых впечатлений не хочу. Сначала нужно разобраться с тем, что видела, слышала, чувствовала, что есть внутри тебя. Навести там порядок, осознать и извлечь опыт. Очень не люблю выходить из дома, тем более ездить куда-то. Сегодня мой мир ограничен квартирой и узким кругом близких мне людей. В нём есть всё, что мне необходимо для внутреннего комфорта. Я не включаю телевизор. Использую его лишь как экран для просмотра записанных на флешку фильмов, которые я бы хотела посмотреть. Для получения необходимой информации вполне хватает Интернета.

- Но с «киношной» версией своих книг наверняка знакомитесь. На сколько процентов попадают актёры в созданные вами образы?

- Разница колоссальная. По экранному образу Каменской больше попаданий. Елена Яковлева безумно талантлива, иначе не удерживала бы внимание зрителей на протяжении стольких серий. Другое дело актёры, поставленные в жёсткие рамки. Они играют то, что написано в сценарии. У их авторов тоже немало своих требований, так как следует учитывать и видеоряд. А вот писатель абсолютно свободен в творчестве.

- Над чем работаете сегодня?

- Новая книга, и это не детектив. Она о том, как нас учили в 70-е годы и как на это смотрит нынешняя молодёжь. Мне захотелось вернуться к школьной классике, к тем произведениям русской и советской литературы, которые моё поколение изучало в школе. Помню, тогда они мне активно не нравились. Прошло уже достаточно лет, чтобы забыть прежние впечатления. И решила с чистого листа попробовать это всё перечитать. Перечитала. Очень удивилась, что те книжки не про революцию, не про передовую роль пролетариата, а про жизнь, взаимоотношения разных поколений, любовь. А это интересно всем и всегда. Не поленилась, достала учебники за 9-10 классы 1972-1974 годов. Просмотрев их, долго смеялась, а потом мне стало грустно. Я поняла, как нас уродовали в советской школе.

Не уверена, что моя новая книга будет востребована широким кругом читателей. Я вообще по жизни человек неуверенный в себе. Это, безусловно, мешает. Но не борюсь. Потому что если бы я была какой-то другой, то вполне возможно, что и вся моя жизнь стала иной. Однако меня абсолютно устраивает, как она сложилась на данной момент.

Беседу вела Елена КУЗНЕЦОВА

Визитная карточка

Марина Алексеева (настоящее имя. - Прим.ред.) родилась во Львове Украинской ССР. В 1979 году она окончила юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова и получила распределение в Академию МВД СССР. В должности научного сотрудника изучала личность преступника с аномалиями психики, а также совершивших повторные насильственные преступления. В 1986 году защитила кандидатскую диссертацию.

Литературная деятельность началась с публикации в журнале «Милиция» детективной повести «Шестикрылый Серафим», написанной в соавторстве с Александром Горкиным. Она подписана псевдонимом Александра Маринина, составленным из имён авторов.

После успешного дебюта занялась самостоятельным творчеством. А этот псевдоним использует до сих пор.

В 1995 году Марининой присуждена премия МВД России за лучшие произведения о работе российской милиции «Смерть ради смерти» и «Игра на чужом поле».

Написала более 50 произведений, многие из которых переведены на иностранные языки и издаются в зарубежных странах.

Цитаты:

«Самая любимая для меня из моих книг - «Обратная сила». Сегодня я так чувствую, а завтра могу и по-другому».

***

«Когда пишу, я не читаю книги, а слушаю мемуары в свободное время. В них нет сюжета, поэтому после перерыва не теряется качество восприятия».

***

«Там, где раздавали романтичность и мечтательность, я кругом опоздала».

***

«Я никогда не делаю то, что мне неинтересно».

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 12 июля 2018 > № 2669609 Марина Алексеева


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674420 Ольга Четверикова

АВАТАРА

Наши лица и голоса понадобились банкам: запущена ЕБС

Аватара - воплощение одного из богов в материальном мире (индуизм); аватара (иногда аватар) — графическое представление пользователя, его alter ego либо игрового персонажа в сети Интернет.

Википедия.

3 июля председатель правительства РФ Медведев подписал ряд документов, необходимых для размещения сведений граждан в единой биометрической системе и единой системе идентификации и аутентификации, соответствующие документы опубликованы на сайте кабмина, сообщает РИА Новости. И хотя Дмитрий Анатольевич отличается обычно ярчайшими, прямо-таки черномырдинскими формулировками типа «денег нет сейчас, вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья» или совета учителям «идите в бизнес» — в этот раз чеканности в тех формулировках, которые подписал Медведев, явно не хватает. Всё туманно и мутно.

Из опубликованных документов: «Реализация механизмов фиксации действий необходима для обеспечения защиты прав российских граждан при их регистрации в единой системе идентификации и аутентификации и размещения сведений о них в единой биометрической системе безопасности рисков совершения мошеннических действий со стороны уполномоченных сотрудников». Это первое постановление. Во втором постановлении утверждается состав размещаемых в единой биометрической системе сведений, которые включают в себя изображение лица человека, полученное с помощью фотовидеоустройств, и данные голоса человека, полученные с помощью звукозаписывающих устройств. Третье распоряжение: «Утверждена форма согласия гражданина на обработку сведений, необходимых для его регистрации в единой системе идентификации и аутентификации биометрических персональных данных для размещения в единой информационной системе персональных данных».

Единственное, что может здесь позабавить — это часто встречающаяся в документах, подписанных Медведевым, аббревиатура ЕБС. По-русски это звучит, конечно, замечательно. Сразу вспоминается аббревиатура фамилии, имени, отчества незабвенного «первого президента свободной России». Мы попытались раскопать, откуда ЕБС взялась. Выяснилось, что мы можем поздравить, как говорил незабвенный ЕБН, «дорогих россиян» с тем, что 1 июля вступила в действие эта самая ЕБС. Российские банки начали сбор биометрических данных клиентов, что позволит россиянам удалённо получать банковские услуги. Ещё в 2017 году президент РФ подписал закон, который позволяет банкам с помощью биометрических данных удалённо идентифицировать и оказывать ряд услуг без личного присутствия потенциальных клиентов.

Экспертные оценки

Ольга Четверикова

У нашей власти есть дар пудрить мозги народу необыкновенным образом, создавая радужную пелену, за которой не видно, что происходит в реальности. Сегодня, когда все заняты празднованием побед российского футбола, как раз и принимаются самые крутые меры. Что касается единой биометрической базы данных. Мы уже неоднократно говорили: когда был взят курс на создание «цифровой экономики», речь шла не столько о том, чтобы перевести нашу промышленность и наше хозяйство на новейшие технологии, сколько о создании эффективной системы контроля за населением, единой системы сбора данных, которую уже называют системой электронного концентрационного лагеря. Это, естественно, вписывается в общую мировую программу. Но у нас в каких-то сферах, каких-то областях пошли ещё дальше, чем на Западе. Где-то пошли дальше в Китае, где-то — у нас.

Главная сторона оцифровки заключается в том, что живого человека действительно переводят в цифровую аватару для того, чтобы контролировать каждый его шаг, каждое его действие. А изначально главным дирижёром всей «цифровой экономики» выступал и выступает Сбербанк, которому с 2017 года начали передавать функции многофункционального центра, МФЦ. Подразумевалась выдача паспортов, водительских прав, регистраций на недвижимость и землю — в 2018 в части регионов России, а с 2019 года — практически по всей стране. Это уже начали делать, причём на основе каких документов, приказов или указов — сказано не было. То есть фактически Сбербанк у нас приобретает функции правительства. И для того, чтобы всё это дело облегчить, в декабре 2017 года был принят закон, который назывался очень красиво «О противодействии легализации отмыванию доходов, полученных преступным путём, и финансировании терроризма». Он и позволил банку с помощью биометрических персональных данных осуществлять удалённую идентификацию своим потенциальным клиентам. Что даёт возможность Сбербанку (теперь ещё двум десяткам банков) отныне получить уже прямой доступ к клиенту, имея его личные персональные данные — святая святых. А что с ними будет дальше — никто не знает.

Концепция и «дорожная карта» по созданию единой системы идентификации и аутентификации и единой биометрической системы была утверждена ещё в июле 17-го министерством коммуникаций и связи, а подрядчиком выступал Ростелеком. Тогда министерство совместно с ЦБ (с которым, кстати, занимались этим с середины 16-го) в соответствии с установкой правительства выбрали очень удобную форму: «Если мы не будем это делать, не будет развивать цифровую экономику — тогда зависимость от иностранных технологий нам не победить. Мы должны оседлать цифру, чтобы Россия была впереди». Такой лозунг придумали, а Набиуллина, глава ЦБ, ещё больше тогда это дело усилила, заявив, что «удалённая идентификация в банках является задачей первостепенной важности». Красота! В 2016 году это оказалось задачей первостепенной важности. Не осуществление реиндустриализации, не подъём экономики и хозяйства России, не социальные проблемы — а исключительно идентификация. Притом, напомню, единственная задача ЦБ по тем куцым строчкам в Конституции, что посвящены ему — это вообще-то следить за курсом национальной валюты. Что буквально за год-полтора до высказывания Набиуллиной ЦБ блестяще осуществил, вдвое обрушив рубль.

Теперь о главном. Они заявили: «Реализация механизмов фиксации действий необходима для обеспечения защиты прав российских граждан». Так как людям действительно трудно понять, о чём идёт речь, как работают все эти механизмы, махинаторы фиксируют только одно — «защиту прав российских граждан». От кого защиту, от чего, для чего? Непонятно. На первый взгляд в документах, подписанных Медведевым, речь идёт о том, что это всё касается только механизма фиксации. То есть относится к тем операторам, тем сотрудникам госорганов, банков, которым передаётся право размещать биометрические сведения. Для них создаются механизмы, которые должны защитить права российских граждан. Для чего же на самом деле происходит сбор этих данных посредством ЕБС, не объясняется. То есть «защита прав» касается только механизмов того, как будут передаваться сведения, чтобы, не дай Бог, кто-то что-то не заподозрил. Что касается самих целей — тут ничего не сказано.

Договорим за авторов. Первое: реализуется программа в рамках общего тренда по созданию системы электронного контроля, который осуществляется в целом по миру, причём в первую очередь именно в развивающихся странах — там, где это сделать легче всего. Второе: это происходит в интересах крупных IT-компаний, которые сегодня заняты как раз созданием продукции, связанной с распознаванием лиц. И надо сказать, что объём этого рынка в России сегодня составляет несколько миллионов долларов, в то время как объём мирового рынка в 2016 году составлял 3,35 млрд. долларов, в 21-м составит 6,8 млрд. долларов, а в 22-м (смотрите разницу с 2021 по 2022 годы), должен составить 32,73 млрд. долларов. Итак, это скорый объём общемирового рынка распознавания лиц. Поскольку российские IT-компании на российском рынке занимают только миллионы, они поставили задачу довести прибыли до максимума. То есть им переход на биометрию сулит большой рывок на рынке. Говорят «рывок, прорыв» — это ещё и об этом рывке и прорыве. И неслучайно гендиректор Центра речевых технологий Дырмовский, чья компания как раз претендует на поставку элементов биометрической системы, заявил, что «до сих пор масштабных проектов биометрической идентификации в России практически не было, поэтому её создание должно подстегнуть этот рынок». То есть речь идёт о том, чтобы действительно создать рынок для крупного IT-бизнеса. Лидером здесь является российская компания VisionLabs. Она была создана в 2012 году, разработала технологии, продукты для финансовой сферы, для ритейла, видеонаблюдения, безопасности. И надо подчеркнуть, что она является резидентом «Сколково», участницей программ фонда «Развитие интернет-инициатив». Работает с крупными и корпоративными государственными клиентами по всему миру. И, как заявил глава VisionLabs Ханин, совместно со Сбербанком они реализуют самую крупную биометрическую платформу в России. Ещё тут очень показательно к вопросу об унии с банками: в ноябре 2017 года Сбербанк через свою внутреннюю структуру, которая называется «дирекция по развитию цифрового бизнеса», приобрёл 25% пакета акций VisionLabs, в то время как остальные остаются в руках основателей компании, венчурного фонда «Система VC». Эта сделка стала первым шагом Сбербанка по построению биометрической платформы («экосистемы банка», как они называют), которая наряду с распознаванием лица должна также использовать распознавание по голосу, сетчатке глаза и другим биометрическим факторам. И строиться она будет на основе платформы VisionLabs — LUNA, что создаёт, как сказано, «уникальный биометрический идентификатор для доступа к любой услуге и сервисам клиенту Сбербанка». Эта сделка со Сбербанком в первую очередь выгодна для VisionLabs, потому что, как заявили руководители, «это позволит поддержать развитие проектов компании на международных рынках, Европы, США, Азии». Поэтому — очень важный момент — стороны также договорились о привлечении в дальнейшем потенциального международного стратегического инвестора в состав акционеров компании. О чём идёт речь? Компания получает крупнейшую возможность для бизнес-применения своих технологий. И одновременно фактически передаёт свои функции западному крупному бизнесу. То есть это ещё один канал для проникновения и контроля со стороны международного капитала.

О конкретном функционировании ЕБС. Речь идёт о том, что в банках устанавливаются соответствующие банкоматы, подходя к которым, клиент может создать свой биометрический шаблон и в котором считывается информация с его лица. Эта информация остаётся в базах банка. И дальше клиент с помощью своего компьютера выходит на банк, там проверяют его данные, идентифицируют по биометрической фотографии или по голосу. Клиент может таким образом открывать счёт и переводить свои деньги. Раньше удалённо нельзя было пользоваться такими услугами — теперь можно. Пилотные проекты работали с 2017 года, теперь, с вступлением в силу закона, это можно делать повсеместно.

Энтузиасты ЕБС говорят о том, что эта система упростит доступ к банковским услугам. Но надо сказать, что, хотя все процессы цифровизации осуществляются под лозунгом «обеспечение безопасности», на самом деле, как признают серьёзные эксперты, создание общей цифровой базы крайне повышает риски хакерских взломов, потенциальных утечек данных. Поскольку в отличие от стандартных средств — логина и пароля — внешность человека легко можно украсть. Взять фотографию можно из соцсетей и не только, голос можно присвоить, позвонив человеку по телефону и сделав запись разговора. В общем, эта система крайне ненадёжна. Риски подмены и кражи будут резко усилены. Кроме того, биометрические признаки не статичны, это тоже все знают. Голос имеет привычку меняться, так же, как внешность. Поэтому обещания вилами по воде писаны. Никакие аргументы в пользу того, что эта система безопасна, не срабатывают.

Соответственно встаёт вопрос: зачем и кому это нужно? Мы сказали, это нужно для того, чтобы обеспечить крупный бизнес мощными доходами. Дальше — и это самое главное: рынок наших биометрических персональных данных становится доступным крупным западным IT-компаниям. А мы знаем, что западные IT-компании входят в систему военно-разведывательного комплекса США. Поэтому ЕБС — фактически прямой удар по национальной безопасности.

Если сейчас в соответствии с Конституцией предоставление биометрических персональных данных является личным правом человека и делается с его добровольного согласия. Но когда цифровизаторы введут понятие «цифровое право» и легитимизируют персональные данные как форму управления, то получится, что мы уже не сможем отказываться от предоставления своих персональных данных. Они будут обязательны для того, чтобы пользоваться и банковскими, и другими услугами. Стоит учитывать, что планы идут далеко вперёд. Ещё в январе 2017 года Верховный суд России разрешил списывать долги по ЖКХ, телефонной связи, по налогам с банковских карт без судебного разбирательства, а по одному только судебному приказу. Соответственно, это уже начали делать. Поэтому получается, что, поскольку у Сбербанка будет огромная база паспортов и других документов граждан, он приобретёт другой механизм влияния на должника вплоть до блокировки паспорта. Когда всем банкам позволят уже массово выдавать паспорта, Сбербанк сможет презентовать многофункциональную пластиковую карту с чипом — и подпишет таким образом приговор бумажному паспорту. А на этой карте будет, в том числе, и электронный кошелёк со счётом, который является собственностью банка. Это будет ключом ко всем госуслугам, которые на тот момент передадут банкам на аутсорсинг. И тогда уже Грефу (или кто там будет стоять во главе Сбербанка) останется сделать последний шаг: просто пролоббировать полную отмену наличных денег. Вот такие планы. Осуществляется это маленькими шагами, не объясняя ничего людям, раскручивая лозунг некой «безопасности граждан».

На самом деле речь конкретно идёт о реализации механизма по переводу нас всех на систему чипирования. Кстати говоря, одно из статистических агентств провело такое исследование и заявило, что «никто не будет сопротивляться этой системе, кроме православных фундаменталистов, но их совершенно спокойно можно будет заглушить». То есть получается, что все те люди, которые не хотят жить в системе электронной агрессии, которые хотят жить в соответствии с правами, прописанными в Конституции, которые хотят остаться свободными гражданами — все будут записаны в «православные фундаменталисты», то есть маргиналы, а дальше отправлены в леса: «Хотите — уходите, здесь вам жить будет невозможно». Фактически на горизонте маячат резервации. Хотя в резервации всё-таки какие-то условия для индейцев и других народов оставляли — а здесь не оставят. Потому что в деревне жить невозможно. Они свои щупальца на всё пускают. Причём чипировать в первую очередь будут тех граждан, которые сидят в деревнях и не могут организовать никакие формы сопротивления. У них нет никаких прав, потому что там их права никто не отстаивает. Тут двойной капкан. В городе жить невозможно — и в деревне тебя тоже прихлопнут очень быстро. То есть реально создаются просто невыносимые условия для жизни.

Здесь возникает принципиальнейший вопрос. Имеет ли в наше время нормальный человек в России право на бойкот инициативы по ЕБС? Имеем ли мы право, глядя прямо в глаза любому сотруднику банка, который скажет нам, что «мы обязаны пройти биометрию», попросту послать куда подальше такого сотрудника и оставаться при наших традиционных средствах общения с финансовыми учреждениями?

Естественно. Мы имеем право и обязанность и бойкотировать эту систему, и сопротивляться ей. Писать в Генеральную прокуратуру, которая пока ещё не оцифрована — хотя её тоже собираются оцифровывать. Нелюди создают такое общественное мнение, в соответствии с которым эта система неизбежна и единственно возможна. На самом деле это глубокая ложь, наглая ложь. И в Конституции, и в законах прописано наше право на свободный выбор — а они его игнорируют и шантажируют людей. Они принуждают тех, кто работает в сфере государственного управления, в армии и других силовых структурах. Люди оказываются перед выбором: либо вы продолжаете работать и сдаёте биометрию — либо вас выкидывают, увольняют. С учётом того, что у нас очень сильно растёт безработица, что за меры сейчас принимаются в связи с пенсионной реформой (всё делается одновременно!) мы понимаем, в каких условиях оказываются люди. Более того, не будем забывать, что сегодня большая часть жителей России живут в кредит — то есть являются должниками, пребывают в долговом рабстве. Это тоже очень эффективный механизм привязки. Квартиры, обучение детей, машины, бытовая техника — большую часть того, что сегодня имеют люди, они имеют в кредит. Люди оказываются в цепях, руки и ноги скованы. По Конституции, по закону мы имеем право на неподчинение беззаконию. В принципе, любой нормальный человек должен бы на это пойти. Но те социальные условия жизни, в которых он сейчас пребывает, обязательства, которые на него наложили, не дают ему возможности вести себя как свободный гражданин, отстаивать свои права. Вот в какое положение они нас ставят. Но всё равно единственный сейчас путь — это, действительно, сопротивление, это бойкот. Есть много легальных, законных методов недопущения того, чтобы тебя превращали в полностью бесправную личность. Надо всё это использовать. И в первую очередь надо отказываться от услуг Сбербанка.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674420 Ольга Четверикова


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668379 Антон Танонов

Одним из героев финального концерта фестиваля Союза композиторов стал петербургский автор и педагог Антон Танонов, чью Первую симфонию в Концертном зале имени П. И. Чайковского продирижировал Александр Сладковский. В интервью «Музыкальной жизни» Антон Танонов рассказал о своем творческом пути, о мюзиклах и роли современных технологий.

— Как вы пришли к композиции? Помните ли первые впечатления детства?

— Выбор профессии — заслуга моего папы. Он всю жизнь мечтал заниматься музыкой, но при этом стал художником. Так что я смог воплотить его мечты в жизнь. Первую пьесу я сочинил в возрасте пяти лет, затем меня отдали в музыкальную школу, где мои вступительные испытания оценили весьма скромно. С самого детства меня привлекали Бах, Гайдн, а чуть позже Прокофьев. Любовь к этим композиторам я сохранил с собой навсегда!

— Как получилось, что судьба забросила вас из родного Нижнего Новгорода в Санкт-Петербург? И почему решили связать жизнь с этим городом?

— Когда мне исполнилось одиннадцать лет, родители приняли решение, что я смогу достичь больших результатов и состояться как композитор, если буду учиться в Специальной музыкальной школе при Ленинградской консерватории. Санкт-Петербург долго меня не принимал. Но однажды после окончания консерватории со мной произошел один интересный случай. Мне позвонил мой коллега и сказал, что британский гитарист и композитор Кен Хенсли, один из лидеров группы Uriah Heep, приезжает в Петербург с концертами, и через пять дней уже состоится выступление в Большом концертном зале «Октябрьский». Это концерт для рок-группы с симфоническим оркестром, но нет партитуры. И вот за четыре дня мне каким-то чудом удалось скроить полностью партитуру всего музыкального материала. После такой спринтерской работы я ощутил, что в Петербурге — своя аура, некое притяжение центра силы, и мне просто необходимо остаться в этом городе, где случаются подобные неожиданные проекты, способные изменить мою жизнь в будущем.

«Мы сами пишем правила нашего успеха»

— Наследуя уникальные традиции петербургской (ленинградской) композиторской школы, как старались реализовать их в своем творчестве?

— Безусловно, петербургская композиторская школа немыслима без имени Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Но для меня еще одним ее воплощением является ныне здравствующий Сергей Михайлович Слонимский — мой любимый учитель, научивший меня слушать и слышать музыку, воспитавший духовные ориентиры. Благодаря ему я понял, что настоящий композитор не может иметь какой-то один цвет. Он должен быть многогранен: необходимо стараться все время оттачивать свое мастерство, работать в самых разных стилях, жанрах и направлениях. Сергей Михайлович, как ни один другой из современных композиторов, всеобъемлющ. Его уникальное чутье, в каком бы из жанров или стилей он ни работал, никогда его не подводило. Мы тесно сотрудничаем с ним вместе уже долгое время в консерватории. Одним из недавних консерваторских завоеваний Сергея Слонимского стало создание курса мелодики. Он собрал в объемный труд все мелодические примеры, интонации и обороты, которые его по-настоящему волнуют. Изучение их могло бы пригодиться в творческой работе, как молодым композиторам, так и зрелым мастерам. Мне кажется, эта работа сопоставима в какой-то степени с «Основами оркестровки» Римского-Корсакова.

— Сергей Михайлович направлял вас на свой собственный путь?

— Конечно же направлял, но ни в коем случае не подталкивал. Его кредо как учителя заключалось в том, чтобы не создавать копию себя в ученике, а почувствовать внутренний маятник каждого из студентов и постараться направить его в нужном направлении. Поэтому все ученики Сергея Михайловича очень разные по стилистике, жанрам, в которых они работают.

— Вы — композитор мультижанровый, успели попробовать себя в самых разных стилях. В последнее время сосредоточились на мюзикле. С чем связана такая неожиданная модуляция?

— Мюзикл в моей жизни — особая история. Еще задолго до реконструкции исторического здания Петербургской консерватории в нем существовала роскошная студия звукозаписи, где я имел честь работать в течение 8 лет звукорежиссером. Однажды я сидел за пультом и сводил запись Скрипичного концерта Мендельсона, как неожиданно мне сообщили, что ректор Михаил Гантварг просит меня зайти к нему для обсуждения вопросов композиторской кафедры. В кабинете у него я встретил Ирину Афанасьеву, генерального продюсера компании Makers Lab, которая в дальнейшем оказалась моим творческим соавтором. И первым из проектов, где я прошел кастинг как композитор, стал мюзикл «Мастер и Маргарита» (по мотивам одноименного романа Михаила Булгакова).

Что отличает мюзиклы, которые мы создаем с Ириной Афанасьевой? В первую очередь трактовка самого жанра. Ни для кого не секрет, что мюзиклы объединяют в себе колоссальное многообразие жанров — мюзикла-оперы, мюзикла-ревю, мюзикла в стиле ар-н-би. Основное предназначение мюзикла — развлекать. Российская публика привыкла уже к тому, что мюзикл — это что-то такое поверхностное. Но каждый из мюзиклов, которые мы создавали, будь то «Мастер и Маргарита», «Демон Онегина», «Оскар и Розовая Дама», сейчас работаем над «Лолитой» — все это произведения с очень сложной и непростой драматургией.

И как раз недостаток, существующий в современной опере, когда драматургия изложения страдает, в результате чего зритель лишен самого интересного, что есть в театре, а именно наблюдения за изменениями в поведении персонажей, главных героев, — в мюзикле почти отсутствует. Да, красота голосов, эффектная оркестровка, новые приемы звукоизвлечения — все это прекрасно, но театр все-таки всегда во главу угла ставил, как мне кажется, сюжет, за которым зритель должен всегда наблюдать. В опере он нивелируется, а мюзикл позволяет раскрыть эту историю максимально. Ну и к тому же никто ведь не запрещал использовать в мюзиклах современные композиторские техники, современную оркестровку и, соответственно, смело смешивать их с жанрами поп-музыки.

Сейчас у нашей компании есть свое помещение для театра. Мы сделали полную реконструкцию Ленинградского Дворца молодежи, с успехом закрываем первый театральный сезон. Сейчас это новый зал на 1200 мест, выполненный по бродвейским стандартам с самым современным звуком, с возможностью использования технологий 3D без очков — проекции, огромный экран на весь задник сцены. Это самые современные и передовые технологии, которые позволяют просчитать тайминг спектакля до секунды, а самое главное, создавать произведения на серьезные сюжеты с использованием средств самых новейших театральных технологий, тем самым привлекать внимание молодой аудитории. Я безмерно влюблен в мюзикл. Наверное, как только закончатся интересные истории и музыкальные темы, смогу написать книгу с заметками о своем личном опыте создания мюзиклов. Но пока меня это направление очень увлекает. Каждую минуту, посвященную созданию мюзикла, я считаю счастливой и драгоценной и чувствую, что за этим жанром большое будущее!

— Антон Валерьевич, в своем творчестве вы не минуете развлекательных и эстрадных жанров в русле с академической музыкой. Почему считаете такой синтез органичным?

— Появление микрофона привлекло к творческой жизни огромное количество исполнителей, которые не обладают большими оперными голосами, но владеют характерной интонацией, оригинальностью звучания. На сегодняшний день, если взять совершенный из всех музыкальных инструментов — человеческий голос, в современном мире при всем их многообразии каждый ценен в силу своей уникальности, как это происходило во все эпохи. Раньше, когда не было звукоусилительной аппаратуры, мы всегда были привлечены звучанием голоса, если он был сильный, иначе его невозможно было бы услышать.

Ну, а сейчас сила голоса нивелировалась, и колоссальное значение стали иметь актерские данные певца, его тембр, умение владеть речевой интонацией, его жизненный опыт, который артист может передать напрямую из своего сердца слушателям. Поэтому развлекательных эстрадных жанров не существует. Есть такая эстрада, которая находится как бы на периферии.

Для меня изначально было интересным сочетание лучшего, что создано в академической и коммерческой музыке. Мне сам термин «коммерческая музыка» почему-то ближе. Если смотреть на сегодняшний мир академической музыки, то эклектика и кроссовер стали своего рода творческим клише. Очень большое количество композиторов смешивает разные стили и направления, чтобы добиться нового качества. Мне всегда была интересна в коммерческой музыке именно ее структура и работа в области саунд-дизайна по отношению к ритм-секции, то есть насколько тонко современный саунд-продюсер относится к созданию вот этой самой ритмической пульсации, которая нередко становится основой большинства моих академических произведений.

— Как, в частности, ваша Первая симфония, не так давно исполненная в Москве Государственным симфоническим оркестром Татарстана под управлением Александра Сладковского…

— Да, ее блестяще продирижировал Александр Сладковский. Это один из тех удивительных дирижеров, благодаря которому музыка современных композиторов живет и развивается. Впервые моя симфоническая музыка прозвучала на фестивале «Молодежные академии России», организованном Александром Чайковским в 2003 году. Маэстро Сладковский продирижировал программой из музыки молодых композиторов, и дал ряд незабываемых концертов в Петербурге, Москве, Казани и Екатеринбурге. До сих пор оркестр является моим самым любимым инструментом, к которому хочется прикоснуться снова и снова. Если говорить о Первой симфонии, ее моторчик представляет из себя две ритмические основы: одна из области коммерческой танцевальной музыки, а другая из стихии минимализма, берущего свои истоки в восточных музыкальных культурах, в том числе индийской раге. И вот эти совмещения дают очень продуктивный результат. Сейчас я работаю над партитурой Второй симфонии-­концерта «Суворов».

— С кем из отечественных музыкантов чаще всего сотрудничаете?

— Я думаю, мне просто везет, так как я работаю с ведущими музыкантами России. Хотел бы особенно отметить свое продолжительное сотрудничество с Алимом Шахмаметьевым, главным дирижером Новосибирского камерного оркестра. Это чудесный коллектив, который исполнял премьеры многих моих сочинений для струнного оркестра. Алим Шахмаметьев — очень глубокий, яркий и самобытный интерпретатор современной музыки. Благодаря Шахмаметьеву состоялись премьеры таких моих оркестровых произведений, как: «Yulla», «Рахманиана», Концерт для терменвокса с оркестром.

— Какую роль в современном музыкальном мире играет технологический процесс?

— Технологии в современной музыке — это не более чем инструмент. Композитор обязан владеть одним или двумя из них. Я считаю обязательным овладеть композиторам всем спектром компьютерно-музыкальных технологий. Это дает большую творческую свободу. Таким образом, если их не освоить, они всегда будут над вами довлеть. Вы будете создавать свои произведения, используя те клише, которые заложили разработчики. Как только достигнете определенного уровня владения компьютерными музыкальными технологиями, то перестанете уже и думать об этом, а сосредоточитесь исключительно на творчестве.

— В ряде своих сочинений вы прибегаете к использованию электроники. Эти эксперименты сознательны?

— Электронная музыка подразумевает в себе создание новых звуковых миров. Отчасти это сродни философии. Ведь настоящая философия — создание нового мира, который логично живет по своим законам. По такому же принципу создается новый звуковой мир со своей определенной системой порядка. Это ведь безумно интересно! Единственное, когда это слишком затягивает, я понимаю, что на поиски данных миров, подобно полету в космос, может уйти вся жизнь. Поэтому надо себя вовремя заставить остановиться и все-таки стараться придерживаться первоначальной творческой задумки, под которую и стоит создавать этот мир, используя все самые современные технологии как один из совершенных инструментов для реализации творческого вдохновения.

— Антон Валерьевич, давайте вернемся к еще одной сфере вашей работы — преподавательской деятельности. Сейчас вы возглавляете кафедру композиции и импровизации в Санкт-Петербургской консерватории. Какие тенденции вы наблюдаете?

— В последние годы отмечаю гораздо более низкий уровень подготовки поступающих. Все реже и реже попадаются ребята, подготовленные по теоретическим дисциплинам на том уровне, на котором, я помню, находились абитуриенты еще 10—15 лет назад. Но зато мотивация у поступивших студентов и их работа непосредственно в классе композиции и по всем остальным дисциплинам выросла в разы! То есть это говорит о том, что системные проблемы образования преодолеваются, прежде всего, за счет того, что снова становится востребованной профессия композитора. Конкурс достаточно стабильный — 2—3 человека на место. Так сложилось, что на кафедре работают вместе, плечом к плечу два поколения. С одной стороны, это коллеги моего возраста — ваш покорный слуга, Светлана Нестерова, Николай Мажара, и с другой — классик современной академической музыки Сергей Слонимский, а также его коллеги: Григорий Корчмар и Геннадий Банщиков.

Мы на кафедре пришли к выводу, что должен быть определенный плюрализм с точки зрения стилистики работы студентов в классе. Я еще помню времена своей учебы, когда существовал такой постмейнстрим — время пост-Шостаковича. 80—90% студентов работали в этом направлении с той или иной степенью отклонений. Сейчас же можно с уверенностью говорить о том, что работы студентов стилистически очень сильно разделились. Понятно, что каждый педагог в своем классе композиции выбирает собственные принципы работы со студентом. Тем не менее за последние три-четыре года снова появилось настойчивое стремление студентов найти какие-то новые интонации, обороты в тональной мелодической сфере. С другой стороны, традиционно часто встречаются на каждом курсе два-три человека, которые работают в области сонорики, минимализма, электроакустической музыки. Они формируют новый тембровый алфавит звучания музыки. Подобное разнообразие очень нами приветствуется!

«Актер должен поверить, что он — ребенок»

Композиторы — штучный товар. Как показывает опыт, каждый курс дает одного, максимум двух композиторов, которые остаются в профессии и продуктивно работают в дальнейшем. Понятно, что эта цифра относительна, но вот статистика говорит сама за себя. Основная проблема сегодняшних студентов заключена в том, что они очень заинтересованы в продвижении собственных произведений и очень редко принимают живое участие в организации исполнений, прослушивании музыки и посещении концертов своих коллег. И то, что мы воспитываем композиторов, работающих по принципу автономной подводной лодки, то есть каждый сам за себя, я считаю колоссальной проблемой. Многие открытия совершаются сегодня в научном мире исследовательскими командами. Понятно, что каждый композитор должен быть уникальным и оригинальным, но от соприкосновения друг с другом рождаются новые идеи. И чем больше возникает подобных творческих союзов, где каждый из композиторов питает друг друга новыми мыслями и идеями, тем лучше. И тут очень важно, чтобы именно композиторы-практики старались больше общаться друг с другом.

— Сложно ли сегодня молодому композитору в России найти себя, обрести свой собственный путь?

— Да, очень сложно. Можно сказать, что профессия композитора — это профессия второй половины жизни. Ведь после окончания консерватории выпускники проходят несколько этапов. Два или три года в любом случае уходят на то, чтобы просто понять — это вообще ваше призвание, или вы, может быть, занимались не своим делом. Происходит становление творческой личности — композитор отправляется в большое свободное плавание. Он должен почувствовать, нужна ли кому-то его музыка. И тогда возникает желание творить дальше вопреки всему.

Современные композиторы, как правило, редко работают только по одной специальности. Хорошо, когда композитор сам является исполнителем. Тогда у него есть возможность объединять эти два вида деятельности. Могу дать совет своим молодым коллегам — необходимо оставаться абсолютно искренним со своими слушателями, верить в себя и не тратить время впустую на крикливые заголовки сиюминутных стилевых направлений. Пишите то, что резонирует внутри вас, то, что испытываете именно вы, тогда точно никогда не проиграете! И никогда не делайте того, что вам не нравится. Сочинение музыки — это самое большое счастье для настоящего композитора!

 Виктор Александров

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668379 Антон Танонов


Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668375 Данила Козловский

Как его только не величают в Сети: российская суперзвезда, главный секс-символ, герой нашего времени… Данила Козловский считает себя петербуржцем, хотя родился в Москве, а работает сейчас по всему миру. Встреча со знаменитостью собрала полный зал в петербургском кинотеатре «Англетер», где был представлен фильм Козловского, посвященный футболу. По сюжету картины главный герой — Юрий Столешников — знаменитый футболист, которого пригласили выступать в сборную страны. Невероятному взлету и блестящей карьере помешал неудачный пенальти и громкий скандал. Спортсмен пытается реализовать себя на посту наставника провинциальной команды.

После фильма «Тренер» в рамках фестиваля «Кино&Футбол» актер, режиссер и продюсер ответил на вопросы зрителей.

— Как вы отбирали актеров на роли футболистов?

— Только кажется, что все мы умеем с детства пинать мяч на любительском уровне и можем сыграть футболистов. Профессиональные футболисты — это все другое. Они по-другому бегают, двигаются, работают без мяча, сплевывают, вытирают пот… Абсолютно другая пластика.

«Талант симулировать невозможно»

Поэтому около 50-60% актеров в фильме — реальные футболисты, и лишь остальная часть — артисты. Я не смотрел хороших, даже гениальных артистов, если они не играют в футбол. Очень повезло с Виталием Андреевым (сыграл Зуева): нужен был актер красивый, талантливый, молодой, с длинными волосами — и вот он нашелся, здесь, в Санкт-Петербурге.

— В «Тренере» вы выступаете в трех ипостасях — как актер, режиссер и продюсер. Какое из этих направлений считаете для себя самым перспективным?

— Все абсолютно. Да, у меня есть молодая продюсерская компания, и сейчас мы готовим к запуску несколько больших картин и сериал. Но это не значит, что все мои фильмы теперь я буду сам режиссировать или продюсировать. Актер — моя первая профессия, этим занимаюсь всю свою жизнь и буду заниматься дальше. При этом всегда знал, что буду заниматься и режиссурой. Это не было так: а дай-ка я сделаю кино. Я окончил режиссерско-актерский курс Льва Додина. То, что преподавали для режиссеров, актеры ходили слушали, и мы с первого курса ставили свои отрывки, вместе с режиссерами экспериментировали — вообще никогда не было разделения.

Мой учитель Лев Абрамович всячески конфликтует с этим примитивным, туповатым определением, что актер должен быть чистым белым листом для режиссера. Ходит такой овощ, и мы из него что-то лепим… Он за то, чтобы актер знал, читал, смотрел и видел, был умным, интеллектуально богатым.

— В титрах фильма среди нескольких фамилий продюсеров ваша на первом месте, а Никита Михалков, колос современного кино, лишь на четвертой позиции. Не обидится Никита Сергеевич на это?

— Когда увижу Никиту Сергеевича, спрошу у него (улыбается). Убежден, что он выше этого, мы партнеры, картину делали вместе, и он знаком с титрами. По сути я с Петей Ануровым начал разрабатывать историю «Тренера». Никита Сергеевич подключился, когда из такой частной картины про футбол проект вырос до масштабного кино. Конечно, мы объединились с более крупными партнерами, с людьми, которые имеют опыт в подобных съемках. Здесь все логично и объяснимо.

— Что вы испытывали, когда были на премьере своего первого режиссерского фильма?

— Перед первой премьерой со зрителями я наивно полагал, что наконец-то на собственной премьере мне будет спокойно, потому что не нужно выходить на сцену, произносить текст…

Но это был ад, такая нервотрепка и такие эмоции!

Фильм — как твой ребенок. Кто-то может сказать, что у него ноги кривые, что уши большие, что кто-то красивее, но он уже идет и живет своей жизнью, и ты можешь только наблюдать. Это трогательно и грустно, но это и огромное счастье.

— Вы презентуете «Тренера» в разных городах мира. Насколько для вас было важно представить фильм в Санкт-Петербурге?

— Очень важно. Петербург — для меня родной город, хотя я здесь не родился. С этим городом связаны главные события моей жизни: военное училище, его окончание, встреча с моими учителями, театральная академия, мои друзья, мои первые роли — все, что меня сформировало, было в Петербурге. Опять-таки я работаю здесь в лучшей театральной компании страны и в одной из лучших в мире, в МДТ — Театре Европы.

«Актер должен поверить, что он — ребенок»

— Вы дебютировали как кинорежиссер. Нет ли желания попробовать себя в качестве театрального режиссера?

— Нет, мне это совершенно неинтересно. Может, это парадокс, а может, и не случайно: как снять сложное постановочное кино с пятью-семью работающими камерами одновременно и с тысячными актерами массовых сцен — я знаю. А как создать спектакль — для меня на сегодняшний день темный лес.

В принципе, понимаю технологию постановки спектакля, и если меня припрут к стенке, конечно, попробую, но я не чувствую какой-то своей личной энергии и чего-то такого, что необходимо, чтобы создавать. У меня этого нет. Может быть, появится через какое-то время, когда поумнею, повзрослею, наберусь опыта (улыбается).

Продолжение интервью читайте на сайте «Петербургский авангард».

Записала Любовь Костерина

Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668375 Данила Козловский


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 7 июля 2018 > № 2667771 Игорь Панин

Пусть звучит романтика в сердцах.

Этот человек более 25 лет работает в киноиндустрии, где создаёт эффектные экшен-сцены: погони, взрывы, пожары, аварии. Все трюки, связанные с риском для жизни, он выполняет сам. Корреспонденту «Щита и меча» удалось пообщаться с создателем и руководителем школы каскадёров «Мастер» Игорем Паниным.

- Игорь Николаевич, что привело вас в столь необычную профессию?

- Я считаю, что родился каскадёром: когда моя мама была на восьмом месяце беременности, отец вёз её в роддом. На зимней дороге машину занесло и закрутило. Автомобиль съехал в кювет и врезался в сугроб. Слава богу, всё обошлось. Но, видимо, часть адреналина передалась мне, и это определило дальнейший жизненный путь.

В детстве я ломал свои игрушечные машинки, сталкивая их между собой. Позже, в юности, меня тянуло к рискованным увлечениям: гонкам, мотоциклам. Через много лет, когда стал каскадёром, начал получать неподдельное удовольствие, исполняя опасные трюки. Сегодня во время наших выступлений взрываются и переворачиваются от 20 до 50 автомобилей в год. Эмоций хватает всем - и нам, и зрителям.

- Ваша работа связана с риском для жизни, как относится к этому семья?

- Супруга мне помогает, переживает и поддерживает. Конечно, ей не хочется, чтобы я участвовал в рис­кованных постановках, но от этого никуда не деться. На личном примере нужно показывать молодым, как правильно выполнять сложные трюки. Ведь если я не могу что-то сделать сам, то никогда не пошлю на это менее опытного товарища.

- Проехать на машине на двух колёсах для вас, наверное, проще простого?

- Поставить автомобиль на два колеса не сложно, но, чтобы делать это уверенно и проезжать в таком положении некоторое расстояние, нужно учиться не меньше года.

На протяжении нескольких лет я участвовал в подготовке пилотажной группы московского ГИБДД «Каскад». Сейчас они отлично выполняют элементы стантрайдинга, дрифта, ставят патрульные машины на два колеса и показывают другие элементы водительского мастерства. Зрители находятся под впечатлением от каждого их выступления.

- Исполнение трюков требует хорошей подготовки, каким видом спорта должен заниматься будущий каскадёр?

- Важно иметь отменную физическую форму. Но самое главное - это желание и постоянные тренировки. Тогда всё получится.

Я с восьми лет занимался классической борьбой, с 12 - боксом. Позже были мои любимые картинг, автогонки, мотокросс. В последнем виде стал мастером спорта СССР.

Полученные в профессии навыки могут помочь спасти человека в экстремальной ситуации. Например, когда угрожает опасность на пожаре или в воде. Так, за три месяца ученики школы «Мастер» осваивают безопасное падение в бассейн с 10 и даже 15 метров. На одной задержке дыхания каждый из них может поднять со дна несколько кирпичей.

- Профессия довольно специ­фическая, а кто занимается в вашей экстремальной школе?

- Коллектив у нас неоднородный. Например, в «Мастере» есть 60-летний мужчина и его 15-летний внук. Они принимают активное участие в киносъёмках.

Каждый год в нашу школу приходят до полусотни ребят. Остаются далеко не все, ведь каскадёр - это образ жизни. Только через три года практики они могут называть себя начинающими. Причём таких сейчас большинство.

- На первый взгляд кажется, что каскадёры, как кино­звёзды, знамениты, успешны, в их жизни много романтики. Это правда?

- На самом деле у нас тяжёлая и грязная работа. Много времени занимает подготовка. Чтобы полностью овладеть нашей профессией, нужно уметь держать в руках инструменты, поскольку никто, кроме тебя, не сможет правильно построить трамплин, разложить маты или коробки, продумать маршрут погони, рассчитать моменты взрывов пиротехники и разъезда машин, чтобы они не столкнулись раньше времени. Необходимо умение разбить автомобиль так, как это нужно для съёмок. А в конце следует всё за собой убрать. И только после, когда весь инвентарь привезён на базу, можно выдохнуть.

- Вы организовали множество экстремальных мероприятий, а какое, на ваш взгляд, оказалось самым сложным?

- Пожалуй, большим безумием было организовать Международный фестиваль каскадёров «Прометей» в 2012 году. Представьте шоу, на которое съезжаются самые бесстрашные трюкачи со всего мира. Каждый из них хочет выполнить сложные элемен­ты, чтобы удивить зрителей и особенно коллег. Получилось грандиозное по размаху шоу. Море огня, взрывов, риска и, конечно, адреналина.

Главным арбитром фестиваля был знаменитый киноактёр Джеки Чан.

- Основанная вами школа существует с 1992 года, как отметили недавний день рождения «Мастера»?

- В парке киноприключений отметили 26-летие нашего объединения. Шоу называлось «Искусство невозможного». На праздник приезжали наши коллеги со своими программами из восьми стран. Кроме того, было много отечественных знаменитостей. Зрители смогли увидеть много трюков, используемых в большом кино. В первых рядах шоу смотрели более 50 детей сотрудников МВД, погибших при исполнении служебного долга. Они регулярно посещают нас и на других мероприятиях.

- В 2016 году вы приняли участие в восхождении на Эльбрус...

- Это была акция, проведённая нашей школой каскадёров сов­местно с мотоклубом «Ночные волки». В команду альпинистов входили и сотрудники полиции. Главной задачей была установка мирового рекорда: подъём на высоту 5642 метра самого большого знамени России размером 40 на 24 метра. Конечно, было нелегко, но нам удалось разместить российский флаг на вершине.

- Вы - вице-президент Федерации исторического фехтования России, чем оно отличается от всем известного олимпийского вида спорта?

- Эта задумка впервые осуществлена в 1992 году, когда был проведён первый турнир. В соревнованиях участвуют много ребят, занимающихся историческими реконструкциями. Они сами изготавливают защиту - доспехи, кольчуги и кожаную амуницию. Сражения проходят на затупленных мечах, топорах и палицах.

Парни зрелищно бьются «на железе» и воссоздают дух времени наших предков: викингов, русичей, вятичей. Битва в полный контакт. Разрешается наносить практически любые удары, кроме колющих, чтобы избежать серьёзных травм.

Сейчас историческое фехтование обрело много поклонников и разделилось на различные направления. Проводятся даже чемпионаты мира. Российская команда по бугурту - рыцарским сражениям 20 на 20 - безоговорочно побеждает всех и всегда.

- Есть ли трюк мечты, который хотелось бы исполнить?

- Существует серия таких задумок, даже отдельное шоу. Например, все знают фристайл на мотоциклах, с прыжками и вращениями на трамплинах. Не так давно мы начали исполнять подобное на автомобилях, и это гораздо зрелищнее. Машины у нас делают как переднее, так и обратное сальто, а потом приземляются на колёса. Из таких трюков хочется создать большую программу и добавить элемент соревнования.

- Вы имеете опыт съёмок как в воздухе, так и под водой. Какие из них сложнее?

- Самое трудное - это постановка крупных батальных сцен с большим количеством действующих лиц. Например, 50 человек массовки, 30 каскадёров, куча оборудования и пиротехники. Бывало, что в таких съёмках участвовали и военные танкисты. Когда всё вокруг рушится и взрывается, неподготовленный человек из числа статистов может повести себя неправильно. Всё это тоже необходимо учитывать.

Подводные съёмки одни из самых сложных. У многих каскадёров узкая специализация: кто-то хорошо выполняет автотрюки, другие отменно прыгают с парашютом, третьи уверенно чувствуют себя в воде.

В фильме «Любовь-Морковь» мы подготовили сцену погони с падением в реку машины, в которой по сюжету ехали герои Гоши Куценко и Кристины Орбакайте. Когда авто пробило ограждение набережной и упало вниз, в нём были каскадёры. Подводные съёмки проводились уже без дублёров. Актёры снимались в бассейне с помощью профессиональных дайверов.

По сценарию после погружения автомобиля герой Гоши спасает свою супругу, поднимая её на поверхность. Кстати, Куценко практически во всех фильмах выполняет трюки сам. Как-то раз в одной из поставленных мной сцен самостоятельно перевернул машину.

Экстремальные съёмки в воздухе тоже выполняются, но редко. У отечественных режиссёров на них практически нет спроса.

- Зависит ли оплата от сложности сцены?

- Да, и очень сильно. А ещё у нас говорят, что самый сложный трюк - это получить деньги от продюсера за выполненную работу.

Олег МОРОЗОВ

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 7 июля 2018 > № 2667771 Игорь Панин


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 4 июля 2018 > № 2674426 Александр Проханов

Земля священных рощ

неповторимое марийское мировоззрение привносит в человеческую жизнь божественную, разлитую в природе благодать

Александр Проханов

Все народы — мечтатели. У каждого народа есть своя заповедная, своя сокровенная мечта. Она, эта мечта, объединяет нравы, обычаи, культуру, язык, ведёт народ от поколения к поколению, из века в век, а иной раз — от тысячелетия к тысячелетию. Эта мечта живёт среди мечтаний других народов, и иногда может показаться, что эти мечтания соперничают, что среди них возникает распря. Но это лишь на первый взгляд. По мере того, как мечта одного народа становится всё возвышенней, всё небесней, она начинает соприкасаться с мечтами других народов на том же возвышенном, небесном уровне, и там эти мечтания сближаются, а иногда совпадают.

Русская, российская мечта состоит из мечтаний множества народов, населяющих нашу державу. И эти мечтания, как цветы, которые собираются в великолепный букет. Мудрый, просвещённый правитель собирает эти мечтания, эти божественные цветы, складывая их так, чтобы из них получился букет, а не сухой заскорузлый веник.

Жизнь водила меня по континентам, странам, я искал мечту среди разных народов, пытаясь найти её воплощение. Теперь, побывав на Ямале среди льдов и ледоколов, одухотворённый ямальской мечтой, я оказался среди марийцев, удивительного народа, который, работая на ультрасовременных заводах, участвуя в российской политической жизни, с дипломами профессоров и с погонами боевых генералов, этот народ несколько раз в году уходит в священные рощи и там, среди священных деревьев, возносит свои мольбы к солнцу, к воде, к матери-земле, поклоняется травам, цветам, птицам, обожествляя природу, обожествляя мироздание, обожествляя весь космос.

Марийский машиностроительный завод — не просто градообразующее предприятие в центре Йошкар-Олы. Это государствообразующий завод. Из таких заводов состоит государство Российское. Работа этого завода есть вклад марийцев в общероссийское оборонное дело. Завод выпускает могучие самоходные установки, прикрывающие с воздуха сухопутные войска. Ракеты этих комплексов сбивают небесного противника на расстоянии сотен километров.

Директор завода Борис Иванович Ефремов — человек народный, деревенский, весь в непрерывных великих хлопотах по сбережению и развитию предприятия. Отправляет на полигоны партии готовой тяжеловесной продукции, переводит управление грандиозного оборонного производства на цифровой лад, осваивая эту загадочную цифровую реальность. Компьютеры управляют заводом. Компьютеры следят за мировым рынком, где конкурируют боевые системы различных стран. Компьютеры вслед за изделиями завода отправляются в Сирию, и там в боевых условиях отслеживают точность и надёжность систем. Директор — технократ, оборонщик. Вклад завода, вклад Марийской республики в обороноспособность России неоценим.

Марийцы — народ-государственник. Сюда в военные годы с запада перекочевали десятки предприятий. Здесь великий Вавилов в 1943 году ставил свои уникальные физические опыты. Отсюда на фронт уходили солдаты и возвращались с Золотыми звёздами героев на груди. И уже сегодня несколько марийцев носят звание Героев России. И так удивительно было слышать от генерального директора Бориса Ивановича Ефремова, когда он увлечённо рассказывал о своих директорских хлопотах, откровенные признания: если дело кажется безнадёжным, он просит высшие силы, просит духов, населяющих небо, просит cолнце и радугу помочь заводу. И те, как утверждает директор, помогают.

Тысячеголовое козье стадо в России — редкость. Коза — скотина домашняя. А тут, в Марий-Эл, огромные белоснежные козьи стада, бредущие среди бескрайних изумрудных полей. Пастух, как кудесник, что-то пропоёт, промурлычет, и козы идут за ним послушно и преданно всем своим белым рогатым скопищем. Агрохолдинг, занимающийся разведением коз, продающий козье молоко, творящий из козьего молока простокваши, йогурты, сыры, — явление уникальное и славное по всей России. Руководитель этого процветающего холдинга Владимир Тарасович Кожанов объясняет, почему занялся столь редким для России делом — разведением коз. Да потому, говорит он, что козье молоко целебно. Им отпаивают безнадёжно больных, оно возвращает старцам молодость, а немощным — силы. Козье молоко идёт на изготовление детского питания, потому что здесь, в этих лугах и полях, на этих козьих фермах, в козье молоко не попадает ни генетических добавок, ни химикатов.

Я дегустировал сыры. Вкус — великолепный и у лёгких, прозрачных сыров, и у сухих, тяжёлых, и у сыров с плесенью, на манер камамберов. Поля, среди которых стоят животноводческие фермы и раскинулись козьи пастбища, окружены рощами. Тёмно-зелёные, они похожи на острова, спустившиеся с неба в зелень полей. Конечно, основные заботы хозяина — в том, как бы успешней сбыть товар в Йошкар-Оле или в Москве, а то и за границей, как увеличить пастбища, как справиться с налогами и самодурством чиновников. Но, несмотря на все очевидные хозяйственные и экономические заботы, мне кажется, что в основании всех этих хлопот, в основании этого удивительного увлечения лежит всё та же марийская особенность: поклонение природе, её чистоте, её целительным силам, её волшебному могуществу, побеждающему хвори и смерть.

И я искал эту марийскую тайну, эту сокровенную марийскую мечту, посещая замечательные театры — украшение Йошкар-Олы. И в недавно возведённом Марийском государственном театре оперы и балета, сияющем ониксом и мраморами, беседуя с министром культуры, художественным руководителем театра Константином Анатольевичем Ивановым, я вдруг почувствовал дыхание этой марийской тайны. Константин Иванов, солист балета, пятнадцать лет танцевал первые партии в Большом театре в Москве. Его усилиями возведён этот восхитительный, похожий на храм, театр. И он признался, что, создавая великолепные спектакли: такие, как "Юнона и Авось", "Иисус Христос — суперзвезда", "Маугли", он мечтает поставить здесь "Весну священную" Стравинского, ибо эта священная весна, эта священная музыка, эти священные обряды — не где-то в прошлом, а здесь, рядом, в марийских священных рощах, в марийских песнопениях, в живых марийских мифах и сказках, в марийских танцах и в изумительных марийских костюмах: белоснежных, шитых алым шёлком, с бусами и монистами, в которых найдешь ещё серебряные деньги стародавних царских времён.

Эта марийская культура, не тронутая цивилизацией, устоявшая перед натиском городов и заводов, обитает здесь, рядом, и готова питать, поить из своих деревянных ковшей творчество художников, музыкантов, поэтов.

В художественной галерее, куда меня привёл Константин Анатольевич Иванов, среди добротных реалистических картин я вдруг увидел созданные совсем недавно картины, которые сами художники называют этнофутуризмом. На этих картинах, писанных яркими красками, создаются метафоры, магические символы, среди которых летают священные птицы, растут священные деревья, восходят и заходят солнца и луны, горят домашние очаги, благоухают караваи хлеба, сияют, как красные ягоды, вышивки на домотканых холстах. Это не наивное народное искусство, не стилизации под клеёнчатый коврик. Это работа современных философов, знакомых с мировым искусством и вносящих в это искусство неповторимое мировоззрение марийского народа, выраженное в удивительных символах и орнаментах.

И вот я увидел, наконец, священную марийскую рощу, этот заповедный лес. Сюда на моление из далёких городов и соседних сёл стекаются люди. Оставляют свои машины в стороне, в полях и идут пешком в белоснежных одеждах, подпоясанные алыми кушаками. Женщины — в платках и долгополых юбках. Мужчины — в рубахах, косоворотках. Серьёзные, вдохновенные вступают в рощу, как вступают в храм. И не узнаешь среди этих людей, кто простой крестьянин, кто боевой генерал, кто прокурор, а кто прославленный художник или писатель. Все равны. Все торжественны, все в белоснежных одеждах. В рощах горят костры, и над ними в огромных кипящих котлах варится жертвенное гусиное мясо. Гусь, утка — священные для марийцев птицы.

Под дивной высокой берёзой, сияющей, как серебро, уходящей своим чудесным стволом в поднебесье, установлен длиннющий деревянный стол, и на него все приходящие кладут свои дары. Кто караваи, кто пироги, кто блины. Горят тонкие церковные свечи. Жрецы, волхвы (их здесь называют, "карты") в белых войлочных колпаках выслушивают прихожан, вызнают об их просьбах, заботах, об их хворях, о дурных делах и поступках, которые им суждено было совершить. Подхожу и я. Не исповедоваться. Я из другой, православной, веры, у меня свой духовник. Но карт в белом колпаке смотрит на меня своими спокойными, глубокими глазами, и мне кажется, он угадывает мои чаяния.

Начинается молебен. Несколько картов, обратив лица к берёзе, собрав за своей спиной явившееся на молебен многолюдье, читают на марийском языке молитвы, просят мать-природу, просят солнце и небо послать людям благо, мир и здоровье, семьям, достаток, благоденствие. Просят избавить людей от злых помыслов, от недугов, соединить их в братское сообщество, живущее среди природы гармоничной возвышенной жизнью, нашедшее свой покой, свой смысл в гармонии со всем мирозданием — с каждым цветком и с каждой звездой, с каждым древесным стволом и с каждой поющей птицей.

Один карт сменяет другого, одно молитвенное песнопение, то глухое, рокочущее, то возвышенное, певучее, сменяет другое. И я чувствую, как меняется вокруг меня окрестный мир. И кажется, на это молитвенное песнопение слетелись птицы со всего леса и поют, щебечут — вторят молитвам.

На десятой — на двадцатой минуте молебна я вдруг чувствую, как начинает благоухать окружающий меня лес, как пахнет горячей сосновой и еловой хвоей. Как благоухает берёза, словно её распарили, и она превратилась в огромный щедрый веник поднебесной бани, где из людей вытапливаются и уходят прочь все их недуги, все их порчи, все их дурные мысли, и люди светлеют лицами. У некоторых на глазах — счастливые слёзы.

Я спрашивал у верующих, что они чувствовали. И все они на разные лады говорили, что они испытывали счастье. Счастье это было в полноте, в возвышенных чувствах, в любви, которой они соединялись друг с другом, со своими умершими предками, со своими пока не родившимися потомками, со священными лесами, с птичьими голосами. И мне казалось, что здесь, в священной роще, я понял сокровенный смысл марийской мечты. Она, мечта — в гармонии, в соединении распавшегося, расчленённого мира в единый благоухающий лес.

И по сей день в глазах моих движутся эти белоснежные вереницы, похожие на праведников, что изображаются на русских иконах и фресках. До сих пор я вижу священную берёзу и марийских волхвов, славящих мироздание.

С главой республики Александром Александровичем Евстифеевым мы говорили о марийской мечте. И он, опытный политик, хозяйственник, укрощавший в своё время безумные суверенитеты, готовые расслоить и распылить в прах молодое государство Российское, он, как и все главы регионов, мучительно переживающий экономический спад, хозяйственные неудачи и неурядицы, он полагает, что вклад этой небольшой приволжской республики с немногочисленным древним народом в общерусское дело, в общерусскую вековечную мечту, этот вклад — неповторимое марийское мировоззрение, это драгоценное состояние души, которое в эпоху агрессивной цифросферы, в эпоху рационализма и жестокосердия, привносит в человеческую жизнь божественную, разлитую в природе благодать. И его мысль — посадить в Москве священную рощу. Ведь есть же в Москве множество православных храмов, есть и кирхи, и костёлы, и баптистские молельные дома, и мечети, и синагоги. Так почему бы этой уникальной, восхитительной марийской религии, являющейся религией официально признанной, не подвергающейся гонениям, не утесняемой, не иметь в Москве свой лесной молитвенный храм?

Марийская интеллигенция, как и всякая другая, со своими внутренними раздорами, присущим интеллигенции недовольством, эта интеллигенция, перед которой я явился со своими духовными поисками, была едина в одном: все они — хранители марийского языка, марийской неповторимости, марийского духовного чуда; оберегают это чудо — кто в книжном деле и писательстве, кто в живописной мастерской или на театральной сцене. И в общении с ними я понял и утвердился в том, что марийская мечта в своих высочайших проявлениях сливается с русской мечтой, с ненецкой мечтой, с татарской мечтой. Это мечта о целостности и гармонии мира, о целостности, могуществе и красоте нашей многонациональной России, о мире между нашими народами. О мире в городах и семьях. И эта марийская мечта не уносится марийцами в свои священные рощи, а стремится в мир, в многолюдье, в нашу грохочущую реальность, желая сделать её лучше, добрее, возвышенней.

Пишу это, а сам слышу, как поют в священной роще птицы, вижу, как солнце сверкает в листве священной берёзы, как горит свеча в руках у молящегося волхва.

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 4 июля 2018 > № 2674426 Александр Проханов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > bfm.ru, 25 июня 2018 > № 2661625 Федор Елютин

Федор Елютин: шоу «Ложь» — игровой смарт-жанр, люди кричат, делают ставки, выигрывают и проигрывают

О документальном театре и новом интерактивном спектакле о деньгах Business FM рассказал создатель проектов Remote Moscow, Cargo, «Кандидат» и других экспериментальных проектов импресарио Федор Елютин

В Москве запускают интерактивное шоу о деньгах. Зрителям предлагают стать миллионерами или потерять все, в форме игры сделав ставки из собственного кошелька. Премьера называется «Ложь», намекая на иллюзию экономики как таковой. О документальном театре и «Лжи» в интервью обозревателю Business FM Евгении Смурыгиной рассказал импресарио Федор Елютин.

Ваш ближайший спектакль называется «Ложь». Это интерактивное шоу о деньгах, как сказано в релизе, «предлагает принять участие в глобальной экономической игре». Это адаптация европейского театрального проекта?

Федор Елютин: В оригинале шоу называется Lies, причем пишется оно не латиницей, а как £¥€$. Получается целая валютная палитра. Наша компания «Импресарио» занимается тем, что ездит по международным театральным фестивалям. Мы ездим в Авиньон, или в Эдинбург, или в Берлин куда-нибудь, или, может быть, в США и смотрим там всякое. И большое, и маленькое, и оперу, и, может быть, даже балет, и театр где-нибудь в грузовике и в подвале. В общем, максимально в разных местах. Если что-то понравилось и это хочется повторить уже в Москве, то мы договариваемся об адаптации. Как правило, кампания расписана на год-полтора вперед, так что мы бронируем какое-то время, в среднем две-три недели, иногда месяц на создание. Создатели оригинальной версии каждого спектакля приезжают в Москву в полном составе: это, как правило, режиссер, второй режиссер, артисты, может быть, технический директор. Уже вместе с российской командой мы создаем шоу. Артисты, декорации, площадка — это на нашей стороне. Ребята нас обучают и рассказывают, о чем это шоу, как оно сделано и как его вообще играть. Потом уезжают, и мы остаемся с ним одни.

Это затратная история? Ведь вы покупаете лицензию и плюс продакшен.

Федор Елютин: Абсолютно верно.

Это для вас бизнес?

Федор Елютин: Это единственное, чем я сейчас занимаюсь. Трудно назвать это бизнесом. Это бизнес, но я к этому так не отношусь. Для меня это творчество, искусство, для меня это возможность почувствовать себя живым. То есть еда тебя насыщает, вода утоляет жажду, а искусство позволяет чувствовать, что ты живой человек, что ты переживаешь, что ты как-то рефлексируешь. И если это удовольствие позволяет тебе еще каким-то образом заработать, путешествовать, ездить по фестивалям, то это здорово.

Но вернемся к валютной «Лжи». Кем этот спектакль был сделан оригинально?

Федор Елютин: Это бельгийская театральная команда Ontroerend Goed.

Вы не в первый раз с ними сотрудничаете?

Федор Елютин: Это уже четвертый спектакль с ними. Первый спектакль был «Твоя игра» — это интерактивный опыт для одного зрителя. Второй спектакль был «Смайл», когда мы тебя катаем полчаса по пространству в кресле-каталке с завязанными глазами и с завязанными руками. Спектакль, которого ты не увидишь.

По-моему, очень страшно. Я не пошла на этот ваш спектакль.

Федор Елютин: Я понимаю. Этого просто многие боялись. Потому что ты не знаешь, что там происходит, что с тобой будет. И мы говорим: ребята, мы там вам жабу не подкладываем, колоть вас ничем не будем, это полчаса расслабления, вы просто доверьтесь.

Ничего себе расслабление.

Федор Елютин: Ну да, людям, которые over controlled (с сверхсильным самоконтролем. — Business FM), очень сложно. Я, предположим, именно такой человек, мне сложно давался этот опыт, но я бы назвал его театральным спа. Ты приходишь, расслабляешься и получаешь удовольствие. Когда ты идешь в спа, ты же не думаешь, что тебе сделают плохо. Так или иначе, это была наша третья работа с бельгийцами. Четвертая работа — «Кандидат». Это шоу о выборе. Оригинальное название спектакля — Fight Night, в ноябре была премьера, это наш хит. Очень актуально было в предвыборной повестке. Самые классные спектакли были, естественно, 18 марта.

И теперь вы его уже не играете?

Федор Елютин: Играем, просто пауза. Осенью мы вернемся.

Давайте расскажем вкратце, в чем суть шоу «Кандидат». Это социальный эксперимент, когда у всех зрителей есть небольшой пульт для голосования и они выбирают среди кандидатов, которые представлены, сначала самого симпатичного, а потом в зависимости от того, что эти люди говорят или делают. Когда я впервые смотрела, то гадала, каждый ли раз все происходит одинаково.

Федор Елютин: У нас всего восемь артистов, в спектакле задействованы пять человек, у нас два ведущих, и результаты зависят только от того, как голосуют люди.

И каждый раз они разные?

Федор Елютин: Конечно. У нас 227 вариантов развития сценария. У нас есть пара артистов, которые чаще всего выходят в финал, есть какая-то собственная статистика. Но каждый артист знает роль, если он уйдет первым, если он уйдет вторым, третьим, четвертым и пятым. Это очень большая и сложная работа для любого артиста, для них это максимальная авантюра, потому что, когда они выходят на сцену, они не знают, когда с нее уйдут. Для них это конкуренция внутри, и это очень здорово.

А что это за артисты, кстати?

Федор Елютин: Ребята трудятся в разных театральных проектах. Кто-то из «Мастерской Брусникина», кто-то из «Гоголь-центра». В общем, разные ребята, и мы с ними сотрудничаем на протяжении трех лет. Они играли и в «Игре», и в «Смайле» — в общем, в разных работах. Это такая наша труппа без труппы. У нас нет собственного театра, но мы встречаемся и делаем такие штуки.

«Это же не классический театр, не Чехов, не Островский — это вещь в себе».

Нынешняя премьера «Ложь» — это фестивальная находка? Или вы доверяете бельгийцам из Ontroerend Goed, потому что всегда с ними работаете?

Федор Елютин: Их первую работу я увидел в Эдинбурге в Шотландии на фестивале Fringe. Это был спектакль Game оf You — наша версия «Твоя игра». И когда мы поняли, что это здорово, я начал у них спрашивать: ребята, а что у вас есть еще? Они говорят: «Вообще-то, «Твоя игра» — это трилогия, есть вторая и третья часть». Я говорю: «О'кей, давайте привезем вторую часть». Это оказался спектакль «Смайл» (в кресле-каталке. — Business FM). Потом они говорят: «Но еще же есть и третья часть». Она называется Eternal, в российской версии — «Сокровенное». Это спектакль в стиле спид-дейтинг, когда пять человек приходят, их встречают пять артистов, и у них маленькие свидания. И год назад в Генте состоялась премьера шоу Lies, которое они делали, мы туда поехали с моей коллегой Ксюшей Аникеевой, посмотрели, и это был такой первый мой опыт, когда я увидел премьеру и сказал: все, я беру это. И забукировал себе этот слот, в котором мы сейчас с вами находимся, на нынешний июнь. Я понимал, что будет, конечно, футбол, что всем будет вообще не до театра и будет весьма сложно и проблематично, потому что многие подрядчики и внимание людей сконцентрированы на Германии, Мексике, Исландии и так далее. Но тем не менее я понимал, что это надо делать сейчас, потому что у ребят, во-первых, был слот, а во-вторых, мне нравится летом выпускать премьеры.

Вы намеренно это делаете, чтобы не конкурировать с классическим театром?

Федор Елютин: Абсолютно верно.

Как развивается спектакль «Ложь»?

Федор Елютин: В оригинальной версии в зале 12 столов условно для игры в покер. За каждым сидит по семь человек и крупье. Каждый стол является некой страной. Мы будем играть в игру под названием «кость». Вы ее бросаете, это будет вашим неким двигателем. То есть никаких карт. Это экономическая игра. Каждому человеку вначале мы говорим: возьмите с собой наличные, они вам пригодятся, потому что в начале игры мы предлагаем сделать некую ставку. Мы рекомендуем от 500 до 3000 рублей, эти деньги вам вернутся, но ставка повлияет на ход игры, потому что в итоге банк этой вашей страны будет составлен из ваших денег. Удивительно, но иногда люди, даже зная, что деньги им вернутся, не хотят рисковать. А кто-то, напротив, может дать и 5000. Уже на этом этапе становится понятно, насколько люди готовы рисковать и играть. Ну и, конечно же, крупье говорит не «делайте ваши ставки», а «делайте ваши инвестиции, господа». Я всегда с трудом рассказываю про этот спектакль, потому что мы это называем experience. Это то, что происходит с тобой, и то, что надо пробовать. Потому что ведь нет никакой истории, которую мы вам рассказываем, это же не классический театр, не Чехов, не Островский, это вещь в себе. Это, конечно, один из наших веселых спектаклей, потому что люди кричат, делают ставки и выигрывают, проигрывают — и все это происходит параллельно. Это очень активный, очень игровой смарт-жанр. Причем ребята же не делают никаких умозаключений, не говорят, что финансовая система какая-то не такая, никак ее не оценивают. И вы уже сами вправе выбирать, как к этому относиться, хорошо это или плохо.

«Люди устали наблюдать, они готовы выйти на сцену и что-то сделать на ней».

Много ли в Москве людей, которые ходят на ваши спектакли? Как варьируется аудитория от премьеры к премьере?

Федор Елютин: Ядро нашей аудитории — это люди от 25 до 37-38 лет. Это не те люди, которые ходят в классический театр. Для того чтобы прийти к нам, необязательно иметь большой литературный бэкграунд — достаточно купить билет. Подготовка тоже не нужна.

Так ведь это и не театр в привычном понимании. Это некий гибридный жанр.

Федор Елютин: Верно. Но театр всегда был разным. Он был и для одного зрителя, и не для одного зрителя. Просто сейчас люди готовы и хотят взаимодействовать, хотят не сидеть в кресле, а выйти на сцену и что-то сделать на ней. Люди устали наблюдать.

Я бы поправила. Есть часть аудитории, которая не хочет интерактива, а, напротив, хочет сидеть и смотреть, и чтобы никого никто не трогал.

Федор Елютин: Да.

Эти люди к вам не ходят?

Федор Елютин: Не ходят. Они не понимают формат: зачем куда-то идти, что-то должен делать, а кто-то, может, будет меня трогать, зачем это нужно. Конечно же, в Европе люди куда более открыты и идут на эти эксперименты проще. Они более open-minded (восприимчивы. — Business FM). Начиная со спектакля Remote, к нам в первый сезон пришли десять тысяч человек. Потом они сделали нам славу на 20 тысяч человек, рассказали своим друзьям. Remote — это спектакль-бродилка немецкой компании Rimini Protokoll, который начинался на Миусском кладбище, а заканчивался на крыше ЦУМа. Да, верно. Мы его продолжаем играть четвертый сезон по выходным. Приходите, вообще классная штука. Это тоже наш такой хит. Очень простой и очень понятный.

«Будьте смелее, мы готовы. А вы?»

Какой проект у вас был за последние несколько лет самым успешным, а какой вообще не зашел аудитории?

Федор Елютин: У нас не было вообще ни одного неуспешного проекта. Просто иногда ты можешь играть больше. Вот Remote достаточно простой, там, в принципе, нет артистов. Есть некая аудиозапись, которую мы играем, мы могли ее проигрывать, не знаю, четыре-пять раз в день. В первый год мы играли по восемь-десять спектаклей за выходные. Потом интерес просто немножко спал. Но Remote продолжает работать без моего участия. «Твоя игра» была таким же хитом. Может быть, «Смайл» был менее популярный, потому что к нему оказались готовы куда меньше людей.

Это тот самый спектакль, который в коляске с завязанными глазами и привязанными руками?

Федор Елютин: Да. Не с привязанными руками — просто связанными. Это правда, что людям сложно отдаться, многие просто боялись. Мы даже писали посты, делали e-mail-рассылку: ребята, не надо бояться, просто попробуйте. И очень здорово было, когда люди боялись, делали это — и вот тогда происходил кайф. Однажды при мне одна девочка зашла в комнату и просто выбежала оттуда. Я говорю: «Что произошло?» Она ответила: «Я в жизни не сяду в кресло-каталку и, даже если я буду очень сильно хотеть в туалет и будет свободен только туалет для инвалидов, я туда никогда не пойду. Мне кажется, это плохая примета». Что поделать, у всех свои представления.

Сколько к вам приходит москвичей, а сколько туристов?

Федор Елютин: Вы говорите про англоговорящую публику? В среднем мы делаем англоговорящий тур Remote раз в две недели. Конечно же, со всеми санкциями многие экспаты уехали, я вижу спад чуть ли не в два раза. Но, учитывая чемпионат по футболу, сейчас тоже живо.

Но это те люди, которые знают, что такое Remote?

Федор Елютин: Да, или кто-то им рассказал о том, что такое движение происходит в Москве, они к нам приходят.

Возможно ли сделать хотя бы один из ваших спектаклей в каком-то из российских регионов?

Федор Елютин: Абсолютно. Каждый из этих спектаклей возможно показывать в регионах.

А аудитория там будет?

Федор Елютин: Это хороший вопрос, я сейчас очень сильно им озадачился, потому что, по сути, мы ни разу ничего не турили. У меня есть друзья в Екатеринбурге, Ростове, Новосибирске. Ребята на местах не уверены в том, что публика пойдет.

Аудитория не готова?

Федор Елютин: Судя по всему, пока не очень. Но дело в том, что, если мы не будем этого делать, она никогда и не будет готова. Наша аудитория сейчас — это те зрители, которые посмотрели все наши спектакли. Я считал, это в районе 70 тысяч человек. Это люди, которые купили билеты, это некая e-mail-база, ядро. Когда я отправляю письма, говорю: «Ребята, что-то новое для вас приготовил. Приходите». И они приходят. И они имеют эту квоту доверия. Кому-то, конечно, что-то нравится. Но я понимаю, что потребовалось три-четыре года, чтобы собрать этих людей, чтобы как-то объяснить наш путь, наш смысл, куда мы движемся и так далее. Первый раз в сентябре повезем спектакль Lies на новую сцену Александринки. У нас будут первые гастроли.

Но это Петербург, подготовленная аудитория.

Федор Елютин: Уже неплохо. Это наш первый шаг, такое вот покорение России. Поэтому, если кто-то нас слышит из далеких регионов страны или, может быть, даже ближайшего Подмосковья, друзья, мы готовы приехать. Будьте смелее, мы готовы. А вы?

Вы говорили о том, что ездите на театральные фестивали по всей Европе и Америке и отсматриваете какие-то новые интересные вещи. Вы смотрите только документальный театр, только экспериментальные постановки или вообще все?

Федор Елютин: У меня есть два направления — for business и for pleasure (по работе и для удовольствия. — Business FM). Правда, когда ты идешь на спектакль, никогда не знаешь, для чего это. Но чаще всего, если опера, то, скорее всего, for pleasure, потому что у меня нет возможности привезти Komische Oper в составе 150 человек и еще оркестр из 50 человек. Мечтаю, но пока не могу.

А что вам понравилось из последнего, что вы видели на одном из европейских фестивалей? Что бы вы хотели привезти в перспективе?

Федор Елютин: Буквально пару месяцев назад я был на шоу Rimini Protokoll в Берлине. Они показывали четыре своих спектакля: Stadt 1, Stadt 2, Stadt 3, Stadt 4. Один из этих спектаклей был про стройку. Группа из 150, может, 200 человек оказывалась в неком пространстве, которое было организовано как стройка.

В Москве это легко реализовать.

Федор Елютин: У нас стройка нон-стоп, это правда. Туда запускали группы по 20 человек, и у каждой было, может быть, восемь-десять локаций. Одна комната была посвящена, предположим, девелоперским проектам, и тебе продавали инвестиции, допустим, в гостиницу в Дубае, или какой-нибудь спортивный комплекс в Вене, или, я не знаю, теннисный корт в Куала-Лумпуре, и рассказывали преимущества этого, а вы сидели с группой и решали, кто куда инвестирует. Следующая история: вам давали кирпичи, и вы таскали их из точки А в точку Б, как муравьи. И вам рассказывали, как устроен ручной труд и что до сих пор для него нужен человек. В третьей комнате вам рассказывалось про то, как работают юристы, что они помогают, чтобы проходила застройка, государство их атакует, они защищаются. За полтора-два часа ты проходишь все эти штуки. И в итоге со стороны это выглядит как просто огромное месиво людей, как муравьи, но каждый знает, что он делает. И это все невероятно, какая хореография. Хотелось бы это привезти, безусловно. Но все это нужно переделывать на нашу почву.

Из последнего я был в Воронеже на открытии Платоновского фестиваля. Те же самые Rimini Protokoll показывали спектакль «100% Воронеж». Это социологическое исследование. На сцене стоят 100 человек, реальные жители Воронежа. Если в городе живет 65% женщин, 35% мужчин, на сцене будут стоять 65 женщин, 35 мужчин. Если там, скажем, 10% людей до 18 лет, у тебя будут на сцене стоять те, кому меньше 18 лет. Благосостояние, семейное положение, масса критериев — все они отражены на сцене. Вообще, уже был Токио, Лондон, Париж. Невероятно интересная штука, и я привезу ее, надеюсь, в следующем году. Будет у нас «100% Москва».

Евгения Смурыгина

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > bfm.ru, 25 июня 2018 > № 2661625 Федор Елютин


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 21 июня 2018 > № 2649131 Александр Мохов

«…22 июня, ровно в 4 часа».

В гостях у редакции актёр, режиссёр, продюсер, заслуженный артист России Александр МОХОВ.

- Александр Анатольевич, вы родились 22 июня, в 4 часа утра. Не было ли предрассудков по данному поводу?

- Несмотря на то что я родился спустя 22 года после печальной даты, долгое время у меня было какое-то странное чувство. Помню, по молодости говорили: «В стране траур, а у тебя день рождения». Раньше из-за этого сильно переживал. А потом подумал: может, в этом есть какой-то другой смысл - жить, бороться, стремиться к успеху, побеждать…

22 июня - день моего рождения. Поэтому, как и что бы ни случилось, эта дата идёт со мной по жизни, имея двойное значение - радость и скорбь.

Но мне, как, наверное, каждому человеку, ближе 9 Мая. Спасибо родителям, что привили уважение к победителям, каждый год чтили память погибших в Великой Отечественной и с детства внушали: война - трагедия всего человечества, а не отдельно взятой семьи.

Отчётливо помню, как отец перед сном выразительно читал мне и братьям-двойняшкам книгу Валентина Катаева «Сын полка». По прошествии лет понимаю: он преследовал несколько целей. На примере мальчонки и бывалых бойцов учил нас любить Родину, закалял наши характеры, взывал к милосердию, доброте и справедливости.

- В юные годы мальчишки с увлечением смотрят фильмы о войне. Какие картины трогали вас до глубины души?

- Я рос в небольшом городке Шимановске, что на Дальнем Востоке. Тогда ещё не у всех были телевизоры. «Четыре танкиста и собака» - первый военный фильм, который посчастливилось увидеть на маленьком экране телевизора у московских родственников.

Трогали до слёз картины «Освобождение», «В бой идут одни старики», «Они сражались за Родину». Я даже мечтал сыграть наивного, добродушного, по-своему смешного персонажа Максима из комедии «Максим Перепелица».

Нравился фильм о гражданской вой­не «Чапаев» с его бессменной командой - Василием Ивановичем, Петькой и Анкой! После его просмотра, будучи ещё мальчишкой, не совсем понимал, кто такие белые, но точно знал - я за красных! Помню, сами стругали сабли, автоматы, винтовки и с криками «Ура!» мчались бороться с «врагами».

- В советские времена всесоюзное значение имела военно-спортивная игра «Зарница». Принимали в ней участие?

- Хорошо помню «Зарницу» в пионерском лагере. Условный противник - отряд на отряд, без белых и красных. Подготовка нешуточная - самодельные блиндажи, обустроенные овраги, защитные сетки и замазанные лица, маскировка ветками, ориентирование по компасу. Вот уж где точно формировались патрио­тизм и смекалка.

Чтобы не попасть в руки врага, порой приходилось падать в болото и лежать, затаив дыхание, лезть на дерево, переходить вброд реку. Такая была вера в победу, погружение в действительность, что забывал - это игра! Бывало, не спали ночами, вырабатывали стратегию завтрашнего боя, маршруты разведки. И рыдали, когда оказывались в плену. Чувство стыда за то, что подвёл команду, не давало покоя.

Жаль, мои сыновья живут в другое время, когда слова «патриотизм», «команда» не имеют такой силы и значимости.

- Какую картину считаете своей визитной карточкой?

- Раньше собирал аннотации, интервью, вырезки статей о фильмах, в которых снимался. Сейчас картины со своим участием не смотрю.

Американский кинорежиссёр Вуди Аллен говорил: «За фильмы, отмеченные премией «Оскар», мне порой бывает стыдно. А картины, которые не удостоились награды, - моя кровь и плоть». Случается, снимается актёр в главных ролях, но нет зрительской симпатии. А сыграет небольшой эпизод, и о нём заговорят как о кинозвезде.

Что касается творчества, считаю, не бывает прошлых побед. Артист каждую новую роль проносит через себя, живёт с ней 24 часа в сутки, старается играть душой и сердцем.

- Ваша творческая карьера началась со сцены театра-студии под руководством Олега Табакова. У него же и учились?

- До армии я окончил Иркутское театральное училище. Отслужив, рванул отдохнуть в столицу нашей родины. Случайно услышал, что великий артист Олег Табаков отчислил несколько человек со своего курса и ищет замену. Поспешил на прослушивание и в результате, экстерном сдав экзамены, сразу оказался студентом третьего курса ГИТИСа. Дело в том, что после театрального училища можно поступить лишь на первый, но Олег Павлович сделал всё, чтобы я стал его учеником.

В 1987 году «подвалу», который основал народный артист СССР Олег Табаков, дали статус театра, он предложил мне там остаться работать и помог с общежитием. Время показало: это был счастливый билет на пути к творческой профессии.

- Как поучал вас великий мастер?

- Часто слышал от Табакова такую фразу: «Когда делаешь добро, никогда не жди, что тебе ответят взаимностью». Бывали случаи, в силу своего вспыльчивого характера я вступал в драку, а он мне не раз говорил: «Занимаясь этой профессией, научись быть дипломатом».

Много лет назад писали книгу о выпускниках курса, в которой Олег Павлович как учитель оставил небольшие ремарки каждому из нас. Под моим фото было написано: «Александр Мохов способен бежать в Америку. Он всегда подгоняет свою лошадь удачи!»

- Правда, что с годами Олег Табаков менялся лишь внешне, а душой оставался мальчишкой?

- Конечно, мудрость, философию, опыт нельзя свести со счетов, но с точки зрения отношения к жизни, он был жуткий хулиган. Прекрасное чувство юмора, мальчишество в душе позволяли ему быть неповторимым и единственным.

Говорить об этом человеке можно бесконечно! В 1991-м умерла моя мама. Ехать на Дальний Восток денег нет. И тут в одночасье в моих руках билет на самолёт и большая сумка с деликатесными по тем временам продуктами от Олега Павловича. Никогда не забуду его человечности.

- Вы играете в театре, снимаетесь и снимаете кино. Когда занялись режиссурой?

- Не нравится это слово, но люблю это дело! Боевое крещение получил много лет назад, работая над картиной «Алмазы на десерт».

14 лет на сцене театра-студии идёт спектакль «Кукла для невесты». Однажды его увидела кинорежиссёр Алла Сурикова и посоветовала снимать кино.

- Почему решили поднять тему путча?

- Телевизионный фильм «Ельцин. Три дня в августе» о событиях 1991 года основан на проверенных фактах. В сценарии некоторые люди хотели кое-что приукрасить, оставить свои имена в истории, но я сам всё проверял. Для достоверности использовал документальные кадры Госфильмофонда. Может быть, поэтому ежегодно 19 августа эта картина на телеэкранах.

Кстати, с данной работой я единственный из России участвовал в конкурсной программе кинофестиваля в Монте-Карло.

- Вы счастливый, востребованный человек. К чему стремитесь?

- К новой достижениям в кинематографе! Но в нашей профессии фортуна может быть роковой. Поэтому очень важно оказаться в нужное время в нужном месте. И тут должно совпасть всё: возраст, опыт, желание, харизма, энергетика. По характеру я лидер и не боюсь на себя брать ответственность за команду. Так что только вперёд!

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Визитная карточка

Родился 22 июня 1963 года в Вологодской области. Затем семья переехала на Дальний Восток.

Окончил Иркутское театральное училище (1982).

В 1984 году после службы в армии поступил в ГИТИС.

В 1986 году был принят в труппу Московского театра-студии под руководством Олега Табакова.

Известность пришла после роли заключённого Пархатого в драме Игоря Гостева «Беспредел».

Заслуженный артист России (1995).

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 21 июня 2018 > № 2649131 Александр Мохов


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 20 июня 2018 > № 2674318 Александр Проханов

Футбол. Лунное человечество

психическая энергия реализовывалась в великих переселениях, в победах, в строительстве пирамид и дворцов

Александр Проханов

Не стану говорить о триумфальном открытии чемпионата мира по футболу, о блестящей победе нашей сборной над саудитами. Не стану говорить о прекрасном дизайне, который сопровождал открытие чемпионата. Не стану ликовать по поводу того, что врагам России не удалось сорвать чемпионат и превратить Россию в чёрную дыру, устроить бойкот государства Российского. Пусть другие художники, репортёры, бытописатели расскажут о ликующей Москве, о весёлом Вавилоне, в который превратились московские улицы. О толпах подгулявших болельщиков, которые при встрече не кидались друг на друга с кулаками, а братались, обнимались, превращая Москву в город любви и братства. Не мне описывать тонкости футбольной игры, соперничество команд, неуловимую новизну, которая усложнила и украсила тактику футбола, выдвинула в первые ряды новых игроков, блистательных футбольных звёзд. Пусть другие оценят коммерческую составляющую этого действа, доходы пивных магнатов, прибыли рекламных агентств. Пусть оценят политический эффект, который был виден уже на первом матче, где присутствовал Путин, и его лицо было по-настоящему счастливым. Всё это сделают за меня футбольные гурманы, скептические политологи, многомудрые политтехнологи.

Хочу поделиться тем эмоциональным взрывом, который я испытал при первом ударе мяча. И моя эмоция была крохотной частью тех громадных эмоций, которые охватили тысячи, сотни тысяч, миллионы и миллиарды людей, наблюдавших футбол с трибун или по глобальным телевизионным сетям и интернету. Я чувствовал, как с первой секунды стал накаляться воздух, он сгущался, возносился ввысь, под кровлю крытого стадиона. Как началась огнедышащая реакция, таинственная химия, в которую каждый игрок, каждый зритель, каждый тренер и каждый арбитр впрыскивали свой огонь, и крытый стадион в Лужниках превратился в бурлящий котёл, из которого пар не вылетал, а собирался в таинственные сгустки. Их улавливали, складировали на неведомых кладовых. Деревянные ложки, которые раздали русским болельщикам, трещали без умолку, из них сыпались искры. Соломенные шляпы на головах мексиканцев поднимались, потому что под ними волосы вставали дыбом. Мяч, летящий к воротам, оставлял в воздухе светящуюся борозду, которая не гасла и после того, как мяч оказывался на другой половине поля.

Когда закончился матч, и толпы болельщиков, распевая песни, размахивая флагами, знамёнами, шарфами, двинулись со стадиона в центр Москвы, чтобы там продолжить ночную гульбу, когда район Лужников опустел, стадион всё ещё продолжал гудеть. В нём гуляли потоки загадочной могучей энергии, собранной во время матча. Это энергия неистовых эмоций, энергия психических взрывов, это психическая энергия, которая ещё плохо изучена, и ей не найдено места в иерархии других энергий: статической или кинетической, гравитационной или магнитной, электрической, тепловой или ядерной.

Психическая энергия есть энергия исторического процесса. Мировая история есть процесс накопления и расходования психической энергии. Эта энергия реализовывалась в великих переселениях, в победах, в строительстве пирамид и дворцов, в создании и распаде империй. Этими энергиями знаменуются эпохи великого художественного творчества и эпохи мрачной чёрной мизантропии.

К началу футбольного чемпионата в России было построено одиннадцать стадионов — одиннадцать грандиозных реакторов, которые разместились в различных местах России. Эти стадионы стали не просто аренами, не просто великолепными зрелищными центрами, не просто местом, где собрались тысячи людей, которым уютно, весело и безопасно. Это нечто большее. Я выскажу предположение, что к созданию этих стадионов-реакторов имели отношение не только архитекторы, спортивные теоретики, офицеры безопасности и видные политики. К созданию этих сооружений были причастны закрытые научные центры, засекреченные коллективы учёных, основатели новых отраслей знаний, основоположники новой — психической — энергетики, которая начинает соперничать с энергетикой углеводородной и ядерной.

Мы ничего не слышали об этих закрытых научных центрах. Обсасывали дурные политические новости, скабрёзные сенсации, судебные разбирательства, протестные митинги и демонстрации, курьёзные выходки художников. Эта сорная информация заслонила от нас грандиозное открытие нашего времени. Чемпионат мира по футболу приоткрыл завесу над этой тайной и позволяет по-новому взглянуть на историю человечества.

Возможно, первым реактором, построенным людьми, которые стремились схватить, скопить эту психическую энергию и направить её в развитие, этим первым реактором была Вавилонская башня. Её изображение на картине Брейгеля, её воспроизведение в башне Татлина даёт понять, что это была грандиозная, устремлённая ввысь спираль, подобная фазотрону или коллайдеру. Этот великолепный реактор, к сожалению, был неверно рассчитан, он взорвался при запуске и опалил огнём всю Северную Африку, превратив её в пустыню Сахара.

Древний Рим был страной, которая научилась добывать эту психическую энергию. Если вы окажетесь возле римского Колизея и станете обходить его, вы почувствуете, что эти развалины — остатки реактора: системы охлаждения с потаёнными трубами, протоками, по которым двигалась раскалённая магма, с каменными мешками, где она скапливалась. Добытая в Колизее энергия питала римские легионы, которые вели войну с галлами, сражались на севере Европы с кельтами и бриттами. Эта энергия питала великих римских юристов, создавших римское право, питала римских ваятелей и поэтов. Вся история Рима — это история Колизея, добывавшего для Рима эту великую энергию.

Освальд Шпенглер, мрачный германский философ, написавший книгу о закате Европы, сетовал на то, что европейская цивилизация тонет в сумерках, что вместо утончённых философских построений, изысканной великой литературы европейцы увлеклись стадионами, ристалищами, огромными зрелищами и экспозициями, собиравшими миллионы людей. И он считал это признаком деградации и упадка. Но он ошибался. Он не понял, что эта увлечённость европейского человечества грандиозными представлениями есть накопление психической энергии, которая потом проявилась в двух мировых войнах, в войнах, где эта энергия привела к поражению одних и к великой Победе других, привела к созданию нового мира.

Советский спорт никогда не был просто развлечением. Он всегда был формой мобилизации, был грандиозной сталинской фабрикой по производству энергии. Перед началом войны Сталиным были возведены два энергетических гиганта: это Пушкин, ставший в 1937 году самым популярным советским поэтом, разбудившим в народе громадные энергии творчества. И спорт, которым занимались в каждом гарнизоне, на каждой пограничной заставе, в каждом университете, в каждой деревне, в каждом московском дворе.

"Эй, вратарь, готовься к бою, —

Часовым ты поставлен у ворот!

Ты представь, что за тобою

Полоса пограничная идёт!"

Так в этой популярной песне открывался смысл сталинского спорта. Это свидетельствовало о том, что в сталинской цивилизации помимо Келдыша, Курчатова, Королёва был ещё один великий открыватель, создатель энергетики Победы. Этим открывателем был сам Иосиф Сталин.

Сочинская олимпиада, с её великолепием, с грандиозными финансовыми затратами, — вызывала нарекания. Находились печальные жалобщики и глумливые скептики, утверждавшие, что лучше бы эти деньги потратить на помощь пенсионерам. Сочинская олимпиада, спортивные сооружения в Сочи были грандиозным реактором, скопившим колоссальные психические энергии. Сразу по завершении эта энергия привела к возвращению Крыма. Крымское чудо есть прямое следствие сочинской олимпиады. Она вдохнула новые силы в одряхлевшие сосуды русской жизни.

Где находятся эти секретные центры, которые создают реакторы нового типа? В Курчатовском институте, или в Даниловом монастыре, или в Сарове? Попробуем отнестись к этим суждениям серьёзно, отставив кружку пива, отложив калькулятор, считающий семейный бюджет. Выключим радиоприёмник, в котором звучат глумливые голоса либералов, или телевизионные каналы, где хохочут над умирающим полубезумным актёром.

Завершится чемпионат мира по футболу, отгрохочут репортажи, отсверкают наградные кубки, разъедутся команды, удовлетворённые болельщики и фанаты разбредутся по своим мировым углам. И в одну из ночей, когда честной люд спит, вдруг тихо загудит земля, озарится ночное небо, одиннадцать летающих тарелок — грандиозных космических кораблей с запасом колоссальных энергий —оторвутся от земли и всей великолепной эскадрильей взмоют в космос. Опустятся на Луну, образуют грандиозное лунное поселение, где каждая чаша, каждый купол будет соединён с соседним. В этом лунном поселении будут обсерватории, навигационные станции, заводы по переработке лунного грунта, будут оранжереи с лунными лесами, в которых будут бродить лунные олени и медведи, летать лунные райские птицы. Там начнут свою работу уникальные учёные, бесподобные художники. Сложится великолепное гармоничное общество, в котором не будет праздных, унылых, злых, ненавидящих, а только те, кто соединён друг с другом любовью, братством. Они будут лучшими людьми, кого Земля отправит для служения мирозданию. Там они будут спасать погибшие звёзды, латать чёрные дыры, нести во Вселенную великую русскую мечту.

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 20 июня 2018 > № 2674318 Александр Проханов


Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 20 июня 2018 > № 2674257 Игорь Шумейко

Увидеть Париж и умереть… В Лондоне

Проклятье британской столицы: от Огарёва до Березовского

Игорь Шумейко

Само количество покушений и смертей бывших россиян в Англии, следуя памятному закону диалектики, перешло в качество, стало не просто аргументом в спорах вокруг "Скрипаль-шоу" (причем толкуемым в обе стороны), а неким "общественным явлением". Столько разных по статусу, профессии, возрасту жертв, столько орудий: шарф, полоний, "Новичок", плюс нечто необъяснимое (“unexplained” — по отчёту лондонской полиции о смерти Глушкова), плюс ещё 3-4 бывших двойных агента, плюс Георгий Шуппе — зять Березовского (что уже можно приравнять к работе в какой-нибудь "сикрет сёрвис"). Обе стороны хотят оседлать (или запрячь) этот феномен. Все жертвы были в конфликте с российской властью: "явно рука Москвы"/"явно рука, работающая против Москвы".

Календарь требует напомнить жертву, открывшую сей длинный ряд. 31 мая 1877 года в Лондоне погиб Николай Платонович Огарёв. Конфликт с российской властью? — более чем: практически ведущий тогдашний её противник. "Поэт, революционер, ближайший друг Герцена", издававший вместе с ним главную антиправительственную газету XIX века "Колокол". Мне доводилось присмотреться к этой фигуре в связи со следующей цепочкой фактов:

1) "Большая игра" (Great Game: геополитическое соперничество Британской и Российской империй за господство в Азии). Мировых противостояний было немало, но термин "Большая (Великая) игра" утвердился только за этим. Строго зафиксировано его начало: "Туркманчайский договор и убийство русского посла Грибоедова". В Англии — популярнейшая тема исторических, литературных книг, компьютерных игр. Например, Кит Ричардс из "Роллинг Стоунз" всю жизнь не любил читать, бравировал этим (довелось писать и о нём), но на старости лет увлёкся Great Game, собрал громадную библиотеку.

2) А вот "мы ленивы и нелюбопытны", это обобщение, вздох Пушкина был — о малой изученности, недооценке биографии именно Грибоедова! В лучшем случае вспомним: "убит фанатиками, ворвавшимися в посольство".

3) Книга "Последний год Грибоедова", которую мне довелось разбирать в "Годе литературы" — подробнейшее 750-страничное исследование темы. Автор, С. Дмитриев, буквально излазил Иран в годы "когда это ещё не было мейнстримом". Главный вывод: Грибоедов в Тегеране не просто следил за выполнением Туркманчайского договора, завершившего войну России и Персии (взыскивал контрибуцию, возвращал пленников) — он разработал проект глобального, долговременного русско-персидского союза.

В Англии это вызвало настоящую истерию: русские вот-вот сделают бросок в Индию! Основа британского могущества — Ост-Индия в широком смысле: гигантский конгломерат, включавший территории нынешних Индии, Пакистана, Бангладеш, Цейлона, нескольких архипелагов, княжеств.

Премьер-министр Веллингтон (победитель при Ватерлоо) 2 октября 1828 г. записал: "Мы не можем больше сотрудничать с Россией, мы выступим против и развяжем себе руки. Так или иначе, мы должны избавиться от России". Лорд-хранитель печати Элленборо: "Наша политика в Европе и в Азии должна преследовать единую цель — всячески ограничивать русское влияние. В Персии, как и везде, необходимо создать предпосылки, чтобы при первой необходимости начать широкую вооружённую борьбу против России. Ведь не на берегах же Инда встречать врага".

Английские дипломаты Генри Уиллок (задерживался на Кавказе за поездки со шпионскими целями в места расположения русских войск), Джон Макнил ("прикрытие" — врач персидской элиты) подстроили бунт фанатиков (направленный и против персидских властей), который лишил нас автора "Горе от ума".

Эти старые факты времён Great Game — увертюра, главная тема статьи — не привычное "англичанка гадит". Выход на сегодняшнюю "лондонскую" тему через следующие пункты дойдет и…

4)… до Огарёва, опубликовавшего следующее:

"Грибоедов, спасшись от ссылки посредством родственных связей, примкнул к правительству и на дипломатическом поприще наткнулся на случайную гибель. Но талант его и без того уже был погибшим: он высказал в "Горе от ума" всё, а дальше ничего не мог развить в себе самом, именно потому, что он примкнул к правительству, этому гробу русских талантов и русской доблести…"

Дивный букет! "Посредством родственных связей": да, Грибоедов был связан с декабристами, но не разделил их судьбу. Родственники "отмазали" — тут слабенькая нотка осуждения. Огарёва даже можно понять: они с Герценом были фанаты декабристов, их на всю жизнь сплотила (кроме ещё одного обстоятельства, о котором позднее) торжественная клятва друг другу на всю жизнь: месть. Профили повешенной пятерки — на обложке их СМИ.

Но: "Талант и без того погибший, высказал в "Горе от ума" всё, а дальше ничего не мог развить в себе самом".

Вдумывались ли хоть раз, кто это писал?! Вряд ли, ибо и сегодня: куда ни ступи — мимо "памяти Огарёва" не ступишь. Единственный, наверное, в мировой истории "фокус". Зазубрив один раз "поэт, ближайший друг Герцена", про остальное забыли. Произведения "поэта"? Самые подробные справочники, правда, укажут: автор поэмы "Юмор". Герцен пробовал вставлять её кусочки в "Былое и думы":

Чернея сквозь ночной туман,

С поднятой гордо головою,

Надменно выпрямив свой стан,

Куда-то кажет вдаль рукою

С коня могучий великан.

А конь, притянутый уздою,

Поднялся вверх с передних ног,

Чтоб всадник дальше видеть мог…

И ведь эти строки ещё самые удачные! Отбирал Герцен (до темы "ближайшести" дружбы уже почти добрались). Его собственное "Былое и думы" — да: живой язык, яркие воспоминания, прекрасное название (так что Набокову чтоб дотянуть, ещё надо было постараться с "Другими берегами"). Но всё ж… с одной нон-фикшн книжкой Герцен — в учебнике "Русская литература" рядом с Пушкиным и Гоголем (словно это автор только "Выбранных мест из переписки…"). Ощущение, что Герцен и сам туда попал как чей-то ближайший друг.

Словно на входе в клуб:

"Посмотрите, там должно быть записано: я с этим!" А он-то с кем? Наверное, там была запись: "Белинский ++".

В Брокгаузе даже либеральнейший Семён Венгеров (линия полностью победивших почитателей Герцена) признаёт:

"Деятельность О. в качестве эмигранта не ознаменована ничем выдающимся; его вялые статьи в "Колоколе", экономические поэмы ничего не прибавляли влиянию газеты Герцена. В эпоху упадка многие действия Герцена, на которые он шёл неохотно, были предприняты под влиянием О., несмотря на своё добродушие всегда поддававшегося самым крайним теориям".

После нескольких похвал ("… стих его музыкален и мелодичен" и т.д.) Венгеров резюмирует:

"Отсутствие выдержки и усидчивости, беспредметная мечтательность, лень и привычка к жизни изо дня в день без определённой цели помешали творчеству О. развернуться в полном объёме… Одно из известнейших стихотворений О. — "Мы в жизнь вошли с прекрасным упованьем" — отходная, где поэт себя и друзей сравнивает с кладбищем:

И лучшие надежды и мечты,

Как листья средь осеннего ненастья,

Попадали и сухи и желты —

автору двадцать с небольшим лет…

До сих пор он эпоним Мордовского государственного университета им. Огарёва и бездны улиц. Креатив 1920 года: в центре Москвы специально под Герцена — Огарёва переименовали пересекающиеся улицы.

В действительности Огарёв и "поэты" его уровня, т.е. 95% российских гимназистов, сослужили русской литературе службу, лишь дав почву знаменитой пародии Козьмы Пруткова:

Вянет лист, проходит лето,

Осень золотится.

Юнкер Шмидт из пистолета

Хочет застрелиться.

Да, анонсировалась "ближайшесть" дружбы! Тут уж только справка:

"Наталья Алексеевна (жена) увлеклась лучшим другом Огарёва, Александром Герценом, стала его фактической женой. Хотя все трое продолжали жить вместе. Огарёв, тяжело переживая случившееся, предался алкоголизму".

Той Наташе бы памятник поставить (как раз на углу Герцена с Огарёва!) — ведь задала тренд этих "троек". Для краткости, как в хоккее, только по "центральным нападающим": тройка Зины Гиппиус, Лили Брик, Поли Виардо…

Придираюсь? Если б! Вспомним огарёвскую оценку Грибоедова: "на дипломатическом поприще наткнулся на случайную гибель", — типа оливкой на посольском приёме подавился!

И сама Судьба так под руки провела человека, что сочинители сюжетов спасуют, возможно, проворчав: уж слишком… нарочито.

Потому опять вики-справка:

"Огарёв часто бродил бесцельно по улицам Лондона, в итоге сошёлся с некой Мэри Сэтерленд, воспитывал её сына Генри. Жил на пенсию, назначенную Герценом, и периодические выплаты от сестры. Умер после падения в канаву (по официальной версии, во время припадка падучей)".

Понимаете? Написал про гибель Грибоедова ("Самая смерть, постигшая его посреди смелого, неровного боя… была мгновенна и прекрасна" — Пушкин), случайно наткнулся. И через 10 лет… канава спьяну.

Это "случайно" ещё и прикрывает тегеранский заговор Уиллока. Но здесь лишнего на Огарёва не возведу. У Англии, да, была традиция нанимать на секретную службу литераторов (Даниель Дефо, Сомерсет Моэм), но этого…

Вряд ли из его канавы была видна Great Game, здесь скорее фрейдовское бессознательное: мазал грязью Грибоедова и при этом случайно, хоть на один атом — но послужил Лондону! Уверен, высокомерный Форин Офис так никогда и не узнал о той микроуслуге.

Литераторы герценовского круга вывели устойчивую формулу: "содействовать видам правительства (своего)". И век спустя это наказывалось "нерукопожатностью". Здесь и корень: "Грибоедов ничего не мог развить в себе самом, именно потому, что он примкнул к правительству, этому гробу русских талантов и русской доблести". Т.е. талант и доблесть Огарёва под вечной защитой его "непримыкания к правительству". И ведь — работает! Из-за нашей лени и нелюбопытства, рассеянной забывчивости… В пандан к питерскому Каналу Грибоедова разыскать бы ту канаву (сточная? — тем лучше), ходатайствовать, например, через Борю Джонсона (бывший мэр Лондона, связи остались) и там увековечить Память вместо МГУ им. Огарёва…

Нет, "гробом талантов" становится Лондон. В 2013 г. я откликнулся на громкую смерть: "Березовский как новая Айседора Дункан" (Шарф, Ватсон, шарф!). Вспомнил то интервью, где Борис Абрамович вроде "…всегда в гуще событий, при делах" перечислял свои тогдашние "дела":

"Вот приобрёл поместье, нанял столько прислуги, ещё (чего-то) купил. Видите, я содействую росту экономики Англии!"

И в секундной улыбке (мне показалось?) — большая тоска. Может, в момент произнесения уже осознал: так (тратами-покупками) может содействовать экономике Англии любая кокотка, выпросившая, вытащившая у "спонсора" кредитку и помчавшаяся по бутикам.

Вот и выходит: увидеть Париж (поговорка не случайна) — и умереть… в Лондоне.

Париж ("столица мира" — повторяет пьяный француз, собеседник Пьера Безухова) — некая совокупная Европа для наивных. Но вдумчивые, чувствующие люди подмечали, а Иосиф Бродский хотел даже основать целую академию, где объяснял бы всем величие и первичность Италии и фальшь золота Парижа.

Первым из "тройки Наташи Огарёвой" на простор вырвался Герцен: "Берлин, Кёльн, Бельгия быстро прореяли пред глазами. И вот я въехал в Париж, с трепетом сердца, как некогда въезжали в Иерусалим".

Но… увидев Париж, основывать "Колокол" он поехал в Лондон — всё-таки там лучше "колокольня", лучшая "акустика" для антироссийского звона. Позже прибыли и остальные члены "тройки". И после Огарёва наших "паломников" в итоге принимает Лондон, как мать сыра земля — кота Скрипалей.

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 20 июня 2018 > № 2674257 Игорь Шумейко


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 20 июня 2018 > № 2674243 Протоиерей Димитрий Смирнов

Христофобия

Протоиерей Димитрий Смирнов о скандале на радио «Культура»

Иван Вишневский

Иван ВИШНЕВСКИЙ. Музыкант театра Покровского Александра Ярчевская во всеуслышание ассказала в соцсети о том, что продюсер радио «Культура» София Арендт выступила резко против христианских песнопений и даже самого имени Христа в «Ростовском действе» митрополита Димитрия Ростовского (1651 — 1709). Вот слова Ярчевской: «Приходит продюсер и во время репетиции говорит, что пропаганда христианства на нашем радио запрещена. У вас в песнях слово «Христос» присутствует, давайте другие песни». Также Арендт посоветовала исполнять песни про Христа на радио «Радонеж» или «Вера».

На ваш взгляд, что произошло? Эта продюсер — некий культурный феномен, или налицо антихристианская ангажированность или же мы имеем дело с естественным следствием деградации образования и вообще духовной жизни целого поколения? Ибо хочу напомнить, что опера «Ростовское действо» была поставлена ещё в 1982 году и тогда никаких нареканий имя Христа не вызывало.

Прот. Димитрий СМИРНОВ. В данном случае все ваши варианты подходят — и деградация, и культурная безграмотность, и религиозная нетерпимость, и этническая составляющая проявилась в этой ситуации. Особенно мне нравятся слова «У нас запрещено…». У вас — это где? Радио «Культура» — это что, ваша частная лавочка?

Да, в Европе и Америке сейчас стало модно в больницах и школах убирать распятия. Человечество готовится к торжественной встрече Антихриста. Очень многие люди просто ненавидят Христа, с чем их «поздравить» не могу, потому что без имени Христова не было бы европейской культуры, включая и нашу отечественную.

А святитель Димитрий Ростовский — фактически основатель русского театра, в том числе оперного. Так что пусть культурное начальство эту неграмотную публику отправляет на какие-нибудь курсы, пусть образовываются.

Иван ВИШНЕВСКИЙ. Почему, на ваш взгляд, в обществе столько агрессии к Церкви? Помимо заметного осуждения, в Сети хватало и комментариев поддержки Арендт: «Правильно, нечего лезть со своим Христом!», — прошу прощения за эти кощунственные слова.

Прот. Димитрий СМИРНОВ. Люди, которые «живут» в соцсетях – именно та публика, которая будет идти на встречу с Антихристом в первых рядах и с флагами. Они ни во что не верят и знаний особых не имеют, зато в девайсах и марках автомобилей прекрасно разбираются. Они живут совершенно в другом мире. Христос одним Своим присутствием в нашем мире старается ограничивать их движение души.

Человек — существо подвижное, поддающееся влиянию. Если постоянно рассказывать, что все попы, во-первых, пьяницы, а, во-вторых, ездят на «мерседесах» — это очень быстро проникает в подкорку. Вообще в человеческом обществе самостоятельно мыслит только процентов 8, а уж молодёжь просто массово питается штампами, которые преподносятся в красивой упаковке. Это «кормление» сейчас достигло такой виртуозности, что нет ничего удивительного.

Иван ВИШНЕВСКИЙ. То есть психотип Софии Арендт — во многом продукт манипуляций, скрывающихся под видом моды, в данном случае антихристианской моды в так называемой «креативной» прослойке?

Прот. Димитрий СМИРНОВ. Что тут особенного? Полно людей, я некоторых знаю лично, для которых не просто «Бога нет», они ненавидят Христа лично, Он - их личный враг. Сколько угодно такого. Например, в Чечне решили взорвать храм Архангела Михаила, убили двух полицейских и служащего храма. Почему они пришли именно в храм, а не в пивной ларёк? А потому что храм-то Христовой Церкви, они Его ненавидят, и поступили согласно своим чувствам. И у дамы с «Культуры» такая же ненависть, пусть она не мечет бомб на баррикадах. Придёт время, она как Землячка наденет красную косынку на голову, возьмёт маузер и будет постреливать нашего брата-попа. Это мы уже проходили.

Иван ВИШНЕВСКИЙ. Всё-таки будем надеяться, что эта конкретная молодая продюсер все-таки всего лишь пыталась уловить какие-то веяния времени, и эти веяния таким корявым образом доложила труппе театра Покровского...

Прот. Димитрий СМИРНОВ. Был у меня знакомый, довольно известный художник Юрий Злотников. А у него был друг, который писал московские городские пейзажи. Как-то Злотников написал о его творчестве статью. После этого в адрес Злотникова, либерала и некрещеного, посыпались обвинения, что он этим текстом чуть ли не в «Память» записался (?!). Всего-то человек написал статью о хорошем художнике, который писал московские пейзажи, где, разумеется, наличествовали храмы. Даже с точки зрения формального подхода храм — архитектурная доминанта, а не только место, где служат Христу Богу нашему. Но нашлись люди, которые подвергли Злотникова остракизму!

Я неоднократно сталкивался с такой зоологической ненавистью, как бывает порой у кошки и собаки (не у всех, но в отдельных случаях возникает жестокая неприязнь, связанная с запахом). Так и здесь — некоторые на дух не переносят христианства, при этом очень часто, как говорил бессмертный Михалков, «а сало русское едят» (если едят — некоторые сало не едят). И за десятки лет «знакомства» я на это явление смотрю очень терпеливо, как на сваленное после бури дерево или как на плевок на тротуаре, потому что знаю: на моей жизни вряд ли что-нибудь изменится.

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 20 июня 2018 > № 2674243 Протоиерей Димитрий Смирнов


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 20 июня 2018 > № 2674242 Игорь Шишкин

РАЗЖИГАНИЕ

Святой Димитрий Ростовский подвергся цензуре за воспевание Христа

Разжигание - от разжечь. Заставить зажечься, сильнее гореть. Разжечь огонь. Разжечь дрова. Сильно нагреть, раскалить. Песок жаром разожгло. Разжечь железо для ковки. Начав что-нибудь, довести до высокой степени развития, усилить. Разжечь революцию во всем мире. «Посмотрите на капиталистов: они стараются разжечь национальную вражду в «простом народе», а сами отлично обделывают свои делишки…» Ленин.

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка

18 мая музыкант Александра Ярчевская принимала участие вместе с другими артистами Камерного музыкального театра им. Покровского в записи на «Радио Культура», являющегося частью государственного холдинга ВГТРК. И там произошло, скажем так, вербальное столкновение Александры Ярчевской с продюсером радио «Культура» Софией Арендт. То, что известно об этом событии, мы знаем со слов Александры Ярчевской, поэтому можем только допускать, что всё, что рассказано Александрой, это чистая правда. Но мы сделаем такое допущение, потому что опровержений факта самого события ни со стороны ВГТРК, ни стороны продюсера Софии Арендт не было.

А суть события такова. Артисты стали исполнять фрагменты знаменитого музыкального спектакля театра Покровского «Ростовское действо». Это произведение Димитрия Ростовского, митрополита, который прославился своей деятельностью не только на ниве служения церкви, но и на ниве искусства в самом начале XVIII века. «Ростовское действо» впервые было исполнено в 1702 году. Нынешнее музыкальное оформление создал уже современный композитор Евгений Левашов. Это одно из самых знаменитых и самых репертуарных произведений на афише Камерного музыкального театра. Поставлено в Новейшей истории оно было в 1982 году, и никогда никаких цензурных проблем не было. Тема этого произведения — Рождество Христово, поэтому, естественно, там исполняется много песнопений и народного свойства, и написанных на богослужебные тексты, в которых упоминается Господь Иисус Христос. Что в 1982 году ни у кого не вызывало никаких нареканий, а в наше время вызвало нарекания у продюсера Арендт. Из рассказа Ярчевской: «Продюсер во время репетиции говорит, что «пропаганда христианства на нашем радио запрещена, у вас в песнях слово «Христос» присутствует, давайте другие песни». И в результате разгоревшегося спора Арендт также заметила, что музыкант, который выступает с протестами, предаёт своих товарищей, поступает не по-христиански. Также Арендт заявила, что Ярчевская может про Христа на радио «Радонеж» или радио «Вера» петь».

Экспертные оценки

Игорь Шишкин

Я полагаю, что у проблемы, выявленной неприятием имени Христа на «Радио Культура», есть несколько уровней. Первый уровень лежит на поверхности. Мы исходим сейчас из того, что всё, рассказанное Александрой Ярчевской о конфликте с продюсером Арендт, имело место быть и это соответствует действительности. Подобная ситуация должна разрешаться предельно быстро и предельно спокойно. Человек, допустивший такие высказывания, как Арендт, подлежит отстранению от работы и увольнению. Независимо от того, какая её национальность, про какую именно религию из традиционных российских религий продюсер сказала, что её нельзя пропагандировать и нельзя упоминать имя Бога. Точно так же должна была бы быть уволена сотрудница, которая, в случае приглашения какого-либо коллектива из, например, Татарии, Чечни, Дагестана, сказала — «ни в коем случае не упоминайте о мусульманстве». Должно быть немедленное увольнение — независимо от фамилии, национальности и вероисповедания того, кто это сказал. И тогда сразу же снимается вся проблема, тогда не нужно говорить о том, что кто-то в социальных сетях «разжигает», что кто-то делает излишние акценты на национальности госпожи Арендт — всё это снимается моментально. Есть чисто административная проблема — дама допустила недопустимое. Ни на одной государственной радиостанции, ни на одном государственном канале подобного не должно быть в принципе,.

Ясно, что продюсер — человек молодой. Непосредственное начальство называет её «девушкой». Не столкнулись ли мы ещё в лице Арендт с проявлением того, что выросло в результате ЕГЭ, с результатом нашей образовательной и культурной политики? Я бы не сводил проблему к необразованности. Не знаю: образованная эта дама, не образованная? Здесь это не играет главной роли. И ещё одна вещь, которую я бы не стал делать — это оправдываться, доказывать, что «это же первая русская опера, написана более 300 лет назад да ещё и митрополитом, поэтому тут упоминание Христа, ну, войдите в положение». Извините: здесь первый подход должен формально-юридическим. В России есть четыре традиционные религии, и если кто-то заявляет о том, что упоминание Христа запрещено на государственном радио на том основании, что это пропаганда, то я посмотрел бы: является ли запрещённой пропагандой в государственных СМИ трансляция Рождественских служб? Транслируют их государственные каналы? Транслируют. Это что, тогда тоже пропаганда, и трансляции нужно запретить? Когда происходят мусульманские праздники — разве мы не видим в новостных сообщениях соответствующие сюжеты на Рамадан и Курбан-байрам? Видим. Когда идёт празднование Хануки и Пурима — разве это не показывается по государственным каналам? Показывается. И делается это совершенно сознательно и правильно. Как только кто-то заявляет, что христианства в государственных СМИ не может быть — это попытка нарушить религиозный мир в стране. И именно это должно караться увольнением безо всяких разговоров о том, что она чего-то недопонимала, недоучила и так далее. Точно так же, как немедленно был бы уволен продюсер, требующий снять с эфира сюжет о праздновании Хануки на Первом или Втором канале на том основании, что государственный канал не будет заниматься пропагандой иудаизма. Все мы понимаем — этот человек вылетел бы как пробка из бутылки со своей должности. То же самое должно произойти и с тем, кто допустил подобный выпад в адрес христианства. Неважно: по образованности, по необразованности, сознательно, по глупости — это действие, которое повлекло за собой последствия, связанные с разжиганием межрелигиозной и межнациональной розни. И виноваты в этом не те, кто сейчас в социальных сетях пишут что-то дурное про Арендт, а она сама. И для того, чтобы как раз не развивать и не подливать бензинчика в этот костёр, должен быть чисто формальный и чёткий подход со стороны государства. Только при таком подходе мы гарантированы о того, что какие-либо сотрудники СМИ, у которых есть выход на миллионные аудитории, по глупости или сознательно спровоцируют межрелигиозное и межнациональное противостояние в обществе. Это одна позиция.

А вторая — насчёт того, откуда всё это берётся. Дело не в ЕГЭ, дело в том слое, который пришёл к власти ещё в конце 80-х годов. Давайте вспомним господина (тогда — товарища) Александра Яковлева. Как только он стал вторым человеком в советской иерархии и отвечал за всю идеологию, прошла чистка практически всех СМИ. На все крупные СМИ были поставлены люди, которые готовили распад страны. Чернуха и порнуха, которые заполонила тогда все экраны, возникли же не просто так — нагнеталась ситуация, когда общество должно было отторгнуть от себя государство как «носителя зла». И это делалось совершенно сознательно. В 90-е годы публика, проникнутая русофобией, практически полностью контролировала все СМИ страны. Можно было тогда представить в наших СМИ, чтобы на государственном телеканале регулярно выступал, скажем, великий русский скульптор Клыков?

Я не отрицаю того, что были исключения. У меня самого Клыков был неоднократно в эфире. Но, когда мы первый раз беседовали на государственной структуре, произошла очень интересная вещь: якобы шёл прямой эфир, а, как мне сообщили в наушники, эфир был отключён и пошла музыка. Я, конечно же, не стал говорить Вячеславу Михайловичу, что мы с ним общаемся в студии «на двоих». Да, были журналисты, которые отстаивали и патриотические позиции, и христианские православные традиции, но не они определяли мейнстрим наших информационных ресурсов. И очень быстро эти люди изымались из СМИ. И вот тут-то приходило молодое поколение. Оно, соответственно, встраивалось в «тренды» и смотрело, как себя вести. Если будете себя вести патриотично, то очень скоро останетесь без работы. А если будете действовать в другом направлении, то в результате у вас будет карьерный рост, большая зарплата и т. д.

А что, разве не эта же публика взяла практически под полный контроль вузы, которые готовят журналистов? Помните, в 2015 году был большой скандал, связанный с приёмом на журфак МГУ, когда абитуриентам задавали вопрос о том, «как вы относитесь к присоединению Крыма?» с соответствующим выводом. Почему-то те, кто «за», не добирали баллов. Потом это быстренько замяли. Вот откуда это растёт, а не от того, что чего-то там не знают, недопонимают и, соответственно, просто по необразованности не в курсе, что русская культура вся пронизана православием и базируется на нём. Здесь речь идёт о том слое, который пришёл к власти в 90-е годы и который во многом до сих пор сохраняет свои позиции и в исполнительной, и в законодательной власти, но самой главное — во власти информационной. Сейчас постепенно начинает в СМИ пробиваться и позиция российского государства. А вот позиция русского народа — до этого ещё ох как далеко!

Поэтому госпожа Арендт — это просто звоночек, свидетельствующий о серьёзной проблеме, которая сформировалась в СМИ. Причём здесь не нужно упрощать. Это проблема касается не только России. Года два назад в одном из выступлений патриарх Кирилл сказал, что «главный вызов сегодняшнего дня — это не противостояние Запад — Россия, не противостояние Юг — Север, не противостояние религий и столкновение цивилизаций, а противостояние агрессивного, радикального, либерального глобализма — и всех религий и всех народов». Вот где проходит разграничение. Так вот, как в Америке фактически все СМИ оказались подконтрольны либеральному глобалистскому меньшинству. Оно не обязательно принадлежит к той национальности, про которую все начинают думать. Точно так же и в России — основная масса СМИ оказалась подконтрольна этому либеральному меньшинству. Опять-таки тем, кто любит видеть здесь чистую этничность, я посоветую открыть «Независимую газету». Буквально на днях опубликована огромнейшая статья господина Ципко, кстати, близкого сотрудника того самого Александра Яковлева. Я думаю, что в славянскости Ципко мало кто сомневается. Но более русофобского текста я не видел давным-давно, Новодворская отдыхает, что называется. На этничности пытаются играть, историю с Арендт пытаются сейчас вбросить и представить как этнический конфликт. На самом деле эта публика разного происхождения — с ярко выраженным антихристианским настроением. Посмотрите, какие комментарии идут в газете «Взгляд» под статьёй о скандале на «Радио Культура» — там полным-полно комментариев антихристианских: «Наконец-то этим попам дали» и прочее. Либеральное меньшинство агрессивно и очень опасно. И это либеральное меньшинство пока ещё занимает ключевые позиции в отечественных СМИ.

Повторяю: в случае с Арендт есть конкретная проблема, которая должна решаться ясно и чётко, независимо от национальности и религии.

К сожалению, в этом скандале оказался замешан известный и уважаемый человек — недавно назначенный главным редактором радиовещания ВГТРК Андрей Андреевич Медведев. Он уже ответил музыканту из театра Покровского Ярчевской. Ответил взвешенно, но понятно, насколько неприятна ему эта ситуация и насколько она его, как молодого руководителя, подставляет. Так вот, не могла ли история на «Радио Культура» быть не какой-то случайностью, а многоходовочкой, какой-то даже провокацией для того, чтобы имя Андрея Медведева в начале его работы на важном посту оказалось замазанным в неприятно пахнущем скандале?

Очень может быть. Провокации были, есть и будут. И антисистемная публика к провокациям прибегала неоднократно. За последние десятилетия мы знаем немало изощрённейших провокаций, когда на ровном месте создавалась такая ситуация, что следовал всплеск эмоций. И, кстати сказать, иногда это приводило к отставкам очень и очень достойных людей. Сейчас гадать нет смысла. Мы не знаем всего. Мы знаем точно, что что-то подобное тому, что описала Ярчевская, было. Во всяком случае, одна сторона утверждает, что такой факт был. Вторая сторона пока не отрицает того, что сам факт был, но не озвучивает свою версию. И мы рассуждаем о том, как конкретно, формально, юридически необходимо поступить в этой ситуации, если факт подтверждается. Также мы можем рассуждать о ситуации в целом в отечественных крупных, да и не только крупных, средствах массовой информации, какую роль там сейчас играет либеральное меньшинство, и насколько это соответствует интересам и государства, и народа. И правильна ли ситуация, когда большинство народа оказывается в положении молчаливого большинства. А вот была ли провокация, кто всё это всё придумывал — это уже будет гадание на кофейной гуще. А вот о том, что пора наводить порядок в СМИ, нужно говорить. То, что недавно назначенный руководитель государственного радио столкнется с колоссальными проблемами, очевидно. Можно только пожелать ему успеха на этом чрезвычайно сложном поприще, потому что он показал себя как очень талантливый и сильный журналист, и я думаю, что в этом никто не сомневается. Сейчас перед ним стоит, может быть, несоизмеримо более сложная задача: стать реальным руководителем крупнейшего СМИ и сделать так, чтобы это СМИ работало на благо России и российского народа.

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 20 июня 2018 > № 2674242 Игорь Шишкин


Россия > СМИ, ИТ > newizv.ru, 20 июня 2018 > № 2656652 Андрей Плахов

Андрей Плахов: " Кинофестивали не вымрут. Они изменятся"

Скептики все время что-то «хоронят»: то оперу, то театр, то кино. Кино уже лет 50 как: а оно все не умирает. Хотя проблемы есть, конечно. Мне удалось поговорить об этом с первым критиком страны Андреем Плаховым: и, поскольку фестивали, особенно крупные, - барометр, пульс кинопроцесса, мы говорили именно о фестивалях.

- В мире существует огромное количество фестивалей: это целая культура, со своими внутренними законами и «распорядками». Как фестивали взаимодействуют с масскультом? Мне кажется они иногда не соприкасаются совсем.

- Фестивали долгое время существовали в форме довольно элитарной институции. В конце ХХ века все начало стремительно меняться. Появились такие фестивали, как Торонтский, ориентированный на широкую городскую аудиторию и на рынок. Берлинский и сравнительно новый Роттердамский тоже переориентировались на городскую публику. Даже сугубо профессиональный Каннский стал показывать коммерческие боевики, чтобы создать ажиотаж, привлечь публику и накрутить рейтинг. Но, как говорил Жиль Жакоб в конце 1990-х или в начале нулевых, мы зовем Шэрон Стоун и Катрин Денев, чтобы пришла публика, которая заодно посмотрим Оливейру и Сокурова. Вообще масскульт давно стал частью фестивального организма, сердцем которого изначально было искусство.

- Я стала это замечать и не без огорчения. У кино особая роль: фестиваль – особенно если он крупный, известный, вроде Каннского, - мгновенно доносит информацию (литература медленнее, пока переведут книгу, пройдет время). В этом смысле они репрезентативны: за 10-12 дней можно увидеть панораму жизни в разных частях света. Как, по-твоему, работает этот механизм – объединяет ли он людей и их духовные, так скажем, усилия? Или просто служит дальнейшему продвижению победившего фильма, на который публике, по сути, наплевать?

- Если говорить про Канны, в его художественной политике стало происходить так много ошибок, что победа в конкурсе совсем не гарантирует ни коммерческого успеха, ни места в истории кино. Хотя в целом картина, конечно, репрезентативна, и рыночные механизмы работают, фильмы продаются и покупаются. В той или иной степени это относится и к фестивалям калибром помельче. Но ни отборщики, ни жюри теперь практически не определяют тенденций развития киноискусства.

- Судя по последнему Каннскому фестивалю (на мой взгляд, он был слабее других), «попса» не сдается, коммерция, пусть не в чистом виде, проникла уже и сюда. Я имею ввиду коммерцию идеологического свойства.

- Самое печальное – подчинение искусства политической конъюнктуре. В Каннах и раньше случалось, что побеждали политические фильмы, но это были исключения. На последнем фестивале господствовала гендерная политика. Правда, она сама себя скомпрометировала – такими слабыми спекулятивными фильмами, как “Девушки солнца” Евы Хассон. Но Тьерри Фремо, худруку фестиваля, все же пришлось подписать декларацию – фактически о введении квот на участие в конкурсе женщин-режиссеров.

- Мы это обсуждали с ребятами. И пришли к выводу, что это унизительно, с одной стороны, а с другой – смехотворно. Совок какой-то: в президиуме должны сидеть поровну доярок и механизаторов.

- И тем не менее…

- Жиль Жакоб (экс-президент Каннского фестиваля – прим. автора) бы не подписал. Мне вообще хотелось бы поговорить с тобой о роли личности в истории - как раз в связи с Жакобом. То, что он сделал, трудно, как писали в советских газетах, переоценить. На самом деле это чудо и так не бывает. То, что нам казалось естественным, такая громадная культурная работа, близкая к совершенству, какую он проделывал – оказалось редкостью. Не всё решают корпорации, как выяснилось.

- Да, Жакоб сумел провести Каннский фестиваль через трудное переходное время – от модернизма к постмодернизму и его закату. Он привел к пальмовой славе Линча, Коэнов, Тарантино, Триера. На этом его время кончилось – когда кончился ХХ век и окончательно ушел в прошлое классический кинематограф. Дальше всё стали решать технологии, Netflix, Amazon и пр. И даже вернись Жакоб, дела уже не поправишь…

- Да уж…Печально. Ты работаешь на многих фестивалях как отборщик и программный директор. И какова роль твоей личности в этих «историях»? Авторитет же очень важен – я сама это знаю, поработав в нескольких жюри. Ты давишь? Я вот давлю, если честно.

- Наши фестивали, как правило, не имеют первооткрывательских амбиций, хотя некоторые пытаются их имитировать. Задачи гораздо более локальные, но вполне благородные – сопротивляться одичанию, воспитывать синефильскую публику, вкус к качественному кино. Никакого давления и зомбирования, я этого не выношу, только режим диалога. Жюри – другое дело, там иногда приходится свою точку зрения отстаивать всеми возможными средствами. Когда-то я был в жюри дебютов в Венеции вместе с Мохсеном Махмалбафом (выдающийся иранский режиссер – прим автора) и Гильермо дель Торо. В программе было 26 фильмов, а приз только один, но очень существенный – 100 тысяч евро. Мы провели в обсуждениях целый день – от завтрака до ужина - и не могли договориться. Один член жюри заявил: “Если фильм такой-то получит приз, я покончу с собой!” В итоге награда досталась компромиссной картине, которая никому так уж сильно не нравилась. Но еще хуже, когда в жюри, как теперь принято на больших фестивалях, доминируют актеры и другие медийные лица, нет ни одного критика, историка кино или фестивального куратора. Отсюда и самые абсурдные, нелепые решения. Раньше в Каннах было правило: в жюри обязательно быть кинокритик. А тот же Жакоб, если кого-то из членов жюри недостаточно знал, по полгода вел с ними переписку, чтобы лучше узнать вкусы и предпочтения. Он не давил, он заранее формировал жюри так, чтобы спрогнозировать желаемый результат. И его добивался, как правило. Но в конце своей эры Жакоб уже дал слабину: в каннских жюри критиков не стало.

- И он тоже.. Эх… Как ты думаешь, изменится ли общая – так скажем, «всемирная», - концепция фестивалей в связи с изменением многих привходящих? Мир-то меняется – и боюсь, не в лучшую сторону. Наступление архаики – и не только в политике, но и в искусстве может сказаться?

- Думаю, многие фестивали станут виртуальными и будут проходить в интернете. Это уже происходит. Но пока люди еще сохраняют потребность в живом общении и коллективном потреблении зрелищ, окончательно фестивали не умрут, однако будут меняться и приспосабливаться к новым реалиям.

- Кто, по-твоему, определит культурный пейзаж в недалеком будущем? Будут ли ориентироваться на средний вкус или продолжится продвижение истинного искусства? Или будет и то, и другое?

- Будет и то, и другое. Возможно, с кино произойдет нечто подобное тому, что случилось с оперой. Ей прочили увядание и смерть, но она обрела новую форму существования и даже процвела в ней.

- Какую роль, по-твоему, играет пресса, аналитики и культурологи для анализа кинопроцесса? Возможно ли такое, что их роль станет менее заметной, и искусство кино в его старинном понимании станет только для избранных, уйдет в гетто университетской, киноманской культуры?

- Пресса сегодня описывает в фейсбуке или твиттере премьеру фильма почти синхронно ей самой (потому в Каннах и передвинули пресс-показы, поставили их не раньше официальных). Глубокого анализа в таких скороспелых текстах быть не может, фестивальная кинокритика все больше становится графоманией. Однако в этом есть и плюс: старая критика была крайне неповоротливой и медлительной, теперь ей приходится поторапливаться, менять привычный и комфортный ритм, иначе она станет совсем невостребованной.

- И, наконец, как ты видишь свою роль в кинопроцессе? Ты ведь работаешь с разными формами кино и стараешься объединить их, найти общий контекст?

- Если говорить об актуальном процессе, меня привлекает кино, в котором есть сильная эмоция, художественная загадка, современный киноязык. Остальное – социальность, провокативность – тоже важно, но все же во вторую очередь.

- Твоими бы устами…Загадка и парадоксальность мышления всяко лучше социальности. Спасибо за интервью.

Беседовала Диляра Тасбулатова

Россия > СМИ, ИТ > newizv.ru, 20 июня 2018 > № 2656652 Андрей Плахов


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 июня 2018 > № 2647445 Александр Платонов

Миллиарды в знания. Как интернет изменит высшее образование

Александр Платонов

журналист

Глобальная система образования трансформируется. Развитие получили образовательные онлайн-платформы. Скорее всего для России изменения будут проходить болезненно, в то время как в мире трансформация продолжится в более гибких и индивидуализированных формах, а онлайн и смешанные формы обучения получат дальнейшее развитие

Момент, когда цифровое образование обгонит по эффективности традиционное, близок. «Можно смело утверждать, что EdTech (то есть онлайн-обучение. — Forbes) обладает огромным потенциалом практически в любом сегменте в сфере образования в силу ее закостенелости и консервативности», — отметил партнер iTech Capital Алексей Соловьев на первой практической конференции по онлайн-образованию EdmarketConf. В той или иной степени с ним согласны многие участники состоявшегося мероприятия.

Признание к EdTech-сфере приходит и на государственном уровне. В исследовании российского рынка онлайн-образования и образовательных технологий, подготовленном основными игроками рынка в России, приводятся слова члена Совета Федерации Людмилы Боковой. Она согласна с тем, что цифровые технологии образуют новые формы социализации и ставят общество и бизнес перед новыми вызовами, не принимая которые, Россия не сможет оставаться конкурентоспособной на мировой арене.

Что такое онлайн-образование

Корректируемые объемы материалов, зависящие от уровня подготовки обучающегося, современная и своевременная подача информации, а также доступность из любой точки мира — ключевые характеристики EdTech-индустрии. Цифровизация образования рождает новые профессии и специальности. Рынок труда в ближайшие годы будет отставать от технологий.

В России бытует мнение о том, что Educational Technology — это онлайн-курсы и вебинары, которые помогают улучшить знание иностранных языков, узнать побольше об истории или получить междисциплинарные навыки. За рубежом понятие EdTech по глобальности ближе к феномену больших данных (Big Data), который в России на бытовом уровне осмыслить пока могут не все.

В пользу глобальности понятия говорит и оценка инвестиционного потенциала. По прогнозу EdTechXGlobal, к 2020 году в цифровые образовательные технологии будут инвестировать более $252 млрд, прирастая на 17% ежегодно. Global Market Insights менее оптимистичны в своих прогнозах: $240 млрд к 2023 году при росте в 5% в год. Российский рынок набирает темпы быстрее всех в Восточной Европе. По оценкам TAP Advisors, J’son & Partners Consulting, Ambient Insight и Edutainme, рынок образовательных интернет-сервисов из России прирастает на 17-25% ежегодно.

Финансистов в традиционном смысле уже не осталось — в той или иной степени живого человека заменяют компьютеры и базы данных. В ближайшие годы то же самое произойдет и с образованием, считает Дэвид Бэйнбридж, основатель и генеральный директор Knowledgemotion.

Как изменится традиционное обучение

Цифровой экономике цифровое образование. За прошедшие 150 лет методы обучения практически не менялись. В классах и аудиториях учащиеся слушали преподавателей и записывали конспекты. Опыт последних восьми лет показывает, что EdTech очень скоро сменит лицо всей сферы обучения.

Первыми вестниками новой эры стали американские Udemy, Udacity и наиболее известная в России сегодня Coursera, вышедшие на рынки онлайн-обучения с 2009 по 2012 год. У последней сегодня 25 млн учеников, более 3000 курсов, которые подготовлены преподавателями из 149 университетов-партнеров, в том числе и в России. Менее года потребовалось Coursera, чтобы Американский образовательный совет одобрил пять курсов для зачета в колледжах США. По их окончании проводился очный онлайн-экзамен в аккредитованной экзаменационной службе.

На Западе основной задачей цифровых технологий в обучении видят подбор подходящего контента и подстраивание его под текущий набор навыков и способности обучающегося. По сути, это геймификация образования, когда знания упаковываются в максимально эффективную оболочку. Это интересно и более старшему поколению, а молодых людей традиционными методами к исследованию и переработке информации и вовсе не привлечь.

Наиболее ярким примером персонализации обучения является компания Knewton с адаптивной платформой курсов и программ для высших учебных заведений. Общий объем инвестиций в компанию превысил $150 млн.

Сколько тратят на онлайн-курсы

Основные игроки в России привлекают несравнимо меньше. По данным все того же исследования российского рынка онлайн-образования, в 2014-2016 годах в сфере образовательных технологий в России зафиксировано 65 сделок на сумму $16,8 млн. Фактический объем и количество сделок гораздо больше, это признают и сами авторы исследования. Среди игроков рынка с самым крупным венчурным финансированием за последние годы в тройке лидеров «Нетология-групп» с $8,8 млн, «Дневник.ру» с $6,7 млн и Lingualeo с $3,7 млн.

В России развивается и абсолютно бесплатный сегмент онлайн-образования. Инициативы в этой сфере активно поддерживает «Издательство Яндекса». Созданная в 2016 году просветительская программа помогла, в том числе и финансово, Михаилу Зыгарю с проектами «1917. Свободная Россия» и «Карта истории», поддержала ряд инициатив проекта Arzamas.Academy и сейчас помогает многим более или менее значимым образовательным историям в российском сегменте интернета.

Точная сумма поддержки не разглашается, однако оборотные активы ООО «Креативная студия «Свободная история», которое указано на сайтах проектов «Карта Истории», «1917. Свободная Россия», 1968.digital и где генеральным директором является Михаил Зыгарь, в 2016 году составили 5,6 млн рублей.

Вымирающие профессии

Следующий этап процесса уже наступил, хотя взаимосвязь между EdTech и новыми специальностями прослеживается не всегда. На рынке труда появляются профессии, которые кажутся нам непривычными. Дизайнер виртуальной реальности, менеджер космического туризма, специалист по медицинской робототехнике, специалист по кибербезопасности и биоинформатике — вот неполный набор тех, кто будет востребован после 2025 года, по мнению исследователей из сервиса HeadHunter. До этого момента место под солнцем будут быстрее отвоевывать себе те, кто умеет программировать, моделировать, вести переговоры, решать многоуровневые задачи, общаться с людьми.

Большую часть этих навыков уже можно получить, обучаясь в интернете и не выходя из дома. Такую задачу на российском рынке пытается решить с 2009 года университет интернет-профессий «Нетология». К 2020 году «Нетология-групп» планирует создать линейку образовательных проектов, которые позволят непрерывно получать знания, начиная с первого класса. Образовательная лицензия у компании есть.

Десятки профессий будут уходить в небытие еще в тот момент, когда в классических образовательных учреждениях еще будут готовить специалистов по ним. 9 мая компания Google представила новую версию своего голосового помощника, и в парикмахерской во время звонка так и не смогли понять, что разговаривают с роботом. Секретари и переводчики, юристы и бухгалтеры совсем скоро уступят свои рабочие места искусственному интеллекту.

Работа нового поколения

В логике цифровизации EdTech должен будет решать проблему создания новых профессий. Отчасти это уже происходит — отрасли нужны специалисты, чтобы удовлетворить собственные потребности. По словам главы международного департамента педагогической стратегии Coursera Дэанны Рейнри, на развитие их платформы огромное влияние оказывает компетенция специалистов в области Data Science, которые анализируют данные, получаемые в ходе обучения слушателей курсов.

Развитие отрасли EdTech и технологий обучения однозначно приведет нас к идее о том, что всем придется пополнять свои знания и совершенствовать навыки на протяжении всей жизни. Люди в России к этому пока не готовы даже морально, отмечает руководитель отдела по работе с органами государственной власти ВЦИОМ Кирилл Родин.

Скорее всего для России это будет болезненный процесс, поскольку трансформация глобальной системы образования продолжится в более гибких и индивидуализированных формах, получат дальнейшее развитие онлайн и смешанные формы обучения. В исследовании «Будущее профессий», подготовленном в 2016 году, указывается, что две трети нынешних первоклассников будут работать по профессиям, которых в настоящее время в чистом виде не существует.

Для России, где сегменты традиционного и онлайн-образования практически не пересекаются, остается открытым и вопрос по воспроизводству специалистов в зарождающихся профессиях и, соответственно, вопрос конкурентоспособности всей экономики перед столь глобальным вызовом.

Эксперты рассматривают два сценария развития ситуации в мире. Машинный интеллект будет вытеснять людей из традиционных профессий. Далее либо сформируется «новая занятость», в которой у нас будет много свободного времени, творческие задачи на работе и высокая заработная плата, о чем в ходе Гайдаровского форума в этом году говорил премьер-министр Дмитрий Медведев. Либо нас ожидают трудные времена и борьба за ресурсы.

Основатель и генеральный директор агентства Good Deal Consulting Лидия Кулешова утверждает, что уже сейчас рынок труда лучше реагирует на специалистов с «софт-скиллами», которые обладают широким горизонтом междисциплинарных знаний. Для программистов, например, важно не столько владение языками программирования, сколько умение работать в команде, проводить презентации и формулировать свои мысли.

Так что новым и ныне живущим поколениям сохранить конкурентоспособность можно будет только при непрерывном обучении, что успешно обеспечивает сфера EdTech, и при осваивании навыков и компетенций сразу из нескольких областей знаний. Такие понятия, как «проработать всю жизнь на одной работе» или «найти работу по душе», судя по всему, покинут нас совсем скоро и останутся прерогативой представителей творческих профессий. Художников, писателей и актеров машины заменить не смогут. По крайней мере пока.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 июня 2018 > № 2647445 Александр Платонов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 18 июня 2018 > № 2649135 Александр Балуев

Александр БАЛУЕВ: «Ради роли пересиливаю себя»

В гостях у журнала «Полиция России» актёр Александр БАЛУЕВ.

– Александр Николаевич, вы часто играете людей в погонах. Последствия работы в Театре Советской армии или в какой-то момент это стало вашим амплуа?

– Что касается Театра Советской армии, то в него меня взяли после театрального института актёром. В нём же отслужил по призыву, после этого ещё проработал там полтора года. Но вся военная тематика в кино и немного в театре, скорее, от папы. Он был офицером военно-морского флота. Хотя отец и помотался по гарнизонам, но я родился в Москве, когда родители уже вели осёдлую жизнь. Конечно, к нам часто приходили папины сослуживцы, от них слышал множество разговоров о службе на флоте. Однако мне ни моряком, ни вообще военным становиться не хотелось.

– Тем не менее в фильмах военная форма на ваших героях сидит словно влитая…

– Наверное, хорошо работают портные (улыбается.). На самом деле мне в такой одежде крайне неудобно. Дело в том, что по природе я довольно разболтанный человек. Когда же надеваю форменную одежду любой эпохи – хоть маршала, хоть солдата, она подразумевает внутреннюю собранность. Так что ради работы заставляю себя соответствовать образу.

– Многие считают, что роль в фильме «Мусульманин» сделала вас популярным актёром…

– Совсем не так. К сожалению, у фильма не было широкого проката. Но он действительно очень дорог для меня.

– Однако, согласитесь, картина привлекла внимание и зрителей, и критиков. На ваш взгляд, почему был такой резонанс?

– Выход любого фильма должен каким-либо образом совпадать с требованием времени. В нашем случае это была реальная история. Автор сценария Валерий Золотуха увидел по телевизору коротенький сюжет о деревенском пареньке, который служил в Афганистане, попал в плен и там принял ислам. Валера расширил его до художественного фильма с определённой долей вымысла, который допускается в кино. Скажем, не знаю, был ли у того мальчишки родной брат – семейный дебошир, которого я сыграл. Уверен: подобных ребят в российской глубинке сколько угодно, во всяком случае, было лет двадцать назад. Съёмки фильма проходили в живописнейшей деревне. Там я и познакомился с местным жителем Фёдором. Каждое утро по селу бежала его мама с криками «Убивают! Помогите!». За ней гнался Федя и требовал немедленно выпить. Наконец женщина сдавалась, откапывала в огороде спрятанную банку с самогоном и наливала сыну стакан. После этого он весь день добросовестно и серьёзно работал. Под вечер опять с кем-то напивался, и утром всё повторялось. Я «подсматривал» за этим парнем и старался «слепить» его в образе своего героя, также по имени Федька. А вообще, очень многое зависит от сценария. Там бывает всё написано, только надо уметь это прочитать.

– Какая работа сделала вас действительно популярным?

– Думаю, это сериал «Спецназ». В нём, на мой взгляд, многое показано правдиво. Дело в том, что у нас, актёров, были хорошие консультанты – офицеры. Эти ребята прошли не одну горячую точку и могли многому научить. Словом, настоящие военные. Мы часто снимались с оружием, и они объясняли, как его держат в определённых ситуациях. В такие моменты от наставников буквально не отходили Лёша Кравченко и ныне уже покойный Влад Галкин. Они буквально заводились, когда предстояло стрелять из автомата, пистолета, ножи метать. Мне же всё это совершенно непонятно…

– Тем не менее в сериале «Гибель империи» ваш герой – капитан Костин ловко управляется с самурайским мечом…

– Такая профессия. Ради роли пересилил себя. Специально тренировался с ребятами из секции айкидо. Некоторое время снимали в Праге, там занимался в местном клубе самураев. Правда, вместо мечей они работают с увесистыми длинными палками. Надевали маски, специальную защиту и – в «бой». Хотя всё тело было защищено, по голове получал прилично. Конечно, даже азам боевого искусства не научился, но хотя бы освоил правильную стойку с мечом. А что происходило на экране – это актёрская работа.

– Капитан Костин, можно сказать, рыцарь чести. А другой контрразведчик – Туркестанов в сериале «Демон революции» не гнушается подлогом. Есть что-то такое, что объединяет эти образы?

– Оба они выполняют свой долг и преданы Отечеству. Интересно их поведение: ведь и одно и другое встречается в жизни. Да, Туркестанов допускает подлог. Но, по его глубокому убеждению, цель оправдывает средства – можно воспользоваться чем угодно, лишь бы поймать противника. Это свойственно некоторым людям. Ещё работа контрразведчиков мне показалась в некоторой степени близкой актёрству. Например, один должен оставаться незаметным. Другой, наоборот, выполняя задание, играет роль на виду у всех.

– Многие ваши герои – абсолютные противоположности друг другу. Как удаётся «попадать» в характеры?

Не интересно ходить по одной дорожке в одном и том же костюмчике. Согласен: есть очень хорошие артисты, которые на протяжении всей жизни играют единственную тему. Мне же этого мало и не интересно, нужно разнообразие характеров. Конечно, бывают повторы. Их много: например, военные люди. Но всё равно стараюсь, чтобы они отличались в каких-то деталях. Когда же предлагают сыграть немого Герасима в «Муму» или космонавта, спасающего Землю от метеоритов, – берусь за работу с особым удовольствием. Понимаю, что подобного никогда не играл. Это – разные характеры, отличное друг от друга приспособление и существование людей.

– Каково было играть Георгия Жукова? Не мешал ли работе знакомый многим образ Маршала Победы в исполнении Михаила Ульянова?

– Переиграть Михаила Александровича в этом случае даже пытаться не надо. Он блестяще сыграл Жукова – полководца, стратега, командующего фронтами, в подчинении которого были сотни тысяч человек. На этом можно ставить точку. У нас была задача в известном образе героя показать обычного человека, со свойственными всем слабостями, страстями, переживаниями. Думаю, и десятой доли не показали из жизненных пристрастий великого полководца. Конечно, не обошлось и без вымысла. Например, сцена, когда Жуков сидит на лавочке в госпитале и на снегу рисует прутиком какие-то цифры. На вопрос, что он делает, отвечает, мол, это количество загубленных им жизней людей. Вряд ли такое происходило на самом деле. Ведь если бы Георгий Константинович задумывался об этом, он бы не смог побеждать. Через подобные эпизоды мы старались показать Жукова как человека, мужчину, отца. А ещё, насколько сложно человеку войны найти своё место в мирной жизни. Он не понимал, как можно предавать для того, чтобы решить какие-то личные вопросы. Эти стороны особенно привлекли. Не будь их в сценарии – не стал бы играть.

– Часто приходилось отказываться от ролей и почему?

– Достаточно. В последнее время – из-за чудовищных сценариев. Были случаи, что когда-то играл такие роли и не хотел повторяться. Иногда из-за несогласия с темой. Несколько лет назад предложили в фильме о Владимире Высоцком сыграть сотрудника КГБ, который постоянно «прессовал» артиста. Отказался после прочтения сценария. Не понимаю, зачем человека «реанимировать» подобным образом. Он не так давно умер, многие его помнят, любят его песни, сыгранные им роли. Да ещё так открыто заявлять наркоманскую тему. На мой взгляд, есть вещи, о которых не следует говорить.

– Вы сыграли много знаменитых личностей: Георгий Жуков, Пётр Первый, Наполеон Бонапарт... Что для вас важнее: сыграть исторически достоверно или показать характеры людей?

– Мне важно показать в конкретной персоне, что затронуло лично меня. Интересно, в частности, не как они начинали свою карьеру, а как заканчивали. Ведь именно тогда за ореолом величия в них очень трудно увидеть живого человека. При подготовке к работе стараюсь как можно больше прочитать о своём герое. Убедился давно: то, что мы знаем из официальных источников, редко соответствует происходившему на самом деле. С историческими персонажами не так всё просто. Например, Пётр Первый. Помните два памятника ему? Величественный в Москве – победителю, флотоводцу в момент славы. И в Петропавловской крепости, когда Михаил Шемякин изобразил императора измождённым, явно крайне больным. Кстати, лицо скульптуры сделано на основании подлинной восковой маски с лица Петра. Я старался понять этого человека и сыграть близко к шемякинскому образу. Очень хотелось показать, что Пётр и не плохой, и не хороший. Он обладал особой энергетикой, но при всём своём величии оставался обычным человеком – с болезнями, переживаниями, ошибками. Он «прорубил окно в Европу» и он же корчился от нестерпимой боли в животе.

– Вам доводилось играть сотрудников правоохранительных органов. На основе чего создаёте эти образы?

– Если это не историческая персона, вообще фантазирую на тему. Конечно, основой остаётся сценарный материал. Но потом включается фантазия. Хочется изобразить того же сыскаря таким, каким мне хотелось бы видеть его в реальности. При этом в жизни, убеждён, есть ребята намного лучше. Но образ на экране – моё видение.

– Что бы вы пожелали читателям нашего журнала?

– Однажды был в Лондоне и присел в парке на скамеечку покурить. Утро, вокруг ни души. Вижу, вдалеке по дорожкам парка в мою сторону едет местный полицейский на велосипеде. Поравнявшись со мной, он улыбнулся, пожелал доброго утра и отправился дальше. Было очень неожиданно и удивительно это слышать. Потом спроецировал ситуацию на российскую действительность и понял, что отсутствие расположенности со стороны правоохранителей не позволяет гражданам расположиться к ним.

Хочу пожелать им блюсти честь, защищая право. Люди, призванные охранять закон, не должны быть бесчестными.

Беседу вёл Игорь БЫСЕНКОВ

Визитная карточка

Родился 6 декабря 1958 года в Москве.

С 1975 по 1976 год работал помощником осветителя на «Мосфильме».

В 1980 году закончил Школу-студию МХАТ. Был актёром Театра Советской армии (1980–1986), Московского театра им. Ермоловой (ныне – Театральный центр им. Ермоловой) (1986–1989). Сейчас активно работает в антрепризах, сотрудничает с театром Ленком.

Сыграл почти 30 театральных ролей и более 110 – в различных фильмах и телесериалах, в том числе сотрудников правоохранительных органов: начальника спецподразделения налоговой полиции в сериале «Маросейка, 12» (2000) и оперуполномоченного уголовного розыска в фильме «Шаповалов» (2012).

Обладатель приза фестиваля молодых кинематографистов киностудии «Мосфильм» в номинации «За лучшую мужскую роль» (1990);

премии «Кинотавр» в номинации «Приз за лучшую роль» (1995);

премии «НИКА» в номинации «Роль второго плана» (1995);

приза IV ТВ конкурса «Вместе» (IV Ялтинский телефорум) в номинации «За интересное актёрское воплощение образа» (2003);

приза XIII Международного кинофестиваля в Варне в номинации «За лучшую мужскую роль» (2005);

премии ФСБ России в номинации «Актёрская работа» за роль контрразведчика капитана Костина в телевизионном художественном фильме «Гибель империи» (2005);

премии «Звезда театрала» в номинации «Лучший актёр» (2013).

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 18 июня 2018 > № 2649135 Александр Балуев


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 18 июня 2018 > № 2646570 Алексей Ерофеев

Сотрудник Топонимической комиссии Санкт-Петербурга, известный краевед, историк и знаток города Алексей Ерофеев неоднократно был гостем «Квартирника» в пресс-центре «Росбалта». Он одним из первых на волне Перестройки в 1986 году начал активную деятельность, связанную с возвращением исторических названий улицам города. Свои знания о городской истории он изложил в нескольких книгах. Кроме того, Алексей Ерофеев активно занимается просветительской деятельностью, проводя экскурсии и семинары для школьников.

— Алексей Дмитриевич, как вы увлеклись топонимикой Петербурга?

— В детстве я жил на улице Ломоносова, между мостом и Пятью углами. Моя бабушка всегда называла улицу Ломоносова Чернышевым переулком. А я не мог понять, почему она так называет нашу улицу. Папа мне объяснил, кто такой Ломоносов и кто граф Чернышев, когда-то владевший этим участком земли. Я был удивлен, что моя неграмотная бабушка, приехавшая из Смоленской губернии, предпочитает старое название — по фамилии графа, которого никто не помнит, а не великого русского ученого. А у нее просто была довоенная привычка, потому что улица получила имя Ломоносова только с 1948 года.

Кроме того, бабушка ходила в магазин у площади Ломоносова (так называемая Ватрушка) и говорила, что идет на «Зоси Роси». Так моя бабушка называла улицу Зодчего Росси. Я опять же выяснил у моих родителей, кто такой Карл Иванович Росси.

Может быть отсюда вырос мой интерес к петербургской топонимике. Куда бы мы ни отправились всей семьей на общественном транспорте или такси, я всегда обращал внимание на названия улиц. Позже мне подарили книжку «Почему так названы» Горбачевича и Хабло, и я ее прочитал несколько раз — она стала для меня настольной.

«Наше сознание переписали не политики, а художники»

— Вы сразу заинтересовались дореволюционными названиями?

— Тогда больше всего меня интересовали герои Великой Отечественной войны, потому что это были 1960-е годы, и в память народа о Великой Отечественной войне была слишком живой и ясной. Об этом напоминало буквально все. Мои родители, бабушки и дедушки выжили в блокадном Ленинграде, дядя воевал на фронте и был контужен в 1942 году. Поэтому меня больше всего привлекали названия улиц в честь защитников Ленинграда, и меньше — имена революционеров, ученых. Так начиналось мое увлечение.

— Вам не кажется, что петербуржцы все меньше интересуются историей своего города?

— Был подъем интереса к истории Петербурга в 1990-е годы. Возможно, это было связано еще и с тем, что тогда начался процесс возврата исторических названий. Потом как-то все стабилизировалось, народ устал от политических передряг и разгула бандитизма, и наступило время отказа от каких бы то ни было перемен. За разгулом свободы наступил период реакции. Я уверен, что еще будет всплеск интереса к топонимике и истории Петербурга.

Но надо сказать, что программа «Открытый город» — лишнее подтверждение тому, что у Петербурга есть стойкие защитники, которых он интересует независимо от времени года и смены правительств. Хотя конечно, в общей массе люди плохо знают город. И это характерно не только для Петербурга. У нас даже дела обстоят лучше, чем в других российских городах.

— Но ведь Петербург — слишком яркое исключение из общего ряда, а его продолжают «зачищать» от старых зданий? Неужели все дело в невежестве?

«Попытки снести памятник архитектуры происходят почти ежедневно»

— Уверен, что незнание истории и нежелание ее знать приводят к тому, что в центре города сносят исторические здания. Порой невзрачный, на взгляд непосвященного человека, дом может играть огромную роль с точки зрения исторического городского ландшафта. Достаточно вспомнить Дом Рогова, разрушенный при Валентине Матвиенко. Это был уголок еще пушкинского Петербурга, который безусловно надо было сохранить.

Или, другой пример — дом семь по улице Рубинштейна, который еще называют «слеза социализма». Вроде бы некрасивое здание, которое явно не вписалось в окружающую его застройку. Но это здание уже обладает исторической ценностью, потому что там жила Ольга Берггольц. И это — один из первых образцов советского конструктивизма в архитектуре.

Или Ушаковские бани (бани «Гигант», улица Зои Космодемьянской, 7А) — они находятся в жутком состоянии. А ведь этот район — Тракторная улица, площадь Стачек, Оборонная улица — уникальный и очень интересный комплекс архитектуры первых советских лет. Через какое-то время туда поедут многие иностранные туристы, ценители, потому что за границей архитектурных памятников этой эпохи крайне мало.

Человек, знающий историю своего города или квартала, в котором он живет, имеет в своем арсенале больше аргументов для защиты объектов наследия. А тому, кто не знает ничего, в общем все «по барабану». Город без истории намного скучнее.

— Хорошо, если человек живет в центре Петербурга, а если — в Купчино? Что там интересного?

Александр Городницкий — о «мечте импотента» и разгроме РАН

— Мне приятно, что сейчас даже в питерских спальных районах — в Купчино, на Ржевке-Пороховых, в Озерках — есть большие любители истории своих кварталов. Частенько я приезжаю туда в библиотеки, чтобы прочитать лекцию, и при этом узнаю очень много интересного от аудитории. Мне рассказывают, как возник их район, об особенностях каких-то заповедных уголков, о растущих там деревьях… То есть, я уже не могу сказать, что я приехал в «страну дураков» — так неофициально называют территорию с названиями улиц и проспектов Наставников, Ударников и так далее. Там тоже есть патриоты и знатоки своего района!

— Вы не знаете, об этих районах кто-нибудь пишет?

Мне очень нравится книга Андрея Жданова о Приморском районе — «Новая и Старая деревни». Она интересна и написана хорошим литературным языком. Хороша книга Дениса Шаляпина, посвященная Купчину. Я с удовольствием прочел ее — там очень много любопытных фактов. Вера Андрейчева написала о своих изысканиях, связанных с Невским районом. Очень хороша книга Сергей Петрова «На берегах реки Ждановки», изданная «Центролиграфом». Отличные книги написал Михаил Микишатьев.

— Какое ваше самое любимое место в Петербурге?

— Это район Марсова поля, Мраморного дворца, Михайловского замка и Михайловского дворца. Вот этот загадочный замок, кленовая аллея перед ним, памятник Петру, Марсово поле, Спас-на-крови — это притягивающее место для меня. Я очень люблю остановиться в центре Марсова поля и обозревать все вокруг. Этот простор вмещает почти всю историю Петербурга — от Петровского времени до советского.

— Вы верите в то, что великая история нашего города и любовь к нему его жителей способны защитить Петербург?

Центр Петербурга находится под защитой ЮНЕСКО, поэтому по закону здесь нельзя ничего трогать. Но те, кому это выгодно, все равно находят какие-то лазейки, иногда идут даже на откровенный подлог документов, меняя год постройки зданий или данные об их состоянии. Я убежден, что бороться за город надо до последнего. У нас сосредоточены такие архитектурные богатства, на которые приезжают посмотреть люди со всего мира. Кажется, что они никогда не кончатся, но на самом деле они постепенно тают. Давайте их беречь.

 Юлия Иванова

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 18 июня 2018 > № 2646570 Алексей Ерофеев


Россия > СМИ, ИТ > newizv.ru, 15 июня 2018 > № 2656590 Дмитрий Данилов

Дмитрий Данилов: «Половина населения не читает ничего, и это нормально»

Игорь Зотов

Вероятно, что через какое-то количество лет литература вообще сойдёт на нет и заменится новыми видами искусства.

Корреспондент «Новых Известий» Веста Боровикова встретилась с писателем Дмитрием Даниловом, лауреатом нескольких литературных премий, чтобы выяснить, есть ли будущее у литературы в стране, которая перестала читать.

- Много ли россиян сегодня, на ваш взгляд, читает книги?

- Я мельком видел результаты опроса, согласно которому половина нашего населения не читает ничего. Думаю, это нормально. Ненормально было, когда читала вся страна. В этом было какое-то извращение. У людей, кроме литературы, есть масса других развлечений. Думаю, литература в будущем станет частным делом небольшого круга людей: тех, кто пишет и тех, кто что-то читает. Все меньше и меньше литература будет влиять на какие-то социальные процессы. И это хорошо. Литература не должен быть заменителем всего. Мне кажется, эта ситуация, когда писатель писал с осознанием, что он пасет народы и скажет сейчас последнюю правду - совершенно больная. Писатель должен какие-то эстетические задачи решать, а не тайны бытия искать. И еще хотелось бы писательством зарабатывать. Хотя, я думаю, что через какое-то количество лет литература вообще сойдет на нет и заменится новыми видами искусства.

- То есть в такой ситуации пять-шесть толстых литературных журналов на страну - нормально?

- Как человеку, близкому толстым журналам, мне хотелось бы, чтобы они были на плаву. И чтобы вопрос с их финансированием решился. Они не для широкой публики, просто потому что нет такой публики. Но как экспертная площадка они замечательно работают. Я бы хотел, чтобы они выжили. А они просто загибаются. Если бы я был министром культуры, то я бы нашел какой-то способ их финансировать. Без требования стать коммерчески успешными. Достаточно просто обязать библиотеки выписывать журналы. Или найти частного мецената. Это если бы я был озабочен российской словесностью. Для поддержки толстых журналов требуются совершенно ничтожные по меркам государства или крупного бизнеса деньги. Это все равно, что для нас с Вами потратить сто рублей, или даже десять.

- На то, что нам не близко и непонятно. Кого вы цените из своих русских современных коллег?

- Я бы, в первую очередь, назвал Анатолия Гаврилова. Для меня это, пожалуй, лучший современный прозаик. Он живет во Владимире, своим продвижением особо не занимается и поэтому мало известен широкой публике. Мне нравится, что делают Денис Осокин и Андрей Левкин. Прекрасные писатели: Роман Сенчин, Александр Снегирев. Очень интересный, разносторонний автор Марина Галина. Но вообще перечислений я не люблю. Потому что я потом буду вспоминать имена и жалеть, что кого-то забыл назвать.

- Читая вашу пьесу «Человек из Подольска», которая получила Золотую маску, я подумала, что она написана на вашем личном опыте. Забирали вас в обезьянник?

- Забирали.

- За что?

- За то, что я фотографировал метро. Я посидел там некоторое время, меня очень тщательно обыскали, забрали у меня деньги и отпустили. Мне этого было достаточно.

- То есть проблема полицейского государства...

- Это вечная проблема для России. Вообще, я писал о давлении одних людей на других. Это шире, чем о полицейском государстве. И еще о том, что вот такими дикими, насильственными способами человеку могут сообщить какие-то важные для него вещи (что в реальной жизни, конечно, недопустимо). Потому что в словах полицейских есть своя правда.

- Почему недопустимо? Разве то, что нас ломает, нас в то же время не делает?

- Не знаю. Я об этом не думал. Если сходу отвечать, то нас формирует вообще все. Когда нас ломают, мы сопротивляемся, и результат может быть обратным.

-Вы можете назвать себя счастливым человеком?

- Счастье – громкое слово. Я боюсь его использовать. Редкие вспышки этого состояния мне знакомы. Но вообще заниматься писательством – это интересное занятие. Лично для меня.

- А что в нем интересного?

- Как автогонщик объяснит, почему ему нравится гонять в автогонках?

- Наверное, адреналин.

- А в этом тоже есть адреналин.

- То есть вы бы не подписались под фразой, что «для того, чтобы хорошо писать, страдать надо, страдать»?

- Страдать, в принципе, не обязательно. Но для того, чтобы быть писателем, и хорошим, надо иметь трагическое мироощущение. В какой-то момент я понял, что это одна из важнейших разделительных линий между людьми.

- Видимо, поэтому хорошие писатели не умеют рассказывать анекдоты. Потому что нет настроя на то, чтобы снизить градус...

- Наверное, да. Жанр баек мне чужд.

- Всякий писатель должен быть ленив?

- Ну, не знаю. Собственно, почему обязательно ленив? Что касается лично меня, то я очень не люблю лишних хлопот, обязательств, траты сил. Я очень не люблю свою жизнь специально нагружать неудобствами. Но есть какие-то вещи, ради которых я готов потерпеть большие неудобства.

- Например?

- Да вот, хотя бы литература.

Россия > СМИ, ИТ > newizv.ru, 15 июня 2018 > № 2656590 Дмитрий Данилов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 14 июня 2018 > № 2649143 Елена Шанина

«Спокойно, девонька… Всё хорошо»

В гостях у редакции актриса театра и кино народная артистка России Елена ШАНИНА.

- Елена Юрьевна, вы находитесь в ряду самых преданных актрис театра «Ленком». Какая магия привязала вас на 43 года к одной сцене?

- Знаменитый актёр театра и кино Андрей Толубеев как-то сказал: «Я мечтал бы окончить институт в одном городе, работать в одном театре, сидеть в одной гримёрной и чтобы хоронили на сцене родного театра».

Очень важно, кто вокруг тебя, какая коман­да обеспечивает твой «тыл». Ведь в создании спектакля участвуют все: от режиссёра до гримёра и осветителя. Поэтому от того, как встречают тебя у дверей театра, зависит результат твоего самочувствия на сцене. Не зря говорил великий Станиславский: «Театр начинается с вешалки». Мне повезло. Я верна театру, а он верен мне!

- Три с половиной десятилетия визитной карточкой Ленкома является рок-опера «Юнона и Авось», где вы играете главную роль Кончитты. В чём загадка долголетия спектакля, ставшего легендарным?

- Это была счастливая встреча талантливых людей, собравшихся в одно время в одном месте. Режиссёр Марк Захаров, поэт Андрей Вознесенский, композитор Алексей Рыбников, художник Олег Шенсис, хореограф Владимир Васильев и актёрская труппа с её неисчерпаемой энергией, эмоциями, талантом сделали спектакль бессмертным!

Ещё до постановок рок-опер «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» и «Юнона и Авось» нам на закрытых просмотрах показали американский мюзикл «Иисус Христос - супер­звезда» и фильм «Кабаре» с Лайзой Миннелли. Мы были потрясены, захотелось, чтобы и у нас появились подобные спектакли.

- Голоса Елены Шаниной и Николая Караченцова, повествующие о настоящей любви, будоражили сердца тысяч театралов. Эта роль стала счастливым билетом к вершине славы?

- До «Юноны…» сыграно десять главных ролей. Так что, можно сказать, если это и был билет куда-то, то, скорее, близкий к финалу.

Я поступила в театр в 21 год и сразу стала играть ведущие роли в таких спектаклях, как «Бременские музыканты», «Тиль» в составе с Инной Чуриковой, «В списках не значился» с Александром Абдуловым, Виктором Проскуриным.

В 26 лет была удостоена звания заслуженной артистки РСФСР, а Кончитту сыграла лишь в 27. Тем не менее горжусь, что узнаваемой стала не по фильмам, как это часто бывает, а по спектаклю театра. Хотя наши с Николаем Петровичем голоса зрители впервые услышали в «Тиле» по пьесе Григория Горина, музыку к которому написал Геннадий Гладков. Именно с этой постановки началась славная история восхождения Ленкома, прорыв в театральной жизни страны. В то время не было такой рекламы, телесъёмок, но был ошеломительный успех.

- Скажите несколько слов о творческом дуэте с Николаем Караченцовым.

- Так сложилось, что ведущая актриса нашего театра Инна Чурикова, создавшая в премьерном спектакле «Тиль» образы сразу трёх женщин, уехала на киносъёмки. После просмотра в ЛГИТМиКе дипломной постановки «Бесприданница», где я играла Ларису Огудалову, Марк Захаров принял решение ввести меня на роль. Так решилась моя судьба.

Встреча с Николаем Караченцовым? На репетиции передо мной предстал образ как на картинах Пабло Пикассо: отдельно глаза, зубы, лицо и голос, который ни с каким другим не спутать. Я даже испугалась. Но на самом деле он оказался замечательным человеком и партнёром. Несмотря на то что я только делала первые шаги на сцене, с его стороны не чувствовалось ни высокомерия, ни дистанции. Наоборот, помогал, поддерживал, выручал, если что-то шло не так. Поначалу от волнения тряслись ноги, не слушался голос, а он шёпотом говорил: «Спокойно, девонька, спокойно. Всё хорошо!» Так что в «Юноне…» мы были уже сработавшимися партнёрами.

- В вашем творческом списке немало заметных киноролей. Скажем, в фильме «Аты-баты, шли солдаты», где вы трогательно и проникновенно сыграли Киму. Тогда вам посчастливилось работать с Леонидом Быковым. Какие воспоминания остались о том периоде?

- Когда кинорежиссёр Леонид Быков пригласил сниматься в картине, я была уверена, что в нашем театре он видел спектакль «В списках не значился» по роману Бориса Васильева, где я играла роль Мирры. Но оказалось, он приметил меня после небольшого эпизода в одном из фильмов. Позже, увидев на сцене мою работу, написал: «Простите, что предлагаю вам такую скромную роль». Это так мило!

Сниматься у Леонида Фёдоровича было величайшим удовольствием. Человек нежнейшей и добрейшей души! Он очень любил актёров. Помню такой случай. Мне, как начинающей актрисе, за съёмочный день назначили самую низкую киноставку - 9 рублей. Когда он увидел, что за всю работу в картине начислено лишь 160 рублей, кричал так, что все подумали: произошло что-то непоправимое. В итоге я получила в два раза больше - как премию. Хотя мне тогда это было совсем не важно.

А писатель Борис Васильев после исполнения ролей героинь двух его романов подарил книгу с автографом: «Спасибо за Мирру и Киму». Я была счастлива!

- Появление в вашей жизни Александра Збруева стало знаменательным событием. Вы познали, как в «Юноне…», настоящую любовь, от которой родилась замечательная дочь. Какие черты характера унаследовала от отца теперь уже актриса театра «Ленком» Татьяна Збруева?

- После несостоявшейся попытки сыграть роль в фильме Андрона Кончаловского «Романс о влюблённых», на которую в конце концов утвердили блистательную Елену Кореневу, второй режиссёр Галина Бабичева - видимо, я ей приглянулась, - позвонила и сказала: «К тебе зайдёт Саша Збруев, за руку приведёт в Ленком и познакомит с главным режиссёром Марком Захаровым».

Так что появление в моей жизни Александра Викторовича было не случайным. Чувства вспыхнули намного позже, во время репетиций спектакля «Хория», где мы играли влюблённых, потом семейную пару. Всё, конечно, было непросто. Но, наверное, от судьбы не уйдёшь.

Сегодня я горжусь своей дочерью, её трудолюбием и профессионализмом. Она получила музыкальное образование, с красным дипломом окончила ГИТИС, успешно играет на сцене Ленкома и в спектаклях других театров.

- Оглядываясь назад, вас можно назвать счастливицей. Не каждый может похвастать тем, что в его творческой жизни встречались потрясающе талантливые люди. Кого считаете наставником, другом?

- Прекрасного человека Евгения Леонова. Мне его очень не хватает. Он был учителем и старшим товарищем. Я часто бывала у Леоновых в доме, где царило радушие, простота и сердечность. Мы много разговаривали о творчестве и жизни.

В студенческие годы кумиром была и сейчас остаётся актриса Алиса Фрейндлих - хотелось ей подражать, ловить каждое сказанное слово, жест и учиться профессионализму.

- Чем сейчас занята Елена Шанина?

- Я профессор ГИТИСа. Сегодня на сцене театра студенты моего третьего курса с успехом показывают мюзикл «Малыш и Карлсон».

Играю в столичном Центре драматургии и режиссуры у Владимира Панкова в спектакле «Старый дом», где у меня очень хорошая роль. Имеются проекты в кино и антрепризе. Словом, работа есть!

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Визитная карточка

Родилась в Казани. Окончила актёрский факультет ЛГИТМиК (1974).

Заслуженная артистка РСФСР (1984). Народная артистка России (1997).

С 1975 г. - актриса театра «Ленком».

Портрет Елены Шаниной отчеканен на монете достоинством в один новозеландский доллар, посвящённой рок-опере «Юнона и Авось», где она сыграла главную роль.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 14 июня 2018 > № 2649143 Елена Шанина


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 13 июня 2018 > № 2645456 Анатолий Гольцов

Президент Липецкой ТПП Анатолий Гольцов в рейтингах влиятельности Липецкой области по версии Агенства бизнес информации ABIREG.RU.

В специальном выпуске Abireg.ru «Рейтинг влиятельности Липецкой области. 2018 – 2019 гг.» опубликовано интервью с президентом Липецкой торгово-промышленной палаты Анатолием Гольцовым.

Президент Липецкой ТПП Анатолий Гольцов: «Спонсор» – уже заезженный термин, это показуха и имитация добродетели»

ABIREG.RU – Эксклюзив – Анатолий Гольцов 20 лет работал на Липецком тракторном заводе, затем 13 лет был начальником управления промышленности Липецкой области. Сейчас он Президент Липецкой торгово-промышленной палаты. «Абирегу» он рассказал о своей любви к музыке и спорту, о своих звездных друзьях и о том, чего часто не хватает высокопоставленным чиновникам.

– Говорят, вы дружите со спортом, любите симфоническую музыку и хорошо играете на фортепьяно. Вас, как это часто бывает, заставляли заниматься спортом и музыкой родители?

– Да. Как пел Высоцкий, я вышел ростом и лицом, спасибо матери с отцом. Отец приучал заниматься спортом, мама – музыкой. К этому приучают по-разному. Моцарта, говорят, пороли. Правда, я, как Моцарт, играть не научился, зато научился слушать и понимать музыку.

– Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына...

– В народе говорят, что розга ум бодрит. Но приучить ребенка к хорошему можно и добрым словом и хорошим примером. Мой отец был одним из руководителей на тракторном заводе и дружил со многими директорами. Это были люди высочайшей культуры из Ленинграда и Москвы. Их жены жили музыкой, и однажды у кого-то из них дома я увидел, как красиво девушка играет на рояле. Мне было лет десять тогда, и я влюбился в музыку.

– Но, тем не менее, вы пошли работать не в филармонию, а на тракторный завод...

– А ты, как многие наши технари, тоже думаешь, что между физикой и лирикой нет никакой связи? Есть. Когда-то в нашем театре драмы имени Льва Толстого по инициативе директора НЛМК Ивана Васильевича Франценюка ставили спектакль «Сталевар». Он говорил, что сталевару очень важно ходить в театр и вообще приобщаться к искусству, потому что варить сталь – это такое же творчество, как игра на сцене.

Однажды я был на Петербургском экономическом форуме. Ко мне подошел Александр Николаевич Шохин (президент Российского Союза промышленников и предпринимателей – прим. ред.), который до этого беседовал с одним важным господином из японской компании, и тихонько сказал: «Анатолий, забери у меня этого японца, у него есть интересное предложение». И мы с этим японцем стали беседовать. «Вы откуда?» «Из Липецка». «А что это за город?» Я ему объясняю: новолипецкий комбинат, выгодная логистика... «А что у вас с культурой?» Я говорю: «С культурой тоже все хорошо. В наших краях бывали и композитор Тихон Хренников, и Михаил Пришвин с Иваном Буниным. У нас в Астапово провел последние дни Лев Толстой». «Но Астапово же в Тульской области?» «Нет, в Липецкой! А вы Толстым интересуетесь?» Он говорит: «Я толстовец». Вот, этот японец живет на другом конце света, профессия у него совсем не лирическая, а он думает о нашем Толстом! А предлагал он подумать о размещении в Липецке завода Йокохама.

– Вы привозите в Липецк хорошие спектакли. Вы их сами выбираете или друзья предлагают?

– Нет, я не привожу. Это происходит по-другому. Все эти мероприятия проводит Эльмира Щербакова, председатель комиссии по культуре Общественной палаты Центрального федерального округа. Это сильнейший менеджер, поэтому организация любого культурного мероприятия с ее помощью проходит «на ура». Она родственница Петра Шемякина, великого художника, друга Высоцкого. Я знаю от нее лично, что она маленькой девчонкой общалась с Владимиром Семеновичем. Культурная среда сохранилась в Большом и других театрах Москвы и Питера, и она эту культуру продвигает по всей России.

Сейчас мы помогаем Эльмире реализовать проект «Тургенев сегодня». Мы покажем его в Липецке, а потом повезем в Лебедянь. Кстати, у Тургенева, в «Записках охотника» есть рассказ «Лебедянь».

– Щербакова подбирает репертуар, а липецкий бизнес через вас все спонсирует?

– Нет, совсем не так. Спонсор – это уже заезженный термин. Это показуха и имитация добродетели. Получается, я вам дал деньги, а вы мне «спасибо» скажите?! Есть хорошее слово – меценат. И наши меценаты, про которых знаю только я, финансируют эти мероприятия.

– Вы дружите с Костей Хабенским, с Анатолием Карповым, с Андрисом Лиепа, с Игорем Верником. У вас много друзей.

– Да, Константин Хабенский ставил при нашей поддержке спектакль, Анатолий Карпов провел групповую игру с нашими липецкими шахматистами, Андрис Лиепа удивил нас балетом. А с Игорем Верником я познакомился в Чечне на инаугурации первого президента Чеченской республики. Он там очень хороший концерт сделал. Потом он был у нас в Ельце. Я ему говорю: «Игорь, пойдем, я тебе подарок сделаю. Здесь есть театр, ему двести лет. В нем Шаляпин пел». Заходим в театр, а там работники отмечают день рождения своего коллеги. Говорят: «Отметьте с нами бокалом шампанского!». Он отказался. «Ну, не пьешь, тогда пой!» И он пел им свои песни.

Но ты спросил про друзей... Да, у меня много замечательных друзей. Например, Владимир Дементьев. Он работает начальником областного управления физкультуры и спорта и посвятил всю жизнь развитию спорта в нашей области. Мы с ним дружим уже сорок четыре года. Познакомились в нашем политехе в 1973 году. Он тогда к Олимпиаде готовился. И с тех пор дружим. Он мне даже две песни посвятил.

– Он, что песни пишет?

– Да. У него прекрасные песни и замечательные стихи.

– Мама заставляла вас ходить в музыкальную школу, отец – на бокс?

– Бокс – это тоже искусство. Это танец, ритм, это публика. Знаешь, для чего бокс нужен? Он учит не бить другого человека, а защищать и держать удар. А в жизни – чем бы человек ни занимался: музыкой или бизнесом – главное умение держать удар! Мы недавно финансировали турнир имени нашего великого боксера Петра Заева, который взял серебро на олимпиаде в 1980 году и был абсолютным чемпионом СССР. Он же у нас в Сселках родился и выступал за липецкое «Динамо». Я его хорошо знал. И на турнире, на огромном плакате я написал: «В жизни, как в боксе, главное не бить, а уметь держать удар».

– Ваши дети пошли по вашим стопам?

– Мой старший сын Андрей был профессиональным футболистом. В 17 лет уехал в Финляндию играть в футбол. Перешел в Высшую лигу. Потом была Беларусь, и его стали приглашать в другие страны. Затем он вернулся в Россию, закончил экономический факультет Елецкого университета и с профессиональным футболом расстался. Но играть продолжает. Сейчас в футбольной команде торгово-промышленной палаты.

Младший, Василий, окончил наш политех, затем учился в университете в Италии. А потом целый год работал в Японии. Там его увидел один мой знакомый чиновник. И меня спросил: «Почему твой сын выбрал такие тяжелые условия для стажировки? Ты, что, Анатолий, очумел? Куда ты сына заслал?» Я ему говорю: «Если бы сейчас работал тракторный завод, я бы его попросил первый год в чугунке отработать, чтобы он научился слышать людей».

– Вы думаете, если человек, как говорится, на лопате не поработает, он будет нос задирать?

– Не знаю, но мне кажется, из тех, кто вместе с простыми работягами лямку не тянул, получаются плохие чиновники. Они народ не слышат, и у них в жизни ничего не получается. Сейчас это сходит с рук. Я хорошо знал министра тракторного и сельскохозяйственного машиностроения СССР Александра Ежевского, он мне рассказывали поучительную историю.

Его в 26 лет Сталин поставил директором танкового завода и дал напутствие: «Мы, – говорит, – знаем вас как молодого и перспективного работника. Ваша задача – делать три танка в смену». Он приезжает и узнает, что завод кое-как делает один танк. Три директора до него не справились с поручением. Он тогда собрал весь коллектив и сказал: «Сталин попросил нас делать 3 танка в смену». На него посмотрели как на самоубийцу. «У кого есть какие предложения, заходите ко мне». И люди пошли. И рационализаторы, и рабочие, и начальники, даже уборщица пришла с предложением. Ежевский, как говорится, учел предложения, и через две недели стал делать три танка в смену. Ему тогда орден Ленина дали. Прежде всего, это получилось потому, что он народ слышал.

Пресс-служба Липецкой ТПП

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 13 июня 2018 > № 2645456 Анатолий Гольцов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644488 Людмила Семеняка

К мистическим высотам Петипа

Беседа с прима-балериной Большого театра, Народной артисткой СССР, лауреатом Государственной премии Людмилой Семенякой

Марина Алексинская

Концерт фестиваля Benois de la danse в честь 200-летия Петипа состоялся в Большом театре 6 июня, в день рождения Пушкина. И это — провиденциально. Артист балета, повеса-гастролёр: в поисках престижных ангажементов и романтических приключений в Мадриде дрался на дуэли из-за дочери маркиза Вильягарсия и был вынужден потом предпринять "под вымышленным именем" путешествие через Францию в Англию и Шотландию и обратно во Францию, в результате которого и оказался, наконец, в Петербурге, чтобы… звонкие, словно богемский хрусталь, па и жеманно-манерные, как призраки Версаля, позы перевести на язык русского снега, "Невы державного теченья", света Полярной звезды, чтобы "золотой век" русской поэзии повенчать с "бриллиантовым веком" русского балета.

"Пахита", "Коппелия", "Баядерка"… достаточно одного из шедевров Петипа на музыку приглашённых в Россию композиторов Людвига Минкуса и Лео Делиба, чтобы войти в пантеон великих. И Петипа — вошёл. И поднялся ещё на одну ступень, преодолел ещё одну вершину, с высоты которой простирается лишь дымка Млечного пути. С Чайковским создаёт Петипа балеты "Щелкунчик", "Лебединое озеро" (совместно со Львом Ивановым), "Спящая красавица" — грандиозные действа, миры изыска и изящества. Поднятые на котурны элегантности и благородства они слепят нездешней красотой и рассыпаются, как нить из звуков челесты — от дуновения… В Петербурге, в кулуарах театров, заговорили о магии Петипа, припомнив, кстати, визит графа Калиостро к Ивану Елагину, первому директору Императорских театров, его обещание обучить русского собрата искусству философского камня… "Ничего особенного. Но успех потрясающий! Что ни балетный номер, то откровение красоты!"

И ещё. Балеты Петипа немыслимы вне див, искусниц грёз и "неги томной", однажды блеснувших будь то в "Эсмеральде" или в "Коньке-горбунке", "Прелестной жемчужине" или "Жизели", "Лебедином озере" или "Спящей красавице". Матильда Кшесинская, Анна Павлова, Ольга Спесивцева, Марина Семёнова, Галина Уланова, Екатерина Максимова, Наталия Бессмертнова, Наталья Макарова, Людмила Семеняка.

С Людмилой Семенякой мы встретились ещё в марте, накануне дня рождения Петипа, и наша беседа состоялась в пустующем атриуме Большого театра, в вечер. Зима была долгой. Людмила Семеняка куталась в шубку, огни большого города преломлялись сквозь стеклянный потолок атриума и отражались в двух-трёх бриллиантах колец легенды Русского балета… я же думала о непревзойдённом шарме, своеобразной очаровательности балерины "эпохи Петипа", и тайне Петипа — кто не только французские па-де-бурре вложил в орнамент русской жизни, но и из "мистерии неземной любви между танцовщиками и танцовщицами в присутствии Императора и двора, а затем и Красного двора", — цитирую историка и философа Владимира Карпеца, — создал мощнейшее, бьющее молниями силовое поле, направленное на сдерживание государства Российского.

"ЗАВТРА". Людмила, в дни, посвящённые 200-летию Петипа, хотелось бы поговорить о Петипа именно с вами. Спросить: когда и каким образом состоялась ваша первая встреча с балетами Петипа?

Людмила СЕМЕНЯКА. Во втором классе хореографического училища. Мы поступали в училище в десять лет, а на следующий год уже принимали участие в лучшем и самом значительном из репертуара Петипа: в балетах "Раймонда", "Баядерка", "Спящая красавица" — на сцене Кировского театра. В "Спящей красавице" я исполняла маленькую Аврору, что появлялась в картине предсказания злой феи Карабос. Короны на мне не было, но я была в пачке, розовые цветочки были на голове… сразу попала в сказку.

"ЗАВТРА". Кто танцевал партию Авроры в то время? Кого вы запомнили?

Людмила СЕМЕНЯКА. Я всех запомнила. В то время танцевали Ирина Колпакова, Алла Сизова, Нинель Кургапкина, Ксения Тер-Степанова. Так что мы с детства могли понимать, что есть настоящий танец, полноценный, выразительный до невозможности, интерпретированный каждой балериной по-своему танец. Мы смотрели спектакли, и все солистки были для нас феерически прекрасны. Потом на лето нас отправляли с училищем на дачу, которая находилась на Кировских островах, и мы с девочками танцевали на траве партию Авроры, знали её наизусть.

"ЗАВТРА". И тем не менее, самая яркая балерина в партии Авроры?

Людмила СЕМЕНЯКА. Не могу этого сказать. Известно, что "Ленфильм" снял в фильме-балете "Спящая красавица" Аллу Сизову, она была выдающейся Авророй, точным воплощением принцессы; её выделяла совершенно неповторимая искренность. Своя прелесть была и у Нинель Кургапкиной, её Аврора была очень живая, непосредственная… Аврора Ирины Колпаковой считалась эталоном, была академически чистая и очень лёгкая… Я не помню ни одной одинаковой Авроры.

"ЗАВТРА". Чем объяснить особый статус балета "Спящая красавица"? Что требует партия Авроры от балерины?

Людмила СЕМЕНЯКА. "Спящая красавица" — балет-феерия. С той роскошью, что позволительна была исключительно на сцене Императорского Мариинского театра. Европейские театры, конечно, знали роскошные постановки, но русский престол уделял балету особенное внимание. Петипа представил со "Спящей красавицей" всё лучшее, квинтэссенцию всего, что накопила русская балетная культура, и партия Авроры — партия высшего ранга. Она поставлена на одном дыхании, очень сложна технически. Необходимо обладать недюжинной школой для того, чтобы танцевать Аврору, приподнятым строем души, — без такого не передать красоту феерии; но главным всегда был и остается образ Авроры. Этот образ растворён в музыке Чайковского, где столько оттенков, нюансов разлито… Каждая балерина слышит музыку по-своему, и в каждом поколении есть балерины, которые обладают достаточными данными для интерпретации Авроры. Передача интерпретации происходила и происходит, и этот процесс, слава Богу, не остановить.

"ЗАВТРА". "Спящая красавица" — апофеоз русского балета, тогда как "Лебединое озеро" — душа. Чем вы объясняете завораживающую тайну "Лебединого озера"?

Людмила СЕМЕНЯКА. Тайна — в гениальной музыке. Петипа не первый хореограф-постановщик "Лебединого озера", но только Петипа и Лев Иванов, автор белого акта, разгадали тайну музыки Чайковского и создали балет такой красоты, от которой никто не может отказаться. Как я понимаю, состав балерин Мариинского театра, как приглашённых, так и русских, был тогда очень сильным. "Лебединое озеро" идёт с 1895 года, со временем меняются лишь какие-то нюансы в манере танца, при этом спектакль остается неизменным русским, всегда русским… Приехав в Россию, Петипа понял здесь что-то глубинное, что-то увидел сквозь призму европейской культуры, и это "что-то" перенёс на язык хореографии, создал балеты, которые стали классикой исконно русской. Это "что-то" чувствует каждая русская балерина. Из западных меня покорила в "Лебедином" Марго Фонтейн — совершенно невероятная такая была "звезда".

"ЗАВТРА". Как бы вы сформулировали: в чём выражена русскость балетов Петипа?

Людмила СЕМЕНЯКА. Если я скажу — "в музыкальности, танцевальности", то всё это будет общим понятием. Специальное понятие — в руках. Петипа погрузил каноны рук, пор-де-бра в природу русского танца. Ну, а ножки — видите, Пушкин говорит: не найти две пары красивых русских ножек… Но думаю, он здесь не прав. Главное, Петипа было с кем работать в России. Он встретился с Чайковским, вместе с композитором балеты превратил в симфонию, где каждое па ложится на музыку. Боже мой, это только гений может симфонический балет создать.

"ЗАВТРА". Возвращаясь к "Лебединому озеру". Что значит этот балет лично для вас?

Людмила СЕМЕНЯКА. Прежде всего, с "Лебединого озера" началась моя карьера. Специально для Всесоюзного конкурса артистов балета Ирина Александровна Колпакова подготовила со мной третий акт из "Лебединого озера", па-де-де Чёрного лебедя. В жюри были Уланова, Григорович… И после конкурса решилась моя судьба. Юрий Николаевич счёл нужным пригласить меня в труппу Большого театра.

"ЗАВТРА". Одиллия или Одетта, какая партия для вас сложнее?

Людмила СЕМЕНЯКА. Мне всё одинаково сложно. Это только в XX веке Одетту-Одиллию объединили в одну роль. Со временем поняли, что по музыкальному замыслу, так как у Чайковского, Одетта-Одиллия — это две стороны души принца, один образ в двух лицах, и партии должна танцевать одна балерина. С Одеттой-Одиллией я вышла на сцену Большого театра, когда весь мой путь как балерины был впереди; я делала только первые шаги в этом спектакле и справилась с каждой партией, потому что мне хватило школы и физических сил, и я сумела воспринять традицию предыдущего поколения. Традицию, которая закладывалась все восемь лет обучения в хореографическом училище.

"ЗАВТРА". В Большом театре вашим педагогом стала Уланова, балерина, об Одетте которой говорят, как об эталоне красоты.

Людмила СЕМЕНЯКА. Одетта Улановой — сохранилась запись — действительно поражает. И суть в том, что произошло совпадение: на заколдованность образа Одетты легла личная заколдованность Улановой, её загадочность, не говоря уже о том, конечно, что в Улановой были заложены большая музыкальность, кантиленность. Уланова… она ведь так и осталась для всех заколдованной…

"ЗАВТРА". Какой урок вы получили от Улановой в работе над "Лебединым озером"?

Людмила СЕМЕНЯКА. Мы готовили "Лебединое озеро" в редакции Григоровича. И философия, строгость этой редакции Улановой была дорога и близка. Репетиции заставляли меня быть особенно вдумчивой, углублённой…Галина Сергеевна просила только не превышать нужную ноту, в этом — вкус.

"ЗАВТРА". Говоря о вкусе, решительно невозможно обойти ещё один шедевр Петипа — балет "Баядерка", акт "Теней".

Людмила СЕМЕНЯКА. Пронзительный акт. Показывает, что происходит с душой человека после смерти. Главного героя спектакля, Солора, Петипа погружает в акте "Теней" в мир инобытия. И этот мир оказывается заштрихованным красками первого акта, цветом земного мира, что поднимает "Баядерку" к совершенно другим, мистическим высотам. Можно сказать, нереальный мир в "Баядерке", он даже более земной и честный, чем тот, что полон жизни.

"ЗАВТРА". Каким одним словом вы определили бы хореографию Петипа?

Людмила СЕМЕНЯКА. Словом "неземная". Хореография Петипа — неземная. И состоит из техники, которую Петипа аккумулировал на уроках в классе Иогансона и потом применял в самых удивительных сочетаниях, комбинациях. Петипа предоставил в своих балетах каждой танцовщице возможность танцевать, представить себя во всём блеске. Кордебалетные фиоритуры он украшал фигурами ансамблей, и, что характерно, танец в кордебалете не уступает по технике танцу балерины. Балерина — она в другой ипостаси. Императорский театр требовал от балерины весь комплекс качеств какого-то высочайшего бриллиантового звучания. И Петипа, осуществляя заказ, помещал балерину в центр своих балетов как бриллиант. А уж какой он "воды", и какой он огранки — разговор о школе. Я думаю, балерина — бог для Петипа. И хореография Петипа, что удивительно, она даже другие ноги формирует и… другую душу.

"ЗАВТРА". В чём, на ваш взгляд, главная заслуга Петипа?

Людмила СЕМЕНЯКА. В том, что Петипа всю свою жизнь подарил Императорскому балету, он вдохнул в балет нечто необыкновенное, как фуги Баха. Петипа — он такой мастер, что создавал балеты на века.

"ЗАВТРА". В таком случае, в чём идея Императорского балета?

Людмила СЕМЕНЯКА. В том, что Пушкин назвал — "душой исполненный полёт". И вот этот "полёт" уже невозможно остановить.

"ЗАВТРА". Хотелось бы согласиться с вами. Однако, критики говорят сегодня о необходимости, важности вытряхнуть из балетов Петипа весь "нафталин". Как определить такой "нафталин"?

Людмила СЕМЕНЯКА. Для меня нет "нафталина". Я с критиками не вступаю в полемику. Никогда. Если я танцую Петипа, то зачем мне с ними вступать в полемику? Они могут высказываться, а танцуем мы. Танцуем мы то, что нам заповедано великими людьми. Как же я с критиками буду вступать в полемику? В какую?

"ЗАВТРА". Претерпевает деформацию и сценография спектакля. Насколько важны в балетах Петипа декорации, костюмы?

Людмила СЕМЕНЯКА. Декорации и костюмы являлись средствами выражения стремления к главному, если мы говорим о балетах Петипа, и в Мариинском театре работали изумительные художники. Сценография и действие спектакля представляли собой полное единение. Полное. Традицию старых мастеров продолжил Симон Вирсаладзе, блестящий художник, с которым Юрий Николаевич Григорович осуществил все свои постановки. В декорациях Вирсаладзе, грандиозных и сказочных, погружаешься в атмосферу балетов Петипа, а лестница в его "Спящей красавице", по которой бежала Аврора, давно уже превратилась в легенду. Для декораций он создавал костюмы, необыкновенно продуманные, удобные для танца, для виртуозного танца. Задача артиста — вписаться в любую постановку, но когда я выезжала на гастроли и танцевала другие версии, редакции балетов, то чувствовала себя немножко, как бы это сказать, чашкой не из того сервиза. Так что Вирсаладзе был и остаётся для меня художником непревзойдённым. Равно как и реставрация Григоровичем балетов Петипа была и навсегда останется непревзойдённой.

"ЗАВТРА". Чем объяснить такой факт?

Людмила СЕМЕНЯКА. Реставрация Григоровичем балетов Петипа — это особый дар. Юрий Николаевич получил знание хореографии из рук своего педагога Александра Ширяева, кто вместе со Львом Ивановым был ассистентом Петипа. И — угадал секрет его балетов. Всё оригинальное, что Григорович узнал от своих педагогов, он не трогал, бережно сохранил. Всё, что Григорович привнёс, возьмём хотя бы вариацию Принца в "Спящей красавице", привнёс столь гениально, что она выглядит абсолютно петиповской. То есть даже сомнения не возникает.

"ЗАВТРА". К сожалению, тема педагогического состава Ленинградского хореографического училища как-то в стороне остаётся, практически не освещается, тогда как в годы революционного нигилизма именно они отстояли Императорский балет, сохранили и передали его традиции.

Людмила СЕМЕНЯКА. Да, кто-то из артистов Императорского балета покинул Россию в годы революции, кто-то, как и Александр Ширяев, и Елизавета Гердт, и Агриппина Ваганова остались… и многие другие, имена, которых мы не знаем, остались и продолжали традиции школы. И оказались умные люди во власти, которые поняли: русский балет как достояние необходимо сохранить. Не разбросать по миру, а — сохранить. Вообще, время наших отцов, дедов было временем сильных людей. И оно для нас — загадка. Что мы знаем о том времени? У нас ведь как? Либо кричат "Да здравствует Сталин!", либо — "Сталин — тиран!". А ведь хореографическое училище эвакуировали из Ленинграда в самые первые дни войны, на это же необходимы были огромные средства. И потом уже, после войны, педагоги училища создавали школы Императорского балета в Перми, других городах Советского Союза.

"ЗАВТРА". Была мечта.

Людмила СЕМЕНЯКА. А почему мы мечтаем? Потому что есть, о чём мечтать.

"ЗАВТРА". Так что Петипа не победить?

Людмила СЕМЕНЯКА. Нет. Он один такой. Танец Петипа не исковеркать, не испортить. Ведь что такое балет? Это танец. Если нет танца — никакого спектакля нет, а есть отталкивающие кривляния.

"ЗАВТРА". Успех в каком из балетов Петипа вам особенно памятен?

Людмила СЕМЕНЯКА. В "Раймонде"… Гениально воссозданный Юрием Николаевичем Григоровичем балет с его феерической хореографией облетел весь мир. С труппой Большого театра мы были в Аргентине, выступали в знаменитом театре "Колон". Спектакль прошёл на колоссальном внутреннем подъёме, и я достигла тогда такого напряжения, такого счастья внутреннего погружения в атмосферу балета, что в какой-то момент перестала чувствовать себя. Публика была наэлектризована, и я сама электризовалась от публики, я просто летала над сценой… а на сцену с галёрки летели венки и назвать овации овациями нельзя было — как будто бы гром разрывался над театром. Спектакль прошёл на высочайшем уровне, и все мы были счастливы… Шлейф того успеха "Раймонды" долго не отпускал меня.

"ЗАВТРА". Петипа… Каким человеком вы его себе представляете?

Людмила СЕМЕНЯКА. Вот интересный вопрос… Судя по танцам, человеком не строгим, ищущим, мучающимся. Если бы я танцевала в то время в Мариинском театре, то была бы в нём балериной. Не последней. Я у Петипа любимицей была бы; ну, честное слово, я чувствую это.

"ЗАВТРА". Чувство, каким наполняет балерину балет Петипа?

Людмила СЕМЕНЯКА. То самое чувство, какое было у балерины русского Императорского театра.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644488 Людмила Семеняка


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644200 Константин Семин

ПУШКИН

Славим русский язык!

Пушкин - Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837) — русский поэт, драматург и прозаик. Большинство биографов и библиографов Пушкина говорят о нём как великом или величайшем русском поэте, как о создателе новой русской литературы, в своем творчестве утвердившем нормы современного русского литературного языка. Его произведения признаются эталоном языка, подобно произведениям Данте в Италии или Гёте в Германии. Ещё при жизни поэта стали именовать гением, в том числе печатно. Со второй половины 1820-х годов он стал считаться «первым русским поэтом» не только среди современников, но и русских поэтов всех времён.

Википедия.

6 июня отмечается День русского языка — российский и международный государственный праздник, посвящённый русскому языку. 6 июня — день рождения А. С. Пушкина. В Российской Федерации праздник учреждён в 2011 году; в ООН учреждён в 2010 году.

Также 6 июня 2018 года российские школьники сдавали ЕГЭ по русскому языку.

На злобу сегодняшнего дня — набросок стихотворения Александра Сергеевича Пушкина (лакуны черновика заполнены новосибирским поэтом Владимиром Берязевым):

Ты просвещением свой разум осветил,

Ты правды чистый лик увидел,

И нежно чуждые народы возлюбил,

И мудро свой возненавидел.

Когда безмолвная Варшава поднялась,

И бунтом [шляхты] опьянела,

И смертная борьба [с Россией] началась,

При клике «Польска не згинела!»

Ты руки потирал от наших неудач,

С лукавым смехом слушал вести,

Когда [полки] бежали вскачь,

И гибло знамя нашей чести.

[Но вот] Варшавы бунт [бесславно пал]

[И град лежит в огне и] в дыме...

Поникнул ты главой и горько возрыдал,

Как жид о Иерусалиме.

Иллюстрация: Илья Глазунов, «А.С. Пушкин. Накануне».

Экспертные оценки

Константин Сёмин

Я отношусь очень трепетно, даже болезненно, к тому, что происходит с языком. Считаю, что это самая важная часть нашего сознания, и разрушение языка воспринимаю как свою личную трагедию. Язык каждого человека возникает под воздействием не измеряемого множества переменных факторов. Это, конечно же, и семья, это, безусловно, чтение, и качественный состав твоей книжной полки, и количество времени, проведённого тобой в детстве за чтением — всё это формирует ароматный, точный русский язык. С другой стороны, я бы хотел бы напомнить известные и затасканные в нашу эпоху торжествующей безграмотности слова Пушкина: «Без грамматической ошибки, как уст румяных без улыбки, я русской речи не люблю». Соответственно, я далёк всё-таки от пренебрежительного, высокомерного отношения к тем людям, которые пишут с ошибками или говорят порой не совсем грамотно по-русски. Иногда они оказываются более честными, более достойными и более искренними людьми, чем те, кто говорит по-русски безупречно — как часть нашей интеллигенция, часто обладающей безукоризненным знанием не очень родного для неё языка. Поэтому я не вижу большой беды, если человек изъясняется, может быть, не очень красиво. Если человек совершает ошибки, это не катастрофа. Катастрофа, когда ошибки совершает народ, когда «средняя грамотность по палате» падает всё ниже и ниже, когда представители той самой интеллигенции начинают использовать русский язык для борьбы с русским языком и со всем, что представляет из себя русская, советская цивилизация, в первую очередь советская.

Поделюсь двумя наблюдениями. Я только что прилетел из Кишинёва. И был потрясён тем, как мало осталось от нашего общего прошлого на улицах, в вывесках, в ежедневном обиходе. Пришло новое поколение, выросли люди, которые по-русски уже не говорят и не думают. Нам казалось, что это не произойдёт, что это невозможно — а это произошло и это возможно. И всё, что связывало нас, потихонечку девальвируется, теряет ценность, рассыпается и исчезает в прошлом. Тоже самое видел на Украине. Когда побывал там в первый раз в 2000 году, не увидел в Киеве никаких особых отличий от любого другого нашего города,. А спустя 14 лет я понял, что это уже практически заграница, и выросло новое поколение, которое не знает и не хочет знать русского языка.

Сейчас в Молдавии я 2,5 часа просидел на пограничном контроле в довольно унизительном положении. Не я один, дело не в том, что я журналист, нас было несколько, и мы были виноваты лишь тем, что у нас есть российские паспорта и нет прямых родственников в Кишинёве. Это говорит не столько о жестокости конкретных людей, которые нас заставили так долго проверяться, сколько об уровне отношений между бывшими советскими республиками и о том, что происходит с этим ареалом распространения русского языка. Я напомню, что этот ареал достиг максимальных размеров в истории именно в годы советской власти, когда на русском языке говорило около полумиллиарда человек и до миллиарда понимало русский язык. А сегодня я боюсь, что даже из 143 миллионов человек, населяющих нашу страну, далеко не все могут считаться носителями русского языка. Хотя, может быть, они и являются русскими по происхождению или хромосомно-генному своему строению. Это, конечно, большая трагедия. Если говорить коротко, русский язык вырождается, русский язык умирает.

Второй пример, которым я хотел поделиться с вами, коль скоро мы вспоминаем сегодня Пушкина. Для того, чтобы понять, насколько неразрывно связано место, занимаемое Пушкиным в нашем сознании, и советская цивилизация, насколько Пушкин был необходим Советскому Союзу, советской культуре, я предлагаю забить любому интересующему в картиночном поисковике интернете «1937» — цифры, декларируемые как «страшная, зловещая» дата, как год, с которым связаны «жуткие преступления». Вместе с этими цифрами рекомендую ввести фамилию Пушкина и посмотреть, что будет. Вы увидите огромное количество фотографий, газетных сканов (например, «Литературной газеты» 1937 года), отчёты о собраниях и конференциях. Но самое интересное, что должно броситься вам в глаза, это дни Пушкина, проводившиеся советской властью в национальных республиках Советского Союза — в Узбекистане, в Казахстане и в других республиках, где не то что Пушкина читать не должны были бы, если бы страна развивалась так, как она развивалась до 1917 года — а и говорить на русском не должны были бы.

Сегодня ЕГЭ сдают наши бедные дети, лишённые на самом деле полнокровного русского языка. Выросло целое поколение с тех пор, как ЕГЭ, в том числе по русскому языку, провозгласил в своей программе Герман Греф. Напомню, что в 1999 году Греф возглавил Центр стратегических разработок, а в документах ЦСР как раз ЕГЭ было одним из ключевых моментов. Прошло почти 20 лет. Что случилось с поколением, которое выросло по заветам Грефа и Фурсенко, что наблюдаю я в своих поездках и встречах?

То, что я наблюдаю, известно всем и каждому. Каждый из нас, кто хоть чуть-чуть застал другое время, воспитывался в другую эпоху и привык хотя бы какое-то количество страниц в неделю прочитывать, конечно, не может не видеть катастрофический развал образования, падение грамотности, неспособность нашего нового поколения выражать свои мысли. Отсутствие этих мыслей как таковых, потому что язык — это отражение мышления. Если разрушено мышление, если человек не способен мыслить рационально, если не способен вычленять причины и следствия в происходящем вокруг него, то он и говорит таким же образом. Эта эклектичная, хаотическая речь является отражением раздробленного, перемолотого в фарш мышления. Что толку об этом сокрушаться, в очередной раз возносить руки к небу и кричать, что «всё пропало» — и так это вменяемому человеку ясно. Я просто хочу ещё раз подчеркнуть, что этот распад мышления, этот распад языка связан не с кознями конкретного человека, который задумал в Центре стратегических разработок уничтожить наше образование и извести его на корню, потому что так выгодно каким-нибудь злобным силам снаружи или внутри. Не в этом дело. Этот человек всего лишь винт, всего лишь функция во всей системе. Теперь система настроена не на образование и воспитание, а на другую задачу. В этой системе колониального компрадорского капитализма человек, который был бы в состоянии мыслить, который был бы в состоянии давать себе ответы на насущные, повседневные, ежедневные вопрос — он не нужен. Нужен человек-функция, нужен человек- винт, такой же, каким сам является Греф, нужен человек-приводной ремень.

Сам Греф об этом высказывается совершенно откровенно. Существует знаменитая видеозапись, где он говорит о том, что знание (и знание языка, видимо) нужно держать в секрете, потому что человек образованный является большой опасностью для тех, кто управляет. Он прямо сказал: «Если каждый человек сможет участвовать напрямую в управлении, что же мы науправляем?.. Как только все люди поймут основу своего «я», самоидентифицируются — управлять, то есть манипулировать ими будет чрезвычайно тяжело. Люди не хотят быть манипулируемыми, когда они имеют знания. В иудейской культуре Каббала, которая давала науку жизни, она 3000 лет была секретным учением, потому, что люди понимали, что такое снять пелену с глаз миллионов людей и сделать их самодостаточными. Как управлять ими? Любое массовое управление подразумевает элемент манипуляции».

Вам это не напоминает циркуляр «О сокращении гимназического образования», прозванный «манифестом о кухаркиных детях» — нормативный акт, подписанный в 1887 году? То же самое. Это ведь говорит не Греф — это говорит класс. Господствующий класс открыто, ничего не стесняясь, провозглашает свои цели. Почему он так открыто и бесстыдно об этом говорит? Потому что понимает, что ему ничто не угрожает, всё развивается именно таким образом. Поэтому он совершенно спокойно выполняет задачу разрушения. Нет в этом никакого заговора, а есть закономерное следствие тех перемен, которые произошли со страной в 1991 году. Пришёл к власти новый класс, у этого класса есть свои аппетиты, свои приоритеты, он совершенно не собирается никого развивать — никто же никому ничего не должен, никто никому ничем не обязан. Хочешь в Ломоносовы и Пушкины — становись, не получилось — брат, это твои проблемы, не дошёл ты из Холмогор до центра цивилизации. Греф, Набиуллина, Дворкович — все эти фигуры, как в тире, меняются через какое-то время. И общество начинает ненавидеть кого-то другого, не видя за этими трафаретами подлинной сути происходящего. Вырождение языка и вырождение человека (ведь речь идёт не только о языке, а о человеке как таковом) связано с системой общественных отношений, на которую мы перешли. Эта система отношений убивает мой любимый, мой единственный русский язык, без которого я не представляю своей жизни. Поэтому говорю об этом на каждом углу и, может быть, как кому-то кажется, сгущаю краски. Но я не могу их не сгущать, видя, что происходит с языком.

Чем дальше уезжаешь от Москвы, тем больше шансов встретить культурного человека — пока, по крайней мере. Но это не навсегда так, потому что московская цивилизация дотянется до самого отдалённого, до самого медвежьего угла. И состарятся те советские учительницы, которые ещё кое-где сохранились, и уйдут они на пенсию, и им на смену придут другие люди. И они приходят. Я не думаю, что есть какие-то катакомбы, какие-то культурные резервации, в которых сохраняется русская или советская словесность, высокая литература, нравственность и так далее. Но я убеждён, что, несмотря на вырождение и деградацию, ничего не потеряно окончательно. Нельзя сказать, что всё погибло и пропало. Вспомните, что происходило с русским и нерусским культурным сознанием после Гражданской войны. Какая была беспризорность, безграмотность, алкоголизм, кокаинизм, морфинизм и что угодно ещё. Уголовщина проникла в самые недра народной жизни, в том числе и уголовный язык. Вспомните «Республику ШКИД», вспомните, с каким человеческим материалом приходилось иметь дело большевикам. И, тем не менее, послереволюционное поколение дало нам выдающихся людей, дало бессмертных героев, в том числе Великой отечественной войны. Поколение Победы в основном закончило уже советскую школу и было носителям советского сознания. Поэтому я думаю, что нельзя даже 30-ю годами разврата и надругательства перебить то, что в народе существует и тяга к образованию, и тяга к прекрасному, и тяга к культуре. Эти способности есть в любом человеке, и в нашем они есть в не меньшей степени, чем в любом другом. Нас сажают на иглу, опускают в пропасть безработицы, бедности и нищеты. Но это бывало и раньше — хотя не так страшно, как нынче, но бывало.

Поэтому я призываю всех не отчаиваться, а сражаться с деградацией, с обволакивающем вырождением. Воспринимать каждую квартиру, каждую книжную полку, каждого школьника, каждого ребёнка как рубеж обороны и сражаться за каждую детскую душу и за каждую детскую голову. Это ответственность всех взрослых сегодня — читать детям, если они не читают сами, усаживать за книги, подкладывать необходимые им книги. Если они не читают книг — нужно лезть в социальные сети и в социальных сетях насаждать, проталкивать, протискивать норму — какая среда, такое и средство борьбы со средой. Пропагандировать разумное, доброе, вечное. Русскую литературу, советскую литературу, русскую поэзию, советскую поэзию, русскую классику, советскую классику. Совершенно необязательно только русскую и советскую, конечно же, есть множество иностранных авторов, которые тоже необходимы, человек должен быть всесторонне развит.

Но, конечно, всё это необходимо делать, осознавая, что причина происходящего, базис — это общественные отношения. Нельзя потушить пожар, если он имеет низовой характер, если горит почва под ногами, если горят основы, в первую очередь, экономические основы бытия. Ими нужно заниматься для того, чтобы спасти наше культурное достояние, то, что от него осталось, без этого невозможно поправить дела.

Я бы не призывал надеяться на чудесные перемены по мановению власти. Этим переменам неоткуда взяться. Сейчас произошла чудовищная, катастрофическая история с утечкой ответов на приближавшийся экзамен по математике. Вдруг выяснилось, что всё это можно подсмотреть и заранее подготовиться. Нам же всегда разъясняли, что ЕГЭ — это абсолютная прозрачность, и секретность, и конкурентность, и равенство условий. Теперь выяснилось, что нет, ничего подобного. Скандал произошёл буквально только что. Приведёт ли этот скандал к пересмотру всей системы ЕГЭ? — я не стал бы на это надеяться. Идёт внутренняя бюрократическая война между силами, которые всё-таки настроены хотя бы с этим разобраться, попрощаться с тестами, отменить эти совершенно уничтожительные технологии — и силами, которые пытаются сохранить все свои «завоевания». Но я думаю, что результат этой борьбы не будет определяющим, он ничего радикальным образом не изменит.

Видите ли, ЕГЭ и Греф — это не единственные причины деградации языка. Сегодня сознание детей формируется не книжкой. Абсурдно винить научно-технический прогресс в том, что у нас Ютуб пришёл в каждый дом, что происходит ютубизация массового сознания, детского в том числе. Дети начинают разговаривать другим языком. Я не о «мемасиках», не о неологизмах, которые невозможно запретить — язык пластичен, синтетичен, он всегда впитывает всё, что его окружает, и он всегда изменяется, невозможно его забетонировать, невозможно вернуть букву «ять» в него, никто к этому и не призывает. Но когда поднимаются все шлюзы, когда разломаны все плотины и когда детское сознание затапливается огромным количеством просто вырожденческих образов и стереотипов — это катастрофа. Это приводит к стремительной примитивизации сознания. И это то, что происходит сейчас безо всякого ЕГЭ. Потому что нет ничего, что можно было противопоставить влиянию западного кинематографа, западной массовой культуры, массовой популярной музыки. В Советском Союзе она была, и это был Чайковский по сравнению с тем, что сегодня ежедневно попадает из радиоприёмников или из наушников в детский мозг. Это и компьютерные игры — много всего. Производство культурных ценностей — это конвейер. Если этот конвейер разломан, если он приватизирован, если он находится в чужих руках, то не одно ЕГЭ виновато в том, что происходит. И наивно уповать на то, что ЕГЭ отменят или придёт хороший министр и грудью заслонит ребёнка от накрывающей его волны. Не заслонит и не придёт. Нужно воспринимать проблему в комплексе. И нужно понимать, что рубеж обороны, борьбы за будущее страны в целом, культуры, языка, проходит по каждой конкретной семье, по каждому конкретному дому, и касается каждого конкретного ребёнка и каждого конкретного родителя. И перекладывать ответственность на какого-то человека, сражающегося в министерских кулуарах за твоё будущее, абсурдно и бессмысленно. Это ты отвечаешь за своё будущее, это ты пятницу провёл за пивной бутылкой, а не за тем, чтобы прочитать ребёнку что-нибудь или побудить его к тому, чтобы он что-то почитал.

Не бывает языка в вакууме, не бывает творца — поэта, музыканта — в вакууме. И поэт, и музыкант, и любой другой творец зависит напрямую от материальных условий существования, в конечном счёте от средств распространения своего таланта. Если эти средства творческого производства находятся в частных, корыстных руках, то ты сколько угодно можешь уповать на гениальность — о новом Пушкине никто не узнает, он умрёт в безвестности и нищете, и никто о нём не вспомнит до тех пор, пока ситуация в общественных отношениях будет выглядеть так, как теперь.

Об англификации. Помните, какое-то время назад мы трепыхались ещё, сопротивлялись тому, что у нас магазинные, ресторанные вывески переписываются на английский лад. Была попытка освободить города от этих названий. И что — эта попытка удалась? Пройдите сейчас по любому городу, включая Москву, и почитайте вывески магазинов, почитайте названия. Я оказался в Архангельске, когда мы снимали «Последний звонок» — и просто обалдел. Это уже не Архангельск, это какой-то другой город. По крайней мере, когда ты идёшь по центру и сморишь по сторонам, то там нет русских названий, просто нет. Почему так происходит? Да потому, что это диктуется рынком. А почему это продаётся лучше? Да потому, что коммерциализированно всё, и все, раскрыв рот, смотрят в сторону иностранщины. Потому что уничтожено всё своё. Масштабы этого не осознаются нами.

Здесь хочу вспомнить сталинский репродуктор. В каждой деревне был установлен этот чёрный раструб. Сейчас наши враги скажут — «это для того, чтобы вести свою советскую пропаганду». Хороша была пропаганда — симфонии классиков и современных композиторов, оперы русских мастеров. Лучшие драматические спектакли лучших театров. Постоянно и многократно в течение дня звучала проза и стихотворения в исполнении лучших артистов страны. И это формировало уже не какой-то узкий слой культурно развитых людей, а подавляющее большинство народа. Вот то, чего сейчас нет. Вернётся сталинский репродуктор — очистится и воскреснет русский язык.

Добавил бы, что выковывал культуру не только сталинский репродуктор. Это и ленинский «репродуктор», это «репродуктор» тех подвижников, которые шли в деревни после Гражданской войны, чтобы открывать там школы, чтобы учить детей. Это была абсолютная преемственность с гениями прошлого. И абсолютная верность идее, делу, духу марксистско-ленинского учения, которое провозглашает всё культурное достояние человечества достоянием социалистического общества. Каждый член этого общества имеет полные права на все сокровища. Был сформирован и открыт Эрмитаж для доступа самых простых людей, никогда не смевших даже приблизиться к этому зданию, были распахнуты музеи, стремительно начал расти общий культурный уровень, и начало меняться массовое сознание в стране.

Именно такой народ, культурный народ, народ, тянувшийся из вековой отсталости к свету образования, и сломал хребет фашизму. А этот народ, конечно, не мог представить себя без Пушкина. А Пушкина мы, в свою очередь, не можем представить не только без «Сказки о Царе Салтане» или «Руслана и Людмилы», но и без «Дубровского», без «Капитанской дочки», без этого дремлющего в русском народе, в русском сознании стремления к справедливости. Над ним можно очень долго измываться но, в конечном счёте стремление к справедливости нельзя игнорировать — это никогда и никому не удавалось.

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644200 Константин Семин


Россия. ЮФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 12 июня 2018 > № 2649147 Владимир Зайцев

Опыт ветеранской организации по участию в проведении крупных спортивных мероприятий.

Практическая помощь полиции со стороны ветеранской организации УВД по г. Сочи способствовала в целом обеспечению образцового общественного порядка во время зимних Олимпийских игр 2014 года.

В 2018 году в России впервые состоится чемпионат мира по футболу. Безусловно, вне зависимости от результатов, которые покажут наши футболисты, мне, как и другим любителям футбола, хочется увидеть хорошую игру профессиональных спортсменов, не омраченную никакими хулиганскими проявлениями болельщиков.

Уверен, что в сложившейся обстановке полицией, другими правоохранительными и силовыми структурами нашей страны при подготовке к чемпионату мира по футболу и во время его проведения будет выполнен весь необходимый комплекс мер безопасности. Охрану общественного порядка обес­печат на высочайшем, я бы сказал, на олимпийском уровне, как это было сделано в 2014 году в Сочи.

Однако есть здесь некоторое отличие: зимние Олимпийские игры 2014 года проходили на территории одного субъекта Российской Федерации – Краснодарского края, вернее, даже одного города – Сочи, а чемпионат мира по футболу будет проводиться на огромной территории в различных регионах России, в том числе и в столице нашей Родины – в Москве.

Объем задач значительно больше, чем в Сочи. Ветераны органов внутренних дел и внутренних войск Краснодарского края самым активным образом помогают полиции и Национальной гвардии России в подготовке к этому важному спортивному событию. Благо, накоплен хороший опыт в период подготовки и проведения XXII Зимних Олимпийских игр в Сочи. Тогда, в 2009 году, из числа ветеранов создали рабочую группу. По решению Краевого Совета ветеранов ее возглавил полковник милиции в отставке Василий Кириллович Мещенков, заместитель председателя Краевого Совета ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск, бывший начальник управления охраны общественного порядка УВД Краснодарского крайисполкома, командир сводного отряда милиции УВД Краснодарского крайисполкома на Олимпийских играх 1980 года в Москве, награжденный тогда за отличие в службе орденом Дружбы народов. К сожалению, этого человека сегодня нет среди нас.

Василий Кириллович и другие ветераны, участвовавшие в свое время в обеспечении безопасности столичной олимпиады, выступали в коллективах и подразделениях ГУ МВД России по Краснодарскому краю и отдельно перед сотрудниками, отобранными для выезда в составе сводного отряда в Сочи. Рассказывали об особенностях несения службы на московской Олимпиаде и других больших международных спортивных и культурно-массовых мероприятиях, о порядке общения с иностранцами, организации быта и отдыха личного состава, направленного в длительную служебную командировку. Действующие сотрудники были очень благодарны ветеранам за практические советы.

Председатели Советов первичных ветеранских организаций участвовали в собеседованиях со стражами правопорядка, рекомендуемыми в состав сводного отряда ГУ МВД России по Краснодарскому краю, и в заседаниях аттестационных комиссий, утверждавших кандидатов в этот отряд.

Были собраны библиотечки художественной литературы как для сотрудников полиции из разных городов и районов Краснодарского края, выезжавших в Сочи, так и для отрядов полиции из других субъектов федерации, учебных заведений МВД России, прибывших на Олимпиаду. Мы передали тогда больше тысячи экземпляров печатных изданий, включая книги об истории и деятельности органов внутренних дел Кубани.

Краевой Совет ветеранов во время завершающего этапа подготовки и проведения Олимпиады регулярно направлял для личного состава группировки МВД России порядка 500 экземпляров еженедельной «Милицейской газеты Кубани» – печатного органа краевого Совета ветеранов.

В самом Сочи ветераны активно участвовали в проведении воспитательной работы с прикомандированными сотрудниками (встречи с личным составом, профессиональные мастер-классы, экскурсии по олимпийскому Сочи). Возглавили это направление деятельности тогдашний председатель Совета ветеранов УВД по городу Сочи майор милиции в отставке Лилия Муратовна Кантемирова и первый заместитель председателя Совета ветеранов генерал-майор полиции в отставке Геннадий Иосифович Шимек. И что очень важно, ветераны оказывали практическую помощь полиции в охране общественного порядка, общественной безопасности и профилактике правонарушений.

Совет ветеранов обратился с призывом ко всем пенсионерам МВД России, проживающим в городе, проявлять бдительность, оказывать информационную и другую помощь в обеспечении общественного порядка прежде всего участковым уполномоченным полиции и сотрудникам патрульно-постовой службы.

Одни ветераны регулярно заступали на дежурство в общественные пункты охраны порядка, другие вместе с полицейскими и казаками участвовали в патрулировании олимпийского Сочи. Благодаря свое­временно поступавшей информации от ветеранов сотрудниками полиции удалось пресечь правонарушения, пусть и не связанные с Олимпийским играми, совершенные вдали от олимпийских объектов, однако это в целом способствовало обеспечению образцового общественного порядка в городе.

Тогдашние руководители УВД по г. Сочи – начальник управления генерал-майор полиции Василий Петрович Умнов и начальник полиции полковник полиции Сергей Иванович Огурцов – неоднократно высказывали слова благодарности ветеранам за помощь и поддержку в период подготовки и проведения Олимпийских игр.

В настоящее время, имея за плечами олимпийский опыт, нам проще участвовать в мероприятиях, связанных с подготовкой к чемпионату мира по футболу. Используем формы работы ветеранов с действующими сотрудниками, оправдавшие себя в 2014 году.

Участвовали в отборе и обучении личного состава, которому предстоит служебная командировка в Сочи, готовим художественную литературу об истории органов внутренних дел для библиотек свод­ных отрядов. Уже собрано несколько сотен художественных книг для создания передвижных библиотек.

За счет средств Краевого Совета ветеранов будем дополнительно печатать 500 экземпляров «Милицейской газеты Кубани», чтобы обеспечивать этим изданием сотрудников полиции, военно­служащих Национальной Гвардии России, прибывающих в Сочи, казаков, волонтеров правоохранительной направленности, которые будут охранять общественный порядок и общественную безопасность в городе в период проведения чемпионата мира по футболу.

По инициативе председателя Совета ветеранов УВД по г. Сочи генерал-майора полиции в отставке Геннадия Шимека (избран председателем Совета в 2017 году) на совещании актива сочинских ветеранов, состоявшемся в конце прошлого года, рассмотрен вопрос об участии ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск в оказании помощи УВД по г. Сочи по вопросам обеспечения подготовки и проведения игр чемпионата мира по футболу 2018 года.

Геннадий Иосифович, ставший генералом после того, как сам прошел путь от милиционера, оперуполномоченного и начальника отдела уголовного розыска до руководителя органа внутренних дел, лично знает, как важно для успешного решения поставленных задач правильное обучение, информирование и инструктаж сотрудников правопорядка.

Подсказка, совет ветеранов-профессионалов дорогого стоит, и поэтому, обсуждая вопросы участия ветеранов в оказании помощи личному составу в практической деятельности, руководитель ветеранской организации предложил начальнику УВД по городу Сочи полковнику полиции Сергею Огурцову обратить внимание на эту сторону работы ветеранов и получил полную поддержку и взаимопонимание. Поэтому в проведении занятий, инструктажах, разводах на службу участвуют опытнейшие специалисты из числа ветеранов сочинской милиции и полиции.

Определив конкретные участки работы, где можно будет использовать опыт ветеранов, мы стали формировать «личный состав» для выполнения поставленных задач. Разработали специальную анкету. В ней ветераны указали, чем им будет интересно заниматься и в каких конкретно акциях, связанных с подготовкой и проведением чемпионата мира по футболу они готовы участвовать лично. На основании этих анкет сформированы специализированные ветеранские отряды.

Около 80 ветеранов прошли обучение на должности частных охранников, получили 4–6-й разряд и будут участвовать в обеспечении общественного порядка вблизи футбольных стадионов. Около 100 человек изъявили желание войти в состав отрядов дружинников, которые тоже будут нести службу по охране общественного порядка вблизи футбольных арен. 50 ветеранов, ранее проходивших службу в ГАИ, намерены оказывать помощь сотрудникам ГИБДД на стационарных постах, в рейдах и при патрулировании. Вся необходимая информация передана руководителям отраслевых служб, которые вместе с председателями, членами советов первичных ветеранских организаций проводят необходимую работу с этими ветеранами по их подготовке к участию в обеспечении безопасности и правопорядка при проведении чемпионата мира по футболу.

В настоящее время создаются буклеты с «Правилами поведения зрителей на стадионе», утвержденные Международной федерацией футбольных ассоциаций (FIFA) для матчей чемпионата мира по футболу FIFA 2018. Правила устанавливают порядок поведения зрителей на стадионе, их права и обязанности при проведении мероприятий. Буклеты будут раздаваться ветеранами-волонтерами как жителям города Сочи, так и гостям на подступах к стадионам (основному и тренировочному).

Охрана общественного порядка, профилактика правонарушений во время чемпионата мира по футболу очень важны. Уверен, ветераны органов внутренних дел Сочи внесут в это дело свой достойный вклад.

Но ведь любые крупные футбольные соревнования должны быть праздником, а чемпионат мира – вдвойне. И здесь у сочинских ветеранов достаточно задумок. Расскажу о некоторых.

Ветераны-динамовцы намерены встречаться со школьниками, членами спортивных секций, знакомить их с историей спортивного общества «Динамо», сочинского, кубанского, российского и мирового футбола. Планируется организация экскурсий на выставку футбольных мячей. Коллекция включает в себя две тысячи мячей популярных футбольных клубов многих стран мира. Самый маленький мяч – 0,5 см, самый большой – 100 сантиметров в диаметре. Уже сегодня впечатления от просмотра коллекции самые восторженные, – причем не только у детей, но и у взрослых. Право же, такая коллекция привлечет внимание футбольных болельщиков России и зарубежья, посетивших Сочи во время чемпионата мира по футболу 2018 года. И в этой коллекции, которую собрал и с удовольствием демонстрирует всем желающим председатель Совета ветеранов УВД по городу Сочи Геннадий Шимек, обязательно появятся новые интересные экземпляры, связанные с грандиозным спортивным событием.

Надеюсь, опыт взаимодействия ветеранов с органами и подразделениями ГУ МВД России по Краснодарскому краю при проведении массовых международных спортивных турниров будет полезен для ветеранов и сотрудников других регионов России, где пройдет чемпионат мира по футболу.

Председатель краевой ветеранской организации сотрудников органов внутренних дел

полковник внутренней службы в отставке Владимир Зайцев.

Россия. ЮФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 12 июня 2018 > № 2649147 Владимир Зайцев


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 6 июня 2018 > № 2640638 Биркан Гергюн

ТЮЗ имени Брянцева готовит премьеру — турецкий режиссер Биркан Гёргюн ставит камерный спектакль «Страдания юного Вертера». В главных ролях — Федор Федотов и Анна Слынько. О том, как режиссеру удается преодолеть языковой барьер, в чем заключается уникальность авторского метода работы с артистами и чем произведение XVIII века интересно сейчас, Биркан Гёргюн рассказал «Петербургскому авангарду».

— Как вам Петербург?

— Я посмотрел много городов мира, почти всю Европу, но есть два города, которые никогда не откажусь посетить — это Стамбул и Санкт-Петербург. Я очень счастлив здесь, осталось только выучить русский!

— Расскажите о себе, пожалуйста.

— Я учился на отделении радио и кино Анкарской консерватории, где и получил актерское образование. На протяжении 16 лет работал в Трабзонском государственном театре актером и режиссером, какое-то время был художественным руководителем этого театра. В 2018 году перевелся в Стамбульский государственный театр. Ставил разные спектакли: начиная от классики — «Дон Кихот», заканчивая авангардом — «Спрыгнуть рыбкой в банку консервов с килькой с высоты 50 метров». За последний спектакль мы получили три крупные турецкие награды, в номинациях лучшая женская, мужская роль и режиссура. В качестве актера я принял участие в 29 постановках.

«Наше сознание переписали не политики, а художники»

В Турции актерская и режиссерская профессии сильно не разделены: практически все режиссеры — действующие актеры. Серьезное режиссерское образование можно получить в магистратуре, где я сейчас и учусь.

— Как произошло ваше знакомство с петербургским ТЮЗом?

— Наше знакомство с ТЮЗом и Светланой Васильевной Лаврецовой началось три года назад в Трабзоне. ТЮЗ приезжал к нам на международный Черноморский фестиваль, и мы замечательно провели время. Именно тогда Светлана Васильевна пригласила нас на фестиваль «Радуга», и через 10-15 дней мы уже были в Петербурге. Мы были просто гостями, гуляли по городу, смотрели спектакли, общались. В следующем году я приехал на фестиваль с мастер-классом и рассказал о турецком театре, от истоков до наших дней.

Я поделился со Светланой Васильевной своими размышлениями по поводу постановки спектакля «Страдания юного Вертера», который планировал выпустить в Стамбуле. Она предложила сделать постановку в России. Я удивился: мне казалось, что с точки зрения языка не так просто поставить спектакль в другой стране. Помимо этого, я придерживаюсь «техники гештальта» и, даже делая постановку на турецком языке, мне иногда сложно объяснить актерам, чего я от них хочу. Как же я буду это делать с русскими артистами?! Сейчас понимаю, что переживал зря, нет никаких особых сложностей. Я вижу по реакции нашей команды, что могу донести до них все, что хочу.

— Техника гештальта — это что-то сродни брехтовскому отстранению?

— И да, и нет. На сцене мы должны показывать не только верхнюю часть айсберга, но и нижнюю, то, что не видно зрителям. В нашем современном обществе между поступками и чувствами находится большая пропасть. Для меня важно об этом поразмышлять. Вы увидите, что многие сцены спектакля построены на контрастах: человек говорит что-то одно, а делает прямо противоположное.

В системе Станиславского есть понятие эмоциональной памяти — изображая эмоцию, артист должен вспомнить те, которые испытывал в собственной жизни. Отличие техники гештальта состоит в том, что я прошу не просто вспоминать прошлые эмоции, но и сопоставлять их с теми эмоциями, которые существуют на данном этапе жизни. То есть прошу проанализировать, как прошлые эмоции влияют на человека сейчас. Это моя собственная теория, на тему которой я хочу защитить магистерскую диссертацию.

Как вы знаете, гештальт — это один из психиатрических терминов. У каждого человека есть определенные следы прошлого — события, которые на него повлияли. Эти незакрытые двери в прошлом бесконечно открываются в будущем и не дают человеку стать счастливым, успешным. Работая над постановкой «Страдания юного Вертера», мы ищем, какие незакрытые гештальты могут быть у героя, почему он сейчас в таком роде продолжает свою жизнь.

На репетициях я никогда не говорю артистам: здесь ты будешь делать так. Сначала я спрашиваю: по-твоему, как это должно быть? Я анализирую размышления артиста, смотрю на мир его глазами, сравниваю со своей точкой зрения, ищу точки соприкосновения и лишь затем выстраиваю логику персонажа.

— Это очень актерский подход.

— Эта техника работы пришла оттуда: как актер я понимаю, где другой актер может застрять. Конечно, режиссер — очень важный человек. У меня есть свой взгляд: на репетиции я рассказываю, какой вижу постановку, но для меня очень ценно, как на это смотрит сам актер. Мне важно знать, что актер сейчас переживает. Он не должен быть несчастлив. Счастливый артист более креативно и творчески подходит к процессу.

«Нельзя терять зрителя, предпочитающего старую добрую классику»

Именно артист будет играть спектакль, режиссерская работа закончится. Спектакль не может принадлежать режиссеру, актер должен понимать, что это его спектакль, и он должен его беречь. Работая в театре, мы должны быть как дети: простыми, милыми и наивными. Я часто говорю Федору Федотову: «после того как артист поверит, что он — ребенок, он сможет сыграть все, что угодно — Шекспира, Мольера».

Кому-то моя техника кажется странной, многие меня критикуют за излишнюю доброту. Я создаю в своем лице такого режиссера, с которым бы мне самому хотелось работать. В Турции есть хорошие режиссеры, но их мало, и многие устарело смотрят на мир.

— В работе с артистами вам не мешает языковой барьер?

— Есть всемирные вещи — наши эмоции и чувства. Я говорю Федору: «Я не понимаю, что ты говоришь, но ты создал удивительный мир и заставил меня в него поверить. Насколько же счастливы люди, которые понимают, что ты говоришь!». Самое главное — дать искреннюю эмоцию, не важно, на каком языке. Все люди — едины.

Беседовала Елизавета Ронгинская

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 6 июня 2018 > № 2640638 Биркан Гергюн


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 6 июня 2018 > № 2634526 Владимир Осипов

Спасти Славянский фонд!

Письмо президенту России
Президенту России ПУТИНУ В.В.
от сопредседателя Союза Православных
Братств России, Украины и Белоруссии
ОСИПОВА В.Н.

Ваше Превосходительство !

Уважаемый Владимир Владимирович !

От имени многочисленных соратников обращаюсь к Вам с просьбой о передаче в безвозмездное пользование здания, в котором расположен Общественный Международный Фонд славянской письменности и культуры в Москве с 1992 г., т.е. 26 лет, данному Фонду.

Фонд создан в марте 1989 г. по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго. Президентом Фонда многие годы был великий русский скульптор и пламенный патриот России В.М.Клыков.

Международный Фонд славянской письменности и культуры работает на Россию, на Святое Православие, на единение и дружбу славянских народов. У русских почвенников другого культурного центра в Москве по существу нет. Фонд явился инициатором проведения 24 мая в день Святых равноапостольных братьев Мефодия и Кирилла ежегодного праздника, который в 1993 г. приобрел статус государственного и отмечается повсеместно. В 1994 г. Фонд осуществил миротворческую миссию «Из варяг в греки» и на набережной греческого гор. Салоники, откуда были родом святые славянские первоучители, и по сей день возвышается воздвигнутый Фондом Благодарственный Поклонный Крест славянских народов. К 50-летию Победы в Великой Отечественной войне была поставлена Звонница на Прохоровом поле (эпицентр Курской битвы ), к 300-летию Российского флота - памятник Петру Первому в Липецке. Были сооружены памятник князю Владимиру в Белгороде, Святому Илие Муромцу в Муроме, Св. Кириллу и Мефодию в Самаре и т.д. Фонд создал и передал в дар городу Москве величественный памятник Святым равноапостольным Мефодию и Кириллу, передал в дар Пскову памятник Святой княгине Ольге, в дар Курску памятник Святому благоверному князю Александру Невскому, в дар городу Бари (Италия) памятник Святителю Николаю Чудотворцу (установлен у Русской Православной миссии), в гор. Нови Сад памятник Преподобному Сергию Радонежскому и святителю Савве Сербскому в Белграде.

1998 год стал для Фонда годом подготовки при поддержке Государственной Думы РФ 2 – 5 июля в Праге Всеславянского съезда, в котором участвовало 500 делегатов из 12 славянских стран. (Кстати, недавно руководителя Всеславянского союза выдающегося ученого О.А. Платонова Следственный комитет не выпустил в Прагу из-за экзотического «следствия» по оценке синедриона, как будто русские патриоты могут сбежать от дознавателя, подобно оффшорным олигархам и банкирам ). Важнейшим деянием Фонда была миссия «Свет Миру» с благословения Патриарха Алексия Второго, при активном содействии МИД России. В 2005 г. в Греции был установлен памятник Российским солдатам, павшим за свободу и независимость Греции. Фонд ежегодно проводит празднование памятных дат и знаменательных событий славянской истории и культуры, занимается укреплением всесторонних связей и сотрудничества между славянскими народами, организует паломнические и миротворческие миссии. В здании Фонда в Черниговском переулке, дом 9/13, стр. 2 (фрагмент городской дворянской усадьбы 18 – 19 в.в.) проводится насыщенная культурная программа: выставки, вернисажи, концерты, творческие встречи, круглые столы. Важное место в работе Фонда занимает благотворительность: ведется работа с детьми, по проведению музыкальных вечеров для детей, в т.ч. от Детских домов и интернатов, проводятся благотворительные Рождественские елки, праздники «Масленица», выставки, обучающие программы для детей «Рисуем музыку», «Играем в театр» и т.д. Фонд работает в области помощи заключенным: высылает литературу, проводит выездные концерты, участвует в работе Синодального отдела по тюремному служению. В Фонде имеются курсы по изучению древнегреческого языка, новогреческого языка, церковно-славянского языка, курсы Риторики и ораторского мастерства. В концертном зале ежемесячно проходит более 30 мероприятий. В каждый последний четверг известная русская поэтесса Нина Карташова проводит литературно-музыкальные вечера из цикла «Слово во славу». Слушателей радуют концерты народной певицы России Татьяны Петровой, Ирины Леоновой, народных коллективов «Русичи», «Древнерусский распев», «Казачий круг», концерты классической музыки. Создаются отделения Фонда в регионах, проводятся Дни культуры городов и областей России.

Огромная, можно сказать, титаническая работа Фонда позволяла на протяжении 25 лет выполнять свои обязательства по арендным платежам, но в данный момент возникли финансовые трудности в связи с общей финансовой ситуацией в стране. Я бы добавил и последствия вредительских санкций США и Евросоюза. Были приостановлены крупные проекты, инициированные Славянским Фондом. Непомерным бременем сегодня ложатся арендные и коммунальные платежи, что затрудняет реализацию программ, направленных на возрождение духовно-нравственных начал нашей цивилизации, на служение России, укрепление связей между братскими народами.

Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры» (ФГБУК АУИПИК ) (Москва, Дегтярный переулок, д. 8, стр. 3) настаивает на выселении из городской дворянской усадьбы 19 в. в Черниговском переулке, дом 9\13, стр.2, стр. 3, Общественного Международного Фонда славянской письменности и культуры, что нанесет непоправимый ущерб русской православной культуре.

Ваш предшественник на посту Президента Российской Федерации 14 октября 1992 г. ПЕРЕДАЛ здание в Черниговском переулке для размещения в нем Международного Славянского культурного центра.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Уже собраны многочисленные подписи наших соотечественников с просьбой к властям передать в БЕЗВОЗМЕЗДНОЕ ПОЛЬЗОВАНИЕ здания в Черниговском переулке Общественному Международному Фонду славянской письменности и культуры. Не выбрасывать же Фонд на улицу. Общественность России надеется на милосердие государства. Аминь.

Владимир Николаевич ОСИПОВ,

сопредседатель Союза Православных Братств России, Украины и Белоруссии,
глава Союза «Христианское Возрождение»,
академик Международной Славянской Академии,
член Союза писателей России, доцент.
Москва. 24 мая 2018 г.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 6 июня 2018 > № 2634526 Владимир Осипов


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 6 июня 2018 > № 2634503 Петр Романов

Я родился в Краслаге

Герой социалистического труда Пётр Романов опровергает враньё Солженицына

Андрей Фефелов

"ЗАВТРА". Пётр Васильевич, Вы руководили оборонным предприятием в Красноярском крае, были депутатом Государственной Думы. Но сейчас мы будем говорить о той части Вашей биографии, которая связана с ГУЛАГом. Миф о ГУЛАГе толкует о советских лагерях исключительно как о местах истребления людей. Вы же в таком "лагере смерти" родились! Парадокс хотелось бы раскрыть…

Пётр РОМАНОВ. Если бы мне сейчас представилась возможность прожить жизнь сначала, я бы её прожил там же и так же. Книга Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ" полностью противоречит оставшемуся в моей душе и памяти опыту общения в лагерной среде, в которой я рос.

В этом году Красноярскому лагерю (Краслагу), на территории которого я родился, исполняется 80 лет. С чего начинался мой лагерь? С лечебного учреждения для заключённых! Краслаг сначала располагался в Канске, потом, в связи со строительством заводоуправления, достиг станции Решоты. Оттуда ветка шла на Карабулу, по ней вывозили лес. Вдоль неё и появлялись лагеря. На 12-м километре был заложен лагерь, ставший медцентром. Двухлетним ребёнком там меня прооперировал профессор кремлёвской больницы. Вообще, высококлассным специалистам создавались все условия для работы.

Когда мы приехали, в посёлке было всего три дома: начальника управления, отдела капитального строительства и наш. Потом были построены другие дома и административные здания. К каждому дому был подведён тротуар.

"ЗАВТРА". Деревянные мостки?

Пётр РОМАНОВ. Да, на лиственные плахи стелили мостки. Мы, пацаны, по ним гоняли на велосипедах. Пожарку, весьма приличную, со всей необходимой техникой, тоже устроили заключённые.

Стройка шла будь здоров! Как строился посёлок? Приходила бригада в сопровождении четырёх вооружённых солдат с парой собак. Охрана вставала по углам, и начиналось строительство. В 1948 году ударными темпами построили двухэтажную школу, в ней было десять классов. Её закончили и я, и моя сестра. Уроки дома мы делали при свете лампы "летучая мышь" (керосином заправлялась), а в школе был свет.

"ЗАВТРА". А почему Вы вообще оказались в лагере? Туда ведь не семьями заключали?

Пётр РОМАНОВ. Не семьями, конечно. Но сроки давались большие, и у многих на месте появлялись семьи, рождались дети. Наша школа, например, работала в две смены — так много ребятишек в неё ходило. Отец мой был заключённым, но для него как инженера нашлась интересная работа: он руководил тяговым хозяйством железной дороги. И мать моя всю жизнь проработала в Краслаге, оттуда и на пенсию уходила.

"ЗАВТРА". Надо понимать, посёлок располагался рядом с лагерем?

Пётр РОМАНОВ. Можно сказать, что так. В Решотах была пересыльная зона, откуда заключённых распределяли по лагерным пунктам — в зависимости от профессии и нужд строительства. На речке Баранихе соорудили небольшое водохранилище, построили тепловую станцию. На зоне, в отличие от посёлка, электрический свет был.

Пару слов о режимах… Существовало несколько видов заключения. Были, конечно, БУРы (бараки усиленного режима, куда сажали за особую провинность), но были и формы поощрения. Например, заключённым разрешали выходить из-под конвоя — становиться "бесконвойными". Разрешалось уходить на поселение, особенно тем, кто заводил семью.

Заключённые были очень дисциплинированными людьми. И лесные лагеря были лучшими лесопользователями. У них был закон: срубил дерево — весной посади новый саженец. Сейчас, когда я проезжаю по тем старым местам, вижу огромные сосны, которые валить впору. Дороги, инженерные коммуникации есть, а людей, которые бы занимались полезным для общества лесоводческим делом, не осталось.

И ещё хочу сказать с директорской точки зрения. Вот какой-то начальник лагеря получал заключённых… Под них он получал и определённый план.

"ЗАВТРА". Производственный?

Пётр РОМАНОВ. Да, и начальник был заинтересован в том, чтобы эти люди работали, а не умирали "пачками"!

Жизнь налаживалась. Помню, как появился у нас стадион "Динамо", туда приходил духовой оркестр из воинской части, и по субботам-воскресеньям непременно устраивались танцы. Был построен Дом культуры имени Дзержинского с прекрасной лепниной, просторным залом: заключённые умели строить красиво. Там и в наши дни действуют кружки. Всё было без кошмаров и ужасов, которые усердно пытаются навязать нашему прошлому.

Создававшемуся лагерю нужны были не "бичи", а умелые руки, которые могли уверенно держать рубанок, забить гвоздь. В 1938-1941 годах среди заключенных было много интеллигенции и классных специалистов. На зоне-пересылке действовали кинозал и библиотека.

"ЗАВТРА". А библиотека была общая с гражданским населением?

Пётр РОМАНОВ. Нет, у них была своя, лучше нашей.

"ЗАВТРА". Как такое возможно?

Пётр РОМАНОВ. Это зависит от первого лица, как и какие оно создаёт условия. Питание было неплохое, у нас действовали специальные лагеря, в которых заключённые выращивали и заготавливали картошку, свеклу, капусту.

"ЗАВТРА". То есть начальник лагеря — определяющий момент в плане того, как были организованы хозяйство, досуг, отопление и всё прочее.

Пётр РОМАНОВ. Конечно, и если говорить об "Архипелаге ГУЛАГе", то, наверное, были лагеря и с очень жёстким режимом.

Вообще, чтобы понять это, надо читать отчёты служб безопасности. С началом войны в лагеря потёк своеобразный контингент. Помню, у нас было два лагеря из прибалтов. Когда они приезжали в нашу школу на олимпиады (тогда это называлось "соревнованиями"), то вели себя нагло, вызывающе по отношению к нам. Мы для них были "недочеловеками", мразью, а они себя считали "элитой". А под конец войны появились такие заключенные, которых вообще нельзя было отпускать! Надо было, чтобы они сидели в лагере до конца века: прибалтийские "лесные братья", бандеровцы и прочие.

"ЗАВТРА". Они ведь "политическими" были!

Пётр РОМАНОВ. Да, и, наверное, Солженицыну не повезло, и он попал в такой лагерь, где отношение, начиная с начальника лагеря, к тем, кто убивал советских людей, было, естественно, жёстким…

"ЗАВТРА". Это, кстати, меньше всего касается самого Солженицына, поскольку он в достаточно мягких условиях пребывал, но собрал фольклор из разных ужасов. Миф о ГУЛАГе был ловко, цельно и талантливо сконструирован на Западе. Солженицын озвучил его через существующую до сих пор масонско-протестантско-разведывательную структуру YMKA, которая плотно занималась нашей страной ещё со времён Российской империи.

Пётр РОМАНОВ. Конечно, происходить могло разное. Я руководствуюсь именно личными впечатлениями. Никогда не мог прочитать "Архипелаг ГУЛАГ" целиком, только в "рваном" режиме…

"ЗАВТРА". У Солженицына вообще всё мутно-непонятно. Даже момент его ареста до сих пор толком не исследован. Как это могло получиться?

Пётр РОМАНОВ. C этого, кстати, и нужно бы начинать. Это, наверное, самое интересное.

"ЗАВТРА". Но кто этим будет заниматься? Пока что ставят памятники, мемориальные доски cооружают.

Пётр РОМАНОВ. У нас осталось не так много времени, чтобы мы, наконец, оценили по достоинству события тех лет. Нельзя втягиваться в авантюру, которую недавно предложила Нарусова, выступив за декоммунизацию. Либо этот человек не понимает, что делает, либо делается всё специально, чтобы в стране было хуже.

Казалось бы, это из меня должен был вырасти такой человек, как Ксения Собчак, учитывая срок, который мотал отец! И это я должен плохо относиться к советской системе.

Но вот передо мной лежит книга про решотинскую среднюю школу. Наша школа дала весьма уважаемых людей: докторов технических, физико-математических наук, экономистов. Практически все мои одноклассники получили высшее образование, нормально прожили свою жизнь, никто не был осуждён. А книгу о решотинской школе написала её бывший завуч, уроженка Решот, выпускница нашей школы. И каждый из нас с удовольствием вернулся бы обратно, чтобы прожить жизнь так, как прожил.

"ЗАВТРА". Что ещё Вам запомнилось из детства?

Пётр РОМАНОВ. Мальчишкой мне не раз доводилось бывать на лесоповалах. У заключённых "актированный" (нерабочий) день был тогда, когда температура переваливала за -45 градусов Цельсия. А при -43-44 градусах бригада должна была выходить на валку леса. Но начальники были нормальными людьми, и при такой температуре никто заключённых не заставлял работать. Валите сухостой, разжигайте костры, собирайте шиповник, ставьте силки, ловите зайцев… Но 31-го числа выньте да положьте столько-то кубометров леса, иначе у вас будет весёлая жизнь!

Большие морозы не стоят неделями: три-четыре дня — и поднимается температура. И бригада, засучив рукава, выходит на работу. И ровно 31-го числа рапортует, что всё сделано!

Без такого подхода вряд ли каких-то успехов можно достичь. Всё зависит от хозяина. Дураку дай идеальные условия — он их сразу разрушит, а хороший хозяин сам эти условия создаст.

"ЗАВТРА". Расскажите какую-нибудь жизненную историю. В вашем окружении происходили какие-то события, появлялись люди…

Пётр РОМАНОВ. В библиотеке, помню, взял книжку Фенимора Купера, начитался про оружие — луки и тому подобное. Пошёл к заключённым, и они смастерили мне арбалет.

Была ещё смешная история. У нас учителя были все свои, решотинские. Моя старшая сестра закончила школу в 1954 году. А я, мальчишка маленький, играл с её подружками и часто выполнял просьбы деликатного свойства (ну, записочку отнести и так далее). Когда вскоре одна из них, Эмма Вострова, вернулась из педагогического института в нашу школу учителем математики, для меня это был шок. Я думал, что хорошие отношения будут в силе, но она меня сразу в ежовые рукавицы взяла: "Петя, знай: всё осталось в прошлом, мы будем теперь "играть" по-другому".

Ещё была история, но совсем другого свойства… 5 марта 1953 года, третий класс, наш решотинский стадион "Динамо"; мы на уроке физкультуры бегаем, прыгаем, девчонок за косички дёргаем. Вдруг прибегает посыльный из школы: "Нужно срочно собраться: умер товарищ Сталин". Запомнил на всю жизнь — плакали все. Плакали охранники на вышках, плакали заключённые, плакали и мы, дети.

"ЗАВТРА". Я видел современный фильм, где эти заключённые идут и хохочут, аплодируют тому, что он умер. Понятно, что "лесные братья" и бандеровцы не плакали, но и явно выражать радость вряд ли могли в тот момент.

Пётр РОМАНОВ. Они прекрасно понимали, чем это пахнет: политическая служба, оперативный сыск у нас были очень сильны. С Краслага невозможно было убежать.

"ЗАВТРА". Вокруг тайга…

Пётр РОМАНОВ. Но однажды был случай: заключённые захватили паровоз и попытались выйти на Транссибирскую магистраль. Помню, как ночью подняли моего отца — нужна была команда по железнодорожной линии. Паровоз направили в тупик.

Я лагерный ребёнок. К чему меня Краслаг приучил? К дисциплине. Из меня трудно вытянуть слово, но если уж пообещал, сделаю обязательно. В этой связи вспоминаю судьбу майских указов Владимира Путина. Он всё время собирает ответственных лиц, убеждает. А надо бы человек пять посадить за невыполнение обязанностей и сказать остальным, что с ними будет то же самое или пусть ищут другую работу!

"ЗАВТРА". Меня тоже удивляет мягкость Путина. Хотя все либералы его упрекают, что он жёсткий, тоталитарный.

Пётр РОМАНОВ. Когда станет жёстким, уже не будут упрекать.

В своё время я получил завод в очень плохом состоянии. Когда уходил, он был уже в тройке лучших по министерству. И мне хотелось бы посмотреть на того человека, который бы тогда не выполнил какого-нибудь моего распоряжения! Он бы проработал со мной ровно столько, сколько бы мне понадобилось времени написать приказ о его увольнении. Это все знали. Наша работа была почётная, уважаемая, с приличными зарплатами, и люди понимали, что не надо будить лиха.

"ЗАВТРА". Принцип слова и дела…

Пётр РОМАНОВ. Да! Сколько бы усидел на своём месте директор предприятия, если бы задержал зарплату? Таких фокусов просто не было!

И вместо того, чтобы хаять советское, как Солженицын, говорю, что лучше тех времён вспомнить и придумать что-либо трудно! Нам надо всё хорошее из прошлого брать с собой. Возьмём бесплатное образование. Можно сделать? Можно… Сейчас больниц понастроили, "насытили" их дорогим оборудованием, а работать на нём некому, особенно в регионах. Чтобы пришла молодёжь, нужно ещё молодому врачу дать квартиру, создать условия для нормальной жизни. А в Краслаге этот вопрос был решён идеально: заключённые для гражданского населения построили единый огороженный корпус-комплекс, в котором жили врачи и размещались больница с поликлиникой. Успешно делали любые операции, принимали роды, лечили нервишки.

"ЗАВТРА". С какого-то момента позднесоветские (и современные) поколения стали воспринимать эту инфраструктуру, которая была построена путём колоссальных усилий, как нечто само собой разумеющееся, вроде ландшафта вокруг — как будто бы он существовал с сотворения мира. Нет сегодня ни благодарности, ни ощущения зыбкости этих систем, которые были основой для дальнейшего развития.

Пётр РОМАНОВ. В той системе мой отец был политзаключённым. По идее, и для меня государству логичнее было бы "прикрыть" возможности. Власть же безо всяких ограничений разрешила мне получить "совсекретную" специальность: работая генеральным директором, я имел доступ к документам особой государственной важности.

"ЗАВТРА". Не было ущемления в правах, сегрегации. Была вертикальная динамика, которая сейчас остановлена через мафиозно-родственно-дружественные связи и кланы, которые главенствуют в администрациях и всех других сферах. Это проблема…

Пётр РОМАНОВ. Думаю, это временное явление…

"ЗАВТРА". Хочется верить, что в стране удастся построить управленческую машину-систему, которая эти каналы "прочистит".

Хочу сказать Вам лично спасибо за то, что Ваши достижения советской поры вошли в комплекс оборонных мер, озвученных Владимиром Путиным в послании Федеральному собранию 1 марта. На Западе реакция на презентацию суперсистемы вооружений была странной: частично замолчали, кто-то сказал, что Путин блефует, а другие интерпретировали это как начало новой гонки вооружений. Если говорить с Вами как с оборонщиком, насколько путинские реляции соответствуют действительности и насколько они связаны с советскими наработками?

Пётр РОМАНОВ. Начну отвечать издалека. Во-первых, 23 февраля, когда мы отмечаем День Советской Армии и Военно-морского флота (в переводе на "День Защитника Отечества"), позвонил мне один военный: "Пётр Васильевич, спасибо Вам!" Я говорю: "За что?" Он: "За то, что Вы сделали… За то, что летает и воюет в Сирии очень неплохо". До глубины души, почти до слёз меня затронули эти слова: значит, то, что делалось 30-40 лет назад, служит и сейчас.

Во-вторых, блефа у Путина не было. Видимо, кто-то из достаточно умных людей понял, что в советские времена оборонной промышленностью занимались весьма серьёзно и с глубокой перспективой (лет на пятьдесят — восемьдесят), раскопал то, что было…

"ЗАВТРА". В пыльных папках…

Пётр РОМАНОВ. Там было много "заделов". Отдельные элементы работ, о которых говорил Владимир Владимирович, мы в своё время делали у себя на "Енисее". Мне до глубины души жаль, что мы тогда свернули некоторые работы по созданию уникального оружия. Так, мы были на грани решения важного вопроса, связанного с "жидким порохом". Представляете — нет патронов! Загоняете в ствол пульку, дальше форсунка стоит, впрыскиваете окислитель и горючее. Дальше вспышка — и пулька полетела.

Были выполнены расчёты получения огромных (до двух километров в секунду) дульных скоростей у стрелкового оружия. Никакими преградами невозможно остановить такую пулю. Отчёты лежат, можно поднять. А свернулось тогда из-за того, что ствол автомата выдерживал не более 100 выстрелов. После этого нужно было его менять: бешеная скорость съедает нарезы. Но и выгода-то какая, если можно пулькой пробить любую броню!

"ЗАВТРА". То есть это вопрос металлов?

Пётр РОМАНОВ. Конечно. Полагаю, разработчики к этому вопросу вернутся. К словам Путина нужно отнестись крайне серьёзно. Я его слушал и думал: "Ну, наконец-то!" Сильных уважают и боятся. И если нас уважать не хотят, то пусть боятся. Они сами выбирают свою судьбу.

"ЗАВТРА". Думаю, то, что Вы сказали о чертежах и наработках, касается не только технологических моментов, но и устройства общества, того исторического курса, которым мы прошли. И вот эту Папку, где записаны наши ошибки и достижения, надо тоже достать и сдуть с неё пыль.

Пётр РОМАНОВ. После увиденного мной обращения Путина к Федеральному собранию я верю в то, что это будет сделано.

Пороть горячку не надо. Надо понять одно: без плана и исполнительской дисциплины ничего не выйдет. Это основа всего. Дисциплину можно поднять, надо только, чтобы появилось желание. Сама жизнь заставит.

"ЗАВТРА". Спасибо большое, Пётр Васильевич!

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 6 июня 2018 > № 2634503 Петр Романов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 5 июня 2018 > № 2640644 Михаил Патласов

Спектакль «Чук и Гек», поставленный на Новой сцене Александринского театра режиссером Михаилом Патласовым, в 2018 году стал лауреатом главной театральной премии «Золотая маска» в номинации «Спектакль малой формы». Патласов обратился к известному рассказу Аркадия Гайдара, нагрузив оптимистическую историю о том, как два брата со своей мамой едут к папе на северную научную станцию встречать Новый год, документальными свидетельствами о времени репрессий. Мало кто задумывался о том, что в рассказе Гайдара, относящемся к 1937 году, папа мальчиков вряд ли работал на северной станции, а сидел он, скорее всего, в лагере без права переписки.

«Росбалт» поговорил с Михаилом Патласовым о том, почему он взялся за эту тему.

— Михаил, можно представить вашу радость от получения «Золотой маски»!

— Вообще когда когда в спектакле речь идет о национальной травме, то особой радости не испытываешь. Но мы, безусловно, рады победе. «Маска» дает уверенность в том, что мы делаем что-то продуктивно, и появляется возможность большему количеству людей узнать, как оно было на самом деле. Есть понимание не только со стороны зрителей, но и профессионального сообщества, что это попадает, работает и запускает некий мыслительный процесс у народа.

«Нельзя терять зрителя, предпочитающего старую добрую классику»

— В спектакле много исповедальных моментов, он будет и дальше нарастать новыми историями?

— Форма спектакля останется та же. Однако процесс идет у самих артистов, и они хотят высказаться о своих родных и близких: практически у всех находятся истории о репрессированных. Мы обязательно используем документы, свидетельства. Я по первому образованию юрист, следователь, и для меня точность, документальность необычайно важны.

— Что стало отправной точкой?

— Все началось с артиста, который позвонил ночью и сказал, что надо делать спектакль, связанный с 1937 годом. Я спросил: «Ну как это может сочетаться — я и 37-й год?» Он добавил: «Нет-нет, это важно, потому что я не могу жить со своей девушкой». Рассказ артиста на следующий день был вполне логичен: когда-то его семья забрала квартиру родственницы, которая пошла по этапу в 1937 году. И когда женщину освободили, жилье ей так и не вернули. Мой коллега внутренне никак не мог перебороть ту давнюю историю, хотя не был ни в чем повинен: жилье ему досталось в наследство. Я понял, что нужно поднимать эту тему. Со временем репрессий, этапов, арестов связано все в нашей стране. Если не был репрессирован родственник, значит, был кто-то по другую сторону лагерного забора.

— В спектакле актер Валерий Степанов как бы рассказывает историю от лица своего деда, который был сталинистом… Это сложно для человека — говорить о неприглядном из своей жизни?

— Я еще в «Антителах» (этот спектакль тоже получил «Золотую маску») начал эту историю. Когда у артиста есть похожая проблематика, то он не играет ее, а существует в некой внутренней терапии, проговаривая каждый раз свои проблемы. Так строится психология. Я думал, что-то стыдное люди прячут, но пообщавшись с психологами, понял, нет, это контролируемая история. Так что получается на сцене? Как по Станиславскому, включается третье «я» — оно наблюдает и не дает человеку сорваться в какое-то эмоционирование. Это своего рода психодрама.

— У вас лично были какие-то истории в семье?

— У меня был раскулачен прадед. Ему сказали, что ты либо едешь на Север, либо все отдаешь. Он отдал все свое хозяйство. Я помню в детстве эту мантру: «Нам должны вернуть то, что забрали, это поле было наше…» Я вот лично теперь не хочу никакой недвижимости, не хочу однажды все потерять. В нашей стране все возможно.

— Гайдар оказался многослойным?

— Я думаю, Гайдар был человеком искренним: он верил в то, что делал. Знал, что были репрессии, жену бывшую практически снял с поезда, придумав невероятный звонок Ежову, за который человека, давшего телефон, по одной из версий, расстреляли. Меня поразило, как Гайдар умудрился видеть в этом позитив. Насколько он верил. И мучился. Он дико травмирован. В 14 лет Гайдар приводил приказы о расстреле в исполнение. А в шестнадцать был командиром в отрядах ЧОНа. Он совершал какие-то поступки, порывистые, эмоциональные, за что был исключен из партии.

Почему он придумал движение тимуровцев? Они ведь в какой-то момент конкурировали с пионерами. Даже звонок был Сталину про тимуровцев — мол, подрыв? При этом Гайдар был потомком Лермонтова. И он, конечно, дико любил этого поэта. И всегда хотел, как Лермонтов, быть героем. Почему он писал детские рассказы? Психологически объяснимо: он пытался не фокусироваться на том страшном, в чем проходила его юность, уходил от этих воспоминаний. Но они его догоняли всю жизнь.

В спектакле мы прочли свидетельские показания, а вот эту внутреннюю линию Гайдара не стали проявлять до конца, — не имеем такого права. Хотя в конце звучат записи из его дневников. Там много боли. Семь или восемь раз он лежал в психиатрических больницах. В поездах находился больше, чем дома. Бесконечные дороги. В итоге снова попросился в армию — ему отказали. Он пошел военным журналистом к партизанам. И там снова хотел воевать, ходить в атаки, быть командиром.

У меня есть нереализованный финал спектакля. В 1963 году была написана жутчайшая пьеса «Всадник, скачущий впереди» — пьеса про Гайдара, где Чук и Гек выходят на гору и видят, как в них стреляют немцы. «Товарищ Гайдар, не умирайте!» — кричат дети. И я понимаю, что наверное, для художника это очень страшно. Твою фальшь окончательно залакировали. Я чувствую в этом смысле метания Гайдара. Может быть, нам сегодня нужно понимать: не политики переписали наше сознание, это сделали мы, художники. И это, в том числе, история об ответственности нашей, художников. Мы не имеем права повторять сегодня эти ошибки.

— Бытует мнение, что не следует каяться за грехи предков, не надо ворошить историю, а просто перешагнуть и жить дальше.

— В Библии говорится о грехе до седьмого колена. Под грехом я подразумеваю травму, которая не дает развиваться дальше. Нам нужно осознать эти грехи, во что они выросли. К покаянию, как и к исповеди, необходимо подойти. А исповедь предполагает психологический труд по осознанию своих грехов. И не перед батюшкой, а перед Богом и самим собой.

— В театре это возможно?

— Кстати, гораздо успешнее, чем в реальной жизни. Пожилая актриса мне сказала недавно: «Почему мы работаем в театре, денег же здесь нет. Мы понимаем, на что себя обрекаем. Но у нас есть возможность переписывать свои архетипы». Вот что дает свободу — когда ты сопереживаешь кому-то, когда ты способен меняться, наполняться, освобождаться от наслоений грубых и разрушающих. А что есть все наши парады на площадях? Это же форма древнего театра, в котором тебе моментально переписывают все твои архетипы.

Мне кажется, мой разговор с Гайдаром — это исповедь. Наша общая с ним. И у меня желание — его реабилитировать, с точки зрения художника, потому что ему плохо.

— Ваша тема бездомных — спектакли «НеПрикасаемые» — она проявилась как инструмент, что-то сдвинулось в обществе по этому поводу? Почему этот проект был так интересен молодым?

— Тут важна методичность. Мы в общем закрыли этот проект. Но планируется сделать мобильное приложение на эту тему — у нас километры записанных интервью с бездомными. Молодых, надеюсь, зацепила эта тема, им вообще нужна встряска, особенно — благополучным мальчикам и девочкам. Они должны понимать, что кому-то рядом может быть очень несладко. Один бездомный мне рассказал, как он выжил — а у него была последняя стадия ВИЧ. Выкарабкаться нереально — оказался в ночлежке, потом в больнице. И он выжил! Потому что начал помогать другим. Это вообще мощный психологический прием: помогая другому, помогаешь себе.

Моя задача в «НеПрикасаемых» была включить молодежь в эту работу. Сейчас в Европе все дети после 9 класса идут в хоспис, в дома престарелых, там они учатся состраданию.

— После «Чука и Гека» вы опять возьметесь за социальный проект?

— Я бы хотел сделать что-то для подростков, например, про сложные любовные взаимоотношения, но появилась другая тема — неизвестные письма царской семьи, написанныe незадолго до расстрела. Они еще даже не расшифрованы. Письма были распроданы на аукционах по одному, причем ни одно не попало в Россию. Их уже никогда не собрать вместе. Но у меня хранятся фотографии этих писем, и это потрясающее обретение. Видно, как уменьшались размеры листков, и почерк становился мельче, убористей…

Я опять стал копаться в документах, свидетельских показаниях людей, которые отказались убивать Романовых. А потом были эти 20 минут расстрела, когда девушек пришлось добивать штыками, потому что пули застревали в корсетах… Это так затронуло меня, тем более что я родом из тех мест. Я деревенский житель — программа моя заложена там. Мама с папой да триста человек во всей деревне — и всех знаешь. Два раза в год езжу туда, подпитываюсь.

…Поваренок выжил в доме Ипатьевых. Хочу организовать экспедицию и порасспрашивать людей, кто что помнит.

«Хочу завести вечный двигатель обмена энергией»

— Бывала там, места особые…

— Урал — место непростое. Николай II в 1910 году открыл Белогорский монастырь для старообрядцев, для русских, не имеющих веры — раскольников, киржаков. Там же куча деревень, в которых никаких церквей не было. И моя бабушка рассказывала такие страшные вещи об их жизни, что никакой Гоголь со своей Диканькой в сравнение не идет.

В 1910-м году монастырь открыли, а в 1919-м закрыли. Кого покрестили за 10 лет? О каком христианстве можно говорить? Хотя когда-то в древние времена именно в Сибири была величайшая культура — в курганах находят предметы искусства пятого тысячелетия до нашей эры, здесь проходил путь в Индию, и много народов оставили свой след.

Когда я приехал в Москву учиться, я понял, что говорю на чужом языке. Питер мне ближе, потому что тут много финно-угорского в культуре, что роднит с Уралом.

— Театр — это для вас все?

— Не знаю. Скорее, театр — это способ разобраться с самим собой, со своими рефлексиями, травмами и надеждой, что твой разбор кому-то будет полезен для осознания себя тоже.

Елена Добрякова

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 5 июня 2018 > № 2640644 Михаил Патласов


Австрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 5 июня 2018 > № 2634064 Владимир Путин

Посещение Венского музея истории искусств.

Владимир Путин и Федеральный президент Австрийской Республики Александр Ван дер Беллен посетили Венский музей истории искусств.

Президенты открыли и осмотрели выставку «Полотна старых мастеров из Эрмитажа». Глава Российского государства сделал также запись в книге почетных гостей.

* * *

Выступление на открытии выставки «Полотна старых мастеров из Эрмитажа» в Музее истории искусств

В.Путин: Уважаемый господин Федеральный президент! Уважаемый господин Федеральный канцлер! Дорогие друзья!

Мы участвуем в открытии уникальной выставки избранных шедевров двух ведущих музеев мира. Этот совместный проект Государственного Эрмитажа и Венского музея истории искусств реализован при поддержке российского «Газпрома», как уже сказал господин Президент, и австрийской «ОМФау». Это своего рода подарок к юбилею энергетического сотрудничества двух стран.

Выставка имеет весьма оригинальный и очень интересный, по-моему, уникальный замысел, уникальный эксперимент. Эрмитаж и Музей истории искусств выделили по 14 полотен известнейших мастеров XVI-XVII веков.

Эти картины относятся к коллекциям живописи, принадлежавшим императорским семьям Австрии и России: произведения Рембрандта, Ван Дейка, Рубенса, других великих художников собраны в содержательные дуэты. Я что-то такого ещё не припомню, такого, по-моему, ещё не было.

Но это могли сделать только два выдающихся музея мира, у которых достаточно коллекций для того, чтобы собрать эти пары. Причём каждая из них объединена авторством, близостью сюжета или схожестью композиции. Уверен, что осуществляемый двумя музеями проект вызовет большой интерес у всех ценителей искусства.

Хотел бы подчеркнуть, что в ходе сегодняшних встреч с господином Президентом и господином Федеральным канцлером мы высоко оценили нынешний уровень взаимодействия наших стран в сфере культуры, определились с ближайшими планами, в их числе и масштабные гуманитарные акции.

Так, эстафету завершившегося перекрёстного Года туризма в 2018 году собираемся продолжить Годом музыки. А следующий, 2019 год пройдёт под знаком молодёжных обменов.

Эта выставка осенью будет также представлена в Санкт-Петербурге. Уверен, что и она, и другие совместные культурные проекты будут способствовать дальнейшему развитию сотрудничества России и Австрии, послужат углублению дружбы между нашими странами.

В завершение, поскольку это действительно моё завершающее публичное выступление, хотел бы искренне поблагодарить господина Федерального канцлера, господина Президента за ту действительно дружескую, очень открытую деловую атмосферу, которая создана ими сегодня в ходе нашей совместной работы.

Уверен, что такой настрой на взаимодействие не может не иметь хороших, добрых и весьма серьёзных последствий для наших стран во всех сферах взаимодействия, включая экономическое сотрудничество.

Такие акции, как сегодняшняя, на которой мы сейчас присутствуем, без всяких сомнений будут создавать необходимую атмосферу. Мне было очень интересно посмотреть и сам музей. Я понимаю, что у Эрмитажа, как мне казалось, вообще нет соперников в этом деле, но понимаю теперь, что соперники есть, и это действительно такой элемент общеевропейского сотрудничества. Вот господин Шрёдер может радоваться тому, что Земпер построил не только оперу в Дрездене, но и это замечательное, великолепное здание специально для музея.

Спасибо вам большое за сегодняшнее мероприятие. Хотел бы поблагодарить организаторов выставки. Пожелать её посетителям приятных впечатлений и всего самого доброго.

Спасибо за внимание.

Австрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 5 июня 2018 > № 2634064 Владимир Путин


Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dknews.kz, 4 июня 2018 > № 2634891 Асемгуль Койшина

Активность вербовщиков с соцсетей сместилась в мессенджеры – эксперт

Методика вербовщиков международных террористических организаций постоянно совершенствуется. Несмотря на систематическую работу спецслужб по нейтрализации вербовки в социальных сетях и мессенджерах, работа эмиссаров будет продолжаться, ибо от новых адептов и слепых исполнителей терактов международные террористические организации никогда не откажутся, заявила в интервью Zakon.kz культуролог, независимый эксперт по вопросам информационной безопасности Асемгуль Койшина.

- Асемгуль, каким образом идет поиск сочувствующих и вербовка?

- Сейчас пропаганда деструктивной идеологии нетрадиционных течений и экстремистских организаций активно ведется посредством социальных сетей и мессенджеров. Не секрет, что все существующие международные террористические организации широко представлены на площадках социальных сетей и популярных мессенджеров, где они отчитываются о своей текущей деятельности, ведут пропаганду радикальной идеологии и рекрутируют в свои ряды новых последователей.

В большей степени вербовка ведется среди людей, интересующихся религиозными основами, а также среди верующего контингента. Цель одна, методики разные. Можно сказать, вербовщики это люди, которые знают тонкости психологии человека. Как правило, в начале вербовки они говорят на самые обычные темы. Например, узнать, как у него дела, все ли в порядке, не нуждается ли он в какой-либо помощи, особенно материальной.

Такая своего рода забота со стороны незнакомого или малознакомого человека начинает вызывать симпатию, после чего вербовщик подбирает ключ к сознанию личности и, оказывается, что у человека с вербовщиком достаточно много общих интересов, увлечений и самое главное, взгляды на жизнь. Такой подход помогает добиться доверия и раскрытия человека, чтоб в него дальше можно было закладывать основы ложных ценностей.

Далее вербовщик говорит, что в мире существует несправедливость, хотя все люди в жизни сталкиваются с несправедливостью и находят обоюдное решение проблем. Но тут вербовщик преподносит это в иной форме, что они должны с этим бороться и что это их долг, что это принесет пользу для братства. А если человек не уверен в себе, легко раним, то начинает мотивировать его более глубоко, внушая ему, что он не отбросок общества и что именно его действия могут спасти многих незащищенных людей. Внушая таким образом уверенность, приглашают на собрания, где он находит подобных себе друзей, где все делятся своими знаниями, говорят о том, что является дозволенным, а что нет, узнают, где найти интересующую их литературу и чьи проповеди нужно слушать. Такой процесс коммуникации может проходить достаточно долго, до готовности сделать что-либо на деле.

- Как именно происходит радикализация верующей молодежи, можете описать этот процесс более подробно?

- Большинство молодых людей подвергаются идеологии деструктивных религиозных течений в интернете поэтапно. Многие из числа верующего контингента, интересуясь религией, ходят за знаниями не в библиотеку, а начинают читать все в интернете, благо, там сейчас можно найти всё, причем в любое время суток. В случае необходимости свои вопросы они могут задать в различных группах и сообществах в соцсетях и получить ответ быстрее, чем сидеть в библиотеке. Однако насколько правдивый и верный ответ можно получить в интернете, ведь человек, сидящий за монитором, может интерпретировать любую информацию, связав со своим жизненным опытом, взглядами.

В последующем они получают ссылки на пропагандистские видео и слушают проповеди разных идеологов. Так, одними из популярных проповедников среди верующей молодежи стали мединские студенты, чьи проповеди являются в основном поучительными и тем самым завораживают слушателя, но у них в некоторых лекциях имеются также экстремистские призывы. Именно такие лекции способствуют радикализации взглядов молодых и амбициозных людей.

Таким образом, посредством дозированного увеличения доступа к материалам сомнительного религиозного характера и умелых действий вербовщиков, человек постепенно становится на путь радикала, готового по первому же зову исполнить пожелание своего наставника или «шейха».

Подобного совершенства достигла пропагандистская машина ИГИЛ (запрещена в Казахстане решением суда), которым из международных террористических организаций удалось организовать высокую пропаганду в сети. Они используют призывающие к действию высококачественные видеоматериалы, инфографику, глянцевые журналы, нашиды, газеты и новостные агентства, а также ведут переписку через мессенджеры и социальные сети.

Ввиду окончательного разгрома сил боевиков в Сирии и Ираке, подобная информационно-пропагандистская работа ИГИЛ в Интернете только увеличится.

- Каковы идеологические установки и месседжи вербовщиков?

- Необходимо понимать, методика вербовщиков совершенствуется так же, как и сама тематика пропаганды. Подобные изменения идеологических установок наглядно фиксируются на примере деятельности террористической организации ИГИЛ. Допустим, на ранней стадии ИГИЛ пропагандировали идею участия в «священной войне», «идею мести против неверных», «участие в строительстве Халифата», которые, по сути, были не новы и повторяли установки международной террористической организации «Аль-Каиды».

Однако эмиссары ИГИЛ пошли дальше. Они предложили сочувствующим идею комфортного проживания на территории Сирии и Ирака, освещая мирную жизнь в своих пропагандистских роликах по законам шариата вместе с семьей, и наличие условий для карьерного роста в рядах боевиков, которые, по мнению экспертов, оказали большее психологическое воздействие на пользователей Интернета в разных странах.

Для этого эмиссары активно распространяли видео и фотографии пустующих коттеджей, используемых рядовыми боевиками предметов роскоши, элитных автомашин и наличия ежемесячной оплаты денег, выделяемых на проживание семей. Именно последние месседжи ИГИЛ, по мнению экспертов, привели к массовому оттоку колеблющихся и сочувствующих сторонников с семьями на подконтрольную ИГИЛ территорию Сирии и Ирака. Эти данные подтверждаются информацией правоохранительных органов и спецслужб. В последующем успешная идеологическая установка ИГИЛ получила название среди экспертного сообщества как призыв «на пятизвездочный джихад», «джихад с семьей».

Пугает не только количество выехавших граждан, откликнувшихся на призыв ИГИЛ, но и массовая слепая вера в непреложность лозунгов вербовщиков, что, по сути, еще раз подтверждает высокий профессиональный уровень вербовщиков международных террористических организаций.

По заявлению Антитеррористического центра СНГ, эффективная работа органов безопасности и специальных служб заставила вербовщиков снизить активность в социальных сетях. Но это не говорит о том, что они отказались от преступной деятельности. Нет, теперь их активность сместилась в различные мессенджеры и, прежде всего, Instagram, Telegram, WhatsApp, Viber и другие. Как пояснил экс-руководитель Антитеррористического центра государств-участников СНГ Андрей Новиков, этот тренд заметен при анализе содержания компьютерных экспертиз в ходе расследования конкретных уголовных дел.

- Сейчас любой сайт можно заблокировать без проблем, может ли это ослабить деятельность эмиссаров?

- Несмотря на постоянную работу спецслужб по нейтрализации вербовки в социальных сетях и мессенджерах, работа эмиссаров будет продолжаться, ибо от новых адептов и слепых исполнителей терактов международные террористические организации никогда не откажутся. Поэтому молодежи нужно быть крайне осторожными при поиске материалов в Интернете и всегда полагаться только на проверенные источники и избегать нежелательных контактов с незнакомыми людьми, в особенности тех, кто пытается дать вам новые знания.

- Асемгуль, давайте сказанное подтвердим статистикой.

- Пожалуйста. Что касается статистики по религиозным убеждениям казахстанской молодежи, то по данным научно-исследовательского центра «Молодежь» за 2016, 80% опрошенных в нашей стране молодых людей назвали себя верующими. 76,1% из них – мусульмане. Наиболее религиозно активны подростки в возрасте от 14 до 18 лет.

А вот статистика по участию казахстанцев в сирийско-иракском конфликте. По информации Комитета национальной безопасности, за четыре года предотвращен выезд в зоны террористической активности 440 рекрутов-казахстанцев (в 2014 году — 136, 2015 — 151, 2016 — 91, 2017– 62).

Также с 2014 по 2017 год на стадии подготовки были предотвращены 30 терактов (в 2014 — 3, 2015 — 4, 2016 —12, 2017 – 11).

Согласно информации КНБ, в декабре 2017 года в сирийско-иракской зоне находились 390 детей в возрасте до 16 лет — 214 мальчиков и 176 девочек.

В Казахстан из лагерей террористов в 2017 году вернулись 125 человек, принимавших участие в боевых действиях за рубежом.

Торгын Нурсеитова

Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dknews.kz, 4 июня 2018 > № 2634891 Асемгуль Койшина


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 31 мая 2018 > № 2649170 Виктор Кадинов

«Нам кричал «Браво!» Папа Римский».

Дважды Краснознамённый академический ансамбль песни и пляски Российской армии им. А.В. Александрова является одной из самых узнаваемых визитных карточек нашей страны. Наряду с «Берёзкой», хором Пятницкого, оркестром Осипова, не говоря уже о балете Большого театра, он стал гордостью русской культуры. В год 90-летия легендарного коллектива его главный администратор, заслуженный артист России Виктор Кадинов поделился воспоминаниями и рассказал о сегодняшнем дне коллектива.

- Виктор Григорьевич, многие годы вы были артистом хора в Ансамбле Александрова. Расскажите, как вы туда попали?

- В ансамбль не попадают, а поступают на конкурсной основе. Так было и со мной в 1954 году. Я учился в музыкальном училище при Московской консерватории, когда решил испытать судьбу. Конкурс был огромный. На одно место претендовали 30 человек. К слову, сегодня он не меньше. Отбор проходил в несколько этапов. На вступительных экзаменах нас слушали хормейстеры ансамбля, артисты хора и солисты. На финальном этапе мы уже предстали перед художественным руководителем - Борисом Александровичем Александровым. Он возглавлял в то время коллектив после смерти своего отца Александра Васильевича, основателя ансамбля.

Из огромного количества претендентов было принято всего четыре человека. И я оказался в их числе. По молодости, а мне на тот момент было 22 года, ещё до конца не осознавал масштаб этого события в своей жизни. Понимание того, что ты работаешь в уникальном коллективе, пришло позже, во время гастролей и знакомства с репертуаром. Хорошо помню концерт в Большом театре, когда я впервые вышел на сцену как артист хора легендарного ансамбля. Это было настолько захватывающе, до мурашек. Я ощутил огромное счастье. Петь в хоре, где собраны лучшие голоса страны, было большой честью. А ещё это колоссальная работа: днём многочасовые репетиции, вечером - концерты… Но надо понимать: куда и зачем ты пришёл - планка очень высока.

- В чём, по вашему мнению, уникальность александровцев?

- Ансамбль Александрова - военный коллектив в полном смысле этого слова. Он родился в Красной армии, жил и живёт в Российской армии, и сохраняет традиции, заложенные ещё Александровым-старшим. В годы Великой Отечественной войны артисты коллектива выступали на передовой, а в наши дни - в горячих точках, заряжая патриотизмом солдат. Создавая коллектив в 1928 году прошлого столетия, Александр Васильевич поставил перед собой цель - пропагандировать русскую, армейскую культуру, народную музыку.

Сначала он собрал небольшую команду из 12 единомышленников: 8 артистов хора, 2 танцора, один баянист и ведущий-чтец. Через два месяца их стало 45. А когда я пришёл в ансамбль, он насчитывал уже порядка 300 человек. Репертуар, в основу которого легли потрясающие песни и самого Александрова, и талантливейших композиторов, плюс исполнительское мастерство прославили александровцев не только в нашей стране, но и за рубежом. Одной из отличительных черт ансамбля является наличие в его оркестре русских народных инструментов. Благодаря им музыкальное сопровождение песен и танцев уникально, не похоже ни на один другой коллектив. Но самое главное - никто в мире не может похвалиться таким четырёхголосным мужским хором!

- Как получилось, что через некоторое время обладатель красивого тенора был назначен главным администратором прославленного коллектива?

- Я пел в хоре и даже не помышлял об административной должности. Но обстоятельства сложились так, что мне пришлось поменять амплуа. В 1985 году у нас заболел главный администратор, он попросил на время его подменить. Я приблизительно знал, что нужно: договориться с гостиницей, организовать концертную площадку, обеспечить артистов питанием. В общем, задача непростая, но я справился. К сожалению, наш администратор так и не поправился. Вскоре он скончался, и я стал выполнять его обязанности. Поначалу совмещал их с пением в хоре. Но постепенно втянулся в хозяйственные заботы.

- В нашей стране на концертах александровцев всегда аншлаги. А как ансамбль Российской армии встречает заграничный зритель?

- Первые зарубежные гастроли проходили в Париже в 1937 году. С этого момента началось триумфальное шествие по Европе. Французские газеты того времени писали: «Без единого выстрела ансамбль Советской армии завоевал Париж».

Я вместе с коллективом прошёл через тысячи концертов, побывал во многих городах бывшего Союза и мира. Везде нас принимали на ура. Когда стал администратором, у меня появилась возможность наблюдать за реакцией зрителей непосредственно во время выступления. Помню, на гастролях в Польше люди не расходились, пока мы не исполнили песню «Священная война». Многие в зале, даже мужчины, плакали, когда звучало это мощное произведение.

В Хельсинки 150 тысяч человек стояли под проливным дождём до завершения нашего выступления. В 2014 году ансамбль Александрова официально был приглашён в Ватикан и дал эксклюзивный концерт для Папы Римского Иоанна Павла II в честь его дня рождения. В зале собрались 7,5 тысячи зрителей, в числе которых 27 кардиналов. Они затаив дыхание слушали наши песни - «Соловьи», «Смуглянка», «Калинка»… Понтифик не мог сдержать эмоции, после концерта он кричал: «Браво, Россия!» Десятки тысяч зрителей по всему миру стоя аплодируют «русскому поющему батальону», а многие номера просят исполнить на бис.

Про наш коллектив говорят: «То, что Ансамбль Александрова делает, это высший дипломатический пилотаж». Не скрою, случались за рубежом и провокации: бывало, нас забрасывали листовками с антироссийскими лозунгами. На такие вызовы отвечали… своими выступлениями. В них мы демонстрируем миролюбивый характер нашего народа и Вооружённых сил России, которые шествуют по миру не с танками и пушками, а с трубами и песнями.

- После страшной трагедии в небе над Чёрным морем в СМИ стали появляться пессимистические высказывания о том, что коллектив будет трудно и даже невозможно восстановить…

- Для меня это очень болезненная тема. Ансамбль - моя жизнь, моя семья. С ним я уже 64 года, и всё хорошее и плохое проходит через моё сердце. Не хотелось бы говорить о случившемся. Скажу только, что Министерство обороны России всегда уделяло и уделяет огромное внимание развитию коллектива, воспитанию молодого поколения александровцев.

В ансамбль пришла интересная, очень одарённая молодёжь. Талантливые певцы, замечательные артисты со всей России проходили конкурс. Из них отобраны лучшие. Солист краснодарской филармонии Максим Маклаков, обладающий великолепным баритоном, вошёл в обновлённый состав и стал его украшением. Чудом не попал на злополучный борт один из ведущих солистов Валерий Гавва, который сегодня делится опытом с молодыми исполнителями. Ансамбль жил, живёт и будет жить. В этом я абсолютно уверен.

Этот год для нас юбилейный. В честь 90-летия, которое будет праздноваться коллективом в октябре, мы планируем выступления на концертных площадках столицы, в том числе в Большом зале Московской консерватории и Большом театре. И, конечно же, традиционно выступим перед военнослужащими, которые несут службу в дальних гарнизонах.

Беседу вела Елена КУЗНЕЦОВА

Наша справка

В 1989 году ансамблю удалось заставить петь президента Америки. Александровцы приехали к Белому дому, прошли строгий контроль, выстроились на лужайке.

Джордж Буш-старший подошёл к артистам, поздоровался с каждым за руку. Хор запел на английском песню о дружбе. Президент слушал, улыбался. Потом начал подпевать. На состоявшемся вечером благотворительном концерте жена президента, госпожа Барбара Буш, не могла скрыть удивления: «Я прожила с ним более 40 лет. И он мне всё время говорил, что у него нет ни слуха, ни голоса, а с русскими запел!..»

***

24 июня 1941 года газеты опубликовали стихотворение Василия Лебедева-Кумача, начинавшееся словами: «Вставай, страна огромная...» Оно произвело сильное впечатление на руководителя ансамбля Александра Александрова. Он сразу же сел за рояль. На другой день коллектив уже разучивал новую песню. Премьера состоялась на Белорусском вокзале, откуда в те дни отправлялись на фронт боевые эшелоны. С первых же тактов мелодия захватила бойцов. Все замерли, как во время исполнения гимна. Когда песня утихла, люди потребовали повторения. Вновь и вновь - пять раз подряд! - пел ансамбль «Священную войну». И сегодня ни один его концерт не обходится без исполнения этого произведения.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 31 мая 2018 > № 2649170 Виктор Кадинов


Россия > СМИ, ИТ > trud.ru, 31 мая 2018 > № 2643032 Сергей Лукьяненко

Сергей Лукьяненко: У жизни черновика нет. Надо сразу жить набело

В российский прокат вышел фильм «Черновик» по роману писателя-фантаста Сергея Лукьяненко. Хороший повод для разговора

Тем более, на стене его кабинета висит почетная грамота «Героя Труда», выданная нашей газетой еще в 2007 году, когда по стране с успехом прошли фильмы по «Дозорам» Сергея Лукьяненко. И вот новая лента...

— Фильм «Черновик», знаю, вы уже посмотрели. И каковы впечатления? Помню, вы упрекали экранизации «Дозоров» за слишком далекий отход от книги...

— Те фильмы по «Дозорам» действительно далеко ушли от литературного сюжета, но никого упрекать в том я не мог, поскольку сам принимал участие в работе над сценарием. В этом же случае все наоборот — я к сценарию не прикасался, но фильм вышел очень близким к книге. Конечно, что-то изменено в соответствии с режиссерским видением сюжета, с требованиями зрелищности, но основная линия и персонажи остались в неприкосновенности.

— Среди того, что добавлено режиссером Сергеем Мокрицким, — любовная линия?

— Да, она в фильме значительно усилена. Но это и понятно. Фантастическая литература посвящена прежде приключениям духа и тела, а не приключениям сердца (за исключением особых любовно-фантастических книг, которые пишут девушки для девушек). А на экране романтическая сюжетная линия просто необходима. Есть и другие изменения. Например, во всех мирах в фильме фигурирует Москва. Она выглядит совершенно по-разному — где-то Кремль предстает разрушенным и заросшим лианами, где-то обретает «восточный акцент». В книге же миры, в которые попадает мой герой, различались более кардинально, в некоторых присутствовала только дикая природа без намека на цивилизацию.

— Помнится, кому-то в «Дозорах» не хватило зрелищных эффектов. Как с этим в «Черновике»?

— Ну, компьютерная графика за эти годы ушла далеко вперед. Между прочим, во время съемок «Дозоров» нас с Тимуром Бекмамбетовым во многих случаях выручала русско-казахская смекалка (мы оба выходцы из Казахстана). Например, сцена аварии с троллейбусом снималась по-честному, без спецэффектов. Мы одели деревянный манекен, в который на огромной скорости въехала списанная из троллейбусного парка машина. Сейчас эту сцену было бы проще нарисовать на компьютере, а в ту пору дешевле было разбить троллейбус.

— Как вам актерские работы в «Черновике»?

— Почти все совпадает или близко к тому, как я себе это представлял. Никита Волков, сыгравший главного героя, очень талантлив и молод. Думаю, он запомнится многим зрителям и будет очень востребован в кино. Евгений Ткачук (вторая главная роль. — «Труд») также очень органичен. Замечательны и работы актеров старшего поколения.

— Но вы сами на этот раз не участвовали в работе над картиной?

— Я был занят в другом кинопроекте. Только высказал съемочной группе самые общие соображения. Что-то из моих советов, наверное, было воспринято, что-то нет. Но зато я сыграл в небольшом эпизоде.

— Это где вы помогаете людям выходить из метро? Почему же не сыграли писателя-фантаста Мельникова? Тут вам, казалось бы, и карты в руки.

— Просто в фильме эпизода с писателем-фантастом нет. В книге было такое шутливое камео, а тратить на эту сцену экранное время было бы нерационально. Писатель всегда стремится рассказать историю как можно объемнее, а сценарист вынужден отсекать все, без чего можно обойтись.

— Ваш герой в книге с иронией проходится по полю литературной фантастики. Вы столь же иронично относитесь к коллегам по цеху?

— И не только к коллегам — к себе тоже. Вообще, самоирония — палочка-выручалочка. Помните слова барона Мюнхгаузена из пьесы Горина: все глупости на земле делаются с серьезным выражением лица...

— Знаю, что права на экранизацию «Черновика» были куплены чуть ли не 10 лет назад, почему же кино появилось только сейчас?

— Подобное происходит не впервые. Начиная с «Дозоров», ко мне довольно часто обращались режиссеры и продюсеры, обещали чудесные фильмы с огромным бюджетом. Покупались права на экранизацию, проходило года два-три, ничего не снималось, права возвращались. Это, конечно, доставляло определенное финансовое удовлетворение, но никакого морального.

История с «Черновиком» началась по той же схеме. Права на книгу купили, я даже принял участие в работе над сценарием, но опять результат — ноль. Тогда, правда, планировался небольшой телесериал. Через некоторое время после того как права освободились, ко мне почти одновременно пришли представители двух кинокомпаний, за каждой из которых стояли громкие фильмы и известные имена. Я не знал, кого мне выбрать, и позвонил Константину Эрнсту за советом. Константин Львович сказал: «Мокрицкой (продюсер «Черновика». — «Труд») смело отдавай, она все снимет». Я послушался и, похоже, не прогадал.

— Так будет ли сериал по этому фильму?

— Четыре серии снимались одновременно с фильмом. Но будут значительно от него отличаться. Поскольку многие сцены снимались отдельно, следующим дублем, в расширенной и углубленной версии. Это, кстати, не совсем обычный подход, чаще фильм и сериал нарезаются из одного и того же материала. Правда, с «Дозорами» была обратная история. Начинали мы их делать как телесериал, но, отсняв несколько сцен, поняли, что получается слишком хорошо, чтобы ограничиваться только телеэкраном. В результате столкнулись с чудовищной избыточностью: шесть часов готового материала пришлось урезать до полутора. Это была тяжелейшая работа. Так что сериал по «Черновику» тоже планируется, но, когда он будет сделан, не знаю.

— В интернете я видел довольно много критики. Наиболее распространенный упрек — фильм сравнивают с лоскутным одеялом: слишком много героев и сюжетных мотивов.

— Известно выражение: критик — это человек, который объясняет, как сделал бы чью-то работу, если бы мог ее делать... А что касается нагромождения сюжетных линий, то мне вспоминается фильм «Мстители: война бесконечности». Там супергерои в количестве 25 человек воюют с одним-единственным злодеем. Вот это действительно лоскутное одеяло. Я более-менее знаю киновселенную Marvel, но и мне приходилось постоянно напрягаться, вспоминая, а кто этот человек и почему он так злобно смотрит на другого. Такой фильм — праздник для фанатов, но для всех остальных остается загадкой.

В «Черновике», по сравнению с «Мстителями», героев совсем немного, всего пять главных персонажей и примерно столько же активно действующих на втором плане.

— Есть ли в ваших персонажах, прежде всего — Антоне Городецком, что-то от вас самого?

— Конечно. Когда пишешь книгу от первого лица, невольно ставишь себя на место героя. Придумываешь некий характер и представляешь, как бы ты поступил в предлагаемых обстоятельствах. Тут есть что-то от актерства. Например, представляю себе — вот я был таким скромным программистом, который внезапно стал обладателем магических способностей и оказался в организации «Ночной дозор». Как бы я себя вел, что бы чувствовал, о чем бы думал. Извините за классическую цитату, но еще Флобер когда-то сказал: «Мадам Бовари — это я».

— Не разбалансирует личность такое метание между персонажами?

— Надо уметь переключаться. Вот представьте себе актера, который сегодня играет знойного красавца, а завтра сухого ученого. У писателя, по сути, то же самое. Сегодня ты влезаешь в шкуру хорошего человека, потом — плохого, а завтра и вовсе в женское платье. А вообще у жизни черновика нет. Надо сразу жить набело.

— Тут надо вспомнить, что вы по образованию и первой профессии врач-психиатр. Используете ли эти знания и опыт в писательстве?

— Не особенно. Основная масса моих персонажей — люди психически здоровые, так что тут мои профессиональные знания бесполезны.

— Какую цель вы перед собой ставите, когда садитесь за новый роман?

— Тут, конечно, можно было бы сказать нечто пафосное. Но если за 2 тысячи лет Библия не смогла изменить мир, то не слишком ли смело надеяться, что с этой задачей справится фантастический роман? Однако я очень хотел бы верить, что мои книги как минимум помогают людям жить, дают им надежду или хотя бы развлечение. Я неоднократно получал письма от читателей, которые делились со мной ощущениями и говорили, что моя книга внушила им бодрость и помогла преодолеть житейские препятствия. Думаю, это уже немало: помочь кому-то жить.

— Итак, о душевнобольных вы не пишете. А какой диагноз поставили бы нашему миру в целом? Не посещает ли иногда чувство, что он сошел с ума?

-Да, порой картина жизни человечества напоминает маниакально-депрессивный психоз. Часть мира непоколебимо уверена в своем величии, могуществе и непогрешимости, а часть, наоборот, пребывает в тоске и полнейшей депрессии.

— Что будет с цивилизацией дальше?

— Пророчества — дело неблагодарное. Но у меня есть ощущение, что мир подошел к точке, после которой для его дальнейшего развития неизбежен крупный конфликт, сравнимый с мировыми войнами. Цивилизованные страны будто бы забыли, каково это — воевать. Мир словно расслабился и поверил в то, что история масштабных войн окончена, теперь все будет происходить по сегодняшним лекалам. Нет, не будет. Уже распад СССР означал серьезное изменение в мироустройстве. А сейчас и эта система, сложившаяся за последние четверть века, распадается, крупные мировые игроки выжидают, что же произойдет, надеясь в этой мутной воде наловить себе рыбки на следующие годы.

Я смотрю на будущее пессимистично. Конечно, очень бы хотелось, чтобы в грядущих столкновениях Россия участвовала в минимальной мере. В идеале — вообще бы не участвовала, а повела себя так, как некогда США, — вовремя собрав дивиденды. Но ведь мы, по-моему, так не умеем?

А если говорить о прогнозах в научно-техническом плане, то у меня ощущение, что начинается новый этап движения в космос — к освоению Луны, Марса: Оно, может быть, связано даже не с материальными потребностями человечества, а с пониманием того, что такой новый вид экспансии позволит перевести конкуренцию из военной плоскости в соревнование космической техники. И оно, встряхнув цивилизацию, в то же время убережет ее от крупной войны, направит историю в более мирное русло. Отсутствие глобальных сверхцелей приводит к загниванию цивилизации, а оно, как правило, кончается военным пожаром.

Думаю, нас ждут очень серьезные открытия в биологии, биотехнологии, генетике, которые позволят сильно изменить человеческую природу, продвинуться в лечении болезней, росте продолжительности жизни. Мы уже активно идем в этом направлении, в каком-то смысле наука даже опережает фантастику. Например, лет 25-30 назад подобие интернета и мобильных телефонов у фантастов уже присутствовало, а вот о более сложных переносных устройствах — смартфонах, планшетах и прочих — никто даже не мечтал.

— Какие события последнего времени произвели наибольшее впечатление?

— На первое место поставлю присоединение Крыма. Я не ожидал такого. Не верил, что это возможно. Воссоединение воспринял очень позитивно, как реальный шаг навстречу людям. В Крыму я бывал неоднократно, в том числе незадолго до событий 2014 года, и настроения крымчан знаю прекрасно. Я видел, что они чувствуют себя отданными на Украину незаконно, быть там не хотят и уже почти потеряли надежду вернуться в Россию. Когда народ в Крыму все-таки поднялся и наша власть внезапно пошла ему навстречу, это меня очень приятно удивило.

А вообще-то меня тревожит ощущение, что в стране начинается застой. Цены на нефть вроде бы к нам благосклонны, но именно из-за этого, боюсь, у многих наших руководителей создается убеждение, что можно расслабиться и жить дальше в свое удовольствие. Зачем развивать промышленность, образование, науку, если все, что нужно, можно купить за нефтяные деньги...

— Читают ли ваши дети книги, которые вы пишете, смотрят ли ваши фильмы?

— Надя, которой всего пять лет, пока моих книг не читает, хотя читать умеет. Старший сын Артемий, которому уже 14, прочитал многое. Даниил, которому 10, пока освоил самые простые вещи. На «Черновик» мы сходили всей семьей, потом я услышал от детей массу вопросов, пришлось больше часа объяснять, что к чему.

— Как вы воспитываете детей?

— Воспитывает по большей части жена, а я стараюсь воздействовать примером, объяснять базовые вещи. В целом, мне кажется, они достаточно воспитанные дети.

— Какая атмосфера царит у вас дома?

— Безумная. Ну представьте себе: трое детей, а еще орет попугай, который свободно летает по всей квартире. Раньше еще бегали и постоянно лаяли две собаки... Остается только запереться в кабинете и писать. Хорошо, что есть где спрятаться.

— Как-то вы говорили, что любите готовить.

— Это так. Люблю готовить мясо во всех видах. Особенно на огне и в компании: шашлыки, стейки и прочее. Но могу и сварить суп, нажарить блины, сделать венгерский гуляш.

— То, что вы росли в Казахстане, повлияло на ваш менталитет?

— Разумеется. Во-первых, я с детства привык к тому, что рядом сосуществуют большие группы людей разных национальностей, культур, вероисповеданий. Для коренных москвичей было определенным шоком, когда в городе появилось много дворников-киргизов и водителей-таджиков, а для меня такое естественно и понятно. Ну и, конечно, Казахстан повлиял и на отношение к жизни в целом. Оно у меня более азиатское, можно сказать — фаталистическое. Что-то в жизни мы поменять, конечно, в состоянии, но в целом от судьбы не уйдешь.

Александр Славуцкий

Россия > СМИ, ИТ > trud.ru, 31 мая 2018 > № 2643032 Сергей Лукьяненко


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628989 Александр Проханов

Мэром Москвы станет дерево

разве вы не знаете, что на Западе уже заключают тайные браки между мужчинами и козами, женщинами и ослами?

Новость за новостью, букет новостей, клумбы новостей, и нет ни одной чудесной, нет чуда. Страна не взмывает к звёздам, а летит на бреющем, вот-вот столкнётся с горой. Петербургский экономический форум, на который приехал Макрон, его здесь называют "микрон". Роскошные вечеринки для "правильных" людей, на которые людям попроще нет доступа видимо, потому что там едят человечину. В канун футбольного чемпионата цены в Саранске на отели и квартиры достигли заоблачных высот. Никто не едет в Саранск. Ноупасаранск!

Горловку украинцы гвоздят из всех калибров. А ведь хватило бы одного крылатого "калибра", чтобы враг успокоился. Голландцы на сбитом "Боинге" обнаружили отпечатки русских пальцев. На Кубани, в краю казачества и бескрайних полей пшеницы, молодой изверг вырезал у женщины матку. Показали дочь Скрипаля. Хорошенькая, без противогаза, хочет домой, в Россию. Миллиардер Абрамович не хочет в Россию. Он хочет в Израиль, туда же, похоже, собрались Авен и Фридман. Александр Невзоров в Лондоне купил на развале красные штаны с кружавчиками те самые, в которых Нельсон выиграл Трафальгарскую битву.

Но среди этих обыденных, как выцветшая реклама, новостей, есть одна, заполонившая все информационные ленты. Антон Красовский, талант, обольстительный красавец, изумительный гей, не первый год пребывающий в поисках мужа, сподвижник Ксении Собчак, помогавший ей на президентских выборах надевать вечерние платья, Антон Красовский решил баллотироваться в мэры Москвы. Это громадная угроза Собянину. Один за другим в Европе геи становятся мэрами. Как старомоден на этом фоне Собянин! Сколь велики перспективы у Антона Красовского! Гей сразится с не геем. Это будет турнир, который может закончиться свадьбой. За Красовским — огромное воинство геев. Прославленные режиссёры, сладкозвучные певцы, изысканные телеведущие, обольстительные, с женскими бёдрами, писатели, пышногрудые, с сиреневыми сосками, политологи, правозащитники, рыскающие по Кавказу в поисках обиженных геев, театралы, издатели крупных газет, дипломаты, находящие общий язык с геями-супостатами, астрономы, считающие геев пришельцами из других миров. Там, где Красовский, — там музыка, театральное действие, там "Эхо Москвы", там Венедиктов, там Элтон Джон… Вся предвыборная кампания Красовского будет непрерывным гей-парадом, будет пестро от радуг. Москва златоглавая, неси ключи от мэрии Антону Красовскому.

А что у Собянина? Члены профсоюзов? Колонны с надувными шариками? Ипотеки, дискотеки, спальные районы, сонные советники, косноязычные агитаторы? Как обеспечить Собянину достойную предвыборную кампанию, не сделав его при этом геем? Как переплюнуть Красовского? Оседлав Ксению Собчак, пришпоривая её пятками, Антон Красовсикй помчится навстречу Собянину со своим отточенным, тоскующим по любви копьём. Как увернуться Собянину от разящего удара копья? За Красовским — весь цивилизованный мир: Европа, Уолл-стрит, Оскар Уайльд, морская пехота США, Гаагский трибунал, "писающий мальчик" в Брюсселе. А за Собяниным — только Россия: усталая, скучная, приверженная унылым семейным ценностям, отвергающая восторги однополой любви. Может, Собянину выпустить против Красовского крепышей-десантников? А что, если парни в тельняшках дивизиями станут переходить на сторону Красовского? Может, бросить на Красовского танки "Армата" с их длинными возбуждёнными пушками? Но "Армата" хоть и танк, но женского рода, и не станет стрелять в девицу Красовского. Можно направить на Красовского всю мощь цифровых технологий, отцифровать его так, чтобы он, наконец, успокоился.

Всё тщетно. Антон Красвовский станет мэром Москвы и сделает своим духовником Всеволода Чаплина, который постоянно его исповедует. В Москве расцветут искусства, начнётся религиозный подъём. Огромному коню, на котором напротив мэрии восседает Юрий Долгорукий, приварят, наконец, могучие семенники.

Не бойтесь геев. Они любезны, милы, остроумны. Они почти как мы, только знают и умеют больше, чем каждый из нас, — они из других миров. Но и они, геи — это уходящее прошлое. Разве вы не знаете, что на Западе, в Антверпене и Амстердаме, уже существуют закрытые общества, где заключаются тайные браки между мужчинами и козами, между женщинами и ослами? Если, проходя по улицам Амстердама, вы услышите, что где-то истошно блеет коза или свирепо ревёт ишак, знайте — там проходит свадьба. И разве не так появлялись на свет кентавры —мужчины с лошадиными крупами? Разве не так появилась птица сирин — вещая женщина с куриным хвостом?

Когда-то в древности женщины приручали домашних животных. Они выходили ночью к опушкам лесов, манили к себе быков и оленей, волков и журавлей.

Но человечество двинулось ещё дальше. В Канаде среди лесников, живущих одинокой лесной жизнью, появились такие, что выбирают себе в жёны деревья. В канадских лесах много деревьев с дуплами, и если в дуплах не водятся пчёлы, деревья становятся предметами ухаживаний канадских лесников. И чего удивляться, что у этих лесников самые интимные места — в занозах?

Настанет день, когда в мэры Москвы будет баллотироваться не Антон Красовский, не кентавр, похожий на Шувалова, не птица сирин, напоминающая Дворковича, а дерево, одно из тех прекрасных деревьев, что посажены мэром Собяниным вдоль всей Тверской, скорее всего, то из них, что находится по соседству с мэрией.

Если действительно мэром Москвы станет когда-нибудь дерево, представляете, как продвинется озеленение дворов и сбережение парков? Дерево после трудового дня, проведённого в мэрии, будет ездить в ботанические сады и там в закрытых оранжереях, среди "правильных" деревьев станет проводить вечеринки.

Александр Проханов

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628989 Александр Проханов


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628980 Юнна Мориц

Зренье памяти

новые стихи

Юнна Мориц

Ненависть к России в любой форме — преступление

Есть радости, мне недоступные. Например, ненависть к России — как форма литературы, искусства под видом разнообразия взглядов. Ненависть к России — как форма вынесения приговора за отравление, которое подлая копия пробирки с фальшивкой, что тряс на трибуне ООН жулик США, чтобы разгромить Ирак. Ненависть к России, дружно узаконенная странами Запада в виде санкций, в надежде на то, что Россия загнётся и тогда наступит всемирная благодать. Ненависть к России — как самая успешная "культурная деятельность" кино, театра, которую предлагается возлюбить, приветствуя такую "цветущую сложность". Ненависть к России, которая превращает в героя беглого подлеца, вопящего: "Я уничтожу олимпийский спорт России!.."

Договороспособность России с ненавистью к России, с вороспособностью грабителей России, отнимающих имущество, деньги России на Западе, объявляющих России "холодную войну". Договороспособность в надежде, что всё утрясётся, рассосётся, развеется: чего изволите, мы на всё готовы, ненависть к России — для нас чепуха, насморк!

Отечественная русофобщина — "новая реальность, новая нормальность"; наше многонациональное разнообразие — одно из условий нашего единства, и, более того, — критический, конструктивный слой гражданского общества.

Эти гражданские радости я считаю моделью гитлеровского фашизма, ненависть к России в любой форме — преступлением, а сопротивление русофобщине — своим долгом Чести и Совести.

* * *

А что они играют вам на скрипке

С той стороны, где ни одной струны?

А то, что вы, Истории ошибки,

Всегда не с той играли стороны!

И в шахматы играя с вами жёстко,

Проигрывая с треском, всякий раз

Они переворачивают доску

И вешают свой проигрыш — на вас!

Их нагло изолгавшиеся перья

Россию топят в грязной клевете

И празднуют, что к ним полно доверья,

А ноль доверья — к вашей правоте.

Но те, кто знают гитлерья ошибки,

Прекрасно слышат правоту страны —

России, не играющей на скрипке

С той стороны, где ни одной струны!

* * *

На быстрорастворимом парашюте

Столкнула нас команда подлеца

В такую бездну беспросветной жути,

Которая — мешок для мертвеца.

На парашюте быстрорастворимом,

В такую бездну вытолкнули нас,

Что возвратились мы в обнимку с Крымом,

И наше право — не сдавать Донбасс!

На быстрорастворимом парашюте

Мы развлекали Запад, чёрт возьми, —

Он хохотал над нами, он, по сути,

Нам запретил дышать и быть людьми!

На парашюте, растворимом быстро,

В такую жуть нас тычут без конца,

Что и не снилась графу Монте-Кристо,

Спасённому в мешке для мертвеца.

Мешок для мертвеца, мешок для жути —

Нам был готов!.. И главный наш грешок,

Что мы на быстрорастворимом парашюте

Свою страну не стёрли в порошок!

На парашюте, растворимом быстро,

Россия — с Божьей помощью Творца! —

Всегда, подобно графу Монте-Кристо,

Спасается в мешке для мертвеца!

На парашюте быстрорастворимом

В такую бездну вытолкнули нас,

Что возвратились мы в обнимку с Крымом,

И наше право — не сдавать Донбасс!

* * *

В раннем детстве, ночью, разбудил меня

Неземной фонтанчик синего огня,

Искрами кружился он на одеяле,

Неземные вести молча в нём сияли.

Божий одуванчик, изнутри дыша,

Трепетно живая в нём была душа,

Вестью бессловесной обращён ко мне,

Дал он знать, что завтра будем на войне.

Вестью бессловесной, я не знаю — как,

Дал он знать, что будет уничтожен враг,

Дал он знать об этом, сказочно искрясь,

Излучая светом неземную связь.

Как туман, растаял он перед лицом,

Я помчалась, плача, к матери с отцом,

Оба целовали слёзы, что на мне, —

Я сказала: завтра будем на войне.

Завтра нас бомбили, крыши запылали,

Выбитые окна спали в одеяле.

Прижимаясь к стенам, люди шли за хлебом,

В городе военном пахло чёрным небом.

Неземной фонтанчик синего огня

В раннем детстве, ночью, разбудил меня

Вестью бессловесной, трепетной душой, —

Этот в искрах синих столбик небольшой.

От него остался негасимый след

Вести бессловесной, где ни звука нет, —

Только Чувство Бога, только детства гений —

Тайный узел связи высших откровений.

Вестью бессловесной, я не знаю — как,

Он сейчас явился, озаряя мрак

И секунд за двадцать сообщая вкратце,

Что войны не будет, если не сдаваться.

* * *

Разве договориться нельзя о том,

Что Запад имеет право считать скотом

И убивать любые народы, страны?..

Такую сделку на Западе провернут,

Согласным — пряник, а несогласным — кнут,

Для обречённых — кровавые хлынут краны.

Разве не мы виноваты, что Запад смог

Помыслить, что мы согнёмся в бараний рог

И выроем яму себе — этим рогом! — сами?..

Такая сделка на Западе в наши дни —

Мечта вопящих "Дави Россию! Распни! Распни!",

Мечта русофобских свор в либеральной яме.

Разве не надо Западу знать о том,

Что нас не взять ни пряником, ни кнутом?

Разве не это знание — наша сила?

Любая сделка будет, как в спину нож,

А вот ни кнутом, ни пряником не возьмёшь.

Такой державой, не ржавой, ты будь, Россия!

Такой державой, не ржавой, Россия, будь,

Где Запада западня пожирает путь,

Любая сделка — пряник с такой отравой:

Не смей в западню влезать и его лизать!

А вот ни кнутом, ни пряником нас не взять, —

Такой, не ржавой, мы будем, такой державой!

* * *

Санкции обрушатся, а Россия — нет.

Крым и Севастополь — граждане России.

Ненависть к России — чёрный кабинет,

Есть такая в цирке чёрная красильня:

В чёрном кабинете — чёрных три стены,

Фокусники в чёрном — в черноте берлоги,

Чтоб они для публики не были видны,

Чтоб виднелись только фокусов подлоги.

Ненависть к России — чёрный кабинет,

Цирковых подлянок чёрное насилье.

Санкции обрушатся, а Россия — нет.

Крым и Севастополь — граждане России.

В этом смысле новости чёрных стен полны,

Где творятся чёрных фокусов подлянки,

Цирковая древность ядоновизны,

Цирковая древность, чёрная с изнанки.

В чёрном кабинете ядоновизны —

Фокусники в чёрном, это цирк особый,

Он враньём отравит слух любой страны,

Подло искорявит ненавистью, злобой!

Ненависть к России — чёрный кабинет,

Чёрных ядоварок чёрное бессилье:

Санкции обрушатся, а Россия — нет,

Крым и Севастополь — граждане России.

Все мои повторы — слуха пастухи,

Чтобы слух подлянкой вам не русофобили!

У меня ужасные, ясные стихи,

Так не пишут ясно, если метят в Нобели.

Их едят, а они гладят

В детстве нашем, дворовом, был самый разнообразный, фольклорный, дипломатический язык — всегда с рифмой, с ритмом, с напевом.

"А мне совсем не больно,

Курица довольна!" —

в ритме свистопляски повторяли те, кому обидчики делали больно.

Не хочу быть такой курицей, которая довольна, что удар по Сирии был слабей, чем по Сербии, Ираку, Ливии. Не хочу, чтобы Россия в "телеящиках", в агрессивной русофобщине мировой дипломатии была курицей, которая довольна!

Три страны: США, Великобритания, Франция, члены Совета Безопасности ООН, — наплевали на Совет Безопасности, на международное право и обрушили на Сирию более ста ракет, прекрасно зная, что и это очередное их преступление останется безнаказанным, и курица будет довольна!

Россия избрала дипломатию оправданий, она бесконечно и безуспешно оправдывается, доказывая свою невиновность — кому? Тем, кто успешно раскрутил политику ненависти к России, оскорблений, грязной клеветы, русофобщины, равной гитлеровскому фашизму. Россия должна прекратить свою дипломатию оправданий. России нужна дипломатия обвинений. Пусть главари западной русофобщины оправдываются и доказывают, что их безнаказанность, их военные преступления, их фальшивки с пробирками, их фотофальшивки с "новичками", с химатаками, их удары по Сербии, Ираку, Ливии, Сирии, не равны гитлеровскому фашизму.

Чтобы Россию загнать в дипломатический паралич, главари западной, фашизменной русофобщины состряпали такое всемирное пугало: если Россия посмеет ответить на их агрессию, начнётся третья мировая война, поэтому Россия просто обречена на безответность!

Утопия, мечта, иллюзия, что Россия обречена на безответность, должны развеяться, исчезнуть начисто в каплях тумана, как "Новичок", который используют в сырости, в мокрости великобританской только идиоты, — как заявляет советский, а теперь и американский химик. Ответственность за третью мировую войну Россия должна вручить главарям безнаказанной агрессии Запада. Это можно сделать, только уничтожив иллюзию, сладкую мечту о безответности России. Иначе будет вот что:

"А у нас в Рязани

Есть грибы с глазами.

Их едят, а они глядят!"

* * *

Француз Макрон

Навешал макарон,

Что применяет Сирия отраву.

По Сирии пальнул француз Макрон,

Чтоб доказать, что представляет он

Могучую военную державу!

Но получилось всё наоборот:

Он представляет ржавую подводу,

На ней — бордель фашизма, мелкий сброд.

О том французский знает ли народ:

Кем стал Макрон сирийскому народу?

Француз Макрон

Навешал макарон,

Что Сирия владеет ядом жутким, —

По Сирии пальнул француз Макрон

И так блестяще доказал, что он

Принадлежит к фашизма проституткам.

Французское слово "Партнёр"

Они называют Россию врагом,

А их называет Россия партнёром,

И это — цена, чтобы стать пирогом —

Россией, которая схамкана вором.

Французское слово "партнёр" — для игры,

Для танцев, для пьес, для участия в деле,

Которое делит убытки, дары,

Партнёрствуя в картах, на сцене, в постели.

Народ не партнёр для российских воров,

Которые жрут — не нажрутся деньгами,

Россию ограбив, по швам распоров

И, лютыми став для России врагами,

С деньгами России — на Запад бегом,

"Добейте Россию!" — припевчик с повтором,

Где хором назвали Россию врагом,

А мы этот хор называем партнёром!

Такая цена и такой разворот

Позорам, которые — праздник подлянки,

Когда не бывает партнёром народ,

Чьи деньги сгораемы в банке, как в танке!

Народ — не партнёр для российских воров,

Которым пора надевать вышиванки,

С партнёрами фюреров и фраеров

Снаружи Донбасс предавать и с изнанки,

Партнёрами став боевой гитлерни,

Её русофобского хора, в котором

Россию врагом называют они,

А их называет Россия партнёром.

Таков дипломатов язык-домино.

Такая игра, где танцует отрава.

Но право не быть дипломатом дано —

Поэту, и это — священное право!

* * *

О чём слова?.. Трамвай идёт и снег,

Идёт кино, идёт большая драка,

Идёт весна, и век, и человек,

Идёт урок, и пьеса, и собака.

Проходит всё, проходит боль и страх,

Что боль проходит, чтоб вернуться снова.

Сквозь щель проходит в каменных горах

Цветок, — в другом проходит смысле слова.

Морозы держатся, и держатся следы

Времён, и дети держатся за ручку,

И нравы держатся внутри своей среды,

И держится рабочий за получку.

И мысли держатся, и держатся слова,

И держатся народы силой духа.

Держава речи держится сперва

За детский лепет — лепестками слуха!

На голове младенца — родничок,

И в роще родничок — скворцом скворечит,

Их бессловесный, родниковый язычок —

Небесный дух Творца в державе речи.

* * *

Томагавканье бешеной стаи,

Пожирающей страны живьём.

Этой бешеной стаи — простая

Зоология в зверстве своём.

Этой бешеной стаи победа —

Людоедство, господство зверья,

Чья борьба за Права Людоеда —

Европейский ремонт гитлерья!

Зоология их людоедства,

Цели, средства — такая печать,

Мне прекрасно знакомая с детства,

Где преступно — фашистов прощать.

О прощенье не может быть речи,

Я священную помню войну —

Людоедские, не человечьи,

Стаи гитлеров жрали страну!

И сегодня их ненависть в силе,

Русофобская ненависть к нам.

Не по Сирии бьют, по России,

Оглянитесь по всем сторонам:

И по Сербии бомбами "С Пасхой!"

Бил хохочущий нечисти хлам,

Хохотала под зверскою маской

Русофобская ненависть к нам.

Наихудшее — духа разруха.

Чем от этой разрухи сберечь?

Только силой соборного духа.

"Чем" — в обратном прочтении — "меч".

Меч, разящий!.. Об этом и речь.

* * *

Злодейская Россия виновна поголовно:

Она капитулировать не будет никогда!

Десятки стран сдавались России, безусловно,

Как например, ублюдки фашистского труда.

Злодейская Россия виновна поголовно,

Для Запада являясь источником вреда:

Она живьём из морга выходит, безусловно, —

Она капитулировать не будет никогда!

Злодейская Россия виновна поголовно,

Что у неё такая живучая среда.

Есть повод ненавидеть Россию, безусловно:

Она капитулировать не будет никогда!

Злодейская Россия виновна поголовно,

Что русофобским ядом объелись господа

И дамы!.. А Россия всегда в одном виновна:

Она капитулировать не будет никогда!

* * *

Воскреснуть — превратиться в свет любви

В ответ на грех, содеянный людьми,

Грех издевательства, предательства и пыток.

Воскреснуть — искупить грехов избыток,

Сойти с креста в загробные места

И, смертью смерть поправ, как свет Христа,

Воскреснуть Праздником Святого Искупленья,

Священной Пасхой, со слезами просветленья,

Где пенье, звон колоколов — поверх голов,

И тайна праздника — из трёх, не больше, слов:

Христос Воскрес! Воистину воскрес!

И кто кричал "распни!" — целует крест,

Крестясь, он чувствует себя среди родни,

Где тоже есть кричавшие "распни!",

В любви Христа нуждаются они.

Воскреснуть — светом сжечь кровавый свиток:

Грех издевательства, предательства и пыток,

Распятья грех и любованье этим

Грехом, который свойствен всем столетьям

Ежеминутно, где победа сил жестоких

На юге, севере, на западе, востоке —

Иносказание распятья, чёрный грех!

Христос Воскрес, он искупил за всех

Вину кровавую людей перед людьми.

Воскреснуть — превратиться в свет любви,

Никто не опоздает в этом свете

Родиться вновь: ни вы, ни ваши дети, —

Не опоздайте, Боже сохрани,

И те, кто в наши дни кричит "распни!"

Зренье памяти

Исключительных наций бандиты —

Ужас как на Россию сердиты,

Что не могут угробить её!

Исключительных наций маньяки

На Россию глядят, как вояки,

Чей портрет групповой — гитлерьё.

Исключительность эта, харизма, —

Коллектив групповухи фашизма,

Стран, которые мчались ко мне,

Приготовясь к победному бою,

Прихватив "душегубки" с собою —

Для победы, для "чистой" вполне!..

Исключительных стран солидарность

С гитлерьём, чья надменна бездарность,

Удирала из нашей страны,

Где фашистов громили победно

Человеки, живущие бедно, —

Но победно, народно родны!

Исключительных наций богатство

Никогда этой бедности братство,

Силу духа, что свыше дана,

Истребить не сумеет!.. Угрозы —

Та харизма, фашистские позы

Исключительно грязного дна.

Исключительность памяти этой

Не свергается бомбой, ракетой,

Озвереньем фашистских блокад:

Сила духа не мрёт в "душегубке",

Гитлерью не идёт на уступки,

Зренье памяти — выше и над!..

* * *

Когда страну кладут под шок

Бандитского разбоя,

Тогда со всех сторон — поджог

Пылает сам собою!..

Бандитской роскоши расцвет

Ограбил нас под шоком,

Пылает роскоши портрет —

Моей страны поджогом!

О том и речь, страну поджечь

Бандитскому разбою —

Раз плюнуть, превращая в печь,

Страну — ценой любою!

О том и речь, страну поджечь,

Когда страна — под шоком

Трагедии!.. О том и речь —

О нечисти с поджогом!

У нечисти — к поджогам страсть:

Россию ненавидя,

Её поджечь и хряпнуть власть

Над ней — в горящем виде!

В горящем виде новостей —

Поджога маскировка,

Но ложь — сотрудница смертей,

Кошмарами торговка!

Поджог, я говорю, во всех

Значеньях, смыслах слова!

А кто поджёг?.. Ворья успех,

Проворство духа злого!

Бандитской роскоши вина —

Страна в горящем виде,

Где сволочь роскошью сильна,

Россию ненавидя!

А реки слёз — по всей стране,

Трагедии под шоком —

Россия плачет о родне,

О детях, гибнущих в огне,

Чья Родина — с поджогом!

* * *

Любовь немыслима для смысла,

Её не оцифруют числа —

Нельзя любовью обладать,

Когда осмысливать начнёте

Её бессмыслицу на взлёте,

Немыслимую благодать!

Она исчезнет, испарится,

Её бессмыслицы крупица

Вам будет сниться на ходу,

Манить обманками — в расчёте,

Что вы осмысливать начнёте

Её бессмыслиц ерунду,

Которая — за гранью смыслов!

Нам Божий дар бессмыслиц выслав,

Любви немыслимую сласть, —

Блаженством дышит высший разум,

Его нельзя увидеть глазом,

Но и нельзя его украсть!

***

2 июня — день рождения прекрасного русского поэта Юнны Мориц. Дорогая и уважаемая Юнна Петровна! Восхищаемся вашим талантом, изумительным творчеством, гражданской безупречностью, муже- ством и благородством. Здоровья вам и счастья

Редакция "Завтра"

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628980 Юнна Мориц


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628960 Александр Широкорад

Цензура в отечественном кино

от царских времён до наших дней

Александр Широкорад

В России фраза «Прежде чем научить людей летать, надо научить летать за ними полицейских» вошла в историю. Ее приписывают нескольким министрам и сановникам Николая II.

Большинство читателей убеждено, что царская цензура не пропускала исключительно революционные произведения, да еще разве что богохульные и порнографические. Увы, спектр деятельности цензуры был неограничен. Так, например, в Россию не пропускали часы с изображением высочайших особ. Причем, если портреты были на циферблате, часы беспрепятственно пропускались, а вот ежели на внешней крышке или, не дай бог, на цепочке в виде жетона, часы немедленно конфисковались.

Запрещались и музыкальные произведения. Так, в мае 1896 г. цензура запретила созданный во Франции по поводу заключения военного союза с Россией "Франко-Русский марш". Дело в том, что там присутствовали мелодии "Марсельезы" и "Боже, Царя храни". В ряде случаев цензура отправляла музыкальные сочинения на заключение в "Придворный музыкантский хор".

Летом 1877 г. было запрещено к печати стихотворение Н.А. Щулепникова «Заря Сусанина» на том основании, что хотя оно «не заключает в себе ничего противоцензурного, но, по неудовлетворительности изложения, не соответствует важности предмета».

Осенью 1885 г. были запрещены календари с изображением Александра III и его жены Марии Федоровны. Цензоров возмутило то, что подпись «Цена 5 коп.» была слишком близко к лицам августейшей четы. Пять копеек за царя — «за державу обидно»!

Головной болью для жандармов стало употребление прилагательного «царский» в названиях продуктов питания и мануфактурных изделиях. Так, производство дрожжей "Царских" разрешалось разными производителями в 1891 и 1892 гг., а в 1894 и 1895 гг. запрещалось. Пиво "Царское" запрещалось дважды — в 1894 и в 1895 гг., чай "Императорский" запрещался в 1895 г. дважды.

В конце концов, в 1896 г. вообще запретили использование прилагательного «царский».

В царствование Николая II запрет на картинки и литографии мог быть связан с самой незначительной мелочью. Так, в марте 1896 г. владелец типографии О.И. Лашкевич получил отказ в разрешении печатать портрет Николая II — по причине того, что «неправильно обозначается изображение шитья на гусарском мундире Его Величества». Ему было рекомендовано исправить недочеты с помощью ратуши.

Во многих случаях разъяснения носили более подробный характер, например, рекомендовалось «сделать исправления в форме одежды Государя Императора и Александра Михайловича, а именно: черного цвета, обшлаги мундира красного цвета с белым кантом и золотыми петлицами (по форме Лейб-Гвардейского Преображенского полка) и на портрете Его Императорского Величества следует заменить белый шарф и синий галстук — черными».

В 1896 г. был запрещён портрет Николая II из-за окраски лошади, она должна быть гнедая, а художник спутал окрас.

Еще большие претензии цензура стала предъявлять к первым русским документальным и художественным фильмам. Так, потребовали запретить документальный фильм "Высочайший выход с Красного крыльца", снятый в Москве в августе 1898 г., из-за того, что одна из высочайших особ — престарелая великая княгиня Александра Петровна — «шествует, опираясь на палку», что могло вызвать «нежелательные в публике рассуждения».

В 1908 г. был запрещен фильм, снятый в Ливадии на борту императорской яхты "Штандарт": императорская семья вместо со свитой пробует матросскую пищу, а затем раздается традиционный морской сигнал «к вину». Цензор Н.И. Оприц счел, что у публики эта картина «может возбудить неуместные замечания и дать повод лицам, недоброжелательно настроенным в политическом отношении, к превратным толкованиям (в особенности в той части, где изображается питье матросами “Штандарта” их винных порций».

В октябре 1917 г. грянула революция, но руки до цензуры кинофильмов у новой власти дошли только в июле 1918 г., когда президиум Моссовета издал Постановление «О цензуре над кинематографами».

В отделе кинокомитета был создан «отдел рецензий». К 1 декабря 1918 г. там были отцензурированы 422 ленты. Из них 48 рекомендованы, 307 допущены, а 67 запрещены.

Любопытен перечень мотивов запрещений фильмов:

1. Вследствие присутствия порнографического элемента: "Что посеешь, то и пожнёшь", "Дамы курорта не боятся даже чёрта", "Ревнивая собака", "История одной девушки", "Позор дома Романовых". Все фильмы — бывшего Скобелевского комитета.

2. Вследствие изображения различного рода преступлений, не имеющих внутреннего повода, психологически неправдоподобных и возбуждающих низкие инстинкты человека: "Тёмные души", "Рыцари тёмных ночей", "Шквал", "Так вот тебе, коршун, награда за жизнь воровскую твою". Все фильмы — бывшего Скобелевского комитета.

3. Вследствие тенденциозного и нехудожественного изображения быта и психологии вообще и в частности военной: "Когда родина в опасности", "На ратный подвиг", "На скользом пути", "Знамена победно шумят", "Карьера капитана Воронова", "К народной власти". Все фильмы — бывшего Скобелевского комитета.

4. Вследствие нехудожественности и искажения исторического смысла: "Освобождение крестьян" (фирма Пате), "Пётр Первый" (фирма Пате).

5. Вследствие нехудожественного, грубого и вульгарного комизма: "Ну и влетел", "Целительное питье" (оба — бывшего Скобелевского комитета).

6. Вследствие нехудожественности и оскорбления религиозного чувства: "Царь Иудейский" (фирма Парамонова)».

Сфера цензурного контроля не ограничивалась одним кинопоказом. Еще в декабре 1918 г. Петроградский кинокомитет издал постановление, запрещавшее держать у себя аппараты или делать уличные съемки без особого на то разрешения. Неподчинение каралось конфискацией аппарата и судебной ответственностью.

В июне 1922 г. декретом Совнаркома учреждается Главное управление по делам литературы и издательств — Главлит.

9 февраля 1923 г. внутри Главлита создано отделение — Главное управление по контролю за зрелищами и репертуаром (Главрепертком, ГРК).

«Работой ГРК руководила Коллегия в составе трех членов: председателя, назначаемого Наркомпросом по Главлиту, и двух членов, один из которых назначался Наркомпресом, а другой — Народным комиссариатом внутренних дел. Рабочий аппарат ГРК состоял из двух отделов: театрально-музыкального и отдела кино. Для решения вопросов общего характера при Главреперткоме был учрежден художественно-политический совет в составе 45 представителей партийных, профсоюзных и других организаций с правом совещательного голоса»[1].

В 1926 г. был выпущен циркуляр Главреперткома об изображении Николая II и его окружения в театре и кино:

«Фигура царя отнюдь не должна возбуждать какую бы то ни было симпатию. Он должен изображаться не только “безвольным ребенком” (хотя и туповатым), но в нем должен чувствоваться и проглядывать виновник 9-го января, Ленского расстрела и т.д. — слабохарактерный идиот, но достаточно злой. Совершенно недопустимо изображать царицу как единственную виновницу всех бед, которая будто бы “хуже” и царя, и всей камарильи. Иначе здесь нужно попасть на удочку обывательско-кадетской легенды, будто немка-царица из “патриотических” побуждений работала на сепаратный мир, — а отсюда единственный выход: если бы не “измена”, все было бы благополучно и т.д. <…> Подчеркивать ее немецкое происхождение акцентировкой недопустимо, тем более что ее ломаный русский язык — произвольная фантазия авторов. При трактовке образа Распутина нельзя наделять этого пьяного и развратного авантюриста и взяточника чертами какой-то “народной мудрости”, который при всем своем разврате будто бы все же в каком-то отношении выше окружающих. Дмитрий Павлович, Пуришкевич и Юсупов отнюдь не должны выглядеть “благородными спасителями” родины, “бескорыстными героями”. Дмитрия Павловича надо показать вырожденцем, то есть талантливым защитником интересов дворянства, но безудержным психопатом в то же время»[2].

В том же 1926 г. была даже сформулирована система запретов:

«1. Классовое примиренчество.

2. Пацифизм.

3. Анархо-индивидуализм.

4. Бандитизм и романтика уголовщины.

5. Идеализация хулиганства и босячества.

6. Апология пьянства и наркомании.

7. Бульварщина (дешевая “сенсация”, смакование любовных похождений и авантюра “высшего” общества, опоэтизирование ночных шантанов и т.д.).

8. Мещанство (идеализация “святости” мещанской семьи, уюта, рабства женщины, частной собственности и т.д.).

9. Упадничество, фокстротовщина и психопатология (Эренбурговская Курбатовщина, Есениада и т.д.).

10. Грубая советизация, дающая обратный эффект.

11. Злостное игнорирование и извращение советского быта и культивирование буржуазной салонщины.

12. Кулацко-народническая идеализация старой деревни.

Перечисленное, конечно, не является тем шаблоном, который механически “накладывается” на произведение. Это только руководящие вехи»[3].

К сожалению, в СССР не было «самиздата» в кино. И уже в 1930-х годах никто не смел протаскивать какую-либо явную антисоветчину. Посему цензоры придирались к мелочам. В десятках фильмов вырезали самые интересные и в то же время безобидные с политической точки зрения куски.

Так, в "Бриллиантовой руке" (1969 г.) управдом (Нонна Мордюкова) в разговоре с женой Семена Семеновича произносила фразу: «И я не удивлюсь, если завтра узнаете, что ваш муж тайно посещает синагогу!» Хотя я не уверен, что эту фразу оставили бы в фильме 2017 года выпуска.

Ну а в горбачевское время в пору борьбы с «зеленым змием» из фильма вырезали карды, где Горбунков (Юрий Никулин) наливает и констатирует: «Врачи рекомендуют».

В комедии "Иван Васильевич меняет профессию" (1973 г.) вырезали сцену, в которой Иван Грозный жарит котлеты на кухне Шурика — «Не позволю про царя такие сцены снимать!»

По непонятным причинам вырезали ответ царя на вопрос милиционера: «Где живете?» — «Москва. Кремль», и заменили на «в палатах».

На знаменитую фразу Бунши «За чей счет этот банкет, кто оплачивать будет?» Милославский ответил: «Народ, народ, батюшка». Сие цензоры, дабы не вызывать нездоровых ассоциаций, заменили: «Во всяком случае, не мы». В сцене приема шведского посла снова не совпадает артикуляция: цензорам не понравилась реплика «подменного царя» Бунши «Мир, дружба!» (опять нездоровая ассоциация с советскими вождями) и ее заменила на «Гитлер капут!».

Цензура коснулась даже столь политически нейтрального кинофильма, как "Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона" 1979 г.). В первом варианте Шерлок Холмс спрашивает Ватсона: «Вы давно из Афганистана?» Но пока снимался фильм, советские войска вошли в Афганистан. Посему сцену пришлось переозвучить, и Холмс расплывчато спрашивает про «Восток».

Хрущевская «оттепель» вызвала «девятый вал» цензурных запретов на фильмы, снятые до 1957 г. Так, жертвой хрущевской борьбы с «культом личности» стала кинокомедия "Волга-Волга". В конце 1950-х бобины с фильмом были изъяты из проката. Ну а в 1961 г. выпустили «восстановленную версию».

«Кадры с памятником Сталину у шлюза № 1 в Дубне были заменены на экран с титрами. На пристани “Большая Волга” участники Олимпиады пересаживались на московские теплоходы, а сцену пробега Стрелки по палубе выкинули из фильма полностью из-за того, что на борту соседнего корабля в пол-экрана красовалась надпись “Иосиф Сталин”»[4].

Подобной «кастрации» подверглись десятки картин, включая фильмы Михаила Ромма "Ленин в Октябре" и "Ленин в 1918 году".

В СССР, бесспорно, была жесточайшая цензура. Но все познается в сравнении. Я готов доказать, что цензура в царской России и в нынешней демократической Российской Федерации куда больше, чем в Советском Союзе. Только не надо жульничать, мол, в СССР был «Главлит», а сейчас его нету. Мне плевать, кто лишает меня информации — «Главлит», КГБ, ФСБ или самоцензура редакторов. Какая разница, под каким грифом секретят очевидные вещи — государственная тайна, коммерческая тайна и т.д.

В 1928—1931 гг., то есть в годы «большевистского террора», были выпущены культовые произведения "12 стульев" и "Золотой телёнок". Сейчас они не запрещены, но попробуйте написать подобное. В лучшем случае ваше произведение выйдет с огромными купюрами, а скорее всего его завернет редактор, и не потому, что ему не понравилось, а потому, что он боится — а вдруг на него «наедут» власти или какая-нибудь «общественная шпана».

Кто сейчас пропустит мечту пана Козлевича об использовании "Антилопы" для семейных прогулок — «Слышался бессмысленный смех детей». Да разве можно такое писать! Наши демократические дети не могут бессмысленно смеяться! А историю с отцом Фёдором, охотившимся за стульями тещи Воробьянинова? Попробуйте найдите в современной литературе историю со столь забавным попом!

Я сам пострадал. В книге о начале XIX века я несколько раз подряд повторял «Александр I», а потом для «оживляжа» заменил на «плешивого щеголя». В книжке выражение вырезали. Редактор возмущался: «Да как же можно такое о царе!» У меня невольно вырвалось: «Плешивый щеголь, враг труда, над нами царствовал тогда». Редактор задумался, а потом обрадовался: «Так это ж Пушкин! Вот и ссылочку бы дали. Мы бы пропустили».

Я мог бы привести еще длинный список моих невинных фраз, вычеркнутых редакторами. Так, из книги о XIII веке вычеркивали слово «бабы». Тщетно я доказывал, что в те времена иного термина для обозначения прекрасного пола не было. Современная цензура калечит русский язык, запрещая сотни слов – «поп», «негр», «даун» и т.д.

У нас опять введена цензура на фильмы о Николае II. Нет нужды пересказывать скандал с фильмом Алексея Учителя «Матильда». На сей раз новые цензоры начали жечь автомобили, грозятся сжигать кинотеатры.

Сейчас как в хрущёвские времена, новоявленные цензоры калечат отличные старые фильмы. Так, 2 декабря 2016 г. по «5 каналу» Центрального телевидения показали киноэпопею "Освобождение" (1969—1972), где было вырезано 20 минут! В основном это сцены со Сталиным.

Подвергаются цензуре и новые послеперестроечные фильмы. В том же 2016 г. я по телевизору, не помню, какой канал, смотрел фильм "Барышня-крестьянка" (1995), где вырезали две невинные сцены — Лиза Муромская (актриса Елена Корикова) умываясь, раздевается по пояс, и сцена купания девушек в реке.

Ну а на канале ОТР цензоры более либеральные, там они при показе фильма 16 апреля 2017 г. лишь заретушировали фигуры Лизы и девушек.

Добралась цензура и до мультфильмов. Ну, понятно, что теперь "Ну, погоди!" нельзя раньше 23.00 показывать — там же волк курит!!!

А вот замечательный мультфильм для взрослых (!) "История одного преступления" (1962), снятый режиссером Федором Хитруком по сценарию Михаила Вольпина.

В 1962 г. на VII Международном кинофестивале в Сан-Франциско мультфильм удостоен приза "Золотые Ворота" и на фестивале в Венеции — приза "Серебряный лев". В 1963 г. на IX международный фестиваль кино- и мультипликационных фильмов в Оберхаузене (ФРГ) мультфильм получил Почетный диплом, а в 1964 г. на I Всесоюзный кинофестиваль в Ленинграде — Первую премию по разделу мультфильмов.

Сюжет этой сатирической комедии таков. Законопослушный гражданин и добрейший человек Василий Васильевич Мамин, добросовестно отработав трудовой день и сделавший массу добрых дел, приходит домой, ужинает и ложится спать. И тут начинается свистопляска — то у одних соседей пьянка-гулянка с песнями и плясками, а затем ссора супругов с битьем посуды, то влюбленная парочка начинает перестукиваться по батарее центрального отопления. Бедный Василий Васильевич уже на взводе, уже не может заснуть, уже раздражает даже вода, капающая из крана.

Наконец-то, уже под утро, наступает долгожданная тишина, и наш герой пытается заснуть. Но тут две бабуси-дворничихи под окнами, во дворе, начинают во всю глотку визгливыми голосами о чем-то спорить. И законопослушный тихий Василий Васильевич, не помня себя от гнева, хватает сковородку, в пижаме вылетает на улицу и трескает обеим бабусям сковородкой по головам. Следующий кадр — шумные соседи ведут бедного Василия Васильевича «под белы руки» — теперь он бандит и преступник.

Стоп! Эта та версия мультфильма, которую несчетное количество раз гоняли по телевизору с 1960-х годов и которую я хорошо помню.

Совершенно случайно набрел я в «Ютубе» на этот мультик, решил посмотреть. И что я вижу! Капля падает из крана… Последняя капля. Герой в бешенстве вскакивает с постели… А дальше? А дальше сцена во дворе — шумные соседи держат «под белы руки» Василия Васильевича. При этом у него в руке — сковородка. Откуда сковородка? Что он такого натворил? Молодому поколению, посмотревшему «кастрированный» мультик, ничего непонятно. Ну, вышел человек со сковородкой на улицу. И что? Казнить его за это? Преступление-то где?

Тут классический случай не политической цензуры, а цензуры большого бизнеса. На улицах больших российских городов искусственно создан высочайший уровень шума. Это и рестораны, и забегаловки, включающие мощнейшие звукоусилители, уличные музыканты тоже с мощнейшими электрическими динамиками, промоутеры, орущие рекламу через мегафоны и т.д.

Понятно, это вызывает справедливое возмущение граждан. Обращения в полицию или к городским властям абсолютно бесполезны. И чтобы мультфильм не подсказал доведенным до отчаяния людям простейшее решение проблемы, его «кастрировали».

Несмотря на это, 26 января 2016 г. состоялся ремейк фильма: 59-летний москвич Сергей Галахов, проживавший в районе метро Люблино, убил из охотничьего ружья 25-летнюю промоутера Анну Носову. В ремейке убивец тоже оказался законопослушным, имел высшее образование, не судим и даже не имел приводов в милицию (полицию). Наоборот, он писал жалобы в полицию на промоутеров, которые ежедневно до поздней ночи орали в мегафон под его окнами. А конкретно 3 декабря 2014 г., 21 марта, 7 мая и 14 ноября 2015 г. Сколько можно?

Замечу, что в деревне, откуда приехала Носова, попытка пошуметь под окнами, что с мегафоном, что с громкой музыкой, кончилась бы печально. Выскочили бы мужики и накостыляли хулиганке. Получается, в деревне это можно, а в городе — нельзя? А слюнявым интеллигентам, рассуждающим о цене человеческой жизни, следует обратиться к нашим судьям, которые сотнями оправдывают мужеубийц. А пьяные автоледи, давящие насмерть людей на тротуаре, получают 3 года тюрьмы с отсрочкой в 14 лет!

Итак, у нас демократия, гласность, нет цензуры и еще «сорок бочек арестантов». Жить стало лучше! Жить стало веселей!


[1] Гращенкова И.Н., Фомин В.И. История российской кинематографии (1896—1940). М: Канон+РООИ «Реабилитация», 2016. С. 206—207.

[2] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 60. Д. 752. Л. 43.

[3] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 60. Д. 808. Л. 57—64.

[4] Материалы сайта: https://www.kinopoisk.ru/article/2926482/

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628960 Александр Широкорад


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628954 Владимир Бушин

После парада. Часть 2

День Победы — праздник не для всех?

Владимир Бушин

Помните забавный стишок Маршака?

Что ни делает дурак,

Всё он делает не так.

И не вовремя он рад,

И печален невпопад.

А что если дурак ещё и злобный невежда, и неукротимый клеветник? Именно такие субчики сидят и печатаются в двух многотиражных еженедельниках "Аргументы и факты" и "Аргументы недели". И 8 мая накануне нашего великого всенародного праздника Дня Победы они учинили на своих страницах такой заунывный вопёж, состязаясь в невежестве, тупоумии и в клевете на почивших за Родину, что хоть святых выноси. Для этого они наняли на всё способных журналюг: один — Кожемякин Владимир, кажется, Иудович, другой — Терентьев Денис, видимо, Власович. Резвую пробежку первого по могилам отцов и дедов мы видели в предыдущем номере "Завтра", теперь посмотрите, как отплясывает на тех же могилах Власович.

Сначала замечу, что пишет он таким языком, словно по национальности — арнаут, а русскому языку учил его Жириновский: всё коряво, колченого, а то и бессмысленно, просто понять невозможно. Вот, пожалуйста: "Дошло до посмертной травли авторов "окопной правды". Травить можно только живых, вот я, например, всегда буду травить вас, лжецов, а мёртвые, как давно сказано, "сраму не имут"". И тут же: "Какой смысл нынешним чиновникам-патриотам отмазывать сталинскую номенклатуру?". Во-первых, что это за блатные словеса: "отмазывать", "поддатый"! Можешь таким языком говорить со своей драгоценной, если она позволит, а тут тебя читают сотни тысяч сограждан, которых ты обязан уважать. Во-вторых, какая "сталинская номенклатура", которая травила авторов "окопной правды"? Откуда она здесь взялась? А главное, где он нашёл чиновников-патриотов? Если бы там были патриоты, то они давным-давно заткнули бы глотку власовским недобиткам, орудующим миллионными тиражами русофобской клеветы у них под носом, а то и вышибли бы за кордон.

Я уж не говорю, если о языке, о таких нынешних антирусских языковых пошлостях, как "вписаться в формат", "его герои стали неформатом", "описать адекватно", "промывали автора книги" и т.п. Сам-то он, в каком формате? Скорей всего, в круглом.

Читаешь этого Терентьева и диву даёшься: как можно при таком универсальном невежестве во всём, что касается Великой Отечественной войны, писать о ней? Да и не только об этой войне, а вообще о военном деле, об армии, о войне. Вот, говорит, например, какая чудовищная, только при советской власти возможная жестокость: "ЗА НЕВЫПОЛНЕННУЮ в срок задачу могли отдать под трибунал" (выделено им). Да, болезный, конечно, могли, и не только в Красной Армии — в любой. Мало того, и расстрелять могли. Ну, например, на войне иногда бывают наступления. Слышал? И вот человек, отвечающий за снабжение войск снарядами, не выполнил в срок задачу, сорвал наступление. Что с ним делать? Увы, прямая дорога — в трибунал.

А вот цитирует В. Астафьева: "Фронтовиков солдатами-то стали называть только после войны, а так — штык, боец, в общем — неодушевлённый предмет". Разумеется, это очередное враньё. Но "солдат" — это не звание, а профессия, в определённом контексте этим словом можно именовать и генерала. Маршал К. Рокоссовский назвал свои воспоминания "Солдатский долг", а немецкий генерал-полковник Г. Гудериан — "Воспоминания солдата". Но, конечно, ни редакторы-патриоты обоих "Аргументов…", ни их "наёмные убийцы" этих книг не читали. А звания — красноармеец, рядовой боец, ефрейтор и т.д. В армии обращаются к военнослужащим по званию. Сталин в знаменитом выступлении по радио 3 июля 41–го года сказал "Бойцы нашей армии и флота!", а в речи 7 ноября на Красной площади — "Товарищи красноармейцы и краснофлотцы!". Это естественно, закономерно.

При жизни Астафьева я задавал ему немало вопросов, он мудро отмалчивался. А теперь приходится спросить его адепта: это почему же боец — "неодушевлённый предмет"? Неужели жизнь его была так убога, что не слышал он хотя бы знаменитую когда-то песню о том, как "сотня юных бойцов из будёновских войск на разведку в поля поскакали"?

Это Гражданская война. А вот уже Отечественная — конгениальная песня Матвея Блантера на слова Михаила Исаковского:

С берёз, неслышен, невесом,

Слетает жёлтый лист…

Старинный вальс "Осенний сон"

Играет гармонист.

Вздыхают, жалуясь, басы,

И, словно в забытьи,

Стоят и слушают бойцы,

Товарищи мои.

У вас, Терентьев, хоть когда-нибудь были товарищи?

И ведь просто загадочно, как Астафьев и его почитатель, если даже не служил в армии, не знают, что спокон веку о войсках могли писать и говорить: "в роте сто двадцать бойцов", "отряд в пятьсот штыков", "отряд в триста сабель". Они даже из этого своего невежества пытаются выжать хоть капельку антисоветчины.

А хоть какие-нибудь книги о войне они читали? Уверяет, что читал известный 6-томник "История Великой Отечественной войны Советского Союза". Да, был такой, но уж очень давно, ещё при Хрущеве, в котором он, четырежды Герой, упомянут 39 раз, а Сталин — 18. Но всё же… И что? А вот: "Если просеять все 6 томов, то можно выудить лишь названия военных округов и номера собранных под их знамёнами армий". И больше ничего? Да ведь сказал же: лишь округа, лишь номера армий. И всё! Да зачем же для этого шесть увесистых томов? Достаточно было брошюрки… Ах, шельмецы! Умолчали, значит, и о нашем отступлении, и о нашем наступлении, и о взятии Берлина, и о капитуляции немцев…

Ещё упомянут более поздний 12-томник в полной уверенности, что он о Великой Отечественной, а на самом деле — о всей Второй мировой.

Из писателей-фронтовиков назван Константин Симонов. И опять — пальцем в небо. Уверяет, что ему, "классику, орденоносцу, лауреату" так и не удалось при жизни напечатать воспоминания. Зажимали, дескать, бюрократы. В действительности же, мало кто при жизни столько напечатал воспоминаний, как Симонов. Тут и "Разные дни войны" (два тома — 570 и 780 страниц) — это самое честное и интересное, что я читал о войне; тут и "Сегодня и давно" (560 страниц), и "Глазами человека моего поколения" (о Сталине), и "К биографии Жукова"… Может, это всё засекречено, как засекречены, говорит, телеграммы, переговоры по телефону, по ВЧ Сталина с командующим? О, господи, куда ни плюнь — не промахнёшься. Да вот же они, здоровенные тома "Русский архив. Великая Отечественная". Том первый: "Накануне войны", 1993 — 408 с. Том второй: "Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год", 1996 — 445 с. Том третий: "1942 год" — 620 с. И т.д. до конца войны. Тут и директивы, и телеграммы, и записи переговоров по прямому проводу — читай не хочу!

А что думает автор о ходе войны, о тех или иных её событиях, операциях? Читаем: "К осени стояли немцы под стенами Москвы". Это в конце августа, в начале сентября, так? Нет, мыслитель, ближе всего к Москве немцы докарабкались только в начале декабря. Да и не ближе, чем на 20—30 км, и только такие всезнайки, как Э. Радзинский, могут развлекать публику рассказами о том, как немцы разглядывали в бинокли Кремль. Но вот вопрос, не интересно ли нашему стратегу знать, где были в эту пору 1812 года французы, которые вторглись тогда в пределы России с той же позиции и даже на несколько июньских дней позже немцев? Так вот, сударь, уже 3 (15) сентября Наполеон прогуливался по Кремлю. Это с конной-то тягой, без грузовиков и танков. Подумайте, почему до зубов механизированный Гитлер наступал куда медленнее, чем Наполеон. И потом, ну, стояли немцы под стенами Москвы, стояли и до чего достоялись? Что ж вы молчите, одноглазый? Достоялись они до разгрома. Не слышал? Нет, победы Красной Армии не интересуют. Правда, они порой упоминаются, но как!

Упомянуто, например, освобождение Белоруссии, операция "Багратион". Но ему неведомо, что это не один 1-й Белорусский фронт К.К. Рокоссовского, а еще 1-й Прибалтийский И.Х. Баграмяна, 3-й Белорусский И.Д. Черняховского и 2-й Белорусский Г.Ф. Захарова. Зачем всё приписывать одному? Зачем замалчивать других? Но что и как он, нехристь, пишет тут! "Нельзя сказать, что Красная армия умела воевать только массой". Нельзя. Где он рос? Нет, оказывается, слышал, что была "блестящая операция "Багратион", в результате которой немцы оставили (!) Белоруссию". Ну вот так взяли и оставили не спеша. Да чего же тогда блестящего в этой операции? А на самом-то деле, наступая на фронте 1100 км и пройдя на запад с боями до 600 км, Красная армия окружила и уничтожила 17 дивизий и 3 бригады, 50 дивизий лишились более половины состава. Вот что они "оставили". Уцелевшие оставили Белоруссию очень резвой прытью, иначе говоря, их вышибли. Грубое слово, но что делать, когда тебе суют в нос "оставили".

Право, Господь начисто лишил этих людей за грех вранья и невежества всякой способности соображать, сопоставлять факты, думать, что стоит за теми или иными словами и т.д. Вот вспомнил автор ещё об одной операции, цитирует всё того же генерал-аншефа Астафьева: "Днепровские плацдармы! Я был южнее Киева, на тех самых Букринских плацдармах…Мы на другой стороне Днепра, на клочке земли, голодные, холодные, без табаку, патроны со счёта, гранат нету, лопат нету, подыхали, съедаемые вшами, крысами…" Интересно, что у него крысы отъели? Астафьев не отставал от Хакамады: если та изображала Артек подобием концлагеря, то он на пару с критиком Сарновым в таком же примерно духе изображал прекрасные дома творчества Союза писателей, расположенные в дивных местах страны.

Прочитав приведённые выше строки, всякий не обиженный Богом человек подумает: да как же эти голодные, вшивые, в сущности, и безоружные, даже подыхающие люди сумели 22 сентября 1943 года захватить плацдарм на той стороне широкой реки? Ну, допустим, немцы прозевали — как французы, например, прозевали их удар 10 мая 1940 года. Но что мешало немцам потом сбросить в реку этих "вшивых" русских? Ведь они подтянули к нашему плацдарму 10 дивизий, в то числе пять танковых и одну моторизованную, и такой силой несколько раз атаковали плацдарм. А русские стоят. В чём дело? А в том, что на плацдарме, который к 30 сентября простёрся на 11 км по фронту и 6 км в глубину, находились части 27-й и 40-й армий, а также моторизованные части 3-й гвардейской, а не "вшивой" танковой армии генерала П.С. Рыбалко. Эти немалые силы и отстаивали плацдарм и расширяли его. В октябре с плацдарма дважды предпринимались наступления с целью освободить Киев, но, увы, одолеть немецкие силы тогда не удалось. 3 ноября перешли в наступление наши войска с Лютежского плацдарма, и при поддержке сил Букринского плацдарма 6 ноября столица Украины была освобождена.

Автор не обошёл своим пронзительным вниманием и последние страницы войны: "В апреле 1945 года маршал Жуков решил атаковать Берлин в лоб…" Приходится опять напомнить, что Берлинская операция — это не только Жуков со своим 1-м Белорусским фронтом, но ещё и маршал Конев с 1-м Украинским, и маршал Рокоссовский со 2-м Белорусским, да ещё адмирал Трибуц с частью сил Балтийского флота. Общую координацию действий фронтов осуществлял Верховный Главнокомандующий.

"…В лоб, и, как считают многие специалисты, напрасно положил 200 тысяч солдат". Ну, какие же они специалисты: Берлин-то был взят. Значит, не напрасно. И сообщи своим специалистам, что да, полегло немало, но всё-таки не кругленьких 200 тысяч (врать надо всегда без нулей): безвозвратные боевые потери составили 78291 человек (Г.Ф. Кривошеев и др. "Книга памяти". — М., 2009, с. 171). Разумеется, эта горькая цифра ложится не только на фронт Жукова, а на все упомянутые выше войска, принимавшие участие в операции. Вечная память павшим…

Нет, нет, он настаивает: "Жуков хотел успеть к 1 мая". Желание сделать народу такой праздничный подарок для советского человека вполне естественно. И никаких доказательств, что это вело к лишним жертвам, не существует.

А началась операция 16 апреля, и 23-го войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов соединились западнее Берлина, завершив окружение всей огромной (до 300 тысяч человек) берлинской группировки. Какой же "лоб", если ставилась цель — окружить? А после окружения началось дробление группировки, которое 8 мая завершилось безоговорочной капитуляцией.

Их целая стая — тупоумных ненавистников маршала Жукова и наших побед: журналист Правдюк, отставной полковник Ащин, отставной капитан Антропов, вот теперь ещё и новые клеветники. И ведь уж до того убоги, что даже своей гадости о Жукове придумать не могут, тащат у других — у Виктора Правдюка, например. Тот живёт в Ленинграде и долго пыхтел, стараясь доказать, что "Тихий Дон" — плагиат. Когда понял, наконец, что это сизифов труд, взялся за другую подлость — смастачил 90-серийный безграмотный и насквозь лживый фильм о войне. Я в своё время им занимался, большая статья о нём вошла в мою книгу "На службе Отечеству!" (2010).

Приведу только один пассаж. В 81-й серии Правдюк возгласил: "Жуков посылал пехотинцев на противотанковые минные поля, чтобы ценой их жизней дать проход танкам". Осёл останется ослом, хоть сочини он 90 серий. Оставим нравственную сторону без внимания, возьмём только материальную: на противотанковом минном поле человек может отплясывать гопак, ибо под ним мины не взорвутся, тут требуется нечто гораздо более весомое, например, танк.

Позже свой вариант этой грязной байки выдал Эдуард Володарский. Он уверял, что в воспоминаниях Эйзенхауэра сам читал (на какой странице? — молчит), как генерал сразу после взятия Потсдама, увидев там груды убитых советских солдат, сказал Жукову: "Зачем вам нужен был этот Потсдам?" А тот, мол, ответил: "Ничего, русские бабы ещё нарожают!" Как сочувствую я той еврейской бабе, которая родила Эдика Володарского… Потсдам был взят 27 апреля, ещё шли бои, и никакого Эйзенхауэра там быть не могло, он находился далековато от этих мест со своими войсками. И впервые встретился он с Жуковым не там и не тогда, а в начале июня в штабе 1-го Белорусского фронта, находившегося в Венденшлоссе. Жуков вспоминал: "Встретились мы по-солдатски, можно сказать, дружески. Взяв меня за руки, он долго разглядывал, а затем сказал: "Так вот вы какой!""

Так вот, Терентьев, вы какой! Не умея ничего сообразить сам, взбил коктейль из протухшей туфты Правдюка и замшелой лажи Володарского: "В мемуарах Эйзенхауэра всплыла история о том, как поддатый Жуков в побеждённом Берлине хвастался: мол, самый быстрый способ разминирования — отправить впереди танков роту солдат". Морду бить за такие коктейли мало. Так вот, суслики, Эйзенхауэр и Жуков, как я уже сказал, в Берлине не встречались.

Как бы подводя итог сказанному, Денис Терентьев заявляет: "Приходится спорить, какую цену народ заплатил за Победу: один к пяти или один к десяти". Ничего другого он и помыслить не может. Такого рода назойливые вымыслы о "цене Победы", т.е. о жизни или смерти Родины (ведь вопрос стоял именно так и никак иначе) столь же бесстыдны, как домогательство в таком роде: какую цену ты готов дать за спасение тяжело больной матери? Но если уж опять речь об этом, то могу отослать к очень обстоятельной статье доктора технических наук профессора Владимира Литвиненко "Фальшь-сенсация". В результате дотошных выкладок профессор пришёл к выводу: реальные потери Красной армии на поле боя не превышали 9 миллионов человек, а потери гражданского населения страны составляли 14—16 миллионов. Это близко к тому, что ещё в 2009 году было объявлено в цитированной выше "Книге памяти": потери наши вместе с потерями рядом сражавшихся союзников — 11 миллионов 520 тысяч человек, такие же потери противника — 10 миллионов 344 тысячи (cоотношение 1/1,1). Если взять в расчёт истребление фашистами и мирного населения, то и тогда соотношение будет примерно 1/2,5. Но эти цифры не дают спокойно спать таким, как Терентьев. Они могут сладко, с храпом почивать только при пяти- или десятикратном превышении наших потерь. А попутно ещё и находят время поглумиться над главной песней Отечественной войны: ха-ха, "ярость благородная"… Подонки!

При всём негодовании и презрении по поводу этой полоумной писанины, порой нельзя удержаться от смеха. Вот автор с полным сочувствием пересказывает байку одного сомнительного фронтовика: "Однажды я замещал телефониста у аппарата. Телефонная связь была примитивна, и разговоры по всем линиям слышались по всем точкам". Полный вздор! Ничего подобного не было никогда. Но не в этом дело. Допустим, он действительно слышал, как генерал И. Федюнинский в боевой обстановке отдавал по телефону команды — резко, порой даже с матерком. Ну и что? Могло такое быть? Вполне. И вот разоблачение Героя Советского Союза: а после войны, мол, генерал "рассказывал о войне октябрятам совсем в других тонах". Без мата… Хоть стой, хоть падай…

Сейчас в газетах нередко стали в тексте публикуемой статьи делать крупным шрифтом врезки — самое главное в статье, её суть, вся соль. Сделали такие врезки и наши "патриоты-просветители". Вот: "Советский народ победил в самой кровопролитной в истории войне, несмотря на то что его забыли научить воевать". Вот суть этих идиотов!.. Именно так писала И. Хакамада. Но что с неё взять! И, как я упоминал, даже Артек, где посчастливилось ей быть, изобразила как Освенцим. А вы-то, по фамилиям, вроде, русские, по какой причине злобствуете и лжёте о родном народе, как самураи, битые комкором Жуковым на Халхин-Голе? Неужели перед родителями и детьми не совестно?

Есть ещё и такая "патриотическая" инъекция: "Война — это ненормальная жизненная ситуация, где добрые приличные обыватели ведут себя ненормально". Для них защищать Родину — ненормальное, позорное дело. Это и пропагандируют. Да, именно так, ибо ведь сей афоризм тиражируется не вообще, не абстрактно, и не по случаю, допустим, Франко-прусской войны 1870 года, а в связи и по поводу Великой Отечественной войны против фашистской агрессии. Тогда даже такой деликатный человек, как Михаил Светлов писал:

Я стреляю —

И нет справедливости

Справедливее пули моей!

Они бы сейчас этого Светлова, этого Симонова за Можай загнали…Товарищ Путин, прикажи отправить обе эти редакции под командованием двух Чубайсов строить мост на Сахалин, а можно использовать их и как сваи — головами в морской грунт.

А с другой стороны, ведь и жалко бесстыдных горемык: у них же ни в чём не повинные старики-родители, дети, может, внуки…

Но хватит! Долгое общение с такими токсичными персонами опасно. В предыдущей статье я обещал рассказать о параде на Красной площади. Я писал, что возьму с собой два портрета и один буду держать на виду, а второй брошу к подножию Мавзолея. Первый — портрет Сталина, второй — Чубайса. Подходящего, удобного для замысла портрета Сталина, увы, у меня не нашлось, но я знал, как восполню это упущение. А прекрасный по выразительности портрет Чубайса я взял с первой полосы "Советской России" за 13 февраля этого года. Там вся его волчья суть.

За нами прислали машину, и мы поехали. Москва в это праздничное утро была пустынна и прекрасна, тем более, под молодым майским солнцем. Приехали на Ильинку. Она была изящно изукрашена свисающими гирляндами лампочек. Кто-то догадался на том самом месте, где в 12 часов дня 1941 года Евгений Халдей сфотографировал группу случайных прохожих, слушающих выступление по радио В.М. Молотова, поместить эту знаменитую фотографию в увеличенном виде. На Ильинке начались проверки пригласительных билетов и паспортов. Проверок было четыре. И каждый раз по окончании процедуры я восклицал: "Слава великому Ленину! Слава великому Сталину!" Молодые офицеры, проводившие проверку, дружески улыбались. После всех проверок к нам подбежали очаровательные девушки и проводили на трибуну. Наши места оказались справа от Мавзолея в первом ряду.

Слева от меня сидел с дочерью маститый старикан, увешанный наградами. Я по столь торжественному случаю впервые прицепил две планки и, Боже мой, какой тяжёлый стал пиджак! И не представляю, как ходят те, кто увешивает орденами, медалями да ещё разными памятными значками весь свой "фасад"! Поди, полпуда набирается.

Мы познакомились. Иван Пантелеевич с 1-го Белорусского, дошёл до Берлина. Я тоже назвался: с 3-го Белорусского, дошёл до Кёнигсберга. Когда двинулись колонны, это было так здорово, что у меня вырвались строки из пушкинской "Полтавы":

Ура! Мы ломим; гнутся шведы…

Темнеет слава их знамён…

— Что? — спросил Иван Пантелеевич. — Какие шведы?

— Да не шведы, а дармоеды, — ответил я. — Вот там, у мавзолея сидят.

И закончил строки Пушкина своими словами:

Друзья, сегодня День Победы.

Как здорово, что в мае он!

Действительно, представьте себе, что война кончилась бы в декабре или феврале. Вот где Божий промысел-то сказался — в мае!

Но кое-что во время прохождения колонн коробило. Представьте, репортёр торжественно оглашает округу: "На Красную площадь вступает колонна ордена Ленина Высшего общевойскового командного училища…" Ордена Ленина… А сам Ленин — тут же, в блокаде, за массивной изгородью. И так несколько раз… Да, немцы обложили блокадой город Ленина, а нынешняя власть — самого Ленина. Кто круче?..

Ну, оружие, технику нам уже недели две по телевидению показывали во время репетиций. Они, конечно, необходимы, но зачем по телевидению-то? Парад — это своего рода спектакль, а во всяком спектакле должен быть момент новизны, неожиданности, первичности. А какая же новизна и первичность, если мы всё это уже десять раз видели.

Парад боевой техники возглавил танк Т-34…

Здравствуй Т-34,

Мой старинный друг и брат.

Помнишь, был ты лучшим в мире.

Что, тебе мотор сменили

И послали на парад?

Вижу, славная обновка —

Как и не был на войне!

Если бы вот так же ловко

Заменили сердце мне…

Когда на площади появились самые грандиозные орудия, Иван Пантелеевич сказал:

— Абрамович и Вексельберг могут спать спокойно…

Я оглянулся на Мавзолей (он хорошо был виден сбоку) и перекрестился. А когда парад кончился, и народ стал расходиться, я встал, обернулся в сторону Мавзолея и ещё трижды осенил себя крестным знамением. А подойти к нему было нельзя — здоровенная изгородь. Перед вступлением Путина в должность, что теперь именуется каким-то дурацким несъедобным словом, Геннадий Андреевич Зюганов обратился к нему с просьбой: Владимир Владимирович, ну, пожалуйста, ради Христа, уберите 9 мая маскировку с Мавзолея…

А надо было ночью перед парадом послать на Красную площадь отряд дюжих комсомольцев с кувалдами, и они разнесли бы в прах эту изгородь. И кувалды были бы орудием "правового поля", потому что Красная площадь и Мавзолей Ленина охраняются ЮНЕСКО, и устраивать с ним пошлые маскарады недопустимо и постыдно.

Ну, а когда мы спустились с трибуны, невозможно было подойти к Мавзолею, и я швырнул на брусчатку портрет Чубайса, вырезанный из "Советской России". И растёр его каблуком. За мной по нему прошли тысячи москвичей.

Мы спустились с площади мимо Исторического музея, вышли на изуродованную Лужковым Манежную, прошли мимо гостиниц "Москва", мимо Думы, на которой советский герб, вышли на Театральную к станции метро. Боже мой, как прекрасна Москва! И ведь с каждым домом, мимо которого шли, связано что-то незабываемое… Сколько раз в дружеской компании сиживали мы на открытой веранде ресторана "Москва", едва не дотягиваясь руками до мерцающих над городом звёзд…. А на первом этаже гостиницы "Москва" был гастроном №1, по знаменитости второй после Елисеевского. Помню даже, где что там продавали. Справа, в самом углу, стояли бочки с чёрной икрой…

Дума…. Сюда я захаживал к Альберту Макашову. Как он теперь?.. Дом Союзов…. Разве забыть, что в начале войны я слушал в Колонном зале Седьмую симфонию Шостаковича, а через много лет самому довелось в этом знаменитом зале держать речь… В Малом театре я бывал почему-то редко, чаще в филиале на Ордынке, и вообще я — "мхатовец"… А в Большом не так давно был с внуками. Тогда я это зафиксировал:

Ходили с внуками в Большой

На "Лебединое". Прекрасно!

И ликовали всей душой:

Властям музыка неподвластна.

На старости дал Бог постичь

Всю прелесть дивного балета…

Благодарю вас, Пётр Ильич!

Вы весь — дитя добра и света.

Да ведь и я же не злодей,

Но как я жду, когда б вы знали,

Чтоб танец маленьких людей

В Кремле московском разогнали.

Мы опустились в метро и поехали домой. А москвичи всё шли и шли по портрету Чубайса…

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628954 Владимир Бушин


США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 28 мая 2018 > № 2622713 Леонид Бершидский

Маску следует двигаться вперед и делать «Правду»

Журналисты не должны бояться системы, которая станет дополнительным компонентом в оценке их работы.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Возникшая у Илона Маска идея создать сайт с рейтингом правдивости журналистов и СМИ на первый взгляд кажется вздорной. Во-первых, само предложенное Маском название — «Правда» — вызывает смущение у тех журналистов, которые, подобно мне, родились в Советском Союзе. Но не все идеи Маска притянуты за уши. Этот сервис действительно может оказаться полезным.

Маск ненавидит читать то, что пишут о его компании («Тесла» (Tesla), а не «Спэйс-экс» (Space X)) в СМИ. Безжалостные обсуждения косяков в процессе производства и сомнительных обещаний и прогнозов Маска, подробное освещение смертоносных аварий, оставляющие желать лучшего обзоры Тесла Модель 3 (Tesla Model 3), на которую компания возлагает большие надежды — если вы Маск, все это вам едва ли придется по душе (чтобы быть в курсе самых последних и наиболее интересных скептических отзывов о («Тесла», рекомендую следить за твиттером журналиста «Блумберг» (Bloomberg Opinion) Эдварда Нидермайера (Edward Niedermeyer), который пишет об автомобильном бизнесе, а также обозревателя энергетической отрасли Лиама Деннинга (Liam Denning).

Твиты, которые Маск написал в среду, указывают на причины, по которым журналисты устраивают шумиху вокруг проблем «Тесла»: по мнению Маска, они гонятся за числом кликов и находятся под давлением крупных рекламщиков, среди которых и конкуренты «Тесла». Не буду пытаться доказать, что это заблуждение или что у «Блумберг» такой проблемы нет. Но верно то, что размер аудитории отнюдь не является лучшим показателем качества журналистской работы. Поэтому Маск хочет, чтобы аудитория оценивала «правдивость» каждой статьи, внося свой вклад в составление рейтинга добросовестности авторов и новостных изданий.

Маск предлагает каким-то образом сделать свой новый сервис «неприступным для ботов» и способным разоблачать людей, которые управляют армиями ботов — видимо, подобно тому, как работает Лаборатория судебных экспертов по цифровым преступлениям (относится к Атлантическому совету) с целью выявить активность российских ботов и троллей. В последнее время «Фейсбук» сотрудничал с лабораторией, чтобы помочь остановить вмешательство в выборы.

Разумеется, тем сервисам, для которых важны отзывы пользователей, не удается до конца победить фиктивные учетные записи. «Елп» (Yelp), «Амазон» (Amazon), «Букинг» (Booking.com) и прочие компании могут использовать для их обнаружения специальные алгоритмы, но это настоящая гонка вооружений: сегодня искусственный интеллект может создавать фальшивые обзоры, которые чрезвычайно сложно отличить от реальных. Уверен на сто процентов, что боты и платные тролли разнесут новую «Правду» Маска в пух и прах. Подрыв работы сервиса под названием «Правда» русские воспримут как особую почесть, а учитывая мотивацию Маска и его любовь к лестным публикациям сомневаюсь, что он будет сдерживать поклонников «Тесла». Но если другие сервисы, опирающиеся на отзывы клиентов, в целом справляются с задачей, почему не справится и этот?

Любая хорошо развитая система социального кредита зависит от алгоритмов обработки данных конкретных людей, которые она постоянно производит. Я могу представить себе организаторов крупных мероприятий, которые привлекают большое внимание СМИ с помощью программного обеспечения, признающего недействительными целые публикации или ставящего под сомнение компетентность конкретных журналистов и блогеров с низким рейтингом «Правды». Можно также вообразить ограниченных во времени читателей, которые используют приложение, отбирающее материалы лишь тех журналистов и СМИ, которые могут похвастаться наивысшим рейтингом доверия. Наряду с другими это неплохой принцип отбора для людей, которые пытаются разобраться в текущем потоке информации.

Если и есть в этой идее что-то отталкивающее, так это ощущение, что задумка Маска станет еще одним кирпичиком во все более внушительном здании общества, основанного на рейтингах — действительно всеобъемлющей системы социального кредита, подобной той, что внедряется в Китае. В такой системе общество оценивает все наши взаимодействия так, как водитель «Убер» (Uber) и его пассажир оценивают друг друга. Если вы неоправданно агрессивно качаете права клиента в магазинах или, скажем, хулиганите в социальных сетях, ваш рейтинг снижается, и компании могут отказаться с вами сотрудничать. Основываясь на такой логике, мы также должны отслеживать «социальный кредит» журналистов.

Разве это не своего рода линчевание? В чистом виде это напоминает тоталитарный кошмар, но таких абсолютных форм достичь никогда не получится. Люди в наших обществах как и прежде предпочитают формулировать свое собственное мнение. Вспомните «Ротэн томэйтос» (Rotten Tomatoes), сайт, публикующий рейтинги фильмов и телесериалов, на котором отзывы обычных зрителей соседствуют с оценками профессиональных критиков. Два этих лагеря нередко сильно расходятся в оценках, и вместе с тем оба помогают решить, стоит смотреть тот или иной фильм или нет. То же самое и с ресторанами: ценной информацией оказывается как опыт предыдущих клиентов, так и профессиональные обзоры и рейтинги.

Сегодня у журналистов нет полноценной системы рейтинга на основе отзывов читателей. Даже если они публикуются на сайтах, где их работа доступна для комментариев или оценки качества, эти рейтинги не мобильны или не признаются повсеместно. Благодаря имени Маска проект «Правда» мог бы получить такое признание.

Разумеется, профессиональное сообщество вольно игнорировать рейтинги или бороться с ними — нанимая журналистов, которые занимаются важной, но непопулярной работой, раздавая премии идущим против течения оригиналам и эксцентрикам, продвигая журналистику, которая не находит общественного одобрения в нездоровых или репрессивных обществах. На самом деле было бы идеально, если бы, подобно «Ротэн томэйтос», «Правда» Маска среди прочего позволяла профессиональным журналистам оценивать работу друг друга. Иногда расхождение между рейтингами может побудить читателей обратить внимание на историю, которую в противном случае они бы не заметили.

Чем больше у нас возможностей доступа к разным источникам информации, тем больше вероятность того, что мы получим удовлетворение, сделав правильный выбор, даже если есть риск того, что эти информационные каналы являются объектом злоупотреблений либо халтурой с технической точки зрения. Делать поправку на предубеждения или регулировать системы, которые не достаточно качественно выполняют свою работу — решать самим людям. Мотивы, которыми руководствуется Маск, могут быть не столь благородными, но ему в голову пришла неплохая идея.

США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 28 мая 2018 > № 2622713 Леонид Бершидский


Россия. США > СМИ, ИТ > trud.ru, 25 мая 2018 > № 2643020 Стивен Сигал

Стивен Сигал: Мы с Путиным оба любим единоборства, животных, Россию

Знаменитый голливудский актер рассказал «Труду» о своих грандиозных планах, о жизненной философии и дружбе с российским президентом

Знаменитый голливудский актер, продюсер, а с некоторых пор и наш с вами соотечественник Стивен Сигал вновь прибыл на свою вторую родину, чтобы заняться новым российским проектом: он стал президентом промоутерской компании по смешанным единоборствам «ЖАРА Fight». Супермен, которого знают в лицо кинозрители всего мира, приехал в Москву, чтобы лично проконтролировать подготовку к первому масштабному международному шоу проекта, которое с размахом пройдет 30 мая в российской столице. О своих грандиозных планах, о жизненной философии и дружбе с российским президентом Сигал рассказал «Труду».

— Вы стали одним из почетных гостей на недавней инаугурации президента России. Владимир Владимирович пригласил вас лично?

— Мне поступило официальное приглашение из кабинета нашего президента. Безусловно, это было его решение, и это большая честь для меня. Мы с женой прибыли в Москву, чтобы поддержать Владимира Путина, а также принять участие в параде Великой Победы. Церемония инаугурации потрясла меня. Было очень торжественно, все организовано на высшем уровне, я испытывал большую гордость, находясь среди таких гостей. Ну а организация военного парада 9 Мая на Красной площади — это просто выше всяких похвал. Поверьте мне: невозможно не испытать огромный прилив патриотизма, глядя на эту мощь, выучку, силу и красоту. Я — испытал!

— Российский паспорт два года назад вам вручил сам Путин. Удалось ли вам пообщаться лично, какие отношения вас связывают?

— У нас было много встреч тет-а-тет. И это всегда большая честь для меня и интересный опыт. Возьму на себя смелость сказать, что многому учусь у Путина. Он удивительный человек, и, как мне кажется, у нас много общего: мы оба любим единоборства, животных, Россию. Он действительно великий человек и мировой лидер. Мой герой.

— А с кем еще из сильных мира сего вам удалось общаться и, может быть, подружиться?

— Я бы не называл людей, которых считаю героями, «сильными мира сего». Скорее это мудрые, сильные духом люди, понимающие свое предназначение и видящие свой путь. Сделавшие в этой жизни что-то по-настоящему значительное. Такие как Махатма Ганди или далай-лама. И у каждого из них я чему-то научился, каждый из них в чем-то помог мне в трудном выборе на жизненной дороге. А самое важное, я понял одно: никогда нельзя останавливаться в своем развитии. И потому для каждого живущего самый большой успех и удача состоят в том, чтобы найти себе хороших учителей и взять от них все лучшее, что они могут тебе дать.

— Сейчас вы начинаете в России проект, связанный с боевыми искусствами. Расскажите об этом.

— Саморазвитие, кино и единоборства — это и есть моя жизнь, те главные вещи, которым я себя посвятил. Попробовать себя в качестве спортивного промоутера было моей давней мечтой, и именно в России она сбылась. Мне повезло иметь в друзьях креативных и неравнодушных людей. А воплотить в жизнь задумку помог бизнесмен и музыкант Эмин Агаларов. Мы вместе начали заниматься организацией бойцовских шоу в разных видах единоборств, не ограничиваясь отдельными дисциплинами. Новый формат «ЖАРА Fight Show» — это серия зрелищных соревнований в нескольких видах боевых искусств. И уже 30 мая мы представим всем любителям профессиональных поединков первое беспрецедентное шоу с участием мировых звезд кикбоксинга. Уверен, оно выйдет на один конкурентный уровень с самыми зрелищными мировыми форматами.

— Это будет проект для состоявшихся звезд спорта или молодые таланты также получат шанс выступать на ринге и татами?

— Конечно, мы делаем ставки на спортсменов-звезд — это все-таки шоу. Но будем искать и вкладывать средства и силы в молодых, начинающих, перспективных бойцов. В этом, если хотите, суть проекта: развивать и развиваться.

— Увидят ли зрители 30 мая вас самого? Будет ли это музыкальное выступление или что-то еще?

— Да, зрителей ждет необычный перформанс. В нем будет и музыкальная составляющая, и спортивная. Больше пока сказать не могу, приходите — и сами все увидите.

— Вы как-то сказали, что бойцовская встреча — прежде всего зрелище. Считаете, что бойцам надо быть не только спортсменами, но и шоуменами? И какое качество здесь выходит на первый план?

— Важно и то и другое. Особенно если речь идет о телевизионных трансляциях. Конечно, поединок — это история и предыстория, которая разворачивается до главного события. Это драма, за которой должно быть интересно наблюдать с первой и до последней секунды и которая потом долго остается в памяти зрителя.

— А кто для вас, например, Конор Макгрегор? Боец или скандалист-шоумен?

— Он и боец, и шоумен. Мое мнение таково: ты никогда не сможешь дать полную и точную оценку тому или иному спортсмену до тех пор, пока не выйдешь с ним на ринг. И только бой сам расскажет историю человека. Безусловно, если бы Макгрегор не был великим бойцом, то никакие актерские способности не сделали бы его чемпионом и знаменитостью. А в общем, тут, как и в кино, очень сложно удержать пальму первенства и постоянно оставаться в топе зрительских интересов. Слишком высока конкуренция, ведь это тоже шоу-бизнес. Сейчас бойцов очень много, но их слава длится недолго, они слишком быстро сменяют друг друга. Я тренировал многих спортсменов и сделал из них чемпионов. Важно все: иметь харизму и бешеное желание работать, развиваться, побеждать, оставаться интересным зрителю. А еще три тонны удачи.

— Ваша деятельность так многогранна: кино, музыка, бизнес, рекламные контракты. Что для вас самое ценное?

— Большую часть своих денег я заработал, безусловно, в кино. Но боевыми искусствами я занимался задолго до начала актерской карьеры. И состоялась бы она без боевых искусств — большой вопрос. Это моя духовная основа, моя жизненная философия. А потом уже есть актерская профессия. Конечно, у меня хватает работы в кино, я до сих пор активно участвую в бизнесе и много положительных эмоций получаю от своего увлечения музыкой. Думаю, что если бы не стал актером, то колесил бы по миру с моим бендом. И что совершенно точно — все равно был бы на сцене.

— Говорят, вы коллекционируете гитары?

— Да, гитары и оружие — две моих страсти. У меня очень достойные коллекции, и я ими горжусь. В них есть поистине уникальные экземпляры. Например, гитара, подаренная королем блюза Би Би Кингом. В оружейной коллекции много удивительных ножей, мечей, а также огнестрельное оружие — пистолеты, винтовки, которые я привозил со всего мира. Всеми этими видами оружия я владею. Кстати, у меня есть идея организовать в Москве выставку этой коллекции, уже и площадка найдена. По моим ощущениям, знающим людям будет очень интересно с нею познакомиться — там есть на что посмотреть.

— Вы проводите много времени в России. Скажите, Стивен, какой самый нелепый слух или высказывание о нашей стране вам доводилось слышать?

— Отвечу так: почти 100% того, что слышит сегодняшняя Америка о России, — это неправда или нелепицы. Печально, что американцы не знают того, что реально происходит в мире и в этой стране, которая точно не враг Соединенным Штатам. Иногда кажется, что люди совсем разучились отличать правду от лжи. А приводить примеры мне не хочется. Зачем множить непонимание?

— А какие места вы полюбили в Москве?

— Это замечательный город, один из самых красивых на земле, особенно зимой, под Новый год. Мне очень тяжело выбрать какие-то особенные места: тут столько прекрасных локаций — парки, музеи, рестораны. Но если я должен дать конкретный ответ, то, боюсь, он не покажется вам оригинальным: мое любимое место — это Кремль, Красная площадь — исторический, политический и культурный центр страны, сердце России.

— Где вы живете, когда приезжаете? Не обзавелись еще квартирой?

— В основном я останавливаюсь в отеле, в самом центре. Квартирой пока не обзавелся, но такие планы есть. Притом что я часто бываю в России, не планирую жить здесь постоянно. Мне нравится путешествовать, я гражданин мира. К тому же я продолжаю сниматься и вести бизнес в других странах. Сегодня здесь, завтра там — именно такая жизнь мне по душе. Хотя теперь могу утверждать, что планов и проектов, связанных с Россией, у меня сейчас больше всего.

— А какие отношения у вас с «великим и могучим» — с русским языком?

— Я знаю уже довольно много русских слов и фраз, но пока испытываю трудности с составлением предложений. Учу язык постоянно и в каждый свой приезд его обязательно совершенствую. Верю, что придет время — и заговорю. Хотя и сегодня с русскими мы отлично друг друга понимаем.

— Есть еще планы, которые вы хотели бы реализовать в нашей стране?

— Хотите, чтобы над вашими планами посмеялись, — поделитесь ими: Идей, которые мне очень нравятся, много, есть и по-настоящему захватывающие. Мы с моим другом Эмином Агаларовым планируем развивать и музыкальные проекты, у нас уже есть совместный трек. С Никитой Михалковым мы не раз обсуждали совместные замыслы в области кино, он готов выступить в качестве продюсера. Думаю даже, что мы с маэстро Михалковым организуем российско-американскую кинокомпанию. Есть в мечтах и открытие ресторана, уже поступали интересные предложения.

— Вы любитель русской кухни?

— Я дал 552 965 интервью и в каждом должен был отвечать на этот вопрос. Вот что я вам скажу: я русский. Воспитан в России и мой отец — русский человек. Мои бабушка и дедушка говорили на русском языке. Я вырос на русской еде, для меня это вовсе не что-то новое и экзотичное. Есть множество известных вам блюд, которые я пробовал и тоже люблю. А еще мне страшно нравится, что в России гармонично смешались и сосуществуют традиции разных народов. Мне симпатичен восточный привкус российской кухни, и если бы я открыл ресторан, то в нем бы подавали блюда и грузинской, и узбекской, и многих еще национальных кухонь.

— Ну что же, Стивен, хорошо, что вы сказали об этом и в 552 966-й раз — на этот раз читателям «Труда». Это всегда интересно и приятно слышать!

Анна Щербакова

Россия. США > СМИ, ИТ > trud.ru, 25 мая 2018 > № 2643020 Стивен Сигал


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > interaffairs.ru, 25 мая 2018 > № 2619992 Александр Смирнов

Негосударственные акторы в современных информационных войнах

Александр Смирнов, Заместитель начальника отдела Главного управления по противодействию экстремизму МВД России, доцент, кандидат юридических наук

Одной из актуальных тенденций развития международных отношений на современном этапе выступает усиление информационного противоборства между государствами. Информационные средства и методы воздействия становятся одним из приоритетных инструментов, используемых в борьбе за мировое доминирование.

Еще в 2015 году в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации (Указ Президента РФ от 31.12.2015 №683) отмечалось: «Все большее влияние на характер международной обстановки оказывает усиливающееся противоборство в глобальном информационном пространстве, обусловленное стремлением некоторых стран использовать информационные и коммуникационные технологии для достижения своих геополитических целей, в том числе путем манипулирования общественным сознанием и фальсификации истории». За прошедшие два года этот тренд только усилился. Одним из его наиболее ярких маркеров в 2017 году стала поистине беспрецедентная истерия в политическом истеблишменте США по поводу якобы имевшего место вмешательства российских властных структур и поддерживаемых ими «русских хакеров» в американскую избирательную кампанию.

Далее мы будем отталкиваться от дефиниции понятия «информационная война», закрепленной в международно-правовом акте - Соглашении между правительствами государств - членов ШОС о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности от 16 июня 2009 года1. В соответствии с ней под информационной войной понимается противоборство между двумя или более государствами в информационном пространстве с целью нанесения ущерба информационным системам, процессам и ресурсам, критически важным и другим структурам, подрыва политической, экономической и социальной систем, массированной психологической обработки населения для дестабилизации общества и государства, а также принуждения государства к принятию решений в интересах противоборствующей стороны.

Мы разделяем точку зрения экспертов, выделяющих два основных направления информационной войны - информационно-техническое, предполагающее оказание информационного воздействия на информационные системы и информационно-телекоммуникационные сети, и информационно-психологическое, связанное с информационным воздействием на психику человека и общественное сознание.

Традиционный подход к пониманию информационных войн исходит из рассмотрения государств (их объединений) в качестве субъектов. Он заложен в основу упомянутой выше международно-правовой дефиниции в документе ШОС. В целом разделяя данную точку зрения и избегая расширительного толкования информационной войны, мы вместе с тем не можем отрицать существования целого круга иных, негосударственных субъектов (акторов), тем или иным образом вовлеченных в процесс международного информационного противоборства.

Более того, по нашему мнению, наблюдается тенденция все более активного участия негосударственных акторов в информационных войнах. Обусловлена она несколькими взаимосвязанными факторами. Во-первых, скрытным (латентным) характером самого международного информационного противоборства, в котором государства стараются не обнаруживать сам факт проведения информационных операций, равно как и участия в них государственных структур. Во-вторых, сложностью атрибуции информационных атак и установления истинных целей их проведения*. (*Следует учитывать, что указанная общеизвестная особенность информационного пространства может сознательно использоваться субъектами информационных войн при проведении операций типа «ложного флага» («false flag operations») для возложения ответственности на третью сторону. ) В-третьих, наличием у отдельных пользователей и их объединений возможностей трансграничного воздействия на объекты глобального информационного пространства.

Целью настоящей статьи выступает попытка идентификации основных негосударственных акторов в современных информационных войнах и определения их функциональной роли.

Перед началом такого рассмотрения необходимо обсудить один важный аспект, касающийся наличия субъектности неправительственных акторов в информационной войне. Представляется, что значительная их часть действует от имени и в интересах определенного государства, то есть выступает его агентом. В то же время другая часть таких участников может преследовать собственные цели в информационной борьбе на международной арене.

Однако субъектность негосударственных акторов, на наш взгляд, не является жестко заданной. Она может различаться как в статическом плане, означающем возможность выполнения разных функциональных ролей в информационной войне конкретными негосударственными структурами даже в рамках одного вида (например, СМИ), так и в динамическом плане, предполагающем способность неправительственных участников информационных войн менять степень своей самостоятельности в процессе собственного развития и функционирования.

Учитывая подобную «эластичность» самостоятельности негосударственных участников информационных войн, более целесообразным представляется не их твердое позиционирование на шкале с полюсами «агент - актор», а описание содержания выполняемых ими функций в этой области.

К основным группам негосударственных участников современных информационных войн автор относит:

- террористические и экстремистские организации;

- хакерские и хактивистские группы;

- сообщества журналистов-расследователей и гражданских активистов;

- отдельные лица;

- средства массовой информации и блогеры;

- неправительственные организации;

- коммерческие организации.

Рассмотрим по отдельности каждую из названных групп.

Террористические и экстремистские организации

Современные международные террористические и экстремистские организации активно используют возможности современных информационно-коммуникационных технологий для ведения пропагандистской и вербовочной деятельности. В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации (Указ Президента РФ от 05.12.2016 №646) точно отмечено: «Различные террористические и экстремистские организации широко используют механизмы информационного воздействия на индивидуальное, групповое и общественное сознание в целях нагнетания межнациональной и социальной напряженности, разжигания этнической и религиозной ненависти либо вражды, пропаганды экстремистской идеологии, а также привлечения к террористической деятельности новых сторонников».

В этом отношении особенно выделяется запрещенная в России международная террористическая организация «Исламское государство» (ИГИЛ), которая поставила пропагандистскую работу в сети Интернет на качественно новый уровень. В структуре данной организации создан мощнейший медиахолдинг, который производит широкий перечень мультимедийной продукции (видеофильмов, агитационных роликов, аудиозаписей проповедей и нашидов, журналов, буклетов, постеров и т. п.)2. Для распространения произведенных материалов ИГИЛ использует собственные интернет-ресурсы, многочисленные аккаунты в наиболее популярных социальных сетях, групповые чаты в сервисах мгновенных сообщений (прежде всего Telegram).

Кроме того, в настоящее время полноценным инфраструктурным звеном террористической пропаганды ИГИЛ выступает рассеянная масса его сторонников. Используя аккаунты в социальных сетях, чаты и каналы в мессенджерах, они выступают ретрансляторами экстремистской идеологии ИГИЛ на низовом уровне отдельных сообществ. Помимо репостов материалов, выпускаемых подразделениями медиахолдинга ИГИЛ, они создают и распространяют собственный пропагандистский контент, а также вступают в активные дискуссии между собой в виртуальном пространстве3

Идеологи ИГИЛ нашли способ задействовать потенциал распределенной массы своих сторонников, сменив в 2015 году вектор террористической пропаганды с призывов к переселению в новоявленный «халифат» (хиджра) на совершение терактов в местах проживания «волками-одиночками» (lone-wolf) с использованием при этом любых доступных средств, как автотранспорт, ножи, топоры, огнестрельное оружие и т. д. В выпущенном летом 2016 года проигиловской хакерской группой «Объединенный киберхалифат» («United Cyber Caliphate») пропагандистском постере был размещен прямой призыв к совершению убийств «неверных» в качестве «мести за мусульман»: «О, львы-одиночки, разбросанные по всему миру. Убивайте крестоносцев, где бы вы их не встретили. За их войну против ислама и муджахидов. Убивайте их решительно. Убивайте их жестоко».

Как известно, данные призывы террористов получили кровавый отклик. Так, в европейских городах сторонниками ИГИЛ в течение 2016-2017 годов была совершена серия террористических актов и нападений, ответственность за которые взяла на себя указанная террористическая организация. В меньших масштабах это проявилось и в России (террористический акт на Джемикентском посту ГИБДД в Дагестане 15 февраля 2016 г., нападение на пост ДПС в Московской области 17 августа 2016 г., ножевая атака в Сургуте 19 августа 2017 г.).

Вопрос о субъектности террористических и экстремистских организаций в информационных войнах является частным аспектом более широкого вопроса о наличии связи государств и террористических структур. Из истории ХХ века можно привести множество примеров сотрудничества отдельных государств с экстремистскими организациями. Данная тенденция сохранилась и в XXI веке. Так, в ходе вооруженного конфликта в Сирийской Арабской Республике, длящегося с 2011 года, многократно вскрывались и демонстрировались общественности убедительные доказательства фактов оказания помощи отдельным террористическим организациям и незаконным вооруженным формированиям со стороны США, Турции, Саудовской Аравии и ряда других государств.

По нашему мнению, государства могут оказывать помощь террористическим и экстремистским организациям в ведении ими пропаганды радикальной идеологии в отношении государства, в дестабилизации обстановки в котором они заинтересованы. Так, в сирийском конфликте официальные внешнеполитические органы и американские СМИ оказывали прямую информационную поддержку так называемой «умеренной оппозиции» в лице «Сирийской свободной армии» и иных подобных незаконных вооруженных формирований, несмотря на прямые доказательства совершения ими терактов и других насильственных преступлений против мирного населения Сирии.

В качестве еще одного примера можно привести факт оказания косвенной информационной поддержки со стороны Украины радикальной исламистской группировке «Ахрар аш-Шам». В 2016 году пропагандистский русскоязычный сайт данной террористической организации «Sham Center» работал, беспрепятственно используя украинские провайдеры хостинга. Более того, 13 ноября 2016 года популярное украинское новостное издание «TSN.ua» опубликовало большое интервью с представителями этого «информационного агентства»4. Данное издание и в настоящее время продолжает активно цитировать материалы «Sham Center» при освещении событий конфликта в Сирии.

Кроме того, государства также могут оказывать содействие деятельности хакерских группировок террористических организаций (таких как «Объединенный киберхалифат» и им подобных) или даже использовать их в качестве манифестных фигур для прикрытия деятельности собственных специальных служб.

Вместе с тем сказанное не отменяет того очевидного факта, что террористические и экстремистские организации в информационных войнах выступают преимущественно как самостоятельные субъекты, преследующие цели трансляции своей экстремистской идеологии и вербовки рекрутов.

Хакерские и хактивистские группы

Основная функциональная роль хакерских и хактивистских групп в информационной войне сводится к совершению компьютерных атак на правительственные информационные ресурсы и критически важные объекты информационной инфраструктуры с целью нарушения их работы, а также к осуществлению несанкционированного доступа к информационным системам с целью хищения конфиденциальной и иной чувствительной информации.

Показательно, что в отчете одной из ведущих международных компаний по предотвращению и расследованию киберпреступлений «Group IB» за 2017 год наряду с традиционными хакерами, преследующими цель извлечения прибыли («финансово мотивированными»), фигурирует такой субъект, как «прогосударственные хакеры» (state-sponsored hacker)5. Как подчеркивается в обзоре, геополитические разногласия между странами «сопровождает повышенная кибершпионская и диверсионная активность». В качестве основных хакерских групп, проявивших себя в прошедшем году, отмечены «Lazarus», «BlackEnergy», «The Shadow Brokers», «Equation Group». Формами их пагубной деятельности стали распространение вредоносных программ шифровальщиков («Wanna Cry», «Not Petya»), атаки на банки и платежные системы, а также на объекты критической инфраструктуры.

Хактивистские группировки отличаются от хакерских четкой ориентированностью на достижение политических целей. Поэтому формами их информационной активности преимущественно выступают публичное опубликование массивов перехваченной конфиденциальной информации и проведение пропагандистских информационных акций.

Наиболее известной хактивистской сетевой группой является сообщество «Анонимус» («Anonymous»), объединяющее активистов, отстаивающих ценности свободы и анонимности в Интернете. Получив широкую известность благодаря проведенным информационным кампаниям против саентологической церкви (2008 г.) и поддержке Джулиана Ассанжа (2010 г.), «анонимы» в последующем провели информационные пропагандистские акции и против ряда государств, включая США, Канаду, Израиль, Турцию и другие страны6

Так, например, в декабре 2015 года сообщество «Анонимус» объявило кибервойну Турции, обвинив власти страны в поддержке террористической организации ИГИЛ. В видеосообщении, размещенном на принадлежащем «Анонимус» канале на сайте «YouTube», хакеры заявили: «Турция поддерживает террористов ИГИЛ, покупая у группировки нефть и помещая боевиков в свои больницы. Для нас это неприемлемо. Если вы не прекратите помогать террористам, мы и дальше будем проводить атаки против вашего сегмента Интернета, ваших корневых серверов, ваших банков и сайтов вашего правительства. После этого начнем атаки на аэропорты, военные объекты. Ждите нас»7. Ранее, в ноябре 2015 года, «анонимы» провели серию информационных акций против самой группировки ИГИЛ, взломав и предав огласке данные более 5 тыс. аккаунтов ее сторонников в «Twitter»8.

В контексте рассмотрения данной группы необходимо упомянуть проект «WikiLeaks», хотя по своей сути он выходит за границы хактивизма. «WikiLeaks» представляет собой международную медийную неправительственную организацию, основанную в 2006 году Джулианом Ассанжем, которая специализируется на анализе и публикации больших объемов секретных сведений или иной информации ограниченного доступа, касающейся войн, шпионажа и коррупции. Ею были опубликованы свыше 10 млн. документов и аналитических докладов9. Масштабность проекта «WikiLeaks», равно как и последствий опубликованных его членами сведений для международных отношений, колоссальны и требуют отдельного рассмотрения.

В контексте темы нашего анализа проект «WikiLeaks» продемонстрировал мощнейший потенциал влияния публикации массивов конфиденциальных данных как метода информационной войны в эпоху Big Data. Он послужил прообразом многих других подобных проектов, именуемых на жаргоне специалистов по пиару «сливными бачками», выступающих в настоящее время одним из ключевых инфраструктурных элементов современных информационных войн.

Сообщества журналистов-расследователей и гражданских активистов

В последнее время, прежде всего благодаря глобальным информационным и коммуникационным возможностям сети Интернет, сформировались мощные международные сообщества, объединяющие журналистов-расследователей и отдельных гражданских активистов. Они ставят перед собой цели «установления и предания гласности истинных причин определенных противоправных событий, процессов, ситуаций; обнаружения тайных пружин расследуемых явлений или раскрытия порочного механизма совершения преступления, разоблачения преступников»10. Однако вследствие того мощного информационного воздействия, которое оказывает публикация результатов их расследований, они неизбежно оказываются вовлеченными в механизм информационных войн.

Ключевое отличие данной группы акторов от предыдущей состоит в методах добывания информации, которые не связаны с неправомерным доступом к компьютерной информации. Ими используются два основных метода - проведение журналистских расследований (Investigative journalism) и разведка на основе анализа открытых источников (Open source intelligence, OSINT). Последний метод традиционно относился к арсеналу специальных служб, однако Интернет предоставил и «гражданским» пользователям уникальные возможности по добыванию ценных сведений из безграничного банка данных Всемирной паутины.

Одним из наиболее значительных примеров последних журналистских расследований стало так называемое «панамское досье», включавшее сведения о наличии счетов в офшорах у влиятельных мировых политических деятелей, в том числе глав государств и их близкого окружения11. Данное расследование было проведено Международным консорциумом журналистов-расследователей (International Consortium of Investigative Journalists) на основе изучения документов панамской офшорной компании «Mossack Fonseca», предоставленных ему анонимным источником (объем переданных данных включал 11,5 млн. файлов объемом 2,6 терабайта) и опубликованных в СМИ в апреле 2016 года. Сам указанный консорциум, как следует из размещенной на его сайте информации, представляет собой глобальную сеть, объединяющую более чем 200 журналистов-расследователей из 70 стран мира. Фокус их внимания сосредоточен на трансграничных проблемах, таких как трансграничная преступность, проявления коррупции и злоупотребления властью.

Методы OSINT применяются в деятельности другой подгруппы негосударственных акторов информационных войн - транснациональных объединений гражданских активистов. Наиболее известными среди них являются «Bellingcat», «Conflict Intelligence Team», «Информнапалм» и др. Методика их работы включает анализ сообщений новостных СМИ, контента видеохостингов и социальных сетей, данных геолокации, спутниковых снимков и др. Так, например, широкий международный резонанс имела публикация активистами «Bellingcat» в феврале 2016 года доклада, якобы доказывающего причастность российских Вооруженных сил к уничтожению пассажирского самолета «Boeing-777» в Донецкой области12

В последующем выводы подобных аналитических докладов, как правило, опровергаются экспертным сообществом. Однако за счет цитирования мировыми СМИ и государственными ведомствами отдельных стран они создают на определенный период нужный медийный и политический эффект.

Установить подлинную связь журналистов-расследователей и гражданских активистов со спецслужбами государств достаточно проблематично, хотя отдельные доказательства такого рода имеются. Но представляется очевидным, что государственные структуры могут использовать данных акторов путем предоставления нужной последним информации для публичного опубликования (то есть путем организации контролируемых утечек информации).

Отдельные лица

В информационных войнах важную роль могут сыграть и отдельные лица. Например, в эпоху холодной войны таковыми были диссиденты, высланные из СССР в западные страны и выступавшие с острой критикой коммунистического режима в западных СМИ и академических сообществах (писатель Александр Солженицын, общественный деятель Владимир Буковский, философ Александр Зиновьев и др.).

Противостояние двух идеологий - западной капиталистической и советской коммунистической - стало достоянием прошлого, однако информационное противостояние между мировыми державами продолжается и эмигранты активно участвуют в нем. Место идейных диссидентов прошлого заняли совсем другие персонажи из нашей страны: беглые олигархи и бизнесмены, высокопоставленные правительственные чиновники и др. Так, совсем недавно (5 декабря 2017 г.) решением Международного олимпийского комитета сборная России была отстранена от участия в зимней Олимпиаде-2018 в Пхёнчхане. Этому решению предшествовала длительная информационная кампания, связанная с обвинением российских спортсменов в употреблении допинга, инициированная Всемирным антидопинговым агентством (WADA). Ключевыми информаторами WADA выступили бывшие сотрудники Российского антидопингового агентства Виталий Степанов и Григорий Родченков, а также супруга первого - российская легкоатлетка Юлия Степанова, выехавшие из России.

Вместе с тем и в современную эпоху находятся личности, способные выступить против своего государства по идейным соображениям. Самым заметным из них за последние годы стал Эдвард Сноуден - бывший сотрудник ЦРУ и АНБ, который в 2013 году передал газетам «The Guardian» и «The Washington Post» для публикации секретные материалы, раскрывающие всеобъемлющий механизм слежения американских спецслужб за информационными коммуникациями граждан многих государств. Разоблачения Сноудена нанесли мощный удар по международной репутации США, а также способствовали активизации публичных дискуссий о пределах допустимости ограничения свободы информации в интересах национальной безопасности.

Говоря о субъектности рассматриваемой группы акторов информационных войн, следует отметить, что значительная часть из них действует самостоятельно по внутренним идейным соображениям. Однако имеются и те лица, которые вступают в информационное противостояние в силу вынужденных обстоятельств и из-за своей уязвимой позиции неизбежно идут на сотрудничество с иностранными спецслужбами.

Средства массовой информации и блогеры

Глобальные СМИ продолжают оставаться наиболее влиятельным источником информирования общества, а потому неизбежно вовлекаются в механизм информационного противостояния. Их основная функция в данном механизме состоит в трансляции аудиториям определенных идей и ценностей, формировании нужной информационной повестки и соответствующем освещении событий в стране и мире.

В информационных войнах СМИ выступают преимущественно как агенты государств. Данное утверждение в большей степени справедливо в отношении ино-СМИ, финансируемых из государственного бюджета. Так, например, в США через правительственное  агентство «Совет управляющих по вопросам вещания» («Broadcasting Board of Governors», BBG) напрямую осуществляется финансирование и координация таких известных пропагандистских рупоров, как «Голос Америки» («Voice of America») и «Радио Свободная Европа/Радио Свобода» («Radio Free Europe/Radio Liberty»)*. (*5 декабря 2017 г. указанные СМИ вместе с их подразделениями (телеканалом «Настоящее время», Татаро-башкирской службой «Радио Свобода» (AzatliqRadiosi), региональными СМИ «Сибирь.Реалии», «Idel.Реалии», «Фактограф», «Кавказ.Реалии» и «Крым.Реалии») решениями Минюста России были признаны иностранными средствами массовой информации, выполняющими функции иностранного агента, в соответствии с принятыми недавно поправками в Закон РФ «О средствах массовой информации».)

Что же касается иных глобальных СМИ, находящихся в частной и иных формах собственности, то степень их самостоятельности в информационной войне выше и во многом будет определяться позицией владельцев данных компаний. Однако наблюдаемая четкая синхронизация деятельности ведущих мировых западных СМИ в глобальном масштабе при освещении политически значимых конфликтов последнего времени (Югославия, Афганистан, Ирак, Южная Осетия, Египет, Тунис, Ливия, Сирия), где прослеживается политический интерес США и европейских стран, не может являться случайной и свидетельствует о координации их работы из единой управляющей сети.

Следует отметить, что массмедиа в информационном противоборстве могут использоваться в качестве агентов - вне зависимости от их национальной принадлежности - против любого объекта атаки, включая собственное государство «прописки». Происходить это может как естественным образом, на базе формирования трансграничных альянсов интересов (например, на базе общих интересов определенных групп элиты враждующих государств13), так и посредством проведения специальных операций по внедрению агентуры влияния в СМИ противоборствующего государства14.

В условиях развития социальных сетевых ресурсов (Web 2.0) наряду с традиционными и интернет-СМИ влиятельным субъектом распространения массовой информации стали блогеры. В отличие от мощных глобальных массмедиа их информационное влияние в основном ограничено местными сообществами*. (* Хотя имеются и примеры всемирно известных политических блогеров, таких как Арианна Хаффингтон, создательница авторитетного коллективного блога «The Huffington Post».)  

Блогеры активно проявили себя в событиях «арабской весны» (серии революционных выступлений в странах Ближнего Востока и Северной Африки в 2011-2012 гг.)15. Так, большую известность получил египетский блогер Ваиль Гоним, который создал в социальной сети «Facebook» аккаунт «Куллена Халед Саид» («Каждый из нас Халед Саид») в память об убитом полицией Египта политическом активисте, ставший одним из ключевых ресурсов сбора и распространения информации, дискредитирующей режим Хосни Мубарака, и организации политических протестных акций на улицах египетских городов, закончившихся в итоге революцией и падением режима египетского лидера16

Государственные органы стараются задействовать потенциал блогеров своих стран для участия в информационной войне. Так, по свидетельству военных экспертов, израильские военные структуры активно используют волонтерские социальные сети гражданских блогеров для оказания информационной поддержки военных операций в секторе Газа. Для подготовки сетевых активистов открыт специальный Междисциплинарный центр в курортном пригороде Тель-Авива Герцлия (Interdisciplinary Center Herzliya, IDC)17.

Сложнее дело обстоит с использованием блогеров иностранными спецслужбами и аффилированными с ними НПО в информационных кампаниях против страны их проживания. Для этих целей задействуются ресурсы «цифровой дипломатии»18

Неправительственные организации

Данная группа объединяет множество разновидностей неправительственных организаций: научно-исследовательские и экспертные учреждения, правозащитные организации, фонды политической направленности и др.

Их участие в механизме информационных войн может осуществляться следующими действиями: оказанием поддержки местным СМИ и гражданским активистам (примеры: National Endowment for Democracy, Media Development Investment Fund, Общественное сетевое движение «Открытая Россия»); научно-методическим обеспечением информационных операций (примеры: «Brookings Institute», «RAND Corporation», «Centre for Applied Nonviolent Action and Strategies»); подготовкой и публикацией различных международных рейтингов и экспертных докладов (примеры: «Freedoom House», «Amnesty International», «Transparency International»).

Широко известной является ключевая роль в подготовке и проведении «цветных революций» последних двух десятилетий американских НПО, которые осуществляли работу с оппозиционными партиями, блоками и их молодежными структурами, а также с представителями властных элит и органов местного самоуправления; обеспечивали развитие СМИ и интернет-ресурсов, осуществляющих подрывную информационную работу; оказывали поддержку в развитии общественных организаций, в последующем выступивших в качестве организаторов протестных акций19

Мощным инструментом информационного воздействия выступает опубликование авторитетными международными неправительственными организациями докладов и отчетов, содержащих оценку определенных событий или рейтинги развития стран в определенной области. Например, упомянутая выше организация НПО «Freedom House» ежегодно публикует международный рейтинг свободы СМИ (Freedom of the Press) и свободы Интернета (Freedom on the Net), которые в последующем широко освещаются в средствах массовой информации и используются в работе различных политических и экспертных площадок.

Помимо солидных международных НПО, в информационной войне могут принимать участие и иные неправительственные структуры, создаваемые для определенных целей. Так, например, важную роль в информационном освещении вооруженного конфликта в Сирии сыграл «Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека» («Syrian Observatory for Human Rights»), который, по сути, представлен одним человеком - Осамой Али Сулейманом, сирийским гражданином, проживающим в Великобритании (хотя сам Сулейман утверждает о наличии сети активистов проекта в Сирии). Несмотря на очевидную сомнительность мониторинговых возможностей данного правозащитного центра, многими западными СМИ и политиками использовались распространяемые им тенденциозные оценки действий сторон сирийского конфликта (прежде всего правительственных сил Сирии) и жертв среди мирного населения20. Официальный представитель МИД России Мария Захарова в апреле 2017 года, комментируя очередное сообщение о якобы имевшем место факте применения сирийской армией химического оружия, назвала распространившую его «Сирийскую обсерваторию прав человека» «одиозной» и призвала не доверять ее сообщениям21

Вопрос связи неправительственных организаций со спецслужбами широко освещен в научной и публицистической литературе. Существуют и официальные источники. Так, в 1976 году специальный парламентский комитет, созданный для изучения разведывательной деятельности США, установил, что ЦРУ профинансировало почти половину грантов, выданных американскими фондами (НПО) в сфере международной деятельности. При этом отмечалось, что ведущие фонды, такие как фонды Форда, Рокфеллера и Карнеги, считались «оптимальным и наиболее приемлемым инструментом финансового прикрытия» для спецслужб22.

Сказанное, конечно же, не означает, что все западные НПО являются агентами спецслужб, равно как и не исключает возможности публикации ими вполне объективных докладов и рейтингов. Определяющим фактором в данном вопросе выступают источники финансирования соответствующего НПО.

Коммерческие организации

Коммерческие организации преимущественно принимают косвенное участие в современных информационных войнах, выполняя на основе аутсорсинга отдельные функции в данной сфере. Основными из них являются мониторинг информационного пространства и киберразведка, защита информации и информационных систем, включая критически важные объекты информационной инфраструктуры.

В качестве примера организаций первого ряда можно назвать одного из мировых флагманов в области аналитики больших данных - американскую компанию «Palantir», которая разрабатывает и внедряет программное обеспечение, предназначенное для анализа больших объемов текстовой, цифровой и визуальной информации из разнородных источников23. Компания сотрудничает с ЦРУ, АНБ, ФБР и Министерством обороны США. В 2016 году фирмой был заключен крупный контракт на 222 млн. долларов на поставку программного обеспечения Командованию специальных операций США.

Вторая группа представлена ведущими компаниями по разработке программного обеспечения по защите информации - «Symantec», «Intel», «IBM», «Trend Micro», «EMC» и др.

Учитывая тенденцию последних десятилетий по передаче военно-силовых функций государства коммерческим структурам («приватизация безопасности»), наиболее ярко проявившую себя в форме развития частных военных корпораций24, вполне можно допустить появление в рассматриваемой нами сфере частных компаний, специализирующихся на проведении наступательных информационных операций как в психологической, так и технической областях («информационная война как услуга»).

Завершая наше рассмотрение, хотелось бы отметить, что в статье изложен далеко не полный перечень негосударственных акторов современных информационных войн. Тем не менее даже проведенный краткий анализ показывает масштабность и интенсивность их вовлечения в механизм информационного противоборства на международной арене. Представляется, что в перспективе данная тенденция будет только усиливаться.

 1Соглашение между правительствами государств - членов ШОС о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности от 16 июня 2009 г. // Бюллетень международных договоров. 2012. №1. С. 13-21; Конвенция об обеспечении международной информационной безопасности (концепция) // Совет безопасности РФ // http://www.scrf.gov.ru/documents/6/112.html (дата обращения: 14.03.2013).

 2Сундиев И.Ю.Смирнов А.А., Костин В.Н. Информационно-пропагандистская деятельность террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» // Библиотека криминалиста. 2015. №1. С. 208-218.

 3Мамкины шахиды. Почему российские подростки становятся террористами // Лента. ру. 07.04.2017 // https://lenta.ru/articles/2017/04/07/diwan/ (дата обращения: 12.04.2017).

 4Россия поддерживает геноцид сирийцев авиацией и кадровыми инструкторами // TSN.ua. 20.10.2016 // https://ru.tsn.ua/interview/rossiya-podderzhivaet-genocid-siriycev-aviaciey-i-kadrovymi-instruktorami-732449.html (дата обращения: 05.12.2017).

 5HI-TECH CRIME TRENDS 2017. Group IB, 2017.

 6Как воюют хакеры Anonymous: 5 могущественных жертв группировки // FurFur. 02.12.2013 // http://www.furfur.me/furfur/heros/heroes-furfur/168185-anonymous-attacks (дата обращения: 12.11.2017).

 7«Ждите нас»: Anonymous обещают мстить Анкаре за поддержку террористов ИГИЛ // РИА-Новости. 23.12.2015 // https://www.vesti.ru/doc.html?id=2701453 (дата обращения: 12.11.2017).

 8Anonymous объявила войну ИГИЛ: взломано 5 тыс. аккаунтов боевиков в Twitter // tvzvezda.ru. 17.11.2015 // https://tvzvezda.ru/news/vstrane_i_mire/content/201511171456-y46f.htm (дата обращения: 12.11.2017).

 9What is WikiLeaks // WikiLeaks. 03.11.2015 // https://wikileaks.org/What-is-Wikileaks.html (дата обращения: 10.12.2017).

10Константинов А.Д. Журналистское расследование: история метода и современная прак-
тика. СПб.: Нева, 2001. С. 14.

11The Panama Papers: Politician, Criminals and the Rogeo Industry That Hides Their Cash // ICIJ // https://panamapapers.icij.org/ (дата обращения: 10.12.2017).

12MH17 - Potential Suspects and Witnesses from the 53rd Anti-Aircraft Missile Brigade. 
A bell¿ngcat Investigation. 2015/2016.

13Кургинян С.Е. Слабость силы: Аналитика закрытых элитных игр и ее концептуальные основания. М.: ЭТЦ, 2006.

14Прокофьев В.Ф. К проблеме формирования основных понятий в области информационной безопасности // Военная безопасность Российской Федерации в XXI веке. Сборник научных статей / Под ред. генерала армии Балуевского Ю.Н. М.: ЦВСИ, 2005. С. 241.

15Политическое цунами. Аналитика событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке / Под редакцией С.Кургиняна. М.: ЭТЦ, 2011; Чернобай А.И. Роль социальных сетей в мобилизации протестных настроений на Ближнем Востоке и в Северной Африке в январе-марте 2011 года // Идеологические аспекты военной безопасности (научно-практическое приложение к журналу «Армия» Министерства обороны Республики Беларусь). 2011. №1. С. 40-47.

16Гоним В. Революция 2.0: Документальный роман / Пер. с англ. Т.Даниловой. СПб.: Издательская группа «Лениздат», «Команда А», 2012.

17Газетов В.И., Ветров М.Н. Сетевые бои на Ближнем Востоке // Независимое военное обозрение. 2013. №27.

18Хорошее описание инструментария «цифровой дипломатии» США представлено в следующем источнике: Кубышкин А.И., Цветкова Н.А. Публичная дипломатия США: Учеб. пособие для вузов. М.: Аспект-Пресс, 2013.

19См.: Сундиев И.Ю., Смирнов А.А. Теория и технологии социальной деструкции (на примере «цветных революций»): монография. М.: Русский биографический институт, Институт экономических стратегий, 2016. С. 58-70.

20См.: Западные СМИ используют сомнительные источники при освещении операции РФ в Сирии // RT. 06.10.2015 // https://russian.rt.com/article/121737 (дата обращения: 29.11.2017).

21МИД РФ назвал химическую атаку в Сирии постановкой // Коммерсант. 05.04.2017// https://www.kommersant.ru/doc/3262512 (дата обращения: 29.11.2017).

22Сондерс Ф.С. ЦРУ и мир искусств: культурный фронт холодной войны. М.: Институт внешнеполитических исследований и инициатив, Кучково поле, 2013. С. 117.

23Гринберг Э., Райан М. Зачем инвестор Facebook Питер Тиль создал прообраз Большого Брата // Forbes. 03.10.2013 // http://www.forbes.ru/tekhnologii/internet-i-svyaz/245713-v-pole-zreniya-zachem-pervyi-investor-facebook-piter-til-sozdal (дата обращения: 03.12.2017).

24См.: Уэсселер Р. Война как услуга. М.: Столица-Принт, 2007.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > interaffairs.ru, 25 мая 2018 > № 2619992 Александр Смирнов


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 25 мая 2018 > № 2619991 Анастасия Толстухина

«Поколение онлайн» нуждается в защите

Анастасия Толстухина, Редактор журнала «Международная жизнь»

Выступление на XII Международном форуме «Партнерство государства, бизнеса и гражданского общества при обеспечении информационной безопасности». 18.04.2018. Гармиш-Партенкирхен.

На наших глазах формируется новый тип личности, которому придется жить в цифровом обществе и конкурировать с искусственным интеллектом. Поэтому задача человечества сегодня - приложить все усилия, чтобы оградить детей и подростков от деструктивной информации и киберпреследований, объяснить, что «виртуальное зло» ничуть не лучше того, что совершается в реальном мире, и не допустить развития интернет-зависимости. Действия необходимо предпринимать на всех уровнях - начиная с семейного, заканчивая международным.

Вряд ли у кого вызовет сомнение, что первый и главный барьер, который ограждает ребенка от всевозможных киберугроз (деструктивного контента, детской порнографии, кибербуллинга, интернет-зависимости, призывов к экстремизму и суициду), - это его родители. Важность семейного контроля и повышение цифровой грамотности родителей признают большинство экспертов. Также многие психологи утверждают, что взрослым нельзя оставлять детей одних в Сети, а стоит вместе осваивать новый цифровой образ жизни. Кроме того, нельзя допускать в раннем возрасте чрезмерную увлеченность Интернетом в ущерб учебе, досугу, спорту, прогулкам и живому общению.

Следующий важный уровень защиты детей в информационном пространстве - государственный. В настоящее время многие страны мира активно развивают и внедряют различные программы, посвященные обеспечению безопасности детей в Интернете. Во-первых, функционируют «горячие линии», оказывающие психологическую помощь детям, столкнувшимся с опасностью или негативной ситуацией во время пользования Интернетом или мобильной связью. Например, в России существует телефонная линия помощи «Дети онлайн».

Во-вторых, в школьную программу многих стран вводятся уроки по кибербезопасности. Так, в Великобритании Департамент культуры, средств массовой информации и спорта в 2017 году выделил 20 млн. фунтов стерлингов на специальную обучающую программу для детей и подростков, которая предполагает проведение в английских школах уроков по кибербезопасности1. В Индии Министерство по делам женщин и детей предложило в текущем году включить в школьную программу уроки, посвященные пагубному воздействию интернет-зависимости и кибернетической этике2. В российских школах также проводятся уроки по информационной безопасности.

В-третьих, устанавливаются средства фильтрации информации при помощи программных сервисов и служб в образовательных учреждениях и на дому. Конгресс США в 2000 году принял Закон о защите детей в Интернете (The Children's Internet Protection Act, CIPA), который обязывает школы и публичные библиотеки, получающие финансирование из федерального бюджета, при предоставлении доступа в Интернет устанавливать фильтры или блокирующее программное обеспечение. Вслед за принятием закона в 2004 году было выделено 9 млн. долларов на программу внедрения контентных фильтров во всех школах страны. Примерно 41% американских семей, где дети имеют дома доступ в Интернет, установили домашние системы фильтрации контента3.

Еще один важный участник в вопросе кибербезопасности детей наряду с государством - это, конечно, бизнес, занимающийся IT-технологиями и интернет-индустрией. Любой производитель интернет вещей или интернет-сервисов и услуг должен учитывать, что, по статистике, один из трех пользователей Интернета - это несовершеннолетний пользователь. На наш взгляд, важно обязывать компании-производители (например, интернет-игрушек) к более строгим стандартам обеспечения безопасности конфиденциальных данных детей.

Бизнес - это бесконечный поток разнообразных идей, которые потом не только монетизируются, но и могут приносить существенную пользу обществу. Например, для того чтобы сделать Интернет более безопасным для использования детьми, «Лаборатория Касперского» разработала приложение «KasperskySafeKids» и модуль «Родительский контроль» в составе «KasperskyInternetSecurity» и «KasperskyTotalSecurity» для всех устройств. Эти программы помогают родителям контролировать время использования устройства, настраивать расписание доступа в Интернет и получать отчеты о времени, которое ребенок тратит на свой гаджет. Кроме того, они защищают ребенка от просмотра взрослого контента, информируют родителей о признаках кибербуллинга (киберхулиганства), предоставляют статистику звонков и СМС и многое другое4.

Есть и еще один интересный пример действенных бизнес-идей. Так, трое студентов из Копенгагенской школы бизнеса разработали приложение «Hold», которое призвано победить повсеместную проблему интернет-зависимости. Суть состоит в том, что на мобильное устройство устанавливается данное приложение, и чем больше часов студент не пользуется гаджетом, тем больше у него накапливается очков, которые он может обменять на бесплатный обед, одежду, поход на выставку или в кино. Приложение «Hold» пользуется огромной популярностью среди студентов Скандинавских стран (сегодня к нему подключено около 120 тыс. человек). Скоро оно будет использоваться и в 170 университетах Британии5. Безусловно, студенты - это другая возрастная категория, но нечто подобное можно было бы разработать и для детей, учащихся в школе.   

Итак, мы видим, что в настоящее время предпринимаются различные меры по улучшению защиты детей в Сети. Однако Интернет - это глобальное явление, соответственно, и киберугрозы, с которыми сталкиваются дети, имеют международный охват. Поэтому без регионального и глобального сотрудничества здесь не обойтись. Большая работа в данной сфере проделывается Евросоюзом. Например, в ЕС действует программа «Безопасный Интернет» (Safer Internet Program), которая реализуется в режиме «горячей линии». Цель программы - повышение осведомленности детей и подростков относительно киберугроз, а также борьба с незаконным и деструктивным контентом и поведением в Сети.

Ведется ли межнациональное сотрудничество на глобальном уровне? Да, такая работа давно идет. В 2001 году в качестве основы для международных дискуссий о политических, правовых, этических и социальных проблемах, связанных с построением глобального информационного общества, а также для выработки общих подходов и принципов применительно к киберпространству была учреждена программа ЮНЕСКО «Информация для всех». Также следует упомянуть сеть информационных центров «Insafe» (European Safer Internet Network), Международную ассоциацию горячих интернет-линий «INHOPE», Всемирную организацию по защите детей от киберугроз (COP /Child Online Protection), а также такую организацию, как «NETmundial initiative», которая была учреждена в 2014 году компанией ICANN, Всемирным экономическим форумом и Бразильским госагентством по Интернету.

Однако при всем изобилии различных международных правительственных и неправительственных организаций, и несмотря на предпринятые в последние годы меры международно-правовой регламентации сети Интернет, до сих пор нет согласованного набора принципов, которыми бы могло руководствоваться все международное сообщество в деле защиты прав ребенка в интернет-пространстве. Здесь, конечно, можно упомянуть Конвенцию ООН о правах ребенка6 (принята резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 г.), Рекомендацию Парламентской ассамблеи Совета Европы 2009 года «Продвижение Интернет- и онлайновых ресурсов, безопасных для несовершеннолетних», а также Женевскую декларацию по вопросам информационного общества 2003 года, в отдельных статьях которой затрагивается проблема безопасности детей в Интернете. В частности, в статье 11 отмечается: «Мы признаем необходимым обеспечить соблюдение прав ребенка, равно как и защиту детей и их благополучие, при разработке приложений и предоставлении услуг на базе ИКТ»7.

Тем не менее этого недостаточно. Универсальных документов, посвященных исключительно проблемам безопасности детей в Интернете, практически нет. Общественные отношения в этой сфере еще не получили комплексного правового регулирования на глобальном уровне. В данной области доминируют преимущественно региональные политико-декларативные документы.

В этой связи было бы полезным разработать проект хартии, посвященной исключительно проблеме безопасности детей и подростков в Интернете, которая представляла бы собой рамочный этический документ, выражающий требования прав детей во Всемирной паутине и их защиту. К разработке хартии должны быть подключены все заинтересованные стороны - не только государства, но и бизнес, общественные организации, психологи, юристы, академические круги, сами дети и их родители. Такой документ впоследствии мог бы гармонично дополнить Конвенцию ООН о правах ребенка и стать неким ориентиром для выработки законодательных актов как на государственном, так и на международном уровнях.

 1Cyber security lessons for schools // Education Journal. 14.02.2017. Issue 294. Р. 13-13.

 2Pandey, Neelam. Govt wants schools to teach kids about risks of internet // Hindustan Times. 14.01.2018.

 3Хохлова Н.И. Обеспечение детской безопасности в Интернете: российский опыт и зарубежные инициативы // Пространство и время. 2012. С. 89.

 4URL: https://www.kaspersky.ru/about/press-releases/2016_news-12-05-16

 5URL: https://www.bbc.com/russian/features-43244886

 6URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/childcon

 7URL: http://www.internet-law.ru/law/int/intorgofdoc/wsis/report.pdf

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 25 мая 2018 > № 2619991 Анастасия Толстухина


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 24 мая 2018 > № 2617767 Максим Евдокимов

Максим Евдокимов: «Lifestyle-banking — наше новое направление развития»

Вице-президент Тинькофф Банка рассказал о том, как изменятся отношения банка и клиентов в ближайшем будущем

Современный банк сегодня — это не просто банк, это, скорее, IT-компания, для которой предоставление кредитов — лишь часть предлагаемых услуг. Не секрет, что Тинькофф Банк с самого начала отказался от физических отделений и начал выстраивать такую цифровую модель, к которой сейчас стремятся все. Такой старт должен был дать вам серьезные преимущества. Что же нового может предложить компания своим клиентам теперь?

Максим Евдокимов: Мы получаем много наград за наши продукты, тем не менее, сейчас онлайн-банкингом или мобильным банкингом, даже если он будет лучшим на рынке, уже никого не удивишь. Нам предстоит большая работа, мы видим новое направление развития в том, что называется lifestyle-banking. Не хочется сводить это к понятиям «помощник» или «ассистент». Это, скорее, путеводитель клиента Тинькофф банка по жизни в той части, которая связана с его финансами, его расходами. С помощью предложений компаний группы Тинькофф мы хотим закрыть все потребности клиента в этой сфере. Речь не только о банковских продуктах, ведь в группу Тинькофф входит и страховая компания, и ипотечная программа, и сервис путешествий Тинькофф Тревел. Мы создали достаточно серьезную экосистему. С помощью всех этих решений мы хотим, чтобы пользователь наших услуг получал максимальное удовольствие от жизни.

Не могли бы вы рассказать поподробнее на простых примерах. Допустим, клиент банка с утра покупает кофе на вынос, потом заправляет машину… Как Тинькофф может помочь ему увеличить удовольствие от каких-то повседневных процессов?

Максим Евдокимов: Все наши расходы условно можно разделить на две части: негативные траты и позитивные траты. Негативные траты — это оплата коммунальных услуг, налоги, штрафы, погашение кредитных займов. Платить их надо, но, в общем-то, удовольствия эти расходы вам не приносят. Есть вторая история — те траты, которые вы делаете с удовольствием, хотя они и уменьшают ваш баланс. Вы ходите в магазины, в кино, в театр, в ресторан, вы путешествуете — все эти расходы носят для вас позитивный характер. Получается, что вроде как по балансу это минус, но по эмоциям — плюс. И мы как раз фокусируем свои усилия на этих позитивных тратах. Мы хотим, чтобы ваш lifestyle, стиль жизни, имел позитивный характер, а все, что относится к негативным тратам, уходило в некую зону автоматизации. Иными словами, мы стараемся облегчить этот неприятный опыт — назначить для таких расходов автоматические регулярные платежи. В этом случае пользователь будет знать, что этот вопрос закрыт и можно сосредоточиться на том, что ему действительно важно и интересно.

А если говорить о тех тратах, которые приносят удовольствие, что в этом случае предлагает банк?

Максим Евдокимов: Мы хотим построить систему так называемого «предикативного анализа» — рекомендательную систему, через которую мы будем стараться предсказать, что вам интересно, и, исходя из этого, предлагать наиболее релевантные и актуальные для вас торгово-сервисные предложения. Будем откровенны, пока мы находимся в самом начале этого пути.

Насколько активен должен быть человек в плане пользования продуктами банка, чтобы такая система заработала? Например, если клиент совершает большинство покупок, расплачиваясь картой другого банка, а картой Тинькофф пользуется только для оплаты штрафов или квартплаты, — как в этом случае можно получить ту самую информацию, на основе которой формируются индивидуальные предложения?

Максим Евдокимов: Ваши траты непосредственно в банке являются не единственным источником, из которого можно узнать о вашем потребительском поведении. Люди активно пользуются социальными сетями и зачастую делятся с нами в том числе и этой информацией. Естественно, мы не «подглядываем» за своими клиентами. Мы используем ровно те данные, которые в принципе доступны для любых внешних компаний. Они отмечают, какие темы вам интересны, и делают из этого выводы. Это очень кропотливая работа, поэтому сейчас мы начинаем с более крупных сегментов. Но даже этого достаточно для того, чтобы делать вам таргетированные, персональные предложения и обучать нашу систему. Возможно, сейчас, на начальном этапе, нам не всегда удается предлагать релевантные в моменте вещи, но я уверен, что в краткосрочной перспективе — полгода, год — система обучится и спрос на такие персональные предложения только возрастет.

Какие инструменты вы используете для такого рода взаимодействия с клиентами?

Максим Евдокимов: Сейчас основным инструментом коммуникации с нашими клиентами является мобильное приложения Тинькофф Банка. Мы осознано уходим от того, чтобы называть его «мобильный банк», потому что банковские услуги — это лишь одна из составляющих того, что делает Тинькофф. В приложении мы выстраиваем тот самый lifestyle-banking, о котором я говорил. Одним из первых шагов стало появление раздела «Истории» — stories. Не мы придумали этот формат — он пришел из социальных сетей, но уже очень хорошо себя зарекомендовал.

Что он из себя представляет именно в приложении Тинькофф Банка?

Максим Евдокимов: У нас это некий информационный блок, который сейчас появляется на главном экране приложения. Этот формат дает нам много разных возможностей. К примеру, мы можем использовать истории, чтобы познакомить пользователя с интерфейсом и функциями мобильного приложения. По активности клиента в приложении мы можем заметить, что у него, возможно, возникли какие-то трудности. Например, пользователь не знает, как сменить пин-код карты, и пытается решить этот вопрос через колл-центр. Тогда мы предложим ему историю, в которой будет показано, как это можно сделать прямо в приложении. Если человек регулярно посещает рестораны определенной ценовой категории — это видно из истории его трат — в историях может появиться предложение забронировать столик в каком-нибудь ресторане. Мы можем предлагать пользователю какие-то новые интересные варианты, которые соответствуют его предпочтениям, но при этом подкреплены либо повышенным кэшбэком от нашего партнера, либо другими интересными спецпредложениями. Я сам как-то с этим столкнулся — ждал в «Шереметьево» вылета в Вену и получил историю «Тинькофф Журнала» о том, как человек переехал в Вену, как там устроиться, какие в стране налоги и так далее.

То есть приложение отследило, что Вы находитесь в аэропорту, узнало ваш рейс и предложило эту статью?

Максим Евдокимов: Приложение сделало выводы из той информации, которая отобразилась в транзакции при покупке билета. Иногда действительно из этих данных можно понять, куда, когда и даже какой авиакомпанией летит человек.

Звучит немного жутковато. Получается, что за тобой будто все время следят, и от этого вообще невозможно спрятаться.

Максим Евдокимов: Сейчас очень много проходит прекрасных конференций на эту тему о разнице между privacy и security (в русском языке нет четкого разграничения между этими понятиями. В данном случае речь идет о конфиденциальности личной информации и защищенности данных — прим. BFM). Все участники рынка предлагают признать, что в цифровой век как такового privacy не существует. Можно, конечно, прятаться в лесу и не пользоваться даже кнопочным телефоном, потому что сотовая связь при желании тоже прослушивается. Но, по большому счету, если вы не выходите за рамки закона, то и прятаться вам незачем. Это не значит, что можно выкладывать про себя все что угодно. Надо сохранять осторожность, потому что есть и те, кто может злоупотреблять вашим доверием и использовать персональную информацию во вред вам. В то же время нужно быть готовым к тому, что информационные системы развиваются. И они могут использовать даже чувствительную личную информацию, чтобы создавать персональные предложения, которые будут максимально релевантны только для вас.

Зачем это нужно Тинькофф Банку? Изучив все мои привычки, ведя меня по жизни, вы, в конце концов, предложите мне кредит?

Максим Евдокимов: Для реализации своих целей вы, безусловно, можете использовать и заемные средства. И мы, кончено, не будем вас в этом ограничивать. Но сейчас для нас важна другая история. Мы заработаем вне зависимости от того, какие средства вы используете, потому что даже если вы тратите свои деньги, мы получаем комиссионный доход — у нас есть контракт с продавцами, которые оказывают вам услуги. Но наша основная цель состоит в том, чтобы вы как можно дольше находились внутри экосистемы банка. Тинькофф — довольно большая группа компаний, и если вы пользуетесь нашей связью от Тинькофф Мобайл или нашими страховыми продуктами, то в некотором смысле вы привязаны к нам, к нашему бренду и нашей экосистеме.

Все, что мы хотим вам сказать, так это то, что деньги больше не имеют такого значения, как это было раньше. Если у вас по какой-то причине нет сейчас денег, не надо об этом переживать — мы вам эти деньги предоставим в виде любого из возможных кредитных продуктов. Если они у вас есть, то опять же — зачем о них переживать? О чем вам стоит думать, так это о том, как ими распорядиться и получить от этого максимальное удовольствие.

Зачем лишние переживания, если вы все равно эти деньги потратите.

Максим Евдокимов: Вот именно. Хотелось бы, чтобы вы их потратили так, чтобы вам было приятно и максимально хорошо. Это не всегда про лучшую цену. Главное — эмоции, и на этом мы как раз и хотим фокусироваться и именно в этом видим свою цель.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 24 мая 2018 > № 2617767 Максим Евдокимов


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 23 мая 2018 > № 2619987 Игорь Шишкин

ЗАКАЗ

В сети разгорается возмущение русофобскими и антисоветскими фразами актёров

Заказ - поручение исполнить, сделать, изготовить что-нибудь. Завод получил много заказов. Заказы выполняются аккуратно. Я не могу писать по заказу. Заказанный предмет. Ваш заказ уже готов. На заказ — по специальному заказу; готовый (о предметах одежды, обихода). Эти ботинки сделаны на заказ, готовых я не нашел. Социальный заказ — веление, воля какого-нибудь общественного класса, то, в чем заинтересован какой-нибудь класс. Вредители выполняют социальный заказ буржуазии. Писатели должны ответить на социальный заказ пролетариата.

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

В феврале 2018 году всё это началось с высказывания Алексея Серебрякова, актёра боевиков (который, кстати, постоянно проживает в Канаде, но оттуда учит нас тому, какие мы должны и не должны быть): «Если отъехать на 30-50-70 км от Москвы, вы увидите много элементов из 90-х годов. До сих пор ни знание, ни сообразительность, ни предприимчивость, ни достоинство не являются национальной идеей. Национальной идеей являются сила, наглость и хамство».

Потом, в апреле, пнул русский народ Данила Козловский, который уже заявляет себя и как режиссёр, а не только актёр, по поводу своего попсово-попкорнового фильма «Тренер». «Дерьмо, — пишет он, — летит либо в сторону российского футбола, либо в меня. Такого количества ненависти я вообще не ожидал. Я показывал ролик в Европе, в «Челси», в Лондоне, в Ирландии, в Штатах. Там все округляют глаза: «Мать твою! Это кто сделал? Наши?» — «Нет, наши, русские». А в России сплошная ненависть и хамство. Пишут столько гадостей, что порой теряешься. Думаешь: «Ну что у вас за жизнь-то такая хреновая, что в вас столько злобы». Здесь, конечно, замечательно противопоставление прекрасных Лондона, Ирландии и Штатов и вот этих «вас». Ещё бы сказал «эта страна».

Но всех недавно перешиб целым концептуальным высказыванием актёр Константин Хабенский, который тоже превратился на наших глазах в, так сказать, режиссёра, сняв фильм «Собибор» о восстании и бегстве из нацистского концлагеря. Хабенский говорит про главного героя – советского офицера еврейского происхождения Печерского в интервью «Комсомольской правде»: «Мне было важно показать момент перелома, превращения из советского человека в человека нормального. В чём отличие? У советского общественное стоит превыше личного. Но, пройдя через ужасы и боль, офицер обращает внимание на женщину, которая его любит. И вот в пиковой сцене Печерский превращается в человека нормального. Это такая страшная ночь рождения нового мира. Когда уже припёрло и отступать некуда. И когда он признается в любви женщине, что несвойственно советскому человеку в погонах, и у него за спиной появляются крылья. И это дает какую-то легкость в тяжёлом решении о побеге». Налицо оскорбление советского человека, победителя в Великой Отечественной и вообще Второй мировой войне, потому что получается: за исключением Печерского все другие советские офицеры были нелюдями.

Что это за новый тип человека — современные кинематографисты, — который не мыслит своего существования без того, чтобы пнуть Родину и народ этой Родины?

Экспертные оценки

Игорь Шишкин

Мнение актёров о каких-то вопросах, не связанных с актёрским мастерством, меня не волнует и не задевает абсолютно. Лицедеи — это специфическая профессия: сегодня он играет героя, завтра играет преступника и так далее. И меня вовсе не интересует, что он при этом думает. Басилашвили — русофоб из русофобов. Каких только высказываний он не делал, но я никогда не забуду, как он играл в «Холстомере», и я всегда буду с наслаждением смотреть фильмы и спектакли, в которых он участвует. Не волновала меня и политическая позиция покойного Табакова. Она для меня была абсолютно неприемлема, но оттого, что это гениальный актёр, и смотрел и буду смотреть фильмы с ним, буду смотреть мультфильмы, которые он озвучивал, и это мне ничто не перешибёт. Точно так же с Ахеджаковой, будь она хоть тысячу раз патриоткой из патриоток: если она бездарная актриса, то как не смотрел её, так и смотреть не буду.

Серебрякова считаю одним из крупнейших актёров современного российского кинематографа. И меня опять-таки не волнует, что он при этом говорит. Точно так же, как Данила Козловский (на мой взгляд — это всё чистая вкусовщина) — просто красавчик, типаж, не более того. А как актёр — звать его никак и он никто. Может быть, поэтому мне и абсолютно безразлично, что он говорит, о чем мнит.

Это одна сторона вопроса. Вторая сторона вопроса связана с тем, что мы сейчас постоянно видим на экранах, в печатных СМИ, мнения актёров. А ещё в последнее время стали своими «авторитетными мнениями» делиться футболисты. Но при этом мы почему-то не слышим, что думают по тем или иным острым проблемам современности писатели, конструкторы, инженеры. Например, те, кто строил Крымский мост. Это же действительно люди, у которых и голова, и руки на месте, и которые доказали способность многое творить. Их мнение мы не слышим — почему? Да потому, что они не примелькались. Потому, что у нас, точно так же, как и на Западе, используется технология управления общественным сознанием через рекламу. Актёр узнаваем, его лицо примелькалось. И, соответственно, его используют как элемент рекламы. Мы едем на машине и видим плакаты, где физиономии этих же актёров и подписи — что-то там покупайте, доверяйте этому банку. И аналогично эти актёры озвучивают те или иные идеологические установки. Их назначение — внедрить в общественное сознание, прорекламировать то, что нужно рекламодателю. Посмотрите, на Западе практически каждый известный актёр обязательно рассказывает о том, как он любит гомиков, как он спать не может лечь, не подумав о глобальном потеплении. Его что, действительно всё это волнует? Ну, кроме тех, кто действительно сами гомосеки? Да нет, конечно. Но ему нужно это говорить по двум причинам. Во-первых, это хорошо продается, а во-вторых, если ты этого не говоришь, то ты очень быстро вылетишь их профессии. Актёр — это существо одно из самых подневольных в профессиональном плане. Тебя не пригласили в фильм, на тебя не было хороших откликов в СМИ — и ты исчез. Поэтому актёр в данном случае выступает как тот, кто транслирует те идеи, которые кому-то нужно в данный момент транслировать.

Кстати, есть ведь и актёры, у которых другие взгляды на жизнь. Мы где-нибудь слышали иную точку зрения, отличную от тех, кого перечислили? По этому поводу идут дискуссии? Да ничего подобного. Потому что актёр, который высказал иную точку зрения, практически гарантированно вылетает из обоймы и становится никому не известным, за исключением тех, кто уже мировая знаменитость и вдруг что-то такое сказал. Да и то — его перестают снимать, его перестают замечать, и он постепенно забывается.

Поэтому надо реагировать не на то, что сказал актёр, а на то, почему именно эти идеи актёрам либо поручают произносить, как при съёмке рекламных роликов, либо они своим чутьём и советами своих агентов, которые занимаются их продвижением, понимают, что вот именно такой набор идей необходимо сейчас транслировать. Нсли ты хочешь быть в тренде, постоянно на экранах, на обложках рекламных журналов, чтобы у тебя постоянно брали интервью — «что вы сегодня ели на завтрак» и так далее.

Чтобы понять, откуда идёт этот заказ, давайте обратимся к теории антисистем Льва Николаевича Гумилёва и теории малого народа Игоря Ростиславовича Шафаревича. Они объясняют, какие силы в нашей стране (сейчас не будем о других странах мира, хотя эти теории распространяются на всё человечество) работают и борются не за ту или иную линию развития нашей страны, а работают для её уничтожения. Главным побудительным мотивом их деятельности является ненависть к стране. Что такое эта пятая колонна? Это не выдумка всяких мракобесов. И это не те, кто живёт за счёт американских грантов. Да, они живут за счёт американских грантов, но они бы делали то же самое, и не получая этих грантов, потому что ими движет эта самая русофобия, ненависть к русским и страх перед нами.

Теперь давайте-ка вспомним: сразу же после переворота 1991 года во всех СМИ слово «русский» стало сочетаться только с оскорбительными словами — «русский фашизм» и «русская мафия». Ни в каком другом контексте слово «русский» употреблять было нельзя, новых хозяев от него просто тошнило.

Вспомним, как ещё в начале 2000-х нынешняя партия власти создавала в стране ни много ни мало антифашистский фронт. При этом никто не скрывал, что имеется в виду под «фашизмом». Видите ли, русские стали высказывать недовольство миграционной политикой власти, стали высказывать недовольство тем, что власть просто-напросто открыто взяла курс на изменение этнографического состава населения, совершенно сознательно завозя миллионы и миллионы людей, принадлежащим к другим цивилизациям, к другим культурам. Русские возмутились. Ах, возмутились? — так вы, батеньки, фашисты! Помните, была в начале 90-х карикатура: стоит Илья Муромец, отрубивший две головы Змею Горынычу, а третья голова ему говорит — «Илюша, а ты фашист и ксенофоб». Вот так и здесь. И те, которые осуществляли это, все остались и в Думе, и других органах власти. Сейчас они все большие «патриоты», рвут на груди от «патриотизма» рубаху, аплодируют фильмам, в которых такие, как Козловский, изображают из себя героев нашего времени — естественно, страшно «патриотично».

Ведь не только проповедовали — «выжечь калёным железом русский фашизм». Меняли законодательство. Для чего создавалась 282 статья про экстремизм? Да, сейчас по ней сажают в том числе террористов и их пособников, баланс начинает восстанавливаться. Но недавно-то что было? 282-ю совершенно осознанно и справедливо называли «русской статьёй». Потому что правящий слой, который пришёл в результате контрреволюции 1991 года, весь пронизан русофобией. Точно так же, как тот слой, который пришёл к власти в 1817 году и в 20-е правил бал, весь был пронизан русофобией. Поэтому все деятели 90-х являются родственниками тех, которые в 20-е насаждали русоненавистничество и выжигали калёным железом «великодержавный шовинизм». В 30-е правящий слой почистили — и очень сильно почистили — от всей это русофобской нечисти. И в результате у нас появились не псевдопатриотические фильмы, а действительно патриотические фильмы, которые воспитали поколение тех людей, которые смогли выстоять в Великой Отечественной войне. Потому что и «Чапаев», и «Александр Невский» — это подлинный, настоящий патриотизм, в отличие от того «патриотического» лубка, который рисуется сейчас. Почему? Потому что никто не чистил нынешний правящий слой, ему просто-напросто дали другую установку — он теперь весь сплошь «патриот». И скоро дойдёт до того, что сказать, что ты патриот — это будет как-то не совсем прилично, потому что попадаешь в одну компанию с такими, как вся эта перекрасившаяся публика.

В сталинское время великие фильмы и шедевры всех родов искусств создавались на высочайшем, в мире не виданном художественном уровне. Напомню, что к трилогии о Максиме, «Молодой гвардии», «Падению Берлина» писал музыку великий Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Композитором «Александра Невского» и «Ивана Грозного» был Сергей Сергеевич Прокофьев — гений мирового масштаба. Актёр Черкасов — это, безусловно, не актёр Козловский и даже не актёр Серебряков, режиссёр Эйзенштейн — это точно не режиссёр Хабенский и так далее. То есть патриотизм, подкреплённый профессионализмом, делает чудеса. И как раз этот дуэт породил советского человека-победителя, который, как теперь выясняется, был неспособен любить. Что за ложь? Откуда она, зачем она? В чём её подоплёка?

А это та установка, которая типична для определённой среды: «Советское — это плохое, советское — это совок». Хабенские воспитаны на этом. Это глупо — предъявлять претензию в данном случае к ретранслятору. На чём построена вся система воспитания с 90-х годов и до нынешнего дня? На отрицании всего советского, на том, что советское время — это ужас, одна сплошная кровь и так далее. Причём это произносят как раз те, чьи дедушки и прадедушки эту кровь и проливали. Наследники «комиссаров в пыльных шлемов», внучатые племянники и внуки комиссаров ЧК, устраивавших кровавые оргии в подвалах, нам доказывают, что русские люди должны каяться за преступления их — наследников-обличителей — дедушек и бабушек. Но те были, конечно же, святы. Достаточно посмотреть на физиономию Сванидзе: кем были его предки и сколько крови они пролили? А теперь именно мы должны каяться — ещё и за то, что любить не умеем. Мы должны каяться за всё, мы недочеловеки с их точки зрения. Русофобами движет ненависть. Очень хорошо и чётко в своё время сформулировал принцип этой публики Достоевский в «Дневнике писателя», где он пишет, что «они ненавидят Россию за всё — за историю, за освобождение мужика, за климат». Поэтому, если ты ненавидишь за всё, в том числе и за климат, то, конечно же, нужно, чтобы перед тобой за всё каялись. Вот дождик пошёл — опять вы, русские свиньи, во всём этом виноваты. Это одна из граней проблемы.

А ещё одна грань — это официоз. И это тоже не сейчас родилось. Николай Данилевский, один из крупнейших наших мыслителей, обращал внимание на такую интересную особенность российских СМИ второй половины XIX века: есть СМИ официозно-патриотические, причём такой патриотизм дискредитирует саму идею, потому что это, в основном, прославление власть имущих. Не патриотизм как таковой, не любовь к родине, а лизоблюдство перед властью. И вторая разновидность СМИ — это антигосударственные, антирусские СМИ. Он писал о том, что везде и всюду подлинно русская мысль, подлинно русское слово преследуются цензурой и выжигаются, как никакие либеральные. И в результате мы получили то, что получили, в 1917 году.

А что, разве сейчас не то же самое? К концу правлению Брежнева рулили официозный патриотизм с фигой в кармане и диссидентские СМИ («самиздат», всё это расходилось и было известно). А кого по-настоящему власть душила и преследовала? Прозападных диссидентов? Да ничего подобного. Андропов чётко сказал, что «главный враг страны — это русофилы, а с диссидентами мы разберёмся потом». Какие тюремные сроки получал Владимир Осипов, какие сроки получал один из самых замечательных писателей того времени Леонид Бородин? Кто-нибудь тогда в каком-нибудь международном сообществе поднимал голос в их защиту? Нет. И что мы слышим сейчас? Мы слышим про страдания какого-нибудь диссидента, которому, оказывается, где-то когда-то однажды не доплатили гонорар. Либо в самом худшем случае его под ручки отправили в Соединённые Штаты на виллу, где он прекрасно существовал, поливая грязью свою страну. Что мы получили в результате? 1991 год.

И сейчас власть играет в ту же самую игру. И очень опасно, что она в упор не хочет видеть того, что пятая колонна и внутренний враг — это реальность. Но для власти пятая колонна — это свои. Да, они имеют другую политическую позицию, но они свои. А вот русский народ для власти, похоже, не свой. С ним приходится иногда считаться, приходится произносить хорошие слова. Обратите внимание, что про русский народ в положительном плане говорилось и говорится исключительно первым лицом страны. Все остальные правители очень даже обтекаемы в русском вопросе.

Поэтому проблема России не в актёрах, которые что-то говорят, а в том, что правящий слой заражён русофобией. Если ты русофоб, то перед тобой открываются все двери. И ты сейчас, в нынешних условиях, будучи русофобом, сориентировался и произносишь какие-нибудь «патриотические» вещи. Если ты рассказываешь, что «наша власть самая великая и сама гениальная» и что «то, что у нас есть 10 «Кинжалов», означает, что будут отправлены завтра же на дно морское 10 американских авианосцев», произносишь такие благоглупости с фигой в кармане, приходя домой и гогоча о том, что «быдло съело это!» — вот тогда перед тобой все перспективы. И актёры, как люди с повышенной чувствительностью, это хорошо чувствуют, хорошо понимают и озвучивают. Что хорошо вознаграждается.

Так что дело не в актёрах, а в правящем слое. И если не будет его национализации — не в том плане, как сейчас происходит, что когда-нибудь, в неведомо каком поколении этот правящий слой национализируется, и то не понятно, в какую сторону национализируется, а в плане реальной чистки авгиевых конюшен, — ничего хорошего у нас не будет.

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 23 мая 2018 > № 2619987 Игорь Шишкин


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 23 мая 2018 > № 2619933 Василиса Бержанская

В фейерверке музыки

восходящая звезда мировой оперы в гостях у «Завтра»

Бросить вызов, взлететь к вершинам "Большой оперы", вскружить головы, затмить соперниц, завоевать сердца миллионов телезрителей и высокого жюри конкурса во главе с великой Еленой Образцовой и… исчезнуть. Оставив эффект шаровой молнии, флёр экстравагантности и тех чувств, что разлиты в "сияющих" образах вокала, дарованы исключительно музыкой.

"Запомните это имя, — сказали мне за чашкой кофе года три назад, — Василиса Бержанская, меццо-сопрано. Поёт в Берлинской опере". Я записала на салфетке "Василиса Бержанская, Берлин", и что-то вынуждало салфетку сохранять. Пока, наконец, минувшим декабрем в одном из залов отеля Ritz-Carlton не состоялось мероприятие. Ежегодная торжественная церемония вручения премии Благотворительного фонда поддержки музыкального искусства Елены Образцовой. Лауреатом премии в номинации "За яркое начало в искусстве" названа Василиса Бержанская…

Она сошла на подиум, словно с перламутровых полотен Боттичелли, чтобы исполнить арию из оперы "Золушка" Россини и в очередной раз — удивить. Эволюцией, волшебством превращений голоса. Дебютировав как сопрано, Василиса Бержанская покоряет сегодня сцены оперных театров Европы как меццо-сопрано. И тем пленительнее власть силы, что исходит откуда-то из потаённых глубин души и насыщает тёплый, полный россиниевской нежности и красоты голос искрящимся трепетом волнений. Впрочем, опера — всегда оазис, где ирреальность держит верх над реальностью, невозможное — над возможным, а персонажам, выспренным, с причудливыми до невероятности линиями судьбы, веришь… как веришь Василисе Бержанской.

Специально для газеты "Завтра" Василиса Бержанская, восходящая звезда мировой оперы, любезно согласилась дать интервью.

"ЗАВТРА". Василиса, вы родились и выросли в курортном городке Кавказских Минеральных Вод, в Ессентуках. Что предвосхищало здесь ваш ход судьбы, карьеру оперной певицы?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. В принципе, ничего не предвосхищало. Хотя бы потому, что в Ессентуках мир оперы был для меня не доступен из-за того, что там его просто не было. Но любовь к музыке была с раннего детства. Я училась в музыкальной школе, у нас был хор, где как солистка я выступала на всех утренниках, праздниках. По окончании музыкальной школы поняла, что хочу продолжать свой музыкальный путь, хочу именно петь, и после девятого класса забрала документы из школы и поступила в музыкальный колледж в Минеральных Водах. Это было моё решение. Так что до четырнадцати лет об опере я просто не знала. В колледж я поступила на вокал, но не потому, что хотела стать оперной певицей, а потому что просто любила петь. В моём окружении оперой тоже никто не увлекался.

"ЗАВТРА". Родители поддержали ваше решение?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Я только с мамой росла, меня воспитывала мама. И она старалась делать всё, чтобы мне дать хорошее образование. В детстве это воспринимаешь как само собой разумеющееся, и только сейчас понимаешь, каких затрат и сил это стоило. Моё решение она поддержала.

"ЗАВТРА". И каким образом вы узнали об опере?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. По интернету. Когда я училась в колледже, появился интернет. И для меня открылся целый мир музыки, о которой я и не догадывалась. Телевизор у нас показывал три канала, и ничего подобного я никогда не видела. И опера меня потрясла, конечно. Самостоятельно, с помощью интернета, я стала слушать, изучать оперы. После второго курса обучения поняла, что хочу получать больше знаний, что нужно куда-то выезжать. Мама в очередной раз поддержала меня, и я стала ездить в Москву, где искала себе педагога.

"ЗАВТРА". Столь сильна была страсть?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Это абсолютное безумие было… Сейчас сама задумалась, как же я пробиралась в академию Гнесиных, в консерваторию, там же везде охрана?! Это было что-то удивительное. Я не знаю, как это могло в моей голове происходить. Но и других путей у меня не было. Я как-то пробиралась, стучалась в классы, сидела на уроках, просила меня послушать, дать консультацию. И однажды попала к Рузанне Павловне Лисициан.

"ЗАВТРА". По рекомендации?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Нет, абсолютно случайно. Выждала, сидя в коридоре, пока у неё появится свободная минута. От многих педагогов я уже слышала к тому времени: вы сначала поступите к нам, а потом обращайтесь. И знала, что и Рузанна Павловна никого не прослушивает. При встрече я рассказала о себе, попросила со мной позаниматься, и Рузанна Павловна согласилась. У нас сложились прекраснейшие отношения. Семья Лисициан — это великие традиции, культура, знания. Я продолжала учиться в колледже, в Минеральных Водах, серьёзно готовиться, а после четвёртого курса поступила в Академию имени Гнесиных.

"ЗАВТРА". История похожа на сказку. Дебют в телепередаче "Большая опера" с Еленой Васильевной Образцовой как председателем жюри столь же волшебен?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. В 2014 году, после второго курса Академии Гнесиных, я поехала в Петербург на конкурс Елены Образцовой, конкурс был посвящён памяти испанской певицы Кончиты Бадиа. Выступила удачно, заняла второе место и ещё получила спецпризы. На конкурсе была шеф-редактор телеканала "Культура", она меня и пригласила на кастинг. На кастинге тоже всё как-то удачно получилось, собственно, так и случилась в моей жизни "Большая опера".

"ЗАВТРА". Вы выходили на сцену с необыкновенным желанием удивить, обескуражить. Был внутренний настрой на победу?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Нет, настроя на победу не было. Мне было 20 лет, и я отдавала себе отчёт в том, что мне ещё надо учиться, набирать опыт. На тот момент я спела несколько партий в театре во Владивостоке, опыт работы с оркестром был совсем ещё небольшой. Тогда как "Большая опера" требует и умения работы с оркестром, и самый широкий репертуар. Счастьем был сам шанс каждую неделю выступать перед Еленой Васильевной Образцовой. И после каждого выступления Елена Васильевна поддерживала меня, говорила много тёплых слов: "ты талантливая, ты необычная", что-то подсказывала по вокальной технике… Для меня это всё было невероятно важно. Когда я слышала все эти удивительные слова в свой адрес от Елены Васильевны Образцовой, конечно, я испытывала и благодарность, и огромное вдохновение для занятий, для жизни, вообще — для всего! Я не могла поверить в то, что судьба мне преподнесла такой подарок — общение с Еленой Васильевной.

"ЗАВТРА". Какие проблемы потом возникли?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Проблемы? Ну, в принципе, на тот момент всё было каким-то сплошным праздником. На финальном концерте "Большой оперы" мне посчастливилось выступать с Владимиром Ивановичем Федосеевым. Это было очень ответственно для меня. Есть дирижеры такого авторитета, что ты стоишь рядом с ним на сцене, тебе надо обращаться к публике, петь для публики, а ты не можешь от дирижёра отвести взгляда. Вот такой Владимир Иванович Федосеев. Потом я познакомилась с Ириной Никитиной, и в рамках фестиваля "Музыкальный Олимп" состоялись концерты в Карнеги-холл в Нью-Йорке, в Тонхалле в Цюрихе, в Виктории-холле в Сингапуре… Фабио Мастранджело, дирижёр "Большой оперы", устраивал концерты специальные для финалистов проекта; мы ездили по России и по Италии, тур длился около двух лет.

"ЗАВТРА". Чем объяснить, что из сопрано вы перешли в меццо-сопрано?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Поступив в Молодёжную оперную программу Большого театра, я встретила моего нового, очень серьезного наставника, Дмитрия Юрьевича Вдовина. Он спросил: ты готова остановиться с концертной деятельностью и заняться собой серьёзно? Я сказала: да, готова. Мы сразу нашли взаимное понимание и заинтересованность, что самое главное. Искали дальнейшие пути моего развития, и к Дмитрию Юрьевичу пришла идея — сменить мой тип голоса. И мы попробовали!

"ЗАВТРА". Риск не насторожил?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. С радостью согласилась, хотя бы потому, что один из моих кумиров — Чечилия Бартоли. Всегда мечтала петь репертуар, который она поёт. Кроме того, я понимала, что нахожусь в надёжных руках, и что со мной не произойдёт ничего страшного. Естественно, было много проблем, и, в принципе, никто не верил в успех, кроме Дмитрия Юрьевича. Никто. Ну, может быть, ещё несколько человек. Почти на год я прервала все свои выступления, чтобы перестроить голос.

"ЗАВТРА". И что заставило убедиться в правильности поступка?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Как меццо-сопрано летом 2016 года я приехала в Пезаро на оперный фестиваль Россини.

"ЗАВТРА". Выпал шанс поработать с маэстро Альберто Дзеддой?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Да. И это было большим счастьем. Альберто Дзедда всю свою жизнь посвятил музыке Россини, под его редакцией изданы в "Рикорди" (Ricordi — итальянское музыкальное издательство — М.А.) клавиры композитора; с ним я открыла для себя музыку Россини, к которой никогда не прикасалась. Мы провели полтора месяца, и каждый день работали по шесть часов. Там я начала познавать, что же такое стиль Россини, какие должны быть каденции, колоратуры, как правильно их исполнять, какие партии для какого голоса были написаны, какие подходят лично мне. Это была потрясающая школа, но очень строгая. Неподготовленной прийти было просто невозможно. Какой-то фейерверк музыки Россини и серьёзная работа.

"ЗАВТРА". С последующим дебютом в опере "Путешествие в Реймс". Как так случилось?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Я не должна была петь в этой опере. На фестиваль приехала по программе обмена Россия — Италия на две недели, просто на стажировку. Но я посещала все мастер-классы, уроки с пианистами, с режиссёрами, и однажды Альберто Дзедда меня прослушал. Он и предложил мне остаться на фестивале, чтобы спеть партию маркизы Мелибеи. После фестиваля Россини оперный театр Базеля мне предложил контракт на оперу "Золушка" на главную партию, в декабре 2017 года была премьера спектакля.

"ЗАВТРА". Предложил ключ, что открывает двери высокого искусства.

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Мне повезло оказаться среди потрясающих музыкантов, личностей, у которых могла учиться. И я утвердилась тогда в своём новом голосе, осознала: решение перейти из сопрано в меццо-сопрано было правильным. Через полгода в рамках молодёжной программы Большого театра меня пригласили в молодёжную программу Зальцбургского фестиваля. Мы ставили оперу Моцарта "Директор театра" в аранжировке современного композитора. Специально для высокого меццо-сопрано он написал партию фрау Пфайль. В Зальцбурге мы спели восемь спектаклей, но, что самое главное, у нас была возможность посещать все репетиции, спектакли, концерты. Это было что-то невероятное!

"ЗАВТРА". Самое яркое событие?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Всё было ярким… Но для меня, наверное, "Аида" с Анной Нетребко под управлением маэстро Мути, "Ариоданте" с Чечилией Бартоли и "Милосердие Тита" под управлением Теодора Курентзиса.

"ЗАВТРА". Традиционно принято считать, что опера — искусство на котурнах. Зальцбург дал "Аиду" в современной постановке. На ваш взгляд, нет ли в том принижения искусства оперы?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Пирамид, Египта не было, но сейчас, к сожалению, редко мы видим в постановке "Аиды" пирамиды. Постановка отличалась минимализмом, зато была возможность концентрироваться только на певцах, дирижёре, оркестре; а они были на высочайшем уровне — для меня это стало огромнейшим впечатлением. Я думаю, опера и сегодня остается искусством элитарным, то есть искусством для определённого круга людей, образованных, интеллигентных. Конечно, есть и такие, кто ходит в оперу на люстру посмотреть, но, в основном, публика — действительно, ценители оперы. Думаю, в опере случайных слушателей крайне мало.

"ЗАВТРА". Сегодня вы — солистка Берлинской оперы. Почему не Большой театр?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. В Большом очень мало репертуара, в котором театр мог бы меня занимать, репертуара, который был бы мне интересен. В один прекрасный день я попала на прослушивание к кастинг-директору немецкой оперы Берлина, и уже на следующий день мне предложили контракт, и предложили репертуар, который мне очень интересен и как раз для моего голоса.

"ЗАВТРА". Ваш репертуар?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Основной мой репертуар — это барокко, Моцарт, Россини, Штраус.

"ЗАВТРА". Предполагает наполненность артиста ветрами совсем иных веков. Не возникает ли для вас конфликта с днём сегодняшним, с общением в кругу ровесников?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Нет-нет, чувствую себя, более чем комфортно, в полной гармонии с собой, с окружающим миром. Так сложилось, что в детстве среди моих сверстников никогда не было людей, которые были бы мне очень интересны. Наверное, в силу того, что у них были просто другие увлечения, — увлечения, в которых я абсолютно ничего не понимала. Мне всегда было интереснее проводить время со взрослыми. А сейчас, к моему огромному счастью, у меня просто потрясающий круг общения. А "ветры иных веков" с жизнью вне сцены, наверное, особо не связаны. Я, как и все люди, кто не связан с миром классической музыки, тоже люблю и погулять, и на отдых съездить, и в кино сходить, хотя в свободное время чаще предпочитаю просто побыть дома.

"ЗАВТРА". Нет ли диссонанса в том, что вы — русская оперная певица, а работаете на Западе?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Диссонанса абсолютно никакого нет. На Западе очень любят многих русских певцов. Почти в каждом театре в Европе поют русские. Мне здесь очень нравится, чувствую себя абсолютно комфортно. Но, честно говоря, решиться на переезд за границу было непросто. Я безумно люблю Россию, наш народ. Обожаю Москву! И несмотря на то, что я сейчас живу в Берлине и в Базеле, я возвращаюсь в Москву, едва выпадают несколько свободных дней. Продолжаю заниматься с Дмитрием Юрьевичем, учусь в магистратуре Академии имени Гнесиных, также у меня в России достаточно много выступлений, поэтому приезжаю я достаточно часто.

"ЗАВТРА". О личной жизни не задумываетесь?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. А зачем о ней задумываться? Я задумываюсь о том, что впереди ещё много работы над собой, постоянной, ежедневной работы. Но скажу — непросто всё сочетать: и профессию, и личную жизнь.

"ЗАВТРА". Как отдыхаете от нагрузки?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Когда выпадает выходной день, то стараюсь особо никуда не выходить, ни с кем не встречаться, ни с кем не общаться. Я очень люблю быть наедине с самой собой. А если вдруг есть возможность уехать в отпуск — то, безусловно, на море.

"ЗАВТРА". Чем выше к звёздам, тем сильнее конкуренция. Не пугает?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. У меня такая позиция: не надо за кем-то гнаться, надо просто добросовестно работать. Всё, что ты можешь делать, — делай по максимуму. Смысла сидеть и думать о конкуренции нет.

"ЗАВТРА". Главное для вас?

Василиса БЕРЖАНСКАЯ. Главное? Здоровье. А в профессии хочется стать большим профессионалом.

Марина Алексинская

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 23 мая 2018 > № 2619933 Василиса Бержанская


Весь мир. ПФО > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 22 мая 2018 > № 2614739 Азат Ахметшин

Азат Ахметшин: «В дни матчей чемпионата мира на маршруте Казань-1 – Аэропорт будет организовано круглосуточное движение»

Летом компания «Содружество» будет обслуживать гостей чемпионата мира по футболу. О подготовке к этому событию, а также о других планах, касающихся перевозок пассажиров, рассказывает генеральный директор АО «Содружество» Азат Ахметшин.

– Азат Ильгизович, «Содружество» играет заметную роль в пригородных перевозках двух приволжских столиц – Казани и Ижевска. Полигон обслуживания – это девять субъектов Федерации. Как сейчас можно привлекать пассажиров в пригородные поезда?

– Надо думать об удобных маршрутах, о расписании, дополнительных услугах – о том, чтобы пассажиру было комфортно.

Мы одними из первых среди пригородных компаний стали внедрять оплату проезда с помощью бесконтактных банковских карт. Необходимым оборудованием обеспечены все кассы, и сейчас с двумя крупными банками мы прорабатываем организацию оплаты картами непосредственно в поездах на переносной контрольно-кассовой технике. С марта эта система тестируется у нас, на маршруте Казань-1 – Аэропорт.

Для работы в режиме oнлайн на маршруте должен устойчиво поддерживаться Интернет. Но есть перегоны и участки, которые пока не полностью входят в зону покрытия, например Сосновка – Кизнер на границе Кировской области и Удмуртии. Это вопрос, который предстоит решать.

– Летом пассажиров «Содружеству» прибавит чемпионат мира по футболу. Как будут организованы график движения и перевозки пассажиров?

– Будем обеспечивать перевозки болельщиков по маршруту Казань-1 – Аэропорт. Этот опыт наработан в прошлом году во время игр Кубка конфедераций. В дни матчей, а также накануне и после них вместо обычных восьми пар поездов на маршруте будет организовано круглосуточное движение с интервалом в один час.

В приоритете сейчас вопросы транспортной безопасности. Готовится и персонал. 56 разъездных кассиров изучают английский язык: они должны уметь приветствовать пассажиров, предложить им услуги, ответить на несложные вопросы, объяснить, куда идти или ехать дальше.

Можно сказать, мы работаем на перспективу. В августе 2019 года в Казани пройдёт 45-й чемпионат мира по профессиональному мастерству WorldSkills. Одной из площадок станет выставочный комплекс, который находится рядом с аэропортом. На соревнования будет быстрее и удобнее всего попасть именно на электропоездах. От Министерства транспорта Татарстана к нам уже начинают поступать запросы на организацию транспортного обслуживания. Для перевозки заявленного объёма потребуются интервалы не в один час, а в 30 минут. Но на линии есть узкое место – первый двухкилометровый перегон Казань-1 – Вахитово – это однопутный участок, по которому идут и дальние поезда, и пригородные.

– Удаётся ли привлекать на маршруте Казань-1 – Аэропорт новых пассажиров?

– Когда мы начали обслуживать маршрут в феврале 2015 года, пассажиропоток там был низким. Мы постарались привязать время отправления и прибытия поездов к наиболее востребованным рейсам самолётов и времени начала рабочих смен в аэропорту и в организациях, которые обслуживают пассажиров. По сравнению с прошлым годом пассажиропоток вырос на 25%, в том числе благодаря тому, что мы обновили навигацию и договорились с аэропортом об установке в зоне выдачи багажа нашего табло. На нём таймер, показывающий время до отправления ближайшего поезда, и тариф. Он составляет сейчас 40 руб. от аэропорта до Казани. Это выгодно отличается от того, что тут же предлагают пассажирам таксисты.

Сейчас мы планируем начать продажу билетов на поезда «Аэроэкспресса». Пассажиры, которые летят из Казани в Москву, смогут купить их у нас и спланировать поездку из аэропорта в город. Для нашей компании это будет дополнительный доход.

– Восстанавливаются ли те маршруты, которые прекратили работу в кризисные для пригородных перевозок 2014–2015 годы?

– Такая тенденция есть. Зимой мы восстановили маршрут в третий по величине город Татарстана – Нижнекамск. Число пассажиров на нём растёт, и не только на коротких расстояниях. Каждый день есть те, кто едет из Нижнекамска в Агрыз, чтобы пересесть на поезд дальнего следования. Сейчас прорабатываем возможность восстановления маршрутов из Бугульмы в Набережные Челны и Туймазы. Предложение Минтранса Республики Татарстан на этот счёт есть.

Летом три дня в неделю будут в ходу поезда из Йошкар-Олы в Казань и Табашино. Но, кроме них, в дни игр чемпионата мира по футболу Марий Эл заказывает поезда Йошкар-Ола – Зелёный Дол.

Поддержание работы маршрутов, их восстановление – это прежде всего налаживание отношений с регионами. Взаимопонимание с ними в целом улучшается. Мы занимаемся актуализацией комплексных планов транспортного обслуживания населения, которые были приняты три года назад, предлагаем внести в них изменения.

Сейчас прорабатываем и вопрос обновления подвижного состава, курсирующего на наших маршрутах в Татарстане и Удмуртии. С будущего года в этих регионах начнут выбывать отслужившие свой срок эксплуатации вагоны пригородных поездов. Вместо них хотелось бы иметь рельсовые автобусы новых конструкций. Схему их приобретения с участием субъектов мы обсуждаем.

20 апреля 2018 года прошла рабочая встреча с участием руководства министерств транспорта и дорожного хозяйства Республики Татарстан и Удмуртской Республики, а также Камбарского машиностроительного завода. Окончательное решение по этому вопросу ещё не принято. Есть предложение от ЗАО «Трансмашхолдинг» о поставке РА3 – их нужно было бы два состава взамен вагонов, которые выбывают из эксплуатации. Но также и в Камбарке готовы изготовить для нас свои одновагонные рельсовые автобусы – тогда их потребовалось бы пять. Планируется, что эти рельсовые автобусы будут курсировать по территории Удмуртии и Татарстана по маршрутам Ижевск – Нижнекамск и Ижевск – Балезино.

– Зимой компания объявила об открытии своего туристического маршрута, разумеется, с использованием электропоезда. Видите ли в этом возможное перспективное направление в развитии «Содружества»?

– Это важный для нас проект – туристический маршрут на родину знаменитого татарского поэта Габдуллы Тукая в село Кырлай, которое находится на севере Татарстана, в Арском районе. Туда мы уже начали возить организованные группы до 25 человек. Туристы добираются на нашем поезде до станции Арск, там пересаживаются на автобус и едут на нём до музейного комплекса. В стоимость этого тура входят дорога, питание, страховка, экскурсия и угощение для каждого участника поездки. Поездки в Кырлай популярны в Татарстане. Причём в разные сезоны. Зимой там открывается резиденция Кышбабая – татарского Деда Мороза, туда с удовольствием едут дети из разных районов республики. «Содружество» сумело предложить всем, кто собрался в Кырлай, такой вариант путешествия, который обходится в 700 руб., а это практически в два раза дешевле, чем то, что предлагают турагентства.

Развитие туристического направления нам представляется одной из важных задач. Мы хотим показать и жителям республики, и нашим гостям, что в Татарстане очень много интересных мест, до которых можно добраться на пригородных поездах. Это, к примеру, знаменитый остров Свияжск. В середине XVI века там, где река Свияга впадает в Волгу, Иван Грозный построил город-крепость. Здесь и поныне сохранилось много старинных зданий. При строительстве Куйбышевского водохранилища город оказался на острове. Попасть туда было довольно проблематично – обычно туристы пользовались для этого небольшими теплоходами. Несколько лет назад остров был соединён с берегом дамбой.

На железной дороге есть станция Свияжск, до которой ходят пригородные поезда из Казани. И многие туристы путали остров и эту станцию. Приезжали туда на электричке и понимали, что до самого города ещё почти десяток километров. Но ведь их теперь можно легко проехать. Мы договорились с местным автопредприятием и состыковали движение автобусов с расписанием наших поездов. Сейчас туристы приезжают на станцию Свияжск на пригородных поездах. И по понедельникам, средам, пятницам и субботам на станции пассажиров определённых поездов ждёт автобус до острова Свияжск. Обратно можно вернуться тем же маршрутом. От острова до станции ежедневно организовано шесть автобусных рейсов.

Прорабатываем и другие возможные маршруты. В Татарстане они могут включать посещение популярного аквапарка, а также появившихся недавно в окрестностях Казани «умного» города Иннополиса, горнолыжного курорта. Есть и в соседних республиках другие интересные для туристов направления, где можно использовать наши пригородные поезда. К примеру, в Марий Эл это мог бы быть маршрут в национальный парк «Марий чодра» с его прекрасными лесами, озёрами – по нему проходит железнодорожная линия Зелёный Дол – Йошкар-Ола. А в Удмуртии перспективны поездки в зоопарк.

– «Содружество» работает в республиках Поволжья, где пассажиры говорят на разных языках. Учитываете ли вы эту специфику?

– Мы ощутили в этом необходимость. В 2016 году было решено, что все объявления, которые делаются по-русски на маршруте Казань – Аэропорт, будут дублироваться не только на английском, как на аналогичных маршрутах в других городах, но и на татарском языке. Приятно, что это заметили наши пассажиры и оценили. 26 апреля в Казани прошла акция «Мин татарча сoйл?ш?м!» («Я говорю по-татарски!»), организованная Всемирным форумом татарской молодёжи. Во время этой акции ежегодно награждают организации, которые используют в работе второй государственный язык Республики Татарстан – татарский. И пригородной пассажирской компании «Содружество» было вручено благодарственное письмо за использование татарского языка в поездах на маршруте Казань – Аэропорт. В этом году компания запланировала перевести на татарский язык навигацию и объявления о режиме работы пригородных касс.

– «Содружество» – это компания, в традициях которой общаться со своими пассажирами, отмечать с ними праздники, приурочивать к важным датам различные акции. Для вас это действительно важная сторона работы?

– Да, для нас важно показать лояльность компании к тем людям, которые пользуются нашими услугами, сделать так, чтобы пассажиры чувствовали наше расположение, дружелюбие по отношению к ним. В конце концов речь здесь идёт даже не столько о правилах, которых обычно придерживаются предприниматели, это традиции нашего общества – вместе отмечать праздники, делать друг другу подарки. Например, в поезде Казань – Вятские Поляны мы организовали совместно с технической библиотекой на станции Казань акцию «Библиодень», приуроченную к Всемирному дню книги. 23 апреля, когда отмечается этот праздник, во многих городах проводятся «Библионочи». Началось всё с детективной викторины. Пассажирам предложили посоревноваться в знании произведений Агаты Кристи и Артура Конан Дойла, освежить в памяти русские народные сказки. Также пассажиры сыграли в игру верю-не-верю и послушали рассказ об интересных фактах из истории железных дорог. Затем получили в подарок кроссворды, памятки о том, как привить детям любовь к чтению, и, конечно же, книги. Интерес к акции у пассажиров был огромным. И мы решили сделать её традиционной.

В канун Дня Победы компания провела акцию «Поздравь ветерана». В эти дни любой посетитель вокзалов в Казани мог оставить на специальном стенде праздничное поздравление, а 3 мая даже записать видеопоздравление. Возможностью сказать добрые пожелания тем, кому мы обязаны мирным небом над головой, воспользовались более 100 человек. Причём не только казанцы – люди из разных городов России, от Санкт-Петербурга до Владивостока. Читали стихи собственного сочинения и произведения известных авторов, поздравляли своими, идущими от души словами. Всё это 9 Мая транслировалось на экранах, установленных в зоне пригородных касс. А письменные послания в виде открыток мы вручили ветеранам на торжественном митинге на станции Юдино.

– В прошлом году компания одной из первых на сети организовала обслуживание пассажиров во время технологических «окон». Поезд отменяется, но вы арендуете у местных автопредприятий автобусы, и они идут по тем участкам, куда пассажиры не смогли бы попасть. Продолжится ли такая практика?

– С апреля именно так мы обслуживаем пассажиров в дни ремонта пути на участке Свияжск – Албаба. Так будем поступать и в дальнейшем. План ремонтов Горьковской дороги нам хорошо известен. К нашему сожалению, он напряжённый. Будет немало дней, когда нам предлагается, например, в восточном направлении от Казани на некоторых участках отменять по восемь поездов из 14. Мы не хотим терять пассажиров, поэтому там, где это возможно, они поедут по билетам «Содружества» в автобусах, которые мы арендуем. Но очень хочется, чтобы таких отмен всё-таки было поменьше. Очень важно, чтобы люди не сомневались: электричка – это очень удобно, точно по расписанию, без сложностей и пересадок.

Николай Морохин

Весь мир. ПФО > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 22 мая 2018 > № 2614739 Азат Ахметшин


Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 21 мая 2018 > № 2613675 Тимур Вайнштейн

Как российские телесериалы завоевывают Запад

Интервью с генеральным продюсером телекомпании НТВ Тимуром Вайнштейном

Сегодня, 21 мая, на телеканале НТВ состоится премьера остросюжетного сериала «Мост» — адаптации известного шведско-датского детектива Bron/Broen, заслужившего рейтинг IMDb 8.60.

Это один из новых сериалов собственного производства компании НТВ, на протяжении последних двух лет расширяющей ассортимент передач, адресованных молодежи, в том числе отечественных сериалов. Эти многосерийные телефильмы имеют успех не только у российской, но и у зарубежной публики. О продажах сериалов за границу НТВ договаривается на международных медиарынках, крупнейшим из которых является MIP (Marché International des Programmes de Communication), проводимый компанией Reed Midem ежегодно в Мексике (MIPCancun), в Китае (MIPChina) и дважды в год — во французских Каннах (осенью — MIPCOM, весной — MIPTV).

Кинообозреватель ИА REGNUM во время проведения международного рынка телевизионного контента MIPTV встретился на стенде НТВ с генеральным продюсером компании Тимуром Вайнштейном, с приходом которого около двух лет назад в команду в компании начались перемены.

ИА REGNUM : Вы создаете сериалы, сразу ориентируясь на международную аудиторию, или в первую очередь делаете их для российского зрителя?

Мы работаем в двух этих направлениях. Вообще очень правильный вопрос. Телевидение — это международный бизнес, так что для развития, конечно, нужно охватывать зрителей не только той страны, в которой работаешь. Я очень давно работаю с международным рынком и, исходя из опыта, прекрасно понимаю, что может быть интересно публике во всем мире. Поэтому, когда мы обсуждаем новые проекты для канала, то на самой ранней стадии я стараюсь сразу понимать, будет ли он интересен международному зрителю. Есть сериалы, которые создаются только для российского, внутреннего потребления, ведь для выхода на международный рынок нужна оригинальная идея. Странно представлять иностранным партнерам для закупки банальный, пусть и по-своему замечательный проект (например вертикальный детектив, который, в принципе, в каждый стране есть свой). Мы такие сериалы даже особо не продвигаем за рубежом, хотя они у нас есть в каталоге. Для большого хита, настоящего блокбастера нужна оригинальная идея. Иногда ее можно продать в форме готового продукта — снятого сериала, а можно — как формат: сценарий, режиссерские разработки, творческие решения по визуализации и проч. Во втором случае зарубежные производители покупают права на создание своей национальной адаптации нашего сериала и переснимают его со своими актерами, с некоторыми сценарными изменениями. Это возможно, если в сериале есть крючок, способный зацепить зрителя в любой точке мира. Примером может послужить наш сериал «Шуберт».

ИА REGNUM : Эта история про человека с уникальным слухом, позволяющим различать неслышные для обычных людей шумы и звуки, как раз хорошо адаптируется для любого зрителя: приглашается местная звезда…

Совершенно верно. «По ту сторону смерти» тоже продаем и как готовый продукт, и как формат. Мы, в свою очередь, когда приезжаем на рынок, смотрим другие сериалы и ищем истории, которые можем адаптировать под нашего зрителя.

Дело в том, что наш зритель давно не смотрит зарубежные сериалы по телевизору, за исключением мощных проектов типа «Шерлок» или Lost. Он предпочитает оригинальный продукт. Поэтому мы занимаемся собственным производством: достигая баланса между покупкой форматов и оригинальным контентом, создаваемом по своим сценариям.

Вообще, главное — хорошо реализовать идею. Придумать что-то интересное — это не ключевая задача, ведь хорошую задумку по дороге можно исказить, расплескать и в итоге плохо сделать. Нам, например, совершенно неважно, откуда пришла идея. И мы счастливы, если появляется возможность воплотить талантливый сценарий или адаптировать готовый сериал.

«Мост» — адаптация известного скандинавского сериала. Мы приобрели права на «Хорошую жену», которую сейчас снимаем. В прошлом году выходили «Бесстыдники». Это нормальный процесс: ты просто используешь классно написанную историю. И здорово, если понимаешь, как ее правильно адаптировать. Смысл покупки форматов в том, чтобы не переписывать всё. Нужно только добиться, чтобы зрители, которые не смотрели оригинальный сериал (а это 90%, а во многих случаях — 99% аудитории), не поняли, что это адаптация; чтобы у них не создалось это ощущение, что это не наше, чужое. По большому счету, всё равно, кто написал сценарий — американский драматург или российский. Если сериал нравится, если смотреть интересно — разницы нет. Так же и с телевизионными программами. Каждый сам адаптирует известный формат: так работают во всем мире, этим и живет рынок. Поэтому не надо относится к адаптациям негативно или снисходительно, как к чему-то вторичному.

Что касается своего оригинального контента, вы активно продвигаете за рубеж основанные на драматичных событиях нашей истории сериалы. Например «Хождение по мукам» и «А.Л.Ж.И.Р.». Понятно, что эти истории привлекают русскую публику, но насколько они интересны зарубежной?

Знаете, во всем мире любят смотреть исторические сериалы про большие страны, окунаться в большую историю. Сюжет «Хождения по мукам» обращен к событиям русской революции, а «А.Л.Ж.И.Р.» посвящен сталинским репрессиям: это известные события, о которых все знают. Поэтому во всем мире они вызывают большой интерес.

По крупным проектам мы разговариваем с международными дистрибьюторами, которые осуществляют мощное продвижение и достигают договоренностей со множеством телеканалов по всему миру. И они видят большой потенциал в наших сериалах.

ИА REGNUM : Насколько важно участвовать в международных рынках, в частности в MIPCOM и MIPTV?

Это очень важно. На самом деле, все основные сделки оговариваются при личных встречах. И сюда приходишь, как на обычный продуктовый рынок: у тебя большой список, что нужно купить, и в одном месте можешь не только достать всё, но и сравнить качество, цены: «Здесь вкусные помидоры, но пойду еще посмотрю — может, там вкуснее и дешевле». Выбор огромный, много участников. Мы приезжаем большой командой, у каждого в день проходит немыслимое количество встреч, и все мы ищем хороший продукт или предлагаем наш товар. В любом случае именно на MIPCOM и MIPTV совершаются основные и главные сделки.

Потом, здорово, что здесь можно заявлять о себе: проводить презентации, как мы делали в прошлом году. Очень важно показывать, с какими партнёрами работаешь. Многие игроки рынка, кстати, объединяются для совместного и более эффективного продвижения продуктов своей страны. Так было в свое время со скандинавскими странами, которые стали делать совместный павильон. Так было с Израилем и Турцией. В этом году очень активны китайцы и корейцы: они сделали замечательную презентацию, о которой многие говорят исключительно положительно.

Если у кого-то с российского рынка будет мощный прорыв за рубеж, это поможет всем игрокам. И будет не важно, кто именно прорвет. Главное, что придет мода на национальный продукт. Знаете, когда вышел «Великолепный век» из Турции, то сразу пошла мода на турецкие сериалы: начали скупать всё, даже на уровне сценариев. До этого была мода на израильские, скандинавские, латино-американские сериалы… На международном рынке уже знают, что российский продукт качественный, интересный, но должна возникнуть мода, а пока мы можем похвастаться только единичными случаями. К сожалению, громких продаж, о которых можно говорить как о прорывных, у российского продукта пока нет, но у меня сформировалось ощущение, что это должно произойти очень скоро. Мы очень надеемся, что прорыв произойдет и с нашей помощью. Хотя, повторюсь, не важно, кому удастся достигнуть признания. Людям всё равно — этот отличный сериал сделан на «НТВ», «России» или на «Первом канале». Им безразличен конкретный производитель, главное, что они скажут: «Смотри-ка, российский продукт какой хороший! Давайте еще посмотрим, что у них есть?» И всё, дальше —будет автоматически.

ИА REGNUM : Во всяком случае, со стороны организаторов сделано всё для комфортной работы?

Рынки MIPCOM и MIPTV отлично организованы благодаря профессиональной компании Reed Midem. Для осуществления комфортной и эффективной работы не требуется никаких особых преференций. Всегда хочется найти самую простую дорогу, иногда — зайти через каких-то знакомых, а не со всеми в общем потоке, словом — как-то изловчиться. Тут это совершенно не нужно. Люди профессиональные, если ты тоже профессионально подходишь к делу — все работает отлично. Хорошо работать в чистом бизнесе.

ИА REGNUM : Во всем мире сейчас наибольшей популярностью пользуются остросюжетные, особенно криминальные, драмы. В этом смысле НТВ — в тренде, вы ведь остаетесь верны этому жанру?

Действительно, остросюжетные сериалы популярны, но не только сейчас — они всегда были и остаются в топе. Большой зритель любит острый сюжет, ему нужно испытывать яркие эмоции. Есть теория, что людям, живущим спокойной, размеренной жизнью, необходимы переживания, которые они находят у телеэкрана.

ИА REGNUM : Кино, как и телефильмы, — возможность прожить другую жизнь.

Совершенно верно. Поэтому слава богу, что большинство людей не существуют в остросюжетном мире, а живут спокойно, поэтому им хочется получать такие эмоции. При этом свои зрители есть у любовных мелодрам, семейных или молодежных комедий, зачем нам с ними соревноваться? У нас есть свой зритель, которого мы ценим. Другое дело, что остросюжетный сериал не значит — криминальный, про маньяков и ментов. Жанр гораздо шире, остросюжетными могут быть и комедии, и даже мелодрамы.

ИА REGNUM : На какие новые проекты НТВ вы сами как зритель порекомендовали бы обратить внимание?

Все наши проекты мне близки и дороги, конечно, но из новых я бы порекомендовал посмотреть «Мост». Не только потому, что это адаптация, которая, как мы надеемся, смотрится как оригинальный продукт, но и потому, что очень любопытно, как она будет воспринята в нынешней политической ситуации. Вторая рекомендация — историческая драма о подвиге военно-духового оркестра в период распада СССР «Медное солнце» с Владимиром Машковым — выдающимся артистом, работы которого всегда интересны. И еще — сериал «Победители», действие которого происходит в Санкт-Петербурге 1895 года, с Никитой Памфиловым, Никитой Ефремовым и замечательными актрисами Анной Чиповской, Ириной Антоненко, Юлией Пересильд.

Алена Сычева

Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 21 мая 2018 > № 2613675 Тимур Вайнштейн


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 18 мая 2018 > № 2620678 Наталия Конева

Наталия КОНЕВА: «Отец открыл для меня мир»

В гостях у редакции журнала «Полиция России» Наталия КОНЕВА, дочь дважды Героя Советского Союза Маршала Советского Союза Ивана КОНЕВА.

– Наталия Ивановна, в вашем роду было много военных. А кто-нибудь служил в полиции?

– Папа рассказывал о своём дяде Фёдоре Коневе – младшем унтер-офицере кавалергардского полка императорской гвардии. После возвращения со службы домой он был рекомендован уездным начальством на должность волостного урядника. Фёдор был человеком очень строгим, с тщанием выполнял свои обязанности, считался грозой всех правонарушителей. Отец рассказывал, что у них в доме висела карта с портретами русского царя и японского микадо. Однажды 13-летний школьник Иван Конев выколол им глаза. В этот момент в дом брата зашёл Фёдор. Увидев содеянное племянником, он пришёл в ярость. А заприметив в руках Вани ещё и революционную брошюру, ударил его по лицу. Заявил: «Степан, я эту книжку у вас изымаю. Если твой щенок ещё что-нибудь учинит – узнаю и обоих посажу». Эту сцену и резкий нрав дяди-урядника Иван запомнил навсегда. Но впоследствии вспоминал о его служебном рвении с уважением – Фёдор выполнял свой долг, был предан

царю и Отечеству до конца. Судьба его сложилась драматично: революцию он не принял и, хотя вёл себя тихо, но по навету был осуждён и умер в тюрьме.

– Как простой деревенский мальчишка стал знаменитым военачальником, обладающим широким кругозором?

– Несмотря на отдалённость от больших городов, в церковно-приходской школе деревни Лодейно был неплохой уровень образования, и учился отец с удовольствием. В земском училище, которое Иван окончил с похвальным листом, учитель привил ему любовь к чтению и подарил, как хорошему ученику, книгу «Ревизор» Гоголя. После призыва в 1916 году в армию, заметив успехи юноши в математике, его определили учиться на унтер-офицерские курсы артиллеристов. Именно тогда он изучил азы военной науки. После революции и демобилизации вернулся в родные края, где принял деятельное участие в создании новых органов власти. Это тоже была важная школа жизни.

Его становление как военачальника пришлось на 20–30-е годы. Отца направили на курсы усовершенствования высшего начальствующего состава Красной армии. Там преподавали военспецы, прошедшие большую армейскую школу. Например, пехотному делу обучал бывший военный министр правительства Керенского профессор Лигнау. Академию имени Фрунзе возглавлял Борис Шапошников, впоследствии Маршал Советского Союза. Этот человек, как рассказывал папа, был ходячей энциклопедией.

– А когда Иван Степанович на практике начал постигать, каково это – быть командиром?

– В Гражданскую вой­ну. Например, на Дальнем Востоке он был комиссаром бронепоезда № 102 под названием «Грозный». Тогда приходилось решать очень нестандартные боевые задачи. Позже отец рассказывал, что в годы Великой Отечественной, когда сталкивался, казалось бы, с непреодолимыми препятствиями, он вспоминал непростой эпизод на Иртыше, когда бойцы, железнодорожники и жители окрестных деревень за сутки совершили подвиг – укрепили хрупкую ледяную переправу. Благодаря этому бронепоезд смог переправиться на другой берег.

Интересно, что в 1968 году отец был главным военным консультантом при создании фильма режиссёра Василия Ордынского «Красная площадь», повествующего о рождении и становлении Красной армии. В картине играли звёзды советского кино: командира бронепоезда – Вячеслав Шалевич, комиссара – Станислав Любшин, а героиню, которую любили оба эти красавца, – Валентина Малявина. Сергею Никоненко очень точно удалось воплотить образ революционного матроса-балтийца. Папа говорил, что Любшин с его светлыми ясными глазами напоминал о его молодости.

– Маршал Конев во время Великой Отечественной войны командовал войсками пяти фронтов. Какое испытание для Ивана Степановича было самым тяжёлым?

– Думаю, лёгких операций не было. Под его командованием находились сотни тысяч человек. Он решал стратегические задачи в Европе после войны. У меня есть черновик его беседы, когда один французский журналист поинтересовался, какая битва, с точки зрения маршала, является белым пятном в истории войны. Папа ответил: «Смоленское оборонительное сражение». В той кровопролитнейшей битве он командовал 19-й армией. А самым трудным и драматическим моментом в войне он всегда называл оборону Москвы.

– Каким был у отца самый радостный день войны – последний?

– Он рассказывал, что слушал доклад о взятии Праги и сообщение о завершении войны на передовом командном пункте, вместе со многими соратниками. Гремели салюты. Потом был товарищеский ужин, на нём все много и с особым чувством пели. Но больше всего запомнилось ему ощущение природы. Весна в разгаре, всё благоухало, обильно цвела сирень. Возникло чувство, будто заново увидел природу. В дневнике мамы я нашла одну запись, где она, как любящий человек, тонко уловила его состояние, которое отец старался не показывать. Она пишет, что впервые за всю войну его глаза увлажнились. И строчки песни «Праздник со слезами на глазах» я воспринимаю как метафору, исполненную глубокого смысла.

– Не так давно выведен новый сорт сирени «Маршал Конев». Говорят, это был любимый цветок Ивана Степановича. Не потому ли, что он связан с воспоминаниями о победной весне?

– Отец любил вспоминать, что в Европе 1945 года сирень распустилась особенно бурно. Пражане преподносили букеты советским солдатам-освободителям, бросали цветы на броню танков, украшали сиренью балконы. На многих памятных фотографиях тех дней отец держит в руках букет любимой сирени. Такие же из дачного сада каждой весной стояли в вазах в нашем доме. А его друг маршал Константин Рокоссовский, зная об этом, подарил в день папиного юбилея в 1967 году корзину с кустом белоснежной сирени. Мы её высадили на нашей госдаче.

– Каким был послевоенный Конев?

– Для меня существуют две его ипостаси: молодой, энергичный, молодцеватый, подтянутый; таким я его вижу в кадрах на параде Победы на Красной площади. И есть совершенно другой – в гражданском костюме, мудрый, волевой и в то же время очень сдержанный человек. Мне кажется, портрет, который сделал Евгений Вучетич, замечательно запечатлел те свойства, которые были в отце в уже зрелом возрасте. Он открыл для меня мир, многие вещи я постигала как бы его глазами, посредством его участия, его опыта.

– Много ли вас собиралось за семейным столом?

– Семья у нас была маленькая – три человека. С моей мамой, Антониной Васильевной, отец встретился в 1942 году на фронте. Она ушла воевать добровольцем, ей было чуть более восемнадцати. К тому времени с первой женой, Анной Ефимовной, отец уже разошёлся. Папа был старше мамы на 25 лет. Чувство доверия и симпатии возникло сразу, как мне рассказывали родители. Они прожили вместе 31 год. Мама мне всегда говорила, что её покорила в нём необыкновенная сила и уверенность. Действительно, с ним мы ощущали себя как за каменной стеной.

По выходным или на праздники на дачу, где отец жил в последнее время, обычно съезжалось много родственников. Дети от первого брака – сестра Майя, её муж, дочка, иногда приезжали брат, невестка, вторая внучка. Собиралась этакая орда Коневых. Мы очень дружны и сейчас. И во многом это папина заслуга.

Он всегда требовал, чтобы к обеду никто не опаздывал. Ровно в три часа мы собирались за огромным столом. Каждый делился чем-то своим, слушал отцовские рассказы. У него была сильная энергетика, харизма, а также проницательность и потрясающая интуиция. Каждый, кто появлялся в доме, сразу же попадал под магию его личности. Когда он выступал на публике или что-то рассказывал за столом, все взгляды притягивались к нему.

– Иван Степанович оставался маршалом и в семье?

– По характеру отец был достаточно строгим и требовательным. Но это являлось, скорее, желанием того, чтобы все домашние умели делать дело. Я ему, например, за это безумно признательна. Он страшно не любил барства. Растягивая слова, говорил: «Ну, ба-ры-ня». Полагал, что это нормальное состояние – трудиться, накапливать знания. Строгость, безусловно, была, потому что он, как военный до мозга костей человек, любил организованность. Не терпел в людях расхлябанность и необязательность. Сам практически никогда не опаздывал. Всегда был собран к моменту приезда служебной машины. И дома оставался подтянутым, элегантным. Всегда выбрит, в свежей рубашке, удобная домашняя обувь, хорошо подогнанный домашний костюм или уютный свитер с брюками.

Семья – это место отдыха. Но всё же тихой гаванью она не была. Иван Степанович был радушным хозяином. Очень любил, когда приезжали интересные люди. В нашем доме бывали писатели Константин Симонов, Борис Полевой, Сергей Смирнов, поэт Сергей Орлов, который горел в танке. Вообще, собирались неординарные, яркие люди – журналисты, актёры, режиссёры, балерины. Хорошо помню те встречи. Мне было всегда очень интересно в их обществе.

– Известно, что министр внутренних дел СССР Николай Щёлоков тоже бывал в вашем доме…

– Да, бывал. Дело в том, что на фронте Николай Анисимович служил в войсках, которыми командовал мой отец. И ещё при жизни папы он приезжал к нему, они долго беседовали. Папа относился к Щёлокову с уважением, как к боевому командиру. У них было общее понимание роли защитника Отечества, бережное отношение к мирной жизни. Когда отец отмечал юбилей, Николай Анисимович привёз ему подарок – точную копию Клодтовского коня каслинского литья, который стоит на Аничковом мосту в Петербурге. Это подарок хранится в нашей семье.

Когда отец умер, мы занялись увековечением его памяти. Активно включился в этот процесс, а решать нужно было массу вопросов, и Николай Щёлоков. Когда открывали доску отцу на улице Грановского (теперь это Романов переулок), то одним из тех, кто выступил на том митинге, был Николай Анисимович.

– Вы более 40 лет преподаете в военном вузе, прекрасно понимаете, как важно воспитывать у молодых людей любовь к Отечеству…

– Чем дальше отодвигаются героические времена войны, тем важнее сохранить память о нашей истории. Мне по сердцу, что появилось движение «Бессмертный полк». Но я глубоко убеждена, что история всегда идёт через личность. Ведь именно через личное сопереживание люди начинают понимать, что этот герой войны – близкий им человек, член их семьи проливал кровь. «Фонд памяти полководцев Победы», председателем правления которого я являюсь, объединил потомков Жукова, Василевского, Рокоссовского, Малиновского, Бирюзова – около 60 семей. Мы знаем друг друга с детства, но, только когда организовали это сообщество, по-настоящему сблизились. Мне кажется, у нас общая судьба. Мы с трепетом относимся к наследию полководцев, храним их архивы и хотим рассказать о них правду, которую лучше нас не знает никто. Мы работаем с коллективами, с общественными организациями; проводим тематические вечера. Молодым людям очень нравятся подобные встречи. Важна связь поколений. Через музыку, фильмы, книги, интерактивные экскурсии, через личность – к подвигу.

Беседу вела Елена ШЕРШЕНЬ

Визитная карточка

Наталия Ивановна КОНЕВА

Родилась 24 ноября 1947 года в Москве в семье легендарного полководца Ивана Конева.

Окончила филологический факультет Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова (1976).

Профессор кафедры языкознания и литературы Военного университета Министерства обороны Российской Федерации.

Председатель правления «Фонда памяти полководцев Победы».

Автор книг об отце «Маршал Конев», «Не про войну и про войну».

Кандидат филологических наук.

Визитная карточка

Иван Степанович КОНЕВ

Родился 16 (28) декабря 1897 года в деревне Лодейно Вологодской, а ныне Кировской области.

В 1916 году призван в армию. Участник Первой мировой войны.

В 1918 году вступил в Красную армию, участвовал в боях против войск адмирала Колчака, атамана Семёнова.

Был комиссаром бригады, дивизии. Окончил академию имени Фрунзе (1926).

Командовал полком, дивизией, корпусом, 2-й Отдельной Краснознамённой Дальневосточной армией, войсками Забайкальского и Северо-Кавказского военных округов.

В годы Великой Отечественной войны командовал 19-й армией, Калининским, Западным, Северо-Западным, Степным (Вторым Украинским), Первым Украинским фронтами.

Войска под командованием Конева участвовали в обороне Москвы, штурме Берлина и Праги.

После войны был командующим войсками Центральной группы войск (Австрия) (1945–1946), главкомом сухопутных войск (1946–1950,1955–1956), первым главнокомандующим Объединёнными вооружёнными силами государств – участников Варшавского Договора (1956–1960) генинспектором Министерства обороны (1960–1961, 1962), командующим войсками Группы советских войск в Германии (1961–1962) .

Был членом ЦК КПСС, депутатом Верховного Совета СССР с первого по восьмой созывы.

Дважды Герой Советского Союза (1944, 1945), награждён 7 орденами Ленина, орденом «Победа» (1945) и другими государственными и международными наградами.

Умер в 1973 году.

Похоронен у Кремлёвской стены.

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 18 мая 2018 > № 2620678 Наталия Конева


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 17 мая 2018 > № 2620680 Владимир Горюшин

Стараюсь быть настоящим.

Он востребован как в театре, так и в кино. За годы творчества исполнил десятки разнообразных по масштабу и жанру ролей. Его отличают большое трудолюбие, требовательность к себе, серьёзное отношение к работе и преданность родному театру имени Моссовета. В гостях у редакции газеты «Щит и меч» заслуженный артист Российской Федерации Владимир Горюшин.

- Владимир Иванович, помните свой первый день на съёмочной площадке?

- Первая роль была ещё в студенчестве в кинофильме «Инкогнито из Петербурга» режиссёра Леонида Гайдая. Я играл полового в трактире. Первый съёмочный день: пробег по лестнице в комнату Хлестакова и обратно - 15 дублей. На следующий ещё 22 дубля - ему же приношу харчи с единственными словами: «Хозяин последний раз вам отпускает в долг».

Наслаждением была возможность наблюдать на площадке за работой таких актёров, как Анатолий Папанов, Нонна Мордюкова, Александр Ширвиндт, Вячеслав Невинный.

- Когда решили, что ваша жизнь - сцена?

- С 12 лет я посещал кукольный кружок одного из московских домов культуры. Это был очень занимательный период. Даже кукол, с которыми выходили на сцену, делали сами. Однажды выступление нашей труппы увидел легендарный режиссёр Сергей Образцов. После спектакля он пригласил меня работать в свой театр кукол. Это было полной неожиданностью, но стало тем счастливым случаем, который сроднил меня с актёрской профессией на всю жизнь.

После службы в армии поступил в ГИТИС и вот уже 40 лет тружусь в театре имени Моссовета.

С первой же роли в небольшом эпизоде в постановке Романа Виктюка «Царская охота» ощутил крепкую обратную связь между актёром и зрителем. И это ощущение наслаждения с годами не изменилось. Живу театром. Нравится выходить на сцену, особенно когда играю комедийные роли, потому как люблю смешить людей.

- Однако в вашем списке ролей есть как положительные, так и отрицательные персонажи. Кого легче играть?

- Зрители, как ни странно, чаще хвалят за исполнение ролей отрицательных героев. Играю, стараюсь в любых случаях быть настоящим, хотя мне по душе всё же положительные персонажи.

Вот сейчас в спектакле «Васса» получил роль серийного убийцы, который замыслил лишить жизни сразу трёх человек. Не скрою, работа непростая. Были и бессонные ночи, и внутренние поиски, мытарства, как поточнее войти в образ. Всё ждал, когда «занавеска» откроется. За три дня до премьеры озарило! Так что все роли нужно проносить через себя, проживать с ними какое-то время, чтобы зритель тебя понял, поверил.

- А бывало, что, перевоплощаясь в образ того или иного героя, ловили себя на мысли, что играете самого себя?

- Для меня так: если роль даётся легко, это уже подозрительно. Олег Табаков, отвечая на вопрос студентов: «Мы же играем от себя?», всегда отвечал: «Да, от себя. Но чем дальше от себя, тем лучше!» И он был прав. Самая большая похвала на сцене, когда тебя не могут узнать, задаваясь вопросом: «А кто это?» Поэтому умение перевоплощаться и является настоящим искусством актёра.

- Вам не раз приходилось воплощать образы людей военных. Не сбились ли со счёта от сыгранных героев в погонах? Помните первый сценический мундир?

- Всё началось с театра. Двадцать лет назад на сцене Моссовета состоялась премьера спектакля «Заповедник». Тогда-то и случился мой «форменный» дебют. Перед зрителями блистал майорскими погонами офицер КГБ Беляев. Так сложилось, что этот персонаж стал ещё и своеобразным пропуском в мир кино. Уже через три дня в роли майора милиции Паршикова я снимался в четырёхсерийном детективе «На углу, у Патриарших». Вообще же за время актёрской работы я был и лейтенантом, и полковником, и генералом полиции.

Кстати, майор Беляев в «Заповеднике» и сейчас выходит на сцену.

- Вам удалось сняться в американской комедии «Полицейская академия». Как общались с голивудскими звёздами?

- На английском! Я успел поучаствовать в шести голливудских картинах. Началось всё с восьмисерийного фильма «Пётр Великий». Интересный проект. Приходилось учить английский язык, осваивать навыки верховой езды. В результате из большого числа претендентов утвердили 12 русских актёров. К слову, именно на съёмках этой картины одну из наших русских красавиц Наталью Андрейченко, несравненную Мэри Поппинс, сосватал знаменитый Максимилиан Шелл.

Очень увлекательной была работа в комедии «Полицейская академия». Кстати, в этой картине снималась вся моя семья. По сценарию нужна была семейная пара. В день проб мы с супругой Ольгой Анохиной, детьми Настей и Платоном приехали на съёмки, их некуда было девать. Когда четырёхлетний сын зашёл на площадку, режиссёр и ассистент безоговорочно заключили: «Сниматься будут все!»

- У вас есть дар из эпизода сделать эффектную сцену. Кому обязаны таким мастерством?

- В самом начале творческой карьеры один из великих актёров мне сказал: «Сниматься надо, отдаваясь роли до конца, иначе больше не пригласят». Эта фраза живёт со мной долгие годы. Поэтому всегда стараюсь играть на сто процентов.

- Вы сейчас преподаёте актёрское мастерство. Успеваете совмещать с основной работой?

- Это новое в моей профессиональной деятельности. Чему очень рад. Теперь ещё одним моим творческим домом стал институт театрального искусства. Работать с молодёжью интересно и увлекательно. Совсем недавно мои первокурсники сдали первый зачёт. Надеюсь, таким же составом, а их восемнадцать, мы доживём до пятого курса и покажем дипломные спектакли!

- Кто из российских актёров оставил, на ваш взгляд, наиболее заметный след в искусстве?

- Недавно ушёл из жизни великий Олег Табаков. Ощущение, что потерял родного человека. Я не был с ним знаком близко, но точно знаю: ушла целая театральная эпоха. И равноценной замены пока, думаю, нет. По обаянию, харизме, мастерству, универсальности это был великолепный, гениальный актёр. Он мог играть всё: детей, стариков, женщин, животных.

Нельзя не вспомнить Евгения Евстигнеева, Иннокентия Смоктуновского, Евгения Леонова, Анатолия Папанова, Андрея Миронова, многих-многих других, составивших золотой фонд российского театрального и киноискусства. Достойной смены пока, к сожалению, не вижу.

Стихи, которые любил Олег Павлович, тому подтверждение:

Вот и всё. Смежили очи гении.

И когда померкли небеса,

Словно в опустевшем помещении

Стали слышны наши голоса.

Тянем, тянем слово залежалое,

Говорим и вяло, и темно.

Как нас чествуют и как нас жалуют!

Нету их. И всё разрешено.

- Есть ли у вас пожелания читателям издания, большая часть которых носит полицейские погоны?

- Мне не раз приходилось общаться с действующими сотрудниками. С уверенностью могу сказать, что в правоохранительной системе много честных, грамотных, достойных уважения офицеров. Они, действительно защищая каждого человека и общество в целом, выполняют долг, порой рискуя своей жизнью. Это почётная профессия настоящих мужчин! И я желаю всем добра, здоровья, удачи и карьерного роста!

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Визитная карточка:

Родился 13 октября 1950 года. Окончил ГИТИС под руководством Юрия Завадского.

С 1977 года актёр театра имени Моссовета.

Заслуженный артист Российской Федерации (2004).

Сыграл более 140 киноролей. Снимался в фильмах «Сибирский цирюльник», «Полицейская Академия-7», «На углу у Патриарших», «Марш Турецкого», «Гаражи» и других.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 17 мая 2018 > № 2620680 Владимир Горюшин


Казахстан > СМИ, ИТ. Образование, наука > dknews.kz, 17 мая 2018 > № 2614783 Андрей Зубов

Девушки, которые хорошо знают орфографию, не носят откровенных мини-юбок

Этот материал посвящен безграмотности современных журналистов. Ведь, согласитесь, воспринимать нынешние ленты новостей можно только с валидолом под нижней губой.

Андрей ЗУБОВ

Я понимаю, что люди всегда делали ошибки, но, когда читаешь особо выдающиеся перлы «дятлов клавиатуры» (так, почти не обидно, называют сегодня нашу журналистскую братию), чувствуешь себя на грани помешательства.

«Высота опор, выкрашенных в цвет государственного флага, шанырака и парящего орла, составит 22 метра». Так пишет одна о-о-очень уважаемая газета о новой студенческой зоне отдыха в ВКО. «Родные, вместе с сотрудниками правоохранительных органов, сбились с ног, околачивая каждый угол столицы», – повествует телеканал из Астаны. «Студенты-волонтеры Универсиады-2017 подняли тревогу, обнаружив при санитарно-профилактическом осмотре квартир олимпийской деревни каких-то жучков и решив, что это тараканы. Однако специально прибывший на место эксперт, родом из советского прошлого, дал заключение, что это просто некие дикорастущие насекомые, пришедшие в гости из окружающей среды», – просвещает читателя портал, входящий в десятку самых популярных сайтов Казахстана.

А вот как объясняет жанр «ню» один эстетствующий журнал. «Обнаженная натура... Сегодня в этом жанре художники редко обращаются к «живой» натуре, они часто делают «обнаженку» по представлениям или воспоминаниям о студенческой молодости».

Итак, люди всегда делали ошибки. И журналисты – не исключение. Но почему же именно сегодня безграмотность становится нормой? На мой взгляд, происходит это по трем причинам.

Причина первая: массовость письменной речи. Еще лет 20 назад доступ к публичным письменным высказываниям имели только профессионалы: писатели, публицисты, журналисты. Остальные люди высказывались эпистолярно только в личных посланиях. Общество, если так можно выразиться, не видело, как оно пишет в целом, и создавалась иллюзия поголовной грамотности. А когда интернет придал письменной речи статус всеобщей, мы вдруг увидели уровень настоящего владения языком. И ужаснулись.

На самом же деле ничего не изменилось, и соотношение «отличники-двоечники» по языку (казахскому, русскому, узбекскому, немецкому, уйгурскому, украинскому и т.д.) осталось тем же, что и пятьдесят лет назад. И поверьте, что школьники, которые хотят быть успешными в жизни, следят за своей грамотностью и прекрасно «считывают» грамотность педагогов. Принцип пигмалионовской Элизы Дулиттл: «Не желаю я грамотно говорить, я хочу говорить как леди!» – для них не работает. Понятное дело, что таких школьников немного, но так было и во время моей юности. Многие девушки в моем классе считали, что грамотность в жизни – не главное. Они больше переживали за то, что их фигуры (которые рассматривались исключительно как залог успешного замужества) недостаточно быстро трансформируются из девичьих в женские.

Вторая причина повальной безграмотности вытекает из первой. Во время глобализации при «воинствующем капитализме» обучение в школе все больше и больше сводится к выполнению тестовых заданий, где на первый план выходит наличие не системных, а базовых знаний и умение адаптироваться к так называемой «рыночной экономике». (Кому интересно – почитайте методическое пособие МОН РК «Особенности формирования функциональной грамотности учащихся старшей школы по предметам общественно-гуманитарного цикла», https://nao.kz/files/blogs/1410281492356.pdf).

«Норма жизни – разделение труда, – пишет по этому поводу казахстанская художница и публицист Анастасия Ахметова, – продавцам главное считать сдачу, а расставлять запятые совсем не важно. И тем, кто клеит реснички, не обязательно быть грамотными». Воистину: «Девушки, которые хорошо знают орфографию, не носят откровенных мини-юбок» (цитата: журнал Przekrój, Польша).

Наконец, третья причина безграмотности. Она касается как раз журналистов. Давайте вспомним, сколько факультетов журналистики было в Казахстане при советской власти? Пять? Десять? А сегодня – почти сто! Резонный вопрос: где найти столько преподавателей по этой специальности? Разумеется, нигде. Можно, конечно, привлечь к преподаванию опытных журналистов из СМИ, но… Недавно мне позвонили из одного университета: «Не хотите ли прочитать курсы по журналистике для третьего курса?». «Очень хочу, – отвечаю. – А сколько платить будете?» «Хорошо будем платить, – говорят, – пять тысяч за академический час». Ну, я и отказался. Так что, друзья мои, обижайтесь-не обижайтесь, но преподавание в наших вузах предмета «журналистика» оставляет, как говорится, желать… Там преподают те, кто час своего напряженного и вдохновенного труда оценивает в 5000 тенге. Или в 15 долларов.

И выходят из сотен наших журфаков сегодня уже не будущие «акулы пера», а пожизненные рерайтеры, копипастеры и компиляторы. «Обработка не менее 10 новостей в день с внесением 70% оригинального текста», – так пишут во многих объявлениях о найме журиков (еще одно прозвище журналистов, появившееся в недавнее время).

А мы потом читаем перлы. «Зал был забит на две трети». «Триумфально завершил гонку пятым». «Попасть в Америку стало проще – испытана новая межконтинентальная ракета». «Одержал блестящий нокаут». «С успехом заработал семьсот тенге». «Несмотря на искушения, она почти сохранила честь». «Один из горячих сельских парней намеревался похитить и женить на себе итальянскую гостью»… И так далее, и тому подобное.

Разумеется, грамматика во многом – условность, и неправильно написанное слово не может рассматриваться как деяние криминальное. «Правильная речь сама по себе еще не свидетельство высоких нравственных качеств ее носителя. Но она – несомненный знак принадлежности его к определенному культурному и социальному уровню, тот экзамен, который каждый из нас сдает ежедневно». Так пишет в своей книге «Инструмент языка. Люди и слова» российский журналист Евгений Водолазкин.

Так как же выдержать этот ежедневный экзамен? Только с помощью постоянной работы над собой, воспитывая в себе и передавая своим детям тот драгоценный и невидимый дар под названием «грамотность». «Чем менее грамотен человек, тем легче превращать его в раба, – говорит известный казахстанский популяризатор науки Камила Магзиева. – Грамотность передается по наследству, грамотность прививается и приобретается, благодаря чтению книг, переписке. Грамотность – это уровень развития самого человека и показатель того, из какой среды он произошел. Почему грамотность передается из поколения в поколение? Потому что даже, если родители не различали ни одной буквы, они были внутренне интеллигентны, внимательны к деталям и восприимчивы».

И мне нечего добавить к этим словам.

Казахстан > СМИ, ИТ. Образование, наука > dknews.kz, 17 мая 2018 > № 2614783 Андрей Зубов


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 8 мая 2018 > № 2616252 Андрей Фефелов

Красный символ

столетие серпа и молота

Сегодня, вместе с нашим Первомаем, мы отмечаем столетие со дня рождения знаменитого символа советской власти, ставшего впоследствии эмблемой международного левого движения. Речь идет о скрещенном серпе и молоте.

Этот знак, ставший культовым, не был экспортирован в Россию из прогрессивной Европы. Хотя молот как эмблема рабочего класса прочно утвердился там еще в позапрошлом веке. Различные пролетарские протестные и профсоюзные движения активно использовали молоток на своих плакатах и знаменах.

Однако «серп и молот» - это чисто русское изобретение. Как всякое гениальное открытие – символ этот появился не в результате «интеллектуального выпаривания» каких-нибудь мудрецов из геральдической комиссии. Мудрецы, конечно, были - но уже потом, при утверждении данного изображения в качестве элемента государственного герба РСФСР… А в начале это было чистой воды озарение товарища художника.

Дело было так: в самом конце апреля 1918 года в Москве – в молодой столице молодой республики (переезд правительства из Петрограда состоялся 12 марта 1918 года) – готовились к праздничным мероприятиям, посвященным новому государственному празднику - Дню международной солидарности трудящихся. В праздничном оформлении города участвовали молодые московские художники.

Среди них был будущий мастодонт социалистического реализма, академик живописи, народный художник СССР Сергей Герасимов. Вот, что он написал на закате своих дней:

«Мы разостлали на полу мастерской кумачовое полотнище. Стали углем на длинных шпильках чертить рисунки. Стоявший рядом со мной Евгений Камзолкин сказал: «А что, если попробовать такую эмблему – пожалуй, будет советской?». При этом стал чертить серп, говоря, что это будет означать крестьянство, а внутри – молот: это будет рабочий класс. «Ведь, пожалуй, подойдет»- сказал он. Мы согласились».

О, купеческий сын Камзолкин, слава тебе! В июле 1918 Всероссийский съезд Советов утвердил этот символ как государственный.

«Конечно, эту эмблему я рассматривал только как украшение первомайского праздника 1918 года. И у меня и в мыслях не было, что впоследствии она войдет в наш государственный герб и обойдет весь мир как символ народов мирного труда», - вот что говорил наш герой.

Всю жизнь Камзолкин прожил в подмосковном Пушкине, работая в Замоскворецком театре художником-декоратором. В партии не состоял. Своим открытием не кичился.

Был скромным русским человеком, дарившим друзьям на Пасху не расписные яйца, а живописные пейзажи родного Подмосковья.

Его символ облетел весь мир, обошел все континенты земли. Сверкал среди грохота сражений, мерцал в облаках, проплывал среди искрящихся бескрайних льдов, расцветал в джунглях, вращался на околоземной орбите в открытом космосе.

Этот символ, выброшенный на помойку в 1991 году отечественными нуворишами, по сей день является частью партийно-государственной символики коммунистического Китая.

Занятно, что герб города Пушкино до начала 2000-х годов сохранял изображение серпа и молота. Потом эту эмблему убрали. Сейчас там колокольня и колокол.

А между тем… Серп и молот отчетливо напоминают крест и полумесяц. И это не про союз православия и ислама, как можно подумать. Месяц в исламской символике появился после 1453 года, когда крест со Святой Софии в Константинополе был спилен, а остался лишь полумесяц – символ царской власти, так называемая - цата. Это древний мистический символ Восточного Рима, перекочевавший на Русь. Древние наши храмы увенчивались крестом, опирающимся на месячный серп. Цата на Руси - символ великокняжеского достоинства. Ее, например, можно видеть на груди киевского князя Ярослава среди миниатюр в «Царственном летописце».

Таковы наши достижения. Таковы наши архетипы.

С Праздником, товарищи!

Андрей Фефелов

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 8 мая 2018 > № 2616252 Андрей Фефелов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 5 мая 2018 > № 2598170 Александр Васильев

Случилось то, о чем я мечтал столько лет: Александр Васильев — о выставке «Весна и мода» на ВДНХ

Знаменитый искусствовед — о том, как он открыл свой музей моды и почему площадкой новой выставки стал именно павильон ВДНХ.

Кремовые бумажные цветы «растут» прямо из стен, звучит музыка советских лет, а манекены облачены в наряды, принадлежавшие раньше известным балеринам, телеведущим, актрисам и просто модницам. В павильоне № 16 «Гидрометеорология» на ВДНХ модельер Александр Васильев представил «Весну и моду» — первую из трех экспозиций нового цикла выставочных проектов его музея моды. Москвичи и гости города смогут видеть экспонаты из его коллекции постоянно. Mos.ru он рассказал о том, какой путь пришлось пройти его детищу.

— Александр Александрович, чему посвящена выставка «Весна и мода»? Что будете показывать?

— Она рассказывает в основном о моде ХХ века и охватывает период от 1920-х годов до начала 1980-х, то есть приблизительно 60 лет. Мы показываем примерно 200 предметов. Все они в отличном состоянии, как будто никогда не покидали полок магазина. И это неудивительно, потому что в Фонде Александра Васильева работают 12 реставраторов, они постоянно следят за экспонатами.

— Кроме этой выставки, будут еще «Гламур 80-х» и «Пляжная мода». Эти темы — ваши любимые?

— Мы хотели выбрать сезонные темы. Сейчас весна, летом будет актуальна пляжная мода. «Гламур 80-х» откроется к Рождеству и Новому году, потому что там вечерние наряды.

— В вашей коллекции очень много экспонатов. Как вы среди такого множества выбирали предметы для этой выставки?

— Я хотел показать те вещи, которые еще не видели московские зрители. А еще атмосфера ВДНХ, стиль павильона подтолкнули меня к идее цветового решения, на которое я опирался при выборе. Дизайн павильона напоминает советский универмаг в 1960-е. Куратор выставки модельер Кирилл Гасилин помог расставить вещи, надеть их на манекены, выбрать цветовую гамму для каждого периода.

— Какой из экспонатов, представленных здесь, вам особенно дорог?

— Я люблю их все, отношусь к ним как к детям. Если у родителя их несколько, он всех любит одинаково. И мне очень трудно выбрать один или два. Вообще, в моем фонде 65 тысяч вещей, и это одна из самых больших в мире частных коллекций. Она выставлялась на всех континентах, кроме Африки.

— Вы говорили, что идея открыть собственный музей моды появилась у вас очень давно. Как вы шли к этому?

— Мне всегда казалось, что в таком большом городе, как Москва, уж точно найдется место и для моей огромной коллекции. Десять лет назад я открыл музей моды в Вильнюсе (там мне дали помещение под хранение), затем в Риге, после этого появился этаж моды с моей экспозицией в Баку, в Центре Гейдара Алиева. И вот наконец Москва, ВДНХ. Случилось то, о чем я мечтал столько лет.

— «Весна и мода» не первый ваш совместный проект с ВДНХ.

— Первые две выставки назывались «Сто лет моды в России» и «Кино и мода». Они пользовались огромным успехом, коммерчески окупились, публика нас горячо полюбила, и социальные сети были взорваны. Сегодня, к сожалению, это стало мерилом успеха.

— В Москве уже есть Музей моды, который находится в Гостином Дворе. Вы будете с ним сотрудничать?

— Конечно!

— В мире есть множество музеев моды: в Нью-Йорке, Риме, Праге, Париже, других городах…

— Я посетил их все, сам выставлялся в Париже, Марселе, Венеции. Это был очень хороший опыт. Вообще, первая поездка за границу запомнилась мне бережным отношением к материальной культуре. А у нас, я считаю, отношение к одежде какое-то языческое: многие россияне думают, что, как только кто-то умирает, надо поскорее выкинуть обувь, платья, шляпы, пальто этого человека, потому что в них якобы живет злой дух. Но если это пальто бабушки, какой же там может быть злой дух? Ведь бабушка-то была добрая. Это мешает осознать важность моды как искусства.

Конечно, обидно, что наш музей моды открывается только сейчас. Я считаю, его надо было открыть сто лет назад. И тогда он был бы сейчас не меньше, чем Эрмитаж или Третьяковская галерея. Но мы ждали век. Долго запрягаем, а потом весело скачем.

— Мода циклична, она возвращается. Но есть ли вещи, которые никто никогда больше не будет носить?

— Да. Солнечные зонтики, шляпки с вуалью, длинные платья на каждый день, муфты, лорнеты, несессеры, шатлены и sorti-de-bal (накидка, которую носили поверх бального платья, чтобы защитить его от пыли. — Прим. mos.ru). Сейчас это уже непрактично.

— Модельеры часто обращаются к прошлым эпохам. А какое время предпочитаете вы?

— Серебряный век — 1910-е годы. Там была самая элегантная, на мой взгляд, самая красивая мода.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 5 мая 2018 > № 2598170 Александр Васильев


Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > bbc.com, 4 мая 2018 > № 2597230 Лев Додин

Лев Додин: Россия была и остается неотрывной частью Европы

Александр Кан

обозреватель по вопросам культуры

Лев Додин - один из самых известных и признанных во всем мире современных российских театральных режиссеров. Возглавляемый им петербургский Малый драматический театр пользуется блестящей репутацией, огромным авторитетом и высоко востребован в театральном мире.

МДТ - нередкий гость и в Лондоне. На начинающиеся 8 мая очередные гастроли в британской столице театр привез два спектакля: "Жизнь и судьба" и "Дядя Ваня".

Накануне гастролей Лев Додин согласился ответить на вопросы Русской службы Би-би-си.

Александр Кан: Из обширного репертуара театра для этих лондонских гастролей вы выбрали два спектакля. С одной стороны, самая что ни на есть русская классика - чеховский "Дядя Ваня", а с другой стороны - "Жизнь и судьба" по Василию Гроссману. Роман, который вошел в обиход русской культуры относительно недавно, но тем не менее уже тоже заслуженно считается классикой. Чем определялся ваш выбор?

Лев Додин: Ну, во-первых, банально желанием тех, кто приглашает. А второе - может быть, главное, конечно, - нам очень хотелось сыграть в Лондоне "Жизнь и судьбу". Это не просто классика, это, я думаю, один из великих русских романов. Может быть, один из немногих, если не единственный, великий русский роман XX века.

"Жизнь и судьба"

Роман с трагической судьбой - не только автора, но и самой книги, самой рукописи. Сейчас мы знаем, что она долго была арестована и уничтожена в 1964 году. Редчайший случай, когда арестовывают не автора, а рукописи - и тем самым, по сути, смертельно казнят автора.

Этот великий роман, который действительно можно считать классическим, сегодня кажется абсолютно современным - и, к сожалению, становится все более актуальным, судя по тому, что происходит в мире. А в мире мы видим все больше национализма всякого рода, фундаментализма всякого рода - всего то, что делает мир античеловечным.

Есть ощущение, что, как всякий великий писатель, Гроссман обладал огромным аналитическим даром - даром не только видеть прошлое и настоящее, но и пророчествовать будущее. Для нас очень важно играть этот спектакль дома, в России. И не менее важно показать его в Англии, где он не слишком известен.

Хотя я знаю, что был спектакль, радиоспектакль на Би-би-си, который пользовался большим успехом. Что неудивительно - тема эта сегодня общая, общечеловеческая, мировая.

Но и спектакль "Дядя Ваня", который мы много-много лет назад играли в Лондоне и который вызвал большой интерес зрителей, мне хотелось показать. Показать, во-первых, как живет репертуарный театр, когда одни и те же артисты практически одновременно играют абсолютно разные роли. Во-вторых, показать английскому зрителю, который уже отвык от репертуарного театра, как с годами развивается спектакль, который родился давно, но который, я надеюсь, развивается во времени и вместе со временем.

А.К.: О репертуарном театре мы с вами еще непременно поговорим. Я хотел бы немного поподробнее остановиться на "Жизни и судьбе". Говоря о проблематике романа, вы как-то сказали, что она перешла из века ХХ в век ХХI. Я хотел спросить, что вы имеете в виду, хотя отчасти - упомянув фундаментализм, национализм - вы уже ответили на этот вопрос.

Л.Д.: В мире существует еще более нарастающее стремление если не к тоталитаризму (хотя не исключено и это), то к авторитаризму и межгосударственной, межнациональной и межчеловеческой разобщенности. Все это и влечет за собой то, о чем пишет Гроссман.

Такое ощущение, что человечество снова довольно быстро забывает свое прошлое, забывает трагедии прошлого, привыкает к сравнительно благополучной жизни, и ему становится скучно. Оно забывает, что бывает, когда становится нескучно.

А.К.: Жизнь и судьба - огромный, монументальный роман. Как вы решили проблему переноса его в один спектакль? В свое время, когда вы ставили не менее монументальный роман "Бесы" - я тогда жил еще в Петербурге, - мы прибегали на спектакль к 12, по-моему, часам дня, и уходили в 10 часов вечера: целый день с двумя большими перерывами. Здесь же вы сумели все вместить пусть и в большой, трехчасовой, но все-таки обычный спектакль. Как вы решали эту проблему?

Л.Д.: В данном случае хотелось не столько эпического рассказа обо всем происходящем, исторических событиях, сколько сконцентрироваться на определенных - на мой взгляд, самых главных - темах Гроссмана, на философской и психологической составляющей романа. Поэтому, начав работу над целым романом, мы затем выжимали, выжимали…

Я иногда сравниваю нашу работу с превращением молока в сыр. Выжимается все самое важное, и остается, говоря математическим языком, необходимое, но достаточное. Насколько необходимое и насколько достаточное - это уже скажет зритель. Но для нас все оказалось возможно сконцентрировать на таком пространстве одной сцены и одного времени.

Еврейская тема

А.К.: Я еще не видел спектакль, поэтому пока могу судить о нем лишь по краткому синопсису, который мне передали. В романе, как известно, множество тем, множество линий. Из того синопсиса, который я прочел, мне показалось, что из этих линий вы на первый план выдвинули тему еврейства, его судьбы и в Западной Европе, которая выразилась, конечно, в трагедии Холокоста, и в СССР, где она выразилась в сталинском антисемитизме. Так ли это, и, если так, то чем вы руководствовались в своем выборе?

Л.Д.: Это одна из важнейших тем. Мне кажется, что Гроссман в свое время был одним из первооткрывателей этой темы. Он как военный журналист с первыми частями вошел в Треблинку, в концентрационный лагерь и своими глазами увидел весь ужас, который тогда еще не могли себе представить. Его мать погибла в гетто, и он всю свою жизнь чувствовал вину за то, что не сумел забрать ее вовремя, не дать попасть в оккупацию.

Эта тема была для него исповедальной и автобиографической. И он один из первых соединил вроде бы совсем разные виды антисемитизма в одну общую проблему. Но у него проблема всяческого антисемитизма подчинена проблеме тоталитаризма самых разнообразных видов, проблеме уничтожения человеческого в человеке. А значит, и проблеме "края" человечества.

Гроссман замечательно, фантастически мощно рассказывает о войне, как до него в советской литературе, да и после не рассказывал никто. Он сам прошел через все горнила войны. Тема фашизации общества, тема взаимоуничтожения, тема зла, таящегося в природе человека, так легко вырывающегося наружу в самых разных видах, самых разных географических и государственных пространствах - это главная тема и главное открытие Гроссмана. Никто об этом в 1964 году, об этих общих проблемах человечества, человеческой природы, человеческой истории не задумывался. И до сих пор задумываются очень мало.

Путешествие за потрясением

А.К.: Как и других ваших самых знаменитых спектаклях - "Братья и сестры", "Гаудеамус", "Клаустрофобия" - при создании "Жизни и судьбы" вы опирались на своих студентов. Что дает вам такой подход?

Л.Д.: Это для меня принципиально с точки зрения педагогической. Каждый раз, набирая новый курс, думаешь, чем с ними заниматься. Не только с точки зрения обучения профессии - это вещь всегда спорная. Прежде всего, с точки зрения формирования художественной личности. "Братья и сестры", "Стройбат", который вырос из "Гаудеамуса", "Старик" трифоновский, и вот "Жизнь и судьба".

Первое задание, которое я дал только что поступившим студентам - прочитать "Жизнь и судьбу". Это было для них как гром среди ясного неба, потому что, конечно, никто из них этого романа не читал, а большинство вообще целиком не читало больших романов, как это бывает обычно с бывшими школьниками.

Мне хотелось, во-первых, их потрясти. С этого начинается художник. Может быть, этим и заканчивается. Во-вторых, мне хотелось их и себя погрузить в историю страны, которую они практически не знали, которую сегодня вообще мало кто знает. Незнание истории влечет за собой огромное количество проблем настоящего, а значит, и будущего.

И, наконец, мне хотелось, чтобы они в прозе пропитались той внутренней жизнью, которую в пьесе надо открывать самим, а для начинающих это очень трудно, а в прозе видно, как за каждым словом огромный пласт жизни, и насколько мощно автор знает эту жизнь.

Артисты чаще всего играют то, про что не знают. Мы не просто репетировали, хотя мы много раз сыграли весь роман. Мы погрузились в архивы, стали читать другие книги - Солженицына, Кестлера, Оруэлла, которого ребята, конечно, не знали - это не самая популярная литература сегодня в России. Боюсь, что и в мире.

Мы поехали в Норильск, город, который стоит на костях тысяч советских политзаключенных. Находили остатки гулага. К сожалению, только остатки, потому что ничего из этого не музеифицировано, в отличие от немецких концлагерей. Летали над тайгой. Встречались с теми немногими, кто остался жив с тех пор и живет в Норильске.

Затем мы совершили путешествие в Освенцим. И испытали еще одно потрясение. Нам даже разрешили провести одну ночь в одном из бараков, заперев нас. Это трудно назвать репетицией, и нехорошо называть репетицией, но это был некий чувственный опыт, который очень хорошо и важно испытывать и молодым артистам, и артистам вообще.

Я убежден, что главное в театре, может быть единственно важное - это потрясение, которое способен испытать зритель. А, чтобы вызвать это потрясение, самому артисту надо испытать потрясение. Надо не терять возможности быть потрясенным. Так что это было своего рода путешествие за потрясением.

А.К.: Для молодых людей, ваших студентов такое погружение не только в атмосферу романа, но и всей той жизни, которая вызвала роман и, вслед за ним, ваш спектакль было, конечно, чрезвычайно важно. А что вам самому - вы опытный режиссер, у вас на руках театр - что вам дает преподавательская деятельность?

Л.Д.: Тот театр, который я себе представляю, которым мне интересно заниматься, - это театр некоей общей художественной души, потому что театр не создается одним режиссером, артистом или автором. Для этого артисты должны быть озарены или возбуждены определенным представлением о театре и неким общим представлением.

Когда имеешь дело с молодыми людьми "театральных младенческих лет", удается что-то большее, чем когда уже знакомишься с ними, ставшими профессионалами. Большая часть театра состоит из учеников, начиная с выпусков очень давних лет. Очень интересно, как поколение связывается с поколением, как оно развивается и вырастает во что-то единое.

Часто поколения противопоставляются друг другу. Мне кажется, что очень важно единство и непрерывность развития - художественного и человеческого. И второе, что для меня не менее важно - встречаясь каждый раз с новыми молодыми, ты каждый раз (может быть, это кажется) молодеешь и ищешь что-то новое - сделать с этими молодыми не так, как было сделано что-то с предыдущими. Таким образом ты многому учишься, и каждый курс для меня - это следующий этап обучения. Никогда не знаешь, кто больше научается - те, кого ты вроде бы учишь, или ты сам, и тебя учат те, кого ты вроде бы учишь.

Авторский театр

А.К.: Говоря о непрерывности. Вы возглавляете театр с 1983 года, вот уже 35 лет.

Л.Д.: Кошмар какой!

А.К.: Поэтому Малый драматический смело можно назвать театром одного режиссера. Эта очень привычная модель для послевоенного советского театра, она дала немало прекрасных результатов: Таганка Любимова, "Ленком" Захарова. Однако такая структура, зацикленность на одном, пусть и блестящем мастере, несет в себе опасность. И то, что произошло с Таганкой после ухода Любимова, тому лучший пример. Вы задумываетесь над этой проблемой?

Л.Д.: В данном случае идет речь об авторском театре, театре не только одного режиссера, а одной большой, непрерывно развивающейся группы артистов. Сам режиссер в такого рода театре способен решить немногое. Пример с Таганкой, который вы приводите, доказывает…

Юрий Петрович [Любимов] вошел в конфликт не с тем театром, который он создавал, а с той выжимкой, которая осталась, и, по сути, не имела уже никакого отношения к тому поколению, к той авторской компании, которая рождала Таганку и с которой это название ассоциировалось. Это трагично, но абсолютно закономерно.

Человек смертен, и театр, если это живой организм, тоже смертен. Он развивается, уходит один из главных авторов театра, и авторский театр этого автора или авторов исчезает. Это все печально, но абсолютно закономерно, и надо спокойно это знать.

Когда мы сегодня говорим Московский художественный театр, говорим о его великих традициях, это все немножко слова, потому что Московский художественный театр, который мы имеем в виду, - это театр Станиславского и Немировича-Данченко. Как только их не стало, Московский художественный театр как таковой исчез. Сегодня это название и адрес.

Так же происходит со всеми театрами.

Авторский театр совсем не только российская или советская практика. Авторский театр утверждается в мире всю жизнь Питером Бруком, есть авторский театр Пискатора [Эрвин Пискатор - один из крупнейших немецких театральных режиссеров XX века], авторский театр Брехта. Я не знаю если не великого, то большого театра, который был бы не авторским. Во всяком случае, в ХХ веке. Это и есть великое открытие Станиславского. Не только его актерская система, а обнаружение искусства театра как абсолютно самостоятельного искусства.

Когда-то долгие годы был театр драматурга - ходили смотреть пьесы, затем возник театр актера, который часто становился важнее драматурга. А затем пришел не просто режиссерский театр, а театр как особое искусство, где все искусства соединены единой художественной волей - это воля режиссера и компании, которая с ним работает: художника, артистов и так далее.

Возникает абсолютно новое произведение искусства, которое самостоятельно и по отношению к литературному первоисточнику, и даже по отношению к актерскому творчеству, и по отношению к творчеству художника. Это все что-то новое и иное. Можно вынуть одну часть, и целое рухнет. С другой стороны, ни одна часть не становится единственно важной.

Репертуар против антрепризы

А.К.: Настало время поговорить о проблеме, которую вы уже затронули - репертуарный театр. Малый драматический прочно укоренен в традициях русского репертуарного театра в противовес действующей, как вы правильно сказали, в Британии, и ставшей популярной в России в последние годы, антрепризе. В одном из интервью вы говорите, что репертуарный театр нуждается в реформировании. Что вы имеете в виду?

Л.Д.: Я не люблю термин "русский репертуарный театр", потому что репертуарный театр - не открытие России. Все началось до Станиславского, с театра герцогства Мейнингенского, который к России имел малое отношение.

Репертуарный театр долгие годы жил в Европе и развивался в Европе. Сегодня в одной из самых театральных стран Европы - Германии - он продолжает существовать, и, может быть, поэтому это одно из самых современных театральных пространств Европы. Это принципиальный опыт авторского театра, который создает постоянно развивающаяся группа авторов - режиссера, актера и так далее.

Скорее, американская система, которая пришла в Европу и смела репертуарный театр, может, я обижу кого, но это театр разового употребления. На шесть-восемь недель собирается новая, не знающая друг друга группа артистов, с новым режиссером, который тоже не знает актеров. Спектакль делается эти восемь недель, затем еще месяца два-три, в зависимости от успешности, он существует, и - исчезает в воздухе.

Театр, конечно, явление эфемерное, но не настолько. Театр, который хоть в какой-то мере пытается быть произведением искусства, должен и имеет право существовать гораздо дольше, потому что любое произведение искусства развивается во времени, если оно живое. Это очень интересный процесс, поэтому для меня репертуарный театр отнюдь не русское явление.

Сегодня Россия с одной стороны Запад во всем критикует, с другой стороны готова все время что-то перехватить от Запада, причем чужда лучшему и готова перехватить самое худшее. Тенденция к антрепризному театру, проектному, говоря более красиво, во многом для театра становится губительной.

Что касается реформирования репертуарного театра, это, прежде всего, касается устоявшейся, забюрокраченной организационной системы. Когда труппа сохраняется в неизменном состоянии, когда она уже труппой давно перестала быть. Когда артист становится штатным государственным служащим, с ним уже ничего не поделаешь, независимо от того, артист он еще или нет. Когда искажены отношения приходящего режиссера с труппой, которая иногда способна уничтожить этого режиссера.

Необходимо соединение репертуарной традиции с тем лучшим, что есть в проектном театре. Репертуарный театр должен быть намного подвижнее, живее и легче меняться, свободнее развиваться. К сожалению, одно с другим очень трудно соединимо. Зависимость большого репертуарного театра, который субсидируется государством, и без этой субсидии не может существовать, ставит театр в большую зависимость от государства, причем не только в России. В Германии недавно один из крупнейших режиссеров был лишен своего театра только по воле одного сенатора по культуре. Сенатора, правда, убрали, потому что это вызвало огромное возмущение. Но театр уже разрушен.

Москва и Петербург: темп и ритм

А.К.: Хочу чуть-чуть поговорить о взаимоотношении двух российских культурных столиц. Вы всю жизнь работаете в Петербурге и, в отличие от многих театральных коллег, избежали соблазна переехать в Москву. Каково сегодня соотношение между театральным Петербургом и театральной Москвой?

Л.Д.: Я, честно говоря, об этом не думаю. Всякие разделения и противопоставления: русский театр - европейский, московский театр - петербургский чрезвычайно относительны. Сегодня многие режиссеры ставят и в Москве, и в Петербурге. Сегодняшний день отзывается и там, и там.

По традиции Петербург несколько более строгий, бывший имперский город, город, как писал Достоевский, самый умышленный. Строгость линий и ответственность перед законами искусства в Петербурге, может быть, несколько больше. С другой стороны, Москва - город гораздо больший, чем Петербург. Москва дает больше возможностей, больше разнообразия: по направлениям, по количеству режиссеров, по количеству спектаклей. Чем больше спектаклей, тем больше разнообразия. Поэтому темп театральной жизни в Москве гораздо активнее, чем в Петербурге.

У Станиславского есть такое понятие: темп и ритм. Темп - это с какой скоростью мы все делаем, а ритм - это с каким внутренним напряжением. Темп в Москве гораздо активнее, а с ритмом дело иногда обстоит хуже, чем в Петербурге. Но это опять же касается лишь чуда, потому что настоящий театр - это чудо. Плохой спектакль - это норма, средний - это чудо, а хороший спектакль - чудо из чудес, оно происходит очень редко.

Мы очень нетребовательны и к себе самим, и к чужим [работам]. Я воспитывался и на питерской культуре - театр Товстоногова, старый Пушкинский театр - и, конечно, воспитывался на замечательных московских - "Современнике", [Анатолии] Эфросе, Таганке. Тогда, в советские годы, Москва была более свободным городом и опережала Петербург по театральной свободе и количеству театральных поисков. Сегодня все как-то уравновесилось.

Что касается того, что я не поддался на соблазны, то связано это не только с тем, что мне не хочется переезжать из Петербурга в Москву. Просто я пытался сотворить из крошечного областного театра, который мне удалось возглавить, какой-то большой общий дом, и менять этот дом на любое другое государственное учреждение с самыми пышными названиями, самыми золотыми ложами мне не хочется - неинтересно. Все определяет не название театра, и не адрес театра, как я уже говорил, а те, кто в нем работает.

А.К.: Интересно, что этот маленький и, как вы его назвали, областной театр стал первым российским театром, который удостоен почетного титула "театр Европы". Что это означает для вас, и дает ли какие-нибудь преимущества?

Л.Д.: Означает признание того, что мы делаем, в европейском масштабе. Мы стали театром Европы довольно давно, когда Союз театров Европы составлял всего лишь восемь театров. Нас пригласил в Союз [его основатель] Стрелер [Джорджо Стрелер - выдающийся итальянский театральный режиссер и актер], и затем как-то получилось, что мы получили этот статус. Это скорее почет и самоудовлетворение, потому что в России никаких особых преимуществ это не дает. Миланский "Пикколо-театр" Стрелера вместе со статусом получил отдельную строчку в государственном бюджете. У нас отдельной строчки бюджета нет, наша строчка далеко не самая первая, поэтому мы довольствуемся моральным удовлетворением.

Театр Европы и европейские ценности

А.К.: Раз уж мы заговорили о Европе, я не могу не задать вам вопрос, который сейчас волнует многих. Это нарастающее в российском обществе противостояние ценностей. С одной стороны, вроде бы русских ценностей, так называемых духовных скреп, а с другой стороны - европейских западных. Что вы можете сказать по этому поводу?

Л.Д.: Для меня Россия, в которой я живу, и в которой я работаю, всегда была и остается неотрывной частью Европы. Для меня в этом нет никаких сомнений, и, я думаю, для большинства интеллектуальной части населения России, той, что по-русски называется интеллигенцией, так всегда было, и так остается. Все разговоры об особом пути, о чисто русских традиционных ценностях, это чаще всего некие спекуляции, которые мало на чем основаны, кроме, может быть, того, что исторически Россия развивалась по отношению к Европе с некоторой задержкой.

Это наглядно видно, когда оказываешься в Оксфорде и видишь колледжи, которым 800 лет, и понимаешь, насколько далека в то время Россия была от колледжей и университетов. У России, может быть, по-своему особо трагическая история развития. И поэтому, когда Россия переживает трудные дни, то возникает обманчивая тенденция сосредоточиться только на себе и отделиться от других. И тогда недостатки выдаются за достоинства.

Мы не первый раз это переживаем, я еще застал, будучи ребенком, борьбу с космополитизмом в СССР, доходившую до абсурда. Я ребенком помню, как печенье "Ланч" переделали в печенье "К чаю", как было запрещено название пирожных эклер и буше.

Поэтому, да, круг истории часто повторяется. Иногда в более фарсовом виде, иногда в более трагическом. Тут я с Марксом не совсем согласен. Трагедия иногда превращается не в фарс, а в еще большую трагедию. Что сегодня будет, посмотрим. Мы живем в очень быстро меняющемся мире. Несколько лет назад нельзя было предсказать то, что будет сегодня.

"У нас то же самое"

А.К.: Как воспринимают театр за пределами России? Вы ведь часто гастролируете. Вы не чувствуете барьера? Я говорю не столько о языковом барьере, сколько о культурном. И чего вы ожидаете от лондонских гастролей?

Л.Д.: Мы действительно объездили все континенты, кроме, может быть, Антарктиды, и нигде не чувствуем ни малейшей стены непонимания. Путешествия театра обнаруживают, что мы гораздо больше, несравненно больше похожи друг на друга, чем это нам кажется. И все разделения культур удивительно, ужасающе условные понятия. В одних и тех же местах во всех странах смеются, в одних и тех же местах спектакля во всех странах плачут.

И, когда мы играем "Жизнь и судьбу" или даже "Братьев и сестер", вроде сугубо российский материал [спектакль МДТ "Братья и сестры" Лев Додин поставил по одноименному произведению "деревенщика" Федора Абрамова - АК], то, приходя к нам после спектакля, люди почти не говорят о российской истории. Гораздо больше говорят о себе самом, о своей истории.

"У нас то же самое" звучит так часто, что первое время мы удивлялись, когда мы играли "Стройбат", скажем, про довольно унизительное существование человека в Советской армии, и к нам приходили во Франции, или даже в Англии и говорили: "У нас то же самое". Мы были очень растеряны, потому что мы понимали, что не совсем то же самое. А потом я понял, что везде, в той же армии, так или иначе человек обезличивается, человек унижен. А более страшно он унижен, или менее страшно, для него разницы нет. Он унижен.

Кому будут непонятны страсть, любовь, голод, холод, несбывшиеся надежды, неудовлетворенные иллюзии и так далее? Это вечные библейские, человеческие темы.

Если речь идет о большой литературе - а мы занимаемся большой литературой, - то мне иногда кажется, что, когда мы играем, весь зал понимает по-русски. Я даже часто вижу, как многие перестают смотреть на экран, где идут титры, и просто слушают интонацию, музыку.

Театр же - это музыка, может быть, прежде всего. Втянутый в эту музыку человек начинает слышать то, что он даже не знает, что он может слышать. В этом и есть мощь театра, о которой слишком многие не подозревают.

А.К.: И последний вопрос. Наверное, наименее значимый. Хотите - не отвечайте. Некоторое время назад всех переполошили появившиесябыло в прессе сообщения о выявленных вокруг театра финансовых нарушениях. Вскоре было прояснено, что непосредственно творческой группы это не касается. Могли бы вы прояснить, в чем там дело, и повлияло ли это расследование на работу театра?

Л.Д.: Это не только творческой группы не касается, это и театра как такового тоже не касается. Было сделано неточное заявление в прессе. Речь идет о финансовых нарушениях при строительстве новой сцены театра, которое уже длится очень давно, и которое пока не слишком двигается.

Театр к строительству не имеет никакого финансового отношения, к счастью, так что это заблуждение, которое продлилось два часа, и все это забыто. Ни на репутации театра, ни на репутации каждого из нас пока, к счастью, это не отразилось.

Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > bbc.com, 4 мая 2018 > № 2597230 Лев Додин


Казахстан. ООН > СМИ, ИТ > dknews.kz, 3 мая 2018 > № 2591001 Тулеген Аскаров

Цена слова

Как раз в канун выхода этого номера «ДК» международное сообщество праздновало юбилейный, 25-й Всемирный день свободы печати.

Тулеген АСКАРОВ

Право знать правду

Формально праздник этот моложе нашей независимости на два года, так как был провозглашен Генеральной Ассамблеей ООН в специальной резолюции от 20 декабря 1993 года. Но так как именно 3 мая было рекомендовано ЮНЕСКО как дата принятия Виндхукской Декларации на проходившем в 1991 году семинаре по развитию независимой африканской прессы в одноименном городе ЮАР, то получается, что годы рождения у глобального журналистского праздника и независимого Казахстана все же совпадают.

3 мая во всем мире говорят о фундаментальных принципах свободы прессы, проводят оценку ее свободы в странах – членах ООН, призывают защищать независимость СМИ и отдают дань памяти журналистам, погибшим при исполнении своего профессионального долга. Каждый год по случаю Всемирного дня свободы печати со специальным посланием выступает Генеральный секретарь ООН. На этот раз нынешний глава ООН Антониу Гутерриш особо подчеркнул, что свобода печати не только «важное условие формирования транспарентных и демократических обществ и подотчетности власти», – без нее «невозможно также устойчивое развитие». Он призвал правительства всех стран – членов ООН «бороться за свободу печати и защищать журналистов», ибо «отстаивая свободу печати, мы отстаиваем наше право знать правду».

Выступила со своим посланием по случаю Всемирного дня свободы печати и Генеральный директор ЮНЕСКО Одри Азуле, напомнившая о том, что «именно средства информации, находящие свое выражение в различных формах и на различных носителях, и в частности пресса, обладают этой силой образовательного и информационного воздействия». Говорила она и об особой ответственности СМИ перед обществом: «Выработка высококачественной информации требует проверки источников и отбора актуальных тем, опоры на деонтологию и независимости мышления, что означает, что такая информация полностью зависит от работы журналистов». И работа эта опасная – только в прошлом году при исполнении своего профессионального долга погибли 79 наших коллег.

ЮНЕСКО по традиции каждый год проводит свое главное глобальное мероприятие по случаю празднования Всемирного дня свободы печати – в этот раз его участников принимала Аккра, столица Ганы. Как сообщили организаторы, там на международной конференции состоялся активный обмен информацией о взаимодействии СМИ, судебной системы и верховенства права в контексте Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года. Главенствовала на конференции г-жа Одри Азуле, которая и вручила Всемирную премию ЮНЕСКО/Гильермо Кано за вклад в дело свободы печати. Ее в этом году удостоен египетский фотожурналист Махмуд Абу Зейд, известный под именем Шокан.

Съехались в Аккру и высокопоставленные представители стран – членов ЮНЕСКО, представители гражданского общества, СМИ, профессиональных ассоциаций, научных кругов и судебных органов. Название у мероприятия в Аккре соответствующее – «Держать власть под контролем: СМИ, правосудие и верховенство права». И оно имеет непосредственное отношение к Цели в области устойчивого развития 16, делающей акцент на поощрении справедливого, мирного и инклюзивного общества. Особое значение организаторы отвели научной конференции по вопросам безопасности журналистов и молодежной новостной редакции, которая вела прямую трансляцию из Аккры.

Не остается в стороне от всемирного праздника и Алматы. Здесь как раз в день выхода сегодняшнего номера «ДК» местное бюро ЮНЕСКО проведет открытую лекцию на факультете журналистики одного из университетов с презентацией глобального доклада «Мировые тенденции в области свободы выражения и развития СМИ». Кстати, в конце апреля был презентован другой глобальный доклад – международной организации «Репортеры без границ», в котором рассчитывается «Индекс свободы прессы» для 180 стран мира. Казахстан оказался в этот раз на 158 месте.

«Забота у нас простая…»

Ну, а для тех ветеранов редакции «ДК», которые пришли в прессу еще до обретения независимости Казахстана, Всемирный день свободы печати означает начало праздничного марафона памятных нам до сих пор дат. Это День печати по «старому» стилю, отмечавшийся 5 мая в советские времена и до сих пор празднуемый в Беларуси, – он объединял тогда не только журналистов, но и полиграфистов, всех, кто имел отношение к подготовке и выпуску газет и журналов. Далее следовал День радио, приходившийся на 7 мая, который, к примеру, в России отмечается сейчас как праздник работников всех отраслей связи и радиотехники. На 10 мая еще и приходится начало выпуска первой казахскоязычной газеты, точнее, приложения к «Туркестанским ведомостям». Затем по традиции идет череда самых разных мероприятий, когда нас начинают поздравлять с наступающим профессиональным праздником, который приходится на конец июня и именуется по-прежнему неформально Днем журналистики, хотя официально называется Днем работников связи и информации.

Конечно, праздники приходят и уходят, а работать нам нужно круглый год, обеспечивая читателей качественной деловой информацией. Шагать в ногу со стремительным развитием нашей экономики непросто, поскольку каких-то особых льгот для отечественных СМИ давно не существует. А проблемы общие, как и у всего бизнеса, – ослабление курса тенге на фоне высокой зависимости прессы от импорта типографского оборудования, бумаги, красок при одновременном падении платежеспособного спроса населения, дефицит творческих и технических кадров из-за потери интереса молодежи к производственному труду, ну, и так далее. Тем не менее, в целом мы как работали, так и работаем, платим налоги, развиваем свою индустрию, вносящую большой вклад в формирование имиджа нашей страны, расширяем сотрудничество с отечественными и зарубежными партнерами, в том числе и входящими в элиту глобальных СМИ. К примеру, среди иностранных партнеров «ДК» китайские медиа-гиганты – информационное агентство «Синьхуа», газеты «Жэньминь Жибао» и ChinaDaily, Международное радио Китая (CRI). Кстати, на базе последнего наряду с Центральным телевидением Китая (CCTV) и Центральным народным радио (CNR) в соседней стране будет создана новая широковещательная платформа в виде Центральной телерадиокорпорации. Надо сказать, что китайский опыт выстраивания технологических цепочек в медийной индустрии и последовательного ее развития путем объединения преимуществ традиционных и новых СМИ во многом полезен и для нашей страны, и для всех государств, участвующих в инициативе «Пояса и пути». Ведь в Казахстане сейчас, увы, налицо перекос в сторону онлайн-медиа и блогеров, изначально ограниченных по части возможностей исполнять идеологическую и просветительскую функции для общества.

Понимаем также, что идеальных условий для работы СМИ нет ни в одной стране мира! Но все же хотелось бы иметь больше возможностей для развития в Казахстане, где медийное законодательство меняется слишком уж часто и зачастую не в лучшую сторону, добытчики сырья пользуются явной благосклонностью государства в отличие от медийной индустрии, а иностранные инвесторы не особо жалуют нашу отрасль. А тем временем быстро усиливается важность еще одного нового направления для развития казахстанских СМИ – это их экспансия за рубеж, без чего нашей стране сложно привлекать инвесторов и помогать отечественному бизнесу продвигать экспорт продукции, создавая для нее атмосферу позитивного восприятия у иностранных покупателей. Например, лишь недавно началось вещание на кыргызском языке одним из наших государственных телеканалов. А на скольких еще языках предстоит организовать такое теле- и радиовещание, не говоря уже о продвижении за границу печатных изданий!

Казахстан. ООН > СМИ, ИТ > dknews.kz, 3 мая 2018 > № 2591001 Тулеген Аскаров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter