Всего новостей: 2555791, выбрано 2 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Авен Петр в отраслях: Приватизация, инвестицииФинансы, банкиСМИ, ИТОбразование, наукавсе
Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241152 Петр Авен

Не в Москве и не в Суррее: Петр Авен хочет создать собственный музей

Анастасия Ляликова

редактор новостей Forbes.ru

Он также надеется выставить коллекцию своего фарфора в Музее Виктории и Альберта

Совладелец «Альфа-Групп» Петр Авен мечтает создать частный музей, где бы выставлялись работы из его коллекции. Об этом он рассказал журналисту The Financial Times в своем особняке в Суррее. Открытие музея в Москве может быть осложнено многочисленными государственными сборами, а в Лондоне музей может быть просто не интересен. Поэтому Авен рассматривает вариант открыть галерею в Риге, откуда родом был его дед.

«Я собираю все больше и больше. Русское искусство этого заслуживает», — говорит миллиардер. Основу коллекции Авена, которую он собирал на протяжении последних 25 лет, составляет русское искусство конца XIX — начала XX века. В ней есть работы Михаила Ларионова, Наталии Гончаровой и Василия Кандинского.

«Это идет из детства. Мой отец не коллекционировал искусство, но мне хотелось видеть картины вокруг себя, как у его друзей, которых мы навещали, — поясняет предприниматель. - Я не просто хотел покупать искусство, но и создать коллекцию с нуля. Моя главная радость - привести все в порядок. Мне нравится расставлять книги на полках. Мне доставляет это огромное удовольствие».

Опыт работы с крупными музеями у бизнесмена уже был: экспонаты из его коллекции выставлялись в Еврейском музее в Москве, галерее Тейт в Лондоне, Музее современного искусства в Нью-Йорке и Королевской академии, где в этом году состоится выставка русского искусства. Еще ряд картин скоро отправится в Нью-Йорк и Тель-Авив.

Выбор работ для коллекции был ограничен. «Все главные работы советского искусства находятся в музеях, но вы можете найти дореволюционное искусство», — поясняет Авен. Свою первую картину он приобрел в 1993 году, это был натюрморт Павла Кузнецова 1920-х годов, и он обошелся бизнесмену всего в $5000.

С тех пор он отслеживает работы, главным образом досоветской эпохи, на аукционах, выкупая их из частных коллекций, а иногда и непосредственно у потомков художников или других наследников. «Я никогда не покупал самолет или яхту. Все мои деньги идут в искусство», — резюмирует миллиардер.

По словам Авена, если бы коллекцию он начал собирать сейчас, она была бы другой: «Это была бы полностью русская коллекция. Постепенно она становится международной. Меня привлекает связь между итальянским, немецким и русским искусством XX века, объединенных влиянием тоталитаризма».

Особая гордость миллиардера — советский фарфор с 1917 по 1941 год, выпущенный в Санкт-Петербурге на бывшем Императорском заводе. «Его было очень дешево собирать, когда я начал», — вспоминает он. «Русская живопись вдохновлялась Сезанном и Матиссом, но русский фарфор был оригинальным», — добавляет Авен. По словам бизнесмена, он рассчитывает, что однажды Музей Виктории и Альберта, крупнейший в мире музей декоративно-прикладного искусства и дизайна, сделает выставку на основе его коллекции фарфора.

Тем не менее любимым экспонатом миллиардер Авен называет картину «Красные домики» (1922) Марка Шагала. «Я купил ее на аукционе Sotheby's в Лондоне в 2015 году [зарегистрированная цена — £3,3 млн]», — говорит он. «Выяснилось, что я неосознанно взвинчивал цену, конкурируя со своим деловым партнером Германом Ханом F 11, который также начал собирать произведения русских художников еврейского происхождения. Эта живопись одновременно и о России, и о еврейском взгляде на жизнь, которая есть вечное движение, и, конечно, это искусство высочайшего качества».

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241152 Петр Авен


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 июня 2011 > № 387745 Петр Авен

Петр Авен: «Теперь это самые крупные медиаинвесторы, можно сказать «русские Мердоки»

Совладелец «Альфа-Групп» рассказывает о продаже Юрию Ковальчуку «СТС Медиа»

В мае «Альфа» избавилась от телевизионных активов, продав банку «Россия» 25,2% акций «СТС Медиа» — владельца каналов СТС, «Домашний» и ДТВ. О подробностях продажи Юрию Ковальчуку «СТС Медиа» рассказывает совладелец «Альфа-Групп», президент Альфа-банка Петр Авен. Это полный текст интервью, опубликованного в июльском номере журнала Forbes.

— Вы удовлетворены результатами сделки?

— Вполне.

— Получается, Alfa Group продала 25,3% акций CTC Media с премией более 40% к рынку.

— Это не совсем так. На момент сделки премия была 20% к средней рыночной цене за шесть месяцев. Потом цена акций упала, поэтому сделка сегодня выглядит более выгодной.

— В любом случае премия 20% за блокирующий пакет кажется слишком большой.

— Это нормальные коммерческие условия. Ничего фантастического нам никто не предложил. С учетом того, что наш пакет дает права большие, чем просто блокирующий. По соглашению акционеров мы фактически делили контроль с Modern Times Group (MTG принадлежит 38,3% CTC Media. — Forbes). У нас реально были равные права в управлении компанией с нашим шведским партнером. Новое акционерное соглашение было переписано практически без изменений. Структуры Юрия Ковальчука в СТС получили ровно такие же права, как и  MTG. Для нового акционера осталась в силе и возможность обмена акциями с MTG, о которой мы договаривались для себя. Поэтому премия 20% к рынку выглядит абсолютно обоснованной.

— Какой возврат на инвестиции получила Alfa Group?

—  Мы начали с чисто финансовой операции: в 1996–1997 годах за $6,5 млн купили права требования по долгу американской компании StoryFirst Communication, которая на тот момент владела CTC. После кризиса 1998 года стало ясно, что компания не может расплатиться. Мы оценили этот долг в $10 млн, доплатили StoryFirst Communication еще $8 млн и получили от нее около 20% СТС. Еще почти 6% докупили в 2004 году примерно за $17 млн.

— Получается, что вы потратили на покупку пакета всего $31,5 млн, а продали его за $1,072 млрд. На выходе получили сумму в 34 раза больше.

— В целом было получено даже больше: $30 млн пришло в виде дивидендов и еще  около $60 млн — во время IPO CTC. То есть в общей сложности мы получили от этого проекта около $1,16 млрд. Когда начинали покупать, не могли даже близко представить, что будет такой возврат на инвестиции. Это во многом связано с тем, что рынок очень быстро рос.

—  В какой момент вы поняли, что пора расставаться с СТС?

—  Мы хотели провести IPO, понимая, что это даст сильный толчок к росту. После IPO в 2006 году мы вполне были готовы продавать.

— Много ли было предложений?

—  Нет, серьезных предложений купить у нас пакет СТС не было никогда.

—  А вы сами искали покупателя?

—  Активно — нет. Мы считали, что это хороший пакет, он хорошо растет. Но мы всегда декларировали свою готовность его продать. Для нас инвестиция в СТС всегда была финансовой, а не стратегической.

— Почему в результате пакет продали именно Ковальчуку?

— Это вопрос не ко мне. Я думаю, структуры Ковальчука сегодня находятся в уникальной ситуации: у них уже было много медиаактивов, а купив СТС, они стали недогоняемыми. Теперь это самые крупные медиаинвесторы, можно сказать «русские Мердоки». В этом смысле они твердо застолбили позицию лидера отрасли. Этот поступок был очень логичным.

— Как долго шли переговоры с Ковальчуком?

— Мы разговаривали с Юрием Валентиновичем и его ребятами минимум полгода, может быть, больше. Обсуждались разные схемы: сначала рассматривался вариант их постепенного вхождения в капитал компании, предполагалось, что они купят половину, а через два года остальное. Покупатели хотели ближе познакомиться с бизнесом СТС. Они считали, что мы умеем управлять компанией, как акционеры, и хотели, чтобы мы помогали им постепенно войти в компанию. В какой-то момент они вышли с предложением купить сразу все. Ко мне обратились с просьбой остаться сопредседателем совета директоров еще на год. Это было условием сделки. Вторым сопредседателем остается гендиректор MTG Ханс-Хольгер Альбрехт.

— Вы согласились с удовольствием или без?

— Мы занимались компанией более 12 лет. Психологически сложно сразу все бросить, хотелось бы, чтобы все это дальше нормально развивалось. Исходя из этих соображений, я согласился. С одной стороны, я чувствую моральную ответственность, с другой — покупатели на этом настаивали.

— Что изменится в вашей работе?

— Мои функции останутся прежними. Я буду помогать развивать компанию. Более того, я собираюсь купить себе небольшой, на несколько миллионов долларов, пакет акций СТС. Считаю, это будет и морально правильно, и экономически выгодно. Глупо заниматься чем-то, не имея никакого материального интереса. С другой стороны, это хороший знак для инвесторов, знак того, что я верю в компанию. Сегодня акции стоят недорого, но я абсолютно убежден, что они могут стоить существенно больше. Акции упали после нашей сделки, поскольку на рынке появилась неопределенность. Пока никто не понимает, что будет и как. Но я уверен, что компания будет совершенно нормально развиваться. Боле того, приход банка «Россия» и помощь Юрия Валентиновича дадут новый импульс для развития. Я искренне верю, что у компании есть очень хорошие перспективы.

— От Ковальчука кто переговоры вел?

— Я разговаривал с Ковальчуком напрямую.

— Как вы представляете себе стратегию нового акционера?

— Считаю, что он все делает совершенно разумно.

— Здесь больше политики или бизнеса?

— Я не очень разбираюсь в политике. С точки зрения бизнеса, безусловно, у покупателей есть большое количество разрозненных активов. Если все правильно слепить вместе, начать ими хорошо управлять, думаю, это будет очень серьезная история. Они могут создать действительно очень большую компанию. У них доля в «Первом», «Пятый» и РЕН, три канала в СТС. Это уникальная платформа для строительства холдинга.

Не хочу хвастаться, но СТС сегодня — это самая западная, самая хорошо отстроенная компания на рынке, с самой серьезной финансовой дисциплиной. Компания котируется на NASDAQ.  С партнерами тоже все в порядке: MTG — очень хороший партнер. Мне кажется, это было очень разумное решение. Я уверен, что они не прогадали.

— Вы понимаете, как Ковальчук будет «лепить» свой мегамедиахолдинг?

— Здесь есть много разных вариантов. Им потребуется нанять инвестиционный банк или банки и вместе думать о разных историях. Видение каких-то идей у них, конечно, есть, но, чтобы принять решение, в какую сторону все это построить, нужно серьезное обсуждение. Сегодня, мне кажется, они этим знанием и пониманием не обладают, но это естественно. Уверен, что разберутся.

—  С какими банками Ковальчук работает уже сейчас?

— В сделке никакие посторонние банки участия не принимали, мы все делали сами — Альфа-банк и банк «Россия».

— Пока просто  идет период накопления?

— Да. По крайней мере, в СТС в ближайший год ничего не произойдет, будет лишь осмысление новой реальности. Компания будет работать как работала. Моя задача сохранить и развивать то, что было построено. Думаю, что эта догма полностью совпадает с желанием нового акционера.

— Какие-то новые люди придут в СТС?

— Специальных планов переманить каких-то людей c других каналов нет.  У нас на сегодняшний день собран хороший коллектив, с ним мы и будем двигаться дальше. Все как было, так и останется, не поменяется ни в плане кадровой политики, ни в плане концепции канала. Не будет меняться менеджмент, если только кто-то сам не захочет уйти. Никаких революций никто не планирует. То, что я остался сопредседателем совета директоров, говорит о преемственности курса. Курс будет ровно тот же, что и был. Сегодня мы ничего менять не собираемся.

— Как вы думаете, СТС —  последняя покупка Ковальчука или будут еще?

—  Не знаю. У них накопилось достаточно много активов, которые трудно переварить. Думаю, СТС станет центром кристаллизации, вокруг которого все будет строиться. СТС — котируемая, понятная компания, если что-то «цеплять», то как раз к СТС, которая может стать центром этой империи. В результате получится медиахолдинг, каких в России еще не было.

—  А как ваши партнеры по СТС отреагировали на приход нового акционера?

— У них формально было право первой руки, мы сделали им предложение, я с ними разговаривал, объяснял, что, на мой взгляд, приход нового акционера — благо для канала. Я познакомил Юрия Валентиновича с Кристиной Стенбек, хозяйкой MTG, с CEO MTG Хансом-Хольгером Альбрехтом. Мне кажется, что они понравились друг другу. И мне кажется, у них получится очень хорошее партнерство. Далеко не все русские партнеры им понравились бы, но в отношении банка «Россия» и Юрия Валентиновича у них замечаний не было. Взаимное впечатление, на мой взгляд, было вполне хорошее.

— Вы больше не собираетесь инвестировать в медиаактивы?

— Нет, не собираемся. Мы как финансовые инвесторы можем входить в разные активы, если мы увидим какую-то возможность, то может быть и войдем, но стратегически медиаактивами мы заниматься не будем. Это очень специфическое, трудоемкое дело, им нельзя заниматься как хобби. Если заниматься медиа, то нужно заниматься только медиа. Пример успешных медиабизнесменов, того же Мердока, Максвелла или Тернера, показывает, что этим можно заниматься только очень профессионально и тратить на это все свое время. Это очень сложный, очень нестабильный бизнес, в котором, с одной стороны, есть финансовая составляющая, с другой — очень сильная творческая. Мы как-то достаточно успешно балансировали, но в принципе если заниматься этим бизнесом, то нужно заниматься исключительно им. Мы совершенно точно туда не рвемся.

— Но у Ковальчука достаточно других активов помимо медийных: банк «Россия», «Согаз», Газпромбанк.

— Это неважно. Важно, что медиахолдинг для них — это стратегическая точка. Они не финансовые, они стратегические инвесторы, в отличие от нас.

— Прослеживается ли логика в том, какие активы Ковальчук приобретает на рынке?

—  Думаю, да. Они приобретают лучшие активы. Отрасль бурно развивается. По прогнозам рынок рекламы будет расти более чем на 20% в год. Сегодня немного  найдется активов, которые могут так расти. Медиа, с точки зрения финансовой отдачи, очень хороший актив.

— Как Alfa Group планирует потратить полученный $1 млрд?

—  Это не такие уж большие деньги для группы, только от ТНК-ВР в виде дивидендов мы получаем сравнимые суммы ежегодно. Английские футбольные клубы и яхты точно покупать не собираемся. Елена Березанская 

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 июня 2011 > № 387745 Петр Авен


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter