Всего новостей: 2552687, выбрано 2 за 0.012 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сафронов Никас в отраслях: СМИ, ИТвсе
Сафронов Никас в отраслях: СМИ, ИТвсе
Россия > СМИ, ИТ > mvd.ru, 24 августа 2017 > № 2286749 Никас Сафронов

В роли короля Лира у мольберта.

В гостях у редакции заслуженный художник России Никас САФРОНОВ.

- Литовские корни, детские воспоминания о Вильнюсе с его исторической архитектурой… Не это ли легло в основу таланта художника Никаса Сафронова?

- Я родился и до 15 лет прожил в Ульяновске, но несколько раз ездил с мамой в Литву, на её историческую родину. Архитектура в стиле готики, барокко и ренессанса влекла взор, волновала детское сознание. Кирхи и костёлы невероятной красоты поражали воображение. А ещё в памяти остались скульптуры и склепы Паневежеского и Вильнюсского кладбищ - памятников XV-XVIII веков. Видимо, благодаря этому у меня, ульяновского мальчишки, начал формироваться художественный вкус.

Неудивительно, что теперь один из трёх этажей моей московской квартиры оформлен в готическом стиле. Зимний сад напоминает замки с витражами, пилястрами, ордерами и порталами средневековой Европы.

Пленили навсегда и округлые, пышные фигуры светловолосых голубоглазых литовских красавиц. В одну из поездок в четырёхлетнем возрасте я гостил с мамой в местечке, где она родилась, - в деревне Пашиляй под Паневежисом. И мне на всю жизнь врезалось в память величие дородных женщин, возвращавшихся с поля после сбора урожая пшеницы. Однажды меня взяли в баню, и я увидел неприкрытую, бесконечно красивую женскую наготу. Луч солнца, пробивавшийся через окно, ещё больше подчёркивал всё великолепие.

- В каком возрасте вы выполнили первый серьёзный рисунок?

- В школьные годы я прочитал книгу «Озорные рассказы» Оноре де Бальзака. Издание было оформлено готическими рисунками Гюстава Доре. Иллюстрации впечатлили меня настолько, что на страницах моих учебников и тетрадей стали появляться рыцари, замки, дворцы, которые я пытался рисовать в стиле Доре.

Именно эти первые творческие детские труды помогли мне поступить позже в Ростовское художественное училище имени Митрофана Грекова по классу живописи.

- Вы верите в то, что каждому предназначена своя дорога в жизни?

- Думаю, да. Однажды, когда я жил в Вильнюсе, мне приснился сон, как я иду по галерее, где на стенах висят мои картины, которые в реальности я ещё не написал. А со мной ходит дед, который делает замечания по поводу некоторых моих полотен. Я с чем-то соглашаюсь, с чем-то нет. В один момент оборачиваюсь, а деда нет. Поднимаю голову вверх и вижу, что это сам Леонардо да Винчи, и он улетает. Я кричу ему: «Куда ты?» А он молча бросает шар, а я ловлю его... Проснувшись, вдруг понял, что я наконец состоялся как художник. Это небесное знамение предопределило мой путь. После этого сна изобразительное искусство стало делом жизни.

- Художник - это в первую очередь романтик, путешественник. Каким был ваш путь к известности?

- Я постоянно испытывал потребность в самосовершенствовании, стремился к идеалу, познанию чего-то нового, возвышенного.

Ещё студентом работал в Ростовском ТЮЗе художником-бутафором. А после службы в армии трудился театральным художником в Паневежисе. Около полугода прожил в подмосковном Загорске, постигая иконопись. Позже, уже живя в Москве, ездил за границу, где мне посчастливилось ближе познакомиться с шедеврами знаменитых мастеров прошлого. В крупнейших музеях мира штудировал итальянскую, голландскую, французскую и английскую классику.

Время, проведённое тогда в Европе, оказалось очень полезным. Оно повлияло на образ жизни, подарило новые деловые знакомства, которые также вели к успеху. Мои картины приобретали популярность. Имя становилось всё более узнаваемым. В конце 80-х - начале 90-х годов обо мне заговорили как о ярком символисте, портретисте и экспериментаторе.

К тому моменту я окончил Московский художественный институт имени В.И. Сурикова и ещё Московский государственный университет технологий и управления, факультет психологии.

- После просмотра ваших полотен в стиле Dream Vision (видение) остаётся послевкусие света, солнца, свободы и желание путешествовать. Что побудило перейти со знакомых глазу техник на что-то новое в живописи?

- К этому стилю я пришёл не сразу. Начиная со студенчества путём проб и ошибок сопоставлял разные живописные техники, экспериментировал, олицетворял видения, которые возникали на грани сна и пробуждения. Полагаю, картины техники Dream Vision, выполненные в некоем подобии импрессионизма, оставят заметный след в мире искусства.

- Любуясь вашими произведениями, понимаешь: творческий потенциал художника неисчерпаем. Как и когда рождается образ? Требуется ли вам муза или достаточно вдохновения?

- Художник всегда должен подмечать важные детали, нюансы. Профессионалу нельзя «впадать в ступор» от потери вдохновения. Хороший живописец, как талантливый актёр на сцене, играет великую роль короля Лира у мольберта. Мне нравится работать в разных стилях. Создавать образы помогают впечатления от встреч и путешествий.

- Работая над картиной, вы думаете о том, что она может стать очередным шедевром?

- Конечно, нет. Но однажды в 16-летнем возрасте, когда я только поступил в художественное училище, увидел соседскую девушку и захотел непременно написать её. Попав к ней домой, увидел два её портрета - она была совсем не похожа на себя. Очень скоро понял: там художникам не удалось точно передать глаза девушки. А они у неё имели особое свойство - вибрировали. Я за несколько минут написал эскиз портрета с четырьмя глазами, и девушка тут же стала узнаваемой.

Около 20 лет пристанищем полотна была моя мастерская, но однажды я подарил этот портрет знакомому. Через какое-то время с моего согласия он продал картину за 28 тысяч долларов. А позже я узнал, что её цена выросла вдвое, затем втрое…Так работа, на которую затратил чуть более 20 минут, через десятилетия стала знаковой.

Но порой ради создания одной картины приходится работать у мольберта годами. Есть полотна, которые начинал писать ещё в училище в начале 70-х годов, а заканчивал уже в 2000-х.

Не всегда можно говорить о том, какие картины останутся в истории, а какие нет. Например, до 1911 года картина «Мона Лиза», созданная в начале XVI века, не входила даже в список сотни шедевров Лувра. Ажиотаж вокруг неё начался лишь после того, как её похитили. Впрочем, гениальной она была всегда.

- Сегодня вашими работами восхищаются ценители живописи по всему миру. Вы, должно быть, удовлетворены собой и жизнью?

- Однажды ко мне подошёл студент со словами: «Профессор, когда стану большим художником, хочу быть похожим на вас». На что я ответил: «Когда я был в вашем возрасте, то мечтал быть Леонардо да Винчи».

Да, я счастлив, что живу, что могу общаться с милыми сердцу людьми, путешествовать, радоваться, страдать, сопереживать. Но как требовательный к себе художник, конечно, недоволен собой и каждый раз надеюсь, что новая работа будет лучше предыдущей. Наверное, поэтому постоянно экспериментирую, нахожусь в поиске, совершенствуюсь и стремлюсь к достижению своей вершины красоты.

- Вы известны и как человек, не жалеющий сил на благотворительность. Почему вы к этому пришли?

- Моя мама всегда говорила: «Заработал три копейки - одну отдай на благотворительность». Я отдаю полторы-две. Провожу мастер-классы по живописи, в том числе и для людей с ограниченными возможностями. Шефствую над юными живописцами художественных и образовательных школ России. Участвую в многочисленных благотворительных аукционах и выставках, которые устраивают разные фонды.

Вот только недавно Чулпан Хаматова продала подаренный мною портрет за 51 тысячу долларов. Все деньги пошли на благотворительные цели. Моё меценатство не ограничивается только одной страной. Оно может распространяться на Париж, Лондон или глубинку России.

Я всю жизнь стараюсь нести любовь к искусству, красоте, человеческим ценностям и выражаю эти стремления в своих работах, делая их более философскими. Как-то мне заказали работу, посвящённую событиям 11 сентября 2001 года. Я не стал писать детали этой трагедии, просто изобразил ангела, плачущего на развалинах.

- Вам часто поступают предложения сняться в кино. Режиссёры считают, что вы шикарно вписались бы в роль графа, вельможи или барона…

- Это правда. Предложения поступают, но обычно я, за редким исключением, отказываюсь. Считаю, что в любой профессии надо быть большим профессионалом. Правда, в 18 картинах всё же снялся - в роли самого себя, то есть художника. Не скрою: бывает интересно попробовать себя в новом амплуа, но моя истинная сила всё же у мольберта!

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Россия > СМИ, ИТ > mvd.ru, 24 августа 2017 > № 2286749 Никас Сафронов


Россия > СМИ, ИТ > mirnov.ru, 9 апреля 2016 > № 1716948 Никас Сафронов

Никас Сафронов: «На судьбу мне грех жаловаться»

Его полотна в буквальном смысле на вес золота. Его клиентами становятся по большей части богатые и знаменитые. Его имя знает вся страна. Да и не только...

Обидеть художника, как известно, может каждый. Только не такого, как Никас Сафронов. Современный, амбициозный, практичный. Он выучил алгоритм успеха наизусть. И сегодня, накануне своего 60-летия, готов поделиться сокровенным.

- Во-первых, должна быть история твоей жизни, - говорит Никас, - должны быть яркие воспоминания. Должны быть великая цель и очень сильное желание. Отдельным людям ну все предоставлено: ум блестящий, любые возможности, связи. Но они при этом ничего не добиваются. А некоторые люди, приезжающие из глубинки, вдруг становятся явлением. Просто стимул был, большое желание, стремление...

«С ТАКИМ ИМЕНЕМ НЕ ВОЗВРАЩАЮТСЯ»

- Имя тоже, наверное, имело значение. Его сложно было запомнить, но когда наконец запомнили, оно стало работать...

Да, по паспорту я Николай. Но по метрикам все же Никас, моя мать, полуфинка-полулитовка, из маленького литовского города Паневежис, ее семья была раскулачена, сослана в 1939 году в Сибирь... То есть получилось так, что свой творческий псевдоним я взял как бы у самого себя.

Никасом я был еще в вильнюсском институте. Но у меня начались проблемы с выездом, даже в Польшу в начале 1980-х годов поехать не мог. А дело оказалось вот в чем. Один гэбэшник очень хотел, чтобы я сотрудничал с органами, говорил: вы талантливый студент, можете быть нам очень полезны. Я один раз отказался: нет, вот вам в подарок картина. Через месяц он опять с тем же вопросом, я во второй раз: нет, вот вам еще одна картина. Так мы стали приятелями. В какой-то момент у меня возникли проблемы с выездом, и я у него спросил: «Это потому что не хочу с вами сотрудничать?» «Не в этом дело, - говорит. - Понимаешь, имя и фамилия у тебя странные. Фамилия русская, имя литовское. Была бы у тебя и фамилия литовская, вопросов бы не возникло. А с таким комплектом обычно не возвращаются». Он посоветовал мне имя поменять, и я послушался. Что было делать - на дворе стоял 1981 год, нужно было решать свою карьеру...

УВИДЕТЬ ПАРИЖ И НЕ УМЕРЕТЬ

- Вторая случайная удача - вольная или невольная - то, что в 1984 году я женился на француженке. Хотя в тот момент я не думал о карьере - просто девушка понравилась. Когда мы шли с Драгоной рука об руку, все на нас оглядывались, завидовали: все-таки жена - модель. А когда узнавали, что еще и француженка!.. Но, как написал Генри Миллер: «У каждого есть своя судьба, мы только должны следовать ей и всем ее превратностям».

Знакомство то произошло вот как: жена моего друга привела Драгону ко мне в гости, я стал за ней ухаживать. Пытался сделать наше общение более близким, однако она сказала, что первым ее мужчиной будет только муж. «Тогда давай поженимся», - выпалил я с ходу и тут же забыл о своем предложении. Чего нельзя было сказать о ней.

Такая постановка вопроса ей, видно, понравилась, она стала чаще приезжать в Россию, вскоре мы действительно поженились. А через 20 дней после свадьбы я понял, что это не мой человек - физически мне не подходит. Я подал на развод, целых два года она мне развода не давала, но все-таки нас развели. То есть, по сути, брак оказался неудачным. Но тем не менее он дал мне возможность выезжать за границу, я стал работать с коллекционерами, с галерейщиками.

Повторюсь: ничего обдуманного в моей женитьбе не было. Будь я расчетливым человеком, так бы с ней и остался. Папа у нее был богатый человек, мультимиллионер, на одну только свадьбу в Париже 100 тысяч долларов потратил. Он мог благополучно устроить мою жизнь. Но когда понял, что будущего у нас с Драгоной нет, я отказался от всякой выгоды и никогда после не пожалел об этом.

«ВЫ ГЕНИЙ, ДЖЕК!»

- Я писал портреты многих известных людей. Но не в известности дело, меня просто увлекают масштабная личность, харизма. Я как-то сказал, что никому не интересен тот, кто ищет миллион, но всем интересен тот, кто его нашел. Всегда интересно понять суть такого человека: как он достиг вершин, какими путями. Возможно, хитростью или коварством. А может быть, великим талантом, неким знанием. И все это обычно отражается на его лице...

Еще в начале 1990-х я познакомился с Евгением Болдиным, который привозил тогда в Москву известных западных артистов. Как-то беседую с ним, и он говорит: «Никас, мы приглашаем мировых звезд. Делаем им дорогие подарки. Хочешь, будем заказывать тебе их портреты? За небольшие деньги...» Зато, мол, устраиваем тебе встречу со звездой. 10-20 минут она тебе позирует, потом мы вместе картину дарим. Так появились портреты Хулио Иглесиаса, Тины Тернер, Элтона Джона, Дайаны Росс... Несколько раз я делал такие акции, что тоже, конечно, привлекало внимание. Причем не только в России, но и на Западе. А случались и просто анекдотические ситуации.

Иду как-то по Нью-Йорку, приятель показывает мне здание и говорит: здесь офис Джека Николсона. «У тебя есть мой альбом? - спрашиваю. - Давай ему подарим». Мы зашли, секретарша отвечает: невозможно, у г-на Николсона на три года вперед все встречи расписаны. «А передать можете?» - я протянул ей свой альбом. Секретарша раздраженно ушла, а вернувшись, сказала: «Он сейчас вас примет». Первыми моими словами были: «Вы гений, Джек!» На что он мне ответил: «Да, это правда, Никас, не могу с этим спорить. Но и вы не последний человек, иначе бы мы с вами не увиделись».

ВСЯ ПРЕЗИДЕНТСКАЯ РАТЬ

- Как-то в конце 1990-х мне предложили написать президента Азербайджана Гейдара Алиева. Я сначала не очень хотел ехать в эту страну, друзья отговаривали. Но когда позвонил мэр Баку, согласился и не пожалел об этом. Президент меня просто покорил: красивый седовласый джентльмен, обладающий еще к тому же высочайшим интеллектом. Я тогда сделал несколько набросков карандашом, в Москве уже закончил портрет, через два месяца привез его в Баку на день рождения Алиева. Портрет президенту понравился, мы стали друзьями. Потом уже сам Гейдар Алиев заказал мне портрет своего друга Демиреля - турецкого президента, своего сына Ильхама, даже внука...

А однажды российские бизнесмены, которые работали с Южной Америкой, предложили мне написать президента Эквадора Густаво Нобоа. Прямо огорошили: «Никас, это богатейший человек. Он собирается заплатить за портрет 250 тысяч долларов, мы все устроим». За это попросили 20 процентов. «Хороший заказ», - подумал я.

Лечу в Эквадор. Меня везут во дворец к президенту, замечательно принимают, все так красиво. Я пишу портрет, мысленно уже подсчитываю дивиденды. Привожу через три месяца готовую картину, в честь меня устраивают званый обед: приглашают перуанского президента, колумбийского, послов разных стран. Всем портрет нравится. Ловлю себя на мысли: 250 чего-то маловато, надо было 300 попросить. Поели, попили, пофотографировались.

Меня провожают до ворот, сажают в лимузин... И тут меня осенило. «Подождите, - говорю, - а деньги?» «Какие деньги?» - лица у них вытянулись. «За работу, за портрет!» - «А мы думали, что бесплатно». - «Как бесплатно?! - возмутился я. - Да вы что! Я на одну только дорогу 15 тысяч долларов потратил!» «Что вы говорите! - сочувственно качают головой. - Мы теперь прямо разоримся. Ведь президент - бедный человек». - «Да мне сказали, что богатейший!» «Вы, наверное, перепутали, - говорят. - Есть Нобоа - миллиардер, который уже третий раз баллотируется на пост президента и никак не может выиграть. А этот был раньше учителем, помощником бывшего президента, которого свергли. Его сначала временно исполняющим обязанности назначили, а потом утвердили. Они однофамильцы».

Мне было обидно, что я попал впросак. Но там же в Эквадоре наш посол знакомит меня с Хорхе эль-Хури, настоящим миллиардером, и тот заказывает у меня портреты всей своей семьи, покупает огромное количество картин.

НЕПОДВЕДЕННЫЕ ИТОГИ

- Было бы очень просто объяснить мои успех и известность связями и громкими акциями. Конечно, это не так. Начнем с того, что я профессиональный художник. После училища и института поработал и в Италии, и в Голландии, где познакомился с разными техниками, с разными школами, а до этого изучил иконопись в Загорске.

Сегодня я могу работать в разных манерах - пейзажи, портреты, моя новая техника «дрим вижн». То есть здесь все: и талант, и трудолюбие, и везение, и вера в свою удачу, и вера в Бога. И мое рождение в городе Ульяновске, и наследственность (по отцу у меня в роду были священнослужители, а по маме - лекари). И просто судьба.

Когда, скажем, тетка оставляет тебе полдома на три года, уезжая работать в Сибирь. И ты живешь в Ростове один, и идешь в художественное училище, потому что помнишь, что неплохо рисовал. Потом едешь в Вильнюс, на родину мамы, поступаешь там в институт. А на четвертом курсе во сне видишь галерею, где висят твои картины, тобой еще в реальной жизни ненаписанные. И ты просыпаешься, пишешь их, потом продаешь. И зарабатываешь на собственную квартиру, которую меняешь на комнату в Москве. А потом едешь в Италию, Австралию, Канаду, Париж, Лондон, где в музеях штудируешь работы старых мастеров... У каждого своя судьба. Мы только должны следовать ей и всем ее превратностям, как писал Генри Миллер. Ко мне судьба пока благосклонна. Надеюсь, так будет всегда...

Дмитрий Мельман

Россия > СМИ, ИТ > mirnov.ru, 9 апреля 2016 > № 1716948 Никас Сафронов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter