Всего новостей: 2552683, выбрано 2 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Безруков Сергей в отраслях: Нефть, газ, угольСМИ, ИТвсе
Безруков Сергей в отраслях: Нефть, газ, угольСМИ, ИТвсе
Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 31 декабря 2015 > № 1599255 Сергей Безруков

Новогодняя романтическая мелодрама Анны Матисон "Млечный путь" с Сергеем Безруковым и Мариной Александровой выходит в прокат в первый день 2016 года. Накануне премьеры исполнитель главной мужской роли рассказал РИА Новости о своей романтичной душе, веселом нраве и суровых буднях худрука Губернского театра. Беседовала Анна Горбашова.

— Сергей, вы актер универсальный, сыграть можете абсолютно все. В фильме "Млечный путь" вы сыграли роль обычного человека, у которого рушится семья. А что лично вам ближе, интереснее — камерная история современника или роль исторического персонажа в глобальной киноэпопее?

— Главное, чтобы был хороший сценарий и хорошая режиссура, чтобы кино получилось, а что касается жанра, то мне романтическая история интересна так же, как и комедия и историческая драма. В этом фильме неожиданно для самого себя я действительно сыграл простого человека, а ведь многие ждут от меня ролей каких- то легендарных личностей, хотя тот же Саша Белый из "Бригады" — человек своего времени, но он тоже стал уже легендарным. Играя историческую личность, легендарного человека, ты понимаешь, что зритель себе представляет, какой он был, и либо доверяет артисту, либо не доверяет, сравнивая со своими ощущениями и отзывами современников.

— Чем вас привлек сценарий "Млечного пути"?

— Это очень нежная семейная история, ни грамма пошлости, с тонким юмором, потрясающие актерские сцены — есть что сыграть, написано не маслом, а акварелью, возникает ощущение великой нежности и любви, которые я давно не видел в кино. У нас либо развлекают, либо пытаются быть в тренде — андеграунда и абсолютного нигилизма, уничтожения всего живого вокруг — пороки, пороки, еще раз пороки, пороками погоняют, жизнь беспросветна, и, в принципе, мы уже умерли.

— Вы романтик?

— В душе — да, я романтиком был, и романтиком остаюсь, только романтики в наше время занимаются театром.

— Ваш герой похож на вас? Вам созвучны его поступки?

— Сказать, что похож… Думаю, что те проблемы, которые он испытывает, они не совсем мои, хотя я и сыграл человека, который будет похож на многих, и многие узнают в нем себя, но в картине совершено другие, неожиданные выходы из ситуации. На что мой герой готов ради семьи, ради детей, ради ощущения любви и счастья — в этом мы совпадаем. Ситуация, которая там проигрывается, такой у меня в жизни не было, но в Иркутске, а действие фильма происходит на Байкале, мистическом Ольхоне, меня уже записали в иркутяне. История, судя по отзывам, трогает всех от мала до велика.

— А похулиганить в предложенных обстоятельствах любите? Лично мне кажется, что вы веселый человек.

— Я этим и занимаюсь и в театре, и в кино, что не возбраняется. Мне как раз и предлагают такие роли, где можно импровизировать. Режиссер сериала "Временно недоступен" Михаил Хлебородов просил нас, актеров, чтобы было больше импровизации, мы смешили друг друга, главное было не расколоться в кадре. А в жизни, когда становишься худруком театра, продолжая шутить, можно и дошутиться, когда на тебе лежит ответственность, столько людей в подчинении.

— Вы строгий руководитель?

— С артистами Губернского театра я работаю, как в свое время работал со мной Олег Павлович Табаков, обучая и направляя своих артистов. Одними шутками такого не достичь, артисты должны тебе доверять. В театре я хоть и веселый человек, но могу и быть строгим начальником, могу и наказать — по справедливости, конечно, если этого требует ситуация, потому что я не терплю наплевательского отношения к профессии.

— На что вы ориентируетесь при выборе репертуара?

— Я стараюсь распознать, что важно сейчас нашему зрителю, и в то же время не забывать про идейную составляющую, которая заключается в том, чтобы в это сложное время все-таки дать надежду людям. Не надевать розовых очков, но постараться разобраться — есть выход или нет.

— А он есть? Вы оптимист?

— Не бывает безвыходных ситуаций, это неоднократно сказано задолго до меня, и в этом заключается оптимизм. Оптимист — человек, который всегда найдет выход. И в театре, и в кино зрителю надо дать возможность поразмыслить над этим.

— А какой вы, как фигурант "черного списка" министерства культуры Украины, видите выход из этой парадоксальной ситуации, когда в братской стране хотят запретить любимые всеми советские фильмы, ту же "Иронию судьбы", в продолжении которой вы сыграли жениха дочки Нади и Ипполита?

— Тут, как говорится, без комментариев. Просто очень жаль, что на Украине есть такое отношение к любимым картинам и к людям — художникам, артистам. Я считаю, что искусство должно быть вне политики. Жаль, потому что на Украине много поклонников советского и российского кино, они с любовью относятся к артистам, даже к тем, которые попали в "черный список". Я это знаю, мне часто пишут и зовут приехать. Это все слишком сложная ситуация. Все на эмоциях, а эмоции порой превалируют над разумом, слишком много эмоций.

— Каких ближайших премьер нам ждать в Губернском театре в новом году?

— 28 января приглашаю всех на премьеру постановки "Веселый солдат" по повести Виктора Астафьева. Это правда о войне, фронтовик Астафьев имел право говорить о войне, как он считает нужным. В год 70-летия Великой Победы мы хотим еще раз напомнить, кто победил в этой войне — простые русские солдаты, которых, к сожалению, не считали. О тех, кто вынес на себе все тяготы и лишения, важно говорить и нужно помнить.

— Как вы собираетесь провести Новый год?

— Активно отдыхать, отдыхать и отдыхать!

Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 31 декабря 2015 > № 1599255 Сергей Безруков


Россия > СМИ, ИТ > itogi.ru, 9 декабря 2013 > № 958709 Сергей Безруков

Честное губернское

Сергей Безруков: «Я написал заявление по собственному желанию и забрал трудовую книжку из «Табакерки»...»

У Сергея Безрукова беспокойные деньки. И даже недельки. К плотному графику гастролей добавились заботы худрука создаваемого Московского Губернского театра. На его сцене режиссер Безруков готовит к выпуску спектакль «Нашла коса на камень» по мотивам пьес Александра Островского «Бешеные деньги» и «Бесприданница». Премьера намечена на 22 декабря…

— К вам теперь, наверное, по отчеству обращаться положено, Сергей?

— Пока никак не привыкну. Всю жизнь звали Сережей, а теперь приходится отзываться на Витальевича. Статус худрука обязывает. Часть сотрудников даже настаивают на соблюдении субординации, говорят, для порядка и дисциплины нужна дистанция между начальником и подчиненными. Меня это немного смущает…

— Еще бы! Были крепостным, а стали барином.

— Да, артисты нашего театра обыграли эту тему на юбилейном вечере Школы-студии МХАТ. Я же и придумал шутку для капустника. Мол, вольную Безрукову дали полгода назад, хотя крепостное право на Руси отменили полтора века тому.

— Вы уволились из «Табакерки»?

— Закон требует. Нельзя совмещать должности актера Театра-студии Табакова и художественного руководителя другого коллектива. Написал заявление по собственному желанию, забрал трудовую книжку и принес в Московский областной Дом искусств.

— А как же Московский Губернский театр?

— До моего прихода МГТ не существовало. Он создается из двух разных театров — областного Драматического имени Островского и областного Камерного. Словом, Дом искусств — лишь вторая запись в моей трудовой, МГТ будет третьей. Летуном с места на место меня определенно не назовешь.

— Сколько лет вы прослужили у Табакова?

— Двадцать.

— Олег Павлович легко вас отпустил?

— Думаю, нет. Уход стал для него неожиданностью. Незадолго до того он отметил меня премией Фонда поддержки и развития театра за верное служение «Табакерке». Ведь многие из тех, с кем начинали в 93-м, давно ушли из подвала на Чаплыгина, я же продолжал оставаться в труппе Табакова. Повторяю: двадцать лет! И вот, значит, он собирается награждать, а я кладу заявление на стол… Но Олег Павлович — настоящий учитель! Мастер все верно оценил. На вручении премии обнял меня по-отечески и напутствовал: «Держись, Серега!» Все по-честному. Стараюсь не подвести наставника…

— В МХТ сейчас сложная обстановка. Наверняка слышали о скандале, предшествовавшем премьере «Карамазовых», о ЧП во время показа «Идеального мужа»…

— Нештатные ситуации могут возникнуть где угодно. Весь вопрос, как с ними справляются. Табакова никакими трудностями не испугать. Даже не сомневайтесь! Главное, чтобы здоровье не подвело. Этого и хочу пожелать. Дай ему Бог… Я попросил у Олега Павловича разрешение играть спектакль «Табакерки» «На всякого мудреца довольно простоты» на сцене МГТ, и он согласился. Наша площадка доселе была неведома московским театралам. Здесь играли антрепризу, проводили какие-то иные мероприятия, но они оставались вне поля зрения культурной публики. Хотя доехать сюда из центра города легко и просто. Если не стоять в пробке на Волгоградке. Я вот Александра Боровского недавно позвал в гости, он оставил машину на Таганке, сел в метро и через десять минут вышел в «Кузьминках». А от станции до нас — два шага. Саша удивлялся: как быстро добрался! Но зрителя нужно чем-то заинтересовать, чтобы возникло желание куда-то ехать. Наш театр — не убитый и забытый Богом ДК, а современный Дворец с большим залом на 780 мест и малой сценой на 200. Да, надо модернизировать акустику, приобретать современные микрофоны, ставить свет, но это задача на завтра. Сегодня важно привлечь к себе внимание.

— Именно на это, видимо, и делал ставку губернатор Воробьев, приглашая вас худруком. Популярный актер, известное лицо… Паровоз, который потянет состав в гору.

— Не думаю, что это было главным аргументом. В Москве есть из кого выбрать. Хватает и артистов с именем, и режиссеров с опытом. Наверняка учитывалось, что я успешно возглавлял антрепризный театр, а это тяжелая школа выживания. Ставить спектакли мне тоже приходилось… Конечно, руководство области рассчитывало, что приведу с собой зрителя. Действительно, когда стал играть в «Кузьминках», у касс начали спрашивать лишние билетики. Прежде тут такого не было… Не вижу ничего плохого, чтобы сделать еще один театр, куда с удовольствием станут ходить люди. И правительству Подмосковья это плюс, ведь Дом искусств существует на деньги, выделяемые областным министерством культуры…

— А зачем вы в режиссуру полезли, Сергей?

— Первую историю надо брать на себя. Как иначе? Кроме того, сезон мы начали в сентябре, нужно было предъявить публике новую работу, а я физически не успевал договориться с приглашенными режиссерами. Поэтому постановку «Нашла коса на камень» осуществляю сам.

— Если блин окажется комом?

— К чему настраиваться на плохое? Верю в лучшее. Злопыхатели все равно напишут какие-нибудь гадости, но давно не обращаю на них внимания. К счастью, выработался иммунитет за долгие годы. Мы серьезно готовимся, активно репетируем. Это будет сложный, многоплановый спектакль, в нем задействовано большое количество артистов. Даже настоящий духовой оркестр сыграет на сцене! Но уже следующую премьеру 2 февраля выпустит Сергей Пускепалис. Пьесу специально для нас пишет Алексей Слаповский. Тоже планируется густонаселенная история со множеством персонажей... Нет, я не собираюсь подминать все под себя.

Понятно, что в первую постановку позвал друзей. Вот Дмитрия Дюжева пригласил. Но ведь и роль Саввы Василькова, провинциального коммерсанта, выпадает не каждому. Настоящая русская классика, есть где развернуться! Савва Геннадьевич расчетлив, но не в том негативном смысле, который часто вкладывают в это слово. Васильков не ворует и не жульничает, предпочитая честно вести дела со всеми.

— А вы?

— Ненавижу долги! Всегда плачу по счетам. Хотя по характеру я человек не расчетливый, а эмоциональный. Правда, могу предвидеть успех, угадать с приглашением артиста или режиссера. Важное качество для руководителя! Интуиция мне досталась от папы с мамой, развить ее помог Олег Табаков, учитель. Уверен, Дюжева заметят и отметят за роль Василькова.

— Пришлось уговаривать друга?

— Нет, Димка хороший… Я ведь точно так же, по дружбе, работал в его проекте «Мама». Он позвонил, говорит: «Снимешься у меня? Только у нас с гонорарами пока непонятки…» Я ответил: «Не надо про деньги. К тебе и так приду». Мы же с Дюжевым пятьсот лет знакомы.

— В одной «Бригаде» состояли…

— К слову, хочу пригласить банду Саши Белого на премьеру «Нашла коса на камень». У меня образ возник: лихие девяностые, век девятнадцатый. Попытаюсь передать в спектакле ту атмосферу... И непременно попробую окунуть зрителей в праздник. Мы задумали настоящую ярмарку в фойе театра. С лотками, где будут продаваться изделия подмосковных умельцев. Гжель, павловопосадские платки, жостовские подносы… Это же очень красиво, но товары народных промыслов трудно найти в современных супермаркетах, а тут пришел — и вот оно, все перед тобой!

— Народ с авоськами ломанется в зрительный зал?

— Покупки можно будет забрать после спектакля. Я даже предложил сделать 50-процентную скидку на ярмарке для обладателей дорогих билетов. По-моему, отличный маркетинговый ход. Представление начнется еще до первого звонка.

— С Пускепалисом и Слаповским тоже хотите что-нибудь эдакое устроить?

— Вряд ли. Тут — Александр Островский, там — современная пьеса. Приемы продвижения спектакля должны быть разными, иначе зритель перестанет удивляться. Мы не боимся экспериментировать. У Ирины, моей супруги, возникла идея привести в театр незрячих, чтобы те наравне со всеми могли получать удовольствие от происходящего на сцене. Я обратился к Андрею Воробьеву, и теперь у нас есть оборудование для тифлокомментирования, какого нет ни в одном российском театре! Ирина пошла на курсы в институт «Реакомп», получила диплом. В стране лишь двадцать сертифицированных специалистов. Работа сложная, очень энергозатратная. Каждый спектакль готовится отдельно, нужно посекундно разобрать мизансцены, чтобы между репликами успеть описать жесты, мимику актеров, передать атмосферу… В итоге 6 сентября мы сыграли с тифлокомментарием «Пушкина». Спектакль длится четыре часа, а подготовка к нему заняла более месяца.

— Это была разовая акция?

— Проба пера. Со временем и другие постановки адаптируем для незрячих людей. На премьеру приезжала Диана Гурцкая, привезли группу подопечных подмосковного дома престарелых. Они и видят плохо, и слышат, кто-то, наверное, и в театре никогда не был, а тут такое событие… Аппаратура для тифлокомментирования умещается в два чемодана, будем играть эти спектакли и по области. В Англии четыре десятка театров работают для зрителей с проблемами зрения, в Германии даже опера специальная есть, а мы только в начале пути…

— Чтобы успевать здесь, в МГТ, вам, Сергей, пришлось чем-то жертвовать за его порогом?

— Отказался от выходных. Надеюсь, под Новый год удастся отдохнуть, спокойно посидеть с родными дома под елочкой. Живой, не искусственной. Пока же работаю с удвоенной нагрузкой. Почти не сократил количество своих спектаклей. И рад бы, да не могу. Ни отменить, ни перенести. График гастролей планировался год назад, когда о Московском Губернском театре и речи не было. Осенью провел тур по стране, играл спектакль «Хулиган. Исповедь» о Есенине. Началось все 3 октября, в день рождения Сергея Александровича. Устроил флешмоб, пригласив любителей поэзии к памятнику Есенину на Тверском бульваре. Прочел «Хулигана» и передал эстафету собравшимся. Люди долго не расходились, до вечера читали стихи. Первый спектакль из тура прошел в Кремле. Мне хотелось, чтобы именно в тех стенах прозвучало «Снова пьют здесь, дерутся и плачут…». И вот это: «Ваше равенство — обман и ложь. / Старая гнусавая шарманка / Этот мир идейных дел и слов. / Для глупцов — хорошая приманка». После Москвы были Минск, Воронеж… Почти каждую неделю летаю куда-нибудь на гастроли. 2 декабря выступал в Иркутске, 10-го и 11-го играю «Пушкина» в Уфе, 14-го ждут с «Исповедью» в Тбилиси. 22-го у нас премьера «Нашла коса на камень». Утром следующего дня сажусь в самолет и отправляюсь в Одессу, где вечером у меня спектакль. Потом Киев… Давно живу в таком ритме. Правда, отказался от нескольких кинематографических проектов. Включая зарубежный. Шли репетиции в Губернском, а это святое! Театр был и остается для меня главным. Хотя кино тоже важно. Улучил момент и в паузе между гастролями снялся в картине «Прошлым летом в Чулимске», получив от работы огромное удовольствие. Это Вампилов! Теперь приходится еще тщательнее выбирать, какие предложения принимать.

— Куда зовут?

— Есть несколько проектов, самый масштабный — с режиссером Андреем Кравчуком и продюсером Анатолием Максимовым. Замышляется историческое кино о викингах. Собственно, по этой причине у меня сейчас такая прическа.

— В «Фейсбуке» уже версия родилась: неспроста Безруков отрастил волосы и носит темные очки. Готовится сыграть Джона Леннона, не иначе...

— Ошибочка вышла. Ни Владимира Ильича Ленина, ни его почти однофамильца Леннона… Убеждал Максимова, уговаривал ограничиться париком, но он хочет, чтобы на экране все выглядело натурально, максимально правдоподобно. Уже несколько месяцев не стригусь, совсем одичал… До марта обещал потерпеть, хотя, откровенно говоря, немного устал от длинных волос, чувствую себя хиппи.

— Но это все-таки не маска, которую вы носили на «Высоцком».

— Тоже правда. Недавно по Первому каналу показали полную версию фильма, и я этому рад. В сериал вошли многие фрагменты, ранее остававшиеся за кадром. Роль раскрылась по-другому, образ Владимира Семеновича стал объемнее и интереснее.

— За чужими работами следить успеваете?

— Хожу на заметные спектакли. Очень понравился «Добрый человек из Сезуана» в постановке Юрия Бутусова. «Евгений Онегин» в Вахтанговском заслуживает самых лестных слов. Кстати, и в Риге сделали любопытный мюзикл Onegins. Актеры играют замечательно. Да, порой действие балансирует на грани фола, но так ведь и Александр Сергеевич любил похулиганить…

— К слову, вы же ходили 21 ноября на Российское литературное собрание, Сергей. Вроде бы не ваш профиль.

— Там были не только писатели. Я участвовал в работе секции кинематографа и драматургии. Речь шла о том, что ситуация в театрах более или менее нормальная, интересные современные авторы идут туда. Нужны свободные площадки, где молодые могли бы реализовывать замыслы. А вот с кем настоящая беда, так это с кинодраматургами. Хорошие сценарии — большая редкость. Это порождает недоверие продюсеров, работе с оригинальными текстами те предпочитают переделку на русский лад американских историй. За океаном индустрия работает как часы, все надежно и отлажено. Поэтому проще взять чужую заготовку, слегка отредактировать и запустить в производство. В итоге большинство российских картин имеют отчетливый голливудский оттенок. А культура-то у нас иная… Да, есть Арабов, Ибрагимбеков, был Володарский, но это старая школа. Молодежь куда подевалась? Авдотья Смирнова пишет и снимает симпатичные истории, Михаил Сегал сделал интересный фильм «Рассказы» по собственным новеллам, картины «Простые вещи» и «Как я провел этим летом» Алексея Попогребского мне понравились, но это скорее исключения, эксклюзивы…

— Последнюю премьеру с участием Дюжева смотрели? «Курьер из «Рая»?

— Меня же звали туда сниматься. Сценарий написал Андрей Кивинов, автор «Каникул строгого режима», в которых я играл с Димой. В этот раз пришлось отказаться. И из-за занятости, и в целом история почему-то не зацепила, а я стараюсь доверять интуиции.

— Театральных ролей тоже сторонитесь?

— В следующем сезоне на сцене МГТ должна быть большая премьера с моим участием. Название пока не скажу. Приглашенный режиссер, музыкальный спектакль… Избегаю слова «мюзикл», поскольку мы в любом случае не сможем сделать, как в Америке. Это их жанр. Но наша постановка должна быть интересной, если получится осуществить все задуманное…

— Вы в губернии надолго рассчитываете задержаться?

— Не загадываю. Замахнулся на то, чтобы поднять дело, дать ему жизнь. Буду сам играть, людей привлекать. А иначе какой смысл ввязываться?

— Мало ли? Может, как в футболе: потренировал команду первой лиги и — в высшую…

— Я за то, чтобы вместе добиваться повышения в классе, заслужив это своей игрой. Конечно, зарекаться глупо, и я не стану. Но могу твердо сказать: мне здесь интересно. Уже тот факт, что я придумал новый театр, говорит о многом. Понимаете? Не возглавил существующее, а с нуля создаю…

— Когда юридически утвердят статус МГТ?

— Надеюсь, до Нового года. Остались бумажные, бюрократические формальности… Собственную антрепризу закрываю, спектакли переношу сюда, чтобы не разрываться, не заниматься десятью делами сразу. Основной, по сути, единственной площадкой для меня будет Губернский театр. Конечно, очень важно, как сыграем премьеру. Зачин!

— Сильно переживаете?

— Хочу помочь актерам. Когда сам выхожу на сцену, личным примером стараюсь показать молодым артистам, мол, все в порядке, ситуация под контролем, не надо чрезмерно волноваться. Даже если что-то провисает, вызываю огонь на себя, отвлекаю внимание публики, вытягиваю. «Нашла коса на камень» играют без меня. Придется наблюдать со стороны. Это гораздо труднее…

— Откуда смотреть будете? Из-за кулис?

— Сяду где-нибудь в зале. Скромненько, на стульчик…

— Ага, и зрители начнут следить не за событиями на сцене, а за реакцией Безрукова.

— Тихонько зайду, когда свет погаснет. Никто и не заметит…

Андрей Ванденко

Россия > СМИ, ИТ > itogi.ru, 9 декабря 2013 > № 958709 Сергей Безруков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter