Всего новостей: 2553779, выбрано 17 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бершидский Леонид в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАвиапром, автопромАрмия, полициявсе
Украина. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 1 июня 2018 > № 2627157 Леонид Бершидский

Инсценированное убийство подрывает доверие к Украине

Леонид Бершидский | Bloomberg

Новость о том, что смерть Аркадия Бабченко была сфабрикована, поднимает вопрос: что позволительно, а что нет в современной гибридной войне? - пишет колумнист Bloomberg Леонид Бершидский.

СБУ объявила, что уловка была призвана предотвратить убийство писателя-диссидента. Потенциальный киллер, нанятый российской разведкой украинец, по-видимому, сотрудничал с СБУ и позволил снять на видео передачу аванса. Совершить убийство он не пытался, передает Бершидский.

Бабченко рассказал журналисту в чате в Facebook Messenger: "Это было на сто процентов реалистично, так чтобы организатор ничего не заподозрил, не ушел в тень и не нанял потом нового киллера - на этот раз кого-то, кто неизвестен властям. Тогда бы меня точно замочили".

Эта версия не совсем логична, считает автор статьи. Он пишет: "Во-первых, если украинская контрразведка уже следила за организатором, нанявшим киллера, то непонятно, какие доказательства она должна была получить, инсценируя убийство. Почему украинским властям нужно было лгать СМИ? Не могли они арестовать подозреваемого и без сложного плана?"

Бабченко дал такое объяснение: "Они хотели, чтобы преступление было совершено и доказательства были стопроцентные. И хотели шума, конечно. Это им на руку, как я понимаю".

"Версия о "совершенном преступлении" не выдерживает критики, потому что на самом деле никакого преступления не было. Версия о "шуме" более убедительна, но выдает некоторую наивность со стороны СБУ", - комментирует Бершидский.

Западные журналисты не обрадовались тому, что их разыграли, отмечается в статье. Шон Уолкер из The Guardian написал в Twitter: "В будущем буду осторожнее. Я уже научился не доверять информации украинских властей о войне в Донбассе, но полагал, что что-то вроде такого официального подтверждения - это надежно".

Проправительственные украинские комментаторы сделали вид, что не понимают последствий. По их логике, страна, подвергающаяся "гибридной атаке", вправе отвечать тем же, говорится в статье. Однако в результате жертва нападения оказывается на том же нравственном уровне, что и нападающий, подчеркивает Бершидский.

Зрелищное возвращение Бабченко с того света подорвет веру мировых СМИ в любые предоставленные Украиной доказательства того, что убийство заказали российские силы, считает журналист. На вопрос, думал ли Бабченко о вопросе доверия и понимал ли, как режим Путина может использовать историю с его "воскрешением", тот ответил: "Я не спрашивал СБУ, что и почему они хотят сделать. И мне *** [наплевать], как этим можно воспользоваться. Я хотел жить, и я жив. Для меня этого достаточно".

Участие в операции СБУ не подрывает репутацию Бабченко, полагает Бершидский. "Но украинское правительство и его дилетантские правоохранительные органы оказали себе медвежью услугу в большей степени, чем они осознают. Этот инцидент - еще один шаг к изменению образа Украины в глазах мировой общественности от идеалистической проевропейской демократии к типичному постсоветскому бардаку", - полагает журналист.

Украина. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 1 июня 2018 > № 2627157 Леонид Бершидский


США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 28 мая 2018 > № 2622713 Леонид Бершидский

Маску следует двигаться вперед и делать «Правду»

Журналисты не должны бояться системы, которая станет дополнительным компонентом в оценке их работы.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Возникшая у Илона Маска идея создать сайт с рейтингом правдивости журналистов и СМИ на первый взгляд кажется вздорной. Во-первых, само предложенное Маском название — «Правда» — вызывает смущение у тех журналистов, которые, подобно мне, родились в Советском Союзе. Но не все идеи Маска притянуты за уши. Этот сервис действительно может оказаться полезным.

Маск ненавидит читать то, что пишут о его компании («Тесла» (Tesla), а не «Спэйс-экс» (Space X)) в СМИ. Безжалостные обсуждения косяков в процессе производства и сомнительных обещаний и прогнозов Маска, подробное освещение смертоносных аварий, оставляющие желать лучшего обзоры Тесла Модель 3 (Tesla Model 3), на которую компания возлагает большие надежды — если вы Маск, все это вам едва ли придется по душе (чтобы быть в курсе самых последних и наиболее интересных скептических отзывов о («Тесла», рекомендую следить за твиттером журналиста «Блумберг» (Bloomberg Opinion) Эдварда Нидермайера (Edward Niedermeyer), который пишет об автомобильном бизнесе, а также обозревателя энергетической отрасли Лиама Деннинга (Liam Denning).

Твиты, которые Маск написал в среду, указывают на причины, по которым журналисты устраивают шумиху вокруг проблем «Тесла»: по мнению Маска, они гонятся за числом кликов и находятся под давлением крупных рекламщиков, среди которых и конкуренты «Тесла». Не буду пытаться доказать, что это заблуждение или что у «Блумберг» такой проблемы нет. Но верно то, что размер аудитории отнюдь не является лучшим показателем качества журналистской работы. Поэтому Маск хочет, чтобы аудитория оценивала «правдивость» каждой статьи, внося свой вклад в составление рейтинга добросовестности авторов и новостных изданий.

Маск предлагает каким-то образом сделать свой новый сервис «неприступным для ботов» и способным разоблачать людей, которые управляют армиями ботов — видимо, подобно тому, как работает Лаборатория судебных экспертов по цифровым преступлениям (относится к Атлантическому совету) с целью выявить активность российских ботов и троллей. В последнее время «Фейсбук» сотрудничал с лабораторией, чтобы помочь остановить вмешательство в выборы.

Разумеется, тем сервисам, для которых важны отзывы пользователей, не удается до конца победить фиктивные учетные записи. «Елп» (Yelp), «Амазон» (Amazon), «Букинг» (Booking.com) и прочие компании могут использовать для их обнаружения специальные алгоритмы, но это настоящая гонка вооружений: сегодня искусственный интеллект может создавать фальшивые обзоры, которые чрезвычайно сложно отличить от реальных. Уверен на сто процентов, что боты и платные тролли разнесут новую «Правду» Маска в пух и прах. Подрыв работы сервиса под названием «Правда» русские воспримут как особую почесть, а учитывая мотивацию Маска и его любовь к лестным публикациям сомневаюсь, что он будет сдерживать поклонников «Тесла». Но если другие сервисы, опирающиеся на отзывы клиентов, в целом справляются с задачей, почему не справится и этот?

Любая хорошо развитая система социального кредита зависит от алгоритмов обработки данных конкретных людей, которые она постоянно производит. Я могу представить себе организаторов крупных мероприятий, которые привлекают большое внимание СМИ с помощью программного обеспечения, признающего недействительными целые публикации или ставящего под сомнение компетентность конкретных журналистов и блогеров с низким рейтингом «Правды». Можно также вообразить ограниченных во времени читателей, которые используют приложение, отбирающее материалы лишь тех журналистов и СМИ, которые могут похвастаться наивысшим рейтингом доверия. Наряду с другими это неплохой принцип отбора для людей, которые пытаются разобраться в текущем потоке информации.

Если и есть в этой идее что-то отталкивающее, так это ощущение, что задумка Маска станет еще одним кирпичиком во все более внушительном здании общества, основанного на рейтингах — действительно всеобъемлющей системы социального кредита, подобной той, что внедряется в Китае. В такой системе общество оценивает все наши взаимодействия так, как водитель «Убер» (Uber) и его пассажир оценивают друг друга. Если вы неоправданно агрессивно качаете права клиента в магазинах или, скажем, хулиганите в социальных сетях, ваш рейтинг снижается, и компании могут отказаться с вами сотрудничать. Основываясь на такой логике, мы также должны отслеживать «социальный кредит» журналистов.

Разве это не своего рода линчевание? В чистом виде это напоминает тоталитарный кошмар, но таких абсолютных форм достичь никогда не получится. Люди в наших обществах как и прежде предпочитают формулировать свое собственное мнение. Вспомните «Ротэн томэйтос» (Rotten Tomatoes), сайт, публикующий рейтинги фильмов и телесериалов, на котором отзывы обычных зрителей соседствуют с оценками профессиональных критиков. Два этих лагеря нередко сильно расходятся в оценках, и вместе с тем оба помогают решить, стоит смотреть тот или иной фильм или нет. То же самое и с ресторанами: ценной информацией оказывается как опыт предыдущих клиентов, так и профессиональные обзоры и рейтинги.

Сегодня у журналистов нет полноценной системы рейтинга на основе отзывов читателей. Даже если они публикуются на сайтах, где их работа доступна для комментариев или оценки качества, эти рейтинги не мобильны или не признаются повсеместно. Благодаря имени Маска проект «Правда» мог бы получить такое признание.

Разумеется, профессиональное сообщество вольно игнорировать рейтинги или бороться с ними — нанимая журналистов, которые занимаются важной, но непопулярной работой, раздавая премии идущим против течения оригиналам и эксцентрикам, продвигая журналистику, которая не находит общественного одобрения в нездоровых или репрессивных обществах. На самом деле было бы идеально, если бы, подобно «Ротэн томэйтос», «Правда» Маска среди прочего позволяла профессиональным журналистам оценивать работу друг друга. Иногда расхождение между рейтингами может побудить читателей обратить внимание на историю, которую в противном случае они бы не заметили.

Чем больше у нас возможностей доступа к разным источникам информации, тем больше вероятность того, что мы получим удовлетворение, сделав правильный выбор, даже если есть риск того, что эти информационные каналы являются объектом злоупотреблений либо халтурой с технической точки зрения. Делать поправку на предубеждения или регулировать системы, которые не достаточно качественно выполняют свою работу — решать самим людям. Мотивы, которыми руководствуется Маск, могут быть не столь благородными, но ему в голову пришла неплохая идея.

США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 28 мая 2018 > № 2622713 Леонид Бершидский


Китай. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 февраля 2018 > № 2502207 Леонид Бершидский

Шпионские обвинения в адрес компании Huawei неубедительны

Самое большое преступление китайского производителя может состоять в том, что он слишком успешен.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Стойкая нелюбовь американского правительства к китайским производителям смартфонов Huawei и ZTE вновь проявилась на этой неделе на слушаниях в сенатском Комитете по разведке, во время которых шесть руководителей разведывательных ведомств говорили о том, что они не рекомендовали бы американцам покупать продукцию этих компаний из соображений безопасности. В Конгрессе даже имеется подготовленный и поддерживаемый республиканцами законопроект, запрещающий правительству использовать любое оборудование, выпускаемое компаниями Huawei и ZTE. Последняя попытка фирмы Huawei, предпринятая ранее в этом году, прорваться на рынок Соединенных Штатов, где господствующее положение занимают телекоммуникационные компании, закончилась провалом, поскольку компания AT&T неожиданно отказалась от запланированной сделки — возможно, после того, как на нее было оказано политическое давление.

Американским потребителям следует воспринимать подобные предупреждения как проявления политиканства и плохо скрываемого протекционизма, а не как беспокойство по поводу их коммуникации. Есть три причины для того, чтобы скептически относиться к этим предостережениям.

Первая из них технического порядка. Шпионские программы, внедренные в приложения или в операционные системы, относительно легко обнаружить, и если китайское правительство решило шпионить за американцами с помощью, скажем, телефонов фирмы Huawei, то в таком случае весьма велика вероятность того, что эксперты в области кибербезопасности или даже сами разведывательные ведомства могли бы обнаружить подобного рода устройства и сообщить об этом широкой публике. Более серьезную озабоченность вызывают так называемые «внеполосные» (out-of-band) закладки в различных телефонных компонентах или даже встроенные на аппаратном уровне. Насколько нам известно, такие закладки могут оставаться незамеченными в течение многих лет, как это недавно подтвердил случай с наличием аппаратных уязвимостей Spectre и Meltdown, оказавшихся — непреднамеренно, судя по всему, — в значительном количестве современных процессоров, которые шпионы, как китайские, так и других стран, могут использовать.

Сегодня нет таких мобильных телефонов, в которых не использовались бы хотя бы несколько изготовленных в Китае деталей. Если бы китайский правительственный план в области масштабной слежки существовал, он не ограничился бы только китайскими аппаратами, а предусматривал бы также использование сотовых телефонов Apple, Samsung и других компаний. Насколько нам известно, Китай — а также Соединенные Штаты и Соединенное Королевство, где разрабатываются широко распространенные микросхемы — уже это делают. Если у вас на это параноидальная реакция, то избавьтесь от вашего мобильного телефона, независимо от его бренда.

Вторая причина имеет отношение к избирательности сделанного предупреждения. Американское правительство преследует компании Huawei и ZTE с 2011 года, когда Комитет по разведке Палаты представителей начал расследование деятельности этих двух фирм как поставщиков телекоммуникационного оборудования. В конечном итоге этот Комитет счел подозрительным их сотрудничество с китайскими властями, хотя никакие особые лазейки в оборудовании не были обнаружены. Однако уже после того как этот наносящий ущерб доклад был опубликован, Lenovo, китайская фирма, купила у компании Google расположенную в Чикаго фирму Motorola Mobility, и, несмотря на шум, периодически доносящийся из Пентагона, а также из разведывательных ведомств Соединенных Штатов и наших союзников о рисках, связанных с использованием оборудования Lenovo, нет никакого заметного давления на телекоммуникационные компании с целью остановить продажу телефонов Lenovo и Motorola. Если взять показатели за последние три месяца 2017 года, то доля Lenovo в области поставок в Соединенные Штаты компонентов для сотовых телефонов составила 4,1%, тогда как доля Huawei составляет всего 0,3%, а продает она только разблокированные телефоны (unlocked phones).

Motorola — уважаемый американский бренд и, несмотря на значительное сокращение количества сотрудников в Соединенных Штатах после заключение сделки с Lenovo, это все еще технически американская компания.

Протекционистские инстинкты — единственная причина того, что ее не бросили в одну кучу с Huawei и ZTE.

Третья причина для скептического отношения состоит в том, что компании Huawei и ZTE не находятся под каким-либо давлением в Европе. В последнем квартале 2017 года компания Huawei заняла третье место по количеству проданных смартфонов после Samsung и Apple, а ее доля на рынке составила 13,5%. В Европе нет необходимости защищать местных производителей смартфонов — достойных упоминания там просто нет, — и одержимые идеей защиты частной жизни европейцы не видят никаких проблем с американскими и китайскими поставщиками. Но если бы были найдены убедительные свидетельства того, что кто-то из них шпионит, то потребители были бы недовольны. То же самое можно сказать о ситуации с антивирусными программами. Как известно, американское правительство запретило использовать в своих сетях разработанные в России программные продукты компании «Лаборатория Касперского», тогда как большинство правительств стран Евросоюза (Соединенное Королевство в данном случае является заметным исключением) ничего не знают относительно их опасности и используют как российские, так и американские программы.

Стефани Пелл из военной академии Вест-Пойнт и Кристофер Согоян (Christopher Soghoian) из Американского союза защиты гражданских свобод (American Civil Liberties Union) кратко объяснили политическую сторону истории с компаниями Huawei/ZTE в своей опубликованной в 2014 году статье, посвященной проблеме прослушивания переговоров по сотовым телефонам.

«Те компании, которые производят вызывающие подозрение аппараты, являются китайскими, и поэтому они становятся объектом всегда готовой к применению и политически безопасной (на самом деле, политически выгодной) демонизации со стороны разведывательного сообщества и его союзников в Конгрессе. Более того, угроза для национальной безопасности, которую представляют собой использование китайским правительством различного рода закладок в китайском телефонном оборудовании, в отличие от многих других угроз, связана с неотъемлемой политической выгодой, поскольку есть законная возможность проведения публичной дискуссии без того, чтобы подвергать риску разведывательные источники американского правительства и соответствующие методы работы».

Однако теперь иное отношение к фирме Lenovо добавляет к этой истории элемент защиты рынка. Не существует причин для того, чтобы американский рынок смартфонов отличался от глобального, на котором фирма Huawei — например, в Европе — является третьим по значению брендом, доля которого в поставке комплектующих составляет 7,9%. Причина, по которой эта китайская компания достигла столь завидного положения, состоит в том, что она продает надежные аппараты с хорошим дизайном и с самым современным набором функций — некоторые из них являются уникальными, включая те, в которых используются встроенные камеры фирмы Leica — по значительно более низким ценам, чем ее конкуренты. Разблокированный флагманский аппарат Mate 10 Pro можно заказать на сайте Amazon за 799 долларов, тогда как за iPhone X придется заплатить, по меньшей мере, 1100 долларов.

Потребители сами сделают свой выбор, однако вся эта история значительно больше похожа на рыночную конкуренцию, чем на попытку Китая проникнуть в Соединенные Штаты, чтобы украсть частные сообщения американцев и данные о совершаемых пробежках. Даже Китай не делает этого по поводу таких американских телефонных брендов, как Apple, хотя он вполне может выразить похожую обеспокоенность.

Китай. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 февраля 2018 > № 2502207 Леонид Бершидский


США. Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491766 Леонид Бершидский

Как Илон Маск обошел космическую программу России

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Ни в одной стране запуск сверхтяжелой ракеты-носителя Falcon Heavy, произведенный во вторник компанией SpaceX, не вызвал такого резонанса, как в России. Частная американская компания продолжает совершать технические подвиги, от которых российская космическая промышленность отказалась: сначала SpaceX начала многократно использовать ракеты, а теперь успешно запустила ракету, оснащенную 27 двигателями.

СССР пытался сделать нечто подобное в 1960-х и начале 1970-х годов. Сергей Королев, конструктор ракетно-космической техники, который запустил первый спутник и первого человека в космос, начал разработку того, что позже получило известность как Н-1, сверхтяжелая ракета-носитель с 30-двигателями, которая была способна доставить 75-тонную космическую станцию на орбиту, а возможно, и на Луну, Марс и Венеру. Проект была закончен после смерти Королева в 1966 году, и испытательные пуски Н-1 проводили четыре раза. Все пуски были неудачными, во многом из-за сложностей, связанных с одновременной работой такого количества двигателей.

А сегодня компания SpaceX успешно справилась с аналогичной задачей, и хотя пока неясно, кто будет заключать контракт на обслуживание Falcon Heavy, у основателя SpaceX Илона Маска теперь есть самая мощная в мире ракета-носитель: она может доставить на орбиту до 64 тонн груза. Планы России по созданию такой ракеты, способной совершить полет на Луну или на Марс, пока еще не завершены и, конечно, не финансируются в полном объеме, хотя глава российского космического агентства «Роскосмос» Игорь Комаров пообещал осуществить первый запуск в 2028 году. Вероятно, даже у Китая будет сверхтяжелая ракета-носитель раньше, чем у России. Но именно успех «выскочки» Маска вызывает чувство жгучей обиды. Ведь за «Роскосмосом» стоит государство со всей его властью и возможностями. Но надо же — этот шоумен, выглядящий как мальчишка, запускает свою Tesla Roadster в космос. Из динамиков автомобиля во всю мощь звучит голос Дэвида Боуи. А на экране приборной панели светится цитата из «Путеводителя для путешествующих по галактике автостопом» Дугласа Адамса: «Не паникуй!»

Не помогли и плоские шутки — событие от этого не становится менее горьким и обидным. Когда больно, русские смеются. И после запуска появилось множество русских мемов, авторы которых, ерничая (храбро), признали поражение, предлагая варианты того, что могла бы Россия запустить в космос вместо автомобиля Tesla Roadster.

Но подтекст у всего этого серьезный. Виталий Егоров, представитель частной космической компании «Даурия Аэроспейс», которая производит российские спутники и сотрудничает с «Роскосмосом», с горечью написал в Facebook:

«На самом деле Маск не сделал ничего фантастического. Такое делал Королев, делал Глушко. Такое делали советские люди, и могут сделать русские. Но сейчас мы смотрим на это со стороны, как на что-то фантастическое. У меня неоднократно спрашивали различные люди: „Можем ли мы повторить успех SpaceX?″. Технически можем. В конечном счете, посадка ступени или сверхтяжелая ракета — это математическая задача. Математики у нас не перевелись! У нас перевелись мечтатели. Чтобы знать, как лететь, и куда лететь, нужно знать, зачем лететь».

У Маска, с его природным умением показать товар лицом или протолкнуть идею и с надоевшими культурными ориентирами, есть мечта, о которой он рассказал в своем докладе, опубликованном в прошлом году: колонизировать Марс. В докладе Маск признается, что даже разбогател ради этой мечты.

В России действительно нет мечтателя, который мог бы с ним сравниться. В России есть Дмитрий Рогозин, вице-премьер и националист, отвечающий за оборонную и аэрокосмическую промышленность, который устроил публичную ссору с руководством «Роскосмоса» после последнего неудачного запуска ракеты в ноябре. Чиновники «Роскосмоса» арендовали бизнес-джет Gulfstream и полетели на Дальний Восток на запуск космического аппарата с нового космодрома «Восточный», но ракета «Союз» с 18 спутниками на борту сгорела в атмосфере. Позже Рогозин обвинил «Роскосмос» в том, что настройки разгонного блока «Фрегат» были выставлены в расчете на пуск с другого космодрома. «Один портной шьет карман, другой — лацкан, а костюмчик не получился», — возмущался Рогозин. «Роскосмос» опроверг слова о допущенной ошибке. Но после серии уголовных расследований в российской аэрокосмической отрасли (во время которых были выявлены случаи использования дешевых компонентов, что недопустимо при строительстве ракет) не исключаются даже самые нелепые объяснения.

После распада Советского Союза российская космическая программа осуществлялась на прагматической основе — для зарабатывания денег. Используя проверенные временем технологии, Россия захватила лидерство на рынке коммерческих запусков. Но настойчивость и изобретательность специалистов SpaceX, а также успех компании в снижении затрат за счет повторного использования ракет, сделали ее в прошлом году вероятным лидером рынка и, возможно, даже прибыльным. Вне всякого сомнения, ракета Falcon 9 по количеству удачных запусков стала самой лучшей в мире.

«Роскосмос» признал, что компания SpaceX представляет угрозу, к которой он многие годы относился с презрением и которую игнорировал. Сейчас российская корпорация работает над снижением стоимости запуска на 20% процентов и повторным использованием компонентов ракет. Но на данный момент лучшей в этой области является компания Маска, и догнать ее будет нелегко.

Многие россияне, которые завидуют успеху Маска, подчеркивают, что он не достиг бы всего этого без государственной поддержки — технической помощи от НАСА, а также многомиллиардных правительственных субсидий. Но остальные компании аэрокосмической отрасли США тоже получают значительную финансовую поддержку от государства, что можно сказать и о космических программах европейских стран, Китая, Японии и Индии. Наверное, Егоров видит эту разницу. Никакая государственная поддержка не смогла бы обеспечить компании SpaceX успеха и лидирующих позиций в той степени, в какой это стало возможным благодаря личной страсти и энтузиазму этого неуклюжего, всех раздражающего чудака-умника, который читает научную-фантастику и ездит на электромобиле Tesla Roadster. В производственно-технической сфере мечта, возможно, не играет столь серьезной роли, как государственные соображения, которыми руководствуются Рогозин и Комаров. Но поднимать некоторые тяжелые объекты в космос она, мечта, несомненно, помогает.

США. Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491766 Леонид Бершидский


США > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 8 февраля 2018 > № 2489977 Леонид Бершидский

Как Илон Маск опередил космическую программу России

Леонид Бершидский | Bloomberg

Нигде запуск ракеты SpaceX Falcon Heavy не получил такой мощный отклик, как в России, пишет колумнист Bloomberg Леонид Бершидский.

"Частная американская компания продолжает совершать технические подвиги, от которых отступилась российская космическая промышленность: сначала планомерное повторное использование ракет, теперь - успешный запуск ракеты с 27 двигателями. Советский Союз пытался сделать нечто подобное в 1960-х и начале 1970-х", - отмечает журналист.

Сергей Королев начинал разработку сверхтяжелой ракеты Н-1 с 30 двигателями, способной вывести 75-тонную космическую станцию на орбиту и, возможно, лететь на Луну, Марс, Венеру. Проводилось четыре испытательных пуска Н-1, и все провалились. SpaceX справилась с аналогичной задачей, и теперь у Илона Маска есть самая мощная ракета в мире: она способна доставить на орбиту до 64 тонн, передает Бершидский.

"Планы России по созданию такой ракеты, способной лететь на Луну или Марс, пока еще не завершены, и, конечно, они не финансируются в полном объеме, хотя глава российского космического агентства "Роскосмос" Игорь Комаров пообещал первый пуск в 2028. Даже у Китая сверхтяжелая ракета-носитель, вероятно, появится раньше, чем у России. Но жгучую боль причиняет именно успех выскочки Маска", - говорится в статье.

У Маска, подчеркивает Бершидский, есть мечта, которую он описал в прошлогоднем докладе: колонизация Марса. Маск сказал, что это его единственная мотивация к обогащению. "У России толком нет мечтателя, который мог бы с ним сравниться", - пишет журналист.

"После распада Советского Союза российская космическая программа прагматично проводилась ради денег. Используя проверенные временем технологии, Россия захватила лидерство на рынке коммерческих запусков. Но настойчивость и изобретательность SpaceX и ее успех в снижении затрат путем многократного использования ракет сделали ее вероятным лидером рынка, возможно, даже приносящим прибыль", - отмечает колумнист Bloomberg.

"Роскосмос признал угрозу со стороны SpaceX, от которой годами отмахивался, и теперь работает над 20-процентным сокращением затрат на запуски и над повторным использованием ракетных компонентов. Но компания Маска сейчас впереди, и ее будет нелегко догнать", - считает автор.

"Личная страсть гика, неловкого в обществе, раздражающего, читающего научную фантастику, ездящего за рулем электромобиля, сделала для утверждения лидерства SpaceX больше, чем могла бы сделать любая господдержка", - подчеркивает Бершидский.

США > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 8 февраля 2018 > № 2489977 Леонид Бершидский


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 января 2018 > № 2455327 Леонид Бершидский

Что стоит и чего не стоит делать в процессе борьбы с вмешательством России

В своем масштабном докладе сенатор Бен Кардин предлагает выступить с решительным ответом на вмешательство России в дела западных стран. Но далеко не все его рекомендации являются разумными

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Влиятельный член сенатского комитета по международным делам Бен Кардин (Ben Cardin) представил 200-страничный доклад под названием «Ассиметричная атака Путина на демократию в России и Европе». Этот доклад представляет собой ценный источник информации о том, что в настоящее время Вашингтон думает о вмешательстве России и о способах противодействия ему. Однако далеко не все рекомендации, приведенные в этом докладе, можно назвать разумными.

Всеобщее подозрительное отношение — это та цена, которую режим президента России Владимира Путина платит за агрессивную риторику и за прошлое Путина в структурах КГБ. Эта советская служба безопасности вмешивалась во все проекты и начинания, которые имели отношение к внешнему миру, и, по мнению многих экспертов, при Путине эта практика возродилась и расцвела пышным цветом. Поэтому неудивительно, что в своем докладе Кардин аргументировал общепринятое мнение о том, что Кремль контролирует и использует ради достижения политических целей любые средства, от культурного обмена до манипулирования настроениями толпы.

Местами этот доклад, подготовленный сотрудниками аппарата сенатского комитета по международным делам, кажется довольно неуклюжим. Его авторы ссылаются исключительно на англоязычные источники и допускают грубые ошибки — к примеру, называют Норвегию членом Евросоюза. Более глубокое понимание этой запутанной ситуации, особенно когда речь заходит о денежных потоках, могло бы стать основой для более правдивой картины конфликта между стремлением Кремля использовать отток капитала в качестве рычага влияния, медленной интеграцией России в Европу посредством того же самого оттока капитала и циничным недоверием, с которым российское деловое сообщество относится к Путину и его антизападной политике. Более глубокое понимание ситуации также заставило бы экспертов подчеркнуть, что, хотя «деньги, перечисляемые в принадлежащие государству российские энергетические компании, используются для финансирования военных кампаний Кремля за рубежом, а также публичной и тайной деятельности, направленной на подрыв демократических институтов и социального единства в Европе и США», эти же самые деньги также используются для финансирования систем здравоохранения и образования в зависимой от нефти России, а также для оплаты транзита российских энергоресурсов через Украину, что является одним из важнейших источников дохода этой страны.

Однако более глубокое понимание нюансов, возможно, не соответствует задачам этого доклада. Вне всяких сомнений, Россия открыто и тайно пытается защитить и распространить свое влияние посредством множества каналов, и зачастую это влияние носит антизападный характер. «С точки зрения Путина и Кремля правда — это не объективный факт; правда — это то, что помогает продвигать интересы нынешнего режима», — отмечают авторы этого доклада, и, надо признать, совершенно справедливо. — Сегодня в эту категорию попадает все то, что позволяет лишить западные демократии легитимности и отвлечь внимание от действий российского правительства».

В докладе попытки России проецировать влияние были неоднократно названы «ассиметричными». Суть этого определения объясняется цитатой высказывания бывшего президента Эстонии Тоомаса Ильвеса (Toomas Hendrik Ilves): «Мы не можем поступать с ними так, как они поступают с нами… Либеральные демократии, характеризующиеся наличием свободной прессы, свободными и честными выборами, находятся в ассиметрично неблагоприятном положении… Инструменты их демократии и свободы слова могут быть использованы против них». Этой западной либеральной традицией необходимо дорожить, и авторы доклада, несомненно, это понимают: они высоко оценивают действия шведов, которые предпочли сделать ставку на повышение уровня медийной грамотности, а не на финансирование контрпропаганды. Однако некоторые рекомендации авторов доклада, по всей видимости, направлены на закрепление дисбаланса.

По их мнению, США необходимо увеличить расходы на противодействие российским операциям влияния в Европе и Евразии «до как минимум 250 миллионов долларов в течение двух следующих лет». Эти деньги необходимо потратить в первую очередь на противодействие российской пропаганде и на поддержку демократических институтов, особенно в тех странах, где эти институты неустойчивы, то есть в Венгрии, Сербии и Болгарии.

Это можно назвать наименее полезной рекомендацией в докладе комитета. Основанием для увеличения расходов послужило то, что Россия ежегодно тратит миллионы долларов на продвижение своей точки зрения за рубежом и что определить точную сумму этих расходов крайне трудно из-за присутствия в них крупного квази-частного компонента. Тем европейским странам, в которых Россия потерпела неудачу в реализации своих стратегий, удалось нейтрализовать их не посредством дополнительных расходов, а благодаря вере в их цивилизующие традиции: к примеру, в Германии партии договорились не использовать ботов и наемных троллей в соцсетях, чтобы бороться друг против друга. И, если шведская программа по повышению медийной грамотности сработает, шведы перестанут прислушиваться к финансируемой американским правительством контрпропаганде и к финансируемой российским правительством пропаганде. Возможно, это также будет способствовать росту антиамериканских настроений, которые во многих европейских странах не менее сильны, чем антироссийские настроения.

Еще одна рекомендация, которая выглядит не особенно разумной, заключается в том, чтобы американское правительство начало присваивать статус врага тем странам, которые вмешиваются в дела США — «государственный субъект гибридной угрозы» — с целью создать систему эскалации санкций в ответ на кибератаки и другие «ассиметричные» действия. Однако это всего лишь ораторский прием, который не поможет достичь никаких целей теперь, когда российско-американские отношения достигли самой низкой точки.

Авторы доклада также предлагают приложить дополнительные усилия для того, чтобы уменьшить зависимость Европы от российских энергоресурсов — США уже занимаются этим, пытаясь продавать больше своего сжиженного природного газа. Эта часть доклада является совершенно неактуальной: за последние несколько лет Евросоюз существенно сократил возможности России в использовании экспорта энергоресурсов в качестве политического рычага, заставив Россию действовать в условиях регулируемого, конкурентного рынка. Российский экспортер газа компания «Газпром» приняла эти правила игры под угрозой астрономических штрафов. В этой области Европа уже доказала, что ей не нужна помощь США.

Однако это вовсе не значит, что в докладе Кардина нет полезных рекомендаций. Его авторы решительно заявляют о необходимости выявлять грязные и связанные с Кремлем российские деньги, поступающие на Запад, и предотвращать их использование в политических кампаниях. В докладе также говорится о необходимости укрепить системы киберзащиты западных стран и о том, что Западу необходимо обратить пристальное внимание на Украину, поскольку она является тестовой площадкой для вредоносных действий Кремля в киберпространстве.

Авторы доклада также призывают усилить контроль над социальными сетями — не только в смысле обеспечения прозрачности политической рекламы, которая оказалась в самом центре дебатов в Конгрессе, но и в том, чтобы заставить эти компании «блокировать вредоносные неаутентичные и/или автоматизированные аккаунты», которые используются для распространения фейковых новостей. Ужесточение норм, направленных против ботов и троллей, не только существенно затруднят работу российских фабрик троллей, но и, возможно, помогут превратить медийный рынок, где социальные сети активно соперничают с профессиональными новостными организациями, в более однородную конкурентную среду.

Как отметил Марк Галеотти (Mark Galeotti), эксперт по России, на которого авторы доклада постоянно ссылаются, «нам необходимо в целом повышать нашу жизнестойкость. Проблема заключается не только в России. Это проблема современности». Лучшими рекомендациями этого доклада стали рекомендации о повышении сопротивляемости кибератакам, коррупции, незаконному финансированию политических кампаний и медийной неграмотности, которая ставит под угрозу основы демократии. Энергичные действия в этом направлении навредят путинскому режиму в гораздо большей степени, чем контрпропаганда, ответные санкции и агрессивная риторика. Такие действия обеспечат поражение этого режима — поражение, которое он уже потерпел в Западной Европе в 2017 году.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 января 2018 > № 2455327 Леонид Бершидский


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450553 Леонид Бершидский

Путину никакие Вульфы не помеха. И это не комплимент

Провокационная книга Майкла Вульфа не смогла бы выйти в Москве. По этой причине американцы должны ценить свою страну.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Читая книгу Майкла Вульфа (Michael Wolff) «Огонь и ярость» (Fire and Fury), которая стала на прошлой неделе литературной сенсацией и темой для многочисленных разговоров, я составил себе однозначное впечатление: американцам необычайно повезло. Попытайтесь представить себе русского Вульфа, который пишет о российском президенте Владимире Путине.

Весьма спорным остается вопрос о том, какую степень доступа к Белому дому имел Вульф. Содержание книги отнюдь не указывает на то, что он был туда вхож или эффективно использовал такой доступ. Но то, как Вульф описывает в своей книге алгоритм действий Белого дома, мгновенно породит зависть у любого, кто намеревается написать аналогичную книгу о путинской администрации. Он занял нечто вроде постоянного места на диване в Западном крыле и сидел там в качестве незваного гостя, не только наблюдая за происходящим, но и взяв 200 интервью у высокопоставленных сотрудников администрации. Вульф написал, что гостей Западного крыла Белого дома иногда бросали на полпути, и им «приходилось самим отыскивать дорогу в лабиринте власти западного мира». Правда, это был очень маленький лабиринт, расположенный на двух этажах тесного здания.

В отличие от Белого дома, то, что мы называем «Кремлем», не ограничивается стенами средневековой крепости на берегу Москвы-реки. Самые важные управления президентской администрации находятся не только в Первом корпусе Кремля, но и неподалеку от него на Старой площади, где раньше размещался Центральный комитет советской коммунистической партии. Огромный комплекс-муравейник на Старой площади спроектирован таким образом, чтобы посетители смогли попасть только туда, куда им положено. А охрана в Первом корпусе Кремля сопровождает гостя даже в туалет.

В отличие от Белого дома, там нет схем этажей. А наблюдать за приходящими и уходящими или перехватывать чиновников в нужный момент невозможно даже в кремлевской приемной Путина, поскольку значительная часть работы проводится по закрытой телефонной связи или в одной из официальных путинских резиденций. Главная резиденция расположена в подмосковном Ново-Огарево, где Путин проводит гораздо больше времени, чем в своем кремлевском кабинете.

И дело не только в степени доступа. Незаметному наблюдателю пришлось бы присутствовать в нескольких местах одновременно или, по крайней мере, там, где в данный момент находится Путин (это позволило бы наблюдателю лично увидеть некоторых высокопоставленных руководителей вместо того, чтобы пытаться выслеживать их в стенах Кремля или на Старой площади). Но сделать это очень и очень сложно: в отличие от американской администрации, Кремль не публикует даже приблизительный график работы президента.

Как выяснил Оливер Стоун во время подготовки своего фильма «Интервью с Путиным», результатом доступа к российскому лидеру могут стать гигабайты скучного, насыщенного пропагандой и мало что разоблачающего видеоматериала. Это похоже на черный ящик, если смотреть на него снаружи. Последними, кто получил хотя бы немного полезный и результативный доступ к Путину, была группа журналистов, которым разрешили написать книгу интервью «От первого лица». Опубликована она была во время первой президентской кампании Путина в 2000 году. Она до сих пор является лучшим источником и материалом о характере Путина и периоде его становления. Путина больше нельзя застать врасплох, нельзя спровоцировать, если он сам этого не хочет. Его можно разозлить на публике только тогда, когда эта злость тонко просчитана. Пробыв у власти 18 лет, он уже не снимает маску, чувствуя себя в ней вполне комфортно.

Пожалуй, самым близким произведением к «Огню и ярости» можно назвать книгу Михаила Зыгаря «Вся кремлевская рать. Краткая история современной России», опубликованную на русском языке в 2015 году. Она охватывает гораздо более обширный период времени, нежели книга Вульфа (с 1999 по 2015 год). Однако Зыгарь заявляет, что он взял интервью лишь у нескольких десятков бывших и действующих руководителей, работавших в тесном контакте с Путиным. Между произведением Зыгаря и книгой Вульфа есть немало весьма примечательных сходств.

Подобно Вульфу, Зыгарь пишет, что его рассказ — «о человеке, который неожиданно стал царем». Он заявляет, что подчиненным Путина приходится гадать, чего на самом деле хочет их босс. Но нарисованная им картина — это не хаос, не комичная некомпетентность. Это образ коллективного разума, подобного пчелиному улью.

Принято считать, что все решения в России принимает только один человек — Владимир Путин. Это правдиво лишь отчасти. Все решения действительно принимает Путин, но Путин — не один человек. Это огромный коллективный разум. Десятки, даже сотни людей ежедневно угадывают, какие решения должен принять Владимир Путин. Сам Владимир Путин все время угадывает, какие решения он должен принять, чтобы быть популярным, чтобы быть понятым и одобренным огромным коллективным Владимиром Путиным.

Зыгарь представляет Путина в качестве руководителя, который реагирует на события, но не в качестве стратега. Однако «коллективный Путин» создает впечатление прочности, системы с сильными корнями и работающим разумом. Этим объясняется то, почему у Зыгаря не возникло особых проблем за его попытку развеять мифы о Путине. Близкие к Путину люди, как и он сам, хорошо научились раскручивать каждую историю в нужную сторону, причем даже те, которые на первый взгляд кажутся нейтральными или даже негативными.

По большей части книга Вульфа строится на его беседах со Стивом Бэнноном, который в первые месяцы президентства Трампа занимал в Белом доме должность его доверенного идеолога. Сегодня, конечно же, между Трампом и Бэнноном возникла публичная ссора, и Бэннон приносит не очень искренние извинения. С Путиным такую ситуацию даже невозможно представить. Непосредственным российским эквивалентом Бэннона является философ русского империализма Александр Дугин. У них очень много общего — вплоть до внешней неопрятности и эрудированного многословия. Порой Кремль приближает к себе Дугина и его последователей или использует их, но самого Дугина никогда не пускают во властные структуры. Кремль держит его и ему подобных людей на расстоянии, как бы демонстрируя свой мейнстримовский нейтралитет и проявляя весьма прагматичную осторожность в отношениях с фанатиками.

Есть два человека, которые публично утверждали, что оказывали сильное влияние на кремлевскую политику, а потом выступили против Путина. Это ныне покойный Борис Березовский и политический стратег Глеб Павловский. Но они начали говорить о своих разногласиях с Путиным лишь после ссоры с российским правителем и утраты былой власти и влияния. Это обстоятельство подорвало их авторитет и доверие к их высказываниям. А Бэннон откровенничал и нес околесицу, еще находясь в Белом доме Трампа. Находящимся внутри путинской системы русским есть что терять, и из-за этого они тщательно фильтруют свои слова.

В книге Вульфа Трамп представлен как совершенно некомпетентный руководитель, его аппарат выставлен мятежным и неспособным делать содержательную работу, междоусобица в Белом доме кажется комичной, а администрация — недостойной высокой обязанности руководить такой страной как США. В этих обстоятельствах стоит задуматься о том, что Вульфы в Кремле невозможны. Будучи россиянином, я страшно завидую тому, что Трамп чрезвычайно уязвим, что его аппаратчики очень взвинчены и недовольны, и не скрывают этого, и что репортер может все это увидеть и услышать непосредственно в коридорах власти — а потом рассказать всему миру безо всякой цензуры и контроля. Столь прекрасная в своем хаосе страна как США (а истинная демократия не бывает упорядоченной) способна выдержать вульгарную комедию на вершине власти, поскольку она прозрачна для общества, а такие люди как Вульф могут писать обо всем без утайки.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании «Блумберг» (Bloomberg LP) и ее владельцев.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450553 Леонид Бершидский


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437917 Леонид Бершидский

Путинский патриотический угар оборачивается против него самого

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Российский школьник выражает сочувствие немецкому солдату, умершему в советском лагере для военнопленных после Второй мировой войны. В российских социальных сетях поднимается волна возмущения и осуждения, которая проникает и в парламент. На первый взгляд, никаких причин для беспокойства нет, поскольку Россия является мировой столицей троллей. Однако это очень похоже на отрезвляющее предзнаменование того, какой станет Россия после президента Владимира Путина.

В воскресенье школьник из сибирского города Новый Уренгой выступил в германском парламенте с примирительной речью. О чем он говорил? О трагической гибели немецких солдат во время гитлеровского вторжения в Россию. Это была тема его исследовательской работы в рамках профинансированного Германией проекта.

«Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать», — сказал Николай Десятниченко. В конце своей речи он выразил надежду на то, что «мир больше никогда не увидит войн».

Вскоре после того, как один проживающий в Баварии русский разместил эту речь в Facebook вместе со своими возмущенными комментариями, тысячи постов в клочья разорвали этого старшеклассника, его школу и его семью. Тысячи людей начали вспоминать о тех зверских преступлениях, которые нацистские оккупанты совершили против их дедов. А поскольку у Десятниченко украинская фамилия, его семью назвали ячейкой предателей. Блогеры начали жаловаться в Генеральную прокуратуру, обвиняя мальчика в «выгораживании нацизма», что в России является преступлением. Эта история привела к такому накалу страстей, что депутат верхней палаты российского парламента Владимир Джабаров попросил местные власти провести проверку учебной программы в школе, где учится Десятниченко.

Реакция была яростной, но ничего неожиданного в ней нет. Путин раздувает культ победы России во Второй мировой войне до уровня истерии, особенно в свой текущий президентский срок. Проще всего Путину делать ставку на роль России в разгроме фашизма. Эти события достаточно свежи и тесно связаны с историей большинства российских семей. И они не вызывают никаких противоречий из-за характера врага. Разговоры о том, что немецкие захватчики заслужили лучшей доли, чем гибель от жестоких лишений, кажутся абсурдом россиянам, так как они хорошо знают, что Иосиф Сталин точно так же обращался с советскими гражданами. Предположение о том, что некоторые немецкие солдаты не хотели воевать, сродни святотатству. «Нам жаль, Адольф» — такова была саркастическая реакция российских социальных сетей на примирительную речь Десятниченко.

Исключительной эту историю делает отрицательная реакция на отрицательную реакцию и то, как на нее отреагировали критики школьника.

На защиту Десятниченко выступили не только горемычные и игнорируемые российские либералы, но и мэр Нового Уренгоя Николай (так в тексте, имя мэра Иван — прим. пер.) Костогрыз. «Интерпретацию взрослыми людьми искренних слов ребенка можно расценивать как провокацию не только против школьника, но против всего российского народа», — написал он.

Вскоре за Десятниченко вступился даже Кремль. «В данном случае совершенно непонятна такая экзальтированная травля, — заявил информационному агентству ТАСС пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. — Обвинять его в каком-то злом умысле, тем более — в пропаганде нацизма и так далее, во всех смертных грехах, считаю неверным».

Но ответ Кремля никак не успокоил волну возмущения. Теперь многие блогеры и участники социальных сетей заговорили о роли «Газпрома», который является спонсором школы, где учится Николай, а также его немецкого партнера компании Wintershall, организовавшей поездку в Германию, и «Роснефти», где отец мальчика работает в службе безопасности.

Это не просто компании. Это основа путинского режима, главные инструменты его торговой политики, основные рычаги российского экономического влияния на Европу и Китай. Благосостояние жителей Нового Уренгоя, многие из которых работают в «Газпроме» и «Роснефти», вызывает зависть у остальной России. Некоторые россияне гневно ответили самому Пескову. Вот типичный твит: «С нашей стороны это не травля, а мнение народа. Оно должно быть услышано, чтобы Николай и ему подобные поняли, в какой стране они живут».

После аннексии Крыма в 2014 году Путин со своей командой всячески нагнетает патриотическую истерию. Эти люди воспользовались националистическими настроениями и недовольством, чтобы разжечь восстание на востоке Украины. Они используют материалы о Второй мировой войне для подкрепления своих претензий на моральное превосходство в усиливающемся конфликте с Западом. Но патриотизм такого сорта — это палка о двух концах. В действительности клептократический, живущий за счет нефти режим Путина никак не связан с ранимым националистическим мировоззрением россиян. Как бы ни старался Путин навести мост и сблизиться с этой аудиторией, он будет намного слабее и неустойчивее того реального моста, который компания путинского дружка строит в Крыму.

Поскольку конституция ограничивает срок пребывания Путина на посту президента, наступит время, когда он уйдет. А те люди, которые охаивают Десятниченко, лишь ждут сигнала, чтобы размазать по стенке путинскую элиту и поставить Россию на путь еще более жесткой конфронтации с Западом. И потенциальному наследнику Путина наверняка придется бороться за их симпатии.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437917 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 7 ноября 2017 > № 2380987 Леонид Бершидский

Этот русский сделал все возможное, чтобы повлиять на американские выборы

Леонид Бершидский | Bloomberg

"Обычно у русских, которые попытались повлиять на американские президентские выборы в 2016 году, нет имен: они известны просто как "русские", - пишет колумнист американского агентства Bloomberg Леонид Бершидский. Однако Виталий Шкляров был относительно на виду в качестве политического сотрудника, работающего на штаб сенатора Берни Сандерса, испытывающий нехватку сотрудников и перегруженный работой, рассказывает автор. "Он согласился на эту работу, а позднее стал участвовать в своеобразных российских президентских выборах по одной и той же причине: он не любит укоренившиеся элиты", - говорится в статье.

"Полная приключений история 41-летнего Шклярова кое-что объясняет по поводу характера сложных отношений между русскими моего поколения и Западом", - продолжает журналист. По словам Бершидского, многие советские люди считали Запад моделью для подражания, после краха СССР надеялись получить там знания и опыт для улучшения ситуации на родине, но, очутившись на Западе, увидели "бородавки", которые были не видны из-за "железного занавеса". Некоторые, как Шкляров, решили несмотря ни на что придерживаться первоначального плана - и вдобавок попытались разрешить то, что им не нравилось на Западе. "Шкляров выбрал самое нелогичное поприще для русского на Западе: политика", - рассказывает автор.

"Он родился в Гомеле, в Белоруссии, защитил кандидатскую по политологии и социологии в Университете г. Фехта в Германии, женился на американке и переехал с ней в США, - передает колумнист. - Там Шкляров начал работать волонтером в политических штабах, чтобы набраться опыта". Как сам герой статьи рассказал автору, в 2016 году он мог получить оплачиваемую работу в штабе Хиллари Клинтон. "Вместо этого он выбрал Берни Сандерса, работая этаким мастером на все руки в подвижных командах, занимавшихся праймериз в штатах", - пишет журналист. К концу кампании Шкляров стал заместителем национального политического директора по связям с общественностью. Шкляров рассказал журналисту, что выбрал Сандерса, так как, будучи "постсоветским мятежником", он просто любит "аутсайдеров". "В [американской] системе много лжи, как и в российской", - объяснил герой материала свою симпатию к Сандерсу.

Шкляров открыто говорит о том, что не приемлет систему, которую Владимир Путин выстроил в России, продолжает Бершидский. "В преддверии мартовских президентских выборов он поступил на работу консультантом в штаб телевизионной знаменитости Ксении Собчак, которая баллотируется на расплывчатой либеральной платформе - и которая, как многие говорят, по замыслам кремлевских стратегов, должна привлечь общественный интерес к голосованию, чтобы не допустить неудовлетворительной явки, которая делегитимизирует несомненную победу Путина", - рассказывает колумнист. Шкляров рассказал автору, что не верит в то, что Собчак - это подсадная утка Кремля, но в любом случае "Ксения - это второстепенная вещь". "По его словам, его целью является сбор данных целевой аудитории и тестирование набора программного обеспечения для организации кампании, который он разработал с командой технарей, когда координировал избирательные усилия на более низком уровне для антипутинских кандидатов в Москве", - передает автор. "Я хочу быть готов к 2024 году, когда может быть несколько демократических кандидатов, если Путин уйдет", - рассказал журналисту Шкляров.

"Мне кажется маловероятным, что реальные выборы будут допущены в России в 2024 году, - пишет Бершидский. - Путин, вероятно, выберет надежного преемника и протолкнет его обычными средствами, включая безудержную пропаганду, подтасовку результатов выборов и подавление оппонентов с приличными шансами на победу". "Однако, учитывая нынешнюю политическую обстановку в США, Шкляров вынужден надеяться вопреки всему", - говорится в статье. "Люди в Вашингтоне боятся со мной даже заговорить, - рассказал он агентству. - Я русский, значит я токсичен".

"Жаль, - комментирует колумнист. - Его любовь к Западу и своеобразный опыт провала, выживания и игры с неравными шансами - это в духе американской мечты. США могут только выиграть от такого, как у него, "вмешательства в выборы".

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 7 ноября 2017 > № 2380987 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 ноября 2017 > № 2444270 Леонид Бершидский

Реклама в Facebook показывает истинный характер российской игры

Американская разведка ошибалась в своих оценках: русские тролли и их кремлевские хозяева не были приверженцами той или иной партии.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Рекламные материалы Facebook, размещенные российское фабрикой троллей и обнародованные в среду комитетом конгресса США по разведке, показывают, что российские пропагандисты в ходе своей кампании 2016 года не отдавали предпочтения ни Дональду Трампу, ни Хиллари Клинтон. На самом деле, они высмеивали и подначивали Америку, показывая ее искаженное, но в конечном счете поразительно точное отражение.

Это полностью противоречит более ранним выводам американского разведывательного сообщества. «По нашим оценкам, российский президент Владимир Путин приказал в 2016 году провести кампанию влияния на президентские выборы в США, — говорится в аналитическом докладе американского разведывательного сообщества, опубликованном в январе. — Цели России заключались в подрыве веры общества в американский демократический процесс, в дискредитации госсекретаря Клинтон, в снижение ее шансов на избрание и на занятие должности президента. Далее, по нашим оценкам, Путин и российское правительство отдавали явное предпочтение избранному президенту Трампу».

Если объявления в социальных сетях, размещенные санкт-петербургским Агентством интернет-исследований (коллектив троллей, связанный с близким к Кремлю ресторатором Евгением Пригожиным), верно отражают стратегию этой кампании влияния, то разведывательное сообщество ошибалось в своих оценках. В этих материалах выражается поддержка как белым националистам, так и чернокожим. До выборов их главной целью была Клинтон, но сразу после них они переключились на Трампа. Направленные против них материалы похожи даже внешне. Вот один из них — приглашение на июльский митинг против Клинтон:

Being Patriotic

Хиллари Клинтон — соавтор обамовской пропаганды против конституции и против полиции.

Долой Клинтон!

А вот приглашение на протест против Трампа, прошедший также в Нью-Йорке, но в ноябре. По всей видимости, на нем присутствовали тысячи людей:

ВМ

Люди по-настоящему боятся за свое будущее!

Расизм побеждает, невежество побеждает, сексуальное насилие побеждает.

Остановить Трампа! Остановить расизм! Присоединяйтесь к протесту на Юнион-сквер в субботу в 12-00.

Приносите плакаты, еду, воду!

(Трамп не мой президент

Марш против…)

Возможно, разведывательное сообщество сделало заключение, что после голосования уже нельзя вмешаться в выборы, а поэтому значение имеют только выпады против Клинтон. Но это неубедительный аргумент. Ни тролли со своим крохотным финансированием (в лучшем случае, сотни тысяч долларов — и это на фоне сотен миллионов, потраченных американскими кандидатами и их спонсорами), ни российские государственные СМИ со своим смехотворным охватом аудитории по сравнению с кабельным телевидением США, никак не могли повлиять на результаты голосования. Это означало бы, что им гораздо больше известно об американских инструментах влияния, чем всей политической индустрии США, которая пользуется этими инструментами с момента их создания и при полном содействии их создателей.

Даже сегодня лучшие российские эксперты по вопросам использования социальных сетей в политических целях считают, что такими усилиями было невозможно склонить чашу весов в ту или иную сторону. Интернет-предприниматель и руководитель избирательной кампании злейшего врага Путина и антикоррупционного активиста Алексея Навального по имени Леонид Волков написал в четверг в Facebook:

Когда на полном серьезе обсуждается «вмешательство в выборы» посредством покупки рекламы в Facebook на 100 тысяч долларов (в сотни раз меньше, чем тратили на рекламу в Facebook кампании Клинтон и Трампа), когда ведущие политические издания показывают в качестве «доказательств» адские картинки, самая «вирусная» из которых собрала аж 200 тысяч просмотров (а большинство — несколько тысяч просмотров; там есть и такие, на продвижение которых было потрачено по 500 рублей — не тысяч долларов, не долларов, а рублей!) — ну так же просто нельзя, это прежде всего очень стыдно. Черт, мы перед встречей в Астрахани сделали рекламы в соцсетях почти на два миллиона показов (и это стоило 20 000 рублей). О чем вообще идет речь?

Кампании Волкова в России сегодня относятся к самым продвинутым и изощренным. Санкт-петербургские тролли, поначалу получающие около одной тысячи долларов в месяц (руководителям групп платят где-то две тысячи долларов), соображают в этом деле гораздо меньше, чем очень сильно мотивированная команда Навального. Те глупые ошибки, которые они делают на английском языке (неправильное использование модальных глаголов, пропуск артиклей, неуклюжие обороты речи) свидетельствуют о том, что они — рядовые пехотинцы информационных войн. Они вели свою игру не для того, чтобы выиграть американские выборы — они просто хотели как можно больше замутить воду. Они не были ни республиканцами, ни демократами. Эти партии не работают в Санкт-Петербурге. Это тролли, которые были рады уязвить кого-то в одном месте, создать смуту в другом, усилить эхо в третьем.

Их действия никак не были привязаны к графику предвыборной кампании. Это постоянная работа, и она будет продолжаться до тех пор, пока США и Россия враждуют между собой. В этом смысле она ничем не отличается от российской кампании влияния на Украине. Выборы и смена власти, никак не меняющие отношения между странами, это просто полезный фон для пропаганды, дезинформации и обычного троллинга, потому что они политизируют аудиторию и привлекают ее внимание к спорным вопросам, которые пропагандисты используют к своей выгоде. Основная цель — это нестабильность и путаница, и достичь ее можно довольно легко и за небольшие деньги.

Я уже больше года пишу о том, что цель Кремля в американских выборах состояла не в продвижении какого-то кандидата, хотя российский президент Владимир Путин не делает тайны из своей глубокой неприязни к Клинтон. Он никогда не был близоруким человеком, способным доверять Трампу. И никто из власть имущих в России никогда даже не намекал на то, что он ему доверяет. Истинная цель кампании влияния заключалось в том, чтобы усилить присущие Америке разногласия и подорвать доверие к ее институтам.

Сегодняшние слушания на тему материалов в Facebook, Twitter и YouTube, на которых возмущенные сенаторы и испытывающие неловкость корпоративные юристы надеются избежать длительных и изматывающих тяжб, служат этой цели даже лучше, чем сами рекламные материалы. Американские законодатели кажутся бессильными. Американцы, которых якобы удалось задешево купить этими низкопробными и плохо подготовленными рекламными объявлениями, выглядят полными невеждами. Американские спецслужбы кажутся излишне политизированными и неспособными к проведению серьезного анализа, а уж тем более — к оказанию эффективного сопротивления российским «активным мероприятиям».

Приступ американского самобичевания, наверняка, превзошел самые смелые мечты троллей и пропагандистов. Великая нация, у которой самые богатые и самые профессиональные в мире средства массовой информации и институты, о каких другие страны могут только мечтать, должна быть в состоянии проигнорировать жалкие и некомпетентные усилия российских пропагандистов. Проблема Facebook и Twitter состоит не в том, что за политические рекламные материалы можно заплатить в рублях (тролли возьмут это себе на заметку и в перспективе будут платить доллары), а в том, что неизвестная, но наверняка значительная доля читающей их аудитории — это та же самая подделка, «фейк». Однако американские законодатели не обращают на это внимания перед лицом тяжелой лоббистской артиллерии корпораций. Некоторые вопросы все же прозвучали на слушаниях, однако никаких мер по исправлению ситуации не предложено.

Проблема американской политики и государства — еще глубже. Соединенные Штаты Америки — это глубоко расколотая страна, и данный раскол создали не русские пропагандисты (хотя они с радостью читали об этом в американских СМИ и использовали данные обстоятельства в своей работе). США пора задействовать свои колоссальные ресурсы для поимки настоящих шпионов (если таковые принимали участие во вмешательстве в выборы или в других сговорах), а также агентов, завербованных этими шпионами в Америке. А правоохранительным органам США пора заняться поиском грязных денег, которые развратили американский политический истеблишмент. Глазеть с бесконечным удивлением в зеркало троллей — это контрпродуктивно. Одного взгляда должно быть достаточно, чтобы увидеть, что надо сделать для исправления положения.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 ноября 2017 > № 2444270 Леонид Бершидский


Китай. Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > inopressa.ru, 17 октября 2017 > № 2353260 Леонид Бершидский

Наступает время авторитарных криптовалют

Леонид Бершидский | Bloomberg

"Учитывая, что Россия и Китай ухватились за идею суверенных криптовалют, пора задать простой вопрос: почему технология, угрожающая децентрализовать денежную систему, так привлекательна для высокоцентрализованных авторитарных режимов?" - пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

На прошлой неделе проправительственная газета "Аргументы и факты" процитировала российского министра связи и массовых коммуникаций Николая Никифорова, заявившего, что президент Владимир Путин распорядился быстро начать выпуск "крипторубля". Согласно репортажу, Никифоров сказал, что для этой криптовалюты будет использоваться "российская криптография" и ее будет невозможно "майнить", как биткоин, потому что это будет "закрытая модель с определенным объемом регулируемой эмиссии", передает Бершидский.

"Это последовало за заявлениями главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной и министра финансов Антона Силуанова, подчеркнувших необходимость для российского государства поставить выпуск и использование криптовалюты под контроль", - говорится в статье.

Туманное описание Никифоровым крипторубля звучит похоже на недавние неофициальные предложения в Китае, отмечает автор.

Тех, кто считает, что главное новшество биткоина состоит в исключении из процесса центральной власти, заинтересованность Китая и России сбивает с толку. "Но правительства этих стран не собираются отдавать контроль системе блокчейна. Напротив, они пытаются понять, как снизить расходы для центрального эмитента на контроль за всем, что происходит в финансовой системе", - полагает Бершидский.

Наличные деньги имеют свои недостатки и для центробанков, и для правительств, отмечает автор. Их дорого печатать, чеканить, распространять и уничтожать. В то же время наличные анонимны - на них рассчитывают преступники и те, кто уклоняется от уплаты налогов. При традиционных электронных платежах случаются задержки при транзакциях.

При выпуске крипторубля расходы на поддержание денежной системы снизятся, платежи между компаниями и физическими лицами станут осуществляться быстрее, транзакции станут доступными для государственного контроля, прежде всего из соображений сбора налогов, говорится в статье. Никифоров говорил о введении подоходного налога на перевод крипторублей в обычные, если их владелец не сможет продемонстрировать, как была получена цифровая валюта.

На данный момент в планы России и Китая не входит отказ от наличных. Но это может быть их логической конечной целью, предполагает Бершидский.

"В обеих странах правительства не озабочены такими тонкостями, как право граждан на финансовую анонимность: порядочному гражданину нечего от них скрывать, а в противном случае пусть пеняет на себя", - говорится в статье.

Китай. Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > inopressa.ru, 17 октября 2017 > № 2353260 Леонид Бершидский


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 сентября 2017 > № 2332663 Леонид Бершидский

Россия хочет наказать Telegram в назидание другим

Российским властям нужна дешифровка.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Власти всех стран, участвующих в современных кибервойнах, некоторый интерес к переписке пользователей мессенджеров проявляют и определенную информацию отслеживают. А в странах с деспотическим режимом власти этого даже не скрывают. Недавно руководитель проекта Telegram, мессенджера с зашифрованным обменом сообщениями, получил письмо из ФСБ, российской службы контрразведки. Это указывает на вышеупомянутое отличие, а также свидетельствует о том, насколько опасно доверять IT-компаниям, гарантирующим нам конфиденциальность переписки.

Павел Дуров, основатель Telegram, выложил письмо из ФСБ в социальной сети «Вконтакте» (популярном российском аналоге Facebook), который тоже основан им, но больше не является его собственностью. В документе, для удобства переведенном на ломаный английский язык (поскольку компания, стоящая за сервисом Telegram, зарегистрирована в Великобритании), представители спецслужбы сообщает адресату, что в соответствии с законом, принятом в прошлом году, он обязан передать ключи, позволяющие госорганам расшифровывать любые передаваемые через мессенджер сообщения. В письме также говорится о том, что Дуров уже нарушил закон, не сделав этого раньше. Речь идет о том же самом законе, в соответствии с которым соцсетям Facebook и Twitter в следующем году грозит закрытие в России, если они не начнут хранить персональные данные российских пользователей на территории страны. Руководство Twitter пообещало локализовать свою деятельность к середине 2018 года, а Facebook российским властям пока ничего не ответила.

ФСБ предпринимает юридические действия, составляя административные протоколы, что, скорее всего, приведет к судебным процессам в отношении российского (в некотором роде) юридического лица и станет предостережением для компаний вроде Facebook и Twitter. Это должно послужить для них сигналом, указывающим на то, что вызывающе пренебрежительное отношение к драконовскому закону об информационной безопасности им с рук не сойдет. И Telegram с его заявлениями о повышенной защищенности данных и о принципах нейтралитета является идеальной мишенью, на примере которой можно продемонстрировать, насколько все серьезно.

Дуров, создавший Telegram вместе со своим братом Николаем — россиянин, хотя какое-то время назад он получил гражданство государства Сент-Китс и Невис, дающее ему возможность ездить в большинство западных стран без визы. Он приложил все усилия, чтобы не регистрировать Telegram в России, и в итоге появилась британская компания, Telegram LLP. Правда, на официальном сайте мессенджера в разделе FAQ говорится, что офис сервиса находится в Берлине. «Несмотря на то, что братья Дуровы, как и некоторые ключевые разработчики, родились в России, Telegram с Россией не связан — ни юридически, ни физически», — говорится в FAQ. Но, как недавно заявил бывший сотрудник Telegram, недовольный действиями руководства, большая часть работ по разработке сервиса ведется в петербургском офисе, однако Дуров это отрицает. Если некоторые члены команды и работают в России, то для разработчиков (а через них — и для компании) это сопряжено с рисками — связанными с неисполнением законов и с преследованием во внесудебном порядке. На них могут оказывать жесткое давление и требовать от них предоставить ФСБ доступ к переписке в Telegram.

Возможно, что для конфиденциальности переписки пользователей Telegram это не самая большая угроза. Информатор из АНБ Эдвард Сноуден предупреждал, что по сравнению с конкурирующим приложением WhatsApp Telegram менее безопасен, поскольку хранит большую часть сообщений в облаке, что теоретически делает данные доступными для третьих лиц. Но для пользователей большое значение имеет географическое положение. Это — вопрос доверия.

Мессенджер Telegram, число активных пользователей которого ежемесячно составляет более 100 тысяч, пользуется огромной популярностью на Ближнем Востоке, где американским продуктам часто не доверяют. Согласно приложению Annie, в Иране Telegram занимает первое место по числу скачиваний на Android устройства, а приложение WhatsApp, которым пользуются более миллиарда человек, занимает лишь второе место. В каком-то смысле, это понятно: не так давно Иран пытался запретить WhatsApp из-за национальности Марка Цукерберга, назвав руководителя Facebook — и нового владельца WhatsApp — «американским сионистом». Для многих иранцев связь с помощью «российского» приложения более безопасна, но это не означает, что иранские власти не будут преследовать Telegram: недавно прокуратура Тегерана выдвинула против Дурова обвинения в том, что его сервис способствует распространению детской порнографии и пропаганде экстремизма.

Для американцев или, например, людей, митингующих в Гонконге, вероятное рассекречивание зашифрованного трафика китайских мессенджеров, таких как WeChat и QQ, в чем, несомненно, виновны власти Китая, является веской причиной для отказа от этих приложений. В 2014 году президент Южной Кореи Пак Кын Хе (теперь уже отстраненная от власти в результате импичмента) поручила прокуратуре расследовать случаи размещения в корейском мессенджере Kakao Talk оскорбительных для нее комментариев. В результате южнокорейские пользователи начали в массовом порядке переходить в Telegram, который обещал обеспечить «секретный чат» методом сквозного шифрования.

В России обязательство обеспечить шифрование трафика без присутствия в США или заметного местного присутствия в других странах позволило Telegram привлечь около 10 миллионов пользователей. Благодаря наличию в Telegram каналов — инструмента, позволяющего пользователю передавать контент подписчикам, сервис привлек интерес анонимных комментаторов, обладающих инсайдерской информацией о российской политике, а также талантливых представителей шоу-бизнеса. Число подписчиков самых популярных политических и развлекательных каналов достигает десятков тысяч, а поступающую по этим каналам информацию часто цитируют и обсуждают в СМИ. Владельцы каналов продают рекламу (чего сам Telegram не делает), а некоторые предприниматели даже продавали свои каналы. Наверное, это было бы невозможно, если бы люди не чувствовали, что этот мессенджер безопасен и политически нейтрален.

Теперь люди знают, что нельзя слишком доверять социальным сетям вроде Facebook, Instagram или Twitter. В этих сервисах и работодатели и госструктуры могут запросто отслеживать трафик. В России и других странах с авторитарными режимами за комментарии в социальных сетях людей сажают в тюрьму. Риски, связанные с излишней уверенностью в конфиденциальности переписки в интернете, очевидны для всех, кто наблюдал за скандалами в США во время избирательной кампании 2016 года. Компании-владельцы мессенджеров создают чувство уверенности в повышенной безопасности приложения, утверждая, что они используют сквозное шифрование (что не обязательно означает, что они намного безопаснее) и просто не помещают нашу переписку в открытый доступ, где каждый может ее прочитать, как это делают социальные сети. Но интерес российских спецслужб к мессенджеру Telegram (как и случай с приложением WeChat в Китае или настойчивые попытки властей Великобритании добиться установки оборудования, позволяющего получать доступ к трафику в WhatsApp в обход системы защиты) настораживает. Он указывает на то, что в каждую из этих систем рано или поздно можно будет проникнуть. Спецслужбы действуют настойчиво, и у них есть огромные полномочия и масса возможностей, чтобы требовать доступа к информации и получить этот доступ незаконным путем.

Это представляет опасность для тех, кто использует мессенджеры, разработанные какой угодно корпорацией. Эти коммерческие организации являются легкой добычей для государственных структур и легко могут стать объектом их открытого и скрытого давления в любой стране. Но особенно — в таких авторитарных государствах, как Россия. Чтобы обеспечить максимальную конфиденциальность и безопасность, приложение должно иметь открытый исходный код и постоянно находиться под наблюдением заинтересованного и децентрализованного сообщества разработчиков. Больше всего под это описание подходит приложение Signal, которое рекомендует Сноуден. А для Telegram игра, вероятно, скоро закончится.

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 сентября 2017 > № 2332663 Леонид Бершидский


Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 29 сентября 2017 > № 2330731 Леонид Бершидский

Россия хочет наказать Telegram в назидание другим

Леонид Бершидский | Bloomberg

"Любое правительство, вовлеченное в сегодняшние кибервойны, имеет определенный интерес к слежке за пользователями приложений-мессенджеров, и более деспотичные государства не утруждают себя тем, чтобы это скрывать", - пишет колумнист американского агентства Bloomberg Леонид Бершидский. Telegram, зашифрованный мессенджер в России, недавно получил письмо от ФСБ, которое подчеркивает это различие - и опасность доверия к уверениям технологических компаний в сфере прайвеси, отмечает автор.

"Павел Дуров, основатель Telegram, опубликовал письмо, полученное от ФСБ, в соцсети "ВКонтакте" - популярном российском клоне Facebook, основанном им же, но больше ему не подконтрольном, - говорится в статье. - В документе, любезно переведенном на ломанный английский, поскольку компания, стоящая за Telegram, зарегистрирована в Британии, спецслужба сообщает, что мессенджер обязан, согласно российскому закону, принятому в прошлом году, передать ключи, позволяющие правительству расшифровать любую информацию, которую передают с его помощью, и что Telegram уже нарушает закон, не сделав это".

"ФСБ встала на юридический путь, который, вероятно, доведет до суда дело против квазироссийской организации в качестве предупреждения таким компаниям, как Facebook и Twitter, - пишет Бершидский. - Это должно дать им знать, что пренебрежение драконовским законом об информационной безопасности не сойдет с рук. Telegram, с его притязаниями на дополнительную безопасность и нейтральность, идеальная мишень для такой демонстрации".

"Теперь люди уже знают, что не нужно слишком увлекаться, выкладывая подробности своей жизни в соцсетях типа Facebook, Instagram и Twitter, - продолжает колумнист. - Эти сервисы слишком легко отследить работодателям и правительствам, а в России и других странах с авторитарными режимами людей уже сажали в тюрьму за комментарии в публичных социальных СМИ". Мессенджеры создали впечатление большей безопасности - они заявляют, что используют сквозное шифрование (что не обязательно означает, что они намного безопаснее), и они не выставляют сообщения на всеобщее обозрение, где все их могут прочитать, как в соцсетях, отмечает автор.

Однако интерес российских спецслужб к Telegram - знак того, что ко всем подобным системам рано или поздно, вероятно, будет получен доступ, полагает журналист. "Разведслужбы настойчивы, и у них много власти, чтобы потребовать доступ или получить его незаконно", - пишет Бершидский.

"Это представляет опасность для всех, кто использует приложение-мессенджер, разработанный любым корпоративным субъектом, - заключает колумнист. - Они являются доступными мишенями для открытого и тайного правительственного давления повсюду, но особенно в таких авторитарных странах, как Россия. Для максимально высокого уровня прайвеси и безопасности приложение должно быть с открытым исходным кодом и постоянно находиться под наблюдением распределенного сообщества разработчиков. Signal, приложение, которое рекомендует Сноуден, лучше всего подходит под это описание. Для Telegram игра скоро может быть окончена".

Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 29 сентября 2017 > № 2330731 Леонид Бершидский


Россия. США > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316292 Леонид Бершидский

Запрет американского правительства на продукцию "Лаборатории Касперского" создает некрасивый прецедент

Леонид Бершидский | BloombergView

"Что это - благоразумная предосторожность или неприкрытый протекционизм?" - задается вопросом обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский, анализируя запрет правительства США на использование продукции "Лаборатории Касперского".

"Можно привести аргументы в пользу обоих объяснений. Но, по большому счету, не так важна обоснованность запрета, как его последствия для характера индустрии кибербезопасности - индустрии, не знающей государственных границ - а также для ИТ-индустрии в целом", - считает Бершидский.

Министерство внутренней безопасности США в своем заявлении о "Лаборатории Касперского" исходит из логического умозаключения, что любая российская компания, вероятно, действует в интересах российского правительства. Бершидский полагает: эта логика "означает, что потенциальное доверие к такой компании выше, когда речь идет об угрозах, порожденных США". "Это потенциально хорошо для "Лаборатории Касперского" за пределами США, но несет некрасивые последствия для индустрии кибербезопасности; если сегодня лучшие фирмы пользуются равным доверием, то подобный прагматичный подход заставит относиться к ним всем с одинаковым подозрением", - рассуждает Бершидский.

Автор выявляет еще одну проблему: "Поскольку, когда речь идет о кибервторжениях, наибольшая опасность исходит от инсайдеров, фирмы больше не могут спокойно рассчитывать на талантливых специалистов из разных стран, как делалось много лет". "И вообще, если национальные государства считают киберпространство театром боевых действий, то, наверное, всем правительствам и крупным компаниям следует использовать только отечественный софт?" - вопрошает автор. Он напоминает, что именно это предписал президент Путин российским ИТ-компаниям, которые хотят получить госконтракты. Возможно, Соединенным Штатам тоже следует проявить осторожность, считает он.

"Но для правительств других стран (кроме России и США. - Прим. ред.) и для частного бизнеса такой менталитет может означать, что они прозевают угрозы, которые сегодня причиняют реальный экономический и политический ущерб. Формат, который индустрия кибербезопасности имела до новой холодной войны, - средоточие многонациональных интеллектуальных ресурсов и специализированных умений, которые сплотились против всех угроз, - лучше годился для отражения атак", - заключает автор.

Россия. США > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316292 Леонид Бершидский


Россия. США > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 6 сентября 2017 > № 2299195 Леонид Бершидский

Воспринимайте всерьез слова Илона Маска об угрозе российского искусственного интеллекта

Леонид Бершидский | BloombergView

"Илон Маск опасается, что правительства, а конкретно - российское правительство, ввяжутся в соперничество за лучший искусственный интеллект и спровоцируют третью мировую войну", - пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский. "Это шокирующее заявление вызывает еще больший шок потому, что мир мало что ожидает от России. Несколько лет назад сенатор Маккейн назвал ее "бензоколонкой, замаскированной под страну", - продолжает автор.

Бершидский поясняет, что внимание Маска привлекли слова российского президента Владимира Путина, что тот, кто станет лидером в сфере искусственного интеллекта, будет властелином мира. "Начинается..." - написал Маск в "Твиттере".

Бершидский комментирует: "На самом деле Россия ничего не "начинает" в сфере искусственного интеллекта. Просто ее прогресс в этой сфере отчасти ускользает от внимания: мы привыкли говорить об искусственном интеллекте в контексте того, чего достигли крупные компании Кремниевой долины или лучшие американские университеты, а, хотя россияне там работают, лучшие - не россияне, россиян нет среди ведущих мыслителей и инвесторов в этом секторе".

"Россия совершенно не умеет коммерциализировать и продвигать технические достижения", - пишет автор, отмечая, что приложение Prisma, основанное на искусственном интеллекте, так и не стало глобальным феноменом.

И все же в России проводится предостаточно исследований искусственного интеллекта, подчеркивает автор. В последние месяцы в российских государственных СМИ прибавилось сообщений о потенциальном военном использовании искусственного интеллекта, сообщает он.

"Прозвучавший в августе призыв Маска и группы исследователей искусственного интеллекта к глобальному запрету роботизированных вооружений своевременный, но, вероятно, неосуществимый на практике", - считает Бершидский.

"Искусственный интеллект намного опаснее как элемент вооружений, чем как потенциальная замена человеческого мозга для применения в гражданских целях", - заключает автор, призывая воспринимать всерьез как тревожные заявления Маска, так и слова Путина.

Россия. США > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 6 сентября 2017 > № 2299195 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272838 Леонид Бершидский

Почему некоторые бывшие американские разведчики не верят «истории о вмешательстве русских»

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В 2003 году, когда несколько бывших разведчиков-профессионалов создали организацию в знак протеста против того, как разведслужбы заставили обвинить Ирак в производстве оружия массового уничтожения, колумнист газеты The New York Times Николас Кристоф (Nicholas Kristof) написал о них благожелательную статью, в которой привел высказывания членов организации. В 2017 году в крупных американских изданиях никаких материалов о последней кампании, проводимой этой же организацией, в не найдете.

Организация «Профессиональные разведчики-ветераны за здравомыслие» (VIPS) изучают распространенное сегодня мнение о том, что прошлогодние утечки файлов из почтового сервера Национального комитета Демократической партии (DNC) произошли в результате действий российских хакеров. Но бывшие разведчики обнаружили доказательства обратного.

В отличие от «действующих и бывших сотрудников разведки», цитируемых на условиях анонимности в сообщениях о скандале, вызванном связями Трампа с Россией, члены организации VIPS реальны и у них есть имена. Но о добытых ими сведениях, выводах и сомнениях сообщают только в неофициальных и малоизвестных изданиях, которые легко обвинить в том, что они являются каналами распространения российской дезинформации. Издания The Nation, Consortium News, ZeroHedge и другие СМИ указывают на выводы, сделанные бывшими разведчиками, согласно которым файлы демократов — по крайней мере, некоторые из них — были похищены не российскими или какими-то другими хакерами, а, скорее, это сделал кто-то из своих.

В январе был обнародован аналитический доклад американского разведывательного сообщества, который служит основанием для обвинения в том, что Россия взламывала компьютерные сети политиков в попытке вмешаться в выборы. В докладе, помимо прочего, говорится: «Согласно нашим оценкам мы можем с высокой степенью уверенности сказать следующее. Российская военная разведка (Главное управление Генштаба Вооруженных Сил Российской Федерации или ГРУ) использовала хакера, действовавшего под ником Guccifer 2.0, и сайты DCLeaks. com и WikiLeaks с тем, чтобы предоставить в открытый доступ данные американской пострадавшей стороны, полученные в ходе киберопераций, а также распространять их в виде эксклюзивных материалов в СМИ».

А организация VIPS подозревает, что после того как основатель и владелец WikiLeaks Джулиан Ассанж объявил 12 июня 2016 года о своем намерении опубликовать электронную переписку, имеющую отношение к Хиллари Клинтон, DNC начал поспешно фабриковать доказательства того, что его почтовые серверы были взломаны российскими хакерами. Так демократы пытались свести на нет значимость разоблачений, опубликованных на WikiLeaks. С этой целью, согласно версии разведчиков-ветеранов, DNC воспользовался услугами «онлайн-деятеля» Guccifer 2.0 для обнародования в основном безобидных данных Комитета. Впоследствии хакера Guccifer 2.0 условно «связали» с Россией, поскольку в его файлах были обнаружены российские метаданные, и он использовал российскую виртуальную частную сеть.

Теория разведчиков-ветеранов основана на криминалистических данных, полученных независимыми экспертами, которые известны под никами Forensicator и Adam Carter. Первый из них обнаружил, что файлы объемом 1976 мегабайт, выложенные Guccifer, были скопированы с сервера DNC пятого июля всего за 87 секунд, то есть, со скоростью передачи 22,6 мегабайт в секунду или (в более привычных для большинства пользователей единицах) около 180 мегабит в секунду. Интернет-провайдеры в США обычно такую скорость не предоставляют. Быстро скачать эти файлы через интернет, особенно через VPN (ее использует большинство хакеров), было бы практически невозможно, потому что сетевая инфраструктура, через которую пришлось бы передавать трафик, еще больше замедляла бы его передачу. Однако, как отметил Forensicator, файлы могли быть скопированы примерно с такой скоростью на внешнее накопительное устройство, что мог сделать только человек, имеющий доступ к серверу — то есть, кто-то из своих.

Другой аналитик, работающий под псевдонимом Adam Carter, показал, что в какой-то момент была произведена «синтетическая вставка» — материалы, содержавшиеся в файлах хакера Guccifer, были вырезаны и вставлены в русскоязычные шаблоны Microsoft Word. В начале этого месяца Adam Carter опубликовал длинный пост, в котором представил многочисленным критикам все имеющиеся доказательства и ответил на их вопросы.

Среди членов организации ветеранов-разведчиков есть бывшие сотрудники АНБ, обладающие богатым техническим опытом, например, Уильям Бинни (William Binney), бывший технический директор Агентства, возглавлявший службу глобального геополитического и военного анализа, и Эдвард Лумис-младший (Edward Loomis Jr.), бывший технический директор, руководивший отделом электронной обработки. В организации работают и другие вывшие сотрудники разведки, имеющие высокую профессиональную квалификацию. Разумеется, это не означает, что члены организации правы, считая убедительным экспертный анализ, проведенный независимыми специалистами Forensicator и Adam Carter. Еще один бывший разведчик-профессионал, который изучал результаты анализа, Скотт Риттер (Scott Ritter), отметил, что они не обязательно указывают на то, что материалы, находившиеся в распоряжении Guccifer, не были добыты в результате хакерского взлома.

Вполне возможно, что из-за бурной и «неуправляемой» деятельности организации VIPS журналисты центральных изданий не считают ее теории и выводы достаточно серьезными и ценными. Рэй Макговерн (Ray McGovern), один из основателей организации разведчиков-ветеранов, который раньше обычно готовил и проводил брифинги ЦРУ для Белого дома, был отстранен от расследования событий, связанных с Хиллари Клинтон, за то, что раньше он выступал против ее политики. И хотя группа была права относительно Ирака в 2003 году, это не значит, что она права со своими выводами в отношении России в 2017 году, учитывая, что некоторые из ее членов «застряли» в далеком прошлом и мыслят давно забытыми категориями.

И все же это не повод для того, чтобы избегать обсуждения того, что же на самом деле произошло в Национальном комитете Демократической партии в прошлом году. Тем более, что ни одна из спецслужб фактически не проверяла серверы демократов. А что касается фирмы CrowdStrike, выводами которой в основном руководствовалось разведывательное сообщество при составлении своего аналитического доклада, здесь явно были конфликты интересов. Следует учитывать и то, что фирма была подрядчиком DNC и получала от нее деньги, и то, что ее соучредитель Дмитрий Альперович связан с Атлантическим Советом — вашингтонским неправительственным аналитическим центром, который в принципе считает Россию вражеским государством.

Будем надеяться, что многочисленные расследования связей Трампа с Россией основаны на убедительных доказательствах, а не просто на предположениях. Но поскольку на данный момент эти расследования не являются прозрачными, единственный способ убедиться в том, что они по-прежнему сосредоточены на технических аспектах хакерских атак и «слива информации», предположительно совершавшихся русскими — это представить общественности имеющиеся доказательства, а также доводы, опровергающие их.

Многие американцы уверены во вмешательстве русских в выборы, что способствует усилению враждебности по отношению к России. В этом отчасти виноват российский президент Владимир Путин. Путин снискал репутацию человека, который увиливает от ответа. Он бессмысленно отрицает участие России в украинском конфликте и упорно пытается фальсифицировать доказательства в деле о гибели пассажирского лайнера, сбитого над восточной Украиной в 2014 году. Но настроения американцев — это еще и результат борьбы откровенно ангажированных СМИ.

После того, как разведка скомпрометировала себя заявлениями об Ираке в 2003 году, можно было бы рассчитывать на то, что в этом вопросе главные американские СМИ будут в большей мере руководствоваться журналистским скептицизмом и будут более требовательны. Даже если для большинства американцев Россия является далекой страной, которой легко приписать практически любые незаконные действия и любой злодейство. Вместо этого, эти СМИ, похоже, более склонны указывать на обнаженный торс Путина, обсуждать его физическую форму и обвинять его в дальнейшем вмешательстве в социальные сети. Для проведения своих кампаний в соцсетях альтернативные правые в помощи России в использовании ботов в Твиттере, наверное, не нуждаются, но использование ими этих ботов привлекает меньше внимания, чем аналогичные действия России.

Американская общественность в прошлом году не особенно поверила словам Клинтон, утверждавшей, что «это сделали русские» («the Russians did it»), и она проиграла выборы. Сейчас, правда, многие американцы в них поверили и ухватились за эту идею. Возможно, это — такая же серьезная ошибка, как и заявления об Ираке, которая чревата опасными последствиями. Совершая эту ошибку, мы так и не сможем признать, что победа Дональда Трампа — это исключительно американский феномен, а не результат деятельности русских. Авторитарные режимы, подобные путинскому, раз за разом используют внешних врагов, чтобы скрыть существующие в стране разногласия и отвлечь внимание общественности от внутренних проблем. В стране, где действует демократия, подобная тактика сработать не должна.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272838 Леонид Бершидский


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171360 Леонид Бершидский

Почему Макрон победил, а Клинтон проиграла

Леонид Бершидский, Bloomberg, США

Хиллари Клинтон возлагает часть вины за свое поражение на то, что она называет «русским WikiLeaks», который «посеял сомнения» в умах ее потенциальных сторонников и «отпугнул их». Между тем тот же самый арсенал средств — боты, фейковые новости и хакерские атаки — был применен и против Эммануэля Макрона, однако он все равно одержал победу на президентских выборах во Франции, набрав две трети голосов избирателей.

Состав набора интернет-инструментов для вмешательства в выборы уже хорошо известен. Сеть аккаунтов в социальных сетях, как реальных, так и управляемых ботами, ведет агитацию за популистского кандидата и против его центристского соперника, публикуя мемы и истории, которые зачастую являются фейковыми, но при этом кажутся вполне достоверными людям, пребывающим в определенной информационной среде. Между тем хакеры проводят фишинговые атаки против представителей предвыборного штаба центристского кандидата, а затем сливают в сеть свои находки, в чем им опять же помогает сеть активистов и ботов. Именно так все и происходило в ходе президентских выборов в США в 2016 году и во Франции в 2017 году. В обоих случаях в проведении этих кампаний обвиняют Россию, потому что они были направлены против кандидатов, которые относятся к России с относительной враждебностью.

Применение инструментов из этого арсенала в ходе французской президентской кампании было тщательно задокументировано экспертами по кибербезопасности и теми, кто занимается проверкой достоверности информации.

К примеру, Лаборатория цифрового криминалистического анализа при Атлантическом совете дала характеристику «онлайн-армии» Марин Ле Пен (Marine Le Pen) в Твиттере. Ряд ключевых аккаунтов запускали хештег, одновременно публиковав множество однотипных постов. Эти аккаунты много раз делились постами друг друга, после чего к процессу подключалась «сеть распространения», куда входили как активисты, так и боты, которая подхватывала эти твиты и занималась их дальнейшим распространением. В некоторых случаях такой подход позволял некоторым хештегам попадать в список самых популярных тем Твиттера. Однако эксперты лаборатории отметили:

У нас нет причин полагать, что какие-либо из изученных хештегов сумели распространиться далеко за пределы онлайн-сообщества сторонников Ле Пен. Они действительно попадали в списки наиболее популярных тем, однако не могли задержаться там надолго. Как правило, они исчезали в течение нескольких часов.

Американское сообщество альтернативных правых, возможно, вдохновленное заявлениями о том, что они помогли Трампу одержать победу, попыталось помочь Ле Пен, однако столкнулось с непреодолимой преградой в форме языкового барьера. Символ альтернативных правых Лягушонок Пепе не нашел отклика у французских избирателей.

Аккаунты сторонников Ле Пен, как французские, так и иностранные, а также аккаунты сторонников ультралевых кандидатов, таких как Жан-Люк Меланшон (Jean-Luc Melenchon), пытались распространять истории, опровергающие сообщения традиционных СМИ. Авторы исследования, проведенного компанией Bakamo, специализирующейся на социальных сетях, и опубликованного в апреле, выяснили, что примерно 24% связанных с выборами ссылок, которыми обменивались пользователи во Франции, преследовали именно такую цель. Значительная часть этих ссылок была взята из российских источников государственной пропаганды, таких как RT и Sputnik, которые, по словам представителей Макрона, распространяли фейковые новости.

Те, кто публиковал подобные ссылки, как правило, демонстрировал гораздо более заметную активность в социальных сетях по сравнению с теми, кто цитировал новости традиционных СМИ. Однако на долю традиционных СМИ пришлось 56% ссылок, которыми делились пользователи. Попытки перекроить новости традиционных СМИ и фейковые новости — разоблачением которых активно занимались такие платформы, как CrossCheck и Les Decodeurs газеты Le Monde — не смогли повлиять на мнение значительного числа избирателей.

Результаты исследования, проведенного экспертами из Оксфордского университета и опубликованного в конце апреля, показали, что «люди, обсуждающие французскую и немецкую политику в социальных сетях, как правило, пользуются более высококачественными источниками информации, чем те, кто обсуждает в сетях американскую политику». Согласно результатам этого исследования, подобные дискуссии во Франции и Германии «в меньшей степени искажены», чем в США, и несколько реже основаны на контенте, распространяемом ботами. Эксперты из Оксфорда также отметили, что ссылки, которыми делились французские пользователи в два раза чаще приводили к материалам солидных изданий, чем к подделкам и откровенно желтым статьям. В США в прошлом году это соотношение было практически 1-1.

Самая опасная фейковая новость — «документы» об офшорном счете Макрона, которые всплыли между двумя раундами голосования — была очень быстро и убедительно опровергнута, и поэтому она не нанесла никакого урона.

Хакеры тоже не смогли повлиять на исход французских выборов. До первого раунда голосования существовала вполне реальная вероятность того, что Макрона можно будет устранить, если будет опубликована какая-либо компрометирующая информация о нем. Именно так и случилось с первым фаворитом предвыборной гонки во Франции, Франсуа Фийоном (Francois Fillon). Однако в тот период, когда Макрон был относительно уязвимым, никакой особенно компрометирующей информации о нем опубликовано не было. И только в прошлую пятницу, накануне начала «периода тишины», хакеры опубликовали серию украденных электронных писем соратников и членов предвыборного штаба Макрона.

Выбор времени был достаточно любопытным. Французские СМИ и блогеры ничего не могли поделать с этими данными, потому что в этом случае они нарушили бы режим тишины накануне выборов, что повлекло бы за собой соответствующее наказание. Но кто бы ни собрал и ни опубликовал эту серию документов (кто это был? Сотрудник IT-компании, работающей на российское правительство? Человек, имеющий почтовый ящик в немецком почтовом сервисе? Целая группа самых разных людей?), он не смог найти в них ничего особенно интересного. Целых два дня отчаянных попыток отыскать в этих письмах сочные детали и секреты не принесли никаких результатов ни WikiLeaks, ни иностранным репортерам, которые имели полное право не обращать внимание на требования режима тишины. Все, что удалось найти сторонникам Ле Пен, — это откровенно ироничное высказывание «Je baise le peuple» («к черту народ») в конце одного письма, написанного одним из членов предвыборного штаба Макрона.

Эти опубликованные письма будут подробно изучены после выборов, и, вполне возможно, в результате проверки будут выявлены некоторые незначительные нарушения или ошибки. Однако это не изменит результаты выборов и, судя по тому, что я видел, ни в коей мере не осложнит жизнь Макрону на посту президента. Незадачливые хакеры, должно быть, надеялись посеять смятение и создать атмосферу подозрений в день выборов. Но Макрон все равно победил — и с гораздо более серьезным отрывом, чем многие прогнозировали.

Выводы:

• Кампания в поддержку Ле Пен в социальных сетях не смогла выйти далеко за рамки круга сторонников Ле Пен, чьи границы были гораздо четче очерчены по сравнению с границами круга сторонников Дональда Трампа в США, поскольку у Ле Пен намного более богатый опыт работы в политике.

• Распространению фейковых новостей помешала относительная искушенность и образованность французских избирателей, особенно если сравнивать их с американскими избирателями.

• В отличие от ситуации в США, центристскому кандидату во Франции было нечего скрывать — или же ему хватило здравого смысла, чтобы не допустить утечки потенциально компрометирующей информации в интернет.

Клинтон проиграла не потому, что против нее были использованы онлайн-инструменты воздействия на общественное мнение. Она проиграла, потому что значительное число американцев решило, что она не заслуживает доверия. Поэтому они с такой легкостью верили фейковым новостям и намекам на ее коррумпированность и нечестность, содержавшимся в опубликованных электронных письмах.

Затянувшиеся попытки проанализировать и объяснить проигрыш Клинтон Трампу скрывают от нас самое простое объяснение: крайне важно убедить избирателей в том, что вы не имеете никакого отношения к коррупции. Макрон также извлек очевидную выгоду из нежелания избирателей давать Ле Пен зеленый свет, потому что ее партия давно проповедует расистские и ксенофобские взгляды (американские избиратели спустили Трампу с рук его провокационные заявления).

Клинтон выразила радость в связи с победой Макрона, которую она назвала «поражением для тех, кто пытается вмешаться в механизмы демократии». Однако в истории демократии можно найти множество примеров грязных методов ведения предвыборных кампаний. Онлайн-инструменты — будь то инструменты России, альтернативных правых или кого-то еще — далеки от того, чтобы считать их супероружием. Это просто набор грязных технологий, основанных на современных методах передачи информации. Но эти инструменты не стоит считать волшебным средством решения всех проблем. Страна со здоровой политической культурой и заинтересованными избирателями может с легкостью им противостоять. Неслучайно воскресная явка избирателей, составившая 74,56%, считается во Франции относительно низкой, тогда как в США такая явка стала бы рекордно высокой с 1896 года.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171360 Леонид Бершидский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter