Всего новостей: 2577827, выбрано 3 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Филонов Дмитрий в отраслях: Финансы, банкиСМИ, ИТвсе
Филонов Дмитрий в отраслях: Финансы, банкиСМИ, ИТвсе
Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 октября 2016 > № 1927874 Дмитрий Филонов

Сила ума. Петербургские программисты учат компьютер понимать сигналы мозга

Дмитрий Филонов

редактор Forbes

В апреле 2015 года авиакомпания S7 Airlines запустила необычную рекламную акцию: если человеку удавалось силой мысли довести виртуальный самолет до выбранного города, то он получал настоящий билет. Весь секрет крылся в небольшом приборе, напоминавшем наушники. Прибор распознавал электронные импульсы мозга и определял степень концентрации. Стоило отвлечься на долю секунды, и человек лишался бесплатного билета. «Тренировка концентрации или расслабления мозга — стандарт для программ на основе нейроинтерфейсов», — рассказывает сооснователь компании Octabrain Юрий Лобынцев.

Прототипом нейроинтерфейсов — так называются приборы, считывающие сигналы мозга, — являются электроэнцефалографы, которые есть во многих поликлиниках. В 2010-х такие устройства стали мобильными, что и породило волну интереса к этой сфере со стороны разработчиков программ. Петербургская компания Octabrain уже два года занимается созданием приложений для нейроинтерфейсов. Каковы успехи российских программистов?

Спектакль «Нейроинтегрум» может показаться скучным. Единственная актриса на сцене почти все время сидит на стуле, а на экране за ее спиной меняется картинка. Правда, видеорядом актриса управляет с помощью своих эмоций — их распознает специальный обруч на голове. После просмотра спектакля Юрий Лобынцев объявил сотрудникам своей компании, разрабатывавшей коммерческие мобильные приложения, о смене стратегии. Он решил заняться программами для нейроинтерфейсов. Про них Лобынцев, математик по образованию, узнал в 2012 году, когда увлекался психологией. Разработку коммерческих приложений компания не бросила — за счет нее и развивается новое направление. Первое приложение Brainstate для нейроинтерфейсов в Octabrain сделали спустя год, на разработку ушло четыре месяца. Пользователям Brainstate предлагается смотреть видео, но увидеть его можно, только если человек добьется нужной степени концентрации или расслабления мозга. Правда, почти сразу новый продукт посчитали неуспешным. «Анонс мы сделали только в России, первые отзывы были нейтральными. И мы прекратили поддержку», — рассказывает Лобынцев.

Приложение Brainstate, которое стоит 229 рублей, жило своей жизнью в App Store примерно полгода, когда Лобынцеву потребовалось собрать статистику своей программы для получения американской визы. Оказалось, что аудитория все время росла. «В основном пользователи были из Англии и с Западного побережья США. Там больше степень готовности и доверия к технологии. В России пользователей почти нет», — говорит предприниматель. Почти сразу после выпуска Brainstate компания взялась за новый продукт. Так появилась программа, которая тренирует эмпатию — умение сопереживать текущему эмоциональному состоянию другого человека: такие тренировки компания проводит в Сан-Франциско и Лос-Анджелесе, где у Octabrain открыты дополнительные офисы. Приложение работает так: два человека надевают на голову нейроинтерфейсы, их эмоции в виде огромных искр выводятся на экран. Их поведение (близость, форма, цвет) помогает понять схожесть эмоциональных состояний. Зачем тренировать эмпатию? Так, например, можно научиться лучше понимать собеседника.

Петербургский университет ИТМО уже несколько лет проводит фестиваль «День мозга»: специалисты в разных областях читают лекции.

«Наш психолог, когда вернулся оттуда, сказал, что в основном там шаманизм и гипноз. Но три доклада были достаточно серьезные», — рассказывает заведующий отделением реабилитации Николаевской больницы Алексей Терешин.

Реабилитацию в этой больнице проходят и больные с неврологическими расстройствами. Идеи Octabrain Терешину понравились, и он решил опробовать их в больнице.

«Если раньше мы применяли только фармакологические препараты, то теперь мы видим картинку», — объясняет Терешин. Традиционные энцефалографы отображают сигналы мозга в виде кривых линий, как и при электрокардиограмме сердца. Врач затем ищет паттерны — определенные фрагменты кривой, которые могут указывать на нарушение. Нейроинтерфейсы позволяют визуализировать показания прибора: импульсы мозга преобразуются в программный код, затем его можно показывать в виде определенного цвета или менять четкость картинки. «Часть нарушенных функций можно тренировать. Нейроинтерфейсы не панацея, но очень полезный инструмент», — говорит Терешин.

Подобные устройства сильно подешевели. «Раньше они стоили больше 1 млн рублей, сейчас можно купить за 25 000–30 000 рублей», — говорит Teрешин. Как рассказывает Лобынцев, их первые приложения были написаны для нейроинтерфейса NeuroSky. «Они были одними из первых, и у них самое большое покрытие», — говорит предприниматель. Их стоимость в российских интернет-магазинах начинается от 12 000 рублей. Правда, по словам Лобынцева, для медицинских целей лучше использовать более совершенные приборы — они точнее считывают импульсы мозга.

Терешин уверен, что нейроинтерфейсы найдут широкое применение в медицине: «Через 3–5 лет эта технология будет просто прописываться врачом и оплачиваться по страховке».

По его словам, уже сейчас так можно лечить синдром рассеянного внимания у детей, бессонницу и депрессии, изучаются реабилитация после инсульта, болезни Паркинсона и Альцгеймера, а в будущем возможна работа даже с самыми сложными случаями — нарушениями двигательных функций.

Нейроинтерфейсы стали доступны массовому потребителю лишь несколько лет назад

В 2015 году работа с нейроинтерфейсами в России превратилась в дело государственной важности: одним из элементов Национальной технологической платформы стал союз «Нейронет», его создание и развитие утвердили на совете при президенте России. Союз должен помочь созданию не менее 10 компаний-чемпионов в области нейроинтерфейсов с капитализацией ни много ни мало 70 млрд рублей каждая. В 2014 году аналогичный проект запустило правительство США, курирует его Пентагон. На него ежегодно планируется тратить около $300 млн. Идея в том, что нейроинтерфейсы помогут общаться с компьютером напрямую, минуя традиционные устройства ввода,— буквально силой мысли.

Российский союз «Нейронет» пока немногочисленный, в него входят 12 компаний. Octabrain, впрочем, в союз не входит, но компания участвует в рабочих группах. Ее штат вырос с пяти до 30 человек, впереди проект со спортсменами. «Мы будем учить их выходить на пиковую концентрацию в период соревнований», — говорит Лобынцев.

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 октября 2016 > № 1927874 Дмитрий Филонов


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 апреля 2016 > № 1721270 Дмитрий Филонов

Через Мильнера к звездам: миллиардер хочет построить межгалактический корабль

Дмитрий Филонов

редактор Forbes

Венчурный инвестор Юрий Мильнер намерен инвестировать $100 млн в проект по созданию космического корабля. Нынешний проект, получивший название Breakthrough Starshot, станет уже второй инвестицией Мильнера в изучение космоса. Летом 2015 года он пообещал вложить $100 млн в поиск внеземных цивилизаций. Оба проекта миллиардер развивает при поддержке физика Стивена Хокинга.

«Все представляют себе путешествие в космосе как полет на огромном космическом корабле. Что-то вроде «Звездных войн». Но так это не работает. У нас нет технологий, чтобы двигать корабль с такой массой. Даже построить такую конструкцию стоит несколько триллионов долларов», — рассказывает в интервью Forbes Юрий Мильнер. Он надеется создать космический корабль весом всего несколько грамм. Такой аппарат сможет развивать скорость до 20% от скорости света (300 000 км/сек), что позволит долететь до ближайшей к Земле звездной системы Альфа Центавра за 20 лет.

Полеты под парусом

Зачем это нужно? Астрономы полагают, что в звездной системе Альфа Центавра может быть планета, на которой потенциально может существовать жизнь. Однако достоверно проверить это пока невозможно — скорости существующих космических аппаратов недостаточно, чтобы в разумные сроки преодолеть 40 трлн км (4,37 световых лет) до Альфа Центавра.

Научных открытий при создании аппарата в рамках проекта Breakthrough Starshot не планируется — вся необходимая научная база уже существует. Например, приводиться в движение аппарат будет солнечным парусом, с Земли лазер будет направлять в него поток фотонов, которые передают парусу импульс. Концепцию солнечного паруса придумали в России. Ее описал в 1920-е годы Фридрих Цандер, которого считают одним из пионеров ракетостроения. Затем его идею развивал Константин Циолковский. Компоненты для самого аппарата тоже уже существуют. Почему никто до сих пор не создал миниатюрный космический аппарат?

«Идея сама по себе не нова: если сделать парус и к нему прикрепить космический корабль, то можно совершать полеты. Но все упиралось в размеры и параметры», — говорит бизнесмен. Как объясняет Мильнер, создание подобного аппарата теперь возможно, благодаря значительному развитию технологий, не связанных с космосом: например, компоненты в микроэлектронике стали значительно меньше и дешевле. В этом среди прочего есть и заслуга индустрии мобильных устройств. «Главное, что мы теперь можем говорить о вменяемом бюджете. Это немаловажно», — говорит бизнесмен. По его словам, размеры лазерной установки для такого полета теперь можно уменьшить до 1 км, а разработки в области наноматериалов позволяют создать световой парус толщиной несколько сотен атомов и весом несколько грамм. Со временем, как надеется Мильнер, подобные космические аппараты по цене будут сравнимы с обычным смартфоном, а отдельный запуск будет стоит несколько сотен тысяч долларов.

Правда, пока до полета еще далеко. «Я надеюсь, что нам удастся реализовать этот проект в течение жизни одного поколения», — говорит Мильнер. Четкого плана у Breakthrough Starshot пока нет, слишком много неизвестных. Для начала необходимо спроектировать сам космический аппарат. «По сути, это инженерная задача», — говорит Мильнер. Затем необходимо построить наземную световую систему (лазерную установку): она должна находиться в горной местности на высоте несколько тысяч метров, чтобы минимизировать влажность в атмосфере и другие атмосферные эффекты. Причем необходимо будет решить проблему генерации и хранения нескольких гигаватт-часов энергии, необходимых для каждого запуска. «Таких установок сейчас нет, но это вполне вменяемые размеры и масштабы», — объясняет бизнесмен.

Стивен Хокинг и Юрий Мильнер во время объявиления о запуске программы по поиску внеземных цивилизаций

Дожить до старта

Нынешний проект Мильнера отличается от проекта поиска внеземной цивилизации одной принципиальной вещью: если другие цивилизации ученые ищут в пассивном режиме, лишь «слушая космос», то здесь поиск будет активным. «Этот проект не может не быть международным. Здесь же идет речь о запуске чего-то на другую звезду, к другим мирам. И это такая вещь, которая невозможна без международного обсуждения и поддержки», — рассуждает Мильнер. Руководить проектом будет бывший глава научно-исследовательского центра NASA Ames Research Center Пит Ворден. Также в нем примет участие российский физик, бывший директор Института космических исследований АН СССР Роальд Сагдеев. Правда, команды инженеров у проекта пока нет — по словам Мильнера, сейчас Breakthrough Starshot находится на слишком ранней стадии.

На первом этапе Мильнер планирует финансировать деятельность сторонних исследователей. «Мы готовы рассматривать заявки. Некоторым ученым сами предложим финансирование, мы знаем несколько неплохих команд», — говорит миллиардер. По его словам, они не против сотрудничать с NASA, Европейским космическим агентством или с Роскосмосом. У NASA, кстати, есть схожий проект вместе с DARPA — «Через 100 лет к звездам», в рамках которого проектируется пилотируемый космический корабль для полетов в дальний космос. При этом Мильнер хочет сделать все результаты своего проекта полностью открытыми, чтобы другие ученые могли ими пользоваться. В ближайшее время будут опубликованы и данные по первому космическому проекту Мильнера.

В XX веке было несколько проектов, которые ставили перед собой задачу создать аппарат для полетов к соседним звездам. Почему Мильнер уверен, что именно его проект будет успешен? «Все, в том числе и я, думали, что такие полеты — вопрос далекого будущего. Но я вместе с несколькими учеными провел исследования и понял, что все не так печально. На самом деле речь идет не о сотнях, а десятках лет», — говорит Мильнер. При этом миллиардер старается придать публичность своим научным проектам. Например, в совет директоров Breakthrough Starshot войдет основатель соцсети Facebook Марк Цукерберг. Он уже участвовал в проектах Мильнера — вместе они вручают научную премию Breakthrough Prize. Бизнесмен не исключает, что в дальнейшем к его проекту могут присоединиться и другие инвесторы. Например, сооснователь Google Сергей Брин, он тоже участвует в Breakthrough Prize. «Если все пойдет успешно, то нам могут потребоваться дополнительные средства», — говорит Мильнер. Доживем ли мы до полета его космического корабля к Альфа Центавра? Мильнер отшучивается, что медицина сейчас тоже очень быстро развивается.

Кроме Мильнера в освоение космоса вкладывают и другие крупные бизнесмены. Кого привлекают инвестиции в безвоздушное пространство — в фотогалерее Forbes.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 апреля 2016 > № 1721270 Дмитрий Филонов


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 15 мая 2014 > № 1082953 Дмитрий Филонов

Мост между мирами: как стартап Goodwin зарабатывает на связи онлайна с реальностью

Дмитрий Филонов, редактор Forbes 

Основанный выходцами из ChronoPay сервис позволяет делать покупки, сканируя с помощью смартфона QR-код или изображение товара

Недавно в мансарду особняка у метро «Курская» въехал новый арендатор. «Пять этажей без лифта. Зато от метро близко и еды вокруг много. Программистам нравится», — рассказывает о своем первом офисе Дмитрий Шмаков, основатель сервиса Goodwin. Раньше команда из десяти человек соседствовала с кучей других стартапов в коворкинг-центре на «Красном Октябре». 

Стартап обеспечивает связь между офлайн- и онлайн-мирами.

Разработанная им платформа мобильного импульсного шопинга позволяет делать покупки, сканируя с помощью смартфона QR-код или изображение товара. Среди клиентов — интернет-магазин «Сотмаркет», сеть «Экспедиция», «Аэроэкспресс».

Желание узнать цену или даже купить товар часто спонтанно возникает у людей при взгляде на рекламу или чужую обновку. Владельцы брендов и магазинов были бы счастливы, если бы в такие моменты можно было сразу совершить покупку. Инструментов, позволяющих это сделать, пока не так много. Занять нишу как раз и пытается Goodwin.

Осенью 2012 года Дмитрий Шмаков, тогда еще коммерческий директор электронной платежной системы ChronoPay, обратил внимание на рекламу с QR-кодами в стамбульском метро. Считав их с помощью смартфона, можно было попасть на сайт интернет-магазина или производителя. «Я тогда подумал, что эта идея может сработать и в России», — вспоминает Шмаков.

ChronoPay сотрудничала со многими интернет-магазинами, так что у Шмакова был шанс опросить потенциальных клиентов. «Многих заинтересовало. Но как я ни крутил, в концепцию ChronoPay новый бизнес не укладывался», — вспоминает он. Так родился стартап Goodwin. Вторым сооснователем стал его коллега по ChronoPay Сергей Балдин, а техническую часть взял на себя Семен Якушев, разработчик, узнавший о проекте от Шмакова во время переговоров о сотрудничестве. Вместе они начали работу над приложением, которое объединило бы технологию распознавания и площадку, где можно сразу же купить товары.

Попутный заказ

Опробовать платформу удалось осенью 2013-го. Пилотный проект Goodwin запустила с интернет-магазином JustinСase.ru, торгующим аксессуарами для путешественников. Ритейлер разместил свой каталог в бортовых журналах «Аэроэкспресса», чьи поезда возят москвичей от вокзалов до аэропортов, промаркировав все товары QR-кодами. С помощью Goodwin пассажиры могли сделать заказ и получить его по прибытии в аэропорт. «Когда проект стартовал, мы сидели у экранов и ждали первых покупателей. Боялись дышать, чтобы система не дала сбой, — вспоминает Якушев. — Как только кто-то видел заказ, во весь голос оповещал остальных, и все бежали смотреть». За месяц 700 раз коды распознали, а 45 раз товары купили. Конверсия 5,6% достаточно высока для рекламы. Но главное — обкатали на практике механику.

К тому времени основатели Goodwin вложили в проект более 1 млн рублей, Шмаков ушел из ChronoPay, и стало понятно, что собственных денег на развитие не хватает. Первым внешним инвестором стал фонд Altair Capital Игоря Рябенького. Договорились быстро, буквально за пару встреч, вспоминает Рябенький. Он оценил Goodwin в $3 млн и выкупил долю меньше 15% (точный размер и сумму сделки участники раскрывать отказываются). «Мы сделали ему скидку как первому инвестору», — отшучивается Шмаков.

По данным Forbes, стартап получил более $300 000, которые позволили компании масштабировать бизнес.

Проект JustinСase.ru не принес больших денег, но именно благодаря ему на основателей вышел коммерческий директор «Аэроэкспресса» Рустам Акиниязов, который оценил идею визуального шопинга. Он предложил напрямую сотрудничать с бортовым журналом. «Хоть мы и занимаемся перевозками, такие технологические кейсы нам интересны», — говорит Акиниязов.

Драйвер трафика

Тем более что Goodwin научился работать не только с QR-кодами. Делать проекты на основе кода достаточно просто, нужно лишь встроить его в рекламный макет или упаковку товара. Не все рекламодатели на это идут, на согласование могут уходить месяцы. С самого начала команда работала над распознаванием изображений.

Подобная технология уже есть в мобильном приложении интернет-гиганта Amazon, интересуется этой сферой и японский ритейлер Rakuten. Основатели Goodwin говорят, что ни одна из существующих в мире технологий не показалась им подходящей. Несколько месяцев четверо программистов как мозаику собирали собственную технологию, используя наработки других команд — как российских, так и зарубежных. В итоге приложение теперь узнает флакон духов, обложку книги, этикетку бутылки или модель смартфона на рекламном макете или странице журнала — любой объект, фотография которого есть в базе данных Goodwin.

Эффект от перехода на новую технологию тут же сказался на переговорах с потенциальными партнерами.

«Когда приходишь и рассказываешь про QR-коды, люди скучают. Достаешь смартфон, распознаешь картинки в журнале — сразу загораются глаза. Такой wow-эффект», — говорит Шмаков.

Возможность распознавания фотографий в каталоге упростит процесс заказа, признает директор по маркетингу eSolutions российского представительства компании Otto Виталий Панарин. По его словам, были попытки договариваться с Goodwin об использовании технологии для некоторых брендов компании, но не сошлись в цене — сумма, может быть, и не слишком большая, объясняет Панарин, но компании пока сложно оценить экономический эффект от сотрудничества.

Новой возможностью заинтересовались и глянцевые журналы — по данным Forbes, активные переговоры Goodwin ведет с Cosmopolitan. Аудитория глянцевых журналов и их сайтов различается очень сильно. И издатели стремятся затащить читателей «бумаги» на сайт. «У девочек привычка — накупить несколько журналов, а потом устроить у себя на диване такой бумажный интернет: сидеть и сравнивать, — рассказывает бизнес-аналитик и консультант компании Trilan Алена Шагина, до июля 2013 года издатель онлайновых lifestyle-проектов Sanoma Independent Media. — Нужен инструмент, который бы стал драйвером трафика на сайт. Смартфон с возможностью распознавания изображений мог бы стать им».

Объемные модели

Шмаков уверен, что глянцевые журналы станут для Goodwin трамплином в массовый сектор. К тому же в журналах и каталогах нивелируются недостатки сервиса. Сейчас технология может распознавать только плоские изображения — когда известно, с какого угла снят объект. «Интернет-магазины используют условно пять фотографий объекта с разных углов, их мы можем распознать на рекламных макетах. Можем и в реальной жизни, но только если объект правильно расположить», — объясняет Семен Якушев. Чтобы распознать объект с любого угла, нужна его 3D-модель. С технологией ее создания связан следующий этап эволюции сервиса.

Goodwin уже научился склеивать объемные модели из 3–5 фотографий, но не для всех объектов такого количества снимков достаточно. Вместе с командой проекта LeninCraft сотрудники собрали установку из 50 фотокамер, которые одновременно фотографируют объект с разных сторон. «Алгоритмы склеивания этих фотографий есть, но адаптировать их к нашим нуждам приходится самостоятельно», — рассказывает Якушев.

«Спрос магазинов на 3D-фото высокий, а вот предложений таких практически нет», — подтверждает Ярослав Комков, руководитель отдела маркетинга компании Megavisor, которая делает 3D-модели товаров. За полтора года работы в базе Megavisor накопилось 14 000 3D-изображений: магазины делают фотографии сами, потом загружают их на сайт сервиса, где снимки склеиваются в объемную модель.

Goodwin тоже наращивает базу.

Стартап работает примерно с сотней магазинов, выбирая те, которые покрывают большую часть своего сегмента, как, например, «Сотмаркет» в сегменте гаджетов или книжный «Лабиринт». «Мы стараемся брать не количеством партнеров, а количеством позиций в их ассортименте», — говорит Шмаков. В отличие от «Яндекс.Маркета» и других сервисов, где можно сравнить товары и цены разных магазинов, Goodwin показывает только одно предложение конкретного ритейлера. Так проще выбрать, объясняет концепцию Шмаков.

Для магазинов подключение к Goodwin бесплатно. Сервис забирает себе комиссию — от 2% до 15% в зависимости от категории товара. Пока о прибыли говорить рано. «Нашей выручки хватает только на развитие сервиса и испытание технологий», — говорит Шмаков.

Впрочем, инвестора это вполне устраивает. «Главная задача сейчас — сделать сервис масштабным, — говорит Игорь Рябенький. — Мой опыт подсказывает, что шанс на успех есть». 

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 15 мая 2014 > № 1082953 Дмитрий Филонов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter