Всего новостей: 2554804, выбрано 2 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бирман Александр в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольФинансы, банкиСМИ, ИТНедвижимость, строительствовсе
Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 июня 2016 > № 1793657 Александр Бирман

Болотная символика: почему современное искусство превращают в «культурную ренту»

Александр Бирман

журналист, специальный корреспондент интернет-издания «Лента.ру»

Петра Павленского приговорили к полумиллионному штрафу за сожженную дверь ФСБ, спустя пару дней после очередного дня рождения Александра Пушкина. Что символично. Рукопись можно продать, а за акционизмможно заплатить самому. Причем, в прямом смысле. И чем успешнее, резонанснее, перфоманс – тем выше эта плата.

Понятно, что она регламентируется не ценителями современного искусства, а прокурорами и судьями. Точнее – размерами причиненного материального ущерба плюс (как вариант) санкциями за вандализм. Да и грань между миллионами рублей и «двушечками» в России очень зыбка. Многие ведь неспроста ожидали, что Павленского тоже посадят. И можно только порадоваться, что из кейса PussyRiot извлечены правильные уроки. Тем более, что дверь ФСБ никак не назовешь религиозной святыней. А у «посаженного на бабки» художника-поджигателя гораздо меньше шансов стать очередной «иконой протеста», чем у реально севших «пусек».

Но как бы там ни было, сегодня акционистам гарантировано внимание, о котором еще каких-то 5 лет назад они же или их предшественники могли лишь мечтать. Увеличивая «вознаграждения наоборот», государство повысило и капитализацию современного искусства.

А если актив появляется и растет – рано или поздно появляются желающие извлечь из этого вполне осязаемые дивиденды. Свидетельством тому еще один примечательный символ. Или, скорее, любопытное и новое использование важного символа нынешней России.

В конце мая вышел на финишную прямую проект по созданию «Академии современного искусства» на Болотной набережной. С разрешения мэрии окультуривать главный «протестный» топоним и переустраивать здание бывший ГЭС-2 будет совладелец «Новатэка» Леонид Михельсон. Автор и инвестор проекта – михельсоновский фонд «Виктория —искусство быть современным».

Разумеется, Михельсон – не единственный отечественный миллиардер, пытающийся извлечь «культурную ренту». Но в данном случае, наряду с географическим, любопытно и временнОе совпадение. Практически в те же дни, когда стало известно о столь своеобразной джентрификации Болотной, Минкульт объявил об объединении Государственного центра современного искусства (ГЦСИ) с РОСИЗО.

В музейных кругах к этой инициативе отнеслись, мягко говоря, неоднозначно. Директор ГМИИ имени Пушкина Марина Лошак назвала концепцию объединения «аргументированным и важным движением». Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский осторожно заявил о «необычной оптимизации». А руководитель «Винзавода» Софья Троценко предупредила: «У РОСИЗО и ГЦСИ совершенно разные ДНК, поэтому важно, чтобы их объединение не стало шагом к окончательной официализации».

При этом скептики обращают внимание на биографию главы РОСИЗО Сергея Перова. В 1995-м окончил Алма-Атинское высшее военное училище. С 1996 по 2008 год занимал руководящие должности в различных производственно-коммерческих и общественных организациях. С 2008 по 2010 годы возглавлял отдел политического департамента, затем организационное управление Центрального исполнительного комитета «Единой России». В 2010-м перешел на работу в администрацию президента. Назначен заместителем начальника департамента гуманитарной политики и общественных связей, затем начальником департамента по взаимодействию с институтами гражданского общества управления по внутренней политике.

Иными словами, если Перов и имеет отношение к культуре, то с весьма определенной стороны. Правда, как раз в те годы, когда Перов трудился в структурах ЕР и работал на Старой площади, его главным кремлевским патроном был Владислав Сурков. А он, по утверждению знатоков, вовсе не чужд современного искусства. И нельзя исключать, что переход ГЦСИ под контроль РОСИЗО и, стало быть, под Перова, тоже спродюсирован Сурковым. Вопрос – для чего?

Ведь «культурная рента», в отличие от нефтяной, земельной, силовой, административной и даже инновационной – понятие очень и очень относительное. Вообще, это оксюморон. Сложно найти сферу, менее приспособленную под рентную стратегию, чем культура.

Можно выселять или переселять музеи, ради сдачи в аренду освободившихся площадей. Можно отмывать бюджетные деньги на всяческих реставрациях – весьма актуальный сегодня сюжет, к которому мы вернемся чуть ниже. Но если есть потребность в дальнейшей капитализации основного отраслевого «продукта», т.е. зарабатывать именно на выставках, инсталляциях, перфомансах и т.п. – без соответствующих компетенций не обойтись.

Опять же, из этого совсем не следует, что никто не будет пытаться доказать обратное. Спрос-то вроде бы и так имеется. Народ, на лабутенах и без оных, повалил в музеи и филармонии. Для более взыскательной и претенциозной публики совместно постарались акционисты и правоохранители.

Теперь, правда, последние занялись еще и самими музейщиками. Буквально через несколько дней после объявления Владимира Мединского об «оптимизации» современного искусства в ГЦСИ прошли обыски. Его экс-директор Михаил Миндлин и зам по финансовым вопросам Дмитрий Мачабели оказались в Лефортово. А источник «Интерфакса» объяснил этот инцидент «поиском связи руководства ГЦСИ с фигурантами «дела реставраторов«».

Правда, в отличие от других фигурантов «культур-гейта», Миндлин и Мачабели после допроса были отпущены. Поэтому до конца не ясно, действительно ли эксперты по современному искусству имели какое-то отношение к махинациям со средствами, выделяемыми на реставрацию гораздо более древних архитектурных памятников, или же это была своеобразная акция устрашения с использованием соответствующего фона и инфоповода? А если верно второе – значит, «культурная рента» все-таки не дается без боя. С применением силовых приемов по всем законам госкапиталистического жанра.

Но, как это ни парадоксально, данный момент внушает определенный оптимизм. Ведь чем острее будет эта схватка, тем быстрее ее участникам станет понятно, что привычные имстратегии здесь не работают. И в конечном итоге выиграет тот, кто раньше других конкурентов откажется от классических «рентных» подходов.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 июня 2016 > № 1793657 Александр Бирман


Россия. Украина > СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 мая 2014 > № 1082989 Александр Бирман

Донецкая матрица: почему пиар стал важнейшей частью «русской весны»

Александр Бирман, журналист

Верность определенным кланам свойственна политтехнологам не больше, чем инвестбанкирам

Институт социально-экономических и политических исследований в конце минувшей недели провел Бердяевские чтения. Главная прокремлевская «фабрика мысли» пыталась выяснить — может ли известный отечественный философ стать знаменем нового российского консерватизма? Но этот вопрос оказался, до известной степени, риторическим. Поскольку в тот же день много южнее подмосковных Снегирей, где обсуждали Бердяева, произошло событие, доказывающее актуальность совсем иных мыслителей.

Назначение на пост премьер-министра Донецкой народной республики политтехнолога Александра Бородая скорее напоминает об обществе спектакля Ги Дебора или симулякрах Жана Бодрийяра. А «фэйсбучная» реплика политолога Сергея Маркова про «философа на троне» сделала этот триумф постмодерна не подвластным никакому консервативному макияжу. 

Замечание Олега Кашина о том, что Бородай — плохой политтехнолог, раз не смог остаться за кадром, справедливо, но лишь отчасти. Примерно то же самое можно сказать и про Игоря Коломойского — настоящий олигарх наверняка тоже предпочел бы рулить базовым для себя регионом из-за спины какого-нибудь очередного «и сам никто, и звать никак».

Но при тотальной девальвации всего и вся, включая государственные институты, демократические процедуры и даже человеческие жизни, в нынешней Украине, похоже, едва ли не единственным ценным активом становятся «бренды». Разумеется, не коммерческие, а, если угодно, «военно-полевые». Те, без которых не обходится ни один новостной выпуск ни на одном уважающем себя телеканале.

Массмедиа как воздух нужны персонажи вроде Дмитрия Яроша и Сашко Билого или Стрелка и Бабая.

Они дают ту «движуху», которую будут смотреть все, вне зависимости от политических предпочтений. И еще вопрос, какое СМИ частотой упоминаний больше поспособствует капитализации новых украинских «брендов»: дружественное им или наоборот? Хотя это не отменяет неоправданно жесткого отношения обеих сторон украинского конфликта к «несвоим» репортерам. Самые свежие примеры — арест СБУ журналистов LifeNews и задержание «ополченцами» Славянска спецкора «Новой газеты». Дело не только в гипертрофированной шпиономании. Вернее, «вражеские» журналисты, действительно, могут что-то «пронюхать» или совершить диверсию. Но заключаться она будет не в поставке ПЗРК «сепаратистам» или, наоборот, передаче сведений о численности и вооружении сил самообороны «правосекам». Намного опаснее, если они снимут или напишут нечто такое, что поставит под угрозу существование всей «матрицы».

Ну а пока тому же Коломойскому мало кто сделал такой подарок, как российские журналисты, в огнях и цветах рассказывающие о его демонической роли и не упускающие случая упомянуть об «аффилированности» владельца группы «Приват» с международными еврейскими организациями. Всплеск антисемитизма как на Донбассе, так и в сочувствующей ему России непременно превратит днепропетровского губернатора из «пособника бандеровцев» в одного из главных защитников евреев на постсоветском пространстве. А кроме того, значительно девальвирует направленную в адрес Киева антинационалистическую риторику официальной Москвы.

Тем более примечательно, что в своеобразные поддавки с Коломойским сыграл бывший кандидат в президенты, лидер движения «Юго-Восток» Олег Царев. Ведь именно он подтвердил подлинность попавшей в сеть записи своих телефонных переговоров с олигархом, где тот предупреждает политика о мести за якобы убитого в Мариуполе днепропетровского еврея.

Не исключено, что такой ход Царева связан с межклановой борьбой за Новороссию. Еще не получив должного оформления на политической карте, этот «бренд» тем не менее стал важным объектом торга между участниками «украинской партии». И «приватизация» Новороссии Ринатом Ахметовым (сыгравшим заметную роль в создании ДНР) не выгодна, скажем, экономической клиентеле Виктора Януковича в неменьшей степени, чем Коломойскому.

Только в нынешних украинских реалиях принцип «кто девушку ужинает — тот ее и танцует» срабатывает далеко не всегда.

Когда главным активом становится «бренд», быть губернатором Днепропетровской области или премьер-министром Донецкой республики гораздо важнее, чем стоять за их спинами. Не потому ли, кстати, Ахметов сделал резкий вираж и призвал рабочих своих предприятий выйти на предупредительную забастовку против федерализации Украины?

Можно выстраивать цепочку от Бородая еще к одному украинскому олигарху и давнему ахметовскому недругу Дмитрию Фирташу (через его приятеля и клиента Бородая Аркадия Ротенберга 27). Либо, учитывая многолетнее сотрудничество новоиспеченного премьера ДНР с главой Marshall Capital Константином Малофеевым, говорить об усилении влияния российского бизнес-клана, окормляемого архимандритом Тихоном (Шевкуновым). В этом плане весьма показательна версия, которую год назад еще в качестве журналиста Бородай высказал в связи с отставкой (так и неподтвержденной) Владимира Якунина с поста президента РЖД: «Есть ощущение, что идет борьба одних православных патриотов с чекистским прошлым с другими православными патриотами с чекистским прошлым».

Но пиарщикам/политтехнологам верность определенным кланам свойственна в небольшей степени, чем инвестбанкирам. Достаточно посмотреть, насколько пестр и разношерстен список клиентов крупнейших пиар-агентств и инвестбанков. Главная цель и тех и других — поддерживать спрос на свои услуги. Пусть ради этого хвосту приходится вилять собакой, придумывая громкие, но экономически не слишком обоснованные сделки или провоцируя шумные разбирательства между недавними политическими союзниками.

Все это, что называется, в мирной жизни. О какой же лояльности этих прирожденных трикстеров можно говорить, когда, как в нынешней Украине, у них появляется возможность не просто поддерживать спрос, но формировать рынок, создавая новые «бренды» и меняя смысловую начинку существующих? Так что ДНР становится, скорее, этаким пиар-агентством нового типа, ключевым инструментом по монетизации украинской «матрицы», нежели платоновским государством с «философом на троне». Впрочем, Днепропетровской области тоже очень далеко до олигархии в понимании Аристотеля. Зато, даже если спектакль вдруг закончится, симулякры и тем более их создатели внакладе не останутся. 

Россия. Украина > СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 мая 2014 > № 1082989 Александр Бирман


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter