Всего новостей: 2550321, выбрано 3 за 0.018 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Волож Аркадий в отраслях: СМИ, ИТвсе
Волож Аркадий в отраслях: СМИ, ИТвсе
Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 1 июня 2017 > № 2195328 Аркадий Волож

Аркадий Волож: «Мы неуклонно идем к созданию искусственного интеллекта»

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

После победы в споре с Google российская компания готова подумать и о создании собственного смартфона

Основатель и генеральный директор «Яндекса» Аркадий Волож дал интервью газете «Ведомости», в котором рассказал об итогах спора с Google, будущем сервисов компании, самодвижущихся автомобилях и нежелании идти с поиском на зарубежные рынки.

По словам Воложа, соглашение с американской корпорацией Google – «исторический прорыв». «Если бы мы не добились урегулирования (спора с Google) через ФАС, не исключено, что в какой-то момент «Яндекса» бы просто не стало. И от этого, как мне кажется, мир стал бы хуже», — объясняет миллиардер. Он признает, что в деле Google-ФАС российскому поисковику помогли личные контакты с руководством американской компании Сергеем Брином и Сундаром Пичаи. «Разговоры шли на всех уровнях. Прямой диалог, безусловно, помог», — признается Волож.

Он подчеркивает, что все неуклонно движется к созданию искусственного интеллекта. «Сегодня это нейросети, завтра – другие алгоритмы. И все это естественным образом стремится к централизации. И, конечно, вспоминая прочитанные еще в детстве фантастические романы, лично я волнуюсь от мысли, что у такой системы не будет альтернативы. Возможно, мы – одна из таких необходимых альтернатив. Именно поэтому существование такой компании, как «Яндекс», я считаю абсолютным императивом», — говорит собеседник «Ведомостей».

Комментируя результаты спора, Волож замечает, что теперь «Яндекс» готов подумать и о создании собственного смартфона. «Теперь, когда нам дали доступ к Android, можно обсуждать и это», — поясняет он. На вопрос о том, вырастет теперь и насколько поисковая доля рынка «Яндекса», выражает надежду на скорое восстановление.

«В нашем бизнесе есть такое магическое устойчивое соотношение долей игроков, которое я называю «орбиталями» (как электроны в атоме). Обычно у первого – в районе 60%, у второго – около 30% и у остальных – оставшиеся 10%. Это наблюдение верно для любого рынка с легким переходом между игроками: например, у нас в поиске (почти ничего не стоит перейти от одного поисковика к другому); рынок приложений такси; рынок простых лекарств (все равно, почем покупать анальгин – по 10 или по 15 рублей) и т. д. Предсказывать вообще непросто, особенно будущее», — объясняет Волож.

Тем не менее, в будущем компания делает ставки на свои сервисы такси или электронной коммерции. По мнению главы «Яндекса», именно они вскоре станут вполне сопоставимы по размеру с рекламным бизнесом компании. «Яндекс.Маркет» после определенных шагов может превзойти по размерам бизнеса даже поиск. «Яндекс.Такси», как уже ясно, это самый быстрорастущий бизнес», — рассказывает основатель компании.

Волож отмечает, что сервис «Яндекс.Такси» уже стал вторым миллиардом для компании. «Количество денег, которое через этот сервис проходит, уже вышло за миллиард долларов в год. И бизнес растет на полпорядка в год», — отмечает собеседник газеты. Основатель «Яндекса» напоминает, что компания давно уже не только поисковая – «у нас есть большой бизнес «Яндекс.Такси», у нас есть «Яндекс.Маркет».

Говоря о будущих серьезных проектах и сделках «Яндекса», Волож не исключил «покупок каких-то активов», в том числе в e-commerce, а также рассказал об интересе к рынку перемещения грузов, не раскрыв деталей. При этом первоочередная задача компании, по его словам, самодвижущиеся автомобили. «Это настолько реально, что ограничения будут скорее юридического, чем технического характера», — подчеркивает собеседник.

В то же время расширяться компания планирует пока лишь в России. «Выходить с поиском мы больше точно никуда не будем, пока антиконкурентные практики в мире не изменятся», — уверен Волож. Это, однако, не мешает компании развивать голосовые технологии. «Он (голос) у нас развивается стремительно, «Яндекс» уже разговаривает на основных европейских языках, скоро будут все языки. И устройство, которое на лету переводит то, что ты говоришь, – не за горами», — заключает бизнесмен.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 1 июня 2017 > № 2195328 Аркадий Волож


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144344 Аркадий Волож

Забудьте о Google, Uber, Amazon и Spotify. В России правит «Яндекс»

На долю транслокальной компании «Яндекс» Аркадия Воложа приходится 64% всех онлайновых поисковых запросов в России.

Wired.co.uk, Великобритания

В России Google не является королем. Не являются королями также Uber, Spotify и Amazon. В России правит «Яндекс». На долю этой компании приходится 64% онлайновых поисковых запросов в стране, а также, как говорят, 61% онлайнового рекламного рынка. Сервис для покупок Yandex.Market используют 19 миллионов человек в месяц, а на долю сервиса Yandex.Taxi приходится 60% всех поездок на такси в Москве. Большие компании из Кремниевой долины испытывают там определенные сложности, тогда как компания «Яндекс» процветает.

Так в чем же состоит ее секрет? «Мы называем себя транслокальной компанией», — говорит Аркадий Волож, работающий в Москве основатель и генеральный директор компании, начавшей свою работу в 1997 году («За год до начала работы компании Google, поэтому мы не следовали ее примеру»). Слово «транслокальный» не очень подходит для обозначения иного подхода к бизнесу — «Яндекс» находит рынки там, где конкуренты слабые, и создает собственные альтернативные варианты. В последние годы эта компания расширила свою деятельность, и теперь она работает на Украине, в Казахстане, Белоруссии и в Турции. Однако Россия остается в фокусе ее внимания, и эта направленность вызывала вопросы относительно отношений компании «Яндекс» с российским государством.

«У меня нет трений с государством, — говорит 53-летний Волож. — Как у меня нет трений и с погодой. Что происходит, если идет дождь? Мне нужно создать сервис для того, чтобы укрыться от дождя». Однако становящаяся все более авторитарной и изоляционистской Россия оказывает влияние на бизнес компании «Яндекс».

В октябре 2016 года на красной площади в Москве стало происходить нечто странное. Любой человек, игравший в игру Pokemon Go или пытавшийся проехать по дорогам российской столицы, используя систему глобального позиционирования GPS, неожиданно телепортировался в международный аэропорт «Внуково», расположенный в 29 километрах от российской столицы. Кремль, как считают сотрудники компании «Яндекс», тайным образом блокировал сигналы GPS, и это создало большие проблемы для водителей сервиса Yandex.Taxi. Однако для Воложа в этом не было ничего необычного. «Они защищают себя от беспилотников или от чего-то там еще, — говорит он, пожимая плечами. — Я не знаю, почему они это делают, но у них своя собственная повестка».

Временами эта повестка направлена прямо против компании «Яндекс». В апреле 2014 года российский президент Владимир Путин заявил, что интернет является «проектом ЦРУ», а также обвинил компанию «Яндекс» в том, что она контролируется иностранной разведкой. «О, да. Наши акции упали на 20%», — говорит Волож. По его словам, гнев Путина был направлен против международного состава совета директоров компании «Яндекс» (в него входят американцы, швейцарцы и голландцы). «Я не думаю, что нас контролируют, я надеюсь, что нас не контролируют» — продолжает он, полушутя, а затем приводит список иностранных разведывательных ведомств, которые не контролируют «Яндекс», и в этом он убежден.

Однако в переживающем нелегкий период российском технологическом секторе успех компании «Яндекс» вызывает раздражение. В мае 2011 года она разместила свои акции в Нью-Йорке, получив при этом 1,3 миллиарда долларов (1 миллиард фунтов стерлингов), и это был тогда самый большой результат первичного размещения после успеха компании Google в 2004 году«.

Волож родился в 1964 году в Атырау, в небольшом городе на восточном побережье Каспийского моря, и тогда это было территорией Казахской Советской Социалистической Республики. Он изучал компьютерные науки во второй половине 1980-х годов. «Я получил подготовку и образование в старой системе Советского Союза, и тогда моя карьера складывалась таким образом, что я должен был стать профессором чего-нибудь, компьютерных наук, например, но затем все изменилось в одну минуту», — говорит Волож, сидя на диване в коворкинговом помещении компании WeWork в Лондоне. Он приехал сюда из Парижа, где запустил навигационный сервис «Яндекс». Он говорит тихо, а его фразы иногда прерываются смехом. Его раздражает, когда люди называют его компанию российским Google? «Немного», — признается он. Однако сравнение не такое уж неуместное. Яндекс и Google всегда боролись за один и тот же рынок.

«15 лет назад, когда Сергей (Сергей Брин, один из основателей Google) и я были в Москве, мы были друзьями. Два стартапа», — вспоминает Волож. В то время они разрабатывали поисковые машины — позднее их соперничество переместилось в другую область. «В 2007 году Сергей был в Москве. Он играл с телефоном», — говорит Волож. Через год была запущена операционная система Android, и у компании «Яндекс» возникли сложности. Доминирование Google и Android в России является почти абсолютным — доля системы Android составляет 60% на поисковом рынке. Все больше россиян переходят с настольных компьютеров на мобильные аппараты — 60% людей имеют смартфоны, и этот показатель, согласно прогнозу, в 2021 году увеличится до 86%, и поэтому доминирующее положение компании «Яндекс» оказалось под угрозой.

Несмотря на возражения Воложа, местные компании получают выгоду от все более изоляционистской позиции России. В России, как и в Евросоюзе, регуляторы тщательно изучают контроль и влияние операционной системы Android. В то время как в Европе этот процесс идет довольно медленно, российский антитрастовый регулятор уже оштрафовал Google на 438 миллионов рублей (6 миллионов фунтов стерлингов), потребовав смягчить ограничения на рынке устройств на системе Android, и произошло это после жалобы со стороны компании «Яндекс». Волож не согласен с тем, что это равносильно несправедливой государственной поддержке российских фирм. «Этот процесс за пределами нашего контроля. В равной ситуации мы честно получим свою долю рынка», — говорит он.

Другие вмешательства вызывают еще большую озабоченность. В ноябре 2016 года Россия приказала временно заблокировать сервис LinkedIn, и произошло это после того, как эта компания не смогла выполнить требования закона о местном хранении информации. В обоих случаях иностранные компании пострадали, а пользу получил местный бизнес. «В современном мире, когда все против всех, и люди пытаются что-то поделить, трудно быть международной компанией, — говорит Волож. — Но это не наша повестка, и не наша вина».

Время от времени повестка российского государства, а также использованием им технологий для достижения своих целей, получают огромное влияние. В декабре 2016 года американские разведывательные ведомства пришли к выводу о том, что Россия вмешалась в президентские выборы для усиления позиции Трампа. По признанию Воложа, когда пропаганда и лживые новости стали приобретать такое большое значение, Россия сделала рывок на старте. «Да, нам об этом известно», — говорит он, имея в виду силу пропаганды в путинской России. «Никаких комментариев по поводу Брексита и выборов, — продолжает он, улыбаясь. — Добро пожаловать в клуб».

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144344 Аркадий Волож


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 25 августа 2014 > № 1193008 Аркадий Волож

Аркадий Волож: «Я никуда не ухожу»

Дмитрий Филонов

редактор Forbes

Основатель главной интернет-компании страны объяснил Forbes, что означает его уход с поста генерального директора российского «Яндекса»

Основатель крупнейшей интернет-компании страны Аркадий Волож 60 уступает пост генерального директора российского «Яндекса» Александру Шульгину (до этого занимал пост финансового директора компании). При этом Волож останется главой глобального «Яндекса». Что эта новость значит для бизнеса и для отрасли и чем теперь он будет заниматься, предприниматель объяснил в интервью Forbes.

— Когда вы решили искать человека на операционное управление бизнесом «Яндекса» в России?

— Да я всегда об этом мечтал. Когда-то «Яндекс» был стартапом, с тех пор мы стали публичными, компания работает в нескольких странах, выросла до 6000 человек. Это большой успех, конечно, но теперь это не только большой бизнес, но и большое хозяйство.

А в душе я предприниматель.

Сложно одновременно вести административную работу, заниматься управлением большой компанией и одновременно думать о моделях развития и расширения бизнеса.

Я всегда искал и готовил новое поколение менеджеров. В сегодняшнем руководстве «Яндекса» много новых лиц, которые не работали у нас на момент ее создания. «Яндекс» — это такой город мастеров или конфедерация равных сервисов. Например, Рома Чернин отвечает за весь поиск, Дима Степанов — за медиасервисы, Антон Забанных — за персональные сервисы.

И Саша Шульгин тоже относится к этому сравнительно молодому поколению. Он пришел в 2010 году как CFO, и мы сделали с ним отличное IPO. Но теперь он давно уже не просто финансовый менеджер, он больше года занимается и продуктами. Благодаря ему мы сейчас много внимания уделяем развитию наших вертикальных продуктов — «Авто» и «Недвижимость». Он был одним из вдохновителей сделки с Авто.Ру. А теперь он согласился взять на себя и этот большой груз управления компанией. 

— Чем вы будете заниматься после ухода с поста гендиректора российского «Яндекса»?

— Да никуда я не ухожу — как отвечал, так и дальше буду отвечать за «Яндекс». И в целом, и по отдельным направлениям. Но в большей степени буду заниматься новыми рынками и новыми бизнес-моделями. Из того, что вам уже известно и на что я могу намекать, — это «Яндекс» в Турции и big data. В работе еще несколько идей, все они так или иначе связаны с большой математикой и с массовыми продуктами для пользователей.

— Насколько Шульгин будет самостоятелен в принятии решений? Или он будет просто контролировать операционную деятельность компании и, грубо говоря, подписывать бумаги?

— К сожалению, эта бюрократическая часть тоже достанется Саше. Но, конечно, его полномочия будут шире. Он должен определять направление развития компании на российском рынке. «Яндекс» — компания транслокальная: это значит, что мы локализуем наши сервисы и бизнес-модели, исходя из специфики рынков, на которых работаем. Саша сконцентрируется на России, я и все остальные топ-менеджеры ему здесь будут помогать.

— Александр, как я понимаю, больше финансовый человек, не технарь. Это не помешает ему управлять «Яндексом»?

— Он с нами не первый год, Саша Шульгин 2010 года и 2014 года — это два разных человека. Он давно уже насквозь продуктовый, и директором он становится потому, что его принимает вся остальная команда. Люди, которые создают сервисы «Яндекса», доверяют ему, потому что решения Саши всегда взвешенны и в то же время в меру амбициозны.

Как я уже говорил, за каждый сервис «Яндекса» отвечает отдельный начальник. Конечно, мы координируем их работу, но сказать, что всем «Яндексом» управляет один человек, нельзя уже много лет.

— Как совет директоров воспринял ваше решение?

— Для них это уже давно не новость. Идею, что мне нужен операционный директор с совершенно иным, чем у меня, набором компетенций, мы начали обсуждать еще до прихода Саши. То есть еще до 2010 года. Любая большая растущая компания нуждается в человеке, который занимается оперативным управлением. Совет директоров это понимает и одобряет.

— Вы пришли к ним уже с готовой кандидатурой? Или они тоже принимали участие в поиске преемника?

— Это никогда не было вопросом поиска преемника. Я никуда не ухожу. В «Яндексе» произошло усиление оперативной и административной части, и это естественный процесс. Раньше был президент, а теперь есть еще и премьер-министр. Передо мной всегда стояла задача усилить управленческую часть компании — махины, которая быстро разрастается в разные рынки и часто залезает в незнакомые среды (это, например, про «Яндекс.Такси»). Кандидатуру Саши мы долго обсуждали внутри, и, когда идея дозрела, предложили кандидатуру на утверждение совета директоров.

— Почему не стали искать профессионального управленца на стороне?

— Мы открыты к людям со стороны. Но история «Яндекса» не один раз доказала, что человеку нужно «намагнититься», вызвать уважение команды, доказать делом свои возможности, а еще иметь схожую с компанией ДНК, чтобы остаться здесь надолго. С Сашей так и случилось.

— Вам доводилось обсуждать с Ильей Сегаловичем потенциальную возможность передать операционное управление в компании наемному менеджеру? Как, по-вашему, он бы отнесся к нынешнему решению?

— Я не только Илье, но и всем на свете жаловался, что мне приходится выполнять две разные роли в компании. У Ильи, кстати, тоже был свой этап — когда он от оперативного управления поиском перешел к стратегии и идеологическим вещам. 

— Не боитесь отдавать бразды правления в чужие руки? Все-таки это ваше детище, и теперь вы уже не будете так вовлечены во внутренние процессы…

— Я буду счастлив быть менее вовлеченным во внутренние процессы. На самом деле я давно погружен в них не в той степени, как это видится снаружи, я больше занимаюсь поиском новых моделей развития «Яндекса». Вообще компания регулирует себя сама, при небольшой поддержке административной команды, важной частью которой Саша уже давно стал. Теперь же всё на своих местах.

Мы просто учреждаем де-юре то, что уже давно существовало де-факто.

— Вы уже объявили в компании о новом гендиректоре российского «Яндекса»? Если да, то какая была реакция у сотрудников?

— Невозможно нескольким тысячам человек разом рассказать все и сразу. Сначала мы обсуждали это с топ-менеджерами. Реакция была нормальная – как я уже говорил, Саша давно уже «свой» в компании. Сегодня утром объявили на Хурале – это еженедельная открытая встреча, на которой все желающие сотрудники участвуют удаленно или лично. Я ответил на все вопросы и буду отвечать еще.

— Вы уже начали передавать дела Александру Шульгину? Или в этом нет особой необходимости?

— Я же не сказал «я устал, я ухожу» и чемоданчик никакой не передавал. Я никуда не ухожу из компании, да и Саша давно в курсе всего. Формально — да, нужно передать право подписи в России, у нас на это есть еще какое-то время до 1 сентября.

— Перед ним уже поставлены какие-то задачи?

— Вообще-то менеджер такого уровня ставит себе задачи сам. Если говорить про область ответственности, то это примерно вот что: у нас есть работающая бизнес-модель, наша основная, но интернет не стоит на месте, поэтому постоянно нужно ее поддерживать и что-то перепридумывать. Это динамический процесс, который теперь будет в руках Саши. С одной стороны, ему нужно будет оптимизировать то, что уже работает, как часы, с другой — ему постоянно надо помнить о том, что все невероятно быстро меняется и нужно все время делать новые сервисы, которые поддерживают эту модель.

Задача директора — это не столько придумывание новых сервисов, сколько поддержание той среды, в которой эти чудеса происходят.

Ни я не мог, ни Саша не сможет за наших людей что-то придумывать. Наша роль в том, чтобы поддерживать творческую атмосферу и помогать с воплощением. 

— Стоит ли рынку ожидать изменений в политике «Яндекса»? Тем же рекламодателям?

— Конечно, нет.

— Как вы думаете, как отреагирует фондовый рынок?

— Вообще-то Саша давно известен финансовому рынку, наши инвесторы видят его даже чаще, чем меня.

— Стоит ли ожидать перемен во внутренних процессах «Яндекса»? В том, как устроена работа в компании?

— Возможно, какие-то процедурные перемены будут — даже надеюсь на это, потому что, честно говоря, я не лучший административный руководитель. Наверняка можно что-то улучшить. А культура компании не изменится, потому что Саша сам давно часть этой культуры.

— Наверняка вы давали и даете новому гендиректору какие-то наставления…

— Если бы я мог давать наставления, я бы давно читал лекции в университете, а я действующий предприниматель. А если серьезно, то я все время здесь, мы постоянно переписываемся и разговариваем и с Сашей, и со всеми руководителями продуктов. Именно так все и останется.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 25 августа 2014 > № 1193008 Аркадий Волож


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter