Всего новостей: 2553973, выбрано 4 за 0.019 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Жохова Анастасия в отраслях: СМИ, ИТвсе
Жохова Анастасия в отраслях: СМИ, ИТвсе
Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 31 января 2014 > № 999134 Анастасия Жохова

Отключение «Дождя»: почему кабельные операторы чутки к политическим сигналам

Анастасия Жохова, редактор Forbes

Ксения Докукина, корреспондент Forbes

Цепная реакция вещательной блокады «Дождя» доказала: бизнес кабельных операторов слишком зависим от пожеланий власти. Как он устроен?

По состоянию на 31 января трансляцию телеканала «Дождь» прекратили большинство крупнейших операторов кабельного телевидения в стране. В пятницу к АКАДО, «Ростелекому», «ЭР-Телекому», «НТВ-Плюс» и другим компаниям присоединился и «Билайн». Хотя формальным поводом для отключения «Дождя» отвещания остается возмущение кабельных операторов редакционной политикой, очевидно нежелание сетей брать на себя политические риски по предоставлению«неблагонадежному» телеканалу доступа к широкой аудитории. Почему операторы так чутко реагируют на пожелания власти? Как устроен их бизнес?

От лицензии до канализации

Прежде чем начать вещание, любая кабельная сеть должна получить соответствующую лицензию. Выдает ее Роскомнадзор. Формально условия получения — технические: наличие частоты для вещания, передатчика и т.п. «Государство имеет на операторов очень сильное влияние, — говорит бывший вице-президент «Корбина Телеком», а ныне президент «Евросети» Александр Малис. — У любой сети всегда можно найти проблему и закрыть ее, и каждая компания этого боится. Операторов проверяют органы надзора, и частота проверок можетбыть разной. Основной способ влияния государства — лицензия».

Если поставлена задача, то найти проблему можно в любой компании, согласен директор информационно-аналитического агентства Telecom Daily Денис Кусков. «Оператор не будет спорить с государством», — уверен он.

Следующий этап — прокладка кабельной сети. На этом этапе оператор зависим от отношений с муниципальными властями: чем лояльнее местные чиновники к компании, тем охотнее они разрешат охватить кабелем муниципальный жилой фонд. Необходимо также получить доступ к канализации — как и хозяйственно-бытовая, кабельная канализация состоит из труб и смотровых колодцев, предназначена для стационарной прокладки в земле телекоммуникационных линий (телефония, интернет и пр.). Параллельно оператор заключает договоры с телеканалами, приобретая права на вещание.

Зато от государства точно не зависит абонентская база — основной источник дохода оператора.

«Праведнее Папы Римского»

Платит ли компания телеканалам из своего пакета? Все зависит от заинтересованности оператора в контенте, или наоборот — от заинтересованности канала в зрителе. К примеру, телемагазины всегда платят оператору сами. Если же канал зарабатывает на рекламе и одновременно хочет получать деньги за контент от сетей, последние, как правило, воспринимают это в штыки. Как известно, помимо «нравственных» претензий к «Дождю», представители АКАДО, к примеру, указывали и на возмутившее оператора желание телеканала продавать себя сети.

Если в договоре прописана оплата контента, оператор предоставляет каналу отчет о количестве активных зрителей, согласно которому и происходит расчет: от 1 до 18 центов за одного абонента в месяц. Абонентская плата для зрителя, таким образом, складывается из себестоимости контента, собственных затрат оператора на функционирование и его маржи. Чем больше абонентов, тем больше зарабатывает оператор. Именно поэтому небольшие каналы больше ориентируются не на «высшую волю», а на клиентов: лишение зрителей доступа к интересному контенту вызывает отток аудитории и падение доходов сетей.

«Телеканал «Дождь» не лишили лицензии, так что отключение, которое предприняли операторы — попытка угодить власти. Они просто возомнили себя католиками праведнее Папы Римского», — рассуждает источник на телекоммуникационном рынке. Но масштаб бизнеса может и не позволять крупным федеральным и региональным сетям занимать независимую позицию и руководствоваться исключительно экономическими мотивами.

Убытки в обмен на лояльность

До начала скандала телеканал «Дождь» вещал через трех федеральных и более чем 10 региональных кабельных операторов. Суммарная выручка трех федеральных операторов в 2012 году превысила $30 млрд. Количество абонентов платного телевидения одного из этой тройки — «Национальных кабельных сетей» (принадлежат «Ростелекому») — превышает 150 млн абонентов. Технический охват телеканала «Дождь» до скандала составлял около 17,4 млн домохозяйств.

В логику политической гибкости кабельных сетей укладываются и данные о собственниках операторов. Например, АКАДО контролирует группа «Ренова» Виктора Вексельберга (№4 в российском рейтинге Forbes, состояние — $15,1 млрд), а основатель компании — президент отраслевой Ассоциации кабельного телевидения России Юрий Припачкин. Расцвет бизнеса АКАДО пришелся на времена могущества бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова. Правительство столицы владело долей в одной из дочерних структур АКАДО, компания прокладывала оптоволоконные сети для города. После ухода Лужкова конкуренция на московском рынке обострилась, что не самым положительным образом сказалось на финансовых результатах оператора. В 2012 году АКАДО при выручке (отчетность МСФО) $361 млн получила убыток в размере $10 млн. В первой половине 2013 года оператор впервые с 2006 года вернулся к чистой прибыли — в отчетный период показатель составил 213,5 млн рублей.

«АКАДО — это маленький региональный оператор. Его поведению значение придает только тот факт, что Юрий Припачкин возглавляет ассоциацию. Телекоммуникации — регулируемый бизнес, но по сути государство сильно надавить не может, и ситуация с «Дождем» — продажная позиция конкретных игроков», — говорит совладелец одного из региональных телекоммуникационных операторов.

Другой оператор, который формировал значительную часть аудитории «Дождя», — «ЭР-Телеком». Компанией владеет Пермская финансово-промышленная группа, принадлежащая миллиардеру Андрею Кузяеву (№119; $900 млн). В 2012 году компания получила выручку 13,6 млрд рублей и убыток 2,4 млрд рублей. В 2013-м первый показатель должен был вырасти до 20 млрд рублей, оператор планировал вернуться к прибыльности.

Чем руководствовался при отключении «Дождя» «ЭР-Телеком», в капитале которого даже нет государственных структур? Формально — отсутствием договоренности с каналом о новых контрактных условиях. По мнению источника на телекоммуникационном рынке, компания ради сохранения своего статуса готова откликаться на любые политические сигналы. «Им даже намек какой-то сделают — и они отработают», — говорит собеседник Forbes.

Решение отключить «Дождь» двух других операторов — «НТВ Плюс» и «Триколор-ТВ» — тоже можно объяснить структурой их собственности. Владельцем «НТВ-Плюс» является «Газпром-Медиа Холдинг», находящийся под под контролем структур близкого к Владимиру Путину миллиардера Юрия Ковальчука (№99; $1,1 млрд). Блокирующий пакет «Триколора», основным владельцем которого является Национальная спутниковая компания Андрея Ткаченко, в 2013 году приобрел государственный «ВТБ Капитал».

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 31 января 2014 > № 999134 Анастасия Жохова


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 29 января 2014 > № 999144 Анастасия Жохова

Засуха на «Дожде»: политика или коммерция?

Анастасия Жохова, редактор Forbes

Илья Жегулев, обозреватель Forbes

Почему на самом деле кабельные сети отключают независимый телеканал

В среду, 29 января, состоялись переговоры представителей компании АКАДО с менеджментом телеканала «Дождь» об изменениях условий трансляции контента, сообщил Forbes представитель кабельного оператора Денис Рычка. По итогам переговоров в Twitter-аккаунте АКАДО появилось сообщение, что оператор приостанавливает использование лицензии на трансляцию «Дождя» в своей кабельной сети с 30 января. Чуть позже о приостановлении вещания заявил и телеканал «НТВ-Плюс« — вещание остановилось около 20.00 среды.

Инвестор «Дождя» Александр Винокуров подтвердил Forbes, что телеканал в течение нескольких месяцев пытается изменить стратегию работы с кабельными и спутниковыми сетями и перевести их на коммерческую основу. В частности, АКАДО до сих пор платила телеканалу символическую сумму — 1000 рублей в месяц.

«Мы и часть операторов воспринимаем это негативно. Нас не устраивает бизнес-модель, когда телеканалы сначала распространяются через операторов бесплатно для абонентов, а потом переходят на платную основу, и уже нам приходится объясняться с абонентами. В данном случае не политический момент, а желание клиентов. В первую очередь, нас на переговорах интересует вопрос бизнес-модели, платы абонентов за контент», — говорит Рычка.

Попытка АКАДО перезаключить договор удивительным образом совпала по времени с политическим скандалом.

Накануне переговоров член наблюдательного совета компании, глава отраслевой Ассоциации кабельного телевидения России (АКТР) Юрий Припачкин предложил отключить «Дождь» от вещания. Громкое заявление было сделано на фоне скандала из-за опроса про блокаду Ленинграда в эфире и на сайте телеканала («Нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней?»). Позднее вице-президент ассоциации Михаил Силин разъяснил, что «все бизнес-модели, которые там (на «Дожде») реализуются... находятся в большом противоречии с интересами кабельных каналов». «Он пытается разрекламировать себя на кабельных сетях за счет операторов, начать зарабатывать деньги независимо от них, предоставляя платную подписку в интернете», — отмечал замглавы АКТР.

В отличие от АКАДО, в «Газпром-медиа» уже не скрывали, что отключают трансляцию именно из-за опроса про блокаду, так как он, по мнению представителя «Газпром-медиа», может сказаться на репутации «НТВ-Плюс».

Ни политический наезд, ни проблемы во взаимоотношениях с операторами не единичный случай в истории телеканала. Еще летом прошлого года секретарь генсовета «Единой России» Сергей Неверов пообещал инициировать проверки телеканала в ответ на вышедшую в эфире «Дождя» передачу о принадлежащей ему недвижимости (провел расследование и опубликовал информацию Алексей Навальный). На появление злосчастного опроса на «Дожде» бурно и дружно отреагировала «Единая Россия» — многие ее региональные отделения выразили свое возмущение на сайте партии. Главный редактор «Дождя» Михаил Зыгарь в открытом письме зрителям асимметричный ответ партии парламентского большинства и поддержавших ее прокремлевских молодежных организаций назвал «политической кампанией».

Винокуров утверждает, что до вчерашнего дня отношения канала с представителями кабельных и спутниковых сетей складывались вполне гладко. «Мы двигались в переговорах. Никаких этических переживаний по поводу нашего контента от кабельщиков мы не получали», — говорит он. Исключение пока составила только компания МТС, с которой телеканалу не удалось договориться о взимании платы с абонентов за пользование контентом. В сентябре 2013 года этот оператор разорвал отношения с телеканалом. Единственная причина разрыва, которую называет Винокуров, — финансовая. «Мы хотели, чтобы они нам начали платить, они не согласились», — говорит он.

Другие операторы не спешат отказываться от вещания «Дождя».

«Пока ничего не предпринимаем, потому что не получали никаких предписаний из Роскомнадзора», — сообщила Forbes представитель «Вымпелкома» Анна Айбашева. В пресс-службе компании «Ростелеком» Forbes сообщили, что на сегодняшний момент телеканал отключать не собираются, никаких мер не предпринимали. «Нам клиента лишнего отключать и блокировать невыгодно», — заявил представитель компании. Винокуров сообщил, что «Дождю» удалось подписать новый контракт с «Ростелекомом» на коммерческой основе. По его словам, «новое руководство «Ростелекома» относится к бизнесу очень по-рыночному». Детали соглашения он раскрывать отказался.

Хотя Винокуров утверждает, что доходы телеканала от дистрибуции контента в кабельных сетях и в интернете существенно выросли, пока выручка «Дождя» формируется преимущественно за счет доходов от рекламы, а доход от кабельных сетей составляет около 10%. За 2013 год выручка «Дождя» выросла на 26%, до 360 млн рублей.

Как рассказала Forbes генеральный директор телеканала Наталья Синдеева, доходы от платного контента и рекламы в интернете пока формируют лишь 15% бюджета «Дождя», остальное телеканал получал до сих пор от рекламы в эфире кабельных сетей. По словам Синдеевой, если все остальные операторы не последуют примеру АКАДО и «НТВ-Плюс», отключения не будет катастрофой: часть телезрителей просто сменят провайдера, аудитория других операторов расширится, и это можно будет монетизировать. Ситуацию с отключением трансляции двумя основными операторами Синдеева концом телеканала не считает.

«Мы ничего не будем предпринимать (в ответ на политические претензии. — Forbes). Как можно реагировать на такое, я не знаю, — заключает Винокуров. — В рамках принятых правил игры в бизнесе такого не бывает. Чтобы нас отключили, мы должны либо нарушить договор, либо закон, но мы этого не сделаем. Нас не за что закрывать».

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 29 января 2014 > № 999144 Анастасия Жохова


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 24 июня 2013 > № 851667 Анастасия Жохова

НА КАКИЕ ДЕНЬГИ СОЗДАН ТЕЛЕКАНАЛ "ДОЖДЬ" И ПОЧЕМУ ТАК И НЕ СТАЛ БИЗНЕСОМ

Анастасия Жохова редактор Forbes

Наталья Синдеева и Александр Винокуров за несколько лет создали с нуля один из самых цитируемых телеканалов страны. Что мешает им начать зарабатывать на "Дожде"?

Никогда завсегдатаи креативного квартала на "Красном Октябре" не видели столько суровых мужчин в пиджаках на своей территории. 25 апреля 2011 года подступы к одному из зданий оцепили сотрудники ФСО. В гости к телеканалу "Дождь" пожаловал президент России Дмитрий Медведев.

На третьем этаже перед ним распахнулась тяжелая железная дверь, из света софитов навстречу шагнула улыбающаяся брюнетка в белой рубашке и джинсах с дырками на коленках... Основатель и гендиректор медиахолдинга "Дождь" Наталья Синдеева (а это была она) считает визит Медведева ключевым моментом в жизни канала. После него охотнее стали заключать контракты рекламодатели, проще стало вести переговоры с кабельными сетями - трансляторами "Дождя". На программы начали приходить солидные чиновники. Менее чем за три года самый молодой из российских интернет-телеканалов превратился в хорошо узнаваемый бренд. В марте 2013 года в рейтинге телеканалов аналитической компании "Медиалогия" "Дождь" по цитируемости занял второе место после "России 24", опередив "Первый канал", НТВ и "Россию-1". Но вот парадокс: бренд у Синдеевой есть, а бизнеса пока нет.

Дела семейные

Телеканал "Дождь" - главный актив одноименного медиахолдинга. Месячная интернет-аудитория канала в марте 2013 года, по оценке TNS, составила 2,4 млн уникальных пользователей (в два раза больше, чем в марте 2012-го), охват в кабельных сетях - 10,2 млн домохозяйств (в два с половиной раза больше, чем в марте 2012-го).

Суммарная выручка холдинга в 2012 году, по российским стандартам отчетности, составила 433 млн рублей. Из них на долю телеканала пришлось почти 66% - 285 млн рублей, на долю портала Slon.ru (созданного в 2009 году) - 20%, остальное принесли журнал и сайт "Большой город" (приобретены в 2010-м). При этом операционной прибыли ни один ресурс не приносит. Муж Натальи Синдеевой - бывший владелец банка "КИТ Финанс" Александр Винокуров - признался Forbes, что является инвестором всех трех проектов, но юридически пока не является совладельцем холдинга. Slon.ru и "Большим городом" Синдеева владеет единолично, каналом "Дождь" - совместно со своим бывшим креативным продюсером Верой Кричевской (5% долей). По оценке Сергея Лаврухина, гендиректора холдинга РБК и бывшего исполнительного директора группы "Онэксим" Михаила Прохорова, купившего РБК и рассматривавшего возможность приобретения доли в "Дожде", на сегодня общий объем инвестиций в телеканал - около $40 млн. Никакого внешнего финансирования Винокуров и Синдеева не привлекали. Откуда деньги? Насколько супруги могут позволить себе такие траты и не подошли ли они к пределу своих финансовых возможностей?

Наследие "КИТа"

"КИТ Финанс" был создан в 1992 году в Санкт- Петербурге и поначалу назывался "Пальмира". В 2000 году его гендиректором стал Александр Винокуров, поработавший на руководящих должностях в нескольких банках. Через год "Пальмира" сменила имя на Вэб-Инвест Банк, а в 2005 году - на "КИТ Финанс". В мае 2007 года Винокуров, участвовавший в покупке акций в рамках нескольких дополнительных эмиссий и в выкупе небольших пакетов партнеров по банку, оформил на себя 62% акций "КИТ Финанса".

В октябре 2008 года "КИТ Финанс" погорел на сделках РЕПО, попал под санацию и был продан РЖД и НПФ "Благосостояние". Сумма сделки, по словам бывшего управляющего директора "КИТ Финанс" Леонида Бершидского, составила символические 100 рублей. Сам Винокуров цену сделки называть отказывается, ссылаясь на соглашение о конфиденциальности, но подтверждает, что она была символической.

До краха "КИТ Финанс" трижды выплачивал дивиденды - по итогам 2003, 2004 и 2005 годов. Общая сумма, по МСФО, составила 112,5 млн рублей. Неизвестно, какую часть получил Винокуров. В 2007 году группа "КИТ Финанс", согласно отчетности по МСФО, имела прибыль к распределению в 13,4 млрд рублей. Однако дивиденды официально не выплачивались. Еще в апреле 2008 года Винокуров переоформил на себя (формально купил) закрытый ПИФ "Кит Фортис - фонд ипотеки" с активами 1 млрд рублей. Представители РЖД и "Благосостояния" пытались оспорить эту операцию, но к активным действиям не перешли. Источник в РЖД сообщил Forbes, что за 2007 и 2008 годы, согласно 2-НДФЛ, Александр Винокуров получил в общей сложности почти $200 млн от продажи разных активов.

Сам Винокуров говорит, что "получал большие доходы в 2006 и 2007 годах", но размер их уточнять отказался. Он сообщил также, что получал их не как акционер банка, а как инвестор - на сделках с акциями и облигациями и другим имуществом. На вопрос Forbes, забирал ли он себе еще какие-либо активы, бывший банкир ответил: "Зачем-то купил стол и кресла из своего кабинета". Шутки шутками, но состояние инвестора "Дождя" можно оценить как минимум в $230 млн. Получается, что медиазатея поглотила более 15% его капиталов.

Творческие метания

Как-то летом 2007 года Наталья Синдеева, тогда еще генеральный продюсер радиостанции "Серебряный дождь", сидела в кафе со своим старым другом - телевизионным продюсером Александром Горожанкиным. Она говорила, что собирается уходить с радиостанции и хочет продюсировать кино. Горожанкин, как рассказывает Синдеева, спросил: если ты не можешь быть режиссером, захочешь ли стать завхозом? Наталья задумалась. И тогда приятель подкинул ей идею создать телеканал.

"У нас изначально не было никакой концепции", - признается Синдеева. "Мы тогда в телевидении ничего не понимали, - подхватывает Винокуров. - Думали, есть одно ТВ. А их, оказывается, много и по формату, и по экономической модели. Мы путались, точнее искали..." Синдеева обратилась за помощью к другому другу Кириллу Легату, в то время гендиректору телекомпании "Стрим". Они встретились во время выставки в Каннах. Несколько вечеров подряд Легат объяснял Синдеевой, по каким правилам работает телевизионный бизнес. Ольга Захарова из "Серебряного дождя", которую Синдеева пригласила в качестве исполнительного директора, вспоминает, что из всего коллектива "Дождя" опыт работы на телевидении был только у трех человек. "Это было даже хорошо, потому что не существовало правил и штампов, а значит, было огромное поле для творчества", - отмечает она.

Начались мозговые штурмы. На один из них Синдеева пригласила своего будущего партнера, режиссера-постановщика НТВ Веру Кричевскую. Кричевская очень удивилась, когда поняла, что тема производства новостей не обсуждается, на что Синдеева с удивлением спросила: "А что, ты считаешь, что нужно обязательно делать новости?"

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 24 июня 2013 > № 851667 Анастасия Жохова


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 8 октября 2012 > № 661328 Анастасия Жохова

Зачем российские миллиардеры инвестируют в строительство киностудий

Анастасия Жохова Анна Соколова

Леонард Блаватник, Владимир Евтушенков и Николай Цветков потратили на кино несколько сотен миллионов долларов

Заманить президента на бизнес-презентацию нелегко, но на открытие подмосковного кинокомплекса «Главкино» в феврале этого года Дмитрий Медведев приехал. Ему показали, как монтируется трейлер фильма «Август. Восьмого» о войне в Южной Осетии, и провели в крупнейший павильон «Главкино» площадью более 3000 кв. м и высотой 24 м. «Можно подвесить все что угодно — танк, самолет, делать перегоны на любой скорости», — удивлялся Медведев. Президента сопровождали режиссер Федор Бондарчук, гендиректор «Первого канала» Константин Эрнст и продюсер Илья Бачурин — совладельцы проекта. Не было четвертого партнера, на земле которого построили «Главкино», — миллиардера Николая Цветкова (№33 в рейтинге Forbes). Комплекс занимает 8 га рядом с Новорижским шоссе — в месте, где участки стоят $40 000 за сотку. За фасадом, выкрашенным в разноцветную полоску, скрываются 22 000 кв. м съемочных павильонов, производственных и офисных помещений.

По масштабам «Главкино» оставил далеко позади открытый в октябре 2008 года кинокомплекс «РВС — Санкт-Петербург» с его 11 000 кв. м. Зато на «РВС — Санкт-Петербург» приезжал Владимир Путин, пожелавший провести там совещание по вопросам развития отечественного кинематографа. Основной акционер этого комплекса — АФК «Система» Владимира Евтушенкова (№21 в рейтинге Forbes). Но Евтушенков, в свою очередь, оказался не первым магнатом, потратившимся на создание российской «фабрики грез». Первым был Леонард Блаватник, совладелец ТНК-ВР и «Русала» (№72 в мировом рейтинге Forbes), инвестировавший в 2004 году в кинокомпанию «Амедиа». Почему миллиардеры, сделавшие состояние на телекоммуникациях, нефти, металлах и финансовых операциях, вкладываются в строительство киностудий? Что это для них — забавная игрушка или все-таки бизнес? И если бизнес, то насколько он прибылен? 

Ставка на ТВ. «Леонард Блаватник не вмешивается в детали, а я не решаю, с каким банком работать, как должна выглядеть структура собственности, — рассказывает президент «Амедиа» Александр Акопов. — Он берет на себя стратегические вопросы, финансовые, юридические. Ему интересно, как идут продажи, как налажен учет».

С владельцем холдинга Access Industries Акопов познакомился в начале 1990-х, когда начинал телевизионную карьеру, а Блаватник ввязался в алюминиевый бизнес в России. У них был общий круг друзей, эмигрировавших или уезжавших на Запад учиться. Акопов стал главным продюсером и гендиректором РТР, Блаватник — совладельцем ТНК, и он не раз говорил приятелю, что готов поучаствовать в интересном кинопроекте, если таковой у Александра появится. Весной 2002 года Акопов решил создать кинокомпанию, но идти за деньгами к другу не торопился. Уволившись с РТР, он заложил в Росбанке свою квартиру, полученный кредит стал стартовым капиталом «Амедиа». Год спустя телеканал СТС показал сериал «Бедная Настя», снятый «Амедиа» совместно с Sony Pictures. Затем Акопов сделал для СТС ставшую хитом «Мою прекрасную няню» и на волне успеха задумался о строительстве собственной студии.

Привлекать средства основатель «Амедиа» думал по классической схеме — через инвестиционные банки. Первые переговоры он провел в Лондоне. На следующий день после возвращения в Москву в холле отеля «Балчуг Кемпински» Акопов встретил Блаватника. Слово за слово — и вопрос финансирования был решен. Леонард Блаватник согласился стать совладельцем «Амедиа» и в качестве взноса за 50% акций выкупить для киностудии часть площадей бывшего шарикоподшипникового завода на востоке Москвы.

Будучи опытным телевизионщиком, Александр Акопов предвидел взлет спроса на сериалы и развлекательные программы и потому большую часть комплекса решил оборудовать под производство телевизионной продукции. Под полнометражное кино отвели один павильон, специально подняв потолок бывшего заводского цеха до 15 м. Другие четыре павильона сразу загрузили съемками сериалов для СТС, РЕН-ТВ и «России».

Поначалу проект Акопова и Блаватника напоминал Голливуд 1930-х годов и советский «Мосфильм». В штат студийного комплекса (его назвали «Медиа-сити») помимо технического персонала были зачислены творческие кадры — продюсеры, сценаристы, режиссеры и актеры. Акопов объясняет это необходимостью удержать творческих людей. Но в 2005 году съемочный комплекс отделили от производственной команды — развели их по разным компаниям и перевели на взаиморасчеты. По словам президента «Амедиа», поскольку никаких скидок «для своих» сделано не было, сотрудники моментально научились считать деньги. Такая организация бизнеса пригодилась, когда мощности «Медиа-сити» выросли до девяти павильонов и Акопов начал приглашать арендаторов — компании, не имеющие собственных съемочных площадок.

Кризис 2008 года едва не убил «Медиа-сити» — выручка его материнской компании упала в несколько раз. Акопов сократил штат производственного подразделения со 130 до 35 человек. В студийном комплексе остались работать 60 человек. Большую часть производственных функций (озвучка, монтаж и т. д.) президент «Амедиа» отдал на аутсорсинг нескольким уволенным сотрудникам, организовавшим собственные фирмы.

Сейчас «Медиа-сити» принадлежат 16 съемочных павильонов общей площадью около 11 000 кв. м. Инвестированные в комплекс $50 млн Акопов надеется полностью окупить к 2015 году. «Кино всегда привлекало Блаватника не прибылью, — говорит он. — Леонарду интересно было попытаться наладить бизнес с такой существенной субъективной компонентой, как творчество».

В прошлом году совокупная выручка «Амедиа» составила $60 млн. Более 75% дохода компании приносит кинопроизводство, 20% — сдача студий в аренду (рентабельность почти одинакова — чуть более 15%). Остальные 5% выручки приходятся на доходы от библиотеки сериалов.

За семь лет «Амедиа» снято более 40 сериалов (продолжение «Моей прекрасной няни», «Не родись красивой», «Татьянин день», «Закрытая школа» и др.) и только три полнометражных фильма, не ставших хитами в прокате. «Внимание зрителей окончательно сместилось в сторону телевидения и домашнего экрана, — констатирует Александр Акопов. — Я не ожидал, что это произойдет так быстро. Поэтому от кино мы отказались полностью». Предприниматель объясняет: на продвижение фильма с бюджетом $3–4 млн нужно еще $4 млн, так что картина должна собрать в прокате $16 млн, чтобы принести прибыль. Если снять за год, например, пять фильмов — есть риск, что не выйдешь даже «в ноль».

Хотя все площади в «Медиа-сити» заняты круглосуточно, расширять комплекс партнеры не собираются. При этом на оборудовании они не экономят. Недавно для «Медиа-сити» приобрели две новейшие кинокамеры Sony стоимостью $250 000. «От Голливуда мы отличаемся только тем, что из-за холодного климата павильоны у нас соединены коридорами, в которых могут разъехаться два грузовика», — хвалится глава «Амедиа».

Площади для амбиций. Когда Владимир Путин увидел кинокомплекс «РВС — Санкт-Петербург», он не скрывал своего восхищения: «Я побывал на первой студии, построенной в последние годы в нашей стране на самых передовых технологиях». Еще бы: на ее сооружение было потрачено около $100 млн. Юрий Сапронов, генеральный директор ЗАО «Всемирные русские студии», построившего кинокомплекс, аккуратно обходит вопрос о том, в какой срок окупятся инвестиции. Эти вложения обеспечил его старший партнер — владелец АФК «Система» Владимир Евтушенков.

Выходец с «Ленфильма», Сапронов пришел в кинобизнес раньше Акопова. В конце 1990-х он создал компанию «Интерактивное телевидение», а в 2003 году вместе с бывшим программным директором РТР Андреем Смирновым — кинофирму Russian World Studios.

Свой первый хитовый сериал «Зона» RWS снимала на арендованных площадях бывшего стекольного завода в Москве. Когда этих площадей стало не хватать, RWS переместилась на территорию завода ЗИЛ — также на правах аренды. Павильоны там строились параллельно со съемками новых сериалов.

Основатели RWS понимали: может случиться, что и с ЗИЛа придется уезжать. В поисках средств для строительства собственного кинокомплекса они обратились в инвестиционный фонд. Какой, Сапронов не говорит. Когда переговоры перешли в активную стадию, Сапронова неожиданно пригласили на встречу с руководством одного из подразделений АФК «Система». У владельца «Системы» Владимира Евтушенкова были свои резоны. В 2006 году принадлежащая холдингу кинокомпания «Тема продакшн» (участвовала в производстве «Матч пойнт» Вуди Аллена) начала строить в Санкт-Петербурге киностудию. Для развития бизнеса не хватало продюсерского ресурса.

«Не скрою, перед принятием решения мы немного колебались, потому что оба варианта были хороши. Но сейчас я понимаю, что сделали правильный выбор», — вспоминает Сапронов.

В конце 2007 года RWS и АФК «Система» создали компанию «Всемирные русские студии». Доли распределились так: «Система Масс-медиа» — 51% акций, ЗАО «РВС» — 49% акций. К новой компании перешла киностудия «Кадр» на ЗИЛе. Юрий Сапронов занял пост гендиректора «Всемирных русских студий», Андрей Смирнов — президента «Системы Масс-медиа» (сейчас он руководит телеканалом «Московия»).

Мощности «РВС — Санкт-Петербург», по словам Сапронова, загружены на 70%. Часть павильонов и других рабочих помещений занята под собственные проекты — в основном телесериалы. Остальные, как и в «Медиа-сити», предоставляются в аренду. Здесь снимались отдельные сцены «Утомленных солнцем II» Никиты Михалкова, «Белой гвардии» Сергея Снежкина и «Сталинграда» Федора Бондарчука, озвучивался «Фауст» Александра Сокурова. Значительная часть клиентов кинокомплекса — производители рекламных клипов. «РВС — Санкт-Петербург» не отказывает и необычным клиентам. Например, свои репетиции здесь проводит балетмейстер Борис Эйфман.

«Когда мы начинали строить студию в Питере, то прекрасно понимали, что будет непросто, поскольку весь рынок сконцентрирован в Москве», — рассказывает Сапронов. Он признает, что московские производители едут в северную столицу неохотно, предпочитая крупные площадки типа «Мосфильма» или «Медиа-сити» или бывшие заводские цеха с минимальным оборудованием, на аренде которых можно существенно сэкономить.

По итогам 2011 года выручка «Всемирных русских студий», согласно отчету «Системы Масс-медиа», превысила $53 млн. При этом чистый убыток составил $65,8 млн. В августе этого года компания отказалась от киностудии на ЗИЛе: контракт закончился, а стоимость аренды делает производство нерентабельным. Теперь все ее усилия будут сосредоточены на питерском комплексе. Юрий Сапронов сравнивает кинобизнес такого масштаба с мясорубкой. Иногда продюсера посещают мысли: хорошо бы дожить до условно пенсионного возраста и спокойно жить, выпуская два-три проекта в год.

«Для того чтобы российский студийный бизнес активно развивался, нужно создать определенные экономические условия, — рассуждает он. — Это позволит сделать наши площадки конкурентоспособными и привлекательными для иностранных продюсеров. Почему Голливуд снимает в Европе? Потому что там система налогообложения возвращает иностранцам часть средств, потраченных на производство фильма. Если в России заработает подобная схема, к нам тоже приедут снимать западные мейджоры, а мы в свою очередь сможем перенять их опыт».

Доволен ли своими инвестициями Владимир Евтушенков, неизвестно. Но «Система Масс-медиа» бодро рапортует: за первую половину 2012 года выручка кинокомпании увеличилась на 33% за счет роста продаж телесериальной продукции. В 2013 году ее студийный бизнес, как ожидается, выйдет на безубыточность. Работать на голубой экран пока что выгоднее, чем на белый. 

Неуловимая прибыль. Федор Бондарчук давно мечтал о собственной киностудии. Еще в 2005 году он носился с идеей организовать на территории промзоны в районе Павелецкого вокзала проект под названием «Телезавод». Мечта осуществилась, хотя и значительно позже. «В 2008 году мы разработали проект большой студии, не привязанный к тому, сколько есть денег, — там все было так, как хотелось», — рассказывает партнер Федора Бондарчука и директор «Главкино» Илья Бачурин.

По словам Бачурина, вариант реконструкции старого заводского цеха в пределах Третьего кольца был сразу отвергнут: кино лучше снимать там, где «дышать легко». Строить студию на непрестижных направлениях вроде шоссе Энтузиастов или Ярославского казалось бессмысленным. На Рублевке — слишком дорого. Отцы-основатели «Главкино» (к проекту на тот момент подключились Константин Эрнст и частный инвестор Виталий Головачев) остановились на Новорижском направлении. Они выяснили, что наиболее подходящими для проекта участками владеет «Корпорация Знак» Николая Цветкова. Бондарчук и Бачурин договорились о встрече с миллиардером. «В лице Николая Александровича мы нашли единомышленника, — рассказывает директор «Главкино». — Ему это было важно, нужно, интересно». 

Денег глава группы «Уралсиб» не дал, зато предоставил землю под строительство. Специалисты «Уралсиба» на начальном этапе помогали «Главкино» с юридическими и организационными вопросами. Почему Цветков согласился войти в проект? «Ему понравилась идея возрождения отечественной киноиндустрии, создания площадки, которая станет полигоном для молодых режиссеров», — объясняет Евгений Терентьев, представитель группы «Уралсиб» в совете директоров «Главкино». Он добавляет, что бизнесмен с самого начала принял решение, что будет участвовать в проекте, не рассчитывая на коммерческие результаты.

В ближайшие девять лет Николай Цветков в любом случае прибыли не получит. Все заработанные «Главкино» деньги пойдут на оплату кредита ВТБ ($89 млн), потраченного на строительные работы и оборудование комплекса. Потолки и полы павильонов изначально рассчитаны на большую нагрузку (как говорит Бачурин, «любой аттракцион возможен»). Съемки идут на цифровые камеры, а готовый материал можно отправлять по оптоволокну в любую точку мира и делать прямые эфиры для ТВ. Недаром первым клиентом «Главкино» стал Comedy Club Production, который с апреля снимает здесь «Comedy Баттл» и «Comedy Woman». На студии также снимается ряд проектов для ВГТРК, ТНТ, СТС, MTV, ТВ-3.

Для арендаторов новый игрок старается держать цены ниже рыночных. К примеру, создатели телешоу, которое будет выходить в прямом эфире, заплатили студии за 1,5 месяца работы в самом большом павильоне и аренду оборудования около 15 млн рублей. «Это очень мало, — сетует Бачурин. — На «Мосфильме» было бы дороже». Собственное производство (если не считать «Август. Восьмого», созданный до официального открытия кинокомплекса) на «Главкино» только готовятся запускать. Заявки на финансирование нескольких фильмов поданы в Министерство культуры и государственный Фонд кино, а также, как говорит Бачурин, «прорабатываются с частными инвесторами».

Крупных производителей теле- и кинопродукции смущает в «Главкино» только одно — расположение, точнее дорожный трафик. «Как заманить на Новую Ригу, например, Константина Хабенского? — недоумевает Владимир Утин из компании «Мир реалити» (телешоу «Топ-модель по-русски», «Званый ужин» и др.). — Во сколько он приедет на смену и во сколько уедет?» Генеральный продюсер группы компаний Bazelevs Ива Стормилова замечает, что на «Главкино» можно получить полный объем профессиональных услуг в одном месте, но это место находится очень далеко от центра города и туда трудно добираться.

Конкуренцию создает предложение недорогих съемочных площадей в самой Москве. По словам владельца девелоперской компании «Экоофис» Андрея Ковалева, на всех бывших заводах, где ему довелось побывать, он видел съемочные павильоны — и ни один не простаивал. «Был, конечно, провал в 2008 году, но сейчас все идет полным ходом — снимают и сериалы, и полный метр», — уверяет Ковалев. Сам он в 2002 году переоборудовал под кинопавильон один из корпусов в технопарке «Кожевники». Пять лет подряд павильон целиком арендовал телеканал «Столица». Сейчас там снимают новое телешоу — бои без правил в формате 3D.

Илья Бачурин верит, что со временем «Главкино» станет самой популярной студией в России. Посодействовать этому может Константин Эрнст. «Мы рассчитываем, что «Первый» будет работать с нами, — говорит Бачурин, — потому что мы способны привнести в его продукцию преимущества, которые помогут в борьбе за рейтинг». Сам Эрнст на вопросы Forbes отвечать отказался.

Пока что прогноз выручки «Главкино» на 2013 год — всего лишь 200 млн рублей. При этом компании еще требуются деньги — на дооборудование павильонов, строительство административного корпуса, гостиницы, гаража, декорационных мастерских и закупку кинотехники. Приблизительно $120 млн. В «Главкино» надеются найти партнера среди иностранных студий-мейджоров. А для начала решили привлечь на свою площадку маститых кинорежиссеров, которые хотят получить «качественную картинку». Возможности студии в этом плане продемонстрирует новый фильм Питера Гринуэя — «Главкино» предоставило режиссеру свои мощности для работы. Бесплатно.

— При участии Ивана Просветова

Налоговые льготы на кино. В голливудском блокбастере «Миссия невыполнима: Протокол Фантом» российский спецагент расследует обстоятельства взрыва в Кремле. Но в Москве снимались только панорамные кадры Красной площади, а все сцены, по сюжету связанные с российской столицей, — на киностудии в Канаде и на улицах Праги. Дело в том, что в России для иностранных кинопроизводителей нет никаких льгот, кроме возможности в некоторых случаях не платить НДС. Да и для российских кинокомпаний это сейчас единственная льгота.

Россия. Услуги по производству кинопродукции, а также продажа прав на использование кинопродукции, получившей удостоверение национального фильма, не облагаются НДС. Фильм считается национальным, если его продюсирует гражданин России или юрлицо, зарегистрированное на территории РФ, а не менее 70% состава съемочной группы — граждане РФ. Тот же статус могут получить проекты с участием компаний из стран, с которыми подписаны соглашения о совместном кинопроизводстве (Канада, Италия, Болгария, Франция, страны СНГ), если доля иностранных инвестиций не более 50% бюджета фильма. До 2002 года компании не платили налог с прибыли, направленной на производство, тиражирование и прокат кинопродукции. Поскольку некоторые предприниматели пользовались этим для уменьшения налогооблагаемой базы, льготу отменили.

Франция. Национальные производители могут получить налоговый кредит (вычет из налогооблагаемой базы) в размере 20% расходов на производство, тиражирование и прокат фильма, но в размере не более €1 млн. Иностранцы освобождаются от налогообложения 20% расходов на производство фильма, понесенных во Франции, — максимум €4 млн, при этом проект «должен включать элементы, связанные с французской культурой, наследием и территорией».

США (штат Калифорния). 20%-ный налоговый кредит получают художественные фильмы с бюджетом от $1 млн до $75 млн и телефильмы с бюджетом не менее $0,5 млн. На 25%-ный кредит могут рассчитывать так называемые независимые фильмы (снятые частными кинокомпаниями) с бюджетом от $1 млн до $10 млн. При этом все проекты должны иметь статус «квалифицированных» — чтобы не менее 75% производственных дней или общего бюджета были потрачены на территории Калифорнии.

Италия. Если итальянский продюсер снимает фильм по заказу иностранной компании (такой проект может быть признан «итальянским национальным фильмом»), налоговый кредит может составлять от 25% до 100% от производственных затрат в Италии, но не более 60% общего бюджета картины и суммы €5 млн. В случае официального совместного производства льгота составляет до 15%, но не более €3,5 млн. 

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 8 октября 2012 > № 661328 Анастасия Жохова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter