Всего новостей: 2553139, выбрано 3 за 0.017 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Киселев Евгений в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Киселев Евгений в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 октября 2017 > № 2358854 Евгений Киселев

Агенты везде: в правительстве, в прессе, в преступном мире и даже внутри ФСБ

Евгений Киселев, Обозреватель, Украина

Честно отсмотрел все восемь серий показанного по российскому Первому каналу сериала «Спящие», вызвавшего столько гневных откликов среди представителей российской либеральной общественности, от которой — оговорюсь — я себя вовсе не отделяю. Для тех, кто не смотрел и никогда не посмотрит: первое впечатление тяжелое.

Предельно неправдоподобный сюжет про американцев, которые хотят сорвать подписание какого-то российско-китайского контракта, переговоры о подписании которого почему-то ведутся в охваченной гражданской войной Ливии (?). Зловредные пиндосы организуют нападение исламских боевиков на российское посольство, чтобы захватить портфель с копией контракта — самое интересное, что наличие у них этой копии в дальнейшем никак не повлияет на его благополучное подписание.

С контрактом в итоге ничего не случается даже тогда, когда в последней серии главный злодей убивает всю китайскую делегацию, только что подписавшую его в Москве. Правда, вскоре выясняется, что бедных китайцев порешили для того, чтобы назначить на место погибшего главы делегации человека, который работает на ЦРУ. Непонятно, правда, почему до этого он помогал положительному генералу ФСБ не дать сорвать тот самый контракт, ради срыва которого во все тяжкие пускались злодеи из ЦРУ.

Параллельно развивается сюжет про то, как те же самые зловредные пиндосы руками своих подлых наймитов хотят устроить мерзкую провокацию: обвинить ФСБ в убийстве правозащитника, вывести людей на митинг протеста и в разгар него устроить мощный взрыв с многочисленными жертвами. Обо всем этом ведут насквозь фальшивые диалоги картонные герои — скупые на эмоции герои-чекисты, у которых голос дрожит только тогда, когда они вспоминают, как демократы свалили «железного Феликса», американские спецслужбы, опереточные злодеи из ЦРУ, некогда нарушившие джентльменские договоренности с КГБ и развалившие СССР, карикатурный американский посол, пожирающий бургеры, патриотически настроенные бандиты кавказского происхождения, метущиеся, ни в чем не стойкие хипстеры — прямо один к одному гнилые интеллигенты-стиляги, про которых в далекие советские времена в журнале «Крокодил» печатали обличительные вирши типа «сегодня парень любит джаз, а завтра Родину продаст».

Ну и в сериале есть еще в избытке прочих ходульных персонажей, вроде девушки с трудной судьбой, подрабатывающей киллером, и ее любимого — бывшего бойца спецназа, который когда-то побывавшего в плену в Афганистане, принявшего там ислам, затем — а как же без этого! — в Киеве связавшегося с запрещенной в России зловещей организацией УНА-УНСО (почему не с таким же запрещенным «Правым сектором»?— запрещенные в России организации- прим. ред.), а теперь меланхолически собирающего между намазами то самое взрывное устройство, с помощью которого его новые хозяева — зловредные пиндосы — собираются отправить на тот свет обманутых участников инсценированного ими же митинга.

Надо ли говорить, что главный отрицательный герой изменяет жене и измывается над юной любовницей. И все отрицательные герои пьют виски, а все положительные — водку. А главный положительный почти не пьет и с женщинами в постель не ложится почти до самого конца, когда к нему уходит жена главного отрицательного героя.

В итоге и главный положительный герой, и главный злодей направляются в Киев — один с американским паспортом, другой — в качестве глубоко законспирированного разведчика-нелегала. Многообещающий задел для следующего сезона, если он, конечно, будет.

В общем, полный бред.

Но не скрою — в какой-то момент мне, как и некоторым моим друзьям по «Фейсбуку», показалось: а вдруг это какой-то тонкий троллинг?! Случилось со мной это, наверное, из-за моего хорошего отношения и к талантливому режиссеру Юрию Быкову, и к некоторым исполнителям главных ролей, к тому же Игорю Петренко, которого я все еще помню в совершенно другой главной роли в фильме «Водитель для Веры», и из-за моей, возможно, наивной, но все еще теплившейся в душе надежды на то, что руководитель Первого канала Константин Эрнст какие-то вещи делает, держа в кармане фигу, по принципу чем хуже, тем лучше: «Ах, вы хотите больше пропаганды? Ну тогда получайте полный трэш!»

Такие мысли, в частности, закрались ко мне в душу, когда я досмотрел сериал примерно до середины, где в один из героев, журналист независимой газеты, вступает в спор с другим героем, твердокаменным чекистом, и довольно убедительно говорит о том, что он, как и большинство людей в 90-е, мечтал о другой России, в которую пришла бы современная цивилизация, восторжествовали бы свобода, правосудие, равенство прав, где ХХI век побеждал бы средневековье. Но вместо этого к власти пришли опричники, поставившие себя выше всех, выше закона, начавшие крышевать бизнес как наглые барыги, закатавшие в бетон любое проявление несогласия, видящие вокруг одни сплошные происки пиндосов, врагов, шпионов….

И вот тут я подумал: может быть, отчасти ради этого все и делалось, может быть, все это и не так плохо? По крайней мере, и такую точку зрения видит и слышит многомиллионной аудитория канала.

Ах, как же наивен я оказался! Очень скоро выяснилось, что журналист этот — не просто отрицательный герой, а главный преступник, законченный негодяй, подставивший свою жену под арест, а любовницу — сначала под пулю террориста, организатор всех жестоких убийств невинных людей, происходивших на протяжении предыдущих серий, готовящий тот самый массовый теракт в Москве и, разумеется, агент ЦРУ.

И вообще кругом одни агенты — в правительстве, в прессе, в правозащитных кругах, в преступном мире и даже внутри самой ФСБ.

На самом деле, это не первый случай в нашей истории, когда литературное или кинематографическое произведение — или ремесленная поделка — создается как программное политическое высказывание.

На самом деле, это делалось порой талантливо — как в случае с фильмом «Брат-2» почти двадцать лет назад, либо вопиюще бездарно, как в случае с романом Кочетова «Чего же ты хочешь» в конце 60-х, который оказался таким плохим художественно отношении и таким откровенно черносотенным — идейно-политически, что прогневал даже главного партийного идеолога Михаила Суслова.

На самом деле, за путинские восемнадцать лет герои-чекисты — рыцари без страха и упрека — и морально неустойчивые журналюги, завербованные ЦРУ беспринципные олигархи, готовые продать Родину за понюшку табака, и прочие отвратительные типы периодически появлялись в фильмах-агитках и в таких же агитках-сериалах.

Но все же «Спящие» — это, наверное, первый случай, когда программное политическое высказывание делается в таком концентрированном виде.

И тогда возникает вопрос: кому и зачем это нужно? Ответ мне лично совершенно очевиден. Нужно это тем политическим силам, которые хотят в будущем году, после того, как Путин будет благополучно переизбран на новый срок, начать очередную волну закручивания гаек — принять новые драконовские законы и развернуть новые политические репрессии. В том числе против тех, кто — как многие герои сериала — внешне вполне лоялен действующей власти. Без большой чистки элиты, без репрессий — не только против оппозиционеров, но и просто недовольных, недостаточно лояльных Путин не сможет долго продержаться у власти. И будущие жертвы обозначены в «Спящих» вполне недвусмысленно. Артподготовка началась.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 октября 2017 > № 2358854 Евгений Киселев


Украина. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 22 мая 2017 > № 2182490 Евгений Киселев

Украина отплывает от российского имперского материка

Евгений Киселев, Обозреватель, Украина

Не знаю, как вам, а мне было, право, очень смешно смотреть обращение Ксении Собчак к президенту Украины Петру Порошенко. Сразу вспомнилось: «Эта штука сильней, чем „Фауст" Гете». И булгаковский «Абырвалг» — что-то есть такое, «шариковское», во всей этой истории, выворачивающее шиворот-навыворот очевидные вещи…

Речь Собчак, как по мне, оказалась анекдотичнее телеотповеди Алишера Усманова Алексею Навальному или немало повеселившего меня очередного перла Сергея фон Риббентроповича Лаврова по поводу «визовой дискриминации» жителей Крыма.

Ксения Анатольевна была смешна не только своим внешним видом — на мой вкус, нельзя в таком платье произносить речи, преисполненные прокурорского пафоса — и не только своей безаппеляционностью (ни одного оборота вроде «по-моему», «я считаю» и т.п. — ни тени сомнения в своей правоте).

Смешнее всего, как мне кажется, неуместность и неадекватность жанра, в котором выступила популярная телеведущая.

Ксении Анатольевне можно посочувствовать — ей уже много лет не удается избавиться от ядовитого маркера, которым ее пометила роль хозяйки «Дома-2», пусть это была всего лишь ошибка молодости. Никак не получается совестить имидж светской львицы, любимицы гламурных журналов, успешной рестораторши и путинской крестницы с новой ролью ведущей серьезных программ с легким оппозиционным флером. Впрочем, как гласит народная мудрость, и рыбку съесть, и на трамвае прокатиться едва ли возможно.

Как бы то ни было, для сравнения — только представьте себе, как Ксения Собчак обращается, скажем, к президенту США Трампу с критикой по поводу его решения уволить директора ФБР Джеймса Коми? Или — еще по какому-нибудь поводу — к президенту Франции, премьер-министру Великобритании?

Или — в глубоком декольте — читает мораль Ангеле Меркель за то, что она приняла у себя в загородной резиденции душителя свободы в интернете Петра Порошенко?

Кстати, самое смешное, что встреча Меркель и Порошенко в замке Месеберг состоялась в тот самый день, когда Ксения Анатольевна публично стращала Петра Алексеевича, что теперь его в приличном обществе не примут, и уж канцлер Германии точно от него отвернется.

Впрочем, Бог с ней, с Ксенией Собчак.

Правы, пожалуй, те, кто говорит: ее выступление — всего лишь хладнокровно рассчитанный рекламный ход, с помощью которого скандальная теледива сумела стать на несколько дней едва ли не главным персонажем в российском и украинском сегментах интернета и вернуть увядающее общественное внимание к своей персоне. Помогать тут Собчак в мои намерения точно не входит.

Выступать адвокатом украинского президента Петра Порошенко я тоже не собираюсь. Порошенко — не ангел. Он, как любой политик, допускает ошибки, принимает решения, которые часто вызывают в обществе резкую критику. С другой стороны, не ошибается и не попадает под огонь критики только тот, кто ничего не делает. И чем выше должность, тем больше одиночество и выше возможные риски.

Вот и указ Порошенко о запрете на территории Украины Яндекса, российских софтов, соцсетей «ВКонтакте» и «Одноклассники», почтового сервера mail.ru вызвал бурю споров в Украине. Кто-то его поддерживает, кто-то жестко критикует.

Кто-то даже утверждает, что запретом на российские соцсети президент Украины якобы пытается заткнуть рот критикующим его популярным блогерам.

Мне лично это кажется преувеличением — вся политизированная публика в Украине сидит в Фейсбуке, там же публикуются все эти блогеры, а основная масса пользователей «ВКонтакте» и «Одноклассников» — тут я могу ошибаться — весьма аполитична. Они, как утверждают знатоки интернета, приходят туда отнюдь не за комментариями на злобу дня, а за бесплатным контентом — кино, музыкой и, прости Господи, интимными знакомствами и откровенной порнухой.

При этом, возвращаясь к вопросу о запрете российских сайтов, мое отношение к этому решению — неоднозначное.

Во-первых, мои лично права оно ничуть не ущемило.

В тот далекий уже день, когда я впервые начал пользоваться электронной почтой, внутренний голос сказал мне: «Раз уж без этого не обойтись, создай себе мейл-бокс на каком-нибудь другом сервере, который находится не в России, где так любят подсматривать, подслушивать, читать чужие письма». Ни разу об этом мудром решении не пожалел. Это — что касается Mail.Ru.

Аккаунт в «Одноклассниках» я когда-то давным-давно завел из любопытства, но содержательный уровень общения в этой сети оказался, как по мне, ниже плинтуса, и я уже много лет туда ни разу не заходил.

«ВКонтакте» не пользовался никогда — особенно в связи с историей Павла Дурова, основателя и совладельца этой сети, которого вынудили уйти с поста гендиректора компании, продать долю в этом бизнесе и уехать в эмиграцию после того, как в декабре 2013 года он отказался предоставить ФСБ личную информацию об организаторах групп «Евромайдана».

Кстати, еще одна деталь, которая не внушает мне никакой симпатии к «ВКонтакте» — на место Дурова был назначен сын главного руководителя российских средств массовой агитации и пропаганды Олега Добродеева, юный Борис Добродеев. А в октябре прошлого года Добродеев-младший стал гендиректором группы Mail.Ru, владеющей «ВКонтакте». Это один из самых вопиющих примеров безудержного непотизма, который пышным цветом расцвел в сегодняшней России, где отпрыски членов «ближнего круга» Путина — Сечина, Патрушева, Бортникова, Фрадкова, Иванова, Рогозина, Мурова и иже с ними — занимают высокие должности в привилегированных банках, корпорациях или государственных структурах.

В поддержку запретительных мер украинских властей не могу не сказать: меня давно шокировало, что некоторые украинские политики, политконсультанты, общественные деятели все еще пользуются почтовыми ящиками на сервере mail.ru — ну неужели им ничего не известно про то, как легко российские спецслужбы могут получить доступ к их переписке?! Или они ничего не слышали про то, какой скандал разразился в США из-за того, что Хиллари Клинтон пользовалась «неправильным» почтовым ящиком?!

И электронный шпионаж через интернет, через всевозможные гаджеты — не плод воспаленного сознания поклонников конспирологических теорий. Иначе мы не сдавали бы мобильные телефоны при входе в некоторые учреждения с режимом повышенной секретности — по всему миру.

С другой стороны, что касается соцсетей российского происхождения, я скорее соглашусь с теми украинскими комментаторами, которые говорят, что соцсети — лишь инструмент. Нож — не обязательно орудие убийства.

Мне понравилось, как один из критиков решения о запрете российских соцсетей сравнил их с автобанами, которые Гитлер строил накануне второй мировой войны. Да, по ним вермахт стремительно перебрасывал свои войска на Восток. Но потом по этим первоклассным дорогам столь же стремительно развивала контрнаступление на Берлин советская армия. Не лишает ли себя Украина, отгораживаясь от «Одноклассников» и «ВКонтакте», возможности ответного влияния на российское общественное мнение?

Наверное, правы те, кто говорит: ограничительные меры следовало бы подготовить. Как минимум, проинформировать общественность обо всех возможных рисках, которые влечет за собой пользование российскими антивирусными программами и прочими софтами, почтовыми ящиками и соцсетями. Так сказать, разрыхлить почву для того, чтобы люди спокойно восприняли соответствующие решения.

Впрочем, Украина совершенно спокойно пережила запрет на распространение российских телеканалов. Украинцы не рвут на себе волосы из-за того, что многочисленным российским артистам, привыкшим периодически устраивать «чес» по городам и весям Украины, теперь не дают тут гастролировать. Одним — из-за антиукраинских высказываний. Другим — из-за того, что игнорировали неоднократные предупреждения: кто ездит в Крым как на российскую территорию, лишается права въезда в Украину.

Наконец — хотя это несколько иная тема — получив от ЕС безвизовый режим, Украина все дальше отплывает от российского имперского материка.

Оттого, кстати, Лавров в состоянии крайнего раздражения несет всякую околесицу насчет «визовой дискриминации» — проблема-то налицо: крымчане, сохранившие гражданство Украины, устремились на материк за украинскими биометрическими паспортами. Лиха беда начало — съездят разок-другой в Гейропу, глядишь, начнут задумываться, в какой заднице оказались.

Подводя итог, я должен сделать одну очень важную оговорку. Я уже девять лет живу и работаю в Украине. За эти девять лет из моих уст, из-под моего пера не вышло ни одного антиукраинского текста. Я всей душой желаю, чтобы, несмотря на все трудности, все злонамеренные или невольные ошибки политиков и чиновников, Украина, в конце концов, стала успешной, процветающей европейской страной.

Но я все равно не считаю для себя допустимым публично возмущаться теми или иными решениями украинской власти, касающимися России, какими-то запретами, «черными списками», злиться, обижаться на, возможно, совершенно несправедливые словесные эскапады украинских политиков, общественных деятелей, журналистов, блогеров про то, что «все русские одним миром мазаны», что «либерализм российских оппозиционеров не распространяется дальше украинской границы».

Потому до тех пор, пока страна, гражданином которой я являюсь, ведет необъявленную войну против Украины, я, увы, не имею на это морального права.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Украина. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 22 мая 2017 > № 2182490 Евгений Киселев


Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 15 июня 2015 > № 1400005 Евгений Киселев

Евгений Киселев: Для лечения жертв пропаганды необходим новый язык ("Sverigesradio", Швеция)

Максим Лапицкий

В Стокгольме побывал известный российско-украинский тележурналист Евгений Киселев. Он был гостем семинара по теме: российские СМИ и их влияние на политику на Украине и в Западной Европе, проведенного секцией российских программ Внешнеполитического института Швеции. Говорил Евгений Алексеевич преимущественно об используемых российским телевидением боевых методах пропаганды и о том, что можно ей противопоставить. После семинара Евгений Киселев любезно согласился побеседовать с Радио Швеция, и мы говорили с ним, в большей степени, о технологических и терапевтических аспектах работы СМИ в отношении русскоязычной публики.

Радио Швеция: В Швеции существуют разные суждения о российской пропаганде. Есть те, кто уверены, что Россия ведет информационную войну против стран Запада вообще, и Швеции, в частности. Есть такие, как например депутат Европарламента Гуннар Хекмарк, которые считают, что нужно создавать русскоязычное телевидение или увеличивать мощности русскоязычного радиовещания. Вы считаете, что такие попытки парировать, то, что определяется, как российская информационная война, они могут иметь шанс на успех?

Евгений Киселев: Я считаю, что стоит только захотеть, по-настоящему захотеть, организовать такое телевизионное, радиовещание и это произойдет. Вопрос в наличии политической воли у лидеров Запада, у лидеров Евросоюза, лидеров Большой семерки, у американских руководителей. Я понимаю, что здесь есть некие подводные камни; как политического, так и чисто технологического свойства. Смотрите, если говорить о вещании на русском языке — телевизионном или радио. Как вещать по радио на ФМ частоте»?

— Вещь ныне забытая. Когда-то велась ретрансляция «голосов» на ФМ частотах, а на коротких волнах никто уже радио не слушает.

— Да, в России никто коротких волн не слушает, нужно попасть на ФМ-частоты. ФМ-частоты распространяются, к сожалению, лишь на несколько десятков километров. Возникает вопрос, а кто будет это ретранслировать в Москве? Значит нужно вступать в какие-то отношения с существующими ФМ вещателями. Например, уговорить «Эхо Москвы» час ретранслировать, например, ваше радио, или BBC или какой-то новую радиостанцию, но, разумеется, никто не позволит «Эху Москвы» это делать. То же касается и телевидения. Давайте организовывать телевизионное вещание, но как телевизионный сигнал попадет на телевизионные приемники российских граждан? Предположим, может быть, спутниковое вещание. Но проблема в том, что спутниковое вещание, потихоньку, становится вчерашним днем в развитии телевидения. Тарелки индивидуального приема с ресиверами, ну да, это, возможно, работает в Иране, где власти, по непонятным причинам, закрывают на это глаза. Я думаю, что при желании, в России, нынешняя Государственная дума запросто может объявить незаконным пользование спутниковыми тарелками и приемниками индивидуального пользования. Но даже если и не запретила бы, имеется статистика, которая показывает, что только несколько сот тысяч российских граждан, не более миллиона, готовы смотреть такое вот телевидение. Есть два других способа: можно зайти в кабельные сети и теоретически это возможно, потому что, скажем, в провинции, некоторые небольшие кабельные сети, бог знает, что себе позволяют. Но опыт телекомпании «Дождь», показал, что если в какой то момент власти захотят «вырубить» вас из эфира, то все кабельные операторы, и большие и маленькие, берут под козырек и перестают вас транслировать. И есть еще конечно интернет.

— Но его тоже можно перекрыть.

— Опять же история с «Гранями.ru», с «Ежедневным журналом» показывает, что при желании и любой интернет-ресурс тоже можно отрубить. Что остается? Остается перспектива прямого интернет-вещания через спутник, о котором мы все время слышим. Я читал о программе, готовящейся Google: сверхмощные роутеры работают прямо со спутников. Но, в конце концов, дело может дойти до того, что будут ставить помехи. Второй путь — это переговоры. Вот есть Russia Today/RT. Российская власть чрезвычайно заинтересована в том, чтобы RT продолжала функционировать в разных странах мира, вещать на территории Европы, США, третьих стран. Дальше, ребята, садитесь за стол переговоров. То есть, я теоретически могу представить себе ситуацию, когда во время переговоров на высшем уровне, условная госпожа Меркель или условный господин Обама, говорит господину Путину: Слышь, Путин? Хочешь, чтобы Russia Today продолжала вещать в Америке или в ФРГ? Дай нам возможность тоже вещать. Будь это Ameriсa Today или Germany Today, или те же «Голос Америки» или «Немецкая волна». Дайте нам возможность тоже зайти в кабельные сети и вещать на русском языке на территории России. Баш на баш. И я думаю, что такой путь тоже возможен. И кстати, такой путь мог бы стать одним из способов разрядки напряженности в отношениях между Западом и Россией.

— Какие противоядия против агрессивного, «боевого» метода пропаганды существуют?

— Я думаю, что такие методы, безусловно, есть. Я примерно представляю, как разговаривать с людьми, которые заразились этой ядовитой спецпропагандой. Да, действительно, приемы специальной пропагандисткой обработки страны, с которой ведется война, применяются по отношению к собственному народу. Но дело не в том, по отношению к кому они применяются, а в том, как эти методы работают. А работают они — путем давления на подсознание. Путем создания того, что называется глубокой эмоциональной травмой. Когда человек потрясен: «мальчика распяли». Люди, попавшие под влияние такой пропаганды, рассчитанной на то, что обрабатывается не рациональное, а иррациональное. Пропаганда методом глубокой асоциальной травмы достает до подсознания. Ну и, соответственно, приходится с этими людьми и говорить, как с душевнобольными. Это род душевного расстройства. Не могу сказать, что это шизофрения, но, безусловно, психоз.

Мне часто приходится участвовать в различных радиопередачах в Киеве. Непременный атрибут радиопередач в прямом эфире — это звонки слушателей. Очень часто звонят люди агрессивные, придерживающиеся отличной от моей точки зрения. Украина в этом смысле сильно отличается от России, но антиамериканские, антизападные настроения там тоже очень распространены. Особенно, среди людей старшего поколения.

Классический случай: звонит человек и начинает что-то раздраженно, на повышенных тонах говорить про эту Америку, которая всех достала. И у меня есть стандартный, шаблонный способ разговора с таким радиослушателем. Ведущий часто норовит оборвать, убрать, но я прошу: «Дайте поговорить...» И говорю: «Спасибо Иван Иванович. Ради бога, расскажите, пожалуйста, я вас правильно понял, вы очень не любите Америку?» «Да, я не люблю Америку». «Извините, можно я повторю, может я что-то недопонял, но вы не любите Соединенные Штаты?» И в процессе такого вежливого разговора пар начинает выходить. «Да я не люблю США». «А почему?» «Ну, потому что они везде лезут». «Нет, подождите, к вам лично они лезут? Вам, лично, что-нибудь сделали?» Молчание. «Хорошо, у вас есть знакомые американцы?» «Нет, конечно». Ну и так далее. В конце концов, может быть, я и не достучусь до сознания такого агрессивного человека, тяжело зараженного, вот этой самой «пиндософобией», но, по крайне мере, многие слушатели задумаются, для них что-то прояснится. Послушайте, ну как можно не любить, подозревать и в чем-то обвинять страну, которую ты не знаешь, в которой никогда не был, на языке которой не говоришь, не знаком ни с одним ее представителем ...и это типичная ситуация. И я думаю, такой спокойный, психотерапевтический разговор, в прямом и переносном смысле, имеет смысл.

— То есть, нужно готовить журналистов терапевтов?

— Да. И второе, над чем я очень часто думаю. Я глубоко и искренне ценю и уважаю моих коллег по профессии, журналистов, которые выступают там, где это еще возможно. На маленьких радиостанциях, вроде «Эха Москвы», на телеканале «Дождь». На каких-то сайтах пишут, в каких-то журналах. Они молодцы, они иногда чрезвычайно убедительны, они хлестко владеют пером. Но, я порой думаю, кому они проповедуют? К кому обращена их проповедь? Они пытаются обратить в свою веру тех, кто уже давно уверовал. Эту аудиторию уже не надо переубеждать, а с аудиторией, которая требует переубеждения, или которой могла бы помочь отличная или альтернативная точка зрения, мне кажется, порой, надо говорить по-другому. Потому, что они говорят хлестко, но обидно. И в этом, мне кажется, есть некая проблема. То есть, нужно найти новый язык. Новый способ общения. Пытаясь обращаться к этим людям, с одной стороны, как бы понимая, что они немножко не в себе, но сохраняя, какое-то, априори, уважительное отношение. Господа, давайте разберемся, попробуем найти общий язык. Почему вы так уверены, что у власти в Киеве фашистская хунта? Что такое хунта? Что такое фашизм? Посмотрите, почитайте. Я за вас не будут говорить. Но, что называется, раскройте глаза. Почему вы так доверяете государственному телевидению? Оно вас никогда в жизни не обманывало?

Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 15 июня 2015 > № 1400005 Евгений Киселев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter