Всего новостей: 2555866, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Козловский Данила в отраслях: СМИ, ИТвсе
Козловский Данила в отраслях: СМИ, ИТвсе
Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668375 Данила Козловский

Как его только не величают в Сети: российская суперзвезда, главный секс-символ, герой нашего времени… Данила Козловский считает себя петербуржцем, хотя родился в Москве, а работает сейчас по всему миру. Встреча со знаменитостью собрала полный зал в петербургском кинотеатре «Англетер», где был представлен фильм Козловского, посвященный футболу. По сюжету картины главный герой — Юрий Столешников — знаменитый футболист, которого пригласили выступать в сборную страны. Невероятному взлету и блестящей карьере помешал неудачный пенальти и громкий скандал. Спортсмен пытается реализовать себя на посту наставника провинциальной команды.

После фильма «Тренер» в рамках фестиваля «Кино&Футбол» актер, режиссер и продюсер ответил на вопросы зрителей.

— Как вы отбирали актеров на роли футболистов?

— Только кажется, что все мы умеем с детства пинать мяч на любительском уровне и можем сыграть футболистов. Профессиональные футболисты — это все другое. Они по-другому бегают, двигаются, работают без мяча, сплевывают, вытирают пот… Абсолютно другая пластика.

«Талант симулировать невозможно»

Поэтому около 50-60% актеров в фильме — реальные футболисты, и лишь остальная часть — артисты. Я не смотрел хороших, даже гениальных артистов, если они не играют в футбол. Очень повезло с Виталием Андреевым (сыграл Зуева): нужен был актер красивый, талантливый, молодой, с длинными волосами — и вот он нашелся, здесь, в Санкт-Петербурге.

— В «Тренере» вы выступаете в трех ипостасях — как актер, режиссер и продюсер. Какое из этих направлений считаете для себя самым перспективным?

— Все абсолютно. Да, у меня есть молодая продюсерская компания, и сейчас мы готовим к запуску несколько больших картин и сериал. Но это не значит, что все мои фильмы теперь я буду сам режиссировать или продюсировать. Актер — моя первая профессия, этим занимаюсь всю свою жизнь и буду заниматься дальше. При этом всегда знал, что буду заниматься и режиссурой. Это не было так: а дай-ка я сделаю кино. Я окончил режиссерско-актерский курс Льва Додина. То, что преподавали для режиссеров, актеры ходили слушали, и мы с первого курса ставили свои отрывки, вместе с режиссерами экспериментировали — вообще никогда не было разделения.

Мой учитель Лев Абрамович всячески конфликтует с этим примитивным, туповатым определением, что актер должен быть чистым белым листом для режиссера. Ходит такой овощ, и мы из него что-то лепим… Он за то, чтобы актер знал, читал, смотрел и видел, был умным, интеллектуально богатым.

— В титрах фильма среди нескольких фамилий продюсеров ваша на первом месте, а Никита Михалков, колос современного кино, лишь на четвертой позиции. Не обидится Никита Сергеевич на это?

— Когда увижу Никиту Сергеевича, спрошу у него (улыбается). Убежден, что он выше этого, мы партнеры, картину делали вместе, и он знаком с титрами. По сути я с Петей Ануровым начал разрабатывать историю «Тренера». Никита Сергеевич подключился, когда из такой частной картины про футбол проект вырос до масштабного кино. Конечно, мы объединились с более крупными партнерами, с людьми, которые имеют опыт в подобных съемках. Здесь все логично и объяснимо.

— Что вы испытывали, когда были на премьере своего первого режиссерского фильма?

— Перед первой премьерой со зрителями я наивно полагал, что наконец-то на собственной премьере мне будет спокойно, потому что не нужно выходить на сцену, произносить текст…

Но это был ад, такая нервотрепка и такие эмоции!

Фильм — как твой ребенок. Кто-то может сказать, что у него ноги кривые, что уши большие, что кто-то красивее, но он уже идет и живет своей жизнью, и ты можешь только наблюдать. Это трогательно и грустно, но это и огромное счастье.

— Вы презентуете «Тренера» в разных городах мира. Насколько для вас было важно представить фильм в Санкт-Петербурге?

— Очень важно. Петербург — для меня родной город, хотя я здесь не родился. С этим городом связаны главные события моей жизни: военное училище, его окончание, встреча с моими учителями, театральная академия, мои друзья, мои первые роли — все, что меня сформировало, было в Петербурге. Опять-таки я работаю здесь в лучшей театральной компании страны и в одной из лучших в мире, в МДТ — Театре Европы.

«Актер должен поверить, что он — ребенок»

— Вы дебютировали как кинорежиссер. Нет ли желания попробовать себя в качестве театрального режиссера?

— Нет, мне это совершенно неинтересно. Может, это парадокс, а может, и не случайно: как снять сложное постановочное кино с пятью-семью работающими камерами одновременно и с тысячными актерами массовых сцен — я знаю. А как создать спектакль — для меня на сегодняшний день темный лес.

В принципе, понимаю технологию постановки спектакля, и если меня припрут к стенке, конечно, попробую, но я не чувствую какой-то своей личной энергии и чего-то такого, что необходимо, чтобы создавать. У меня этого нет. Может быть, появится через какое-то время, когда поумнею, повзрослею, наберусь опыта (улыбается).

Продолжение интервью читайте на сайте «Петербургский авангард».

Записала Любовь Костерина

Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668375 Данила Козловский


Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 21 января 2016 > № 1620110 Данила Козловский

Открывать этот "год Козловского" в нынешний четверг выпало романтической комедии "Статус: свободен", что символично, так как именно с этим фильмом режиссера Павла Руминова Козловский дебютирует в российской киноиндустрии не только как актер, но и как продюсер.

— Данила, для начала такой вопрос: как вообще вам удавалось находить время на собственный проект в таком плотном графике?

— Это действительно было непросто, но для меня "Статус: свободен" — сверхпринципиальная история. Для меня это кино стоит на отдельной полке. Впервые я вместе с режиссером и моим партнерами, сопродюсерами Сергеем Ливневым и Сергеем Бобзой, что называется, художественно осмелился сочинить историю, которую я же и буду играть. Одно дело — посмотреть присланный мне сценарий и убедить режиссера или продюсера в том, что я могу это сыграть. И совсем другое — писать под себя.

— Дебют — это всегда очень ответственно, почему вы выбрали именно этот проект для продюсерского старта?

— Никаких стратегических расчетов у меня не было, всё как-то органично получилось. Я уже давно и сознательно шёл к тому, чтобы участвовать в фильме не только в качестве исполнителя, но и самому иметь возможность рассказать историю. Как-то раз режиссёр Паша Руминов поделился со мной историей своего расставания с девушкой, а я предложил сделать из неё фильм — оказалось, что он и сам об этом думал. Между этими разговорами и запуском проекта прошло совсем немного времени, и Паша начал писать сценарий.

— Вы как-то специально готовились к работе в новом качестве? Может быть, читали книжки, посещали продюсерские семинары?

— Нет, но у меня была хорошая школа — я подсматривал за тем, что делает Леонид Эмильевич Верещагин в "Легенде №17", Константин Львович Эрнст и Анатолий Вадимович Максимов в "Викинге". Многому меня научил опыт работы с продюсером "Духless" Петей Ануровым. У каждого из продюсеров, с кем мне доводилось работать, было что подглядеть и что украсть. Но еще важно понимать, что у каждого свое персональное кино, своя собственная история и скажем, опыт "Легенды №17" и "Духлесса" малоприменим к работе над фильмом "Статус: свободен". Это совершенно разные фильмы. Везде нужна своя, ручная настройка.

Честно говоря, у меня не было ни малейшего представления о том, с чего начать и кому звонить, но я понимал, что для начала надо написать историю.

Помню, когда я снимался в Лондоне, Паша Руминов прислал мне первые наброски сцен. Потом мы продолжили работать в Санкт-Петербурге. Первую половину дня мы посвящали сценарию, потом я шёл в Малый драматический театр репетировать "Коварство и любовь" по Шиллеру в постановке Льва Додина — как и в "Статус: свободен" я играю там с Лизой Боярской.

Потом мы встречались в Москве и писали там. То есть писал Паша своим, "руминовским", языком, а я работал над сценарием исключительно как продюсер: давал свои комментарии и делился соображениями.

— За плечами сопродюсера Сергея Ливнева два десятка фильмов, включая суперуспешную трилогию "Любовь в большом городе"…

— Без этого человека наше кино было бы невозможно в принципе, у него колоссальный опыт работы в разных жанрах и формах, не только как продюсера, но и как сценариста и режиссера. Например, его фильм "Серп и молот" с Алексеем Серебряковым. Сергей — человек с широким видением и большой профессионал, и я очень рад, что он поверил в наше кино.

— Павел — режиссёр авторского кино, вы — известный актёр, но не продюсер. Когда в проект приходит продюсер с таким солидным багажом успешных коммерческих историй, как Сергей Ливнев, кажется, что сторонам будет очень сложно найти общий язык.

— Конечно, поначалу мы все пугаемся — вроде бы все такие разные. Но мне кажется, подобные союзы дают очень неожиданный и интересный результат.

Мы все с самого начала понимали, что делаем нестандартную в привычном понимании комедию. Это наше собственное представление о том, как может выглядеть коммерческая романтическая комедия — кино, которое выходит одновременно на 1000 экранов. Мы снимали так, как мы снимали. Не было такого, знаете: "А давайте-ка "попопсовее" поставим камеру, какой-то некоммерческий у нас угол". И в монтаже были разногласия на разных этапах, но без них никуда — у каждого из нас свое понимание, но мы вместе старались сделать хорошую, смешную, умную историю со своей личной интонацией.

— У вас получилось снять необычное и свежее кино в жанре, уже, казалось бы, похороненном под грузом клише и штампов. Однако зритель, который составит своё первое впечатление о фильме только по рекламе — постеру, трейлеру, выложенным в Интернет фрагментам, — никогда не догадается, что этот фильм отличается от десятков других слезливых романтических комедий. У вас не было желания провести более агрессивную маркетинговую кампанию?

— Знаете, я не совсем согласен с вашей оценкой рекламных материалов. В деле выпуска фильма в прокат всегда есть много нюансов, и в этот раз нам показалось целесообразным не совершать революционных маркетинговых шагов. Тем не менее, во многом наша кампания имеет свой собственный характер. Возможно, в будущем мы будем позволять себе действовать более радикально. Все будет зависеть от самого фильма.

— Теперь вы сами снимаете кино и продолжаете много сниматься у других, работаете в театре, с недавних пор ещё и поёте со сцены. Не боитесь, что такое распыление скажется на результате?

— Не боюсь. Времени и сил хватит на все. Если у кого-то есть обоснованные претензии к качеству моей работы, то я готов разговаривать открыто. Что касается моего вокального опыта, то не думаю, что многие в нашей стране могут поставить шоу на том уровне, с которым была организована "Большая мечта обыкновенного человека" в Большом театре и "Крокус Сити Холл". Если говорить о моей работе со "Статус: свободен", я невероятно рад, что это случилось в моей жизни.

— Какое место в ваших планах занимает международная карьера? Какой вывод вы сделали из участия в "Академии вампиров", не принесшей ожидаемой отдачи?

— В апреле на двух тысячах экранов в США выходит "Хардкор", снятый талантливым русским режиссёром Ильёй Найшуллером, где, помимо меня, участвуют такие голливудские звёзды, как Шарлто Копли и Тим Рот. В Америке и в Лондоне у меня есть замечательная команда агентов и менеджеров, которая хочет со мной работать. Начинается новый этап развития моей карьеры на Западе. У меня есть несколько предложений и идей, которые, я надеюсь, мы реализуем в этом году.

Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 21 января 2016 > № 1620110 Данила Козловский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter