Всего новостей: 2659937, выбрано 4 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Козырев Алексей в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТвсе
Козырев Алексей в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТвсе
Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 26 мая 2018 > № 2678228 Алексей Козырев

Замминистра цифрового развития и связи: «Цифровой двойник человека сможет прийти в банк и получить кредит»

Заместитель министра цифрового развития и связи рассказал Business FM о том, каким будет будущее в плане высоких технологий

Банковские, государственные и прочие услуги можно будет в скором времени получить при помощи своего биометрического цифрового двойника. Как эта технология будет работать? Об этом заместитель министра цифрового развития и связи Алексей Козырев лично рассказал главному редактору Business FM Илье Копелевичу. Встреча состоялась на ПМЭФ-2018:

Поговорим, собственно, о цифровизации государства и государственных функций по отношению к гражданину. На этом форуме мы рассказываем о 1 июля как о дате начала программы сбора банками биометрических данных. Эти биометрические данные собирают банки, но использоваться они будут абсолютно во всех сферах государством. Как, когда, какие государственные функции в отношении гражданина и государства можно будет осуществлять при помощи вот этого своего биометрического цифрового двойника?

Алексей Козырев: Интернет — это отдельный новый мир, который с реальным миром сейчас практически никак не связан. Мы попадаем из нашего обычного мира в мир интернета через компьютер, через смартфон. При этом понятно, что мы привыкли различные операции в реальном мире проводить при помощи своего паспорта. Если мы приходим в банк, хотим открыть счет, то показываем паспорт. Хотим получить госуслугу — показываем паспорт. Везде для проведения операций нужно паспорт, собственноручная подпись. И, когда мы садимся за компьютер или берем в руки смартфон, мы не можем использовать наш паспорт и нашу обычную собственноручную подпись, поэтому очень важно для нас сделать так, чтобы у человека в электронном мире, в интернете появился его цифровой двойник, который может действовать точно так же, как сам человек в обычном мире, но при этом вместо паспорта у электронного двойника есть определенный профиль, содержащий данные. В паспорте есть фамилия, имя, отчество, прописка, дети и так далее. Эти данные можно в электронном виде хранить в профиле цифрового двойника и использовать для разного рода транзакций. Вместо собственноручной подписи есть технологии криптографии, которые создают электронную подпись. Обычный человек, когда хочет ту или иную операцию сделать, он знает, что нужно выполнить определенную последовательность действий. Ну, например, все знают, что, когда рождается ребенок, надо свидетельство о рождении оформить, потом его зарегистрировать по месту жительства и так далее. Цифровой двойник может быть запрограммирован на эти процессы. Он должен тоже знать, как ему действовать в той или иной ситуации, и получается так, что если человек хочет, чтобы его цифровой двойник в интернет-мире сделал все то, что человек не хочет делать в реальном мире и тратить на это время, деньги и так далее, то мы можем дать ему ключик от этого цифрового двойника. И очень важно, чтобы этот ключ нельзя было никому передать, чтобы было безопасно.

Все-таки как этот ключ будет выглядеть физически? Это будет какая-то карта?

Алексей Козырев: Нет, это изображение лица, это голос, это биометрия. Поэтому очень важен проект, когда мы с банками запускаем этот биометрический ключ для цифрового двойника и даем возможность цифровому двойнику гражданина вместо человека прийти в банк в электронном виде, открыть счета, получить кредит и так далее. Это только первый шаг, но вся система движется в сторону того, чтобы у каждого человека появился такой цифровой двойник. И контроль над этим двойником можно получить только через биометрическую технологию, то есть никому другому ключик от этого цифрового двойника не будет доступен. При этом цифровой двойник, его можно использовать как такого электронного робота, которому можно поручить что-то сделать и забыть. Он все сделает, все оформит, все будет правильно, юридически значимо, надлежащим образом.

Физически это будет приложение в любом девайсе: смартфон, компьютер, не важно — все, что есть в интернете, да? Это будет приложение, которое человек себе установил. В нем содержится его зафиксированный — это в банке надо сделать физически — биометрический портрет. Затем, может быть, отпечаток пальца, поскольку ряд девайсов тоже уже с этим работает, но не все. А фотография у всех есть. Параметры голоса. Вот это все есть, да, приложения. Значит, банки будут делать свои приложения, а государство сделает свое — для государственных функций, в которое ты входишь, он тебя идентифицирует, соединяется, что, да, подтверждает — это ты. И дальше ты ему говоришь, диктуешь текст. Прошу зарегистрировать рожденного ребенка, выдать мне то-то и то-то.

Алексей Козырев: Да.

И в приложении оно возникнет, после того как я все описал, да?

Алексей Козырев: Абсолютно верно. В перспективе это будет выглядеть так. То есть на первом этапе действительно будут разные, разрозненные приложения. У одного банка — одно приложение, у страховой компании — другое, у государственных услуг — третье приложение. Во всех этих приложениях можно будет нажать на кнопку логин, посмотреть в камеру, сказать несколько слов и получить доступ к этому своему цифровому двойнику, подключенному с другой стороны к этому приложению. Поручить ему что-то сделать, он это будет делать.

Подпись понадобится или все-таки изображение и голос как идентификация будут достаточны, потому что цифровая подпись, она сложнее, чем изображение и голос?

Алексей Козырев: Да, это очень важный вопрос. Мы будем использовать, безусловно, криптографию для того, чтобы обеспечить неизменность данных о транзакции. Возможность потом эти данные использовать для доказательств, в случае если будут какие-то споры, но необязательно это должна быть такая традиционная электронная подпись, которая будет на флешке и которую надо вставить в USB-порт. Сейчас есть современные технологии, которые вообще незаметно для человека все подписывают, то есть он будет использовать свою биометрию для того, чтобы получить контроль над цифровым двойником, а цифровой двойник может использовать так называемую облачную электронную подпись, которая обрабатывается на сервере. Человек не видит, как это все происходит, он только знает, что попадет в доверенную, защищенную криптографией среду, в которой все его транзакции будут фиксироваться и в неизменном виде храниться.

А точно науке известно, что не может быть смешения двух разных личностей — и по голосу, и, в общем, по биометрическим данным, которые способны оцифровать наши системы — параметры голоса и лица?

Алексей Козырев: По мере того как биометрия развивается, все меньше ошибок, сейчас довольно высокая точность у распознавания по биометрии, но не 100%, поэтому для того, чтобы не было ошибки, мы всегда...

Грим, актерские способности не позволят ли умелому человеку войти в чужое абсолютно, так сказать, безграничное пространство, ведь что угодно можно сделать?

Алексей Козырев: Мы считаем, что нет. Это подтверждается экспериментами и стандартами, которые сейчас разрабатываются уже в области биометрии. И здесь важно понимать, что биометрия является дополнительным фактором, помимо того что человек знает свой логин и пароль, он еще и биометрию предъявляет. То есть мы уверены, что, во-первых, никто другой не сможет получить контроль над двойником, потому что у другого человека не должно быть логина и пароля, то есть это стандартные способы защиты. Но так как логин и пароль от одного человека можно другому передать, мы добавляем биометрию, чтобы этого не происходило.

Мне кажется, надо добавить, чтобы все не пугались прямо сразу, что процесс этот будет добровольным. То есть вы можете создать это, а можете не создавать. Начинается все с 1 июля. А все-таки срок, в течение которого внедрение будет происходить, на ваш взгляд, какую-то значимую долю населения оно охватит?

Алексей Козырев: Я думаю, несколько месяцев на это уйдет. Прежде всего, этот срок нужен для того, чтобы люди, как вы сказали, по желанию, добровольно пришли, зарегистрировались, сдали свою биометрию. Потому что пока на момент запуска у нас биометрии в базе нет. Естественно, что какое-то время нужно для того, чтобы она набралась, чтобы появились вот такие граждане, которые захотели технологией воспользоваться. И для этого нужно время.

Сначала ты только сдаешь. А когда пользоваться можно будет?

Алексей Козырев: Пользоваться можно будет начать тоже с 1 июля. Как только ты сдал в одной точке свою биометрию, сразу можешь пользоваться во всех банках, подключенных к системе сервисов, которые будут работать по биометрии.

А много ли таких сейчас? Государственные сервисы есть, которые подключены или будут подключены к 1 июля?

Алексей Козырев: Они подключатся все по факту автоматически, то есть сервисов будет очень много, они будут постоянно расширяться. Банки наиболее крупные и имеющие сеть отделений и электронные банки, они все сотрудничают уже и начинают тестирование этой платформы.

Приложение пока будет банковское?

Алексей Козырев: Банковское. На очереди страховые компании, телеком. Безусловно, госуслуги.

Это затратная история с точки зрения перевода государственных услуг на такую форму исполнения?

Алексей Козырев: Безусловно, это история затратная, но сейчас расходы на создание биометрической платформы взял на себя бизнес. Эта модель экономически эффективна для бизнеса.

Если говорить о бизнесе, то это банки взяли на себя.

Алексей Козырев: Банки, «Ростелеком» как компания, которая технологически разрабатывает платформу, потому что, как только мы не требуем от человека прийти лично в отделение банка для открытия счета, издержки банков резко сокращаются. И вот эта экономия на обслуживании, она позволяет финансировать развитие технологий. И для госуслуг биометрия фактически оказывается сейчас бесплатной, потому что коммерческое использование биометрических технологий для финансового сектора, оно окупает использование биометрии для госуслуг. И единственное, что существует целый ряд задач, которые нужно дополнительно решить, чтобы этот цифровой двойник стал полнофункциональным. Вот, например, сейчас, пока человеку самому нужно знать, в какой последовательности надо получать те или иные сервисы в жизненной ситуации. Мы хотим за 2018-2019 годы этот процесс автоматизировать так, чтобы цифровой двойник сам знал, что надо делать. Чтобы можно было сказать: хочу построить дом или хочу купить машину, и все происходило.

Илья Копелевич

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 26 мая 2018 > № 2678228 Алексей Козырев


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > minsvyaz.ru, 8 декабря 2017 > № 2443990 Алексей Козырев

Заместитель министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации Алексей Козырев доложил в Совете Федерации о формировании комплексного законодательного регулирования отношений, возникающих в связи с развитием цифровой экономики. Выступление состоялось в рамках ежегодного совещания председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко с заместителем председателя Правительства РФ Сергеем Приходько и статс-секретарями – заместителями руководителей федеральных органов исполнительной власти. Участники обсудили приоритетные направления законодательной деятельности и задачи органов государственной власти РФ в 2018 году.

Приводим полный текст выступления.

«Недавно правительством была утверждена программа “Цифровая экономика”. Кратко расскажу о ней.

Цифровая экономика — это экономика данных. В ней ключевым источником создания добавленной стоимости становятся данные. Программа описывает целевое состояние экономики к 2024 году. Видение этого состояния можно свести к трем ключевым вещам: в нашей стране находится десять компаний — глобальных цифровых лидеров; наша юрисдикция привлекательна для самых современных цифровых инноваций; наши граждане и бизнес подготовлены к жизни в условиях цифровой экономики.

Минкомсвязь России в программе отвечает за три важнейших направления. За создание необходимой для данных инфраструктуры, развитие цифровых технологий и обеспечение кибербезопасности экономики.

Исходя из этих приоритетов, в 2018 году мы бы хотели сфокусироваться на трех ключевых направлениях законодательных инициатив.

Во-первых, цифровой экономике нужны цифровые граждане, цифровой бизнес и цифровые вещи. Даже наши ближайшие соседи по ЕврАзЭс либо уже выдали гражданам электронные паспорта, либо собираются сделать это в 2018–2019 годах. Это Казахстан, Армения, Беларусь, Киргизия. Здесь мы уже отстаем и должны подтянуться. Нам также нужна единая система электронной идентификации для граждан, бизнеса и вещей. Должна быть реализована возможность проверки полномочий действующих лиц, нужна более эффективная система электронной подписи и хранения электронных документов. По сути, пакетом законодательных инициатив мы должны построить национальную идентификационную платформу.

Во-вторых, новые технологии настолько сильно меняют устоявшиеся правоотношения, что теперь мы начинаем в регулировании идти не от правоотношений, а от технологий. В самом деле, никогда раньше мы не планировали отрегулировать, например, саму технологию хранения информации в базах данных. Теперь же нам нужно специальное регулирование для таких технологий как блокчейн, искусственный интеллект и “интернет вещей”. В этом вопросе мы можем стать мировым лидером.

В-третьих, всем известно, что так называемые “русские хакеры” — самые талантливые в мире. Поэтому наше законодательство в области защиты персональных данных должно быть самым продвинутым в мире. С одной стороны, мы должны гарантировать защиту персональных и конфиденциальных данных, с другой — не препятствовать возможности вовлечения данных в коммерческий оборот для создания добавленной стоимости. Это очень сложная задача, решить которую можно с использованием современных цифровых технологий.

Итак, в следующем году мы сфокусируемся на трех ключевых направлениях. На электронной идентификации граждан, бизнеса и вещей. На регулировании первых трех прорывных цифровых технологий: блокчейн, искусственный интеллект и “интернете вещей”. И на регулировании в области работы с данными.

Надеюсь на вашу поддержку по этим направлениям».

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > minsvyaz.ru, 8 декабря 2017 > № 2443990 Алексей Козырев


Россия > СМИ, ИТ > bfm.ru, 5 июня 2017 > № 2471782 Алексей Козырев

Замминистра связи Алексей Козырев: В России огромный дефицит вычислительных мощностей

В интервью Business FM Козырев рассказал о том, что Россию ждет технологическая революция. К примеру, холодильник, покупающий еду по интернету, станет обыденностью. Что для этого нужно сделать?

В России огромный дефицит вычислительных мощностей. Об этом в интервью Business FM заявил замминистра связи и массовых коммуникаций России Алексей Козырев. С ним в ходе Петербургского экономического форума побеседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич:

В нашей студии заместитель министра связи Алексей Козырев, ответственный за программу развития цифровой экономики в России. Это очень модное слово на нынешнем форуме. Мой первый вопрос: функционал государственной программы в чем? Это может быть какой-то государственный заказ на создание каких-то больших баз данных, необходимых для государственных нужд — от учета леса до каких-то природных ресурсов, до перемещения, может быть, вагонов и так далее, ну то, чем государство будет владеть и оперировать, тем самым и заказ создаст для наших компаний этой отрасли? Или же функционал этой программы помочь в равной мере всем субъектам экономики овладеть какими-то этими новыми цифровыми «штуками» от Big Data до блокчейн, извините, дальше для меня это пока тарабарщина, но слова мы эти все выучили.

Алексей Козырев: Программа модульная, она направлена и на то, и на другое, но надо понимать, что государство заказывает, в основном, базовые вещи, которые нужны всем, которые, самое главное, не устраняют конкуренцию на рынке, а наоборот, создают условия, чтобы возникало большое количество игроков, разные предложения продуктовые, и рынок мог развиваться. Это, прежде всего, инфраструктурные вещи: каналы связи, центры обработки данных, то, что нужно для того, чтобы в цифровой экономике добывать данные, передавать, хранить и использовать.

Легко сравнить, например, с энергетикой. У нас там альтернативные производители, а то, что их соединяет — сети — это государственное.

Алексей Козырев: Это абсолютно правильное сравнение. В цифровой экономике вместо нефти у нас фигурируют данные.

Причем очень множественные источники, бесчисленное множество источников, в отличие от энергетики.

Алексей Козырев: Да, и количество источников будет постоянно увеличиваться с приходом интернета вещей, когда у нас кофеварки и пылесосы начнут подключаться к интернету, количество источников данных будет увеличиваться, для этого нужна инфраструктура. Вот государство должно обеспечить возможность использования этой инфраструктуры, а коммерческие организации, находясь в той регуляторной среде, которую государство создает, должны эти данные использовать, чтобы создавать добавленную стоимость, то есть новые продукты, новые услуги, сервисы, которые полезны и обычным людям, и бизнесам.

Понятно. А что нужно сделать, чтобы мы могли оперировать этим в геометрической прогрессии возрастающим количеством данных: проложить оптоволокно дополнительное, построить какие-нибудь data-центры с мощными процессорами, серверами, то есть это железо, которое нужно для развития отрасли?

Алексей Козырев: Не только железо. Во-первых, чтобы появлялись новые источники данных, нужны новые технологии связи, прежде всего это 5G-связь, которая позволяет на один квадратный километр огромное количество устройств подключить без проводов, любые датчики, устройства автономные, которые будут создавать новые данные. Для того чтобы технология запустилась, уже сейчас надо заниматься и расчисткой спектра радиочастотного, где они будут работать, и созданием стандартов для этой технологии, чтобы все устройства могли между собой взаимодействовать.

То есть ваше связующее полотно — это частоты, которые вы должны предоставить, а дальше уже дело операторов?

Алексей Козырев: Не только, потому что магистральные каналы связи — оптика — они должны действительно связать всю страну, так, чтобы у нас вся территория была подключена. И вот это строительство оптики — тоже важная часть программы, подключение больниц, объектов инфраструктуры, зданий, сооружений.

Это оптоволокно будет соединять государственные объекты, или это некая железная дорога, открытая для всех?

Алексей Козырев: Строится оптоволокно, прежде всего, для того, чтобы в каждом населенном пункте появилась точка подключения, а коммерческие организации, используя эту точку, могут провести уже провода или беспроводно соединить все домохозяйства, квартиры обычных людей. Поэтому стройка приходит в город, где раньше не было интернета. После того, как точка появилась, там, в этом городе, появляется коммерческий интернет за разумные деньги.

Наша оснащенность этим всем по сравнению с лидерами мировыми, как бы вы ее оценили?

Алексей Козырев: У нас огромный дефицит вычислительных мощностей. Вот два крупнейших ЦОД в Китае превышают по вычислительной мощности всю мощность РФ.

Так население Китая превышает в 10 раз население Российской Федерации.

Алексей Козырев: Дело не в населении, а в том, что данные, которые мы собираемся извлекать и обрабатывать с учетом интернета вещей и увеличения количества устройств, которые эти данные создают, требуют наращивания вычислительной мощности. И здесь, прежде всего, эти устройства будут возникать на промышленных предприятиях, потому что кофеварки и пылесосы подключаются, наверно, в последнюю очередь. В первую очередь подключаются промышленные бизнес-процессы, чтобы можно было вовремя ремонтировать оборудование, вовремя узнавать об изменениях в технологических цепочках.

И фактически управлять процессом дистанционно, в том числе, не только без участия человека с лопатой, но даже, может быть, без участия оператора, который сидит и смотрит глазами.

Алексей Козырев: Абсолютно верно. Для всего этого нужны компьютеры, процессоры, которые должны находиться в центрах обработки данных. Эти процессоры работают на электричестве, поэтому очень важно, чтобы электричество было дешевым, доступным.

И безопасным для этих устройств.

Алексей Козырев: Безусловно, безопасность — очень важная тема. Когда мы создадим такие условия, что центры обработки данных строить будет дешево и эффективно, мы создадим тем самым условия для того, чтобы данные могли извлекаться, обрабатываться, храниться, это как раз инфраструктурная часть программы на это направлена.

Текст вопросаОна должна стоить денег. Она в процессе разработки, или она уже разработана?

Алексей Козырев: Вопрос денег и механизма финансирования, наверно, ключевой для реализации программы. Сейчас идут обсуждения, как организовать правильно этот механизм, учитывая, что цифровая экономика является приоритетом сейчас, это, наверно, один из немногих источников повышения эффективности экономики и обеспечения ее конкурентоспособности. Поэтому я уверен, что правительство найдет такой механизм финансирования этой программы, который будет сочетать и бюджетное финансирование, и коммерческие, частные инвестиции, потому что вот такое государственно-частное партнерство в области информационных технологий позволяет решать государственные инфраструктурные задачи.

Все понятно по примеру строительства дорог. Тут наши слушатели уже представляют, что такое государственно-частное партнерство. Следующий вопрос — ведь, по большому счету, речь идет о том, что, когда вот это все — интернет вещей, самая понятная вещь, управление технологическими процессами — перейдет в сферу IT, произойдет колоссальная технологическая революция. Фактически ручной труд уменьшится еще на порядки, а экономия от избавления от ненужных действий, потому что компьютер считает лучше, чем человек делает сам. В какие сроки этот новый виток технологической революции? К чему готовиться, когда это ждать в мире и у нас?

Алексей Козырев: У нас программа сейчас ориентирована на 2024 год.

Так быстро!

Алексей Козырев: За шесть лет мы рассчитываем на то, что будет создана основа для дальнейшего роста цифровой экономики. Наверно, каких-то структурных, серьезных изменений в этих сроки не произойдет, но будут созданы предпосылки.

Чтобы люди начали говорить по мобильному телефону, сначала должны появиться системы, а потом они начали говорить по мобильному телефону и забыли, что когда-то этого не делали, это происходит очень быстро.

Алексей Козырев: Да, и мы видим, что темпы этих изменений постоянно нарастают. Я не исключаю, что к 2024 году, действительно, жизнь может уже кардинально измениться, но в программе есть отдельный раздел, посвященный тому, как люди, которые работают на традиционных позициях, занимаются каким-то обычным, традиционным трудом, смогут переподготовиться, получить дополнительные квалификации, компетенции, чтобы они могли участвовать уже в цифровом производстве. Это очень важная часть программы, потому что мы понимаем, что многие профессии действительно требуют определенной модернизации с учетом технологий. Вот наша система образования и государственная, и коммерческая, должна поддерживать такую трансформацию.

Можно мне, как рядовому и совершенно не переподготовленному к новой эре человеку, спросить у вас, что такое блокчейн?

Алексей Козырев: Блокчейн — это такой реестр, который хранит каждый участник на своем компьютере. И таким образом, поскольку распределенное хранение у каждого участника реестра защищает этот реестр от внесения несанкционированных изменений, невозможно взять и...

Сам при себе носит свою часть информации, которая подсоединена в то же время, но к нему нельзя залезть.

Алексей Козырев: Абсолютно верно.

Я примерно понял. Сейчас говорят об этом, вот то, что вы мне сейчас рассказывали, я еще могу понять, как будет меняться мир вследствие появления способов обработки больших многочисленных данных, это я еще понимаю, что такое Big Data. А вот как блокчейн должен изменить среду общую, в которой мы живем?

Алексей Козырев: Существует множество различных применений блокчейна.

Или это еще не ясно до конца?

Алексей Козырев: До конца, безусловно, не ясно, сейчас очень много экспериментов делается, в том числе и в России. Но самое главное, наверно, изменение, которое несет за собой блокчейн — это возможность подключения к нему огромного количества взаимодействующих субъектов. Представьте себе, что сейчас у вас есть счет в банке, и вы можете по этому счету какие-то операции производить. Если, предположим, вы хотите часть этих операций дать возможность проводить ребенку, то банк, как правило, открывает дополнительный счет или выдает ребенку дополнительную карту. Представьте себе, что в цифровой экономике от вашего имени может действовать холодильник, покупая продукты, кофеварка, покупая кофе, машина, заправляя бензин. Банки просто не смогут открывать такое количество счетов для каждого объекта интернета вещей. А в блокчейне при условии, что они присоединены к банковской системе, возникает возможность открыть столько счетов, сколько нужно, и все это обслуживать.

Я это все сам должен буду делать — еще одно звено для холодильника своего открыть, чтобы он сам продукты клал в себя?

Алексей Козырев: На самом деле, когда вы покупаете холодильник, в нем эта программа уже может быть зашита. Вы его воткнули в розетку, ввели логин, пароль и все, и он начал покупать продукты. Нас ждет такая технологическая революция.

Сколько у меня есть времени, чтобы пока еще как-то руками что-то делать привычным образом?

Алексей Козырев: Это зависит от того, насколько быстро мы будем реализовывать нашу программу.

Ну в целом, как вы думаете, когда это все наступит?

Алексей Козырев: Я думаю, это в горизонте 7-10 лет произойдет, примерно так. В 2027-2030 году это наверняка станет уже...

Нам придется научиться с этим управляться.

Илья Копелевич

Россия > СМИ, ИТ > bfm.ru, 5 июня 2017 > № 2471782 Алексей Козырев


Россия > СМИ, ИТ > bfm.ru, 5 июня 2017 > № 2206470 Алексей Козырев

Замминистра связи Алексей Козырев: В России огромный дефицит вычислительных мощностей

В интервью Business FM Козырев рассказал о том, что Россию ждет технологическая революция. К примеру, холодильник, покупающий еду по интернету, станет обыденностью. Что для этого нужно сделать?

В России огромный дефицит вычислительных мощностей. Об этом в интервью Business FM заявил замминистра связи и массовых коммуникаций России Алексей Козырев. С ним в ходе Петербургского экономического форума побеседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич:

В нашей студии заместитель министра связи Алексей Козырев, ответственный за программу развития цифровой экономики в России. Это очень модное слово на нынешнем форуме. Мой первый вопрос: функционал государственной программы в чем? Это может быть какой-то государственный заказ на создание каких-то больших баз данных, необходимых для государственных нужд — от учета леса до каких-то природных ресурсов, до перемещения, может быть, вагонов и так далее, ну то, чем государство будет владеть и оперировать, тем самым и заказ создаст для наших компаний этой отрасли? Или же функционал этой программы помочь в равной мере всем субъектам экономики овладеть какими-то этими новыми цифровыми «штуками» от Big Data до блокчейн, извините, дальше для меня это пока тарабарщина, но слова мы эти все выучили.

Алексей Козырев: Программа модульная, она направлена и на то, и на другое, но надо понимать, что государство заказывает, в основном, базовые вещи, которые нужны всем, которые, самое главное, не устраняют конкуренцию на рынке, а наоборот, создают условия, чтобы возникало большое количество игроков, разные предложения продуктовые, и рынок мог развиваться. Это, прежде всего, инфраструктурные вещи: каналы связи, центры обработки данных, то, что нужно для того, чтобы в цифровой экономике добывать данные, передавать, хранить и использовать.

Легко сравнить, например, с энергетикой. У нас там альтернативные производители, а то, что их соединяет — сети — это государственное.

Алексей Козырев: Это абсолютно правильное сравнение. В цифровой экономике вместо нефти у нас фигурируют данные.

Причем очень множественные источники, бесчисленное множество источников, в отличие от энергетики.

Алексей Козырев: Да, и количество источников будет постоянно увеличиваться с приходом интернета вещей, когда у нас кофеварки и пылесосы начнут подключаться к интернету, количество источников данных будет увеличиваться, для этого нужна инфраструктура. Вот государство должно обеспечить возможность использования этой инфраструктуры, а коммерческие организации, находясь в той регуляторной среде, которую государство создает, должны эти данные использовать, чтобы создавать добавленную стоимость, то есть новые продукты, новые услуги, сервисы, которые полезны и обычным людям, и бизнесам.

Понятно. А что нужно сделать, чтобы мы могли оперировать этим в геометрической прогрессии возрастающим количеством данных: проложить оптоволокно дополнительное, построить какие-нибудь data-центры с мощными процессорами, серверами, то есть это железо, которое нужно для развития отрасли?

Алексей Козырев: Не только железо. Во-первых, чтобы появлялись новые источники данных, нужны новые технологии связи, прежде всего это 5G-связь, которая позволяет на один квадратный километр огромное количество устройств подключить без проводов, любые датчики, устройства автономные, которые будут создавать новые данные. Для того чтобы технология запустилась, уже сейчас надо заниматься и расчисткой спектра радиочастотного, где они будут работать, и созданием стандартов для этой технологии, чтобы все устройства могли между собой взаимодействовать.

То есть ваше связующее полотно — это частоты, которые вы должны предоставить, а дальше уже дело операторов?

Алексей Козырев: Не только, потому что магистральные каналы связи — оптика — они должны действительно связать всю страну, так, чтобы у нас вся территория была подключена. И вот это строительство оптики — тоже важная часть программы, подключение больниц, объектов инфраструктуры, зданий, сооружений.

Это оптоволокно будет соединять государственные объекты, или это некая железная дорога, открытая для всех?

Алексей Козырев: Строится оптоволокно, прежде всего, для того, чтобы в каждом населенном пункте появилась точка подключения, а коммерческие организации, используя эту точку, могут провести уже провода или беспроводно соединить все домохозяйства, квартиры обычных людей. Поэтому стройка приходит в город, где раньше не было интернета. После того, как точка появилась, там, в этом городе, появляется коммерческий интернет за разумные деньги.

Наша оснащенность этим всем по сравнению с лидерами мировыми, как бы вы ее оценили?

Алексей Козырев: У нас огромный дефицит вычислительных мощностей. Вот два крупнейших ЦОД в Китае превышают по вычислительной мощности всю мощность РФ.

Так население Китая превышает в 10 раз население Российской Федерации.

Алексей Козырев: Дело не в населении, а в том, что данные, которые мы собираемся извлекать и обрабатывать с учетом интернета вещей и увеличения количества устройств, которые эти данные создают, требуют наращивания вычислительной мощности. И здесь, прежде всего, эти устройства будут возникать на промышленных предприятиях, потому что кофеварки и пылесосы подключаются, наверно, в последнюю очередь. В первую очередь подключаются промышленные бизнес-процессы, чтобы можно было вовремя ремонтировать оборудование, вовремя узнавать об изменениях в технологических цепочках.

И фактически управлять процессом дистанционно, в том числе, не только без участия человека с лопатой, но даже, может быть, без участия оператора, который сидит и смотрит глазами.

Алексей Козырев: Абсолютно верно. Для всего этого нужны компьютеры, процессоры, которые должны находиться в центрах обработки данных. Эти процессоры работают на электричестве, поэтому очень важно, чтобы электричество было дешевым, доступным.

И безопасным для этих устройств.

Алексей Козырев: Безусловно, безопасность — очень важная тема. Когда мы создадим такие условия, что центры обработки данных строить будет дешево и эффективно, мы создадим тем самым условия для того, чтобы данные могли извлекаться, обрабатываться, храниться, это как раз инфраструктурная часть программы на это направлена.

Текст вопросаОна должна стоить денег. Она в процессе разработки, или она уже разработана?

Алексей Козырев: Вопрос денег и механизма финансирования, наверно, ключевой для реализации программы. Сейчас идут обсуждения, как организовать правильно этот механизм, учитывая, что цифровая экономика является приоритетом сейчас, это, наверно, один из немногих источников повышения эффективности экономики и обеспечения ее конкурентоспособности. Поэтому я уверен, что правительство найдет такой механизм финансирования этой программы, который будет сочетать и бюджетное финансирование, и коммерческие, частные инвестиции, потому что вот такое государственно-частное партнерство в области информационных технологий позволяет решать государственные инфраструктурные задачи.

Все понятно по примеру строительства дорог. Тут наши слушатели уже представляют, что такое государственно-частное партнерство. Следующий вопрос — ведь, по большому счету, речь идет о том, что, когда вот это все — интернет вещей, самая понятная вещь, управление технологическими процессами — перейдет в сферу IT, произойдет колоссальная технологическая революция. Фактически ручной труд уменьшится еще на порядки, а экономия от избавления от ненужных действий, потому что компьютер считает лучше, чем человек делает сам. В какие сроки этот новый виток технологической революции? К чему готовиться, когда это ждать в мире и у нас?

Алексей Козырев: У нас программа сейчас ориентирована на 2024 год.

Так быстро!

Алексей Козырев: За шесть лет мы рассчитываем на то, что будет создана основа для дальнейшего роста цифровой экономики. Наверно, каких-то структурных, серьезных изменений в этих сроки не произойдет, но будут созданы предпосылки.

Чтобы люди начали говорить по мобильному телефону, сначала должны появиться системы, а потом они начали говорить по мобильному телефону и забыли, что когда-то этого не делали, это происходит очень быстро.

Алексей Козырев: Да, и мы видим, что темпы этих изменений постоянно нарастают. Я не исключаю, что к 2024 году, действительно, жизнь может уже кардинально измениться, но в программе есть отдельный раздел, посвященный тому, как люди, которые работают на традиционных позициях, занимаются каким-то обычным, традиционным трудом, смогут переподготовиться, получить дополнительные квалификации, компетенции, чтобы они могли участвовать уже в цифровом производстве. Это очень важная часть программы, потому что мы понимаем, что многие профессии действительно требуют определенной модернизации с учетом технологий. Вот наша система образования и государственная, и коммерческая, должна поддерживать такую трансформацию.

Можно мне, как рядовому и совершенно не переподготовленному к новой эре человеку, спросить у вас, что такое блокчейн?

Алексей Козырев: Блокчейн — это такой реестр, который хранит каждый участник на своем компьютере. И таким образом, поскольку распределенное хранение у каждого участника реестра защищает этот реестр от внесения несанкционированных изменений, невозможно взять и...

Сам при себе носит свою часть информации, которая подсоединена в то же время, но к нему нельзя залезть.

Алексей Козырев: Абсолютно верно.

Я примерно понял. Сейчас говорят об этом, вот то, что вы мне сейчас рассказывали, я еще могу понять, как будет меняться мир вследствие появления способов обработки больших многочисленных данных, это я еще понимаю, что такое Big Data. А вот как блокчейн должен изменить среду общую, в которой мы живем?

Алексей Козырев: Существует множество различных применений блокчейна.

Или это еще не ясно до конца?

Алексей Козырев: До конца, безусловно, не ясно, сейчас очень много экспериментов делается, в том числе и в России. Но самое главное, наверно, изменение, которое несет за собой блокчейн — это возможность подключения к нему огромного количества взаимодействующих субъектов. Представьте себе, что сейчас у вас есть счет в банке, и вы можете по этому счету какие-то операции производить. Если, предположим, вы хотите часть этих операций дать возможность проводить ребенку, то банк, как правило, открывает дополнительный счет или выдает ребенку дополнительную карту. Представьте себе, что в цифровой экономике от вашего имени может действовать холодильник, покупая продукты, кофеварка, покупая кофе, машина, заправляя бензин. Банки просто не смогут открывать такое количество счетов для каждого объекта интернета вещей. А в блокчейне при условии, что они присоединены к банковской системе, возникает возможность открыть столько счетов, сколько нужно, и все это обслуживать.

Я это все сам должен буду делать — еще одно звено для холодильника своего открыть, чтобы он сам продукты клал в себя?

Алексей Козырев: На самом деле, когда вы покупаете холодильник, в нем эта программа уже может быть зашита. Вы его воткнули в розетку, ввели логин, пароль и все, и он начал покупать продукты. Нас ждет такая технологическая революция.

Сколько у меня есть времени, чтобы пока еще как-то руками что-то делать привычным образом?

Алексей Козырев: Это зависит от того, насколько быстро мы будем реализовывать нашу программу.

Ну в целом, как вы думаете, когда это все наступит?

Алексей Козырев: Я думаю, это в горизонте 7-10 лет произойдет, примерно так. В 2027-2030 году это наверняка станет уже...

Нам придется научиться с этим управляться.

Илья Копелевич

Россия > СМИ, ИТ > bfm.ru, 5 июня 2017 > № 2206470 Алексей Козырев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter