Всего новостей: 2577827, выбрано 4 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Косырев Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольЭкологияСМИ, ИТОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромМедицинавсе
США. Китай > СМИ, ИТ > ria.ru, 19 августа 2017 > № 2278629 Дмитрий Косырев

Китайский урок для Америки и для нас: хунвэйбины и искусство ненавидеть

То, что "неожиданная" кампания в США по свержению памятников до смешного напоминает Великую пролетарскую культурную революцию 1966-1976 годов в Китае, очевидно. Да вот только ничего смешного в этом нет, потому что перед нами продуманная технология подстрекательства школьников и студентов в США к ненависти и разрушению, точно такая, как в Китае. То есть дело далеко не только в самих памятниках и не в событиях полуторавековой давности в Америке, о которых эти памятники должны были напоминать.

Но для начала поговорим о Китае раньше и сегодня. Кто бунтовал в то страшное для страны десятилетие? Студенты и школьники-старшеклассники. Они же организовывали отряды солдат красной охраны — хунвэйбинов. В чем была цель той кампании? В коренном изменении самой природы людей, в лишении их истории и культуры и в конечном итоге в укреплении личной власти Мао Цзэдуна. Как это делали? Путем организации постоянных судорог ненависти. Уничтожение памятников, а также всего имевшего отношение к тысячелетней истории и культуре было только частью картины, главным было моральное уничтожение людей, способных сопротивляться "переменам", приходу "новых времен".

А что сегодня в Китае? Читаем репортаж лондонского журнала "Экономист". Описываются занятия дошколят: они изучают как могут древнюю классику, учатся писать иероглифы, отрабатывают традиционную гимнастику тайчи, пытаются играть на старинных инструментах. В общем, "Китай переживает культурный ренессанс, большей частью спонсированный государством". А цель его, вы не поверите, — укрепить долгосрочную власть коммунистической партии

Вообще-то перед нами очень смешная публикация. Это журнал, чьи авторы и руководство ненавидят Китай, да и Россию тоже. И очень стараются провести мысль, мол, при Мао китайский коммунизм был против культуры, а что же происходит сейчас?

Да, был. Но сейчас от компартии коммунистическим (ну, хорошо, маоистским) осталось только название — историческое и поэтому достойное того, чтобы его хранить. Партия стала национально-традиционной, хотя и не забывающей о социальной справедливости. Страна действительно переживает взрыв массового интереса к своим корням, великой культуре и истории, это было видно еще в начале 90-х годов. Так, вдруг модными на массовом уровне стали дизайнерские эксперименты с традиционной одеждой из шелка и т.д. Между прочим (в журнале этого нет), сегодня в Китае не просто достойные кино, архитектура, музыка и литература, но и создана система образования, которой можно только позавидовать.

Чего же тут плохого? Давайте посмотрим на весь свежий выпуск журнала "Экономист". На обложке — президент Дональд Трамп, ключевая статья — о том, как он упустил шанс осудить американских "расистов", отстаивающих в США памятники. А дальше — про китайцев.

Логика железная. Те, кто рушит американскую историю, – прогрессисты и герои, кто ее защищает — уроды. Те, кто поддерживает культурное возрождение Китая, — уроды. А хунвэйбины, значит, были прогрессистами и героями.

Все начинается в школе

Суть происходившего в Китае в 1966-1976 годах, как и в США сейчас (кстати, и на Украине с ее свержением памятников), в том, что человек, лишенный культурных и исторических корней, расчеловечивается. Но такого человека надо готовить с детства. Так вот, в США это происходило давно, нарастало, а взорвалось только сейчас.

Американские хунвэйбины, ополчившиеся на памятники в Шарлоттсвиле и других городах, — это школьники, студенты и недавние выпускники, как и в Китае. Но, кстати, это означает, что почти вся образованная (полуобразованная) элита страны — вот такая, что мы и видим по случаям клинического идиотизма по поводу "русского вмешательства в выборы" или по примитивной травле всей элитой своего президента.

Но как детей в США превращают в хунвэйбинов? Вот статья в консервативной Daily Signal со множеством подробностей. Есть программа "День вызова", которой охвачены 2200 школ страны, то есть ей подверглись уже миллионы человек. Идея ее такая: каждый — жертва, особенно если ты черный или из секс-меньшинства. Каждый должен рассказать товарищам, в чем он угнетен и в чем его жертвенность. Тогда друзья его поддержат. А вот если ты сам оказываешься угнетателем, то в ход идет знаменитая американская тактика бойкота (хорошо еще, что не надевают колпаки с иероглифами). То есть детей учат постоянно искать врагов, угнетателей и бороться с ними коллективно, находиться в состоянии нескончаемой агрессии.

И ведь это, повторим, только одна программа.

В правлении фонда, который ее насаждает, из 17 человек 15 левых. Кстати, из этого примера ясно, что они левые и есть, и еще ясно, что методы науськивания студентов точно те же, что были в Китае времен культурной революции, если, конечно, знать, как это там происходило.

Откуда растут корни нынешней американской болезни — долгая история. Как ни странно, — от последователей Льва Троцкого с его перманентной революцией, воплощенной в Китае товарищем Мао, от прочих левых идеологов 60-х годов, нашедших приют в американских университетах… Никаких секретов, все подробно описано в книгах и статьях.

Но сегодня важнее то, что натаскивание малолетних на борьбу ведется демократами и структурами вокруг них. В программе "День вызова" значился когда-то урок на тему "Кто не голосовал за Барака Обаму — расист". А после выборов Трампа правление выпустило документ, заявляющий, что после голосования школьники и студенты встречаются с актами насилия и расизма со стороны поднявших голову трампистов. В результате акты насилия и начались: только на самом деле это хунвэйбины начали атаковать студентов консервативного мышления, тех, которые за культуру и традиционные ценности.

Далее же они и их собратья устроили дикую агрессивную кампанию против памятников по всей стране.

Часто спрашивают: получается, американский "памятникопад" оттого, что они финансировали такую же кампанию на Украине, а вот теперь зло вернулось в Америку? Да нет, оно оттуда и не уходило. Обработка мозгов ведется глобальная, и в России мы тоже это получали и получаем по полной программе, хотя у нас есть какой-то иммунитет от заразы. Но эта "культурная революция" была направлена прежде всего на переделку и уничтожение западных обществ. Шаг за шагом, начиная со школы…

И ведь все шло так успешно, но нормальная часть этих обществ вдруг не выдержала, начала "не так голосовать", избрала Трампа — вот тут-то все и взорвалось. Смотрим и ужасаемся. И запоминаем: любые кампании по любым поводам, в которых присутствуют необъяснимая агрессия и ненависть, это оттуда — технология такая. И мы даже знаем теперь, чем такие кампании оборачиваются.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

США. Китай > СМИ, ИТ > ria.ru, 19 августа 2017 > № 2278629 Дмитрий Косырев


США. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 1 июня 2016 > № 1775843 Дмитрий Косырев

Они извинились. Речь о шанхайской фирме – производителе стирального порошка, выпустившей ставший всемирно известным рекламный клип с негром в стиральной машине.

Но те, кому очень хочется навредить не какой-то там фирме, а в целом Китаю, а заодно, представьте, и Индии, уже начали и вряд ли быстро закончат стандартную пропагандистскую кампанию против двух держав. С простой и ясно обозначенной целью – не допустить их сближения с Африкой и, соответственно, окончательного ухода таковой из сферы влияния Запада. А начиналось все с таких вроде бы пустяков.

Насчет мягкой силы

Клип такой: юная и зловредно-привлекательная китаянка грузит белье в стиральную машину, к ней подходит негр в очень грязной майке и с какими-то потеками на лице. И она, представьте, засовывает ему в рот капсулу стирального порошка, запихивает самого африканца в машину, откуда он затем выходит в виде хорошо постиранного китайца. Который у девицы вызывает полное восхищение, потому что светлый и чистый.

В только что вышедшей публикации в "Жэньминь жибао" сообщается, что фирма извинилась и убрала клип из своей рекламной кампании. (Правда, его успели посмотреть до 7 миллионов человек по всему миру за 3 дня). Она также заявила, что и не думала дискриминировать людей по признаку цвета кожи.

В публикации напоминается, что в китайском законе о рекламе запрещено использовать в таковой сюжеты с расовой, половой, религиозной, этнической и прочей дискриминацией.

А теперь посмотрим на наиболее характерный материал из сотен ему подобных, выброшенных сейчас в западную медиасферу. Классика жанра — из Washington Post.

Заголовок: "У Китая и Индии – огромная проблема с расизмом в отношении черных". Вот как – огромная. А, кстати, Индия тут при чем? Оказывается, как раз на днях в Дели убили одного африканца в уличной драке из-за того, кто первый нанял моторикшу. В драке индийцы "неоднократно использовали расистские эпитеты". Африканские послы бойкотировали по этому поводу официальные мероприятия, министр иностранных дел оправдывалась…

Дальше – еще пара примеров такого рода, разных годов и в разных городах громадной страны. Плюс рекомендации провести массовую разъяснительную кампанию по части дружбы народов.

То была Индия. А вот и насчет "стирального" клипа: он "шокирующе расистский". Есть и примеры того, в каком городе теперь уже китайцы побили африканцев, когда и что при этом говорили.

Ну и вывод: перед нами "неизбежный расизм и невежество, которые встречают африканцев в обеих странах". Напоминается, что экономический подъем в них обеих произошел во многом благодаря их связям с Африкой, и этот континент – "важная арена не только торговли, но и упражнений в проектировании мягкой силы и геополитических задач".

Спасибо за уточнение, а то мы бы не догадались, что перед нами – начало очередной пропагандистской глобальной кампании против двух держав, на глазах обгоняющих США как минимум в экономике. Они – "расистские", и их надо поэтому поссорить с Африкой.

Когда черное запрещают назвать черным

Возникает вопрос, как с этой очередной и довольно типичной кампанией бороться. Для начала – не давать кому угодно объяснять тебе, что такое расизм, а что нет, и что именно ты у себя дома должен сделать, чтобы с этим якобы расизмом бороться.

Вообще-то расизм, напомню, это идейное оправдание политической и бытовой дискриминации людей другого цвета кожи – то есть концепция о существовании рас, биологически неполноценных по сравнению с другими расами. Идеология такого рода цементировала институт рабства в США, британскую и иные колониальные империи, объясняя, почему у белых людей есть моральное право править другими народами и объяснять им, как надо себя вести. Так было в британской Индии и на некоторых территориях Китая.

Посмотрим еще раз на китайский рекламный клип. Он построен на детски простой идее – что стиральные капсулы обладают такой силой, что черную кожу человека могут превратить если не в белую, то в слегка чайную китайскую. Непонятно, где тут призывы к дискриминации людей с иным цветом кожи, где идея, что черные хуже китайцев. Разве что она в том, что китайской девушке больше нравится китаец.

Так ведь это понятно, что каждая нация видит себя теоретически совершенной, лучшей, чем все остальные. Конечно, китайцы тоже считают себя лучше всех других – да, лучше европейцев тоже, вот только расизм ли это, еще вопрос. Вы лучше скажите мне, как назвать нацию, которая себя воспринимает как вечно ущербную, неполноценную и заискивает перед другими. Я бы к такому народу принадлежать не хотел.

Сегодня не только Китай и Индия, а и Европа столкнулись с притоком "чужих", мигрантов. Которые, конечно, не будут так сразу и так просто нравиться местным жителям, даже если они вели бы себя идеально. Так они никак не идеальны. В Европе или Индии или Китае. А если ты дерешься с человеком, неважно какой нации, то понятно, что обзываешь его всякими словами – "рыжий", "черный", "длинный". Не молча же драться – так неинтересно. Хотя драться, конечно же, нехорошо, даже если у тебя рикшу из-под носа уводят.

Но здесь в любом случае речь скорее о ксенофобии (буквально – "страх перед иностранцами"). Она хотя и идет рука об руку с расизмом, но все-таки не расизм.

А теперь давайте посмотрим, как китайские читатели комментируют публикацию о том, что шанхайская компания извинилась за свою рекламу. Комментарии настолько хороши, что задумываешься – а действительно ли они принадлежат "просто читателям". Хотя какая разница. Итак, "по большей части крик раздается со стороны западников, которых давит вина за то, как они в своей истории обращались с черными людьми. У Китая нет такого исторического багажа". Или – "если кто-то воспринимает что-то как расистски оскорбительное, то оно таким (для него) и будет".

Все правильно. Это "их" расизм, который западники хотят перевалить со своей больной головы на относительно здоровые. Китай, как и Индия, абсолютно не расистская страна, люди там поэтому просто не догадаются, отчего американцы их пытаются упрекать в чем-то, понятном лишь американцам. Но можно предсказать продолжение спектакля, шумные акции на международной арене, попытки привлечь к этому каких-то африканских деятелей, которые перманентно ищут повсюду "расизм"…

А пока кампания раскручивается, нам полезно вспомнить, как в 1990-е годы люди, увлеченные Западом и его странностями, хотели объяснить нам, что не только слово "негр" плохое, но и "черный" тоже не очень, потому что в США так считается.

Также поучительно посмотреть на то, что в очередной французской версии "Трех мушкетеров" Атоса играет явный выходец с севера Африки, а возражать против этого, как считает часть французов, неудобно. Будем подражать и учиться?

Можно еще вспомнить недавний эпизод с исчезнувшим с прилавков мороженым "Обамка": а это расизм ли был вообще, или просто кому-то нравится милый и добрый президент США.

В общем, лучше не пугаться расизма, не понимая до конца, что это такое, а думать о его сущности самим. Иначе они – неважно даже кто — со своим отнюдь не китайским стиральным порошком и правда придут к нам.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

США. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 1 июня 2016 > № 1775843 Дмитрий Косырев


Китай. Бразилия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 6 апреля 2016 > № 1712342 Дмитрий Косырев

Если против лидеров фактически всех стран — членов БРИКС идет одновременная информационная кампания, то это напоминает высказывание Аурика Голдфингера, нехорошего человека из одноименного романа Йена Флеминга про Джеймса Бонда: "Один раз — это случайность, два раза — совпадение, три раза — целенаправленная акция противника". Начавшаяся кампания против главы китайского государства Си Цзиньпина — это уже даже не "три", а "четыре", если не "пять".

Белые нитки

Что у нас происходит с буквой "Б" — первой из аббревиатуры БРИКС, то есть с Бразилией? Тяжелейший правительственный кризис, в результате которого под ударом оказались сразу два президента, предыдущий и нынешний. Оба обвиняются в коррупции. Оппозиция требует импичмента президента Дилмы Роуссефф и расследования ее деятельности по части причастности к налоговым нарушениям и использованию государственных средств для финансирования кампании по своему переизбранию. А заодно можно сорвать или сильно подпортить и летнюю Олимпиаду-2016 в Рио-де-Жанейро. Вредить по спортивной линии — это модно.

Кстати, последние новости из Бразилии хорошие — в поддержку президента прошли многотысячные манифестации по всей стране. Есть шанс, что бразильцы поняли, что на самом деле происходит, и не дадут хода идеологической диверсии.

Почему диверсия: а посмотрите, что происходит с последней буквой БРИКС "С" (South Africa — Южная Африка). Вот редакционная статья-приговор New York Times от 1 апреля под названием "Президенту Южной Африки Якобу Зуме пришла пора уйти в отставку". Потому что он — догадайтесь, кто?— коррупционер.

Если ограничиваться только одной публикацией по каждой стране в американской и прочей печати, то есть только по ЮАР или только по Бразилии, то получается, что и правда кто-то что-то ворует. Но когда сравниваешь политическую механику нажима на власть в случае "Б" и случае "С", то возникают иные мысли: что-то уж очень все похоже.

Буква "Р" — это Россия и президент Владимир Путин. А как же — и тут знакомая картина, причем ее как раз мы знаем лучше, чем бразильскую и южноафриканскую. И тут атака, механика которой хорошо известна, идет непосредственно на главу государства.

Все три эти акции рассчитаны на то, что люди видят только то, что происходит в их стране (и то плохо), и не способны сопоставить удивительно похожие события в нескольких странах, сотрудничающих по части создания новой архитектуры мировых финансов и вообще выступающих в роли альтернативы Западу.

Обвинения в коррупции должны щекотать чувства человека, который считает, что он беден потому, что все вокруг воруют. Так и будут эту пьесу играть раз за разом, пока она уже окончательно всем не надоест своими белыми нитками, торчащими отовсюду, и при слове "коррупция" люди не будут зевать. Уже начинают, кстати.

Но у нас остались еще две буквы из БРИКС, а именно Индия и Китай. И вот тут все сложно, потому что лидеры этих государств пришли к власти как раз на волне кампаний против коррупции. В чем обвинить человека — в данном случае Си Цзиньпина, — если коррупционеров в Китае сажают сотнями? Правильно: в том, что он борется с коррупцией.

Верные члены партии

Эта предельно интересная история развивается приблизительно с 4 марта, когда в китайском интернете появилось загадочное анонимное письмо "верных членов партии" (правящей Компартии Китая), призывающих Си уйти в отставку. Почему в отставку: по всем возможным причинам, но прежде всего потому, говорится в письме, что его борьба с коррупцией парализовала весь управленческий аппарат страны, а сам Си Цзиньпин превратился в диктатора.

Если у вас есть противник, очень важно подобрать ему обвинение из одного слова. В предыдущих трех случаях это слово было "коррупционер", а тут, как видим, "диктатор".

А теперь посмотрим на обрывочные сведения насчет того, кто же распространяет это письмо. Китайские власти ведут расследование, ясности никакой, но всплывают имена трудящихся ныне на территории США журналистов уйгурского происхождения (на их малой родине, напомним, действует ваххабитское подполье), обозначается роль в этой истории вещающего с территории США радио "Свободная Азия". Все знакомое и родное.

Такое же знакомое — это редакционная (по сути анонимная) статья, на этот раз лондонского "Экономист", где Си выносится приговор: диктатор, руководит методами председателя Мао, у него в результате ничего не получается.

Опять же, если читать эту статью отдельно, то — сильно написана. Но стоит положить рядом два текста, этой редакционной статьи и письма "верных членов партии", как становится интересно. То ли британские журналисты переписали своими словами китайский документ и выдали его за свой, то ли и сам китайский документ был написан в Лондоне и запущен в китайскую Сеть в виде анонимки. В общем, опять примитивная работа.

Конечно, китайская политическая жизнь всегда била ключом, строем китайцы не ходили при Мао, до Мао и после него. Пламенные дацзыбао там в порядке вещей. Более того, интересные мысли в этом документе есть. А именно, что если бороться с коррупцией в формате нескончаемой кампании, когда сажают буквально всех, то результат будет соответствующий — хаос и паралич.

Может быть, это тоже часть ловушки? Сначала через сотни фондов и институтов заронить в общественное сознание стран-конкурентов мысль насчет того, что "все воруют", а потом смотреть, что получается: никого не сажают — значит, не борются с коррупцией, сажают всех — значит, создают тысячи противников режиму по всей стране, расшатывают политическую систему. А была ли коррупция, другой вопрос. Очень умно (поначалу, пока эту тактику не поймешь).

Да, но у нас осталась еще одна буква — "И", то есть Индия, страна-хозяйка будущего саммита БРИКС. Даже не сомневайтесь, ее премьер-министр Нарендра Моди тоже получил приговор от западной анонимно-демократической общественности: он и его нелиберальная партия сеют "нетерпимость". Но это отдельная и длинная история.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Китай. Бразилия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 6 апреля 2016 > № 1712342 Дмитрий Косырев


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 30 марта 2016 > № 1706198 Дмитрий Косырев

Президент США обвинил средства массовой информации в том, что они уделяют слишком много внимания Дональду Трампу, возможному кандидату в президенты от оппозиционной Республиканской партии. Это как-то до боли знакомо. Примерно как выступление в советские времена первого секретаря обкома с инструкциями для областных журналистов. Реакция на речь Обамы была предсказуемой: журналисты начали объяснять президенту, что не они "создали Трампа" и в чем "феномен Трампа".

Кто "породил Трампа"

Президенты США выступают на ужине для вашингтонских политических журналистов ежегодно. Это хорошая традиция. Но раньше в прессу никогда не попадали президентские оценки того, для чего нужны обществу собственно сами СМИ. На сей раз это произошло.

Барак Обама, конечно, не обижал собравшихся. Он всего лишь мягко высказал свое мнение о том, что журналисты обязаны "раскрывать правду". В данном случае, видимо, правду о том, что "кто-то" полностью отрывается от фактов, не заботится о том, чтобы отличать правду от лжи, дает обещания, которые никогда не сдержит.

Задача журналиста, указал президент, не в том, чтобы отдавать такому политику слишком много эфирного времени или газетного пространства, а в том, чтобы показать: такой кандидат вводит публику в заблуждение. В конце концов, добавил Обама, СМИ — это миллиарды долларов, и за них надо отчитываться.

Дональда Трампа президент по имени не называл. Наверное, потому, что речь шла не только о Трампе, но и о роли журналистов в обществе. Но всем и так было понятно, кто конкретно имелся в виду. Появилось несколько комментариев-ответов Обаме насчет того, что не надо пенять на зеркало (то есть СМИ), коли… ну, вы знаете продолжение этой фразы.

Вот один из таких ответов ветерана журналистики Юджина Робертсона, твердого демократа по убеждениям. Из этого текста всплывают очевидные и интересные факты.

Благодаря участию в течение нескольких лет в телешоу, миллиардер Трамп прекрасно понимает механизмы работы СМИ, отмечает Робертсон. И поэтому журналисты не могут не рассказывать о нем — иначе это сделают их конкуренты. Не СМИ, а сами зрители и читатели решили, что им нужно знать о Трампе как можно больше, утверждает автор колонки.

Как может телеканал не показать очередной митинг Трампа, если суть события — не речь самого кандидата в кандидаты, а собравшаяся его послушать огромная толпа? А сам факт того, что многочисленный республиканский электорат отдает предпочтение человеку, который никогда никуда не избирался и не работал ни в одной администрации — это ли не событие? И если СМИ в чем-то в данном случае и виноваты, то как раз в том, что их не интересует смысл выступлений Трампа.

Аналогичный случай был в России

В колонке Робертсона упоминается очевидный и хорошо известный американцам факт: те СМИ, о которых говорил и к которым обращался с речью Обама, минимально влияют на республиканских избирателей. Сами избиратели относятся к этим СМИ примерно как к вирусу Зика, замечает автор статьи.

А это важно для понимания главной темы, которую поднял Обама, — роль журналистов в обществе. Ведь ключевые газеты и телеканалы в США преимущественно демократические. То есть каналы влияния на публику, по сути, захвачены одной партией, подчинены одной идеологии, назовем ее для краткости либеральной. Но на республиканскую половину Америки это никак не влияет.

Десятки ключевых каналов и газет яростно агитируют за Хиллари Клинтон. А какие СМИ открыто поддерживают Трампа? Да почти никакие. У него сложные отношения даже с твердо республиканским Fox News. По сути этот человек бросает вызов не только демократам, но и самопровозглашенной "четвертой власти" с ее характерной и глобально распространяющейся идеологией. И Трамп побеждает благодаря тому, что хорошо знает рефлексы этой "власти", знает, когда та не сможет пройти мимо очередной его выходки. Было ли нечто такое в мировой истории последних лет? Было.

В России в 90-е годы, если кто-то еще помнит, практически все ключевые СМИ были "перенаселены" прозападными, либеральными журналистами. Шла прямая и поощрявшаяся "реформаторами" у власти агитация в пользу примерно того же, что продвигают СМИ американских демократов. В результате к концу 90-х наши либералы практически утратили электоральные перспективы.

Позже, в "протестный болотный сезон" 2011-2012 годов, ситуация повторилась, но в ослабленном виде. Тогда либеральной монополии в прессе уже не было, но в столице подобные СМИ были очень сильны. Результат оказался таким же, даже в столице.

Барак Обама в последние месяцы много говорит на темы дисфункции американской системы управления, нарастающей поляризации в обществе. Но о том, что в "свободных" СМИ тоже происходит что-то не то, он до сих пор не заявлял. Хотя говорить есть о чем. В России как раз в "болотные" дни звучали догадки, что журналисты, среди которых необычайно велик процент людей либерального мышления, по сути, развернули агитацию вместо того, чтобы спокойно анализировать происходящее.

То есть журналисты, причем во многих странах, превращаются в какую-то особую социальную группу с особым мышлением. Известны и мрачные размышления в англосаксонском мире по поводу феномена таблоидной журналистики — тема эта всплыла, когда выявились масштабы слежки репортеров за ньюсмейкерами. Всплыла и снова утонула.

В общем, говорить есть о чем. Но США сейчас захвачены лишь феноменом Трампа. Готовящийся покинуть свой пост президент говорит, что "тратит много времени на размышления о том, как вся эта система работает и как мы можем заставить ее работать". На отдыхе у него будет для этого еще больше времени.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 30 марта 2016 > № 1706198 Дмитрий Косырев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter