Всего новостей: 2553139, выбрано 2 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лещенко Лев в отраслях: СМИ, ИТвсе
Лещенко Лев в отраслях: СМИ, ИТвсе
Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 13 февраля 2018 > № 2511844 Лев Лещенко

Лев ЛЕЩЕНКО: «К своему творчеству отношусь критически».

В гостях у журнала «Полиция России» народный артист РСФСР Лев ЛЕЩЕНКО.

– Лев Валерьянович, в октябре 2017 года вы стали полным кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством», с чем наша редакция и все наши читатели вас поздравляют...

– Большое спасибо. Но я работаю не ради славы и не за ордена. Стремился и стремлюсь интегрироваться в жизнь народа, ценю патриотизм, любовь к зрителю, к Родине. Стараюсь не оставаться на обочине происходящего в стране и в мире.

– Кстати, о «мировой славе». Рассказывая о русских хакерах, некоторые американские СМИ публиковали ваши фото и называли главным русским мафиози. Как вы к этому отнеслись?

– Очень «веская» доказательная база: придумали сказку, из Интернета скачали мои снимки и замолчали. Судиться с ними – себе дороже. Чёрного кобеля не отмоешь добела. А между прочим, история с моим спонсорством кампании Трампа мне только популярности прибавила. На самом же деле меня больше волнует, что Винокур на сей счёт схохмит.

– У вас с Владимиром Натановичем солидный возраст, а вы, словно пацаны, друг над другом подшучиваете...

– Действительно, наши организмы уже приближаются к 80 годам. К счастью, наши IQ остаются гиперподвижными.

– А вы с Винокуром ведете счёт розыгрышам?

– Бесполезно. Володя юмором фонтанирует. Я более сдержан. Хотя, случается, наношу чувствительный ответ. Однажды мы с ним были в Германии и купили там по паре туфель: мои – 44, его – 42 размера. В гостинице я решил ещё раз примерить обнову. Открываю коробку, а мои штиблеты на одну ногу и разного размера. Сбегал в магазин, обменял. В самолёте рассказал Володе: мол, педантичные немцы, а такую оплошность допустили. Немая сцена. Оказалось, ещё в магазине он улучил момент и смешал наши покупки, собираясь меня разыграть. Так что до сих пор на его даче красуется мой «подарок» с пояснением на трафаретке: «Винокуру от Лещенко навечно». Правда, справедливости ради отмечу, что Володины розыгрыши убедительнее. Например, он частенько звонит от имени олигархов, желающих организовать мой концерт, либо с какими-то предложениями от руководства страны: раньше – от Горбачёва, Ельцина, сейчас – от Путина или Медведева. На этом даже попалась его любимая нами мама Анна Юльевна. У Винокура был юбилей и Президент России Владимир Путин вручал ему награду в Кремле. Артист попросил, чтобы Президент позвонил его маме и поздравил с юбилеем сына. Однако Анна Юльевна серьёзный разговор приняла за розыгрыш и ответила: «Володя, кончай дурачиться…»

– Многие ваши песни стали подлинно народными. А голос – это наследие от отца или мамы?

– Хотя папа из Курска, «курским соловьём» он не был. Почти 100 лет прожил! До последнего выглядел фактурно. Надеюсь, эти гены достались и мне. Поэтому намерен петь, пока не унесут со сцены. Мама родом из Рязани, умерла, когда мне и года не было. Воспитывала меня бабушка, втихаря крестила. Мою судьбу, скорее всего, дед определил. Когда я пошёл в первый класс, дед подметил и сказал отцу, что, дескать, у Лёвки басок прорезывается. Я начал посещать хор при местном Дворце пионеров. Прилежным певцом не был. Куда привлекательнее казались футбол, хоккей, баскетбол, казаки-разбойники, плавание…

– В итоге баскетболом даже начали заниматься?

– Я родился в Сокольниках. Этот московский район всегда неофициально относился к спартаковской вотчине. В те годы жить там и не болеть за «Спартак» считалось неприличным, даже предательством. Возможно, с возрастом я бы и перенял эту традицию. Однако в 1953 году отцу выделили квартиру на северо-западе столицы. Через несколько лет поблизости открыли станцию метро «Войковская». Наш дом оказался «динамовским» – многие жители были либо поклонниками этого клуба, либо выступали за него. Ведь центральный стадион «Динамо» находился минутах в 15 езды на троллейбусе. Там я и записался в секцию баскетбола.

– Главные впечатления от жизни в «динамовском» доме?

– Соседи. Они по тем временам многих опережали в обустройстве жизни, культуре вкусов и пристрастий. Стремились получить новые знания, наверстать то, что упустили из-за войны. У нас практиковались групповые выходы в кино, в театры, на танцы. Люди активно читали, приобщались к хорошей музыке. В доме жили знаменитый радиокомментатор Вадим Синявский, футболисты «Динамо» Алекпер Мамедов, Генрих Федосов, Евгений Байков, Борис Кузнецов, выдающийся хоккейный тренер Аркадий Чернышёв. В память о нём сейчас на фасаде дома закреплена мемориальная доска. Каждое утро во двор на зарядку выходили знаменитые динамовские волейболисты, легкоатлеты, борцы, фехтовальщики…

– Чем увлекались спортсмены помимо своего основного дела?

– Известный хоккеист Валентин Кузин был меломаном. Из зарубежных турниров всегда привозил пластинки, очень любил джаз. Бывало, осчастливливал меня и моего друга Сашку – давал послушать популярную зарубежную музыку. К некоторым пластинкам относился особенно трепетно: «Ребята с этой будьте поаккуратнее, она Лёвина» (Льва Яшина – Прим. автора). Судя по всему, Лев Иванович тоже был неравнодушен к хорошей музыке. Так что Валентин Егорович, можно сказать, стал моим наставником по музыкальному вкусу.

– Легенда или нет, что вы били пенальти самому Льву Яшину?

– Было дело. После очередного занятия в баскетбольной секции, как обычно, гурьбой мы пошли на малое поле смотреть на тренировку футболистов «Динамо». Тут на кромку рядом со мной вылетел мяч. Остановил его и мягким пасом переадресовал стоявшему недалеко Владимиру Савдунину. Он в одно касание – мне, я снова ему. «Молодец, – похвалил Владимир Григорьевич. – Хорошо стучишь. Занимаешься?» Ответил, что баскетболом. Смотрю, а глаза у Савдунина добрые-добрые. Тогда набрался смелости и спрашиваю: «Можно мне по воротам ударить?» Знаменитый футболист среагировал сходу. Подводит к Яшину: «Лёва, этот молодой человек, баскетболист, хочет тебе гол с пенальти забить. Не возражаешь?» Яшин расплылся в улыбке от такой наглости 14-летнего пацана. Спросил: «Как тебя зовут, баскетболист?» А когда услышал ответ, стал само очарование: «Тёзка, значит. Бери мяч, Лёва». Подхожу к 11-метровой отметке, ноги подкашиваются, в глазах потемнело. При этом думаю: «Если забью – точно в «Советском спорте» напишут, и вся страна узнает, что Лещенко – тот пацан, который забил гол Яшину». Вот он, путь к славе! Подобные мысли роились в голове, пока мяч устанавливал. Перед разбегом взглянул на вратаря. Он мне показался великанам, чуть ли не полностью заслонившим своим телом ворота. Решил бить в верхний правый угол – не достанет. Приложился что было силы, целясь в девятку. Но мяч стал лёгкой добычей Яшина: «Молодец, тёзка! Хорошо ударил. Чуть правее – и уже бы не взял». А я даже обрадовался, что не забил: зачем огорчать такого доброго человека, к тому же тёзку? После того знакомства мы дружили до самой его кончины. Светлый был человек и спортсмен на века.

– И всё же вы решили стать артистом…

– Да, после школы поступал в ГИТИС – провалился. Устроился в Большой театр рабочим сцены. Однако вскоре стал рядовым 62-го танкового полка 2-й танковой армии в Группе советских войск в Германии. На своей шкуре испытал и полностью согласен с выражением «Танки грязи не боятся». Только при условии, чтобы их постоянно мыли, чистили, смазывали, подкрашивали… Дослужился до ефрейтора. Там же пригласили в ансамбль песни и пляски. Лет через 15 присвоили старшего сержанта, когда приехал с концертной бригадой в ГДР и посетил родной полк. Его командир и повысил меня в воинском звании. А на «гражданке» я уже был заслуженным артистом РСФСР.

В ГИТИС поступил после армии. Когда учился на выпускном курсе, Винокуру – абитуриенту в солдатской форме «помогал» поступить. Представился ему членом приёмной комиссии. Почти как в фильме «Приходите завтра». Правда, легенду разрушил преподаватель. Когда он прослушивал Володю, я заглянул в аудиторию. «Лещенко, закройте дверь! Совсем обнаглели эти выпускники», – возмутился преподаватель. С тех пор Винокур и отыгрывается на мне.

– На первый взгляд создаётся впечатление, что свой творческий путь вы прошли гладко. Так ли на самом деле?

– Работу на эстраде бархатной не назовешь. Сильно зацикливаюсь на своих проколах. Однажды пел на 50-летии композитора Арно Бабаджаняна и так разволновался, что начал со второй строки. Долго после этого самоедством занимался, думал, конец карьере. И так часто. Сам себе и судья, и палач. Уверен: к собственному творчеству надо обязательно относиться критически.

– Вы часто выступали на концертах, посвящённых профессиональному празднику сотрудников органов внутренних дел. Приходилось пользоваться их покровительством?

– Всегда стремлюсь быть законопослушным гражданином. А уж сейчас с видеокамерой бесполезно договариваться... Правда, один раз в советское время на репетиции концерта ко Дню милиции попросил первого заместителя министра внутренних дел СССР Юрия Чурбанова послушать песню «День Победы». Юрий Михайлович был в восторге. Члены худсовета, тормозившие её продвижение в свет, сразу умолкли. Кто мог перечить зятю самого Брежнева? С той поры этой песне была суждена долгая жизнь...

– Вы помогли многим песням стать широко известными. А бывало так, что песни помогали вам?

– По крайней мере дважды они спасали меня – 18 мая 1972 года и 30 августа 1986 года считаю днями своего второго и третьего рождения. В первом случае должен был лететь в Харьков на гастроли. Меня буквально с трапа завернули, чтобы я выступил на юбилее Льва Ошанина (концерт по телевидению транслировали). Так самолёт взлетел и... разбился. Когда узнал об этом, упал на рояль и часа два рыдал. В авиакатастрофе погибли мои друзья. Молодые. Красивые. Талантливые. А летом 86-го я должен был ехать на теплоходе «Адмирал Нахимов», который 30 августа столкнулся с сухогрузом. Жуткая катастрофа унесла тогда много жизней. Но меня звонком из Москвы сняли с трапа корабля и отвезли на важный концерт в столице, где в программе была песня «День Победы».

– Как у вас складываются отношения с коллегами по цеху? Ведь конкуренция в шоу-бизнесе порой жестокая...

– К счастью, в профессии врагов, по-моему, не нажил. Почему? Не завидую. Не плету интриги. Не дружу «за» или «против». Стараюсь помогать молодым раскрыть таланты. Сотрудничаю со всеми композиторами, кто пишет мне песни. Они отвечают той же монетой. Как-то в разговоре с Игорем Крутым сказал, что мне очень нравятся сонеты Шекспира, особенно один... Игорь сочинил к нему музыку. Как это не ценить?

Ещё меня жена Ира сильно поддерживает. Она «ленточка моя финишная». Тусовок не любит. В доме создаёт уют с безукоризненным вкусом. Сама шила для меня рубахи, костюмы, смокинги, на зависть многим артистам. Я же говорил, что приобрёл вещи в Италии, во Франции, в Англии...

– Лев Валерьянович, что бы вы пожелали сотрудникам полиции?

– Стать генералами на вверенных им территориях. Я же в дальнейшем буду бескорыстно поддерживать их песней, которая, как известно, строить и жить помогает.

Беседу вёл Виктор АСАУЛОВ

Визитная карточка

Родился 1 февраля 1942 года в Москве.

С 1959-го по 1961 год работал рабочим сцены в Большом театре, слесарем-сборщиком на заводе точных измерительных приборов.

В 1961 году был призван в Советскую армию (Группа советских войск в Германии, танковые войска, затем – армейский ансамбль песни и пляски).

Закончил ГИТИС (1969).

С 1966 года – артист Московского театра оперетты, а с 1970 года – солист-вокалист Гостелерадио СССР. В 70-х годах прошлого века стал ведущим молодым исполнителем в СССР. На концерте ко Дню милиции в ноябре 1975 года впервые исполнил песню «День Победы», которая обрела популярность именно в его версии.

Преподавал в Музыкально-педагогическом институте имени Гнесиных (Российская академия имени Гнесиных). Выпустил более 10 пластинок, компакт-дисков и магнитоальбомов.

В 1999 году на площади звёзд ГЦКЗ «Россия» была заложена именная звезда Льва Лещенко.

Народный артист РСФСР (1983). Награждён орденом Дружбы народов (1980), орденом Почёта (1989). Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» (2002, 2007, 2012, 2017).

Лауреат премии Ленинского комсомола (1978); лауреат конкурса «Золотой граммофон» (2009); лауреат IV Всесоюзного конкурса артистов эстрады (1970); лауреат конкурса «Золотой Орфей» (1972, Болгария); обладатель I премии на фестивале в Сопоте (1972, Польша).

Активно занимается спортом.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 13 февраля 2018 > № 2511844 Лев Лещенко


Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 29 января 2017 > № 2056418 Лев Лещенко

Лев Лещенко: «Хочется сделать еще парочку шлягеров, которые запоет вся страна»

Денис БОЧАРОВ

В первый день последнего зимнего месяца 75-летие отметит Лев Лещенко. Любимый несколькими поколениями отечественных слушателей певец встретит юбилей на сцене: концерт «Я и мои друзья» состоится 1 февраля в Государственном Кремлевском дворце. В преддверии знаменательной даты артист ответил на вопросы «Культуры».

культура: Ваш «коллега по цеху» Сергей Захаров однажды обронил любопытную мысль: дескать, юбилеи мужчины отмечают двадцатипятилетиями — 25, 50, 75, ну а дальше, как повезет. Все остальные «круглые» даты — чепуха. Вне зависимости от того, разделяете Вы подобную точку зрения или нет, что для Льва Лещенко — семьдесят пять? Время подводить итоги, некий новый творческий рубеж? А может, цифры для Вас вообще большого значения не имеют?

Лещенко: Существует определенная традиция, от нее не убежишь. Конечно, каждый год что-то устраивать в день рождения не получается: это довольно сложная работа — всех обзвонить, предупредить, лично пригласить. За долгую жизнь накопилось огромное количество дорогих, близких людей. Подготовкой занимаюсь уже несколько месяцев. Вообще у меня такое впечатление, что я был первым артистом, взявшим за правило отмечать собственный юбилей день в день: «полтинник» праздновал в концертном зале «Россия».

Естественно, семьдесят пять — определенный итог. За то время, что выступаю, сменилось уже три, а то и четыре поколения. Иногда ловлю себя на мысли: Боже мой, ведь я жил при девяти (!) вождях нашего Отечества, начиная со Сталина. В советский период празднование юбилеев было некой обязаловкой, а сейчас все по-другому: желаешь — отмечай, нет — воля твоя. Мне вот захотелось отдать долг и друзьям, и благодарным слушателям, которые все эти годы меня поддерживали. И то, что концерт состоится непосредственно в день моего рождения, действительно принципиально, ибо 1 февраля я телефон отключаю, иначе он просто разорвется от звонков. Но те, кому не все равно, знают, где меня найти.

культура: Расскажите немного о структуре выступления. Понятно, будут сюрпризы... Но, по крайней мере, приоткройте завесу.

Лещенко: Человеческая память устроена так, что ей свойственно отфильтровывать главное от наносного. Многие события с течением времени стираются, необходимо перелистать собственный альбом — для этого, видимо, юбилеи и придуманы. У меня ведь была очень насыщенная судьба: пришлось пережить и войну, и годы становления, и перестройку, и период великого российского Ренессанса, не побоюсь этого определения. За истекшие десятилетия многое поменялось: психология, ценности, само восприятие жизни, если угодно. Главное завоевание, как мне кажется, в следующем: сегодня, с высоты прожитого, я волен говорить то, что хочу, никто мне не цензор.

Поэтому первое отделение концерта, программу которого я придумал совместно с режиссером Александром Ревзиным, будет отдано на откуп биографической составляющей. На протяжении всего мероприятия предусмотрены различные «поздравлялки», никуда от них не денешься. Во второй же части действа мне бы хотелось, наряду с хитами, представить несколько новых вещей. Словом, надеюсь предъявить себя максимально насыщенно, разнообразно.

культура: Насколько известно, первые музыкальные уроки Вы получили от деда, во многом обязаны ему своей артистической карьерой. Был ли поворотный момент, когда поняли: пение — дело жизни? Ведь Вы же какое-то время играли в духовом оркестре...

Лещенко: К пению тяготел всегда. В четыре года забирался в доме на табуретку и что-то исполнял. Со второго класса пел в Сокольническом хоре Дома пионеров под руководством Анатолия Николаевича Чмырева. Покупал пластинки с записями итальянских теноров: Марио Дель Монако, Франко Корелли и других... Но не думал, что стану профессионалом. Однако, когда в десятом классе у меня прорезался баритон, смекнул: неплохо бы попробовать себя в этой области. Подтолкнула соседка по парте, которая занималась в театральной студии: она меня буквально потащила сдавать экзамены. Я, правда, тогда не прошел по конкурсу. Уже отслужив в армии, поступил в ГИТИС и со второго курса начал работать в Театре оперетты.

Проблема заключалась в том, что больших перспектив на данном поприще не было: у меня все-таки бас-баритон, а в оперетте, как известно, верховодят теноры. И в этот прекрасный момент Анна Кузьминична Матюшина, директор нашей вокальной группы, сотрудник Гостелерадио, сказала: «Приходи к нам, ибо в оперетте тебе ловить нечего. Зачем тебе, с таким замечательным голосом, пытаться играть какие-то характерные роли, когда ты можешь выступать на радио с любым оркестром?» После этого все и закрутилось: познакомился с Федосеевым, Силантьевым, Карамышевым, Рождественским. Порой бывало забавно: в первой половине дня пел ораторию «Ленин в сердце народном», а вечером — эстраду.

культура: Кстати, об эстрадной песне. Не возникает у Вас ощущения, что роль таковой в социуме несколько девальвирована? Помните, в «Карнавальной ночи»: «Нужно, чтобы музыка тебя брала, чтобы она тебя вела, но в то же время и не уводила». Несмотря на то, что эти слова вложены в уста комического персонажа, Огурцова, по большому счету он прав. Нынче же песня и не берет, и не ведет, и даже никуда не уводит...

Лещенко: Совершенно верно. Никакой роли песня сегодня не играет. Раньше она являлась частью нашей идеологии. И это замечательно. Песня была событийной — даже сейчас по тем композициям можно прекрасно представить себе, чем жило государство. Вы только вслушайтесь: «Кипучая, могучая, никем не победимая», «А я остаюся с тобою, родная навеки страна», «Дан приказ: ему — на запад, ей — в другую сторону»... Это же целая эпоха! Зазвучит «ЛЭП-500», «Усталая подлодка» или «Братская ГЭС», и тотчас общая картина жизни страны возникнет перед глазами. Это был щедрый реверанс в сторону тех, кто вынес на своих плечах историю нашей самобытности и создал великое государство — производившее «КамАЗы», «Жигули», строившее БАМ, Магнитку, Турксиб и так далее. Песня служила благодарным отражением того, чем дышало наше Отечество. И главное: она была востребована народом. Потому что в ней пелось именно о нем. Неудивительно, что популярное музыкальное произведение выполняло колоссальную идеологическую миссию. Которая нынче, увы, утрачена.

Мы все без умолку рассуждаем о национальной идее, и это правильно. Но, возможно, именно песня способна помочь ее обрести. Сегодня же песня носит прежде всего развлекательный характер. Поставленная на коммерческий поток, современная музыкальная композиция не способна заставить людей думать. Она не подает поведенческие примеры, что будоражили бы сознание, благотворно воздействовали на него. Песня должна работать. Разъяснять, что главное в жизни — не глянец и гламур, а нормальный человеческий труд. Грамотные творческие начинания должны помогать простому человеку обнаруживать правильное отношение к труду. Когда у нас в последний раз звучало нечто вроде «Не кочегары мы, не плотники» или «Мне ни на что не променять ту заводскую проходную, что в люди вывела меня»?

Каждый человек обязан понимать, что он живет не только ради удовлетворения своих прихотей, но и для того, чтобы быть достойным членом общества, сохранять накопленное предыдущими поколениями. Сейчас, увы, не так много примеров, которые бы это наглядно демонстрировали. А без соблюдения данной очевидной истины никакое движение вперед невозможно.

культура: Наверное, дело еще и в том, что с сугубо эстетической, мелодико-лирической точки зрения песня измельчала? Вы ведь сотрудничали едва ли не со всеми выдающимися авторами: от Богословского до Тухманова и от Дербенева до Поперечного. Где бы нам их сегодня отыскать?

Лещенко: К сожалению, и музыка, и поэзия отошли на задний план. Профессиональные композиторы либо работают в области классической музыки, либо пишут саундтреки к фильмам. Настала эпоха авторов-исполнителей: сами придумывают мелодии, стихи, записывают свой голос под компьютерный аккомпанемент. Я, как интеллигентный человек, тоже могу что-то сочинить, но раньше мне и в голову не могло прийти, что, находясь рядом с Рождественским и Вознесенским, Фрадкиным и Френкелем, я буду что-то кропать. Для этого были специально обученные профессионалы. А нынче «эра самовыражения». Поэтому еще большой вопрос: нужны какие бы то ни было худсоветы или нет. Речь не идет о том, чтобы запрещать, не пускать — просто определенная селекция вестись должна. Все хотят достичь всего очень быстро и при минимальных трудозатратах: разбогатеть, прославиться, пропиариться. В итоге мы получаем скоропортящиеся продукты.

Ну о ком сегодня можно с той или иной степенью серьезности говорить: Матвиенко, Дробыш, Крутой... Больше я навскидку никого и не назову. Наверное, корень проблемы в том, что никто ни с кем не желает делиться. Неудивительно, что качество страдает.

культура: Знаю, Вы увлекаетесь теннисом и плаванием. Музыка и спорт вообще, как неоднократно подмечено, идут по жизни рука об руку. Нет ли у Вас впечатления, что наши спортивные успехи на международном уровне теперь не столь частое явление, как в советское время? Тогда и культура спортивной песни была на высоте, один пахмутовский цикл чего стоит... Возможно, одно связано с другим?

Лещенко: Я бы не стал здесь ограничиваться только спортивной составляющей. Дело в том, что идеология не работает на песню. Соответственно искусство не работает на идеологию. Некоторые новые театральные прочтения классики меня раздражают, а порой даже ужасают. Когда, скажем, на сцену выходят Онегин с Ленским и начинают бухать — это же чудовищно! Или знаменитая фраза «Любви все возрасты покорны» сопровождается цапанием Татьяны за задницу — ну что это такое?

Другое дело, например, пресловутый Шнур. Он вызывает раздражение осознанно. Идеологическую планку, на мой взгляд, держит идеально: показывает весь мрак, нас окружающий, во всем его восхитительном безобразии. Шнур словно пытается сказать: до чего же вы докатились, раз кроме лабутенов ничего в жизни не видите? Этот парень — очень точный и своевременный раздражитель.

культура: А Вы сами импульсивный человек? Вас легко вывести из себя?

Лещенко: Меня угнетает несправедливость. Когда кто-то походя, не вникая в суть вопроса, бросает в твою сторону обидные слова. Причем, как правило, подобные персонажи сами собой ничего не представляют. Мы живем реальной повседневной жизнью, а она как будто проходит мимо тех, чей словарный запас ограничивается определением «отстой».

Я довольно продвинутый: очень много читаю, слежу за новостями, нахожусь в курсе событий. То есть являюсь стопроцентно современным человеком. А что такое современность? Прежде всего — умение чувствовать пульс времени, эпохи, понимание страны, где живешь. Никогда не был и не буду, Боже меня упаси, оппозиционером. Но при этом остро осознаю проблемы, с которыми моя Родина сталкивается, стараюсь трезво их оценивать. И по мере сил и возможностей — изменять текущее положение вещей к лучшему.

культура: Вы на протяжении нескольких лет преподавали в Гнесинке. В чем, по Вашему опыту, заключается разница между поколениями? Чем молодая поросль отличается от той, что вывела в люди Вас?

Лещенко: Отличие очень простое — образование, помноженное на знания. Ведь это совершенно разные вещи. Сегодня многие получают образование, но никаких знаний у них нет. Порой доходит до абсурда: молодые люди не могут ответить на элементарный вопрос из серии «Земля вращается вокруг Солнца или наоборот?». Почему так происходит? А потому, что утрачены традиции. Мы в свое время проходили все стадии: работали в самодеятельности, набирались опыта в любительских коллективах, учились в институтах, и только потом, обогатившись знанием, пытались предъявить свои права на самостоятельность и, если угодно, эксклюзивность.

Прежде чем кому-то что-то высказывать, необходимо вобрать в себя, подобно губке, окружающую информацию. Только после этого можешь начинать питать призрачную надежду, что кому-то в этом мире будет интересно тебя слушать.

культура: Насколько Ваше внутреннее состояние проецируется на сценическое поведение? Иными словами, сказывается ли плохое настроение на качестве выступления? Или артисту не пристало мыслить подобными категориями — он всегда обязан быть в форме?

Лещенко: Между театральным и эстрадным артистом есть существенная разница. Возьмем, допустим, актера, который никогда в жизни не задумывался об идеологии, но при этом ему нужно сыграть роль некоего партийного деятеля. И что остается? Честно выполнить свою работу. Эстрадное искусство — иная история. Если не веришь в то, о чем поешь, то и зритель тебе не поверит. Вот Коля Расторгуев: всем с полунамека понятно, что он искренен и откровенен. Певец не имеет морального права выходить на сцену с пустыми глазами. Жизненное кредо так или иначе проявляется. Эстрада — это выражение твоего мироощущения, как бы пафосно сие ни прозвучало.

культура: Время сейчас непростое. Впрочем, иным оно, наверное, быть не может. Вы оптимист?

Лещенко: Безусловно. Живу в согласии с собой. Хотя бы потому, что добился всего сам. Начал буквально с нуля, а сегодня мне грех на что бы то ни было жаловаться: у меня все есть, я абсолютно самодостаточный и удовлетворенный человек, увлеченный своей профессией. Нет повода впадать в уныние. Вообще, полагаю, депрессия — удел тех, кто ничем не занят. Если вкалываешь по полной, то времени для печальных раздумий и дурацких сантиментов у тебя просто не останется. Здесь, наверное, уместно вспомнить высказывание Майи Плисецкой: «Судьба человека — это его характер». Абсолютно согласен.

культура: Какие-то нереализованные амбиции у Вас остались? Что пожелаете себе на юбилей?

Лещенко: Моя жизнь соткана из этапов, которые я сам для себя выстраиваю. По этой лесенке и шагаю. Никаких особых амбиций нет. Единственное: хотелось бы еще сделать парочку шлягеров, которые запоет вся страна. Но сейчас, к сожалению, приходится протискиваться сквозь такую стену форматов и трендов, что раскрутить новую композицию не представляется возможным. А было бы очень здорово обогатиться еще одной «Соловьиной рощей». Для людей. Это принципиальная ремарка. Ибо порой слышу от иных артистов: «О, я записал новый хит». А для кого ты его записал? Для себя и своих знакомых?

Так что, если пристало говорить о каких-то новых творческих задачах, то я бы сформулировал следующим образом: хочу, чтобы мои песни пел народ. Да, знаю, некоторые и так на слуху, но если к известным хитам прибавится несколько новых, будет здорово. У меня готово материала на три диска, главное, чтобы они нашли своего слушателя.

Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 29 января 2017 > № 2056418 Лев Лещенко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter