Всего новостей: 2555791, выбрано 1 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Мельникова Ольга в отраслях: СМИ, ИТвсе
Мельникова Ольга в отраслях: СМИ, ИТвсе
Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220942 Ольга Мельникова

Средства и методы обеспечения информационного сопровождения внешней политики государства

Ольга Мельникова, Аспирант кафедры международных отношений Дипломатической академии МИД России

Эффективность осуществления государственной власти в любой стране, в том числе в Российской Федерации, в немалой степени зависит от информационного сопровождения ее деятельности. Без медиаподдержки всех направлений внутренней и внешней политики государства в настоящее время невозможно представить результативно функционирующий механизм публичной власти. Количество, качество и доступность информационных ресурсов являются фактором, формирующим параметры внешней оценки государства, показателем его статуса в мировом сообществе.

Цели, которых государство стремится достичь в информационной среде, реализуются в рамках государственной информационной политики, под которой следует понимать особую сферу деятельности государства, связанную с созданием и развитием системы производства (воспроизводства), распространения и переработки информации в интересах обеспечения активного, конструктивного взаимодействия между государством, обществом и личностью, защиты национальных интересов и обеспечения стратегических национальных приоритетов, эффективной реализации задач государственного управления. Суть этой политики отражена в Доктрине информационной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 5 декабря 2016 года1, согласно которой обеспечение информационной безопасности России предполагает реализацию «взаимоувязанных правовых, организационных, оперативно-розыскных, разведывательных, контрразведывательных, научно-технических, информационно-аналитических, кадровых, экономических и иных мер по прогнозированию, обнаружению, сдерживанию, предотвращению, отражению информационных угроз и ликвидации последствий их проявления».

В условиях современного информационного общества и постоянного усложнения информационно-коммуникационных процессов государственная информационная политика призвана реализовывать весьма широкий круг задач. С точки зрения обеспечения национальной безопасности и внешнеполитических интересов России в числе таких задач следует выделить формирование единого информационного пространства России и ее вхождение в мировое информационное поле; обеспечение информационной безопасности личности, общества и государства; обеспечение политической стабильности; регулирование и совершенствование процессов информационного взаимодействия во всех сферах жизни общества и государства, а равно - процессов коммуникационно-технического обеспечения такого взаимодействия и т. д.2

Информационно-коммуникационные процессы, которые возникают между государством, гражданским обществом и личностью, способствуют формированию в сознании народа позитивного образа государственной власти, ее институтов и лидеров, что в целом способствует не только развитию массового политического сознания населения, но и повышению потенциала управляющих функций государства. Последнее обстоятельство имеет немаловажное значение, особенно если учесть, что в современном мире отчетливых границ между внутренней и внешней политикой не существует: «внешнеполитическая деятельность все более тесно переплетается с решением внутренних национальных задач»3.

Для любого развитого современного государства реализация информационной политики предполагает тесное взаимодействие и координацию деятельности компетентных государственных органов в сфере организации, планирования и контроля процессов получения, хранения, обработки, использования и распространения информации, управления информационными потоками. Государство определяет основные направления информационной деятельности, регулирует распределение информационных ресурсов, устанавливает приоритеты в информационной сфере для обеспечения национальных интересов.

Одним из неотъемлемых элементов государственной информационной политики является информационное сопровождение внешнеполитической деятельности, которое значится в числе традиционных приоритетов отечественной дипломатии. Такое сопровождение, как правило, включает в себя тесное взаимодействие органов внешних сношений государства со средствами массовой информации, использование современных информационно-коммуникационных технологий для защиты информационных систем, формирование у населения объективной и позитивной оценки деятельности государства на международной арене, противодействие ложным и провокационным данным о деятельности государства, размещенным в сети Интернет (включая социальные сети) и многое другое.

Среди основных задач в информационной сфере, на выполнение которых направлена деятельность органов внешних сношений государства, значатся «укрепление позиций российских средств массовой информации и массовых коммуникаций в глобальном информационном пространстве и доведение до широких кругов мировой общественности российской точки зрения на международные процессы» (пп. «к» п. 3 Концепции внешней политики Российской Федерации4). В рамках информационного сопровождения внешнеполитической деятельности, согласно Концепции внешней политики Российской Федерации, СМИ и другим субъектам информационного процесса, необходимо доводить до мировой общественности объективную информацию о позиции России по основным международным проблемам, о ее внешнеполитических инициативах и действиях, а также о процессах и планах социально-экономического развития государства, достижениях российской культуры и науки (п. 46 Концепции внешней политики).

Интересам Российского государства в этой сфере соответствуют: достижение объективного восприятия России в мире, совершенствование системы средств эффективного информационного влияния на зарубежное общественное мнение, государственная поддержка и содействие усилению позиций российских и русскоязычных СМИ в мировом информационном пространстве, активное участие в международном сотрудничестве в информационной сфере, разработка необходимых мер по противодействию угрозам информационной безопасности России. В этих целях предполагается широкое использование новых информационно-коммуникационных технологий, формирование комплекса международно-правовых и этических норм их безопасного использования (п. 47 Концепции внешней политики). Стратегической целью России в этой сфере является формирование такой системы отношений, которая базировалась бы на общепризнанных международных правилах ответственного поведения государств в информационном пространстве5.

Решение названных задач позволяет последовательно и эффективно отстаивать интересы государства, обусловленные как его внутри- и внешнеполитическими функциями, так и проблемами международного характера. Институциональная упорядоченность и согласованность действий государственных ведомств, призванных выполнять названные задачи, базируются на ряде концептуальных нормативно-правовых актов (Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления»6, действующей Доктрины информационной безопасности Российской Федерации, Стратегии национальной безопасности Российской Федерации7, Концепции внешней политики Российской Федерации8 и т. д.). В перечисленных актах названы не только основные угрозы безопасности Российской Федерации в информационной сфере, но и приоритетные направления деятельности федеральных органов власти по их предотвращению.

В последнее время в адрес России беспрецедентно часто звучат надуманные обвинения в использовании методов «агрессивной пропаганды» и кибератак против других стран. Эти вымышленные факты ложатся в основу политики «информационного отторжения» России, проводимой некоторыми западными странами. Их противостояние России в информационном пространстве сопровождается дискриминационными мерами в отношении российских журналистов и СМИ, возрождением фразеологии в духе холодной войны, потоками дезинформации и откровенной лжи, фальсификацией исторических фактов и преуменьшением роли России в наиболее значительных исторических событиях. Расправа над историческим прошлым российского народа становится все более циничной и агрессивной. Информационные кампании, построенные на изложенных концепциях, зачастую составляют основу современной политической стратегии Запада в отношении России.

Подтверждением изложенного служат следующие факты.

В Риге в 2015 году был создан Центр стратегических коммуникаций НАТО «Stratcom», одной из задач которого является укрепление Альянса и «борьба» с российской пропагандой. О специфике деятельности центра можно судить, например, по одному из его недавних заявлений, в котором ряд юмористических программ российского телевидения (КВН, «Вечерний Ургант», «Прожекторперисхилтон», «МаксимМаксим») были названы «тайным информационным оружием» Кремля против Запада.

В ноябре 2016 года Европарламент, принимая большинством голосов резолюцию по противодействию пропаганде третьих стран, в перечень субъектов, со стороны которых исходит угроза, наряду с террористическими организациями («Аль-Каидой», «Исламским государством») включил и Россию. Было заявлено, что Россия оказывает финансовую поддержку европейским оппозиционным политическим партиям и организациям, а также ведет в отношении Евросоюза «враждебную пропаганду», используя фактор двусторонних межгосударственных отношений для разобщения членов европейского сообщества. Информационную угрозу для ЕС, по мнению авторов резолюции, представляют телеканал «Russia Today» (RT), информационное агентство «Sputnik», фонд «Русский мир» и Россотрудничество9. Резолюция не имеет обязательного характера, однако содержащиеся в ней рекомендации по энергичному противодействию российской пропаганде выстроены, по сути, на беспочвенных обвинениях.

Прямое нарушение свободы СМИ и прав человека можно усмотреть и в закрытии осенью 2016 года счетов телекомпании «Russia Today» в Великобритании. Официальных объяснений о причинах блокировки счетов, на которых находились средства для выплат зарплат, страховок и оплаты командировок сотрудников компании, не последовало. Однако известно, что ранее британский регулятор в области медиа Ofcom обвинял телеканал RT в якобы необъективном освещении событий в Сирии и на Украине10.

В США, по сообщению газеты «The Daily Beast», в результате инициативы, исходившей от обеих американских партий, в течение двух лет предполагается выделить 160 млн. долларов бюджетных средств на работу «малоизвестного межведомственного учреждения под крылом Госдепартамента под названием Центр глобального взаимодействия (Global Engagement Center, GEC)»11. Центру, который изначально создавался для противодействия пропаганде «Исламского государства», теперь предстоит бороться против российской «пропаганды Владимира Путина», «иностранной манипуляции» и поддерживать «объективную русско-язычную журналистику».

Таким образом, фактически Россию разными способами втягивают в информационные конфликты, причем зачастую вынуждая ее занимать в этом противостоянии далеко не самую выгодную для себя позицию. Как следствие, страдает международный имидж государства, отрицательное воздействие испытывает менталитет российских граждан. Информационные усилия Запада направлены, в числе прочего, на подрыв интеграционных процессов с участием Российской Федерации, на девальвацию идеи Русского мира в целом, что угрожает безопасности не только России, но и целого ряда других государств12.

Задачи эффективного противостояния недружелюбным информационным выпадам западных государств против России, а также снижения степени негативного психологического давления на россиян обусловливает необходимость тщательного анализа складывающейся ситуации, установления особенностей происходящих процессов и выработки адекватных мер по минимизации их негативных последствий. Полезным может оказаться, в частности, изучение зарубежного опыта противодействия в информационной сфере. Учет методов работы в информационном пространстве других стран не только поможет не допустить отставания в данной области, но и будет способствовать развитию собственного потенциала.

Определенный интерес в этой связи представляет, например, современная информационная политика Китая - стратегического партнера России на международной арене, который также сталкивается с необходимостью противостояния попыткам стран Запада сдерживать потенциал его международного влияния. В этих условиях задачей КНР является не только наращивание темпов экономического роста, но и обеспечение позиции самостоятельного игрока в мировой информационно-телекоммуникационной системе.

Особенность государственной информационной политики КНР в последние годы заключается в активном освоении возможностей массовой коммуникации в интересах расширения своего присутствия в глобальном информационном пространстве. Активно развивается и модернизируется спектр китайских иноязычных СМИ (газет, журналов, теле- и радиоканалов), ориентированных на зарубежную аудиторию. Международное радио Китая ведет передачи на 38 языках. Благодаря массовому появлению китайских информационных сайтов на английском, русском, испанском, французском, японском, арабском и других языках, расширяется присутствие Китая в сети Интернет. При этом, как отмечает Е.В.Евдокимов, важнейшей характеристикой китайской информационной политики является отсутствие конфронтации13. Как следствие, согласно данным подготовленного китайскими аналитиками «Доклада об исследовании национального имиджа Китая в 2014 году», имидж страны в мире по сравнению с предыдущим годом поднялся на 0,8 балла14. Такой результат дали опросы населения США, Великобритании, Австралии, Японии, России, Индии, ЮАР и Бразилии.

Довольно высокий иммунитет Китая к влиянию извне Е.В.Евдокимов объясняет развитой системой пропаганды внутри страны, ее значительной подчиненностью интересам китайского руководства, а также способностью Пекина распространять в глобальном информационном пространстве исключительно те материалы, которые отвечают интересам государственной политики. Ключевая роль в этом процессе отводится Коммунистической партии Китая (далее - КПК), в организационную структуру которой входят несколько отделов, отвечающих за реализацию информационной политики: Отдел пропаганды ЦК КПК (осуществляет координацию деятельности), Пресс-канцелярия Государственного Совета КНР (курирует практическую реализацию информационной работы). Все центральные информационные агентства Китая, телевидение, издательства, ключевые Интернет-порталы находятся в непосредственном подчинении этих органов.

Централизованный контроль за деятельностью СМИ, несмотря на то что он служит постоянной мишенью для критики со стороны западной журналистики, создает китайскому руководству серьезное преимущество с точки зрения ведения внешнеполитической пропаганды с присущей ей идеологической составляющей. Однако в современном Китае продвигаются не только коммунистические, но и иные общественные идеи (например, традиционные конфуцианские ценности).

В условиях отсутствия законодательного акта, регулирующего деятельность СМИ, вся работа как национальных информационных агентств КНР, так и иностранных журналистов в стране определяется правительственными директивами и ведомственными инструкциями. В их числе, например, постановление Госсовета КНР №537 «Правила Китайской Народной Республики в области профессиональной деятельности постоянных представительств иностранных СМИ и иностранных журналистов», которые предписывают иностранным журналистам в полной мере соблюдать законодательство КНР, профессиональную журналистскую этику, вести объективное и непредвзятое новостное освещение. Отдельно подчеркивается неприемлемость ведения деятельности, не связанной по своему содержанию со статусом журналиста.

Компетентным органом, ответственным за работу иностранных журналистов на территории страны, является Министерство иностранных дел КНР, в структуре которого действует Департамент информации МИД КНР, контролирующий открытие и функционирование в КНР постоянных представительств иностранных СМИ. По отношению к зарубежным журналистам, ведущим деятельность в регионах Китая, аналогичные функции выполняет Канцелярия по иностранным делам или Управление информации народного правительства конкретного региона. Корпункты иностранных СМИ в соответствии с китайским законодательством могут быть учреждены только в пяти городах: Пекине, Шанхае, Чунцине, Гуанчжоу и Шэньяне.

Между тем китайский рынок информационных ресурсов является одним из самых крупных в мире. По данным Государственного статистического управления КНР, ассортимент издаваемых в стране периодических изданий насчитывает более 9 тыс. наименований общим тиражом около 40 млрд. экземпляров. Из них более 2 тыс. наименований - это газеты общим тиражом 10 млрд. экземпляров, свыше 8 тыс. наименований - журналы. В Китае работает более 300 радиостанций, 320 телевизионных станций, 30 центральных и несколько сотен региональных телеканалов. Современные китайские СМИ оснащены по последнему слову техники и используют в своей работе самые передовые технологии15.

Существенно расширилась в последние годы палитра англоязычных печатных СМИ по международной проблематике. Так, в дополнение к журналу «Beijing Review», находящемуся в управлении Пресс-канцелярии Госсовета КНР, и основанной еще в 1981 году самой массовой англоязычной газете «China Daily», подконтрольной Отделу пропаганды ЦК КПК, медиахолдинг «Жэньминь жибао» запустил англоязычную версию внутрикитайской газеты «Хуаньцю шибао» - «Global Times». Газета публикует аналитические статьи китайских авторов, содержащие материалы более критического характера, чем уже привычные зарубежному читателю печатные СМИ Китая. Количество зарубежных корпунктов государственного информационного агентства «Синьхуа» за последние годы в рамках расширения спектра китайских иноязычных СМИ увеличилось до 186. Запущены каналы на английском, арабском, французском и русском языках.

Отличающееся большим диапазоном сигнала и высоким техническим уровнем Центральное телевидение Китая, по личному указанию Си Цзиньпина переименованное в конце 2016 года из CCTV (China Central Television) в CGTN (China Global Television Network), поддерживает деловые связи более чем с 250 телевизионными организациями из 130 стран мира. В дополнение к уже действующим каналам на английском, французском и испанском языках в последние годы в его рамках вдвое увеличено число англоязычных каналов. В 2009 году был запущен ТВ-канал на русском языке, а в 2010 - на арабском и португальском.

Одной из крупнейших в мире медиаструктур является Международное радио Китая (МРК), созданное еще в 1941 году. В современных условиях оно ведет программы на 62 языках мира, располагает 40 зарубежными корреспондентскими пунктами и представительствами, имеет около 60 дочерних зарубежных радиостанций. Благодаря сотрудничеству со 160 радиостанциями мира, 98% аудитории радиостанции сегодня может слушать передачи на родном языке. Мультиязычный новостной портал www.china.com вещает на 25 языках. В 2014 году вместе с интернет-сайтом главной китайской газеты «Жэньминь жибао» МРК подписало договор о сотрудничестве с МИА «Россия сегодня».

В условиях отсутствия политической конкуренции правящая Компартия Китая использует СМИ в качестве своего рупора, транслятора идей, целей, стратегических планов и намерений, что определяет специфику выбора методов политического влияния на общественное мнение. Активно применяются методы корректировки информационной повестки дня и политической рекламы. В информационном поле внешней политики Китая проявляется стремление перехватить инициативу, действовать не в ответ на иностранные выпады, а на упреждение удара, либо атакуя.

Очевидно, что реализация наступательной политики требует взвешенного анализа потенциальных информационных угроз и продуманной тактики сопровождения собственных действий на международной арене. Именно этим целям служат развитие сети китайских иноязычных СМИ и приобретение иностранных медиаактивов для распространения прокитайских взглядов внутри западного общества.

Немало внимания китайское руководство уделяет усилению возможностей информационного противоборства в сети Интернет. Используя национальное превосходство по числу интернет-пользователей, дополненное новейшими компьютерными технологиями, руководство Китая эффективно применяет глобальную сеть как для нейтрализации антикитайской пропаганды, так и для транслирования на иностранную аудиторию собственной позиции по внешнеполитическим вопросам. Названным формам работы, однако, неизменно сопутствуют разнообразные методы правительственного контроля над интернет-пространством: блокировка нежелательных сайтов, цензурирование международных поисковых систем, регистрация персональных данных пользователей.

В информационном диалоге Пекина с Западом много внимания уделяется теме цензуры и свободы слова. Западные неправительственные правозащитные организации («Human Rights Watch», «Amnesty International», «Reporters Without Borders») активно подвергают критике интернет-цензуру в Китае. Пекин со своей стороны разоблачает методы работы западных СМИ, приводит данные об их основателях, спонсорах и доходах, получаемых от распространения антикитайской пропаганды.

Работа с зарубежной аудиторией крайне важна для КНР, так как иновещание - часть китайской «мягкой силы». Однако помимо своей основной цели - расширения возможностей информационного воздействия на иностранные государства, - рост численности китайских СМИ, ориентированных на зарубежную аудиторию, достигает еще одного эффекта: он создает впечатление плюрализма мнений и многообразия источников информации в Китае.

Особого внимания заслуживают попытки Пекина внедриться на международный информационный рынок посредством приобретения долей в иностранных СМИ. Действия такого рода осуществляются достаточно осторожно и не придаются широкой огласке, однако, как справедливо замечает Е.В.Евдокимов, они свидетельствуют о новом подходе Китая к внешнеполитической пропаганде: стремлении диверсифицировать источники информации, ориентированные на иностранную аудиторию, и ориентировать каждое крупное национальное информационное агентство на выпуск продукции на иностранных языках (в первую очередь - на английском)16.

Отдельного обсуждения заслуживают упоминавшиеся ранее неконфронтационные методы информационно-пропагандистской политики Китая. Часть из них связана с умелым использованием многочисленных открытых источников информации западных СМИ, позволяющих «выуживать» негативные публикации о странах Запада, их политике, финансовом положении, событиях в общественной жизни и т. д. Такие публикации размещаются в китайских иноязычных СМИ и в сети Интернет со ссылкой на иностранные информагентства, что позволяет достичь двойного эффекта: с одной стороны, обеспечить высокий уровень достоверности, а с другой - предоставить желаемую информацию, не подорвав авторитета национальных изданий. Кроме того, при работе на зарубежную аудиторию, китайские СМИ не вступают в полемику с национальными изданиями. В их задачи входит только изложение и последовательное отстаивание собственной точки зрения.

Что же касается событий внутренней жизни, способных отрицательно сказаться на имидже государства (техногенные катастрофы, землетрясения, массовые беспорядки и т. д.), то китайское руководство предпочитает открыто обсуждать их в СМИ. Такая прозрачность призвана, во-первых, продемонстрировать стабильность власти и, во-вторых, сформировать правильный информационный фон для предпринимаемых ею действий.

Широко пропагандируется упрощение режима деятельности в Китае для зарубежной прессы. Под контролем Пресс-канцелярии Госсовета для иностранных журналистов организуются поездки по стране и другие мероприятия. При этом, однако, официальные переговоры и встречи государственных лидеров имеют право освещать только журналисты официального «пула». Журналисты, сопровождающие глав государств, правительств, государственных органов, а также членов королевских семей во время их официальных визитов в Китай, аккредитуются по дипломатическим каналам.

Другой формой неконфронтационной информационной работы является активная популяризация Китаем на международной арене тезиса о необходимости преодоления менталитета холодной войны, движения к идеалам гармоничного мира, активная пропаганда тезиса об открытости государства перед внешним миром при сохранении национальных традиций. Принципиально важно, что, излагая Западу собственное видение перспектив международного развития, Китай активно выступает проводником таких амбициозных стратегий, как, например, идея «Нового Шелкового пути» («Один пояс, один путь»).

«Мягкая сила» по-китайски - это прежде всего работа по формированию благоприятного имиджа и информационному сопровождению китайских экономических проектов. В последние годы такая деятельность проявляется в росте количества пресс-конференций государственных и партийных деятелей для китайских и иностранных журналистов, размещении большого объема статистических данных и официальной информации как в СМИ, так и на интернет-сайтах различных китайских ведомств.

Таким образом, сочетание контроля над информационными ресурсами с возможностями современных ИКТ способствует расширению каналов распространения китайской внешнеполитической пропаганды за рубежом, что приводит к усилению роли Китая не только в глобальном информационном пространстве, но и в международных процессах в целом. Однозначной такого рода ситуацию, конечно, назвать нельзя, поскольку ограничения в деятельности китайских СМИ воспринимаются и активно критикуются на Западе как нарушение свободы слова в Китае. Однако именно это позволяет китайскому руководству, управляя информационными потоками, обеспечивать концентрацию пропагандистских ресурсов на приоритетных направлениях внешней политики.

Учитывая изложенные выше задачи информационного обеспечения внешней политики Российской Федерации, а также рассмотренный опыт формирования государственной информационной политики во внешнеполитической сфере Китая, можно утверждать, что проблема информационного сопровождения внешнеполитической деятельности имеет двойственный характер. Ее решение предполагает, во-первых, обеспечение широкой поддержки российского внешнеполитического курса внутри страны и, во-вторых, повышение степени понимания и одобрения проводимой Россией политики за рубежом. Стратегической линией Российской Федерации в этом процессе является отстаивание права каждого человека на доступ к объективной информации о событиях в мире, а также - к различным точкам зрения на эти события.

 1Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации. Указ Президента РФ от 5 декабря 2016 г. №646 // Собрание законодательства РФ. 2016. №50. Ст. 7074.

 2Нисневич Ю.А. Информация и власть. М., 2000. С. 11; Мещеряков И.В. Государственная информационная политика как элемент системы национальной безопасности // Молодой ученый. 2016. №1. С. 553-556.

 3МИД РФ назвал цену позитивного образа России за рубежом // URL: http://www.ippnou.ru/article.php?idarticle=000704 (дата обращения: 18.02.2017).

 4Об утверждении Концепции внешней политики Российской Федерации. Указ Президента РФ от 30 ноября 2016 г. №640 // Собрание законодательства РФ. 2016. №49. Ст. 6886.

 5Егоров И. Мир без иллюзий и мифов: Интервью Н.П.Патрушева //Российская газета. 2017. 16 января // URL: http://www.scrf.gov.ru/news/allnews/2148/ (дата обращения: 24.02.2017).

 6Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления. Федеральный закон от 9 февраля 2009 г. №8-ФЗ (в ред. Федер. закона от 9 марта 2016 г. №66-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2009. №7. С. 776.

 7О стратегии национальной безопасности Российской Федерации. Указ Президента РФ от 31 декабря 2015 г. №683 // Собрание законодательства РФ. 2016. №1 (Ч. II). Ст. 212.

 8Собрание законодательства РФ. 2016. №49. Ст. 6886.

 9Европарламент принял резолюцию о противодействии российским СМИ // URL: https://ria.ru/mediawars_freedom_of_speech/20161123/1482000699.html (дата обращения: 17.02.2017).

10Великобритания закрыла счета телесети RT // URL: http://www.russiangap.com/2016/10/velikobritaniya-zakry-la-scheta-teleseti-rt/ (дата обращения: 24.02.2017).

11The Daily Beast: Проиграв в инфовойне с ИГ, США взялись за «пропаганду Путина» // URL: http://www.inosmi.info/db-proigrav-v-infovoyne-s-ig-ssha-vzyalis-za-propagandu-putina.html (дата обращения: 11.03.2017).

12Егоров И. Указ. соч.

13Евдокимов Е.В. Политика Китая в глобальном информационном пространстве // Международные процессы. 2011. №1. С. 74.

14Алешина М.Горшкова О. Имидж по-пекински // Российская газета. 2015. 24 июня.

15Лю Ханьянцзы. Внешнеполитический курс современного Китая в отражении национальных СМИ // Век информации: СМИ и внешняя политика Китая: Сб. науч. статей №4 /ред.-сост. Р.В.Бекуров, Ю.С.Данилова, С.Б.Никонов. СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, 2014. С. 14, 42.

16Евдокимов Е.В. Указ. соч. С. 75.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220942 Ольга Мельникова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter