Всего новостей: 2579266, выбрано 2 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Молодцов Кирилл в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаНефть, газ, угольХимпромвсе
Молодцов Кирилл в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаНефть, газ, угольХимпромвсе
Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 14 июля 2017 > № 2246093 Кирилл Молодцов

Кирилл Молодцов: РФ за пять лет создаст технологию подводной добычи нефти.

Беседовал Дмитрий Сокуренко

Введение санкций три года назад лишило российские компании возможности использовать западное оборудование и технологии для освоения месторождений. Это стало толчком для отечественной промышленности и ИТ-сектора — в России появились свои уникальные разработки, которые уже проходят испытания. Как осуществляется импортозамещение в ТЭК, страшны ли отрасли хакерские атаки, почему в рамках программы газификации не стоит прокладывать трубы по всей территории РФ, в интервью РИА Новости рассказал заместитель министра энергетики Кирилл Молодцов.

- Как идет работа по импортозамещению оборудования для нефтегазовой отрасли, в том числе для работы на шельфе?

— В последние годы происходит постепенная переориентация российских нефтегазодобывающих компаний на размещение заказов на отечественных машиностроительных мощностях.

По добыче на шельфе мы определили порядка 20 приоритетных задач на ближайшую перспективу. В настоящее время активно внедряются отечественные образцы запорных арматур, предназначенных для транспорта нефти и газа, разработано оборудование для бурения наклоннонаправленных скважин.

На базе уже созданных опытных образцов в наших планах к 2019 году обеспечить нефтедобычу российскими роторно управляемыми системами, а к 2022 году — нефтепереработку качественными присадками.

Если говорить детализировано, то из 600 элементов, которые так или иначе задействованы в шельфовой добыче от дна и до берега, порядка 300 нуждаются в замещении. Из этих 300 особо критичными можно назвать примерно 50 элементов.

Для работы над созданием российских образцов шельфового оборудования предусмотрен механизм научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). В период 2017-2019 годов выделены 2,7 миллиарда рублей на реализацию восьми НИОКР, в том числе в сфере применения подводных добычных комплексов.

Таким образом, к 2021-2022 году мы можем представить опытный образец собственных технологий подводной добычи. Это сложно, потому что к такому оборудованию предъявляются повышенные требования в части экологической и технологической безопасности. Но есть первые успехи, есть люди, которые реально занимаются этой проблематикой и имеют все шансы достигнуть необходимого результата.

Кроме того, существуют технологии, связанные с геологией. Это 2D-, 3D-сейсмика и другие. Здесь мы тоже в некоторой степени отстаем, а может быть, даже не столько отстаем, сколько думаем, что мы все еще отстаем.

Например, в 2016 году начато выполнение НИОКР по ряду направлений геологоразведки — проектам по геленаполненной косе, системам позиционирования, донным сейсмическим станциям, сейсмокосам, унификации оборудования для бурового комплекса.

Реализацию большинства этих проектов мы завершим в 2017 году, но уже сейчас можно говорить о наличии образцов оборудования, проходящих полевые испытания.

- При этом многие российские компании предпочитают использовать зарубежные технологии и оборудование.

— Если смотреть на опыт, скажем, Китая, то они в своих внутренних водах на своем шельфе производят сейсморазведку исключительно силами китайских компаний. А мы иногда умудряемся при наличии уже собственных разработок и собственных судов привлекать те же китайские компании, говоря, что это дешевле.

- Насколько это правильно?

— Я считаю — не очень. Нужно оценивать, какой результат мы достигнем в итоге.

Для меня создание технологий добычи на шельфе — больший приоритет, чем исключительно наращивание объемов добычи, которое мы можем получить в ближайшие годы. Потому что технологии необходимы для решения стратегических задач.

- Как идет разработка и внедрение российского программного обеспечения для нефтегазовой отрасли?

— Программное обеспечение в целом развивается достаточно хорошо, существуют известные бренды. С отраслевой точки зрения я бы сказал, что наши коллеги и мы в том числе в некоторой степени не дорабатываем.

Для многих использовать существующее всегда легче и проще, чем перейти на что-то новое. Поэтому нужно переломить ситуацию, когда наши пользователи боятся и не хотят переходить на новые продукты, разработанные российскими программистами.

Для этого необходимо постоянно информировать компании о том, что происходит, что делается. Например, осенью будет проходить первое мероприятие в своем роде — Российская энергетическая неделя, где Минэнерго России постаралось собрать вместе все отрасли ТЭК: нефтегаз, технологии энергоэффективности, электроэнергетику, уголь, инновации и так далее. Об инновациях, в том числе о программном обеспечении, будем говорить вживую, обсуждать.

- Недавно "Роснефть", "Башнефть" и другие компании по всему миру сообщили о хакерской атаке. Какие-то меры противодействия Минэнерго планирует принимать, чтобы обезопасить отрасль?

— Есть государственные доктрины энергетической и информационной безопасности. Эти документы предстоит дополнять и изменять с учетом новых реалий.

Будем смотреть, как система должна локализовываться и управляться автономно. Главное — не допускать последствий, которые могут повлиять на обеспечение жизнедеятельности. Мы же умеем создавать автономные системы управления в судостроении например. И здесь тоже создадим. Может быть, это будет связано с внедрением новых технологий с автономными системами управления. Будем этим заниматься.

- Есть оценка ущерба от прошедшей атаки?

— Не заметил никакого ущерба. Во всяком случае, мы не обнаружили ни одного изменения потока информации по отрасли. Соответственно, все компании, которые так или иначе попали в подобные обстоятельства, видимо, были к ним готовы, что хорошо их характеризует. Получается, они могут прогнозировать ситуацию, что важно.

- Возвращаясь к теме арктического шельфа, когда могут появиться новые проекты по добыче углеводородов?

— "Газпром" и "Роснефть" уже работают на шельфе, появление новых проектов — вопрос экономической эффективности. С точки зрения добычи наши компании обеспечены запасами. В настоящее время добыча углеводородов на нашем шельфе не велика, она не превышает 5% от общероссийской.

При этом на арктическом шельфе содержатся предположительно значительные запасы нефти — более 15% от всех общероссийских, поэтому потенциал региона очень велик. Однако надо понимать, что затраты на освоение арктических акваторий значительно выше, чем на освоение других морских месторождений. И в этом смысле сегодня для компаний шельф — скорее вызов, чем потребность. Но средства, которые в настоящее время расходуются на освоение шельфа, обязательно окупятся в среднесрочной перспективе.

В то же время у нефтяников есть обязательства. Они получили лицензии, которые ограничены сроками. Государство говорит: мы вам шельф дали, будьте добры, разрабатывайте его. Поэтому работа идет поступательно.

Можно констатировать, что освоение месторождений арктического шельфа осуществляется в соответствии с лицензионными обязательствами, более того, планы недропользователей опережают их. В апреле был дан старт бурению на шельфе моря Лаптевых в пределах Хатангского участка. Также в этом году будут продолжены работы по разведочному бурению в акваториях Баренцева, Карского и Черного морей.

- Сейчас много говорят о ситуации с газификацией регионов России. Все-таки возможно ли обеспечить газом все населенные пункты в стране?

— Газификация регионов России — одно из наиболее масштабных направлений деятельности Минэнерго на внутреннем рынке. С 2005 по 2016 год уровень газификации в стране повысился с 53,3 до 67,2%. За последние 12 лет "Газпром" построил порядка 2,5 тысячи межпоселковых газопроводов протяженностью более 28 тысяч километров.

Созданы условия для газификации более 3,7 тысячи населенных пунктов (в среднем ежегодно около 300 населенных пунктов) и 5 тысяч котельных, а также порядка 815 тысяч домовладений и квартир.

При этом прокладывать трубы повсеместно — нелогично. В моем понимании примерно 15% населенных пунктов могут иметь сложности с проведением трубопроводного газа по нескольким обстоятельствам.

Например, у нас в стране несколько тысяч населенных пунктов с численностью менее десяти человек. Ни в коем случае не хочу сказать, что такие поселки останутся без газа. Газ — это наше достояние, которое мы должны прежде всего направлять на создание собственных благоприятных условий жизни. Поэтому населенные пункты должны быть газифицированы — либо трубопроводным газом, либо при помощи альтернативных источников. Создать условия для этого — наша задача.

Хотел бы напомнить, что у нас до 2020 года, а может быть, и чуть дальше, например до момента создания единого рынка газа ЕврАзЭС, будет существовать государственное регулирование цены на газ. Но одновременно существует цена альтернативного газа — СУГа (сжиженного углеводородного газа — ред.), который должен тоже поставляться населению. Можно вывести стоимость единицы теплотворности для потребности населения и, соответственно, понимать, какие обязательства государство может на себя взять с точки зрения обеспечения населения этим газом. Вот такую задачу пытаемся сейчас решить.

У нас есть своя инициатива, хотя некоторые наши коллеги называют ее анахронизмом, — законодательное регулирование задания производителям СУГ о поставках газа населению для бытовых нужд. Проект закона уже прошел обсуждение, в том числе и публичное. Более того, мне кажется, что даже Минэкономразвития услышало нашу позицию о том, что наша задача — прежде всего обеспечить население газом, и не важно — трубопроводным, сжиженным, сжатым или СУГом.

- Какова ситуация с тарифом на транспортировку газа для независимых производителей? ФАС убрала из повестки к заседанию правления этот вопрос. Возможна ли ситуация, что второй год подряд не будет индексироваться этот тариф?

— Минэнерго подход по верхней границе индексации предложило, дальше — решение правительства.

- Минэнерго давало поручение Газпрому проработать возможность для "Роснефти" экспортировать газ?

— Мы получали поручение президента. Позиция Минэнерго была подготовлена и доложена. Обновленного запроса со стороны "Роснефти" я пока не видел.

- Каковы основные задачи Минэнерго по нефтегазовой отрасли на вторую половину 2017 года?

— Завершение работы по подготовке двух генеральных схем развития — нефтяной и газовой отраслей на период до 2035 года.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 14 июля 2017 > № 2246093 Кирилл Молодцов


Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 10 июля 2017 > № 2246212 Кирилл Молодцов

Интервью заместителя Министра К.В. Молодцова ИА "Интерфакс".

ИНТЕРВЬЮ: Россия готова существенно увеличить использование газа в качестве топлива – замглавы Минэнерго.

Экологичное топливо и экологичные автомобили постоянно обсуждаются мировой общественностью. Логично, что Россия, занимающая лидирующие позиции по запасам газа в мире, одной из своих приоритетных задач видит перевод автомобилей на газомоторное топливо (ГМТ). Минэнерго России, курирующее этот процесс, считает, что страна технически готова значительную часть своих автосредств заправлять этим видом топлива. О том, как идет процесс перехода транспорта России на ГМТ в интервью «Интерфаксу» рассказал заместитель министра энергетики РФ Кирилл Молодцов.

- Как оцениваете темпы перехода отечественного транспорта с традиционных бензина и ДТ на газомоторное топливо в последние годы?

- За минувшие 5 лет - с 2012 по 2016 год - объема потребления природного газа в качестве моторного топлива увеличился на 145 млн куб. м, это рост на 37%. При этом на 87 объектов выросло число газозаправочных станций – рост на 38%. А количество автомобилей, перешедших на газ, возросло за указанный период на 31,5 тыс. единиц (рост на 27%).

Правительство оказывает всестороннюю поддержку процессу перевода автотранспорта с традиционного топлива на газомоторное: по программе субсидирования покупки газобаллонных автомобилей в 2013-2016 годах выделено более 10 млрд рублей. Бюджетные средства были направлены на приобретение около 5,7 тыс. газобаллонных автомобилей, из которых порядка 2,1 тыс. машин куплено в 2016 году.

- В каких регионах России газомоторное топливо наиболее распространено?

- Потребление этого вида топлива зависит от количества автомобильных газонаполнительных компрессорных станций (АГНКС) и газобаллонной техники. Наиболее развита такая инфраструктура, например, в Татарстане, Самарской, Нижегородской, Воронежской и Волгоградской областях. Хорошие показатели демонстрируют Санкт-Петербург, Краснодарский, Ставропольский и Пермский края, а также Ростовская и Свердловская области, республики Башкирия, Крым и Кабардино-Балкария.

Сдерживающим фактором развития рынка ГМТ является отсутствие разветвленной газотранспортной сети. Это особенно заметно в ряде субъектов Дальнего Востока и Сибири. Здесь будущее потребления природного газа в качестве моторного топлива связывается, скорее, с использованием сжиженного природного газа (СПГ). Например, в настоящее время в Сахалинской области рассматривается вопрос реализации проектов по строительству КриоАЗС.

- А какая ситуация в Москве и Московской области?

- Во времена становления советского рынка газомоторного топлива во второй половине 80-х развитием газозаправочной инфраструктуры в Москве и Московской области занималось Управление «Мосавтогаз». В 90-х годах большая часть этой инфраструктуры фактически пришла в негодность и в настоящее время функционируют только 8 АГНКС.

В настоящее время Минэнерго России, Росимущество, правительства Москвы и Московской области, а также «Газпром» проводят работу по расконсервации 12 неработающих объектов и созданию минимум 23 объектов заправки газовых авто, в том числе для автотранспорта «Мосгортранса» и «Мострансавто».

Рассчитываем, что наши совместные усилия с учетом реализуемых проектов по развитию газозаправочной инфраструктуры другими операторами рынка позволят сформировать в Москве и Московской области к 2020 году сеть АГНКС, насчитывающую порядка 50 объектов.

- Каковы в целом перспективы дальнейшего перехода транспорта страны на этот вид топлива?

- В России существуют благоприятные предпосылки для развития рынка газомоторного топлива. Это и наличие газотранспортной системы, и низкая стоимость природного газа по сравнению с традиционными видами топлива, и экологичность газа, и размеры его запасов.

По предварительным расчетам, в 2020 году объем потребления природного газа в качестве моторного топлива ожидается уже в объеме 1,26 млрд куб. м, число объектов газозаправочной инфраструктуры увеличится до 743, количество транспортных средств – до 370 тыс. единиц.

- И что, действительно, могут быть выполнены планы по доведению в регионах доли использования газомоторного топлива до 50% к 2020 году?

- Если быть точными, доли в 50% предстоит достигнуть в городах-миллионниках в сегменте общественного и дорожно-коммунального транспорта. В городах же с численностью населения более 100 тыс. и 300 тыс. человек долю использования газомоторного топлива в этом сегменте необходимо довести до 10% и 30% соответственно.

Выполнение таких планов оказалось вполне реальным. Из городов с населением больше 1 млн человек такой показатель уже достигнут в Казани, хорошие темпы показывают Волгоград, Самара, Нижний Новгород и Санкт-Петербург. Помогают также субсидии, выделяемые из федерального бюджета, в прошлом году были выбраны все 3 млрд рублей, предназначенные для этих целей. В 2017 году на расширение газомоторной инфраструктуры тоже направлено 3 млрд рублей бюджетных средств, также в этом году расширен перечень субсидируемой техники за счет включения в него легковых автомобилей.

- Просто выделения средств из бюджета достаточно? Или все-таки нужны дополнительные стимулы, чтобы переход автотранспорта страны на газ активизировался?

- Конечно, необходимо создавать особые условия, чтобы газомоторное топливо начало использоваться повсеместно. И разные варианты такого стимулирования прорабатываются. Сейчас на рассмотрении в Правительстве РФ находится проект государственной программы по внедрению газомоторной техники с разделением на отдельные подпрограммы - по автомобильному, железнодорожному, морскому, речному, авиационному транспорту и технике специального назначения.

В рамках это госпрограммы разработаны мероприятия по стимулированию использования природного газа в качестве моторного топлива, на которые, как ожидается, будет выделено еще порядка 160 млрд рублей бюджетных средств.

- Какие задачи стоят перед производителями отечественных автомобилей по переводу транспорта на газовое оборудование?

- Основная их задача – это снижение разницы в стоимости газовой и традиционной версии транспортного средства. Пока эту разницу покрывает федеральный бюджет. Однако мы считаем, что такая мера должна быть временной - до формирования устойчивого спроса на газовые автомобили, когда эффект масштаба позволит производителям снизить свои издержки на освоение производства с газовой составляющей.

В настоящее время рядом отечественных предприятий автомобильной промышленности организовано серийное производство транспортных средств, использующих природный газ в качестве моторного топлива. Такие автобусы производят, в частности, ГАЗ, НЕФАЗ и ВОЛГАБАС, грузовики на газе выпускают тот же ГАЗ, а также КАМАЗ, легковые автомобили – УАЗ и АВТОВАЗ, а специальную технику – КАМАЗ и «Агромашхолдинг».

Другие автомобильные компании также работают в этом направлении. В 2017 году компаниями-автопроизводителями ожидается выпуск порядка 5 тыс. машин с газобаллонной техникой - автомобилей, автобусов, машин для жилищно-коммунального хозяйства.

- А насколько активно подключаются к программе внедрения ГМТ газовики и нефтяники?

- Сейчас развитием рынка газомоторного топлива в основном занимаются крупные нефтегазовые компании на базе своих дочерних обществ. Например, определенную работу проводит единый оператор «Газпрома» по развитию рынка газомоторного топлива - «Газпром газомоторное топливо». К развитию рынка газомоторного топливо также подключилась компания «Роснефть», которая занимается строительством модулей КПГ на АЗС компании, в том числе ее дочернее общество «РН Газотопливная компания». Также в развитии данного сегмента рынка принимают участие ряд независимых компаний: «Эктоойл», «Старт-плюс», «Сахаметан», «Космос инжиниринг» и другие.

- Сколько объектов газозаправочной инфраструктуры планирует ввести в РФ в 2017г?

- По данным компаний, в 2017 году в России запланировано строительство 45 объектов газозаправочной инфраструктуры. В том числе 25 объектов «Газпром газомоторное топливо», 14 объектов «Роснефти» и 6 объектов независимыми компаниями. В 2016 году было построено 44 таких объекта.

- Наверное, нужны новые способы популяризации газомоторного топлива?

- Развитие рынка ГМТ постоянно обсуждается на многих площадках: и при правительстве, и в регионах, в минувшем году поднимали эту тему на Петербургском международном экономическом форуме, на международном форуме «Разведка, добыча, переработка».

Весной прошлого года Минэнерго России проводило опытную эксплуатацию автомобиля УАЗ Патриот CNG на сжатом натуральном газе. Это помогло на живом примере оценить удобства и экономические показатели эксплуатации газобаллонного автомобиля. В этом году «АвтоВАЗ» передает в эксплуатацию автомобиль Lada Vesta CNG, тест-драйв которого я буду осуществлять лично. Приглашаю желающих прокатиться.

И, конечно же, для популяризации использования природного газа в качестве моторного топлива регулярно проводятся автопробеги с использованием специальной техники как по территории России, так за границей.

- Как считаете, насколько Россия сейчас готова более динамично переходить на газомоторное топливо?

- Нисколько не сомневаюсь, что технически страна готова в значительной мере перейти на ГМТ. В большинстве субъектов уже существует развитая сеть АГНКС. Сдерживающим фактором в данном случае остается отсутствие достаточного количества потребителей, то есть газобаллонных автомобилей.

Например, уровень загрузки Ярославской, Смоленской, Саратовской областей и Москвы – 6-7%. Основной вопрос для более динамичного развития рынка газомоторного топлива – это повышение темпов обновления парка газобаллонных автомобилей, которые в целевом сегменте (автобусы, тяжелый коммерческий транспорт) находятся на уровне 2% в год.

В ряде других субъектов ситуация как раз наоборот: существующей инфраструктуры недостаточно для того числа потребителей, которое уже есть (уровень загрузки в Кабардино-Балкарской Республике, Карачаево-Черкесской Республике, Республике Адыгея – 87%, 83% и 76% соответственно).

При этом в России уже налажено производство составляющих для газозаправочных станций. Начиная с 2013 года, отечественными предприятиями организовано серийное производство комплектующих АГНКС, в том числе освоено производство импортных узлов.

Что же касается возможностей автомобилестроительных предприятий по выпуску газобаллонных автомобилей, то их производственные мощности готовы к выпуску более 20 тыс. таких автомобилей в год.

Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 10 июля 2017 > № 2246212 Кирилл Молодцов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter