Всего новостей: 2575328, выбрано 2 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Афонин Антон в отраслях: Авиапром, автопромвсе
Афонин Антон в отраслях: Авиапром, автопромвсе
Казахстан > Авиапром, автопром > kapital.kz, 23 ноября 2017 > № 2534245 Антон Афонин

Антон Афонин: «Мы постоянно наращиваем долю»

Исполнительный директор «Астана Моторс» рассказал о развитии компании и ситуации на авторынке

Более 7,5 тысяч автомобилей реализовала «Астана Моторс» по итогам одиннадцати месяцев 2017 года. При этом доля компании на рынке увеличилась до 17,5%. Лидер продаж – Toyota Camry. Вторую позицию в списке самых продаваемых автомобилей уверенно занимает Hyundai Creta. О том, каким брендам отдают предпочтение казахстанцы и в каких ценовых сегментах – в интервью «Капитал.kz» рассказал Антон Афонин, исполнительный директор компании «Астана Моторс».

- Антон Валерьевич, что сегодня происходит на казахстанском автомобильном рынке?

- Авторынок сейчас достаточно стабилен, несмотря на то, что первый квартал показал не очень высокие продажи, однако 2-3 кварталы показали стабильный рост. Мы это связываем с тем, что в целом складские запасы у дилеров и дистрибьюторов были довольно низкими в начале года, а потом импортеры пополнили свои склады свежими автомобилями. Средние продажи в этом году ежемесячно составляют уже почти 5 тыс. автомобилей, таких цифр не было уже давно. По сравнению с прошлым годом, когда в среднем продажи находились на уровне около 4 тыс. автомобилей в месяц и ниже, налицо стабилизация ситуации. У нас возникает четкое ощущение того, что дно, наконец, пройдено и сейчас идет его плавное восстановление.

- Как вы можете оценить соотношение спроса и предложения на рынке?

- Еще несколько месяцев назад был сбалансированный спрос и предложение, дилерские склады были обеспечены достаточным количеством автомобилей на любого потребителя. Однако сейчас мы видим, что у ряда брендов наблюдается снижение складских запасов, в результате чего спрос превышает предложение. В частности, это касается бренда Toyota и таких моделей как RAV4 и Camry. У Lexus также есть ряд дефицитных моделей, например NX. Но в данном случае это больше связано с политикой производителей. Они стараются формировать складские запасы так, чтобы на конец года оставалось меньше автомобилей. По Hyundai мы также видим дефицит, и чтобы удовлетворить растущий спрос, мы размещаем дополнительные заказы. В целом, мы ожидали более спокойный конец года, а он оказался более позитивным, что не может не радовать. Таким образом, сегодня можно говорить о легком превышении спроса над предложением.

- Существует ли в автобизнесе понятие «избыточности» или «недостаточности» модельного ряда?

- Каждый бренд самостоятельно определяет количество моделей. Например, Toyota представлена 9 основными моделями, а у Subaru их всего 3. Много это или мало – нет как таковых четких критериев или некоего стандарта. Мы, как правило, лимитированы возможностями производителей. И всю линейку, которая производится у них на заводах, они не повезут в Казахстан, в первую очередь из-за размеров нашего рынка. Продажи у нас не такие большие. Затраты на вывод новой модели достаточно высоки, это связано с сертификацией и управлением складом. Если сравнивать общемировую практику с РК, то здесь линейка ограничена и это абсолютно оправдано. То есть если продавать всего 2-3 машины в год, то нет никакого смысла выводить эти модели на наш рынок.

- Какие факторы влияют на формирование модельного ряда и насколько в этом процессе важны ментальность или особенность региона?

- В первую очередь – это объем продаж. Мы смотрим на то, какой спрос имеется на конкретную модель и каковы затраты по ее выводу на рынок. Раньше мы думали, что существуют специфичные региональные предпочтения, но как показала практика, их нет. В Казахстане любят большие машины одинаково как на севере и юге, так и на западе и востоке. Например, Land Cruiser Prado. И вовсе не из-за каких-то климатических условий или особенностей региона, а потому что он большой и удобный. Это скорее вопрос привычки и определенная зона комфорта, в которой хочет находиться любой человек.

Мы сейчас пытаемся объяснить одному из автомобильных брендов, в линейке которого есть большие модели, что их необходимо завезти в Казахстан. Но они говорят, что мы не можем продавать на казахстанском рынке всего 20 автомобилей в год. То есть они полагают, что спрос будет достаточно низкий, так как это недешевая модель, и она не будет продаваться десятками или сотнями. И здесь мы должны понимать, ради чего хотим завести определенный бренд или модель на рынок. Если ради имиджа, то все затраты лягут только на компанию, и мы не сможем поделить их с заводом. Ведь для того, чтобы вывести модель на рынок, нужно не только сделать сертификацию, но и разбить 2 машины на испытаниях, которые соответственно придется списать, и все это слишком затратно.

- Антон Валерьевич, каким брендам отдают предпочтение казахстанцы и в каких ценовых сегментах?

- Несмотря ни на что, сейчас Toyota бренд №1. Я вижу стремление многих казахстанцев именно к этой марке, так как здесь очень высокая имиджевая составляющая, которая была заложена нашей компанией еще в 90-е, когда мы были пионерами на автомобильном рынке и первыми вывели бренд Toyota на рынок Казахстана. Следующим в нашей линейке по популярности Hyundai, а далее уже идет распределение: Subaru, BMW, Land Rover и Jaguar. У каждого бренда свой потребитель. Есть преданные клиенты и у BMW, и у Land Rover, и у Jaguar, и они вряд ли когда-нибудь пересядут на другую марку, они искренне преданы своему любимому бренду.

Если смотреть в разрезе моделей, то лидер однозначно Toyota Camry со средним чеком около 10 млн тенге. Пройдет год или два, и я уверен, что первыми по продажам будут опять Hyundai Accent и Creta, как это было в 2012-2014 годах. Мы видим, что восстанавливается спрос именно на бюджетные автомобили, соответственно их будет продаваться больше. Так было несколько лет назад, до 2014 года, когда мы в месяц могли продавать по тысяче «Акцентов» и 150 «Камри». А в 2012-2014 гг. основной прирост шел за счет дешевых моделей «В» и «С» класса. Сегмент внедорожников в те годы рос медленней, чем сегмент седанов, особенно в бюджетном классе.

- Как вы думаете, как и чем можно стимулировать население на покупку новых автомобилей?

- В рамках программы государственного льготного кредитования при поддержке БРК в 20 числах ноября мы ждем дополнительный транш от правительства в размере 8 млрд тенге, это мощная поддержка для авторынка Казахстана. Поэтому мы предполагаем, что в декабре будут очень хорошие продажи, так как многие клиенты планируют приобрести автомобиль именно по данной программе. Надеемся, что на этой неделе уже подпишут закон и постановление по освоению денежных средств.

Также у казахстанцев есть возможность сдать свое авто в утиль по программе утилизации автомобилей с пробегом. Несколько месяцев назад в Караганде открылся большой утилизационный завод. Механика его работы заключается в том, что государство дает сертификат на сумму 315 тыс. тенге за один автомобиль. Главное условие – он должен быть на ходу. С этим сертификатом любой желающий может прийти в наш автосалон и на эту стоимость получить скидку. Максимально на 1 новый автомобиль можно использовать 2 сертификата, а это уже минус почти 700 тыс. тенге от стоимости нового авто.

Кроме того, 1,5 года назад мы запустили программу Trade-In. Она позволяет легко и быстро заменить свою подержанную машину на новую прямо в автосалоне. Например, по BMW мы можем сделать скидку не 200-300 тыс. тенге при обмене, а до 1 млн тенге, потому что эта программа напрямую поддерживается заводом BMW. Мы хотим, чтобы обмен по программе Trade-In стал привычным явлением для наших клиентов, и уже сегодня мы видим очень хорошие результаты. Автомобили, реализуемые в рамках программы, представлены в каждом дилерском центре, а также на нашем официальном сайте.

- Портфель брендов «Астана Моторс» представлен практически во всех ценовых сегментах: от демократичных Hyundai и Toyota до премиальных Jaguar и Rolls-Royce. Стоит ли в обозримом будущем ожидать каких-либо изменений вашего модельного ряда?

- Мы бы с удовольствием завели в своем портфеле еще пару брендов. У нас есть определенный интерес к конкретным маркам. Но как обычно переговоры с производителями всегда достаточно длительные. В связи с чем окончательный результат будет известен лишь в 1-2 кварталах следующего года.

- Не планируете ли вы завезти бюджетные электрокары?

- К сожалению, ни у кого из производителей сейчас нет бюджетных моделей, скажем так, стоимостью менее 10 млн тенге. В декабре этого года мы начнем продажи BMW i3 примерной стоимостью 45 тыс. евро. Для сравнения: Hyundai IONIQ стоил бы в районе $35 тыс. Мы завезли эту модель в тестовом режиме, но вся проблема в том, что производитель не хочет сертифицировать ее на Россию и Казахстан. Так что пока в нашем портфеле единственная и самая бюджетная модель электрокара – это i3. И честно говоря, очень удачная модель. Рекомендую всем попробовать ее на тест-драйве.

- Антон Валерьевич, а какое у вас отношение к электромобилям?

- Меня больше беспокоит, правильная ли это технология. К примеру, Toyota ставку сделала на водород. На Токийском автосалоне в октябре этого года они представили 4 водородные модели, включая малый городской автобус. И с технической точки зрения, я считаю, что это более правильное решение. Для генерации электроэнергии нужно сжечь уголь, мазут и прочее. Соответственно возрастут нагрузки на электростанции, и по-хорошему тот же вред для экологии. Эта технология (электромобилей) не даст какого-то прорыва, просто центр генерации энергии переносится с одной точки в другую. А когда ты сжигаешь водород, на выходе получатся вода и кислород и больше никаких вредных выбросов. И вот эта технология с точки зрения логики, гораздо более соответствует меняющимся потребностям человечества. На мой взгляд, не нужны электромобили в том виде, как сейчас, а необходимо что-то более прогрессивное и революционное, типа водорода. И у меня усиливается ощущение, что японцы гораздо лучше понимают, куда необходимо развиваться. Toyota редко ошибается, и я вижу, на что они делают ставку.

- Сколько автомобилей и коммерческой техники было произведено автосборочным предприятием компании «Астана Моторс» в 2017 году? В каком количестве и куда она была экспортирована?

- Наше предприятие произвело 419 автомобилей коммерческой техники. В этом году мы экспортировали уже более 150 единиц на территорию Российской Федерации. Сейчас у нас стоит последняя для этого года партия в количестве 70 автомобилей. В Беларусь продали порядка 10-15 машин.

- Каковы ваши ожидания на будущий год?

- Сейчас мы договариваемся с производителями об объемах на следующий год: что именно и в каком объеме, какой модельный ряд сохраняется, а какой выводится. Это важные этапы бюджетного планирования и декабрь – самый интересный период и лучшее время для таких встреч. По экспорту в РФ на следующий год мы до конца пока не договорились. Мы глобально хотим уйти от продажи на экспорт голых шасси, скажем так, без надстроек, а продавать полноценный грузовик с полноценным кузовом, причем локального производства. Для этого мы закупили дополнительную линию по производству промтоварных и изотермических надстроек. Я думаю, в декабре мы сделаем пилотную партию и отправим ее в Россию.

- Кроме России, какие еще рынки сбыта вы рассматриваете?

- Мы уже поставляем коммерческую технику в Кыргызстан, но небольшими партиями, так как сам по себе рынок маленький. Потенциальный рынок сбыта – это Узбекистан, но пока об этом рано говорить. Возможно, когда-нибудь и туда выйдем.

- Как у вас обстоят дела с производством автобусов междугороднего типа? Планируете ли вы расширять ассортимент?

- У нас сейчас будут две самые востребованные модели. Это Hyundai Н350 16-местный микроавтобус и полноценный 7-метровый автобус Hyundai County II поколения. У нас был большой перерыв (2 года) по поставкам скорой помощи на базе Hyundai. Сейчас мы разработали абсолютно новую модель и уже в декабре получим первые две машины, чтобы показать потенциальным заказчикам. Еще не привезя Hyundai Ambulance нового поколения, мы уже начали получать предварительные заказы. А это порядка 40 машин. Заявки поступают как от частных, так и от государственных клиник. Потенциально потребность по всей линейке будет где-то 150-200 машин в год. Полная стоимость этой версии будет известна только в декабре.

- Антон Валерьевич, изменятся ли ваши цены на автомобили, если да, то как?

- Если будет принята редакция налогового кодекса, где локальным автопроизводителям возвратят льготы по НДС, то у нас среднее снижение по ряду моделей будет от 500 тыс. до 1,2 млн тенге. Таким образом, цены станут более привлекательными на Hyundai, так как из нашей линейки собирается в Казахстане только этот бренд. Например, на Hyundai Elantra стоимость может снизиться на 400 тыс. тенге и больше, то есть почти 10%. На более дорогие модели, в частности на Hyundai Santa Fe, еe снижение возможно до 1,2 млн тенге. Это очень существенные изменения в цене, и они, естественно, положительные для клиентов. Мы не собираемся оставлять себе эту сверхприбыль, мы это все направим на рынок, чтобы казахстанцы купили как можно больше новых автомобилей.

- Какие тренды, на ваш взгляд, ожидают отечественный авторынок в 2018 году?

- Мне хочется верить, что, та тенденция, которую мы наблюдаем в последнее время, неслучайна. Рост в последние 8 месяцев – это серьезно. Он не похож на случайный всплеск на рынке, когда происходит случайный рост и потом падение. Мы надеемся, что все эти тенденции сохранятся в следующем году и объем рынка будет порядка 60 тыс. автомобилей. В этом году мы рассчитываем, что весь авторынок будет порядка 42 тыс. машин. На 2018 год мы сформируем оптимальный складской запас с тем, чтобы с начала года как можно больше автомобилей было доступно для потенциальных клиентов. Это позволит сбалансировать спрос и предложение уже с января следующего года.

- Какие наиболее значимые достижения в этот юбилейный год вы можете отметить?

- Мы – одна из немногих автомобильных компаний в Казахстане, которая реально растет и постоянно наращивает рыночную долю. В частности, в последние месяцы доля продаж составила 17,5%. Я считаю, это заслуга всей нашей команды, всех сотрудников компании. Несмотря на очень жесткие экономические удары, мы не только выдержали все испытания, но и стали гораздо сильнее.

- А что бы вы хотели сказать своим сотрудникам, клиентам и партнерам?

- Самое важное – строить отношения на доверии и искренне верить в то, что мы все вместе делаем. И этот общий дух разделяют наши сотрудники. Мы – команда единомышленников, которые реально верят в нашу стратегию и бренд «Астана Моторс». Вообще, миссия «Астана Моторс» – привнести в Казахстан что-то новое. Это не только автомобили, но и в целом культура работы и взаимоотношения с клиентами, в том числе и все те новые сервисы, которые мы массово запускаем одними из первых. Хотелось бы, чтобы мы постоянно стремились к этому самосовершенствованию. Что касается клиентов и партнеров, то я очень надеюсь и искренне верю в то, что мы до сих пор остаемся абсолютно понятными и прозрачными для них. Это очень важно, и я бы хотел, чтобы мы вместе пронесли всю прозрачность, открытость и доверие еще долгие годы.

- Спасибо за интервью!

Казахстан > Авиапром, автопром > kapital.kz, 23 ноября 2017 > № 2534245 Антон Афонин


Казахстан > Авиапром, автопром > kapital.kz, 22 апреля 2016 > № 1735349 Антон Афонин

Программы лояльности от «Астана Моторс»

Trade-in, подменный парк авто и другие опции в кризис

Как правило, автомобильные дилеры стараются быстро адаптироваться к изменениям курсовой разницы, несмотря на цены, которые им диктует обменный курс. Но они всегда зависят от автопроизводителей, которые, в свою очередь, не всегда оперативно реагируют на переменчивые условия рынка. Корреспондент центра деловой информации Kapital.kz встретился с исполнительным директором КМК «Астана Моторс» Антоном Афониным, который рассказал о том, как основные ретейлеры автомобильного рынка страны, столкнувшись с беспрецедентным падением продаж, приспосабливаются к нынешним условиям игры, правда ли премиум-сегмент авто традиционно чувствует себя лучше и какие опции предлагает компания, чтобы поддержать своего клиента.

- По оценке Ассоциации казахстанского автобизнеса (АКАБ) в январе текущего года рынок официальных продаж достиг минимума за последние 4,5 года. В годовом выражении спад продаж составил 55,25%. Согласны ли вы с такой оценкой и как изменилась ситуация за февраль-март?

- Наши оценки не могут разойтись, так как данные по продажам автомобилей компанией «Астана Моторс» мы сами предоставляем в АКАБ. Следовательно, если статданные показывают такое ощутимое падение, значит, оно соответствует действительности. Забегая немного вперед, отмечу, что по предварительным показателям продаж за февраль-март мы видим даже еще более сильное падение рынка. В первую очередь это происходит из-за снижения покупательской способности, которое обусловлено ростом стоимости автомобилей в самом доступном сегменте - до $10 тысяч.

- Насколько известно, даже в кризис премиум-сегмент чувствует себя заметно лучше. Такая тенденция прослеживается не только в Казахстане, но и на всех мировых рынках. Скажите, за счет чего это происходит?

- Премиальный сегмент автомобильного рынка менее чувствителен к изменению цен и в целом чувствует себя лучше, чем массовый. Падение в нем составило всего 20%.

У премиальных брендов есть своя, достаточно узкая, аудитория, на которой колебания валют отражаются не так сильно. Как правило, у таких людей определенная доля накоплений находится в иностранной валюте, соответственно, они меньше остальных ощущают на себе последствия, связанные с экономической ситуацией в целом. Премиум живет, потому что люди привыкают к определенному уровню трат. Даже если в какой-то момент у них падает уровень дохода в определенном бизнесе, они по инерции будут продолжать придерживаться докризисного уровня расходов, либо снижая их, но незначительно. Если же обратиться к самому дешевому сегменту, то становится понятно, что люди здесь, как правило, покупают авто на последние сбережения или в кредит. Любое изменение в иностранной валюте моментально сказывается на покупательской способности в этом сегменте.

- Автолюбители сейчас активно обсуждают введение в Казахстане утилизационного сбора. Скажите, как его введение отразилось на стоимости авто премиального и массового сегмента?

- Что касается премиального сегмента, то на автомобили, импортируемые не из стран Таможенного союза, например, из Германии в Казахстан, введение утилизационного сбора ровно никак не повлияло, потому что снижение ставки таможенной пошлины позволило нивелировать удорожание за счет введения утилизационного сбора. Помимо этого, компания «Астана Моторс» скорректировала цены с учетом включения в стоимость утилизационного сбора. Стоит сказать и о том, что около четырех лет длились сложные переговоры с автоконцерном BMW, и в итоге было достигнуто соглашение о беспрецедентной поддержке рынка РК. Нам удалось договориться о снижении цен на автомобили BMW и MINI до российского уровня.

Относительно массового сегмента, традиционно более чувствительного к кризису: на нем, конечно, сильно отразилось введение утилизационного сбора. Особенно это касается автомобилей, произведенных в России, например, полюбившихся всем Hyundai Accent, Toyota Camry, Nissan Qаshqai, Datsun on-DО и mi-DO. Их стоимость стала выше за счет уплаты утилизационного сбора. Но в данный момент компания «Астана Моторс» ведет переговоры с производителями, и мы уверены, что сможем предложить оптимальное и выгодное решение для наших клиентов, желающих приобрести автомобили российского производства, представленные в портфеле брендов компании.

- Какое количество автомобилей поступает в Казахстан в обход официальных автодилеров? Насколько это ощутимо для вашей компании и в целом для автомобильного рынка страны?

- Если ориентироваться на данные госстатистики, то за прошедшие два года в Казахстан было завезено около 100 тысяч новых автомобилей в обход официальных автодилеров. Причиной такой ситуации была ценовая разница с российским рынком из-за девальвации рубля. В сложившейся ситуации российские цены на автомобили в долларовом эквиваленте резко упали, в связи с чем возрос поток «серого» импорта в Казахстан. И, что более важно, в обособленном отношении автопроизводителей к рынку Казахстана и рынку России. Вероятнее всего, мы бы, наверное, серьезно не ощутили этот удар, если бы производители рассматривали оба рынка как единый в рамках ЕАЭС. Нужно понимать, что при отсутствии экономических границ нельзя предлагать товар по разным ценам на едином рынке.

В результате непростых переговоров нам удалось убедить практически всех наших партнеров в необходимости выравнивания цен в рамках ЕАЭС. Мировые автопроизводители пошли навстречу автодилерам Казахстана, скорректировав цены для нашего рынка. Это не просто скидки, это попытка выстроить единую ценовую политику в ЕАЭС. Поэтому ввиду существенной корректировки цен на новые автомобили сегодня уже нет смысла покупать машины вне Казахстана.

- Премиальный сегмент также отреагировал на глобальный пересмотр стоимости автомобилей с учетом единой ценовой политики в ЕАЭС? Какие еще инструменты использовали производители, чтобы поддержать рынок, в частности премиум-класса?

- Безусловно, корректировка стоимости автомобилей премиум-сегмента была также ощутимой. Она сыграла существенную роль за последние два года. Это касается всех производителей, не только BMW.

В январе компанией «Астана Моторс» была объявлена революция цен на автомобили BMW & MINI. Как я уже говорил ранее, благодаря соглашению о беспрецедентной поддержке от автоконцерна BMW разница между старыми и новыми ценами на некоторые модели сегодня достигает почти 30%. Производителем были предложены новые цены, практически не отличающиеся от российских.

Более того, с текущим ценообразованием мы легко можем конкурировать с традиционными японскими автоконцернами. Это в первую очередь Land Cruiser 200-й и 150-й модели, вся линейка Lexus.

Помимо этого, проведен тщательный анализ ценообразования на сервисные услуги. Весь первый квартал текущего года мы потратили на существенный пересмотр стоимости услуг сервиса и запасных частей и ориентировочно в конце текущего месяца анонсируем новые цены на эти виды услуг.

- Какие инструменты лояльности сейчас использует BMW, чтобы поддержать собственных клиентов и привлечь новых?

- С февраля этого года мы предложили своим клиентам опцию Trade-in. Это система взаимозачета, которая позволяет зачесть стоимость старого автомобиля клиента в стоимость любого нового, приобретаемого в нашей компании. Во всем мире это уже давно развитая услуга, в Казахстане же она начала действовать сравнительно недавно, но уже пользуется популярностью. Trade-in решает сразу две проблемы: избавляет человека от старого автомобиля и помогает ему приобрести новый.

Огромный плюс такой услуги в том, что мы освобождаем клиента от необходимости продавать свой автомобиль самостоятельно. Каждый автолюбитель знает, насколько это долго и трудно. В случае с Trade-in все вопросы решит сам автосалон. Механизм очень прост: между владельцем и компанией достигается определенное взаимопонимание по стоимости старого автомобиля, доплате за новый, и уже в течение одного-двух дней клиент может забрать новое авто из салона. В «Автоцентре-Бавария» уже состоялось несколько подобных сделок. Наши клиенты остались довольны. Я уверен, что данный тренд будет и дальше развиваться на автомобильном рынке страны.

- Почему эта услуга не предлагалась компанией «Астана Моторс» ранее?

- Были сложности с налогообложением. Раньше при перепродаже автомобиля необходимо было оплачивать налог на полную стоимость, а это означало, что надо было добавлять 12% к цене, и компании не могли найти баланс между ожиданиями покупателя и продавца. Год назад были приняты изменения в действующий Налоговый кодекс РК. Теперь НДС будет оплачиваться только на разницу в цене. Таким образом, никаких препятствий для введения услуги Trade-in больше не существует.

К слову, еще одной дополнительной отсрочкой массового внедрения услуги стал общий шок от падения цен. Оно было настолько сильным, что клиенты ментально не могли привыкнуть к новым ценам на автомобили.

- На каких условиях клиент может воспользоваться опцией Trade-in?

- Часть требований для рынка мы немного смягчили. Сейчас условия таковы: автомобиль должен быть не старше пяти лет, с пробегом до 100 тыс. км. Мы готовы рассматривать все автомобили из премиум-линейки, не только BMW, но и Lexus, и Mercedes-Benz, но более лояльные условия предоставляет все-таки BMW.

В настоящее время мы работаем над специальным разделом на сайте компании, где клиентам будет подробно рассказано об услуге Trade-in. Кроме того, планируется, что там же будут выставлены на продажу автомобили по этой услуге. Это ни в коем случае не конкуренция с существующими интернет-площадками по продаже автомобилей. Перед нами иная задача – реализация тех автомобилей с проверенной историей, которые остались у нас после совершения сделки по услуге Trade-in. Для компании это, в свою очередь, стимул для реализации новых автомобилей. Возможно, также и потенциальный заработок на перепродаже автомобилей б/у. То есть два акцента доходности: увеличение оборота продаж по новым автомобилям и процент доходности от реализации автомобилей с пробегом.

По BMW и MINI в рамках услуги Trade-in план на этот год - 30 автомобилей. План не такой большой, но скоординирован с европейской штаб-квартирой, и в реалиях существующей ситуации на автомобильном рынке страны он вполне объективный.

- Недавно вы запустили программу «Подменный автомобиль», когда клиент оставляет свое авто на длительный ремонт. Расскажите о ней немного подробнее.

- Мы понимаем, что сегодня все игроки автомобильного рынка так или иначе меняются, все больше обращая внимание на потребности своих клиентов, и это в целом служит прекрасным поводом для развития и инноваций. Важно заботиться о своем клиенте, отвечать на все 100% его требованиям и ожиданиям. Первым шагом в этом направлении стал запуск программы «Подменный автомобиль». Возможность использовать подменный автомобиль является неоспоримым преимуществом клиентов премиального сегмента, которые в силу своей активной жизненной позиции должны быть всегда в движении. Помимо этого, наличие подменного парка автомобилей - важное условие самого производителя. В рамках программы компания предоставляет клиентам подменный автомобиль бесплатно в случае гарантийного ремонта. Либо на платной основе клиент может воспользоваться услугой подменного автомобиля на время прохождения планового технического обслуживания. Как правило, средний срок использования подменного автомобиля составляет около 10-14 дней.

- Насколько нам известно, большая часть клиентов BMW приобретает авто за наличный расчет, а не в кредит. С чем это связано?

- Это просто данность, и она больше, наверное, региональная. В Алматы большая часть клиентов предпочитает покупать авто за наличный расчет. Думаю, это происходит в силу ментальности клиентов. В Астане ситуация иная: около 30% автомобилей продается в кредит. Возможно, это связано с большим количеством государственных служащих.

Но, принимая во внимание тот факт, что наши клиенты - это очень грамотные люди, просчитывающие эффективность любого своего капиталовложения, мы все же разработали совместно с банками-партнерами несколько новых программ по автокредитованию.

Вообще, для нас всегда это было сложным вопросом: достойно или нет предлагать клиентам BMW кредит на покупку авто? Но на текущий момент, когда нестабильный курс влияет на конечную ценность товаров с периодичностью раз в месяц и дорогостоящие покупки в тенге – это успешные инвестиции в будущий капитал, мы обращаем внимание наших покупателей на то, что можно совершить покупку нового BMW на очень выгодных условиях - от 13,3% годовых.

Также, помимо покупки автомобилей BMW & MINI в кредит, мы готовы предложить клиентам получение сервисных услуг и запасных частей также в кредит. Например, если клиент понимает, что его автомобилю необходим очень дорогой ремонт кузова, но он не может за него заплатить, мы вполне можем предоставить ему микрокредит. Думаю, эта услуга будет больше востребована среди не типичных для BMW клиентов из массового сегмента.

- И в заключение расскажите о трендах этого года на автомобильном рынке.

- Сейчас можно наблюдать, что сфера услуг активно уходит в IT. Мы сейчас плотно работаем над нашим сайтом, пытаемся запустить новый конфигуратор. К концу года рассчитываем, что будем готовы запустить интернет-магазин. То есть компания глубже погружается в сферу IT, чтобы сделать владение, приобретение и сервисное обслуживание автомобилей более приближенными к нашим клиентам. Хотелось бы, чтобы клиенты могли с любого мобильного устройства, будь то телефон, планшет и пр., посмотреть, какие услуги мы предоставляем, сориентироваться по ценам, записаться на консультацию к кредитному менеджеру или на сервисное обслуживание. Мы внимательно наблюдаем за опытом наших коллег из Беларуси, Латвии и других стран и видим, как все они достаточно успешно используют интернет-платформу в качестве рычага увеличения продаж. Несомненно, одна из важных задач компании на сегодняшний день – сделать сервис более доступным. Мы проделали целенаправленную и методичную работу по снижению стоимости автомобилей. Подстраиваясь под реалии сегодняшнего авторынка и ситуации в стране в целом, считаем важным сделать еще более адекватное предложение клиентам компании «Астана Моторс» в ценовом позиционировании на сервис, запчасти и автомобили в целом.

Казахстан > Авиапром, автопром > kapital.kz, 22 апреля 2016 > № 1735349 Антон Афонин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter