Всего новостей: 2605829, выбрано 9 за 0.010 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Маджумдар Дейв в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТАвиапром, автопромАрмия, полициявсе
Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июля 2018 > № 2688324 Дейв Маджумдар

Сможет ли Китай спасти важнейшую часть российской авианосной программы?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Есть очевидные преимущества для обеих сторон. Это даст возможность российским и китайским военно-морским авиаторам учиться друг у друга и обмениваться тактическими, техническими и процедурными наработками. Для китайцев не составило бы огромной жертвы позволить русским тренироваться на борту «Ляонина», который в первую очередь используется в качестве учебного носителя. Особенно сейчас, когда «Шаньдун» — первый подлинно отечественный китайский авианосец — близок к оперативной готовности.

Поскольку единственный оставшийся в России авианосец «Адмирал Кузнецов» в этом году войдет в сухой док на длительный период восстановления и капитального ремонта, у военно-морских летчиков Москвы не будет корабля для прохождения обучения непосредственно на борту.

Военно-морская авиация — особенно искусство посадки на реальный носитель в море — это быстро забываемое мастерство, которого ВМФ России может лишиться, если не найдет альтернативного корабля для обучения на борту до 2021 или 2022 года, когда официально ожидается возвращение «Кузнецова» в состав флота. В Кремле надеются, что береговая подготовка на базе наземного испытательно-тренировочного авиационного комплекса (НИТКА — прим. автора), который находится в Новофедоровке на Крымском полуострове, поможет сохранить навыки морских летчиков. Однако русские, похоже, осознают, что такая подготовка не заменит нахождения на борту настоящего авианосца в море.

«Однако если еще лет пять ни разу не взлететь с реальной авианосной палубы — любые пилотажные навыки уникальных российских летчиков-палубников рассыплются в прах. Хоть с тренажером НИТКА, хоть без него», — пишет корреспондент по оборонной тематике издания «Свободная пресса» Владимир Тучков в недавней русскоязычной колонке.

Тучков, как опытный обозреватель по оборонным вопросам и эксперт в своем деле, ожидает, что модернизация «Кузнецова» неизбежно затянется из-за ограниченных возможностей российских судоверфей по работе над таким крупным проектом. «Дело в том, что даже по планам Министерства обороны РФ ремонт и модернизация «Адмирала Кузнецова» грозят затянуться до середины следующего десятилетия, — пишет Тучков, — Хоть на Мурманском судоремонтном заводе, который входит в состав северодвинской «Звездочки», и обещают управиться до 2022 года. Но на примере множества других ремонтов крупных кораблей там же мы знаем, что намеченные сроки почти наверняка будут сорваны. И, как говорят военные, «сдвинуты вправо»».

Это означает, что России придется найти альтернативный способ подготовки своих палубных военно-морских летчиков в море. Решение, по мнению Тучкова, очевидно: Кремль должен прийти к какой-либо договоренности с Пекином, которая позволила бы российским летчикам тренироваться на борту авианосца Народно-освободительной армии Китая «Ляонин». Тучков приводит в качестве примера подготовку пилотов самолетов французского флота Дассо «Рафаль» на борту авианосца класса «Нимитц», корабля ВМС США Джордж Буш (CVN-77) в мае во время комбинированных учений «Чесапик 2018». Поскольку единственный французский авианосец «Шарль де Голль» в настоящее время проходит техническое обслуживание, Соединенные Штаты разрешили французским военно-морским летчикам тренироваться на борту американского авианосца (об этом впервые стало известно в прошлом месяце).

Аргумент Тучкова действительно имеет некоторые достоинства, хотя трудно сказать, насколько Пекин открыт для такой договоренности. «Ляонин» был построен из ржавеющего каркаса незаконченного корабля под названием «Варяг», относящегося к тому же проекту, что и «Кузнецов». Он остался осиротевшим на Украине после распада Советского Союза и по большей части имеет ту же компоновку, что и его российский коллега. Учитывая, что Россия и Китай все ближе друг к другу, так как Вашингтон оказывает давление на обе великие державы, вполне возможно, что Пекин может быть открыт для такой договоренности. Но это большой открытый вопрос.

Есть очевидные преимущества для обеих сторон. Это даст возможность российским и китайским военно-морским авиаторам учиться друг у друга и обмениваться тактическими, техническими и процедурными наработками. Для китайцев не составило бы огромной жертвы позволить русским тренироваться на борту «Ляонина», который в первую очередь используется в качестве учебного носителя. Особенно сейчас, когда «Шаньдун» — первый подлинно отечественный китайский авианосец — близок к оперативной готовности.

Между тем, если бы такое соглашение было заключено, Россия могла бы продемонстрировать своим китайским коллегам возможности нового МиГ-29КР, что может привести к получению дополнительных заказов на истребители этого типа. Младший «Фулкрам» (принятое в США обозначение самолетов семейства МиГ-29 — прим. перев.) намного лучше подходит для операций на борту носителя размером с «Кузнецова» или «Ляонин», чем любая производная самолета Су-33.

««Ляонин» — единственное решение российской проблемы, — пишет Тучков, — Проблемы чрезвычайно серьезной, о чем косвенно свидетельствует еще один факт. Обратите внимание: из целого отдельного корабельного истребительного авиаполка Северного флота на крымский комплекс откомандировано лишь 45 человек. Среди них пилотов от силы человек 15. Остальные — техники, штабисты. Да и просто те из высокого авиационного начальства, кто хотел бы погреться на крымском солнышке».

Вывод очевиден: российская палубная авиация испытывает глубокие трудности, и переговоры с Китаем, пожалуй, единственный путь для Москвы сохранить данный потенциал. Учитывая, что Россия и Китай сближаются в геополитическом плане, не исключено, что Пекин поддержит идею разрешить кремлевским военно-морским летчикам тренироваться на борту «Ляонина». Однако такое соглашение по-прежнему является отдаленной перспективой.

Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июля 2018 > № 2688324 Дейв Маджумдар


Россия. Китай > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 27 мая 2018 > № 2621358 Дейв Маджумдар

Война в воздухе: российский смертоносный Су-57 против китайского J-20. Кто победит?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

И Россия, и Китай разрабатывают истребители следующего, пятого поколения, пытаясь бросить вызов американскому доминированию в международной системе. Однако эти две великие державы использует несколько разные подходы при разработке истребителей нового поколения. Эти различия вызваны целым рядом факторов, включая восприятие угрозы и существующие требования, а также доступ к технологиям и финансовым ресурсам.

С точки зрения суммарных кинематических возможностей, Су-57, вероятно, превзойдет китайский истребитель J-20. Трехмерное (всеракурсное) управление вектором тяги двигателей, а также достаточная сила тяги, судя по всему, обеспечат Су-57 маневренность с великолепным высоким углом атаки на малых скоростях даже с нынешними двухконтурными двигателями фирмы «Сатурн» АЛ-41Ф1 с форсажными камерами, тяга каждого из которых на форсаже составляет 15 тысяч килограмм/силы.

Кроме того, российский истребитель обладает очень хорошими показателями на сверхзвуковых скоростях, и он в некоторой степени уже имеет сверхзвуковые крейсерские возможности даже с двигателями АЛ-41Ф1. Однако после того как Су-57 получит двигатели фирмы «Сатурн» второго этапа (Изделие 30), тяга которых будет составлять 13 тысяч килограмм/силы в бесфорсажном режиме и 19 тысяч килограмм/силы в форсажном режиме, он получит кинематические возможности — включая сверхзвуковой крейсерский режим и маневренность, — которые будут примерно соответствовать возможностям истребителя F-22 «Раптор» компании Локхид Мартин. Это подтверждает и один бывший военный, имеющий значительный опыт в области истребителей 5-го поколения. Вот что он сказал недавно в беседе со мной: «Что касается его возможностей, то он, несомненно, может конкурировать с «Раптором».

Су-57 обладает великолепным аэродинамическим дизайном, однако российский истребитель имеет существенно более низкие показатели в области малозаметности, чем китайский J-20, не говоря уже о таких американских истребителях стелс как F-22 или унифицированный ударный истребитель F-35 компании Lockheed Martin. Хотя ни J-20, ни Су-57 не являются особенно малозаметными в сравнении с американскими истребителями пятого поколения, при производстве китайского самолета было уделено больше внимания эффективной площади рассеяния, чем при производстве российского истребителя. Су-57 имеет большое количество «горячих» точек эффективного отражения, включая его закругленные электронно-оптические сенсорные шары — на них не заметно никаких попыток фасетирования поверхности, — его подвижные корневые наплывы крыла, где отклоняемый носок крыла совмещается с его консольной частью, конструкция его воздухозаборников, а также большое количество других проблемных мест. Короче говоря, русские сознательно решили не подчеркивать малозаметность в конструкции Су-57.

Если сравнивать J-20 — похоже, он во многом основан на технологиях, используемых при производстве F-22 и F-35, — то можно сказать, что его создатели уделили значительно больше внимания сокращению фронтальной эффективной площади рассеивания. Некоторые аналитики используют ложные аргументы по поводу того, что конструкция типа «утка» якобы несовместима с технологией стелс — существует немало американских концепций малозаметности самолетов и демонстраторов технологий, которые используют подобные аэродинамические характеристики, в том числе предлагаемый компанией Northrop Grumman перспективный истребитель для военно-морского флота, а также ранняя концепция перспективной унифицированной ударной технологии (JAST), которая затем стала основой для разработки истребителя F-35. Вместе с тем, J-20, в действительности, имеет некоторые очевидные «горячие» точки эффективной площади рассеивания, особенно ближе к задней части планера.

Тем не менее, китайцы применили такие современные характеристики малозаметности как фасетирование для корпуса своего электронно-оптического/инфракрасного датчика слежения и обнаружения (EOTS) — они в буквальном смысле позаимствовали эту концепцию у истребителя F-35. Более того, J-20 использует те же приемы для сокрытия датчиков электронно-оптической/инфракрасной распределенной апертуры (DAS) комплекса системы раннего предупреждения о ракетной атаке (MWS), и это очень похоже на то, как они использованы в конструкции F-22 и F-35. В китайском истребители применяются также безотводные (diverterless) воздухозаборники, которые несколько снижают аэродинамические характеристики, однако они больше подходят для технологий стелс, и, кроме того, они легче в производстве и обслуживании. В целом, форма планера китайского истребителя J-20 значительно больше подходит для технологии малозаметности, чем конструкция Су-57.

Китайский истребитель, скорее всего, отстает от Су-57 с точки зрения простых кинематических возможностей — как с точки зрения маневренности, так и с точки зрения сверхзвуковых качеств. Проблема китайских истребителей состоит в том, что у Пекина нет реактивного двигателя, который подходил бы для J-20. В настоящий момент на китайские истребители, судя по всему, устанавливаются два двигателя АЛ-31ФН российского производства, каждый из которых имеет тягу на форсаже 15 тысяч килограмм/силы. Однако, по некоторым данным, китайцы в настоящее время начали устанавливать на J-20 разработанные в Китае двигатели WS-10G с изменяемым вектором тяги, которые представляют собой копии двигателей АЛ-31ФН. Более мощные и более подходящие двигатели собственного производства WS-15 с тягой 18 тысяч килограмм/силы в настоящее время разрабатываются, но пока не ясно, когда китайцы будут способны начать их массовое производство. В теории J-20 должен иметь возможность совершать крейсерский полет на сверхзвуковой скорости, но и в этом случае он, судя по всему, будет уступать в маневренности Су-57.

Что касается датчиков, то пока трудно сказать, какой из этих истребителей является более продвинутым — однако ясно то, что у русских и китайцев имеются совершенно разные концепции относительно оперативного использования. Су-57 никогда не конструировался как настоящий малозаметный истребитель, и у него нет набора сенсоров, которые могли бы нейтрализовать западные самолеты с технологией стелс. Русские надеются на то, что комплект сенсоров Су-57 — в который входит радиолокационная станция Н036Л-1-01, работающая в L-диапазоне — сообщит пилоту основные данные о местонахождении таких вражеских истребителей пятого поколения как «Раптор». Тактический самолет, соответствующий по размеру истребителю, должен быть оптимизирован для блокирования таких высокочастотных диапазонов как C, X или Ku, но это вопрос, скорее, из области физики. Подобные самолеты появляются на экране радаров, работающих на более длинных волнах — таких как L-диапазон, однако их след не является достаточно четким для того, чтобы направить ракету на цель.

Тем не менее, радары, работающие в L-диапазоне, — часть радиолокационной станции Н036 «Белка» — позволяют сузить зону поиска, и поэтому Су-57 может сканировать меньшие части пространства своими комплексами c активным электронным сканированием Н036-1-01 и Н036Б-1-01, работающих в X-диапазоне. Этот радар дополняется электронно-оптическим комплексом наведения 101КС «Атолл», а также системой электронного противодействия Л402 «Гималаи», что поможет ему более точно определить след радара, работающего в L-диапазоне. Идея состоит в том, что фокусированный поиск, проводимый Фу-57 с помощью других сенсоров, позволит получить качественный след и направить ракету на такой истребитель пятого поколения как F-22. Это хорошая теория, однако нет полной уверенности в том, что она будет работать на практике.

J-20, по-видимому, не разрабатывался как истребитель, предназначенный для завоевания превосходства в воздухе, как это было в случае с Су-57. Его оперативная концепция, судя по всему, основывается на американской идее об использовании истребителей пятого поколения. Немного известно относительно авионики и сенсорных комплексах J-20, однако китайский самолет, вероятно, имеет радар с активной фазированной антенной решеткой, установленный в носовой части электронно-оптический комплекс слежения и наведения (EOTS), пассивную ифракрасную/электронно-оптическую сферическую камеру распределенной апертуры (DAS) на 360 градусов, а также пассивные антенны электронной поддержки типа установленной на F-35 системы AN/ASQ-239. Судя по всему, J-20 имеет современную систему передачи данных, интегрированную авионику, а также кабину с дисплеем, напоминающим дисплей истребителя F-35. На самом деле, авионика J-20, скорее всего, сравнима с той, которая установлена на истребителях F-22 и F-35, однако она не столь совершенна.

Истребитель J-20 имеет систему сенсоров, похожую на сенсорные комплексы F-35, потому что он разработан, в первую очередь, как ударный истребитель дальнего радиуса действия, а в его задачу всходит создание угрозы для американских баз и американских кораблей в Тихом океане. Возможно, на него также возложена роль по созданию помех для американских воздушных операций с помощью атак на американские самолеты-заправщики и такие специальные самолеты как E-3 AWACS, E-8 JSTARS or E2D Hawkeye с помощью ракет «воздух-воздух» дальнего радиуса действия, используя комбинацию таких качеств как скорость и малозаметность. Вероятно, J-20 не создавался для непосредственной борьбы с такими американскими истребителями пятого поколения как F-22 или F-35, за исключением случаев самообороны. В отличие от этого, российский Су-57 — это истребитель для завоевания превосходства в воздухе, и в его задачу входит борьба с американскими истребителями F-22 и F-35. Сможет ли он добиться успеха в выполнении подобной задачи — это уже другой вопрос.

В конечном итоге, можно сказать, что и у русских, и у китайцев имелись разные требования и разные приоритеты при проектировании, что и заставило их принять отличающиеся друг от друга компромиссные решения при разработке истребителей пятого поколения.

Россия. Китай > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 27 мая 2018 > № 2621358 Дейв Маджумдар


США. Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 мая 2018 > № 2612268 Дейв Маджумдар

Как старый F-15 может уничтожить новый российский Су-57 в ближнем бою

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Самолет Боинг F-15C «Игл» долгое время считался лучшим в мире истребителем обеспечения превосходства в воздухе, учитывая то, что в его боевой истории были 104 победы без единой потери. Однако этот стареющий истребитель, вероятнее всего, уже приближается к концу своего срока службы. Тем не менее, он остается весьма мощным истребителем, несмотря на свою долгую службу.

ВВС США откладывают запланированные работы по обновлению этого истребителя — к примеру, установку новых электронных систем ведения боя — до момента принятия окончательного решения касательно того, хотят ли они вообще сохранять его устаревающую конструкцию. ВВС США обнаружили, что F-15C нуждается в радикальном пересмотре конструкции и внесении структурных изменений, чтобы остаться на вооружении после 2025 года. Вероятнее всего, учитывая тот факт, что Конгресс отказал ВВС США в снятии с вооружения А-10 «Warthog», у ВВС не остается иного выбора, кроме как избавиться от F-15C, чтобы высвободить средства для более актуальных проектов. Однако самолеты F-15E «Страйк Игл» будут еще очень долго оставаться на вооружении.

В настоящее время самолеты F-15C составляют почти половину американской авиации обеспечения превосходства в воздухе, потому что ВВС получили менее половины того количества самолетов компании Lockheed Martin F-22A «Раптор», которое им было нужно. ВВС надеются разработать новую платформу Penetrating Counter Air, которая к 2030-м годам придет на смену F-15C и F-22, поскольку Россия и Китай начинают все чаще применять истребители пятого поколения, такие как Су-57 ПАК-ФА.

Су-57 — особенно после того, как на него будут установлены новые двигатели второго этапа, — станут «катастрофой» для любого истребителя четвертого поколения, учитывая их скорость, маневренность, показатели малозаметности и установленные на них средства ведения электронной борьбы. Однако у ВВС США уже есть план того, как можно уничтожать малозаметные истребители противника, и средство противодействия уже находится в разработке.

Ответ заключается в длинноволновой инфракрасной области спектра, которую нынешнее поколение малозаметных истребителей не могут подавлять. Кроме того, до сих пор не существует никаких инструментов для подавления обнаружения, осуществляемого на большом расстоянии при помощи длинноволнового инфракрасного датчика, который можно установить на существующие конструкции. Вполне вероятно, в будущем инженеры смогут найти способы спрятать самолет от длинноволновых инфракрасных датчиков, но в этом случае конструкцию самолета придется разрабатывать с нуля, чтобы ее можно было оснастить этими технологиями.

Компания Lockheed Martin в настоящее время занимается разработкой подвесной прицельно-разведывательной системы Legion Pod, которая позволит оснастить F-15C инфракрасной системой поиска и сопровождения (IRST). Ожидается, что компания выпустит более 130 таких подвесных систем, которые будут оснащены инфракрасным датчиком IRST21 и современными средствами обработки данных и которые будут обеспечивать поиск и сопровождение воздушных угроз в сложных условиях. Ожидается, что компания Boeing, которая является главным подрядчиком ВВС США, уже в этом году подпишет контракт с Lockheed Martin на разработку, сборку и выпуск подвесных систем Legion Pod.

«Учитывая расписание доставки и уникальные возможности для обнаружения, Legion Pod немедленно повысит эффективность операций наших истребителей и решит проблему неравенства возможностей при пассивном нападении, — сказал в прошлом году Пол Леммо (Paul Lemmo), представитель Lockheed Martin. — Наши проверенные временем продукты, созданные совместно с Boeing, такие как IRST21 на истребителях F/A-18E/F ВМС США и система IRST на истребителе F-15, гарантируют успешную реализацию программы Legion Pod в интересах ВВС США».

Представители ВВС США и этой индустрии ранее уже сообщали изданию National Interest, что длинноволновые инфракрасные системы поиска и сопровождения — особенно в сочетании с высокоскоростными сетями передачи данных — могут обеспечить наведение средств поражения на цель даже в случае с малозаметными самолетами. Наведение будет еще более точным в том случае, если несколько самолетов, оснащенных системами IRST смогут обмениваться данными друг с другом. «Это главные средства противодействия малозаметным самолетам, имеющиеся в распоряжении ВМС США», — сказал один представитель этой индустрии.

Оснащенный Legion Pod истребитель F-15C сможет с легкостью устранить те преимущества малозаметности, которые есть у Су-57. Как только «Игл» заметит Су-57, он сможет пустить в ход свой чрезвычайно мощный радар Raytheon AN/APG-63(v)3 с активной фазированной антенной решеткой — и, вероятно, начать сопровождение российского истребителя. В любом случае F-15C сможет отследить Су-57 и применить против него свои ракеты большой дальности Raytheon AIM-120D AMRAAM.

Далее, если Су-57 удастся увернуться от этих ракет AMRAAM, то истребитель F-15C окажется в проигрышном положении, поскольку российские истребители чрезвычайно маневренны. Однако пилоты F-15C имеют огромный опыт борьбы с чрезвычайно маневренными F-22, и, несмотря на неблагоприятное положение, пилотам «Игл» иногда удается одерживать победы в воздушном бою против самолетов «Раптор». Более того, после оснащения их системами Joint Helmet Mounted Cueing System и управляемыми ракетами Raytheon AIM-9X Sidewinder самолеты F-15C получили великолепный потенциал непрямой наводки — как и Су-57 — что зачастую оборачивается взаимным уничтожением, как показали многочисленные учения.

В конечном счете, если бы не высокие расходы на ремонт и обеспечение в сочетании с необходимостью оплачивать ремонт несущих конструкций, стоило бы сохранить самолеты F-15C на вооружении. Но, учитывая возраст конструкции и постоянно модернизирующуюся угрозу, ВВС США будет разумнее вложить деньги в средства следующего поколения, такие как самолеты PCA — особенно если Конгресс не позволит ВВС избавиться от A-10. Чем-то придется жертвовать, и, по всей видимости, настало время самолетов F-15C.

США. Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 мая 2018 > № 2612268 Дейв Маджумдар


Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 10 апреля 2018 > № 2564125 Дейв Маджумдар

Сражение в воздухе: истребители стелс F-22 и F-35 против российского ЗРК С-400

Кому же в итоге достанется победа?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Русские продолжают работать над решением проблемы, связанной с обнаружением самолетов с пониженной радиолокационной заметностью, однако маловероятно, что Москва уже решила этот вопрос. Значительные инвестиции России в создание многоуровневой противовоздушной обороны свидетельствует о том, что, по мнению Кремля, главной угрозой для его наземных сил являются американские военно-воздушные силы. В таком случае победа над технологией пониженной заметности является одним из главных приоритетов Москвы, и Кремль направляет значительные ресурсы на выполнение этой задачи, подчеркивает Кофман.

Российская противовоздушная оборона может показаться весьма грозной, и она является составной частью все более совершенной системы ограничения и воспрещения доступа и маневра (A2/AD), однако защищаемые ей зоны далеки от того, чтобы их можно было бы считать накрытыми непроницаемыми пузырями или «Железным куполом» (Iron Domes), как их называют некоторые аналитики.

Многоуровневая и интегрированная система противоракетной обороны, судя по всему, делает проникновение в обширные зоны воздушного пространства слишком затратными — с точки зрения персонала и материалов, — для проведения атаки с использованием таких обычных боевых самолетов четвертого поколения как «Супер Хорнет» F/A-18/F компании «Боинг» или F-16 «Файтинг Фалкон» компании Локхид Мартин, однако эти системы, тем не менее, имеют свою ахиллесову пяту. Создатели российских систем все еще пытаются найти способы эффективной борьбы против таких самолетов пятого поколения как F-35 «Раптор» (компания Локхид Мартин) или семейства ударных истребителей F-35.

«Что касается создания эффективной системы противовоздушной обороны, способной бороться с истребителями пятого поколения, то совершенно очевидно, что Россия пытается решить проблему стелс, проблему малозаметности, — сказал Майк Кофман (Mike Kofman), специалист по российским вооруженным силам из исследовательского центра CNA в беседе с корреспондентом журнала „Нэшнл Интерест". — Современные российские радары, целый ряд эффективных ракет и систем, в которых накапливаются значительные объемы информации для повышения возможностей противовоздушной обороны — все это будет приводить к разделению западных военно-воздушных сил на две части. В будущем, когда такого рода системы появятся в распоряжении Китая, Ирана и других региональных держав, будут существовать те самолеты, которые смогут преодолеть, оставшись невредимыми, продвинутую систему противовоздушной обороны в ходе боевых действий с использованием самых современных технологий, и те летательные аппараты, в задачу которых будет входить борьба против „Исламского государства" (запрещенная в России организация — прим. ред.) или его преемников».

По мнению Кофмана, современные российские противовоздушные системы — такие как С-300, С-400, а также и разрабатываемая в настоящее время С-500 — действуют вместе с комплексами, в задачу которых входит обнаружение и сопровождение таких малозаметных самолетов как F-22 и F-35. Это просто та часть, которая имеет непосредственное отношение к физике, как я уже отмечал ранее. Проблема для Москвы состоит в том, что российские радары раннего предупреждения и обнаружения работают в диапазонах ОВЧ, УВЧ, длинных и коротких волн, и они способны обнаружить и даже взять на сопровождение тактический боевой самолет с пониженной заметностью, размеры которого соответствуют тактическому истребителю и который оставляет характерный для систем вооружений след на кранах радаров.

«Россия вложила средства в разработку низкочастотных радаров раннего обнаружения, и были созданы несколько вариантов таких радаров. Но способны ли существующие системы свести все это в одно целое, обработать поступающие данные, обнаружить и сопровождать малозаметный самолет?» Кофман считает этот вопрос риторическим.

Физические законы требуют, чтобы самолет с технологией стелс размером с тактический истребитель был оптимизирован для отражения таких высокочастотных волн как С-волны, X-волны и Ku-волны, которые используются радиолокационными станциями управления огнем для получения следа с высоким разрешением. Представители промышленности, военно-воздушных и военно-морских сил согласны с тем, что происходят «пошаговые изменения» в сигнатуре самолета с малой заметностью в тот момент, когда частотность волн превышает определенный порог и вызывает резонансный эффект, которые обычно возникает в верхнем диапазоне S-волн.

Обычно подобный резонансный эффект появляется в тот момент, когда какая-то часть самолета — например, его хвостовое оперение — оказывается менее чем в восемь раз больше конкретной частоты волны. На самом деле, при производстве небольших самолетов стелс, имеющих допуски по размеру или весу 60 сантиметров и более, когда речь идет о способном поглощать электронные лучи покрытии на всех плоскостях, возникает необходимость решить вопрос о том, под какие частотные волны они будут оптимизированы.

Это означает, что тактические истребители с технологией стелс появятся на экранах радаров, работающих на более низких частотах, на таких как часть S-диапазона и L-диапазон или даже более низких. Более крупные самолеты с пониженной заметностью, такие как Б-2 «Спирит» компании Нортон Грумман (Northrop Grumman) или новейший Б-21, не имеют большого количества таких показателей у планера, которые вызывают резонансный эффект, и поэтому они являются значительно более эффективными в борьбе против работающих на низких частотах радаров.

Русские продолжают работать над решением проблемы, связанной с обнаружением самолетов с пониженной радиолокационной заметностью, однако маловероятно, что Москва уже решила этот вопрос. Значительные инвестиции России в создание многоуровневой противовоздушной обороны свидетельствует о том, что, по мнению Кремля, главной угрозой для его наземных сил являются американские военно-воздушные силы. В таком случае победа над технологией пониженной заметности является одним из главных приоритетов Москвы, и Кремль направляет значительные ресурсы на выполнение этой задачи, подчеркивает Кофман.

Россия использовала различные способы борьбы с технологией стелс. В том числе были предприняты попытки разработать плотную интегрированную сеть противовоздушной обороны с использованием различных радаров, ведущих поиск одного самолета с разных направлений, однако эффективность такого рода приемов пока остается под вопросом. «Это здорово, когда можно увидеть самолет или его часть, однако получение той точности, которая необходима для уверенного направления ракеты к цели, является основным вызовом», — отметил Кофман.

Пока еще русские — и китайцы — не смогли решить эту проблему, однако очевидно, что технологии стелс со временем будут терять свое преимущество, однако расходы на них будут оставаться высокими. В конечном итоге Москва найдет решение проблемы малозаметности, поскольку цикличная борьба между нападением и обороной будет продолжаться ad infinitum, до бесконечности, и это всего лишь вопрос времени.

Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 10 апреля 2018 > № 2564125 Дейв Маджумдар


Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554344 Дейв Маджумдар

Россия произвела пуск гиперзвуковой ракеты с МиГ-31. Надо ли тревожиться Америке?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Российское Министерство обороны показало видеозапись учебного пуска своей новой гиперзвуковой ракеты «Кинжал» с борта самолета-перехватчика МиГ-31.

Часть видеозаписи специально смазали, чтобы скрыть некоторые детали нового оружия, но «Кинжал» больше похож на аэробаллистическую ракету, чем на гиперзвуковую ракету с воздушно-реактивным двигателем. Но это не должно удивлять серьезных аналитиков, так как ни одна страна в мире пока не научилась создавать ракеты с гиперзвуковым двигателем. До этого — еще годы и годы.

«Экипаж истребителя МиГ-31 воздушно-космических сил выполнил практический учебно-боевой пуск гиперзвуковой ракеты высокоточного авиационного ракетного комплекса „Кинжал" в заданном районе, — сообщило Министерство обороны на своей страничке в Фейсбук. — МиГ-31 вылетел с аэродрома на территории Южного военного округа в рамках несения опытно-боевого дежурства. Пуск прошел штатно, гиперзвуковая ракета поразила заданную цель на полигоне. В ходе пуска гиперзвуковой ракеты были подтверждены тактико-технические характеристики и временные показатели высокоточного авиационного ракетного комплекса „Кинжал"».

Как объясняет Министерство обороны, ракета «Кинжал» предназначена для поражения наземных и морских целей.

«Комплекс „Кинжал" предназначен для уничтожения наземных и морских целей. Благодаря высоким летно-техническим характеристикам самолета МиГ-31 и гиперзвуковой ракеты с малой радиолокационной заметностью и высокой маневренностью „Кинжал" не имеет аналогов в мире», — отметило военное ведомство.

МиГ-31 — это идеальная платформа для пуска ракеты «Кинжал» благодаря дальности самолета, большой боевой нагрузке, высоте и скорости. Практический потолок МиГ-31 составляет примерно 20 500 метров, а максимальная скорость — М=2,83. Однако этот массивный самолет может лететь на очень высоких сверхзвуковых скоростях длительное время. Его боевой радиус на скорости М=2,35 составляет более 700 километров, и при этом он несет полную боевую нагрузку из ракет класса «воздух-воздух» Р-37. Таким образом, сменив Р-37 на ракету «Кинжал», МиГ-31 может быстро доставить новое оружие на позицию для пуска и придать этой аэробаллистической ракете значительную энергию запуска.

Не совсем ясно, какими характеристиками малозаметности обладает «Кинжал». Но никого не должно удивлять то, что это очень маневренное оружие. Баллистическая ракета «Искандер» способна маневрировать в полете и лететь по блуждающей траектории, из-за чего ее чрезвычайно трудно перехватить. Ни у одной другой страны мира нет баллистических ракет воздушного базирования, и поэтому Москва права в том смысле, что «Кинжал» не имеет аналогов за пределами России. Однако это не гиперзвуковое оружие, а крылатая ракета с воздушно-реактивным двигателем на основе технологии сверхзвуковой скорости сгорания. Правда, баллистические ракеты изначально развивают гиперзвуковую скорость во время полета.

Министр обороны США Джим Мэттис отметил, что принятие на вооружение ракет типа «Кинжал» не изменит коренным образом военный баланс между Россией и Соединенными Штатами. «Я посмотрел и проанализировал те кадры, которые он [Владимир Путин] показал на видео и так далее. Я получаю деньги за стратегические оценки и должен сказать, что не увидел изменений в военном потенциале России, — заявил Мэттис репортерам 10 марта. — Те системы, о которых он ведет речь, предстоит создавать, доводить и испытывать еще долгие годы, а поэтому мне кажется, что никаких изменений в военном балансе нет. У нас нет необходимости из-за этого нового оружия вносить изменении в свои силы сдерживания. Если бы были какие-то перемены, мы бы обязательно это зафиксировали в своих оценках».

Мэттис выразил надежду, что российские военные не верят в то, что новое оружие дает им серьезные преимущества, потому что эти системы ничего не меняют.

«Я хочу сказать, что у них есть возможность сделать оружие, которое он рекламировал, — сказал Мэттис. — Но это ничего не меняет, разве что те ассигнования, которые они хотят выделить на разработки, совершенно не меняющие стратегический баланс».

Дейв Маджумдар — редактор «Нэшнл интерест», освещающий военные вопросы.

Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554344 Дейв Маджумдар


Китай. Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427340 Дейв Маджумдар

Вопрос по третьей мировой войне: смогут ли Россия и Китай одержать победу в бою над F-22 Raptor?0

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Конечно, очень важно иметь нужные средства ведения войны, но человеческий фактор еще важнее. Летчиков и техников необходимо обучать и готовить к преодолению самых современных угроз в условиях боевых действий. Недавно я побывал в элитном 1-м истребительном крыле ВВС США. Это передовая часть, летающая на машинах F-22 Raptor. Дело было во время учений по проверке боевой готовности. В отличие от крупных учений типа Red Flag или тех, что проводит Школа вооружений ВВС США на этапе обучения выполнению боевой задачи, когда главным образом отрабатываются навыки пилотирования, учения по проверке боевой готовности имеют целью выяснить, насколько то или иное подразделение готово к выполнению боевой задачи. По сути дела, это генеральная репетиция и проверка готовности к войне.

Поскольку Россия и Китай принимают на вооружение современные истребители и зенитно-ракетные комплексы, маленькой элитной группе летчиков ВВС США, летающих на самолетах F-22 Raptor компании Lockheed Martin, все чаще приходится думать о том, как выполнять боевые задачи и удерживать превосходство в воздухе в условиях усиливающихся военных рисков.

Концепция «Раптора» была разработана в последние годы холодной войны. Этот современный сверхзвуковой самолет-невидимка предназначался для уничтожения самого грозного оружия, которое Советский Союз мог применить против США и НАТО в случае начала третьей мировой войны в Европе. Но когда закончилась холодная война, а в 1991 году распался Советский Союз, F-22 остался без дела (по крайней мере, так тогда казалось). Надо сказать, что второй Буш и Обама в 2008 году отменили программу строительства F-22, сделав это в момент, когда было заказано всего 195 самолетов (из них 187 серийных). Причина такой отмены проста: им казалось, что межгосударственные конфликты с применением самого современного оружия стали уделом истории. Однако сегодня становится все более очевидно, что они ошибались.

В этом году министр обороны Эштон Картер (Ashton Carter) заявил, что соперничество великих держав возобновилось. «Мы будем готовы противостоять современному противнику. Мы называем это полным спектром. Своим бюджетом, планами, военным потенциалом и действиями мы должны продемонстрировать вероятному противнику, что если он развяжет войну, мы сможем его победить. Та сторона, которая способна предотвратить конфликт, должна демонстрировать, что она в состоянии доминировать в таком конфликте, — сказал Картер, выступая в феврале в Вашингтонском экономическом клубе. — В этом плане Россия и Китай являются самыми сильными нашими противниками. Они разработали и продолжают разрабатывать современные системы вооружений, стремясь ликвидировать наши преимущества в некоторых областях. Иногда они создают такое оружие и такие методы ведения войны, которые позволяют им очень быстро достигать своих целей, до того, как мы сможем нанести ответный удар (по крайней мере, они надеются на это)».

Надо сказать, что даже после распада Советского Союза Россия, сохранила самые лучшие предприятия военно-промышленного комплекса, несмотря на экономические и социальные невзгоды девяностых годов. Вопреки серьезным проблемам, Россия сумела создать и принять на вооружение самые совершенные виды оружия и боевой техники, такие как самолет Су-35С, зенитно-ракетные комплексы С-300В4 и С-400, а также другие системы. Тем временем усиливающийся Китай всерьез взялся за модернизацию своей армии, разрабатывая новые истребители и новые системы ПВО, такие как J-16 и HQ-9. Таким образом, пока Вашингтон игнорировал своих вероятных противников, сосредоточившись на войнах в Ираке и Афганистане, китайские и российские руководители продолжали модернизацию своих вооруженных сил, чтобы сдержать американцев в случае возникновения конфликта.

Почему F-22 Raptor нужен Америке (причем больше, чем когда бы то ни было)

Сегодня, когда голоса с левого и правого фланга требуют активных действий в Сирии, где Кремль поддерживает своего давнего союзника Асада, Пентагон пришел к выводу что ему придется делать ставку на свой крошечный парк из 186 самолетов F-22, если возникнет необходимость в создании бесполетных зон или зон безопасности в этой истерзанной войной стране. Raptor — это единственный боевой самолет, способный бороться с современными средствами противовоздушной обороны, такими как «Панцирь-С1» С-300В4 и С-440, которые сегодня развернуты в Сирии. Более того, это единственный самолет в составе ВВС США, обладающий существенными преимуществами над последним поколением российских истребителей, к которому относятся машины Су-30СМ и Су-35С, также направленные в этот регион.

«Наша задача заключается в том, чтобы выбить дверь, — рассказал мне во время моей поездки на базу ВВС в Лэнгли, штат Виргиния, командир 1-го истребительного крыла полковник Пит Феслер (Pete Fesler), долгие годы летающий на F-22. — Несомненно, мы всегда будем в первом эшелоне, какова бы ни была группировка наступающих сил, потому что наш самолет обладает такими возможностями, каких нет ни у кого больше».

Важна подготовка

Конечно, очень важно иметь нужные средства ведения войны, но человеческий фактор еще важнее. Летчиков и техников необходимо обучать и готовить к преодолению самых современных угроз в условиях боевых действий. Недавно я побывал в элитном 1-м истребительном крыле ВВС США. Это передовая часть, летающая на машинах F-22 Raptor. Дело было во время учений по проверке боевой готовности. В отличие от крупных учений типа Red Flag или тех, что проводит Школа вооружений ВВС США на этапе обучения выполнению боевой задачи, когда главным образом отрабатываются навыки пилотирования, учения по проверке боевой готовности имеют целью выяснить, насколько то или иное подразделение готово к выполнению боевой задачи. По сути дела, это генеральная репетиция и проверка готовности к войне.

«Летчики „Рапторов" являются важнейшим компонентом, но они все равно входят в состав команды. Они ничего не смогут сделать, если техники не подготовят машины к вылету. Техники, обеспечивающие малозаметность самолета, должны подготовить его поверхность. Парни, занимающиеся вооружением, устанавливают бомбы и ракеты. Авиадиспетчер выпускает машину в полет. Разведчики готовят летчиков к выполнению задачи. Все это надо делать комплексно, поскольку если будет какой-нибудь сбой, вылет не состоится, — рассказал мне Феслер, показывая район стоянки и обслуживания самолетов. — На таких учениях мы должны выйти из состояния статики, быстро мобилизоваться, запустить двигатели, а затем без промедлений вступить в бой. Другого способа подготовки просто не существует».

Как объяснил мне Феслер, замысел учений состоит в том, чтобы взять шесть эскадрилий, составляющих крыло, а также личный состав 192-го истребительного крыла Национальной гвардии вместе со вспомогательными подразделениями, и развернуть все это в разных частях авиабазы в условиях, приближенных к боевым. В рамках учений крыло получило приказ подготовиться к выполнению боевой задачи на конкретном театре военных действий и к убытию на него в кратчайшие сроки. Получив такой приказ, личный состав крыла пакует все необходимое вспомогательное оборудование, готовит свои самолеты к действиям на указанном театре, а спустя несколько часов вылетает на него. Во время моего пребывания на базе две эскадрильи F-22 были переброшены в разные ее части и работали в районе стоянки и обслуживания в палатках. «Это требует очень тщательной организации», — сказал Феслер.

Абсолютная страховка

Во многих отношениях «Раптор» является страховым полисом ВВС США. Если остальные самолеты ВВС готовятся и ведут боевые действия в условиях конфликтов низкой интенсивности, то F-22, будучи авангардом и элитой авиации, сосредоточен почти исключительно на противодействии самым современным и высокотехнологичным угрозам. «Мы постоянно готовимся к боевым действиям с самым высококлассным противником, — сказал Феслер. — На самом деле, исключения из этого правила бывают тогда, когда мы участвуем в операции „Непоколебимая решимость" (это кампания против ИГИЛ) и оказываем там непосредственную авиационную поддержку. Конфликт низкой интенсивности — это не главная наша задача».

С самого начала, когда в 2002 году начались эксплуатационные испытания F-22, он очень хорошо зарекомендовал себя в имитированной боевой обстановке, одержав несоразмерно большое количество побед в воздухе по сравнению с другими машинами. Даже когда «Раптор» действовал против самых грозных вражеских машин, таких как Су-35, а также против ЗРК С-300В4 и С-400, «сбивали» его крайне редко. «Потери среди F-22 — это исключительная редкость, против каких бы машин он ни воевал в имитированной боевой обстановке», — сказал Феслер.

Почему «Раптор» сильнее других

На самом деле, главная проблема в ходе подготовки летчиков F-22 состоит в том, чтобы создать достаточное количество целей для поражения и по-настоящему серьезные угрозы, потому что в противном случае пользы от таких тренировок будет мало. Еще одна проблема заключается в том, что этот самолет обладает просто блестящими характеристиками в плане скорости, разгона, малозаметности, приборов обнаружения и маневренности, что компенсирует тактические ошибки летчика.

«Летчик может допустить массу ошибок, показать множество недостатков, день может выдаться очень неудачный, но самолет все равно покажет себя с самой лучшей стороны, — сказал один из наиболее опытных пилотов F-22 с позывным Crash. — То, что ты одерживаешь победу в бою, вовсе не означает, что ты показал хороший результат. А если ты проиграл, это не значит, что именно ты все испортил. Бывают случаи, когда наши парни погибают во время учебных полетов, хотя все делают правильно. А бывает и так, что какой-нибудь болван портит все направо и налево, но в итоге все равно добивается успеха. Но в этом самолете выжить намного легче».

Чтобы подготовить летчиков к учениям, в 1-м истребительном крыле используют сочетание учебных самолетов Т-38 и F-22, играющих роль условного противника. В этих случаях они создают угрозы на уровне Су-35. А бортовые компьютеры и линии передачи данных F-22 имитируют работу вражеских средств ПВО, таких как С-300В4 и С-400. Во время одного из вылетов «Раптор» столкнулся с несколькими современными «сушками» и серьезнейшей угрозой с земли, рассказал мне молодой офицер по системам вооружений F-22 из 1-го истребительного крыла с позывным Bullet. Bullet — выпускник элитной Школы вооружений ВВС США, и он принимал самое активное участие в подготовке этих учений.

«Обычно мы готовимся к борьбе с самыми серьезными и самыми современными угрозами, так как хотим быть готовы ко всему и поддерживать высокий уровень, — рассказал мне Bullet. — Все дело в том, что когда мы действуем в условиях самых худших сценариев, мы используем максимум своих возможностей. А когда подготовка проходит не на таком высоком уровне, то получается, что мы не полной мере подготовлены к выполнению боевых задач».

Поскольку самолет обладает превосходными характеристиками, а летчики являются элитой высшей пробы, противник может одержать верх над «Рапторами» только в том случае, когда имеет большое численное превосходство. Летчик с позывным Crash рассказал мне об одном случае, когда четыре F-22 одновременно вели бой с 10 самолетами противника четвертого поколения, похожими на Су-35. «Ну, они были даже немного лучше, чем типичные машины четвертого поколения, — сказал Crash. Мы обычно не выполняем учебные задачи против машин, которые еще не приняты на вооружение. Но мы стараемся бороться с самыми современными из существующих угроз».

Обычно F-22 уничтожает противника с большого расстояния. Как отмечает Феслер, если «Раптору» не удалось поразить самолет противника издалека, и он вступает в воздушный бой в условиях визуального контакта, значит, произошло нечто ужасное. Обычно тут же начинается разбор полетов в попытке понять, в чем заключается ошибка. Надо сказать, что все летчики, с которыми я беседовал, в один голос говорили мне, что такой разбор является самой важной частью учебного вылета. Тем не менее, летчики F-22 очень серьезно готовятся и к воздушному бою в условиях визуального контакта. «Обычно мы проходим весь комплекс тренировок от А до Z, — сказал Crash. При этом мы исходим из того, что летчик F-22, прошедший подготовку на Западе, является самой серьезной угрозой из числа тех, с которыми мы можем столкнуться».

Большая (и необходимая) модернизация

Одним из последних усовершенствований «Рапторов» в Лэнгли является программное обеспечение Block 3.2A/Update 5. А еще этот самолет наконец-то получил ракету AIM-9X Sidewinder компании Raytheon, которая способна поражать цели с большими бортовыми углами. Летчики F-22 давно уже мечтали о такой ракете. Это серьезный плюс для «Раптора», о чем мне говорили буквально все летчики 1-го крыла, с которыми я беседовал. Новое оружие существенно повышает и без того грозные боевые возможности F-22. И это несмотря на то, что обновление Block 3.2A/Update 5 является промежуточным. Ракеты AIM-9X и AIM-120D AMRAAM будут полностью совместимы с «Раптором», когда появится обновление Increment 3.2B, которое пока не принято на вооружение.

Чего до сих пор не хватает F-22, так это нашлемного дисплея. Такие дисплеи давно уже применяются в большинстве американских и иностранных истребителей. Из-за его отсутствия «Раптор» в ближнем воздушном бою оказывается в очень невыгодном положении, если он не в состоянии в полной мере проявить все свои боевые качества.

В ВВС собираются включить такие шлемы в экипировку F-22, однако летчики из 1-го истребительного крыла говорят, что он не так уж и необходим. «Раптор» обычно имеет превосходство в бою и без такой системы. Как отметил Феслер, летчики F-22 даже без ракет AIM-9X и нашлемных дисплеев часто подлетают к противнику на прицельную дальность бортового оружия или нападают на его самолеты из засады в пределах прямой видимости. «Я могу незаметно подобраться к противнику, — сказал Феслер. — На F-22 я облетаю его, а он меня даже не видит. Я пристраиваюсь ему в хвост и говорю: „Зачем тратить ракету, если есть пушка"».

В конечном итоге, поскольку F-22 является в ВВС США единственным истребителем пятого поколения, предназначенным для завоевания превосходства в воздухе, и действует во все более враждебном мире, где угроз становится с каждым днем все больше, командование этого вида вооруженных сил должно быть заинтересовано в постоянном наращивании боевых возможностей «Раптора». Сейчас в планах ВВС оснастить F-22 к 2020 году нашлемным прицелом, однако в прошлом это сделать не удавалось из-за бюджетных сокращений.

«Было бы здорово получить такой шлем, но для нас он ничего кардинально не меняет, — сказал Crash. — А вот нашлемный прицел очень бы нам пригодился».

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

Китай. Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427340 Дейв Маджумдар


Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 21 ноября 2017 > № 2443734 Дейв Маджумдар

Российский сверхзвуковой бомбардировщик модернизируется и оснащается новыми сверхзвуковыми ракетами

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия планирует провести модернизацию флота своих дальних бомбардировщиков Ту-22М3, по кодификации НАТО — Backfire, и установить на них новые двигатели и авионику. Если все пойдет по плану, то первый из 30-ти модернизированных самолетов поднимется в воздух уже в следующем году.

«В 2018 году поднимется в воздух первый глубоко модернизированный Ту-22М3, — сообщил 17 ноября в интервью расположенному в Москве агентству ТАСС генеральный директор ПАО „Туполев" Александр Конюхов. — В дальнейшем в этом же году, в соответствии с новой госпрограммой вооружения, начнется модернизация находящихся в строю самолетов. Она будет проведена в сроки, определенные этой программой».

Первые сверхзвуковые бомбардировщики Ту-22 были приняты на вооружение в 1983 году, в период холодной войны. Хотя они проходили модернизацию и раньше, нынешнее обновление является наиболее масштабным со времени производства первоначальной версии этого давно находящегося в составе Военно-воздушных сил России бомбардировщика.

Помимо продления жизни планера, модернизация бомбардировщика Ту-22М3 будет включать в себя установку системы прицеливания СВП-24-22, радара НВ-45, кабины пилота, а также некоторых других систем. Кроме того, русские планируют заменить двигатели Кузнецова НК-25 на более современные и более экономичные двигатели НК-32-02, разработанные для обновляемого в настоящее время бомбардировщика Ту-160М2, по кодификации НАТО — Blackjack.

«Бомбардировщик Ту-22М3М будет иметь абсолютно новую авионику, такую же, как Ту-160М2, — сообщил агентству ТАСС источник в оборонной промышленности. — Это относится и к навигационно-прицельному комплексу».

Майкл Кофман (Michael Kofman), эксперт в области российской военной техники Центра военно-морского анализа (Center for Naval Analysis), скептически настроен относительно некоторых аспектов этой программы модернизации. Кофман справедливо замечает, что замена двигателей на существующем планере может потребовать сложной предварительной инженерной доработки. «Я очень скептически отношусь к установке двигателей НК-32-02 на бомбардировщик Ту-22М3», — отметил Кофман.

Более того, в сообщении ТАСС говорится о том, что Ту-22М3М будет оснащаться модернизированной противокорабельной ракетой Х-32, более современной версией ракеты Х22 (AS-4 Kitchen по кодификации НАТО). Эта большая ракета (ее вес составляет 5800 килограммов) способна развивать скорость около 4,5 Маха, ее максимальная высота полета составляет 40 тысяч метров, тогда как радиус действия — одна тысяча километров. Она может иметь обычную боевую часть весом 500 килограммов, или ядерный заряд, если возникнет такая необходимость. Ту-22М3М будет способен брать на борт три такие ракеты.

Хотя комбинация бомбардировщика Ту-22М3М и ракеты Х-32 выглядит замечательно на бумаге, ее слабостью продолжает оставаться наведение на цель. В ракете Х-32 используется сочетание инерциальной навигации, системы GPS/ГЛОНАСС и активного радара для наведения на удаленные цели. Однако расстояние в тысячу километров превышает радиус действия установленных на бомбардировщике Ту-22М3М датчиков. В советское время данные относительно наведения на цель предоставлялись размещенной в космосе системой океанской разведки ЭОРСАТ (EORSAT), которая с настоящее время уже не существует.

Пока не ясно, как русские решают сегодня проблему наведения на цель. Нельзя сказать, что Военно-морским силам США удалось полностью решить подобную проблему, но когда будет полностью готова Интегрированная система управления огнем — противовоздушная оборона военно-морских сил (Naval Integrated Fire Control — Counter Air (NIFC-CA), можно будет сказать, что Соединенные Штаты в значительно степени с ней справились.

Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 21 ноября 2017 > № 2443734 Дейв Маджумдар


Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 2 ноября 2017 > № 2444360 Дейв Маджумдар

Станет ли российский истребитель-невидимка Су-57 ПАК-ФА самолетом шестого поколения?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Один высокопоставленный российский руководитель выступил с заявлением о том, что самолет Су-57 ПАК-ФА компании «Сухой» может быть модернизирован и станет истребителем шестого поколения. Однако не до конца понятно, что это может означать в российских условиях.

Военно-воздушные и военно-морские силы США думают о том, что им может понадобиться для истребителя следующего поколения. Но если не считать некоторые общие характеристики, эти будущие требования пока не определены. А с учетом того, что русские еще не приняли на вооружение самолет пятого поколения, совершенно не понятно, что Москва подразумевает под истребителем шестого поколения.

«Это на самом деле прекрасный самолет, и он может быть не только пятого, но и шестого поколения. У него огромнейший модернизационный потенциал. Самое главное, что по своей незаметности он лучший среди существующих образцов. Он воплотил все лучшее, что есть в современной авиационной науке, не только российской, но и мировой», — заявил агентству ТАСС бывший командующий российскими воздушно-космическими силами, а ныне председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев.

В военно-воздушных силах США уже начали рассматривать варианты самолета следующего поколения, который должен прийти на смену F-22 Raptor компании Lockheed Martin. Один из вариантов получил условное название Penetrating Counter Air (PCA). Однако ВВС США очень тщательно изучают то, что им нужно, прежде чем перейти к реализации программы строительства. Не исключено, что PCA будет в некотором роде новым самолетом, но ВВС пока не приняли решение о разработке совершенно нового истребителя. Военные летчики стараются рассматривать несколько вариантов, думая о том, каковы будут потребности после 2030 года.

ВМС США также анализируют варианты, думая о том, что именно понадобится флоту в рамках программы Next Generation Air Dominance, которую иногда называют программой F/A-XX. Моряки, как и летчики, рассматривают обширный круг вариантов для противодействия потенциальным угрозам, которые могут возникнуть в 2030-х годах и далее. Военно-морские силы пока не принимают никаких решений, потому что не знают, какие возможности им понадобятся.

Таким образом, совершенно непонятно, как русские без серьезных аналитических проработок запросто решили, какие возможности понадобятся их военно-воздушным силам в отдаленном будущем. Очень мало оснований поддерживать вывод о том, что модель Су-57 сохранит свою актуальность спустя три десятилетия как самый современный истребитель завоевания господства в воздухе. Вполне возможно, что Бондарев, который уже не служит в российских вооруженных силах, просто выражал свое личное мнение. Российские источники указывают на то, что власть в стране принадлежит исключительно исполнительной ветви, а поэтому комментарии законодателей вряд ли можно воспринимать всерьез.

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 2 ноября 2017 > № 2444360 Дейв Маджумдар


Россия. США > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2017 > № 2337097 Дейв Маджумдар

Смертельно опасный российский Су-35 против американского F-16: кто окажется победителем?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Истребитель F-16 Fighting Falcon («Атакующий сокол»), выпускаемый компанией Lockheed Martin в течение уже нескольких десятилетий, остается основой американских и союзнических военно-воздушных сил. С годами этот самолет из легковесного бойца ближнего боя превратился в мощный многоцелевой истребитель, способный выполнять многочисленные задачи — от подавления вражеской противовоздушной обороны до завоевания превосходства в воздухе.

Хотя этот истребитель стоит на вооружении с 1980 года, F-16 с индексом «Viper» (Гадюка) продолжает совершенствоваться и еще в течение десятилетий будет оставаться на службе в военно-воздушных силах Соединенных Штатов и других стран. F-16 продолжает оставаться мощным истребителем, однако потенциальные противники ликвидировали отставание, и новейший российский истребитель «Сухой» Су-35 уже не уступает F-16, а по многим параметрам даже его превосходит.

Хотя Су-35 в большей степени является аналогом F-15 Eagle (Орел) компании Boeing, Россия продает по всему миру больше своих «Фланкеров», чем различных модификаций истребителя МиГ-29. На самом деле, Военно-воздушные силы США обычно на таких своих крупных учениях как «Red Flag» (Красный флаг) или «Red Flag Alaska» (Красный флаг Аляска) используют на стороне «красных» агрессоров «Фланкеры» (обычно «Фланкер»-G), а не МиГ-29 или производных от него. Это происходит потому, что различные модели тяжелого российского истребителя со спаренными двигателями являются наиболее вероятными воздушными противниками, с которыми могут встретиться американские пилоты.

Су-35 не является наиболее распространенной версией «Фланкера», однако это наиболее продвинутая его модификация на сегодняшний день. В умелых руках — при наличии хорошо подготовленных пилотов и поддержки с наземного пункта управления или с помощью самолетов дальнего обнаружения AWACS — Су-35 представляет собой исключительную угрозу для любого западного истребителя, за исключением F-22 Raptor. Вероятно, с ним сможет потягаться и F-35 — если пилот сможет правильно использовать малозаметность, сенсоры и сетевые возможности, однако все будет зависеть от тактики и подготовки.

А что можно сказать о флоте рабочих лошадок, то есть об истребителе F-16? Он не получил самую последнюю модернизацию и не имеет радара с активной фазированной антенной решеткой (AESA), как у F-15C. Кроме того, он не может запускать ракету AIM-120 на тех скоростях и с тех высот, что F-15. Но это и понятно — истребитель F-15 был создан для завоевания превосходства в воздухе. Большая часть используемых в настоящее время самолетов F-16 вообще не имеют радара с активной фазированной антенной решеткой.

Находящиеся на вооружение Объединенных Арабских Эмиратов истребители F-16E/F оснащены радарами с активной фазированной антенной решеткой APG-80 — они обладают прекрасными характеристиками, — но речь в данном случае идет о небольшом количестве самолетов. Тогда как истребители F-16 Военно-воздушных сил США в настоящее время не имеют на своем борту радара с активной фазированной антенной решеткой, и в этом отношении они сильно уступают Су-35 и другим современным модификациям «Фланкера».

Руководство Военно-воздушных сил США прекрасно понимает, что подобная проблема существует. Раньше предлагалось провести модернизацию около 300 истребителей F-16 по программе CAPES (Combat Avionics Programmed Extension Suite), однако она была отменена в результате бюджетного сокращения, известного как секвестирование. Тем не менее, руководство Военно-воздушных сил исходит из того, что рано или поздно флот истребителей F-16 придется оснастить новыми радарами.

Ранее в этом году Военно-воздушные силы Национальной гвардии США заявили о необходимости установки радаров с активной фазированной антенной решеткой на самолеты F-16, участвующие в операциях по защите территории страны. Эти радары необходимы для обнаружения крылатых ракет, а также других небольших по размеру и малозаметных объектов. Сами военно-воздушные силы тоже осознают наличие этой проблемы, и их руководство в марте запросило информацию о новом радаре для флота истребителей F-16. В том же месяце начальник штаба Военно-воздушных сил генерал Марк Уэлш (Mark Welsh), выступая перед членами Комитета по вооруженным силам Палаты представителей, сказал: «Мы должны разработать план модернизации и установки радара с активной фазированной антенной решеткой для всего флота».

Военно-воздушные силы США не используют F-16 как истребитель для достижения превосходства в воздухе — поражение воздушных целей является для них второстепенной задачей, однако радар с активной фазированной антенной решеткой необходим для того, чтобы этот заслуженный истребитель оставался в строю. С таким радаром F-16, возможно, будет в состоянии противостоять Су-35 на большой дистанции, однако в любом случае это будет для него вызовом.

На ближней дистанции все будет зависеть от навыков пилота, а также от характеристик ракет каждого самолета, управляемых с помощью системы обстрела целей с ненулевыми бортовыми углами. Появление таких ракет как Р-73 и AIM-9X превратили ближний бой в пределах прямой видимости в сценарий взаимного гарантированного уничтожения. Случаи взаимного уничтожения нередко происходят в ходе тренировочных полетов. Управление вектором тяги обеспечивает Су-35 преимущество на очень низких скоростях (следует учитывать, что низкая скорость означает низкое энергетическое состояние), однако это не является непреодолимой проблемой для опытного пилота F-16, если он (или она) хорошо знает, как полностью использовать возможности своего самолета.

В итоге следует сказать, что Су-35 и другие современные модификации «Фланкера» обладают исключительными возможностями. Флот Пентагона, составленный из истребителей четвертого поколения, сегодня уже не имеет того значительного технологического преимущества, которым он обладал в прошлые годы. Поэтому Соединенные Штаты должны как можно скорее инвестировать средства в производство истребителей следующего поколения для замены существующего флота.

Россия. США > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2017 > № 2337097 Дейв Маджумдар


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter