Всего новостей: 2553779, выбрано 2 за 0.010 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Нигматулин Роберт в отраслях: ЭкологияОбразование, наукавсе
Нигматулин Роберт в отраслях: ЭкологияОбразование, наукавсе
Россия > Образование, наука > ras.ru, 22 февраля 2017 > № 2083035 Роберт Нигматулин

Академик Роберт Нигматулин: «Где находится место встречи академии наук и государства»

Что должно понять и сделать руководство страны, чтобы найти опору в научном сообществе

Об авторе: Роберт Искандерович Нигматулин – академик РАН, доктор физико-математических наук, профессор, научный руководитель Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН, заведующий кафедрой механико-математического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Все явственней слышно в последнее время: Российская академия наук изжила себя. При этом, кажется, все понимают: Российская академия наук всегда зависела от решений главы государства.

«Не шутите с Академией!»

После Октябрьской революции революционеры собирались «переделать» Академию наук.

Но В.И. Ленин их остановил: «Не шутите с Академией!»

После преступных, кровавых и трагических «перегибов» к концу 30-х годов даже И.В. Сталин понял значимость науки для страны, понял, что надо заботиться о науке, и вложил значительные средства в обедневшее научное сообщество. Он лично рассматривал назначение руководителей Академии наук, МГУ им. М.В. Ломоносова и других институтов. Инициировал организацию новых институтов даже во время войны.

Не все его решения оказались благими. В частности, он доверил аграрную биологию Трофиму Лысенко, позволил погубить великого академика Николая Вавилова, поддержал гонения на генетику. Но некоторые его решения оказались выдающимися. И.В. Сталин фактически назначил президентами АН СССР академиков Владимира Комарова, Сергея Вавилова и Александра Несмеянова. Общее собрание Академии своим голосованием только подтверждало эти назначения. Сталин сразу после войны инициировал строительство высотного здания МГУ, ректором которого назначил беспартийного академика Ивана Петровского. Он поддержал выдвижение Игоря Курчатова руководителем атомного проекта и лично способствовал его избранию академиком.

Руководители СССР Никита Хрущев, Леонид Брежнев, Михаил Горбачев последовательно выдвинули в президенты Академии наук Мстислава Келдыша, Анатолия Александрова и Гурия Марчука. Партийная и государственная верхушка СССР поддерживала авторитет науки, а ученые активно участвовали в решении стратегических задач страны.

После 1991 года Академия наук стала более независимой. Но история показала, что она нуждается в «государственной руке».

После потрясений 1917 года великий наш ученый, нобелевский лауреат академик Иван Павлов с горечью признавал, что у ученых недоставало способностей «смотреть на самих себя и окружающее без самообмана» и «представить анализ действительности, кончающийся простым и ясным ее представлением».

Другой нобелевский академик Петр Капица в 1936 году в письме Нильсу Бору писал: «Ученые больше всего озабочены созданием условий для своей личной работы и терпеть не могут широкой постановки вопросов».

Отмеченные пороки и сегодня присущи научному сообществу. Как и в начале ХХ века оно не сформулировало ясный и научный ответ на вопрос: что делать, чтобы страна вышла из кризиса? Вопрос очень серьезный, чтобы его доверять только чиновникам и партийным деятелям. И в этом контексте должна обсуждаться судьба РАН, а ответы должны давать представители всех наук. Я представлю возможную разработку только одной социально-экономической идеи, пока не осознанной ни властью, ни интеллигенцией.

Социально-экономический фон

Согласно Конституции Россия – социальное государство. А что это значит?

Важнейший параметр социальности государства – доля ВВП, приходящаяся на здравоохранение, образование, науку и культуру – на то, что называется социальными расходами государства для развития человека (СРРЧ). В Европе, Канаде и США эта доля составляет 20–25%, а в России – 10%. Эта доля ограничена долей всего госбюджета в ВВП.

В европейских социальных государствах госрасходы составляют около 50% ВВП, а у нас – 30%. Таким образом, малая доля СРРЧ в России определяется малой долей госбюджета. Это не соответствует социальному государству.

Зарплата российского профессора в 10 раз меньше, чем зарплата депутата парламента. Это безобразие! А 50% трудящихся России имеют зарплату менее 20 тыс. руб. в месяц. Для такого народа-покупателя рост экономики не нужен. Он все равно ничего не купит. А вот доход богатейшего 1% семей равен 10 трлн руб. в год, тогда как весь федеральный бюджет собирает 13 трлн руб.

Хотя ВВП на душу населения в РФ больше, чем в новых странах ЕС, но из-за дефицита СРРЧ в части здравоохранения гражданин России обеспечен высокотехнологическими медицинскими операциями и лекарствами в 3–5 раз меньше. Смертность у нас больше в 1,5 раза и 1,2 раза, чем в старых и новых странах ЕС соответственно. А ведь в 1985 году смертность в РСФСР и в Европе была примерно одинаковой. Дальнейшая динамика этого показателя такова.

Смертность – число смертей за год на 1000 жителей. В 1985 году в РСФСР, в Западной и Восточной Европе она была равной 10,5–11,0. К 2015 году в Западной Европе она уменьшилась до 9,3, а в Восточной сохранилась. В РФ после 1991 года смертность стремительно выросла и к 2004 году достигала 16,3. Это сверхсмертность. По решению В.В. Путина финансирование здравоохранения к 2012 году увеличилось почти в 3 раза, и смертность упала до 13,1 и держится на том же уровне. Но для доведения смертности хотя бы к уровню 1985 года расходы на здравоохранение надо увеличить с 3,5% до 5,5% ВВП, а к современному европейскому уровню – до 7%.

За дефицит СРРЧ Россия расплачивается и снижением качества здравоохранения, народного образования, ослаблением науки и бедностью интеллигенции.

Аномальное неравенство

Как показал профессор Алексей Шевяков, экономический рост сдерживается не неравенством вообще, а аномальным экономическим неравенством. Важнейшим из его показателей является центильный коэффициент (ЦК), равный доле доходов домашних хозяйств на 1% богатейших.

В США в кризисный 1927 год центильный коэффициент был равен 20%. В 1933 году к власти пришел Франклин Рузвельт. Он ввел налоги на богатство – на большие доходы, богатую недвижимость. Налоги с «жирных» статей доходов доходили до 70%, а в 50–60-е годы – до 90%. Другой президент США, Генри Форд, добился, чтобы минимальная оплата труда была такая, чтобы средний класс мог покупать автомобили. ЦК стал равным 7–8%.

Выросшие за счет перераспределения доходы большинства американцев стали тянуть за собой производство товаров. Средний класс стал зажиточным. Но с нулевых годов налоги с богатых уменьшились, и ЦК стал опять равным 20%. В США снова кризис. Средний класс стал беднее, меньше покупает, а значит, и меньше инвестирует.

В России ситуация еще сложнее. Богатейший 1% населения владеет 70% собственности. По моим оценкам, центильный коэффициент равен более 40%. Россия вместе с Украиной – на первом месте по числу миллиардеров, отнесенному к ВВП. В США их меньше в два раза, а в Европе – в 3–4 раза!

Аномальное неравенство тормозит экономику, потому что огромные средства выводятся из покупательского спроса и инвестиционного канала.

Надо усвоить фундаментальную теорему 1: главный инвестор экономики – народ, имеющий сбалансированный доход, определяемый фондом оплаты труда.

Новый экономический порядок

Для обеспечения социальных расходов необходимо увеличить налоги на сверхбогатство. Почти для всего населения налоги не надо увеличивать и сохранить плоскую шкалу налогов. Налоги на сверхбогатство надо вводить с той части доходов и кадастровой стоимости недвижимости, которые соответственно превышают 25 млн руб. в год и 100 млн руб. (эти цифры ориентировочные). Таких граждан всего около 1%.

Чиновники говорят, что население не сможет заполнять налоговые декларации, а многие начнут скрывать свои доходы. Да не надо с населения требовать деклараций! Займитесь только 1% населения, каждый из которых известен.

Только четверть доходов сверхбогатых, составляющих 1% населения, значительно уменьшат дефицит СРРЧ. А сверхбогатые не перестанут быть сверхбогатыми. Это не борьба с богатыми, это обеспечение стабильности.

Отсюда – теорема 2: введение налога на богатство – необходимое условие сбалансированных расходов на социальную сферу.

Сегодняшний экономист-середняк утверждает, что, когда кризис, надо сокращать государственный бюджет. Но это ошибка! Наоборот, когда кризис, госбюджет нужно увеличивать. За счет чего? За счет сбалансированного увеличения налогов с богатых. Об этом же говорят и нобелевские лауреаты по экономике Джозеф Стиглиц и Эрик Маскин.

Среди интеллигенции популярно мнение, что добавку на финансирование СРРЧ можно обеспечить сокращением расходов на оборону. Но последние составляют всего 4% ВВП (по паритету покупательской способности это равно 150 млрд долл.; а в Китае – 2% ВВП, или 390 млрд долл., в США – 3,5% ВВП, или 630 млрд долл.). Ну, вырвем у армии 1% ВВП. И что? Ведь армию тоже надо укреплять – имея в виду наших конкурентов – после многих лет ее недофинансирования, а на развитие человека надо прибавить не 1%, а как минимум 10% ВВП.

При обсуждении в Госдуме РФ в 2000 году экономической стратегии, представленной министром Германом Грефом, академик Леонид Абалкин сформулировал теорему 3: единственный двигатель экономики – покупательский спрос. «А в вашей программе о спросе нет ни одного слова», – упрекнул тогда академик министра. Спустя 16 лет Герман Греф эту теорему понял. Недавно он заявил: «Все источники экономического роста – в преодолении ограничения спроса».

Творец экономического чуда в послевоенной Германии Людвиг Эрхард сформулировал еще более сильное утверждение. Теорема 4: платежный спрос должен умеренно опережать производственные возможности.

В связи с этим имеет место теорема 5: для экономического роста необходимо введение налога на богатство. Однако перераспределение доходов с помощью налогов – необходимо для роста покупательского спроса, но недостаточно. Оно должно быть сбалансировано с затратами и ценами. Иначе рост спроса приведет к инфляции.

Налоги на бизнес, обеспечивающий рабочие места, следует уменьшать. Уменьшать НДС, стимулировать уменьшение внутренних цен на топливо, сырье и электроэнергию. Правительство же делает наоборот. Оно свои бюджетные проблемы пытается решить за счет налогов на добычу сырья, акцизов, ростом оплат госуслуг и дорожных сборов. Но все эти меры приводят к повышению цен на товары и сокращают покупательский спрос.

Цель перераспределения доходов заключается в том, чтобы даже бедный человек оплачивал то, что он потребляет, по ценам, сбалансированным с затратами на их производство, включающими необходимые инвестиции. Вот тогда и он становится инвестором.

Аномальное экономическое неравенство – тяжелая болезнь. С ней в России не только экономического роста, но и стабильности не будет.

Исправление состояния науки

О науке и культуре надо проявлять особую заботу. А правительство пытается впихнуть в прокрустово ложе – 10% ВВП – все здравоохранение, науку, образование, культуру. Чтобы расширить это «ложе» до европейских норм (20–25%), необходимо усовершенствовать экономический порядок. Финансирование Академии наук надо увеличить с 0,15% ВВП до хотя бы 0,4%.

Науку справедливо критикуют за неэффективность. Но это связано с отсутствием спроса. Надо понять теорему академика Валерия Макарова, теорему 6: обеспечение спроса на знания – одна из основных функций государства. Поэтому государство должно заботиться о спросе на знания.

Надо осознать, что Россия должна развивать все направления науки и иметь в каждом из них достаточное число квалифицированных специалистов. Если какой-то институт не эффективен, надо восстановить его эффективность, поменять руководство. Есть много примеров, когда исследования группы ученых были незаметными, а через несколько лет они становились очень перспективными.

Когда советское руководство инициировало развитие науки в регионах, что – там была наука? Ее там не было. Но руководство понимало, что нужно расширять долю населения, занятого наукой.

Что должна понять и сделать Академия наук, чтобы быть нужной России? Она должна принимать ведущее участие в разработке технологических, экономических и гуманитарных программ развития страны.

Далее. В Российской академии наук, переделанной в клуб академиков и членкоров, преобладают сейчас пожилые люди. Средний возраст академиков в ряде отделений РАН достиг 80 лет. Поэтому РАН должна модернизироваться и привлечь докторский корпус, в первую очередь 500 избранных профессоров РАН, к активному участию в управлении, в том числе и при выборах академиков и членкоров. У нас нет другого выхода.

История не простит ни правительству, ни современному обществу, ни нам – членам РАН, если мы не сохраним Российскую академию наук и ее традиционные функции. РАН была создана по указу Петра I без малого 300 лет тому назад. Несмотря на испытания, на идеологические и экономические давления, на отмеченные в начале статьи пороки и на то, что в ней иногда заседали, по выражению Александра Пушкина, такие, как «князь Дундук», Академия наук и Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова стали главными научными центрами, жемчужинами русской цивилизации.

Довести Российскую академию наук до упадка можно. Но ничто в ближайшие десятилетия не сможет ее заменить.

Независимая газета

Россия > Образование, наука > ras.ru, 22 февраля 2017 > № 2083035 Роберт Нигматулин


Россия > Образование, наука > gazeta.ru, 26 января 2016 > № 1625836 Роберт Нигматулин

«У нас больше думают про увеселения и чемпионаты, чем про океан»

Академик Роберт Нигматулин о состоянии научно-исследовательского флота России

Екатерина Шутова, Николай Подорванюк

Почему судно «Академик Николай Страхов» застряло на два года на Шри-Ланке, что происходит со снимавшими «Титаник» аппаратами «Мир» и в каком состоянии находится российский научно-исследовательский флот, отделу науки «Газеты.Ru» рассказал Роберт Нигматулин, директор Института океанологии им. П.П. Ширшова.

— Роберт Искандерович, как вы оцениваете ситуацию с судном «Академик Николай Страхов», которое на минувшей неделе вернулось в Россию, а до того два года в сломанном состоянии провело в порту Коломбо. Кто виноват, что сделано и что делать, чтобы больше такого не повторилось?

— Виновато, конечно, нищенское состояние флота в первую очередь. И, конечно, непрофессионализм управления этим судном. Но при этом судно сейчас находится в хорошем состоянии. Теперь будем думать, как использовать его в наших экспедициях.

Сейчас принято давно назревшее решение, что все суда должны быть сосредоточены в центре коллективного пользования при Институте океанологии.

Тут нет никакого монополизма, потому что нет дефицита судов — есть дефицит денег на проведение экспедиций, ремонт, содержание судов.

Если кто-то захочет взять судно не для исследований, а для контрактных работ с какими-то фирмами — проблем нет с этим. Судна стоят, простаивают.

— Многие винят в случившемся ФАНО...

— Конечно, мы критиковали систему и верховенство ФАНО, но в управлении судами руководство ФАНО ухватило суть дела и провело ряд правильных действий. Конечно же, хотелось, чтобы это было быстрее, но ФАНО тоже денег не печатает.

Руководитель ФАНО сумел добиться от правительства дополнительного финансирования — и в 2016 году мы будем иметь в два раза больше денег на проведение экспедиций и содержание судна. Я считаю, что происходят существенные изменения в менеджменте судовых экспедиций — и за это ФАНО нужно похвалить.

Достигнуто единство взглядов как со стороны ученых, так и со стороны флотских людей и руководства ФАНО. Это позитивный факт. И в первую очередь за это я хочу поблагодарить Михаила Михайловича Котюкова и Алексея Михайловича Медведева.

— Удалось ли сделать во время экспедиции какие-то научные исследования? Какие именно?

— Да, во время экспедиции удалось провести научные исследования — судно вернулось, требуется сделать анализ. После этого результаты будут опубликованы. Но пока про это говорить рано.

— Правда ли, что вся команда мучилась от жары и голода?

— Да, команда попала в тяжелые условия, но она их выдержала. Но голода не было.

— Действительно ли команду о начале экспедиции принял единолично директор Геологического института РАН (ГИН), хотя ему говорили, что лучше экспедицию не начинать?

— Да, команду о начале экспедиции принял директор Геологического института РАН, хотя были предупреждения, что экспедицию лучше не начинать. Но я понимаю директора — эвакуироваться из простоя: ведь ресурсов нет, судно стоит, фирма предлагает провести такую экспедицию. Это все заманчиво.

Я не стал бы ругать директора.

Другое дело — профессиональная сторона. Ведь решения об управлении судном должны принимать не ученые, а профессионалы. В ГИНе таких не оказалось. Кроме того, это связано с нищенским финансированием — это в комплексе привело к неудаче. К счастью, это не привело к жертвам. Все обошлось. Я думаю, что больше таких ошибок делать не будут.

— В каком состоянии сейчас находятся «Миры», которые известны своими погружениями на Байкале, на Северном полюсе и для съемок фильма «Титаник»?

— С «Мирами» тяжелая проблема. Они находятся в Калининграде, они в рабочем состоянии — нужно сменить только аккумуляторы. Один швейцарский бизнесмен хочет подарить нам эти батареи. Но с «Мирами» очень дорогие экспедиции. 150 млн руб. как минимум должно быть выделено. Таких средств еще нет. Мы надеемся на возможности ФАНО повлиять на правительство.

«Миры» — это наша серьезнейшая проблема. Мы думаем об экспедициях. Тут, конечно, взаимодействие с бизнесом нужно проработать. Но, к сожалению, бизнес сейчас затух.

И у нас нет заказов от промышленных компаний на проведение экологических экспедиций. Они были до 2009 года. В последние годы их нет. Один только бизнес — туризм. Мы сдаем в аренду два судна туристической компании. Они поддерживают эти судна, дают нам возможность бесплатно ходить в сторону Антарктиды и Гренландии и там проводить измерения уже после проведения туристических экспедиций. Конечно, это не очень эффективное использование судна для науки, но другой возможности пока нет. Требуется трехкратное увеличение нынешней судовой деятельности.

— В 2009 году в беседе с вами после погружения на дно Байкала Владимир Путин пообещал, что к 2011 году начнется программа по формированию научно-исследовательского флота. Обещание было исполнено?

— Оживление флотской деятельности для исследования океана и связано с поручением президента РФ правительству обеспечить деятельность исследовательского флота.

— Могли бы вы объяснить неспециалисту, насколько важно присутствие в океане исследовательских судов России?

— Присутствие в океане исследовательских судов России — это один из важнейших геополитических факторов, факторов престижа страны. Но у нас больше думают про увеселения, чемпионаты и прочее. Но есть еще и вещи более серьезные для нашей страны — это обеспечение ресурсами наших детей и внуков за счет ресурсов Мирового океана, который покрывает 72% поверхности Земли. Многие минеральные ресурсы исчерпываются на суше. И будущие ресурсы будут добываться со дна океана. Соответствующие участки ООН будут выделять в зависимости от того, сколько та или иная страна тратит усилий и средств на исследования этих участков.

Это и престиж, и геополитика. Сейчас мы делим шельф — заявку Россия подала. Тоже ресурсы существенные были вложены. Но необходимые условия, которые однозначно бы доказывали наши взгляды, — таких технологий у России нет. А были бы — мы более однозначно бы решали геополитические вопросы об экономической деятельности в арктическом шельфе.

А в Арктику внедряется уже не только Китай, но и Южная Корея. Германия гораздо большие ресурсы на исследования океана тратит, чем мы. Вот на этом нужно сосредоточиться. А у нас в стране больше внимания уделяется увеселительным мероприятиям.

— Однажды вы сказали, что суда, которые есть у России, устарели...

— Да, это так. Нам нужно новые суда строить. Но одно судно стоит примерно 4–5 млрд руб. Эту проблему можно только федеральной целевой программой решить. Третий год мы предлагаем эту целевую программу — и третий год ее отвергают. Сейчас будут говорить, что кризис, нет денег. В стране есть деньги, просто во многих случаях они нерационально используются.

— А какая была ситуация с исследовательскими судами в СССР?

— Во времена СССР на экспедиции и содержание исследовательских судов тратилось раз в десять больше, чем сейчас.

Россия > Образование, наука > gazeta.ru, 26 января 2016 > № 1625836 Роберт Нигматулин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter