Всего новостей: 2556679, выбрано 54 за 0.030 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 23 июня 2018 > № 2652656

Обращение к выпускникам российских школ.

В.Путин: Дорогие друзья!

Приветствую вас и от души поздравляю всех выпускников российских школ с окончанием учёбы.

Для вас сегодня – один из самых замечательных, памятных дней, добрых, трогательных, волнующих и немного грустных – ведь вы расстаётесь с родной школой. А впереди – начало нового, большого этапа в жизни, ожидание бурных, интересных изменений.

Мы верим в вас, уважаем ваш взгляд на жизнь, ваши увлечения, даже если они и отличаются от наших, ваш выбор жизненного пути.

Пришло время ставить значимые, по-настоящему взрослые цели. Не сомневаюсь: вы к этому готовы, и школа дала вам хороший, надёжный багаж для будущего.

Энергия перемен, вызовы всегда вдохновляют, помогают добиваться ярких, головокружительных побед в учёбе и профессии, в науке, искусстве и спорте.

Убеждён, вы способны осуществить свои самые смелые мечты, покорить самые большие вершины.

Мы обязательно будем делать всё, чтобы Россия стала страной ваших возможностей, чтобы каждый из вас добился личного успеха.

Вы быстро осваиваете новые технологии, уже сегодня многое знаете и умеете – в этом, безусловно, ваша собственная заслуга. И конечно, огромная, искренняя благодарность вашим родителям, учителям, наставникам за труд, мудрость и терпение.

Мы все верим в вас, уважаем ваш взгляд на жизнь, ваши увлечения, даже если они и отличаются от наших, ваш выбор своего жизненного пути.

Именно такие люди – смелые, свободные, решительные, самостоятельные и ответственные – способны преобразить страну, совершить настоящий прорыв, удивить мир новыми рекордами и открытиями.

Мы обязательно будем делать всё, чтобы Россия стала страной ваших возможностей, чтобы каждый из вас добился личного успеха в бизнесе, в науке, в рабочей профессии, в добровольческой, общественной или политической деятельности. Чтобы все дороги были открыты для вас.

Для нас вы надёжные партнёры в большой совместной работе над созданием будущего России. Не ограничивайтесь только «лайками» в социальных сетях. Действуйте, приобретайте новые знания, дерзайте.

Ещё раз поздравляю вас с окончанием школы!

Удачи вам! Счастья, любви и большого успеха.

Всё обязательно получится!

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 23 июня 2018 > № 2652656


Россия. СЗФО > Образование, наука > kremlin.ru, 26 апреля 2018 > № 2584860 Владимир Путин

Пленарное заседание съезда Российского союза ректоров.

Владимир Путин посетил Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого, где принял участие в пленарном заседании XI съезда Российского союза ректоров.

На повестке дня съезда – вопросы развития единого образовательного пространства, построения стратегии научно-технологического развития России, взаимодействия университетов со школами и обществом, а также международные аспекты деятельности российских университетов. К участию в мероприятии приглашены около 600 ректоров отечественных и зарубежных вузов.

По окончании пленарного заседания глава государства посетил Научно-исследовательский корпус Санкт-Петербургского политеха, ознакомился с передовыми разработками СПбПУ, осмотрел макет создаваемой на базе вуза технологической долины.

* * *

Стенографический отчёт о пленарном заседании съезда Российского союза ректоров

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья, коллеги! Уважаемый Виктор Антонович!

Очень рад приветствовать всех вас в Санкт-Петербургском Политехническом университете, основанном Сергеем Юльевичем Витте в период бурного промышленного, экономического роста, «первой индустриализации» России на рубеже XIX–XX веков, когда стране были жизненно необходимы собственные технологии и современные, передовые кадры. Как ректор говорил, когда председателем попечительского совета университета был министр финансов, были самые лучшие времена.

С 2000 по 2016 год расходы консолидированного бюджета на высшее образование увеличились с 24,4 до 523,3 миллиарда рублей. Увеличены зарплаты преподавателей и научных работников, созданы лаборатории и исследовательские центры в вузах.

Но я сегодня предлагаю в стенах этого выдающегося учебного заведения обсудить задачи высшей школы на современном этапе нашего развития, обменяться мнениями: что могут и должны сделать вузы для достижения технологического прорыва, для мощного движения России вперёд, о чём мы всё время в последнее время говорим.

При этом сразу же хочу сказать: хотел бы, конечно, услышать от вас, уважаемые коллеги, не только постановку проблемных вопросов, что само собой разумеется, естественно, но в том числе и прежде всего, может быть, конкретные, содержательные предложения.

Отмечу, что начиная с 2000 года расходы государства на высшее образование в реальном выражении – я хочу это подчеркнуть, именно в реальном выражении – выросли более чем в четыре раза. С 2000 по 2016 год расходы консолидированного бюджета на высшее образование увеличились с 24,4 миллиарда рублей до 523,3 миллиарда рублей, то есть это [в реальном выражении] в 4,2 раза больше.

Были увеличены зарплаты преподавателей и научных работников, созданы лаборатории и исследовательские центры в вузах, в том числе с участием ведущих зарубежных учёных.

Отмечу растущий вклад высшей школы в науку, в создание новых технологий, в реализацию и обеспечение квалифицированными кадрами проектов самого разного уровня.

Всё это уже даёт отдачу, и прежде всего отмечу растущий вклад высшей школы в науку, в создание новых технологий, в реализацию и обеспечение квалифицированными кадрами проектов самого разного уровня: от общенациональных до региональных и муниципальных.

Мы видим реальные достижения отечественной высшей школы, это показатель происходящих здесь перемен, и их динамика должна, безусловно, нарастать.

Вузы, университеты призваны стать центрами развития технологий и кадров, настоящими интеллектуальными локомотивами для отраслей экономики и наших регионов.

Уважаемые коллеги, Сергей Витте, о котором я уже вспоминал, говорил: правильно поставленный университет есть самый лучший механизм для научного развития. Эти слова звучат актуально и сегодня.

Конечно, у нас есть – и мы этим гордимся – уникальная система Академии наук, система её институтов. Но России, её экономике, всем сферам жизни нужна и сильная вузовская наука. И хочу подчеркнуть: активная научная деятельность не может быть сосредоточена лишь в отдельных научно-образовательных центрах или субъектах Федерации, строиться изолированными «островками». Это принципиально важно для России с её огромной, необъятной территорией, уникальным человеческим потенциалом.

Повторю, по всей стране вузы, университеты призваны стать центрами развития технологий и кадров, настоящими интеллектуальными локомотивами для отраслей экономики и наших регионов.

Вокруг высших учебных заведений должны формироваться сообщества людей, увлечённых идеями технологического прорыва. В этой связи считаю необходимым выстроить региональные модели взаимодействия новаторов, высокотехнологичных компаний, предприятий, и сделать это, конечно, можно в том числе и на площадках высших учебных заведений.

В российской высшей школе уже сформировалось ядро действительно сильных высших учебных заведений. Однако наряду с этим многие вузы и в столичных городах, и в регионах зачастую не демонстрируют способности решать серьёзные задачи, не готовы к обновлению.

И конечно, по всей стране нужно создавать комфортную среду для технологического предпринимательства. Важно, чтобы вузы, бизнес, наши академические институты объединяли свои возможности для реализации масштабных технологических задач, работали по долгосрочным приоритетным направлениям, которые были обозначены и в Послании Федеральному Собранию. А это прежде всего прорывные изменения в качестве жизни наших людей, в развитии экономики, социальной сферы. Для этого нам потребуются новые медицинские, промышленные, цифровые и прочие технологии, передовые и эффективные решения по защите экологии и созданию комфортной безопасной среды в городах и населённых пунктах вообще. Словом, нужны будут нестандартные идеи и новации во всех сферах.

Мы обязательно будем и дальше поддерживать вузы, которые активно, успешно занимаются исследованиями и разработками. Продолжим обновлять их технологическую, приборную базу, содействовать привлечению к совместной работе наших соотечественников и ведущих учёных за рубежом, преподавателей.

Что хотел бы здесь особо отметить, уважаемые коллеги.

Нам критически важно сконцентрировать ресурс на поддержке талантливых, целеустремлённых исследователей и преподавателей, создать такие условия, чтобы лучшие отечественные и зарубежные учёные, перспективные выпускники вузов стремились работать в российской высшей школе.

В российской высшей школе уже сформировалось ядро действительно сильных высших учебных заведений, университетов. Среди них, конечно, МГУ (Московский государственный университет), это Петербургский университет, федеральные и национальные исследовательские университеты. Формируется сеть опорных высших учебных заведений в субъектах Российской Федерации.

Однако наряду с этим многие вузы и в столичных городах, и в регионах зачастую не демонстрируют способности решать серьёзные задачи, не готовы к обновлению в соответствии с теми глобальными изменениями, которые происходят в науке и технологиях, во всех сферах жизни. Попытки изменить ситуацию часто сводятся к благим пожеланиям, написанию очередных и, прямо скажем, достаточно умозрительных, оторванных от реальности программ и просьбам просто дать побольше денег.

Я не случайно вспоминал Витте как министра финансов. Конечно, очень хорошо «прислониться» к Министерству финансов. Это ясно. Но ясно также и другое. Проблемы – а вы это хорошо знаете – далеко не только в объёмах финансирования. Главный вопрос – это грамотный, современный подход к организации, постановке самого дела и, конечно же, в кадрах.

Было бы правильно, чтобы именно в вузах были выстроены лучшие условия для стартапов, они могут стать первым шагом к созданию успешных высокотехнологичных компаний.

Я очень просил бы Российский союз ректоров, наши ведущие высшие учебные заведения продолжить работу над эффективными механизмами повышения профессионального уровня научного и педагогического состава отечественных вузов.

Отдельно остановлюсь и на деятельности аспирантуры, целью которой как раз и является подготовка кадров для высшей школы и академического сектора науки. О каком решении этих задач можно говорить, если сегодня лишь только 14 процентов аспирантов выходят на защиту своевременно? А что делают всё это время остальные? Каких результатов они достигают? Где они продолжают свою деятельность? Выходят ли они в конечном итоге на защиту? При этом и кандидатских, и докторских, особенно в гуманитарных дисциплинах, защищается у нас много. Но если посмотреть на их научное значение, то часто возникают вопросы.

Что хотел бы здесь сказать. У нас есть хорошая практика открытых конкурсов, в ходе которых распределяются гранты, в том числе для молодых исследователей. Если у аспиранта или его научного руководителя есть серьёзные, осознанные намерения заниматься наукой, а не получать степень для анкеты, пусть они участвуют в таких конкурсах, предлагают работы по приоритетам научно-технологического развития страны.

Хотел бы ещё раз подчеркнуть, нам критически важно сконцентрировать ресурс на поддержке талантливых, целеустремлённых исследователей и преподавателей, создать такие условия, чтобы лучшие отечественные и зарубежные, прежде всего молодые, учёные, перспективные выпускники вузов, конечно же, стремились работать в российской высшей школе.

Чтобы у талантливых и мотивированных молодых людей, независимо от их места жительства, доходов родителей, были возможности для получения высшего образования, предлагаю реализовать в стране дополнительную программу строительства студенческих общежитий.

Настоящий вуз не только даёт студентам знания и навыки, он готовит кадры, способные задавать интеллектуальную, научную, технологическую повестку развития всей страны. Следует поощрять стремления студентов-аспирантов к созданию и внедрению собственных разработок. При этом вузы могут готовить целые проектные команды, которые способны конструировать сложные инженерно-технологические системы. Я помню, как мы долго спорили и в конце концов приняли правильное решение по поводу того, чтобы создавать небольшие предприятия, прежде всего, конечно, высокотехнологичные, при вузах. Я считаю, что мы приняли правильное решение в конце концов, отбросили всякую административно-показную шелуху. Но нужно эти направления развивать дальше.

Думаю, было бы правильно, чтобы именно в вузах были выстроены лучшие условия для стартапов, они могут стать первым шагом к созданию успешных высокотехнологичных компаний. Вы знаете, было бы очень здорово, если бы вы смогли такую работу двинуть. Тогда вот эта сфера деятельности у нас широко развивалась бы по всей стране, что чрезвычайно важно. Для этого в принципе у нашей молодёжи есть и отличный потенциал. Я, пользуясь возможностью, хотел бы поздравить команду Московского государственного университета с недавней безоговорочной победой на чемпионате мира по программированию. Аплодисменты где? (Смех. Аплодисменты.)

Это студентам аплодисменты. Думаю, они это заслужили. Я напомню, в апреле 2018 года российские студенты в седьмой раз подряд, в седьмой раз подряд, а вообще с 2000 года уже в тринадцатый раз выиграли чемпионат мира по программированию.

В ближайшие годы нам предстоит значительно повысить уровень всего отечественного образования. Речь о совершенствовании программ и росте квалификации преподавателей дошкольных учреждений, школ, колледжей, техникумов.

Чтобы у талантливых и мотивированных молодых людей, независимо от их места жительства, доходов родителей, были возможности для получения высшего образования, предлагаю реализовать в стране дополнительную программу строительства студенческих общежитий, мы должны будем это обязательно сделать, современных комфортных кампусов. (Аплодисменты.) И новому Правительству совместно с регионами, вузами необходимо будет глубоко и детально проработать все аспекты такой программы. Конечно, опять всё в деньги упирается, но для этого нужно будет деньги найти. И новое Правительство должно будет это сделать.

Далее. Нам нужны современные подходы к формированию единого образовательного пространства. Сегодня требования времени, тенденции в экономике, науке, на рынке труда таковы, что у молодых людей должна быть возможность выстраивать собственные образовательные траектории, получать, интегрировать знания и навыки из разных областей, а для этого нам, конечно, нужно снимать границы между разными уровнями системы образования. То есть одарённый школьник, например, сможет проходить вузовскую программу, участвовать в исследованиях наряду с аспирантами, а студент колледжа – осваивать курсы прикладного бакалавриата.

Хочу сказать, что у Жореса Ивановича Алфёрова в принципе выстроена такая работа, я уже много лет назад был, здорово сделано, прямо завидно. Я считаю, что многие коллеги могли бы познакомиться с тем, как Жорес Иванович выстроил эту работу. Вам спасибо, Жорес Иванович. (Аплодисменты.)

И ещё одна тема, о которой я хотел бы сказать особо. В ближайшие годы нам вместе предстоит значительно повысить уровень всего отечественного образования. Речь о совершенствовании программ и росте квалификации преподавателей дошкольных учреждений, школ, колледжей, техникумов, о дальнейшем развитии дополнительного образования и профориентации, системе поиска и поддержки талантов. Рассчитываю, что вузы примут самое активное участие в этой масштабной работе, от которой зависит, безусловно, будущее страны, успех всего подрастающего поколения.

Уважаемые коллеги! Мы ставим очень сложные задачи перед отечественными вузами и рассчитываем, что они будут повышать свою эффективность и конкурентоспособность, избавляться от устаревших, отживших подходов. Ещё раз хотел бы повторить, России нужна сильная высшая школа, которая устремлена в будущее. Только так мы сможем добиться прорыва в национальном развитии.

Благодарю вас за внимание.

В.Садовничий: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые коллеги!

Мы собрались на XI съезд Российского союза ректоров.

В работе съезда принимают участие около 600 ректоров и президентов университетов России, а также ректоры университетов разных стран мира: Азербайджана, Армении, Абхазии, Белоруссии, Иордании, Ирана, Казахстана, Китая, Ливана, Приднестровья, Словении, Южной Осетии, Японии – около 50 зарубежных гостей.

Добро пожаловать на наш съезд, уважаемые коллеги!

Ещё раз хочу сказать, что нам оказана большая честь, в работе съезда принимает участие Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Мы благодарны нашему Президенту за постоянное внимание к вопросам образования в нашей стране и за непосредственное участие во встречах с представителями ректорского корпуса, корпусов системы образования. И эти встречи стали хорошей традицией.

Владимир Владимирович, спасибо Вам ещё раз за нашу встречу.

В.Путин: Спасибо за приём.

В.Садовничий: Перед началом нашего заседания прошла работа пяти секций. На них были глубоко обсуждены вопросы университетского образования. Модераторы секций доложат итоги этих обсуждений.

На прошлом, десятом съезде Российского союза ректоров Вы, глубокоуважаемый Владимир Владимирович, подняли ряд вопросов, важных для высшей школы. Вы дали нам ряд поручений, важных для страны в целом. Они касались независимой оценки качества образования, создания национального университетского рейтинга, возможностей использования федерального имущества, закреплённого за вузами на праве оперативного управления. Был ряд поручений, касающихся жизни университетов, деятельности спортивных клубов.

За прошедший период наш ректорский корпус, российские университеты провели определённую работу, и я рад объявить, что эти поручения выполнены, а о некоторых я скажу подробнее.

Сразу кратко хотел бы остановиться на одном поручении, Владимир Владимирович, Вашем, связанном с отстаиванием интересов российской системы образования, её позицией в международном масштабе. Речь идёт о создании независимого международного рейтинга университетов. Российский союз ректоров разработал и создал Московский международный рейтинг «Три миссии университета». Это образование, наука и общество.

Что важно? Разработав принципы оценки деятельности университетов мира, мы пригласили более 20 экспертов из разных стран. Были эксперты из Канады, Соединённых Штатов, Великобритании, Индии, Китая и других. Они изучили и поддержали наш подход. Рейтинг действует, он проведён. По его оценкам, в топ-100 вошли университеты из 39 стран, а от России – 13 университетов.

Это существенно отличается от других показателей рейтинговых агентств. Тем самым мы дали другую оценку российской системе образования, мы показали её по-настоящему высокий уровень. Московский международный рейтинг «Три миссии» уже признан в мире, он предложил свои правила игры на том поле, где до сих пор играли по другим правилам и, соответственно, присуждали другие призовые места.

Уважаемые коллеги, что такое университетская Россия сегодня? Это более 800 образовательных организаций, в том числе два классических университета, 10 федеральных, 29 национальных исследовательских, 17 из них – технического профиля. Это 260 тысяч человек профессорско-преподавательского состава и почти 200 тысяч специалисты высшей квалификации – кандидаты и доктора наук. Это 4 миллиона студентов, 83 тысячи аспирантов. Из общей численности аспирантов в России – 92 тысячи. Таким образом, 90 процентов аспирантуры находится в университетах. Это огромный интеллектуальный потенциал. И главное, этот потенциал непрерывно пополняется молодыми и талантливыми студентами и аспирантами.

25 лет в России действует наша организация, Российский союз ректоров. За эти годы она стала неотъемлемой частью нашей системы образования. Мы активно участвуем в законотворческой деятельности, взаимодействуем с Государственной Думой, Советом Федерации, обсуждаем проекты многих законов, они проходят экспертизу в Союзе ректоров, у нас созданы региональные советы ректоров, и там тоже идёт соответствующее обсуждение.

Мы взаимодействуем с ведущими госкорпорациями, объединениями работодателей и бизнесом, продолжаем развивать созданную нами систему интеллектуальных соревнований детей и молодёжи, поиска талантливых ребят. В олимпиадах школьников, возглавляемых нами и проводимых ежегодно, принимают участие 2 миллиона школьников, начиная с первого класса мощная система интеллектуальных соревнований.

С нашим участием были учреждены общественные организации, российские студенческие отряды, футбольная лига, спортивные ассоциации. Мы поддерживаем сейчас важный проект волонтёрских проектов и социально значимых инициатив в нашем обществе.

Конечно, я сказал далеко не обо всём, это заняло бы много времени. Но сегодня мы не только оглядываемся на пройденный путь, а он был непростой. Мы прошли через трудные испытания, безусловно, с достижениями и успехами, были и кризисные моменты, и далеко не всё нам удалось. Есть проблемы, которые ждут решений, некоторые кажутся вообще трудноразрешимыми. Но, может, здесь уместно привести слова Конфуция, который сказал: когда вам покажется, что цель недостижима, не изменяйте цель, а изменяйте свой план действий. Вот XI съезд Союза ректоров и призван наметить план действий на будущее. Наш план – это ответ и на вызовы, которые поставила перед нами жизнь. Они разные по масштабам, но ни один не должен быть без ответа. Это глобальные вызовы информационного общества, как например, наступление цифровой эры, это задачи, актуальные для нашей огромной страны (Владимир Владимирович об этом сказал) с учётом современных геополитических условий, а также это наши профессиональные задачи, касающиеся нашего сообщества, нашей работы.

Я начну с глобального. Система информационного уклада или информационной революции имеет самое непосредственное отношение к нашей основной деятельности. Сегодня нельзя говорить о развитии образования, не учитывая этого фактора. Мы живём в уникальный период истории человечества. У математиков есть термин для его описания – это сингулярность. Речь идёт о всё более ускоряющихся и всё менее предсказуемых изменениях технологической и социальной реальности. Окружающая нас среда становится всё более цифровой. В опубликованном в прошлом году аналитическом докладе международной экспертной группы Digital McKinsey «Цифровая Россия: новая реальность», так назывался доклад, отмечалось, что цифровая экономика в России растёт быстрыми темпами. С 2011 по 2015 год она выросла в восемь с половиной раз, это быстрее, чем рост экономики в целом в России. И этот рост цифровой экономики обеспечил четверть прироста ВВП. Но потенциал не исчерпан, и мы обязаны его использовать.

Менее года назад на экономическом форуме в Санкт-Петербурге Вы, Владимир Владимирович, сказали, я хочу процитировать, такую фразу: цифровая экономика изменяет формат образования, необходимо серьёзно усовершенствовать систему образования на всех уровнях: от школы до высших учебных заведений. И дальше Вы поставили вопрос: что все эти изменения означают для образования, для молодёжи, для нас с вами? Вопрос. Действительно, на наших глазах кардинально меняется сама философия и даже идеология образования, чему учить, для чего учить. Ведь мы порой не знаем, какие профессиональные знания или какие навыки понадобятся нашим будущим студентам, поколению Z, которое с детства прекрасно адаптировано к современной технологической среде. Очевидно, мы должны дать те базовые фундаментальные знания, с помощью которых можно будет заниматься и той профессиональной деятельностью, о которой мы сегодня даже не знаем. И это совсем новые задачи в области образования и профориентации.

Наш вывод. Главное – научить учиться, научить мыслить. Главное – это фундаментальные знания. Как это сделать? Вопрос. Какова роль сегодня учителя, преподавателя?

Известны слова философа и педагога, который прожил 100 лет, Джона Дьюи. Он сказал: «Мы лишаем детей будущего, если продолжаем учить сегодня так, как учили вчера».

Продолжим вопросы. Каким должен быть учебник? Ясно, что надо использовать в образовательных целях новые цифровые возможности: гипертекст, инфографику, интерактивный формат и так далее. Но как отказаться от наследия Гутенберга? Или Шекспиру и Пушкину всё-таки лучше живётся в книге, чем на экране монитора?

А вспомним недавнюю «Библионочь» в Москве, когда в одну ночь 70 тысяч человек пришли в библиотеки, книжные магазины, потому что они любят книгу, которая остаётся в ряду безусловных ценностей.

Но вместе с тем три четверти студентов проводят погружёнными в цифровую среду. И чем она наполнена? Продуктами сомнительного содержания или авторитетными, проверенными ресурсами, созданными ведущими профессорами ведущих университетов. Разве можно полностью отказаться от преподавателя, наставника, особенно от его воспитательной роли? Ведь мы получаем от наших учителей не только знания, но и отрабатываем навыки педагогического труда. Мы перенимаем манеру изложения, приёмы и передаём это по наследству своим ученикам.

Какие же меры надо принимать у нас в стране для подготовки кадров для цифрового уклада? Правительством России принята программа «Цифровая экономика». В 2020 году высшая школа должна выпускать 80 тысяч таких специалистов, в 2024-м – уже 120 тысяч. Это, конечно, стратегическая задача. Как её решать? Я бы выделил здесь два вопроса: инфраструктура и подготовка кадров.

Что касается инфраструктуры. Мы вообще неплохо оснащены современным оборудованием, и нам оказана и оказывается большая поддержка. Например, в суперкомпьютерной гонке у нас хорошие позиции. В международный рейтинг суперкомпьютеров мира, в топ, входят три российских суперкомпьютера. Все они университетские.

В числе лидеров в мире разработанный компанией «Т-платформа» суперкомпьютер Московского университета. Вот только что, в 2018 году, его производительность достигла 5 петафлопс. Второй по мощности – тоже компьютер МГУ, третий находится здесь, в Санкт-Петербургском политехническом университете, который нас сегодня гостеприимно принимает.

Очень важно, что 10 лет назад под эгидой Российского союза ректоров был создан суперкомпьютерный консорциум России. В него вошли 62 члена, 47 университетов, а остальные – это институты и академии. Всё это время консорциум фактически является проводником цифровой экономики, ведёт работу по цифровизации, в том числе отработку, сейчас очень важной, – создание цифровых двойников, что сегодня является одним из приоритетов как раз технологии.

И всё-таки для информации скажу, что на прошлой неделе правительство США утвердило бюджет программы создания в стране уже экзафлопсного компьютера, и на эту программу они выделили 1,8 миллиарда долларов. Таким образом, гонка продолжается. Но у нас есть ресурс: мы сильнее, мы готовы принять вызов; у нас есть кадры и интеллект. Важно – не уступать.

Вообще математики подсчитали, что если исходить из установленного закона Мура, который относится к экспоненциальному росту вычислительных мощностей, то за 20 лет (с 1992 по 2012-й) скорость компьютеров увеличилась в 8 тысяч раз. Но за это же время, независимо от компьютеров, скорость расчёта увеличилась в 400 тысяч раз за счёт развития математических идей. Как мы видим, эффект от развития математики в 50 раз превышает эффект развития компьютерных технологий. Я привёл эти данные, чтобы подчеркнуть важность математического образования, на это обращал внимание и наш Президент, как краеугольного камня фундаментальной университетской подготовки в эту эру. Россия ведь сильна своими математическими школами. И вот, действительно, на днях команда МГУ заняла первое место, стала абсолютным чемпионом мира, команды МФТИ и ИТМО Санкт-Петербурга тоже получили награды.

Мне кажется, что такие университетские соревнования надо ставить в организационное русло, и Союз ректоров готов возглавить работу по организации всех студенческих международных олимпиад. Эта работа пока проводится инициативно.

Качество образования – это прежде всего потенциал преподавательских кадров, их научный уровень. В университетах России образование неразрывно связано с наукой. Здесь сосредоточен огромный научный потенциал, ведь университетские профессора – это одновременно и учёные, они работают, выполняя важные научные исследования. И, по данным Web of Science, за прошедший год из более чем 50 тысяч научных статей российских авторов (50 тысяч в целом) 22 тысячи, то есть почти половина, опубликованы университетскими учёными. Таким образом, это наш огромный потенциал.

Но сегодня как никогда стоит задача воплощать результаты науки в технологии. В 2017 году при активном участии Союза ректоров принят Федеральный закон «Об инновационном научно-технологическом развитии образовательных и научных организаций», то есть долинах. Этот закон позволяет университетам создавать инновационные научно-технологические центры в целях реализации как раз приоритетов научно-технологического развития, повышать инвестиционную привлекательность, коммерциализировать свои результаты. И важно в этих вновь создаваемых центрах дать все возможности для развития творчества университетских учёных на базе фундаментальных исследований и затем делать прорывы в высоких технологиях. Мы обязаны, мы должны и в этой сфере занять лидирующие позиции в мире.

Научно-технологическая инфраструктура российских университетов в последнее время существенно улучшилась. На данный момент 582 центра коллективного пользования оснащены современным оборудованием. 343 уникальные научные установки. При этом больше половины из того, что я назвал, находится в системе высшей школы. Конечно, университеты должны сотрудничать, и они очень хорошо сотрудничают с Академией наук. Это наше общее богатство.

Конечно, развитие университетов, в том числе и науки, требует серьёзных вложений. Есть разные оценки либеральных экономистов по масштабам таких вложений. Но что важно? Чтобы мы не отставали в подготовке кадров от ведущих университетов мира, а они, как известно, имеют значительные финансовые средства в своём распоряжении. Конечно, это вложение бизнеса, у них это принято, у них огромные эндаументы. А мы пока ещё недостаточно хорошо используем возможности и государственно-частного партнёрства, и, главное, бизнеса – это тоже есть общая наша задача.

Я хотел, Владимир Владимирович, кратко сказать и об аспирантуре. Мы видели, что она у нас самая большая в России, 90 процентов аспирантов – в МГУ. У меня вызывает тревогу, что аспирантура – это третья ступень образования, в отличие от того, что раньше, это была школа подготовки научных кадров. И ведь задача учёбы в аспирантуре – воспитать учёного, погрузить его в среду, в научную школу, с тем чтобы молодой человек стал сразу же сам молодым учёным. И конечно, сейчас получилось, что мы потеряли качество подготовки аспирантов.

Мы согласны с тем, что было сказано Вами. Есть разные пути улучшения этой ситуации. Но один из них, это моё мнение, я думаю, что надо бы вернуть аспирантуру в прежнее научное русло. Мы говорили с Александром Михайловичем [Сергеевым, президентом РАН], это наша, мне кажется, общая позиция.

И конечно, в аспирантуре надо использовать целевую форму подготовки, когда бизнес или преподаватели могут и имеют возможность через гранты готовить целевиков. Но есть часть аспирантов, которые, как бы они ни хотели, заработать не могут во время учёбы в аспирантуре. Например, абстрактные математики или биологи. Мне кажется, что вопрос о повышении стипендии, а она две тысячи с небольшим, в совокупности с такими решениями – привлечение бизнеса, целевой подготовки и повышение стипендии – вопрос назревший. Безусловно, мы считаем, что этот вопрос должны оценить профессионалы.

Теперь позвольте мне сказать несколько слов о задачах российского масштаба.

Россия – это могучее государство с самой большой территорией, с большим диапазоном культурных, социально-экономических различий. В этом важное преимущество российской культуры, которая вбирает в себя, синтезируя и западное, и восточное миросозерцание. Здесь органично уживается множество национальностей, религий, этносов, народов. И здесь особенно важно и приобретает это значение русский язык как фактор, цементирующий наше государство. Надо по-прежнему обращать огромное внимание на это наше богатство.

В то же время на огромном пространстве нашей страны нельзя не видеть определённого дисбаланса в развитии регионов, который сказывается и на высшей школе. Понятно, что все университеты не могут иметь одинаковый потенциал, одинаково развитую инфраструктуру, но все мы, все университеты, обязаны готовить хороших специалистов, нужных на местах, востребованных в своих регионах. Молодые люди должны иметь возможность самореализации там, где они получили образование, в том числе, конечно. Всё это в итоге должно работать на сохранение единства и целостности нашей страны.

В России есть группа ведущих университетов с показателями научно-образовательной деятельности на уровне мировых, они обладают соответствующим кадровым потенциалом. У нас их 30–40, по нашей оценке. Конечно, таких университетов должно быть больше. По масштабам страны, может быть, называется цифра 150. Но к этому надо стремиться.

Вопрос: как поднять региональный вуз, усилить его потенциал? И у Российского союза ректоров есть предложение создавать научно-образовательные консорциумы или кластеры. Например, головной университет из категории ведущих национально-исследовательских берёт обязательства по определённой тематике, актуальной для данного региона, для той отрасли профильной, которая в регионе, помогает организовать в тех университетах соответствующие кафедры, лаборатории. Уже эти университеты, ведущие и региональные, готовят научные проекты, руководят аспирантами, создают там научную школу, научную среду, главное – укрепляют связи с промышленностью, формируют благоприятные условия для поддержки молодых учёных, которые оканчивают местные университеты.

Я бы назвал эту программу научно-образовательной мобильности, вот в этом понимании, именем Вернадского, в честь учёного, который создавал научные школы в разных университетах тогда великой страны.

Итак, программа «Вернадский». Конечно, это потребует финансирования для поддержки региональных университетов. Но если перед нами эта цель будет поставлена, чтобы обеспечить устойчивое развитие регионов, а это, безусловно, вызов, стоящий перед страной, то средства для достижения этой цели надо найти. Давайте вспомним слова Ганди: «Найди цель, а ресурсы найдутся».

Таким ресурсом могут стать и региональные вложения, они заинтересованы, и бизнес-инвестиции той промышленности, которая там есть, и созданная в регионах за последнее время инновационная инфраструктура (бизнес-инкубаторы, парки), которая порой используется не очень эффективно. Если всё это передать или соединить с региональными вузами, то это станет хорошим подспорьем для поддержки студентов, аспирантов в области новых технологий, проектов, в которых заинтересован бизнес, проектов социальных и гуманитарных инициатив.

Кстати, и поиск талантов под этим углом с перспективой стимулирования развития регионов становится уже отдельной и более простой задачей. Найти юный талант там, выстроить ему правильную образовательную траекторию, обеспечить ему сопровождение. Может быть, для этого не обязательно уезжать в Москву или в другой город? Мы предлагаем другой путь – поддержку и создание условий для самореализации в регионах. Для этого надо создавать и специализированные школы типа «Сириуса», университетские гимназии, технопарки. На базе университетов можно создавать учебные кластеры. Нам было сказано, Владимир Владимирович, школа, колледж, вуз – всё это интегрировать, всё это поможет профориентации, подготовке кадров для региона.

Конечно, это программа прежде всего регионов, но мы предлагаем необходимые интеллектуальнее ресурсы ведущих университетов и готовы работать на сохранение и укрепление единства нашей страны.

Университеты должны прийти в школу. В эти слова я вкладываю несколько смыслов.

Первое – в отдалённые школы, сельские, должны прийти молодые учителя с хорошим педагогическим образованием и с хорошим настроем. За нами, университетами, программы подготовки таких учителей с учётом всего, что было сказано об актуальных задачах современного этапа развития образования. Этот опыт у нас есть. Конечно, это съезды учителей-предметников, которые мы проводили, где университетские преподаватели, учителя делятся опытом и обогащаются идеями. И всё это должно работать на едином образовательном пространстве, значит, иметь большое значение для регионов, а значит, для России в целом.

Уважаемые коллеги!

Наша страна – часть глобального научно-образовательного мира. Университеты всё активнее вовлекаются в международное сотрудничество. Всё более разнообразными становятся формы этого сотрудничества, академическая мобильность учёных, преподавателей, студентов. Совместные проекты, дипломы – все мы это знаем.

Важным фактором, влияющим на общемировую ситуацию в образовании, является демография. В развивающихся странах численность молодёжи растёт намного быстрее, чем в развитых, к которым относится и Россия. При этом с глобально-демографической точки зрения университеты, так сказать, расположены неправильно по планете. Население высокоразвитых стран Северной Америки, Европы быстро стареет, тогда как в развивающих странах Азии, Африки, Латинской Америки оно молодое, быстрорастущее, стремится учиться, это показал Фестиваль молодёжи, а университетов там мало. Поэтому эта ситуация благоприятна для развития нашего экспорта образования, имеющего большой потенциал. Мы имеем огромный потенциал.

За последние годы нашим сообществом при государственной поддержке проведена значительная работа по расширению спектра услуг. Например, в 2000 году в российских университетах обучалось всего 54 тысячи иностранных учащихся, в 2010-м – в три раза больше, 150 тысяч, а в 2017-м – уже 244 тысячи. Такая мобильность очень важна, надо её наращивать. Тут дело не только в экономических соображениях, что они приносят нам определённый доход, здесь важен другой капитал, не финансовый, человеческий. Ведь отношения между однокурсниками, студентами из разных стран и будущими коллегами и друзьями – это навсегда. И этот капитал бесценен.

Расширилось число филиалов ведущих российских университетов в зарубежных странах. В 2017 году открылся первый совместный Российско-китайский университет в Шэньчжэне. Владимир Владимирович, спасибо Вам за одобрение этой идеи. Филиал работает. Не филиал, а совместный университет. И что очень важно, впервые открылся филиал Московского университета в стране НАТО, в Словении, и он работает. В 2017 году под нашей эгидой создана Ассоциация иностранных выпускников, которые остались работать и жить в России, и они очень эффективно нам помогают в экспорте нашей системы образования.

Мобильность свойственна не только студентам, ректоры тоже очень мобильны. Приведу примеры и цифры. За последние три года мы провели 13 международных форумов ректоров, 13. Около 2 тысяч ректоров российских и зарубежных вузов на них повстречались, обсуждали активно вопросы современного образования.

Под эгидой Российского союза ректоров за эти годы создано несколько международных ассоциаций. Это Ассоциация классических университетов России и Китайской Народной Республики, Ассоциация ведущих университетов России и Исламской Республики Иран, Ассоциация университетов России и Японии (в Вашем присутствии мы подписали это соглашение в Японии), Ассоциация университетов России и Индии.

И вот интересная ассоциация. В феврале этого года в Бейрут мы приехали для того, чтобы образовать федерацию ректоров университетов России и арабских стран. Мы создали эту федерацию, в неё вошло 44 университета из Иордании, Ирака, Ливана, Сирии, Алжира, Сомали, Объединённых Арабских Эмиратов, Йемена, Египта, Омана, Кувейта, Палестины и 40 российских университетов.

Во время этой поездки в Ливане, ровно на границе с Сирией, в долине Бекаа, во время этой встречи мы открыли русскую школу. В ней будут учиться 500 учеников, изучать русский язык. При поддержке России там отремонтированы и оснащены классы русского языка.

Я хочу с удовольствием сказать, что генеральный секретарь Ассоциации арабских университетов, профессор, султан Абуораби, который возглавляет ассоциацию, присутствует в этом зале. В его ассоциацию входят 150 арабских университетов.

Наше международное сотрудничество продолжается, и через две недели мы поедем в Саппоро, где состоится очередной Форум ректоров России и Японии.

Уважаемые коллеги, я заканчиваю.

У нас очень интересная и ответственная профессия. Мы готовим будущее, оно вырастает на наших глазах. И каждый из нас может сказать вслед за Менделеевым: вся гордость учителя – в учениках. И нам есть чем гордиться. Мы профессионалы на ниве образования и науки, окружены студентами с утра до вечера. И мы знаем, что они активны, открыты новому, талантливые, целеустремлённые, готовые к новому творчеству и воплощению своих идей.

25 лет молодые учёные из разных стран собираются на Международный молодёжный форум «Ломоносов». За эти годы в этих форумах приняло участие 300 тысяч талантливых, молодых ребят из 75 стран мира.

На 19-м Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Сочи после Вашего выступления, уважаемый Владимир Владимирович, я выдвинул идею создать на базе форума «Ломоносов» международный союз молодых учёных. И я хочу доложить, что две недели назад, 12 апреля, на базе форума «Ломоносов» в Московском университете был подписан меморандум о создании международного союза молодых учёных. Предложено два проекта, которые они будут обсуждать, – это экологический анализ и анализ больших данных. Создатели союза – студенты из разных стран, они присутствуют на нашем съезде, можно попросить их подняться. Спасибо, ребята.

Международный союз молодых учёных – это, конечно, наш проект, он родился у нас в стране. Но он нацелен на развитие науки, дружбы, сотрудничества молодёжи во всём мире и построение будущего для всех.

Я хочу закончить пожеланием молодёжи и нашим университетам новых успехов и поблагодарить вас за внимание.

Уважаемые коллеги, я уже сказал, что у нас состоялось заседание пяти секций примерно по 150, а то и по 200 человек на каждой секции. Модераторы этих секций доложат съезду о результатах своих обсуждений.

Хотел бы попросить выступить Александрова Анатолия Александровича, ректора Бауманки, на тему «Роль университетов в научно-технологическом развитии Российской Федерации».

Анатолий Александрович, пожалуйста.

А.Александров: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Виктор Антонович! Уважаемые коллеги!

Работали в числе пяти секций, секция инженерного дела, и мы действительно обсуждали роль наших университетов в научно-технологическом развитии России. Было очень заинтересованное, порой даже страстное обсуждение самых злободневных наших тем. В дискуссии принимали участие и президент Российской академии наук Александр Михайлович Сергеев, и председатель Комитета Государственной Думы Вячеслав Алексеевич Никонов. Большой и интересный разговор получился.

Мы не ставили себе задачу сформулировать вопросы к нашему Президенту и попросить денег, вовсе нет. «Нам хлеба не надо, работу давай!» Больше ставились вопросы о том, что и как мы сегодня можем сделать, для того чтобы эффективнейшим образом реализовать те задачи, которые Вы, Владимир Владимирович, поставили в своём Послании Федеральному Собранию.

И мы, конечно, понимаем, что сегодня отечественная промышленность остро нуждается в инженерах-исследователях и разработчиках, которые способны работать в условиях нового технологического уклада, в условиях развития природоподобных технологий. И, наверное, решение этой задачи потребует изменения и сегодняшних подходов к условиям работы вузов и к оценке этой работы.

Ответ на большие вызовы возможен только при интеграции фундаментальной, прикладной науки и высокотехнологичных производств. И эту роль, роль интегратора, могли бы взять на себя национально-исследовательские университеты, которые имеют многолетний опыт в реализации таких междисциплинарных прорывных исследованиях. И мы прекрасно знаем, что без инженера знания никогда не станут технологиями. А примеры, когда знания, в том числе фундаментальные, превращались в технологию, есть, у нас их много.

Возьму наш пример. Бауманка, например, выпускает инновационной продукции уже много лет на четыре, пять, шесть – год от года по–разному – миллиардов рублей в год, питерская политехника – около 2 миллиардов в год. Если нас всех собрать, то это очень большой объём уже реальных разработок, а это та продукция, которая идёт в производство – в железо, то есть она летает, стреляет, кормит, видит, то есть та самая продукция, которая позволяет строить подходы к завтрашнему дню. И здесь, наверное, было бы правильно, чтобы на базе таких университетов было бы целесообразно создавать эти самые мощные научно-образовательные центры и уже к ним подтягивать и региональные, и опорные университеты, делая упор на цифровые возможности, делая упор на сетевой характер взаимодействия.

Университеты также могут выступать и в роли интегратора решений важнейших государственных задач. Тоже приведу пример. В прошлом году Вы дали поручение Бауманке и Физтеху заняться передовыми арктическими технологиями, прострельными технологиями. И мы в течение очень короткого времени смогли сорганизовать, интегрировать большую кооперацию научных организаций, госкорпораций, восьми основных министерств и ведомств и сосредоточили внимание на самых злободневных проблемах, которые стоят перед людьми, работающими в Арктике. Сумели сконцентрировать материальные средства, и эта программа начала выполняться уже сегодня, уже много что мы в этой ситуации делаем.

Когда мы говорим о таких мощных центрах или о том опыте, который имеет Российский национальный исследовательский университет, а это восемь лет опыта, ректорский корпус говорит о том, что очень важно, чтобы эти программы были не на один, не на два года, а продолженные программы – на семь, на восемь лет, когда можно действительно создавать ведущие инженерные центры и лаборатории на мировом уровне. Создавать научные школы, привлечь в эти научные школы и гарантировать в течение какого–то достаточно большого времени условия работы для наших западных коллег, которых мы могли бы пригласить для работы с нами. Таких примеров тоже очень много, мы это умеем сегодня делать. У нас за эти годы укрепилась материальная база, она стала другой. В одной Бауманке у нас 20 инженерных центров совершенно мирового уровня и класса. И поэтому уже западные учёные, такие, например, как Грегор Морфилл, за честь почитают приехать к нам и возглавить один из наших центров. Причём для него удивительное впечатление, что он, человек номер один или два в области плазмы в мире, а вдруг технологии, которые идут в промышленность, сильнее и круче у нас. Такое сотрудничество дает очень серьёзные результаты, на это нужно опираться.

Сегодня уже дважды прозвучал вопрос, связанный с аспирантурой. Ваши слова такие строгие, Владимир Владимирович, такой болью совсем не сладкой отозвались в сердце, потому что это проблема проблем для нас. Пропала мотивация у ребят, поменялись условия, и здесь же не деньги самое главное, хотя на 2 тысячи рублей не прокормишь семью. Но тут главное в другом – люди должны найти себя в научном коллективе, а не просто быть студентом какого–то третьего или даже десятого уровня – почёта это не приносит, – а быть в научном коллективе. Когда ты каждый день видишь, как работает твой учитель, как он ошибается, как он мучительно ищет решение того или другого вопроса, той или другой проблемы, как, наконец, появляется та или другая установка, изделие, научный эффект – вот только это можно. Помните, классик говорил: только в труде с рабочими и крестьянами… дальше мы знаем, да? Только так, будучи в рабочем коллективе, вливаясь в него, незаметно для самого себя превращаться в учёного. А другого пути просто нет.

Но здесь есть возможность. Там, где есть лаборатория, там, где есть большие, серьёзные исследования, это решается проще: ребята привлекаются туда, даже несмотря на то, что они студенты третьего уровня, но вот этой базы грантовой не хватает на то, чтобы все университеты в равной мере могли своих аспирантов привлечь к подобной работе. Об этом просто нужно подумать.

Здесь, может быть, действительно как–то перестроиться и специально подумать о том, чтобы организационно помогать нашим аспирантам, но ни в коем случае не сокращать подготовку аспирантов. Их не должно быть один–два, это путь в никуда. Королёв из тысяч и сотен людей рождается один, и Туполев, и Вернадский или любой другой. Здесь нужно понять, что без подготовки кадров высшей научной квалификации технологической независимости мы не добьёмся.

Это серьёзная проблема, и мы готовы там заниматься ею день и ночь, но здесь нужно объединять усилия. Где–то, наверное, нужна и помощь, и финансовая поддержка, где–то чисто организационно перестроить. Ну и это должно быть всё–таки главным в нашей работе, потому что без подготовки молодёжи завтрашнего дня у нас может не быть. Хотя мы в это верить не хотим и не верим, особенно всё это в такой обстановке глобальной конкуренции.

Мы понимаем и говорили о том, что объём знаний увеличивается каждые два года вдвое, и сегодня приводили примеры на обсуждении, что все компьютеры, которые были на земле, не обладают такими возможностями, как единственный «Айфон» шестого поколения. И много–много примеров, но самое главное, что все сегодняшние компьютеры, существующие на земле, не смогли превзойти возможности человеческого мозга. И это говорит о том, что мы ещё очень много чего найдём и много чему научимся.

Но мы должны обеспечить непрерывное обучение инженеров в течение всей жизни, и это, безусловно, задача университетов в первую очередь. И мы можем и должны создать национальную систему непрерывной опережающей переподготовки инженеров. И здесь мы должны опять–таки использовать эти распределённые, сетевые методы повышения квалификации и использовать «цифру», использовать удалённый доступ, онлайн–курсы, эти возможности есть, мы должны отстроить стройную систему. У нас ум инженера должен затачиваться постоянно, в течение всей жизни.

И здесь, когда мы говорим о таких задачах, у нас в последние годы очень актуализировалась публикационная активность, и количество наших статей очень заметно меняется в последние годы. Но, что самое интересное и удивительное, я буквально перед встречей, позавчера, встречался с руководителем издательства «Эльзевир» по России, и он рассказывает, что статьи российских учёных в очень большом количестве попадают в этот золотой один процент самых интересных, самых знаковых статей, которые публикуются в мире. То есть потенциал наших учёных потрясающий.

И мы будем продолжать этим заниматься, мы будем ориентировать наших учёных на такую публикационную активность, но нельзя забывать о наших собственных журналах, потому что их надо дотягивать до самого высокого мирового уровня, мы должны всё для этого сделать. У нас должны быть академические журналы, вузовские журналы высокого мирового класса, переводные на английский язык. Может быть, мы об этом говорили, задуматься и восстановить такой единый национальный бренд – издательский центр. Вы дали нам поручение два года назад по поводу российского рейтинга вузов. Мы сделали это, это получилось, хотя и сомневались, было такое, но получилось. И он узнаваемый. Я думаю, что если такую задачу себе поставить, и с этим мы справимся. Всё–таки и русский язык в том числе не должен исчезать из наших журналов – это наш язык. И всё, что есть там, должно быть такого же качества, если не выше, у нас, потому что уровень наших учёных это позволяет и соответствует.

И, наверное, предпоследнее. Нужно отдельно говорить о работе вузов с оборонно-промышленным комплексом – это очень важно сегодня. Это очень трудная работа, совсем не такая, как обыденная, и здесь требуется очень много и умения, и возможности, и чего только не было, и глупо говорить сегодня о важности этой работы. И здесь нам особенно важно обеспечить технологическую независимость и формировать опережающий научно-технический задел на будущие годы и десятилетия и искать новые нетрадиционные технические решения.

И эта подготовка, допустим, специалистов для оборонно-промышленного комплекса реально должна быть целевой. Эти программы должны составляться вместе с ведущими специалистами, генеральными конструкторами из отраслей, должна быть распространена и продолжена практика на этих заводах. Особую роль в этой связи должны нести и несут базовые кафедры и отраслевые факультеты. И в этом весь опыт, на это нужно обращать внимание.

Здесь очень важно, чтобы были все образовательные траектории: и техник со знаниями инженера, когда он будет эксплуатировать уникальный станочный парк, это должны быть и бакалавры, которые могут руководить производством на своём уровне. Это должны быть магистры, которые могут вести исследования на мировом уровне. И это обязательно должны быть специалисты-разработчики, это самая тяжёлая инженерная профессия. Но должны быть люди, которые могут взять ответственность на себя за создание совершенно новой, пионерской продукции, должны быть люди, которые умеют в завтрашнее утро посмотреть.

Мы живём сегодня в непростое время: экономические спады, перепады, турбуленция в международных отношениях, ещё эти «скрипали» с санкциями под ногами – всё очень непросто. Время принятия трудных решений и время ответственности. С другой стороны, это очень интересное время, которое даёт огромные возможности.

Владимир Владимирович, Вы строите великую процветающую Россию. Это ой как непросто. И в этом трудном деле Вы можете смело положиться на наш инженерный корпус, инженерный корпус России.

Спасибо.

В.Садовничий: Спасибо, Анатолий Александрович.

Я хотел бы попросить выступить Алексея Вячеславовича Демидова, ректора Санкт-Петербургского университета промышленных технологий и дизайна. У него тема секции «Университеты и школа». Пожалуйста, Алексей Вячеславович.

А.Демидов: Уважаемый Владимир Владимирович! Виктор Антонович! Уважаемые коллеги!

Вопрос взаимодействия университетов и школы, который обсуждался на нашей секции, во многом ключевой для системы образования. Оценка этапа реформирования системы образования в течение двух последних десятилетий даёт основание сделать вывод: сделано немало, но предстоит сделать ещё больше. Казалось бы, не так давно вузы принимали студентов по собственным экзаменам, а сейчас мы все уже привыкли к ЕГЭ. В начале 2000–х редко у какого вуза не было собственных олимпиад или репетиционных предварительных экзаменов.

Последние 11 лет олимпиадное движение стало общероссийским. Перечень олимпиад школьников ежегодно утверждается Министерством образования и науки Российской Федерации после детальной проработки и обоснования заявок на их проведение, а также очень серьёзного контроля всех этапов проведения олимпиад.

Напомню, что ключевая роль в развитии олимпиадного движения принадлежит вузовскому сообществу и Российскому совету олимпиад школьников, созданному в 2007 году по инициативе и при организационно-техническом и научно-методическом сопровождении Российского союза ректоров.

В настоящее время, как Виктор Антонович говорил, ежегодно в олимпиадах школьников, проводимых вузами России, принимает участие свыше 2 миллионов школьников, и актуальным представляется выявление талантов и среди иностранных граждан, и соотечественников, проживающих за рубежом.

Оправдала себя система проведения профессиональных конкурсов и проектных олимпиад помимо олимпиад по традиционным школьным предметам.

Например, всероссийские олимпиады по технологии и экологии, олимпиада школьников таких направлений, как математическая олимпиада «Росатом», олимпиада «Учитель», «Школа будущего», олимпиада «Нанотехнологии – прорыв в будущее», олимпиада по информатике и компьютерной безопасности, олимпиада по математике и криптографии, олимпиада национальной и технологической инициативы и многие другие.

Можно задаться вопросом: достаточно ли широко сейчас олимпиадное движение и в полной ли мере его развитие отвечает современным задачам? Ответом могло бы служить то, что можно и нужно большее развитие этого движения при реальном контроле и гласной состязательности.

Мы, ректоры, убедились, что те, кто зачисляется в вузы как победитель или призёр олимпиады, – это самые настоящие звёздочки. Пусть у них не всегда получается учёба сразу по всем предметам, но реальный талант по профильному направлению у таких студентов, безусловно, есть. Если даже в ближайшем будущем каждый десятый из зачисленных в вузы будет победителем или призёром олимпиадного движения, для вузов это серьёзно и значимо.

Олимпиадное движение школьников, коллеги, оправдало себя как отбор реальных талантов и нуждается в расширении как в перечне олимпиад, так и в их практической взаимосвязи с приоритетными направлениями развития экономики.

Уважаемые коллеги!

Не отрицая необходимости быть открытыми для зарубежного опыта, мы в любом случае не должны позиционировать себя в роли изначально догоняющих, только и думающих, чьи же идеи нам теперь ещё перенять. Мы сами можем предложить наш более чем немалый опыт реального взаимодействия университетов и школ, показать достижения наших лучших гимназий, из которых ежегодно поступают в вузы будущие победители всемирных и международных олимпиад.

Говорилось о том, что команда МГУ победила на олимпиаде по программированию. Уважаемые коллеги, например, в десятке победителей – и МФТИ, и ИТМО. Команда Массачусетского технологического института в олимпиаде программирования заняла, например, 11–е место. Более того, последние два года золотые медали чемпионата мира по программированию занимали команды нашего, Санкт-Петербургского государственного университета, опять же Университета информационных технологий. И таких примеров немало и по математике, и по другим предметам. Реальное образование как, например, в 239–й школе или в лицее № 30 Санкт-Петербурга, откуда мы видим ежегодных победителей всемирных олимпиад, – то, чем мы можем по праву гордиться и чей опыт важен для всей страны.

Включить в наше восприятие ту составляющую, что мы можем и должны являться в каких–то направлениях примером в мировом образовательном пространстве, так же важно, как и психология победителя в спорте. Мы более чем конкурентоспособны в программировании, в математике. Можно много привести направлений. Достаточно вспомнить обсуждение русских хакеров в мировой прессе. Но база этого формируется в школе, и взаимодействие с вузами в качестве непрерывного образования ещё не исчерпала потенциала возможностей.

Как выпускник математико-механического факультета, я помню, что на встрече выпускников через 15 лет после нашего выпуска оказалось, что примерно половина выпускников нашего курса постоянно или временно работала на тот период в ведущих корпорациях за рубежом, будучи на первых ролях при решении весьма сложных и перспективных проектов.

Кстати, один из нас – это Григорий Перельман, который доказал гипотезу Пуанкаре, отказался от Филдсовской премии и, по–моему, не только от неё. При этом те школы в Санкт-Петербурге, в Москве и в других городах России, после которых мы поступали в университет, и сейчас подтверждают свою репутацию по фундаментальной подготовке ещё со школьной скамьи.

Говорилось о том, что главное звено в работе с талантливой молодёжью – учитель и наставник, которому принадлежит решающая роль в оценке потенциала молодого человека. Важной составляющей этой работы является деятельность таких центров, как «Сириус», или технопарков «Кванториум». При участии университетского сообщества подобные центры по работе с талантливой молодёжью должны быть созданы в ближайшее время во всех регионах нашей страны.

Роль сержантов индустрии – процитирую замечательного публициста Анатолия Грановского – начинается с реального наставника по профориентации в школе и с ресурсной поддержки этого звена образования, что, как бы сказал классик, в современных условиях архиважно.

Вести своеобразный, может быть, табель о рангах наставников, подготовивших и воспитавших победителей и призёров профессиональных конкурсов и олимпиад, стимулировать их мотивацию к продвижению в подобных рейтингах – выполнимая задача, которую университетское экспертное сообщество способно решать в ближайшие годы.

Гимназии при университетах уже в некоторых случаях созданы и доказывают свою эффективность. Если техникумы и колледжи в составе вузов давно нередкое дело, то в современных условиях резерв мы видим в развитии системы «школа – колледж – вуз». Успешным примером данной модели являются лицеи, школы при ряде университетов: это академическая гимназия при Санкт-Петербургском государственном университете, лицей имени Лобачевского при Казанском федеральном университете, университетская гимназия, школа-интернат при МГУ имени Ломоносова, учебно-научный центр при Новосибирском государственном университете, естественнонаучный лицей при Санкт-Петербургском политехническом университете Петра Великого и другие.

Дать больше возможностей созданию при университетах гимназий – веление времени. Это требование непрерывности образования, это расширение углублённой подготовки по приоритетным направлениям науки. И это, конечно, требует глубокой экспертной проработки университетского сообщества.

Особое внимание необходимо уделить относительно новой форме взаимодействия университетов и школ, как предуниверсарий при вузах. Это выпускные классы школ, в которых профильным предметам обучают педагоги университетов. Это позволяет сблизить две образовательные ступени, и в этом серьёзный потенциал развития.

Уважаемые коллеги!

Современная система отбора и подготовки управленческих кадров и директоров школ, от которой во многом зависит формирование сильных педагогических коллективов и атмосфера в школе, – серьёзная и реализуемая задача именно во взаимодействии с университетской корпорацией. Реализовать создание такой системы по повышению квалификации и переподготовке руководителей образовательных организаций среднего общего образования, а также структуры кадрового резерва для них возможно в рамках вузовских факультетов дополнительного образования. Кстати, по факультетам дополнительного образования на нашей секции самым серьёзным образом обсуждалось, что обязательна федеральная лицензия для структур дополнительного образования в стране. И, уважаемые коллеги, все с этим согласились.

Российский союз ректоров – по–своему уникальное экспертное сообщество и как пример возможного обсуждения в ближайшее время. Это обсуждалось на нашей секции.

Я бы привёл пример дискуссии о перечне предметов, обязательных ЕГЭ по окончании школы. Если ЕГЭ по русскому языку и математике обязательны сейчас для всех выпускников школы, то экзамен по истории России, как, впрочем, и по разделам всемирной истории, может быть следующим по счёту обязательным для выпускников российских школ. Напомню, что уже обсуждался как обязательный для выпускников экзамен по иностранному языку в ближайшие годы. Готовность самым активным образом участвовать в обсуждении и способствовать принятию решения по такого уровня вопросам – важная часть взаимодействия университетов и школ.

Уважаемые коллеги!

Задачи перед системой образования в России серьёзные, и в наших силах предложить решения, которые позволят следовать современным вызовам, работать на опережение даже в быстро меняющихся условиях. Выражу надежду, что при реализации этих решений наши кинематографисты, создавшие, например, в последнее время такие фильмы, как «Легенда № 17», «Движение вверх», «Лёд», запомнившись многим школьникам и студентам как образец ярчайшего величия духа наших спортсменов, смогут и захотят создать подобные фильмы и о победителях всемирных студенческих олимпиад, таких, например, как олимпиада по программированию и физике, или о современном математике Григории Перельмане и других серьёзных учёных наших дней, а также о наших лучших школах и гимназиях и их взаимодействии с университетами.

Завершая своё выступление, отмечу, что развитие и расширение олимпиадного движения как возможности реального отбора талантов, создание гимназий при университетах как оправдавшийся опыт системы непрерывного образования, ресурсная поддержка учителей и наставников, подготовивших победителей конкурсов и олимпиад, современная система отбора и подготовки управленческих кадров и директоров школ, создание кадрового резерва для них, широкое обсуждение экспертным сообществам вопросов перечня обязательных выпускных экзаменов школьников, обязательное федеральное лицензирование дополнительного образования и предложение возможных решений – все эти задачи реализуемы в самое ближайшее время при взаимодействии университетского сообщества и российских школ.

В.Путин: Перед тем как технический перерыв будет объявлен, позвольте несколько замечаний, мыслей, которые у меня возникали в ходе выступлений наших коллег.

Начну с того, чем Алексей Вячеславович [Демидов] закончил – по поводу пропаганды науки, знаний, достижений людей, которые работают в науке. Могу с вами поделиться несколько личным, но в то же время имеющим общественное значение, как раз в связи с тем, что только что было сказано.

Не задолго до смерти наш замечательный писатель, с которым я встречался, Даниил Александрович Гранин, – буквально за две недели до того, как он ушёл из жизни, если вы помните, я вручал ему здесь, в Петербурге, награды, специально приехал, для того чтобы встретиться с ним, потому что ему уже было трудно передвигаться, потом в беседе – у нас беседа состоялась небольшая, минут тридцать мы отдельно поговорили, по его просьбе я задержался, и получилась основательная, интересная беседа, – один из тезисов, который прозвучал от него, был как раз таким: слишком мало внимания государство уделяет вопросам науки и образования, в том числе пропаганде научных знаний и пропаганде достижений тех людей, которые добиваются результатов в сфере науки. На моё замечание о том, что у нас есть такие программы и такие программы, он ответил: «Всё это хорошо, но пропаганда в хорошем, в широком смысле этого слова, особенно талантливая пропаганда, чрезвычайно нужна. И нужно, чтобы с Вашего уровня, – сказал он мне тогда, – это звучало. Потому что мы в этом нуждаемся, когда с такого уровня формулируются задачи подобного рода».

Я, во–первых, это делаю, исполняю его наказ. А во–вторых, будем, конечно, побуждать наших деятелей искусства к тому, чтобы тоже над этим поработали. Вы, Алексей Вячеславович, абсолютно правы. Вот это первое, что хотел бы сказать.

Теперь некоторые замечания.

Анатолий Александрович [Александров] говорил о необходимости создавать научно-образовательные центры, такие, как создаются в Бауманке. Абсолютно согласен. Это точно, в этом направлении нужно двигаться. Если у вас уже создано 20 инженерных центров мирового класса, хочется сказать «ура». Мы вас поздравляем с этим. И нужно двигаться дальше в этом направлении и вам, и всем остальным коллегам. Конечно, у всех разные возможности, но к этому нужно стремиться.

Теперь по поводу аспирантуры.

Найти место, Вы сказали, нужно в научном коллективе. Но Вы знаете, это и от вас зависит: и от вас, и от вас, от всех здесь сидящих. В каком смысле? Нужно давать перспективные темы. Не просто так, чтобы человек защитился, а нужно давать такие темы для научных исследований даже первого, аспирантского уровня, чтобы они имели перспективу развития, чтобы они имели возможность быть применёнными где–то на практике или, скажем, в большой науке в широком смысле этого слова.

Но прежде всего, конечно, я так понимаю, когда это говорит руководитель Бауманки, то речь идёт…

А.Александров: Нам проще…

В.Путин: Проще, но это надо предлагать. Надо видеть, что будет следующим шагом. Потому что написал, защитился – до свидания, в анкету запись сделали. Нет, тогда становится неинтересно, тогда можно и попозже, и сроки срываются. Дело не в сроках, а дело в том, что будет дальше в жизни, на практике.

Теперь собственная научная периодика. Полностью согласен, Вы абсолютно правы. Давайте, предложения сформулируйте, что нужно сделать со стороны государства, чтобы поддержать. Уверен, это деньги–то небольшие, мы точно найдём эти средства, только нужно понять, как организовать эту работу, что дополнительно нужно сделать, для того чтобы это заиграло. Вы правы абсолютно. Ведь почему такой процент среди этих публикаций? Их немного, наших публикаций за границей, но они важные. Но берут, потому что уже невозможно не взять, потому что всем интересно. А всё остальное отсекают, потому что там у них свой праздник, а мы чужие на этом празднике жизни. Нужно создавать своё, полностью согласен, давайте будем это делать. Просто конкретизируйте эти предложения.

Теперь по поводу взаимодействия вузов и предприятий оборонно-промышленного комплекса. Вы сказали, что это сложно организовать. А в чём сложность? Я даже не вижу. Наоборот, мне казалось, что работа налажена.

А.Александров: Там это непростая работа сама по себе, она очень ответственная, и не все могут, практика показывает. А привлекать надо многих. Мы когда–то проводили исследования, у нас уже мало университетов могут в этой работе участвовать, а раньше в десять раз больше участвовало – вот в чём беда.

В.Путин: Давайте. Честно говоря, я просто так этого не чувствовал. Если Вы видите, что есть проблема, тоже прошу Вас тогда конкретизировать, показать, где она, эта проблема. Мы её постараемся решить.

У меня–то, наоборот, честно говоря, если не опыт, ну и опыт, и знания в этом смысле положительные. Один из примеров – я уже, по–моему, даже публично как–то говорил, и в Послании я говорил об этом, – у нас создаются очень современные, уникальные абсолютно, не имеющие аналогов в мире системы вооружения. Одна из таких систем была создана очень молодой командой. Когда я с ними встретился, мы и Госпремию им дали, пришли совсем молодые люди. Я их спрашиваю: «Вы откуда взялись–то?». Они говорят: «А вот как гранты только начали платить, мы всей группой из вуза пришли, создали коллектив». И в течение семи лет они создали эту мощнейшую, самую современную в мире боевую ударную систему. Так что такие примеры есть. Если чего–то не хватает для продолжения и интенсификации этой работы, тоже подскажите, пожалуйста, чтобы я понимал, о чём речь.

Теперь не по порядку, но тем не менее. Конечно, олимпиадное движение школьников будем поддерживать, это само собой.

По поводу того, что наша система образования, в том числе школьная, не хуже других. А никто и не говорит, что хуже. Знаете, когда идут дискуссии в обществе, разные точки зрения звучат. Бывают даже крайние. Мне кажется, не нужно на это обижаться, просто нужно относиться к этому по–взрослому, по–серьёзному. Все имеют право высказаться, а побеждать должна в конечном итоге такая точка зрения, которая наилучшим образом обоснована. При этом, конечно, наша система образования должна быть открытой. Мы должны объективно анализировать, чего же всё–таки нам где–то не хватает, что мы могли бы взять лучшего из международных практик? Там есть чего взять, конечно. Не значит, что нужно вычеркивать всё, что достигнуто у нас, я уже много раз на этот счёт говорил. Но быть открытыми и объективно оценивать и наши слабые места, и сильные стороны, конечно, всегда нужно. Поэтому здесь ничего зазорного нет.

Что касается работы с талантливыми людьми, с талантливой молодёжью – конечно, да. Но я сейчас скажу, может быть, заезженную фразу, общую, тем не менее не могу этого не сказать. Конечно, важно работать с талантливыми молодыми людьми, но ещё важнее суметь раскрыть талант молодого человека, поднять это, поддержать, толкнуть в развитии.

И теперь про то, что было сказано вначале.

Но я чем больше работаю, тем больше всяких у меня терминов появляется интересных. Сингулярность – это хорошее слово. Где–нибудь скажу – буду выглядеть приличным человеком. Во всяком случае, я так понял, что это увеличение факторов неопределённости, да? Правильно. И Конфуция здесь правильно вспомнили: если цель кажется недостижимой, не меняйте цели, меняйте подходы к её достижению. Примерно так, да? Вот я вспомнил в этой связи другую китайскую – это не поговорка, это Конфуций. Китайский народ мудрый, древний, вот одна из поговорок звучит так: чтобы видеть дальше, нужно подняться выше.

Вот в этой связи что бы хотел сказать? Да, факторов неопределённости становится всё больше и больше, но это не должно нас пугать. Потому что, если мы хотим видеть конечную цель, нужно просто подняться самим на такой уровень, с которого эта цель будет видна.

Применительно к образованию и высшей школе. Это только сегменты, то, что я скажу, но тем не менее. Что и как должно преподаваться? Вот вам виднее на самом деле, вы же специалисты. Я должен опираться на ваше мнение. Но я хочу оттолкнуться от того, что здесь было сказано вслух, так вопрос был сформулирован: а что же преподавать? Вот смотрите, если будущее за 3D–технологиями, если будущие компоненты в реальном секторе производства будут создаваться не путём отсечения чего–то, а путём напыления, причём современными средствами и с применением современных технологий, то мы должны подумать, как нам подготовить такого специалиста, который может это делать. И у нас уже есть такой опыт, но он у нас очень фрагментированный, и он почти незаметен. Надо подумать, будущее за этим в мире. Конечно, нельзя учить ни старыми методами, ни старыми стандартами, не ставить цели, которые были актуальны вчера. Если будущее за геномными технологиями, за «цифрой» и за искусственным интеллектом, за робототехникой, если будущее на стыке научных знаний, если будущее за природоподобными технологиями, о которых здесь говорили, то нужно подумать, как нужно и к чему нужно готовить такого специалиста, который всё это знает, всё это может и реально будет применять на практике. Просто мы должны понять, что другие специалисты не только вчера – уже сегодня не нужны.

Я говорил в своём Послании, не к ночи будет помянуто, но говорил о необходимости прорыва. Если мы не сделаем этот прорыв, в этом вся суть, мы тогда безнадёжно отстанем, реально отстанем, понимаете? А это будут очень тяжёлые последствия. Какое–то время мы ещё просидим на том, о чём я говорил во второй части своего Послания, будем чувствовать себя достаточно уверенно в течение двух–трёх десятилетий. Но мы–то – во всяком случае, такие люди, как вы, – должны думать за горизонт, и людей нужно готовить именно для этого, о том, что я сейчас сказал.

Очень важно, конечно, – в своём вступительном слове тоже говорил об этом, – не ограничиваться только подготовкой кадров, и всё. Здесь нужно делать так же, как Бауманка делает, нужно выходить на создание этих производственных кластеров. Конечно, в тех сферах деятельности, которые органичны для высшей школы, это чрезвычайно важно, и тогда, кстати говоря, и научные исследования молодых исследователей будут смотреться по–другому. Если они сами будут видеть, что есть перспектива применения их знаний.

Создание этих научно-образовательных кластеров, о которых Вы сказали, – конечно, да, конечно, нужно это делать. И это потребует финансирования, Вы сказали. Но я обратил внимание и на другое Ваше замечание, по поводу закона Мура. Я так понимаю, что имелся в виду Московский уголовный розыск, нет? (Смех.)

Реплика: Да.

В.Путин: Конечно, я так и думал. (Аплодисменты.)

Это шутка, конечно. Но я к чему? К тому, что с имеющимися ресурсами, конечно, нужно обращаться аккуратно, в рамках действующего закона и повышать эффективность расходования денежных средств. Хотя на это денег, кстати говоря, не жалко. Если мы увидим, что реально идёт развитие, можно и добавить в эту сферу. Но дело ведь не только и не столько в бюджетных тратах, в бюджетных расходах. Вы знаете, если говорить широко, по всей стране в целом, иметь в виду всю систему высшего образования, бюджетных денег на такие вещи никогда не хватит, никогда. Вопрос ведь в чём? И Виктор Антонович тоже об этом так вскользь сказал. Привлекать нужно деньги регионов, привлекать деньги компаний – это обязательно, иначе перспектив не будет.

Знаете, у нас, к сожалению, до сих пор это такая косная вещь, нам так трудно работать, в том числе с нашими компаниями, в том числе требующими привлечения высоких технологий. Но это нужно обязательно сделать. И с ними тяжело работать, потому что им легче купить за границей, и всё. Но, слава богу, здесь нам санкции помогают, не всё купишь теперь, приходится свои собственные мозги включать, и, кстати говоря, работает неплохо. Неплохо работает не только в сельском хозяйстве, но и в высокотехнологичных отраслях производства.

Но этого недостаточно, эти толчки извне не могут быть генеральным стимулом развития, нам внутренние механизмы нужно создать. Обязательно нужно выходить на такую работу, чтобы наши крупные компании видели возможности нашей науки и высшей школы. А наука и высшая школа тоже не должна быть косной. Сейчас скажу, что я имею в виду.

Вот сделали что–то, изобрели нечто важное и интересное, но трудноприменимое на практике, в практической деятельности. Я неоднократно сталкивался знаете с чем? Умные, замечательные люди, исследователи хорошие, молодые говорят: вот так будет, и всё, и слушать ничего не хочу. Но производственникам нужно немножко по–другому это развернуть. Нет, не хотят, понимаете? «Вот так лучше будет. Мы знаем, как лучше, и пошли вон». Но так не работает. На практике так не работает, и нужно исследователей, в том числе молодых, тем более среднего или какого–то другого возраста, настраивать на то, что, если жизнь требует, надо тоже быть погибче. Надо обязательно наладить контакт с реальным сектором производства.

Очень интересная и важная вещь, мне кажется, прозвучала. Тоже хотел бы прокомментировать и высказаться на этот счёт.

Я сейчас сказал о стартапах, о работе с промышленностью, с нашим бизнесом. Но вы знаете, что любопытно? Могу с вами поделиться своими наблюдениями? Можно подтягивать не только наш бизнес, но и иностранный, особенно из тех стран, где достаточно много финансовых ресурсов и большая тяга к новейшим технологиям, которых у них пока нет.

В этой связи можно использовать и специалистов, которых вы готовите в своих вузах из этих стран, сразу параллельно выходить на какие–то соответствующие государства, которые их – или из соседних государств – присылают и хотели бы иметь определённые технологии, и, конечно, создавать площадки, стартапы на нашей территории. И здесь, конечно, это и моя, наверное, задача, и Министерство иностранных дел сориентировать, другие наши ведомства, которые работают по этой линии, и ваши возможности, это отдельный вид международной деятельности. Вот об этом точно нужно задуматься, и здесь есть хорошие перспективы. Это было бы полезно и для наших партнёров, поверьте мне, я это вижу, им уже недостаточно покупать продукцию, все ставят вопрос о передаче технологий. Но некоторые нужно и разработать сначала. И вот здесь есть хорошее направление деятельности, причём достаточно перспективное, в том числе с точки зрения развития соответствующих стартапов на нашей собственной территории, на нашей почве, но при финансировании из заинтересованных государств, заинтересованных иностранных источников. А таких источников очень много.

И в заключение: безусловно, образование – это не для красного словца, я уже и в Послании говорил, и много раз повторяю, – один из важнейших приоритетов государства на ближайшее время. И нам нельзя сегментировать. На административном уровне, конечно, это школа, вуз, это наука – и академическая, и вузовская, но в целом в жизни, на практике, это должен быть симбиоз всех этих направлений. Школа должна вырастать в вуз, вуз должен готовить специалистов, причём и аспирантов, и кандидатов, докторов, связанных с реальной жизнью и с реальным сектором производства. И всё это должно работать вместе как единый организм. И тогда точно нас ждёт успех.

Вам большое спасибо. Успехов!

В.Садовничий: Коллеги, давайте ещё раз поблагодарим Владимира Владимировича за прекрасное выступление.

В.Путин: Спасибо большое. Всего доброго, до свидания!

Россия. СЗФО > Образование, наука > kremlin.ru, 26 апреля 2018 > № 2584860 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 25 апреля 2018 > № 2584858 Владимир Путин

Встреча с выпускниками программы кадрового управленческого резерва, назначенными врио губернаторов ряда регионов.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Хочу вас ещё раз поздравить с выпуском, окончанием первого потока программы подготовки управленческих кадров. Из этого потока семь человек, здесь присутствующих, ещё в ходе учёбы были назначены на высокие должности руководителей регионов, исполняющими обязанности губернаторов, солидных, с большим потенциалом регионов: потенциалом промышленным, сельскохозяйственным, научным.

На ваши плечи легла ответственность за качество жизни людей, можно без преувеличения сказать – за судьбы людей, потому что от того, насколько эффективно и слаженно будут работать вверенные вам службы, зависит именно благополучие, а иногда и жизнь людей на территориях, которыми вы сейчас руководите.

Очень рассчитываю, что и ваши предыдущие знания, жизненный опыт, а он у вас есть – и солидный, знания, полученные в ходе учёбы, будут целиком и максимально эффективно использоваться для решения задач, которые стоят перед регионами, которые вы возглавили.

На две вещи хотел бы обратить внимание, хотел бы с вами об этом сегодня поговорить. Первое, вы прошли курс обучения, сейчас уже приступили к работе. Вы знаете, что с июня мы продолжим эту программу, и мне хотелось бы услышать ваше мнение по поводу того, что и как, может быть, нужно скорректировать в ходе этой программы, чтобы подготовка молодых управленцев была ещё более эффективной и целенаправленной.

И второе, это уже просьба, относится к сегодняшней вашей работе: пожалуйста, при осуществлении своих функций обратите внимание и используйте в своей работе открытые, конкурентные способы отбора управленческих кадров на всех уровнях.

Необходимое влияние в рамках действующего закона, конечно, можно и нужно оказывать на формирование и муниципального уровня управления, но и региональный уровень управления должен состоять из амбициозных в хорошем смысле этого слова, нацеленных на конечный результат, любящих свою работу и с уважением относящихся к людям управленцев. Исхожу из того, что именно таким образом вы и будете формировать свои команды. Это то, что я хотел сказать вначале.

Сейчас с удовольствием послушал бы вас и по заданному мною вопросу, касающемуся подготовки управленческих кадров в рамках той программы, которую вы прошли, и хотелось бы услышать ваше мнение о ситуации в регионах, где вы работаете, о тех задачах, которые вы перед собой видите и ставите.

Пожалуйста.

Д.Азаров: Коротко о ситуации в регионе – рабочая обстановка. Понятно, внимательно следим за паводковой ситуацией, чтобы на опережение сработать, не допустив какой–то беды. Готовимся к весенне-полевым работам. У нас зима подзадержалась, и понимаем, что посевные работы будут проводиться в более сжатые сроки, надо полностью здесь мобилизоваться.

Конечно, очень важная составляющая – это отработка поручений, которые Вы дали в ходе визита в Самарскую область. Владимир Владимирович, отдельно хотел бы и Вас поблагодарить, и коллег из федерального Правительства, которые в очень чётком взаимодействии помогают решать эти задачи, даже самые масштабные. По корректировке транспортной стратегии России мы движемся вместе с Министерством транспорта.

И конечно, отдельная забота – это подготовка региона к матчам чемпионата мира по футболу. Многое что предстоит сделать в сфере благоустройства, тестирования работы служб, сервисов. Зима задержалась, но уверен, что всё будет на самом высоком уровне, чтобы праздник в полной мере состоялся.

Что касается тех вопросов, которые Вы сейчас перед нами поставили. Конечно, хочу ещё раз сказать, что программа обучения, которую мы прошли, очень высокого уровня. Я много программ проходил, и понимаю, что это действительно самый высочайший уровень. Те навыки и знания, которые мы получили, крайне востребованны сегодня уже в региональной работе.

Отдельная ценность, конечно, это то, о чём сегодня уже говорили коллеги, что мы почувствовали себя одной командой – созваниваемся, советуемся, вместе зачастую ищем оптимальные решения. Это ощущение команды придаёт дополнительные силы и уверенность.

Если бы я имел возможность высказать своё предположение, что бы в программе поправить, уже исходя из своей региональной работы, сказал бы, что, может быть, чуть больше проводить семинаров-модулей именно в разных регионах страны, для того чтобы смотреть практики. А где–то тот интеллектуальный управленческий потенциал, который в резерве есть, он бы помогал находить решения в тех или иных регионах. Наверное, это было бы моим предложением.

И конечно, абсолютно с Вами согласен по открытым формам отбора людей на должности. Я эту работу начал с первого дня, как приехал в регион, это абсолютно честно и искренне, потому что я здесь ещё раз убедился, находясь в кадровом резерве, насколько это важно.

Мы открыли кадровые резервы всех региональных ведомств. Знаете, как иногда бывает: в резерве на начальника отдела заместитель начальника отдела стоит, и закрыто. Мы открыли, и сегодня каждый желающий может подать предложения, заявиться в резерв, посмотрим его квалификацию, подскажем, какие знания получить, образование.

И такое же требование я сегодня предъявляю к муниципалитетам. Я коллег попросил о том, чтобы они кадровые резервы открыли. Есть первые результаты, Владимир Владимирович, очень высокая была активность участия жителей Самарской области в конкурсе «Лидеры России»: три победителя, шесть финалистов, то есть три, которые попали в «сотню». И хочу вам сказать, что двое из них уже работают в региональном правительстве. Мы эту работу продолжим обязательно.

В.Путин: Что касается задач, решаемых вами вместе с Минтрансом, это на какой стадии находится?

Д.Азаров: Владимир Владимирович, мы провели правительственную комиссию, Аркадий Владимирович Дворкович её возглавляет, в Красноярск мы ездили. Понятно, регионы между собой в некоторой степени конкурируют, важнейший проект – «Шёлковый путь», поэтому сейчас это находится в стадии технико-экономического обоснования. Но то узкое горлышко маршрута, которое есть на территории Самарской области, есть сегодня взаимопонимание с Минтрансом, что в любом случае нужно разрешать эту задачу.

А.Бурков: Что касается кадрового резерва, могу сказать, что проект действительно полезный во всех направлениях. И что было очень приятно, нас, резервистов-слушателей, слышали, – обращения по корректировке, допустим, образовательного процесса. У ряда людей, которые представляли регионы, была просьба услышать лучшие практики управления регионами. И перед нами выступали губернаторы: и Якушев, и Собянин, то есть давали достаточно практичные вещи, которые сегодня я использую у себя в Омской области. Это очень важно, принципиально.

Что касается, скажем, предложений. Соглашусь с тем, что уже прозвучало. Необходимо как можно больше модулей проводить где–то в регионах, в тех сильных регионах, где есть, допустим, какие–то прорывные вещи в разных, может быть, сферах управления, сферах жизнеобеспечения, чтобы мы с ходу могли видеть положительные практику прямо своими глазами. Вот этот момент.

И безусловно, нужно сохранять ту практику, когда мы видим выступления, допустим, зарубежных лекторов из органов управления различных стран, вузов. То есть мы видим, какие у них ошибки и какие у них плюсы.

И в дополнение я бы ещё добавил, что, может быть, не только российские регионы, но мы должны были бы захватить ту же Белоруссию, Казахстан, те страны, которые сегодня живут в едином экономическом пространстве. То есть на их территории тоже проводить определённые занятия, допустим, тот же недельный какой–то курс, чтобы мы могли быть ближе знакомы с их практическими предложениями, практиками, которые есть в этих странах.

То, что касается ситуации в Омской области: ситуация рабочая, вопросов для решения очень много. Это вопросы отсутствия дорог с твёрдым покрытием, это вопросы обеспечения водой, большое количество населённых пунктов сегодня без питьевой воды. Вопросы здравоохранения остро стоят у населения, а также вопросы безработицы.

И, наверное, ключевая задача, которую необходимо будет решать, – это уходить от отрицательной миграции. По 2017 году у нас минус 10 тысяч человек – отрицательная миграция в Омской области. Вот это, наверное, главная задача, которую сегодня необходимо решать через корректировки социально-экономической стратегии развития региона и в целом работы. Но всё разрешимо, потенциал высокий.

К посевной готовы, здесь проблем мы не видим.

То, что касается открытости, могу сообщить, что в ближайшие дни будем объявлять конкурс в три ключевых министерства – на руководителей, на министров. Это министерство промышленности и транспорта, это министерство строительства и ЖКХ и министерство природных ресурсов. Будем проводить открытый конкурс. Активность среди молодёжи очень высока. Думаю, мы найдём достойных людей.

Проект «Лидеры России». Мы тоже наблюдали за ним внимательно. Я выезжал в Новосибирск, беседовал со своими омичами. Мы привлекли ребят – сегодня работает заместитель по экономике мэра города Омска. То есть мы этот кадровый потенциал используем в полной мере.

Хочу сказать, что в Омской области предстоит уже третья избирательная кампания с момента моего назначения. Вначале выборы мэра, потом выборы Президента, и сегодня выборы губернатора. Кампания готова, никаких проблем нет, регион активен. Думаю, что мы получим высокую явку и реальный результат, который определит население Омской области.

В.Путин: Хорошо.

Станислав Сергеевич, пожалуйста.

С.Воскресенский: Владимир Владимирович, во–первых, спасибо огромное за доверие. Эта работа очень ответственна и интересна, и прежде всего ответственна. Один священник в области сказал мне такую фразу, что есть два самых строгих послушания для человека: это служение Богу и служение людям. Думаю, что коллеги не дадут соврать, что это так и есть. Прежде всего это колоссальная ответственность перед жителями области и перед Вами за оказанное доверие.

И я, пользуясь случаем, не могу не пригласить всех присутствующих в Ивановскую область. Про неё есть много стереотипов, но места эти уникальные, почти весь район уже проехал. Стараюсь, вообще, больше работать на выезде. Кроме известных стереотипов – текстиля, это всё–таки две столицы русской иконописи – Холуй и Палех, это всё–таки древнейший русский город Шуя с самой высокой колокольней, это прекрасный русский город Кинешма, который создавал в прошлом столетии историю успеха в текстильной промышленности, известной на весь мир. Это Юрьевец, Плёс – в общем, места действительно уникальные, Лух, который, кстати говоря, по международному признанию, оказывается, ещё и, кроме того, что древний русский город, родина электросварки, там были первые опыты в области электросварки.

Но теперь к делу. Что касается обстановки в области, людей беспокоят прежде всего низкие зарплаты, плохие дороги, и, третье, у нас плохое здравоохранение. Что делать, понятно: эффективно использовать имеющиеся ресурсы, разбираться с коррупцией, привлекать инвесторов, создавать рабочие места. Чтобы понимать, как двигаться, нужно опираться на традиции, а история области уникальна.

Дело в том, что два столетия подряд – и XIX, и XX век – это была история успеха. В XIX веке в основном были купцы и фабриканты-старообрядцы, область была очень богатой, это видно даже по оставшимся постройкам. Например, у нас есть такой город Вичуга, где в центре города очень красивый, не побоюсь это слова, дворец. Оказывается, это был детский сад для рабочих, построенный фабрикантом Коноваловым.

В советские годы это, безусловно, индустриализация, история крупных текстильных предприятий. Ткачихи получали 250–400 рублей в Советском Союзе, даже больше. Поэтому, конечно, 90–е годы, разруха 90–х отразилась, безусловно, то есть люди сейчас недовольны своим качеством жизни, социальное самочувствие неважное, но что важно: люди знают, что может быть по–другому. Кто–то помнит, что может быть по–другому, может быть лучше, кто–то знает, уважает и читает историю.

И сейчас, я это вижу, люди не просто негодуют, они готовы менять свою жизнь к лучшему. У нас и текстильная промышленность восстанавливается, и сейчас крупнейшее предприятие в стране по производству автомобильных кранов «Автокран» полностью рассчиталось с долгами перед рабочими за три года буквально накануне Нового года, встало с колен и растёт. То же самое касается сельского хозяйства, народных промыслов и так далее.

Нужна поддержка, конечно, федерального центра. В чём, на мой взгляд, она могла бы для нас заключаться? Прежде всего это стабильность правил игры и, конечно же, средства на инфраструктуру.

У нас есть вполне конкретный проект. Например, если построить восточный обход Иванова и дорогу Ярославль–Нижний Новгород – это совершенно другое развитие всей области. Говорю это не голословно, приведу один небольшой пример. Мы буквально недавно, с 14 марта, с «Российскими железными дорогами» запустили новый поезд из Иванова в Москву и обратно, он теперь идёт 3 часа 41 минуту, до этого ночной поезд был по семь-восемь часов. У нас только на этой новости сразу два инвестора приняли решение, что они идут именно в Иваново. Несколько туроператоров сразу объявили о дополнительных вакансиях просто на этой новости. То есть это не какие–то слова, это уже конкретные, реальные новые рабочие места, более качественные рабочие места, более высокие зарплаты.

Поэтому то, что Вы говорили в Послании о необходимости увеличения строительства инфраструктуры, – это, безусловно, важно, для нас конкретно это действительно изменит экономику и, что тоже немаловажно, качественно изменит городскую среду.

Что касается стабильности правил игры, думаю, коллеги меня поддержат. Прежде всего нужно понимать, как будет выстраиваться вся межбюджетная политика. Сейчас идут, мы знаем, большие дискуссии по так называемой стратегии пространственного развития. Разные точки зрения высказываются. Думаю, что мегаполис – это всё замечательно, но всё-таки сила нашей страны в многообразии, безусловно. Это наша и сила, в этом и фактор развития.

И особенно то, чему мы научились, кстати говоря, во время обучающей программы резерва, технологии сегодня так меняют жизнь, что можно серьёзную историю успеха создавать необязательно в мегаполисах, это можно создавать в малых городах. Сегодня входной билет в создание истории успеха серьёзно понизился. Почему я об этом говорю? Потому что, безусловно, та развилка, которая будет пройдена, скажется на бюджетной политике.

Теперь что касается программы резерва. Она, безусловно, была очень эффективной. Я, например, когда работаю, помню слова Сергея Семёновича Собянина, который говорил: «Запомните, у губернатора нет какого–то одного приоритета, вы должны заниматься всем. Всё для вас приоритет. Качество жизни людей – приоритет». И повторюсь, я тоже себе это записал и уже говорил коллегам: конечно, лучшие практики.

Нам, например, не хватало бы не только, кстати, наших регионов, потому что многие уже действительно наработали то, чему можно поучиться, посмотреть лучшие практики, которые вообще в мире сегодня есть, в тех кричащих отраслях, которые беспокоят, – здравоохранении, ЖКХ и так далее. Может быть, приглашать не только коллег из Евразийского союза, но и коллег из дальнего зарубежья, мэров городов, чтоб они делились своими подходами к управлению, своими подходами к решению проблем людей.

В.Путин: Спасибо.

Андрей Евгеньевич, пожалуйста.

А.Клычков: Владимир Владимирович, в первую очередь хотел поблагодарить за доверие и возможность пройти обучение в кадровом резерве.

Согласен с коллегами полностью, что для нас это был хороший опыт, и поддерживаю то, что уже сказано. Но для меня было главным другое. Мы на этой учёбе не обсуждали только теорию, а мы обсуждали некие задачи, которые казались даже нереалистичными. Это и квантовые компьютеры, и роботизация, то, о чём мы даже, может быть, и не думали сегодня. Но, уже погрузившись в работу, я понимаю, что сегодня ставить даже в регионе задачи вчерашнего дня не имеет никакой перспективы. Нужно уже сегодня закладывать основы для дальнейшего развития.

Так получилось, что вчера мы в регионе запустили проект по молодым лидерам Орловщины. Но мы решили пойти немножко по другому пути – предложили обществу установить критерии, условия, а самое главное, то, кому будут доверять для определения победителя в конце. Мы будем пытаться реализовывать. И действительно, социальный лифт очень нужен на местах, абсолютно уверен, что он даст нам результат.

Что касается наших проблем и ситуации в регионе – в целом всё стабильно. Мы полностью исполняем майские указы, спокойно прошли паводковую ситуацию. Те сложности, которые возникают, – думаю, что мы с ними справимся.

Хотел бы обратить внимание на два аспекта, которые, по моему мнению, могут дать возможность таким регионам, как Орловская область либо Ивановская, многим другим, не обращаться каждый раз за финансовой поддержкой, но быть самодостаточными.

Я взял для примера сферу сельского хозяйства. Орловскую область принято считать сельскохозяйственным регионом. В этом году мы получили рекордный урожай – на небольшую область 3,2 миллиона тонн зерна. Это четыре тонны на каждого человека. При этом доля сельского хозяйства всего 16,7 процента в валовом региональном продукте. Мы понимаем, что от переработки, от сельского хозяйства лишь один миллиард рублей поступает в бюджет.

При этом 7,5 процента – это переработка именно сельхозпродукции, которая тоже даёт один миллиард рублей. Но, к сожалению, наши бюджетные возможности не позволяют самостоятельно развить сферу переработки. Мы активно сотрудничаем с Минсельхозом, Минпромторгом, но даже существующие проекты не всегда для нас доступны.

Мы обратились за опытом к соседним регионам. Посмотрели: Липецкая область в течение семи лет в рамках свободной экономической зоны смогла привлечь инвестиции и построить сто производств, в том числе и по переработке. Сегодня я обращаюсь к Вам с этим вопросом как с возможным пилотным проектом. Могу сказать, что Орловская область имеет потенциал.

Мы географически идеально расположены в центре Центрального федерального округа. Вокруг нас проживает 50 миллионов человек в 500 километрах. У нас есть и кадры, потому что 50 тысяч студентов учатся в Орле. Но мы готовы и можем это реализовывать, если будет Ваша воля, в рамках стратегии пространственного развития с модернизацией инфраструктуры по созданию равных инвестиционных возможностей для таких регионов, как мы. Потому что профицит производимой продукции, который будет и в этом году точно, для нас – это форма роста, а не стагнация ситуации.

И второй вопрос, на который, Владимир Владимирович, хотел бы обратить внимание. Я для себя открыл Орёл в качестве студенческого города: 50 тысяч студентов на небольшой, казалось бы, регион. Мы в ЦФО проигрываем по количеству студентов в соотношении с проживающими только Москве. Коэффициент – 4,7; 29 средних профессиональных образовательных учреждений, 36 тысяч студентов высшего профессионального профиля. Вместе с Владимиром Александровичем Мау, с Министерством промышленности, образования мы обсуждали возможность реализации в Орле многофункционального кампуса или колледжа, который бы на самом высоком уровне мог учить студентов среднего профессионального образования для всего ЦФО. Мы посчитали: это будет в разы меньше, чем образовать такое направление в Москве. Это даст возможность людей направлять и обучать. У нас есть педагогический коллектив. Просил бы Вас поддержать эту идею и разместить именно в Орловской области данное учебное заведение.

И в заключение – Станислав Сергеевич сказал про Ивановскую область, я не могу не сказать и о нас. В этом году 200 лет Ивану Сергеевичу Тургеневу. Мы готовимся, большое количество мероприятий в Москве и в Орле. Это будет 9 ноября. Но у нас 5 августа ещё 75 лет освобождения Орловской области от немецко-фашистских захватчиков. Я и жители Орла и Орловской области будем рады видеть Вас на праздновании. Мы подготовимся и покажем, чтобы Вы своими глазами увидели все красоты и все наши возможности.

В.Путин: Спасибо.

Глеб Сергеевич, пожалуйста.

Г.Никитин: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

На текущих вопросах подробно останавливаться не буду. Противопаводковые работы, посевная, подготовка к чемпионату мира – всё под контролем.

По более системным задачам и вопросам. На старте работы я увидел, что в обществе Нижегородской области очень большой запрос на диалог, преодоление разобщённости, восстановление взаимодействия между всеми уровнями власти и, самое главное, между властью и обществом. Считаю, что восстановление такого диалога произошло.

Мы сейчас активно взаимодействуем как с региональным и муниципальным уровнями, особенно с областным центром, так и с партиями в Законодательном Собрании, с депутатами и общественниками. Сейчас они признают, что их слышат, и произошла некая консолидация на созидательном процессе. Это надо использовать.

С начала года, даже с конца прошлого, мы начали активную экспертную работу по подготовке стратегии развития Нижегородской области на 2024–2035 годы, 400 экспертов сформировали в 14 рабочих групп, то есть это открытое обсуждение. В принципе свод предложений практически уже завершён. Планирую летом обеспечить открытое обсуждение с жителями и сбор предложений по стратегии. В принципе основные положения уже понятны. Понятно, что стратегия в обязательном порядке будет содержать в себе амбициозные задачи и цели, которые коррелируют и соответствуют Вашему Посланию. Естественно, что без таких серьёзных прорывных вытягивающих проектов реализация её будет затруднительна.

По трём моментам хотел бы сказать, как раз то, что мы с Вами обсуждали в декабре. Вы поддержали проект по реновации, восстановлению исторического облика города. Считаю, что это один из основных прорывных проектов в восстановлении областного центра и прорывное опережающее развитие агломерации. Мы с Минэкономразвития, Минстроем очень активно по этому поводу работаем, по сути, концепция практически готова, думаю, что коллеги скоро доложат. Естественно, невозможно нормальное, даже не нормальное, а прорывное развитие без опережающего развития дорожной инфраструктуры и жилищно-коммунального хозяйства.

Также Вы поддержали вхождение нас в пилотный проект по инфраструктурной ипотеке, подготовили 13 проектов в области дорожного хозяйства, сейчас на подходе проект в области жилищно-коммунального хозяйства. Кстати, одним из проектов является как раз нижегородский участок дороги Иваново–Нижний Новгород, это наш совместный проект с Ивановской областью. Надеюсь, что так или иначе эта концепция на уровне Правительства сформируется, потому что, безусловно, реализовывать это всё надо за счёт частных инвестиций, за счёт новых инновационных способов финансирования. У нас сейчас бюджетные возможности и возможности по заимствованию, безусловно, ограничены.

И третий момент, который, во–первых, найдёт отражение в стратегии, во–вторых, по которому мы уже активно работаем, тоже, кстати, по Вашему поручению мы этот вопрос обсуждали, – это создание в Нижегородской области одного из центров, может быть, передового центра по повышению производительности труда. У нас промышленный регион, доля обработки 90 процентов, много базовых отраслей, и основной драйвер роста – это как раз повышение производительности труда.

Мы сейчас с корпорацией «Росатом» обеспечили формирование пилотного проекта: 16 предприятий уже в активной фазе реализации, то есть мы на них внедряем новые производственные системы, сделали свой собственный проектный офис. И ориентируемся на то, что по этим 16 предприятиям дополнительный объём производства – рост производительности труда должен быть за счёт роста производства, не за счёт сокращения численности работающих – должен составить ориентировочно пять-шесть миллиардов рублей по этим пилотным предприятиям.

Естественно, что всё это невозможно без эффективного кадрового наполнения. Мы с первого дня моей работы активно применяли практики, которые были реализованы в рамках проекта «Лидеры России». Я имею в виду тестирование, в том числе работников команды, соответствующие практики интервьюирования и так далее.

Мы действительно активно работали со всеми и полуфиналистами, и финалистами «Лидеров России». До сих пор они рассматриваются на соответствующие позиции. Один уже занял позицию руководителя органа исполнительной власти, то есть я создал новый орган исполнительной власти, потому что считаю, что нереализованным является потенциал в области туризма: это департамент туризма и народно-художественных промыслов. Победитель этой программы стал руководителем этого ведомства. Также мы объявили конкурс на замещение должности министра культуры.

Я бы хотел пойти дальше. Мы уже практически завершили создание цифровой платформы управления жизненным циклом карьеры для всех уровней власти в регионе, то есть и для муниципального, и для регионального. То есть в рамках этой платформы все сотрудники муниципальных органов получат соответствующие личные кабинеты, инструмент для анкетирования, и руководители соответствующих муниципальных образований смогут, в том числе методом ротации, подбирать внутри муниципальной службы регионального уровня соответствующие кадры. То есть и региональная власть тоже будет видеть, кто стоит в очереди, что называется, на следующее повышение.

В рамках этой же платформы будет по аналогии с «Лидерами России» организовано формирование кадрового резерва и проведение конкретных локальных конкурсов на должности министров. В принципе я планирую уже кроме министра культуры ещё около трёх министерств объявить в ближайшее время, но то, что наиболее востребовано, – это именно база данных с соответствующим рейтингом уже действующих сотрудников, потому что, считаю, есть определённый недостаток, несистемный, конечно, в модели кадрового резерва.

Получается, мы в открытом режиме приглашаем людей к работе, а действующие сотрудники чувствуют себя невостребованными или недорабатывающими в какой–то части. То есть им надо дать возможность тоже себя проявлять, если они себя ничем и ни в чём не дискредитировали.

Что касается программы и её доработки, я коллег поддержу. Действительно, лекций Собянина или Якушева было недостаточно. То есть они были очень интересные, но это, по сути, одна лекция. Хочется более глубоко погрузиться в опыт соответствующих успешных регионов, региональных практик. Поэтому это, наверное, действительно, выездные модули, возможно, с элементами стажировки.

Думаю, что даже людям, занимающим высокие должности, будет интересно, и они никоим образом не посчитали бы для себя зазорным в каком–то ведомстве успешного региона поработать недельку, посмотреть, как реально организованы процессы. Этой практики, может быть, чуть–чуть не хватило. В остальном программа действительно очень полезная и интересная.

Особо хотел сделать акцент на горизонтальных связях, которые образуются, и на команде, которая формируется. Думаю, что, когда будут следующие наборы, мы тоже будем участвовать в совместных каких–то мероприятиях, и эта команда будет расширяться, эти горизонтальные связи будут расти. Они помогают и в работе, в том числе и кадры помогают подбирать. Программа, конечно, очень и очень эффективная и интересная.

Спасибо Вам огромное за неё.

В.Путин: Спасибо.

Андрей Александрович.

А.Травников: Владимир Владимирович, спасибо.

Отвечая на Ваши вопросы, хотелось бы рассказать: мне повезло, я поучаствовал в нескольких подобных программах разных уровней – от подготовки кадров до самого высокого проекта, который только что завершился. Окрепла уверенность, что в нашей стране возродилась система подготовки кадров. В начале 2000–х можно было слышать такое высказывание: тебе нужно, ты и учись. А сейчас чётко видно, что потенциальных руководителей ведут, готовят, тестируют, проверяют способности и повышают компетенции.

Что хотелось бы предложить дополнительно? Программа была очень адаптивная, она менялась вслед за тем, как менялись мы. Думаю, что и на следующий поток это нужно практиковать.

Поддержу своих коллег, что нужно усилить региональную составляющую этой программы, спланировать, может быть, большее количество выездных региональных модулей. Хотя, может быть, с кем–то не соглашусь, нужно использовать не только успешные регионы, а и те регионы, где есть проблемы, которым нужно помочь в поиске потенциала для развития. Думаю, что потенциал той мощной команды, которая собирается в этот проект, безусловно, нужно направлять в том числе и на помощь нашим коллегам из других регионов.

Безусловно, мощный эффект сплочения и мощный эффект снятия межфункциональных барьеров и межфункциональных разногласий. Мне кажется, что и в отношении уже состоявшихся губернаторов, может быть, даже федеральных министров подобный подход имеет смысл реализовывать, может быть, какие–то проекты, краткосрочные проекты, где мы совместно могли бы работать над какими–то темами, тоже имели бы смысл.

Отдельно хотелось бы рассказать о проекте «Лидеры России». Мы получили от него удивительный, неожиданный эффект. На самом деле большинство участников проекта «Лидеры России» – а Новосибирская область тоже принимала активное участие, у нас самое большое количество в округе полуфиналистов и финалистов, – так вот большинство участников этого проекта – состоявшиеся люди, и многие из них совершенно не планируют продолжить свою карьеру в государственной и муниципальной службе. И когда я общался с финалистами, мне говорили: «Мы хотели попробовать себя, мы хотели пообщаться с такими же сильными, как мы». И мы стали это тоже использовать.

Безусловно, у нас состоялись назначения из «Лидеров России» в правительство региона и в ближайшее время, надеюсь, ещё состоятся. Но мы стали участников этого проекта активно вовлекать в экспертную работу, в общественные, экспертные советы, и сейчас практикуем – первые такие «пилоты» готовятся – поручать участникам проекта «Лидеры России» ведение отдельных проектов.

Мы все внедряем проектный метод работы, предложили «Лидерам России» возглавить отдельные проекты. И раз есть такой запрос у успешных людей внутри региона, сейчас мы запустили аналогичный проект «Команда региона», где тоже акцент делаем не только на повышении квалификации, обучении, но в первую очередь на тестировании, пробе сил, общении с такими же сильными людьми, как каждый из участников.

О ситуации в регионе: Владимир Владимирович, ситуация спокойная. Первую волну паводка прошли без последствий. Приступили к посевной. Безусловно, на планы по посевам влияет непростая ситуация, которая складывалась в сибирском регионе в прошлом году. Мы получили большой урожай, но, к сожалению, были сложности с его реализацией, вывозом. Вы все эти проблемы, безусловно, знаете.

Плюс к мерам поддержки федерального Правительства мы принимали свои решения, дополнительную поддержку из регионального бюджета сельхозпроизводителям мы выделили. Сейчас нужно окончательно зафиксировать те меры поддержки, которые мы вместе с Министерством сельского хозяйства Российской Федерации планируем предоставить сельхозпроизводителям в преддверии урожая 2018 года.

Активно работаем над исполнением, Владимир Владимирович, Ваших поручений по итогам февральского визита. Мы в первую очередь работаем большой командой – и Сибирское отделение Российской академии наук, ФАНО, правительство региона, мэрия Новосибирска – над разработкой плана мероприятий и модели развития новосибирского научного центра. Вы установили срок – 30 сентября, мы готовы будем сделать свои предложения.

Сопровождаем завершение строительства перинатального центра, работаем над проектированием нового ледового дворца спорта под молодёжный чемпионат мира 2023 года, готовим документацию по развитию новосибирского метрополитена. И конечно же, большая работа сейчас в регионе проводится по разработке новой стратегии социально-экономического развития Новосибирской области. Вовлечены экспертное сообщество, предприниматели, общественность, широкие круги населения. Общаясь с экспертным сообществом, пришли к такой задаче, цели – хотим сделать Новосибирскую область лучшим регионом для развития человеческого потенциала и саморазвития людей.

Владимир Владимирович, позавчера на встрече с трудовым коллективом Новосибирского авиационного завода я сказал, что планирую и твёрдо намерен участвовать в выборах губернатора Новосибирской области. Огромное спасибо Вам за доверие, которое Вы мне оказали, и 6 октября подписали указ о назначении временно исполняющим обязанности губернатора. Надеюсь получить поддержку населения Новосибирской области и продолжить работу по исполнению тех планов, которые мы наметили вместе с жителями региона, и, безусловно, выполнению тех задач, которые Вы поставили.

В.Путин: Спасибо.

Александр Витальевич, пожалуйста.

А.Цыбульский: Уважаемый Владимир Владимирович!

Сначала отвечаю на первый Ваш вопрос касательно программы обучения. Не буду оригинальным, конечно, я разделяю мнение о том, что эта программа была крайне эффективной и интересной для всех присутствующих, в том числе для меня.

Отмечу два основных аспекта, которые, мне кажется, очень важные в этой программе.

Первый связан с тем, что, наверное, те новые технологии и решения, которые нам показывали лекторы с мировыми именами, заставляют нас понимать, что сегодня время таких линейных, простых решений, к которым мы привыкли, закончилось. И сегодня, если мы хотим развиваться и идти дальше, и снижать издержки, и повышать качество, нам нужно искать новые технологические решения во многих, в том числе и социальных отраслях.

Я на себе это очень хорошо ощутил. Ненецкий автономный округ является уникальным в части, к примеру, логистических, транспортных ограничений, которые присутствуют и на территории округа в целом, и внутри него между населёнными пунктами. Населённые пункты являются довольно малочисленными, поэтому идеи по внедрению удалённого дистанционного обучения, телемедицины являются очень и очень актуальными.

И на самом деле те многие решения, которые мы обсуждали, и те примеры, которые нам показывали, сегодня помогают внедрять эти технологии или, по крайней мере, заставлять местных людей думать о том, что это неплохо. Скажу, что не всегда это сразу встречает радостное разделение со стороны населения, тем не менее, если объяснять людям, что это помогает улучшать их качество жизни, они с удовольствием эту идею разделяют.

И второе – конечно, об этом сегодня уже говорилось, – эта программа важна не только теми знаниями, которые мы получаем, может быть, не столько ими, сколько тем объединяющим органом, создающим атмосферу доверия между людьми. По сути, создаётся социум отдельной категории людей, которые хорошо знают и доверяют друг другу, и при этом совершенно другое общение между людьми возникает. И конечно, когда между людьми есть иной уровень доверия, то и многие бюрократические вещи, которые свойственны нам иногда в работе, тоже уходят, и это очень помогает работе.

Если говорить про предложения, я, конечно, разделяю идею и про лучшие практики наших регионов. Тем не менее, как человек, занимавшийся международными отношениями, считаю, что крайне важно, конечно, увеличивать или, по крайней мере, не снижать количество иностранных лекторов, которые приезжали, потому что это заставляет послушать людей ментально с другими подходами, другим опытом и применить лучшие практики, которые есть там, в том числе и в нашей жизни.

Что касается региона, Владимир Владимирович, всё решается, сегодня идёт вроде бы в плановом порядке. Есть какие–то накопленные проблемы, связанные с жилищно-коммунальным хозяйством, ветхим и аварийным жильём. Мы стараемся ускорять темпы по переселению людей и применять новые идеи в части улучшения жилищно-коммунальных вопросов.

Есть вопросы тактические, которые тем не менее носят стратегический характер, – это, конечно, наша пресловутая дорога, которая должна соединить наш округ с остальной территорией России. С 1992 года этот вопрос длится, и, конечно, определённое в обществе напряжение по этому поводу есть. Надеюсь, что мы постараемся за ближайшие два-три года этот вопрос закрыть, у нас он идёт. Надеемся, что удастся его решить. Считаю, что это для нас основополагающий вопрос, потому что всё другое экономическое развитие региона напрямую связано с решением этого вопроса. Иначе у любого инвестора, который потенциально даже готов прийти в регион, издержки, связанные с транспортом, конечно, перекрывают любую экономику.

В остальном, что касается открытых конкурсов, мы тоже в этом направлении движемся. Провели буквально неделю назад открытый конкурс на приём на работу в администрацию. Не всем понравилось. Те, кто проиграл этот конкурс, в целом усматривали в нём определённые иные правила, которые являются не совсем верными.

Тем не менее, после того как все эти подходы были абсолютно открытыми и людям были показаны возможности, для того чтобы в следующий раз подготовиться и прийти заново, на самом деле, конечно, это воспринимается лучше, чем когда у людей есть ощущение, что всё решается между собой.

По «Лидерам России». Мы тоже к этому конкурсу внимательно отнеслись. Несмотря на то что у нас живёт немного людей на территории, тем не менее у нас было три полуфиналиста. Одна девушка уже получила новое назначение, стала председателем комитета по информационной политике в администрации. Два других и так занимают у нас руководящие посты. Сейчас мы с ними ведём переговоры, есть ли у них желание каким–то образом себя проявить. В остальном, Владимир Владимирович, ситуацию контролируем, и всё в рабочем порядке.

В.Путин: Прежде всего спасибо вам большое за предложения, связанные с улучшением программы развития кадрового управленческого резерва. Мы обязательно это будем иметь в виду. Думаю, что они правильные. И касается это проведения занятий в регионах Российской Федерации, приглашения специалистов из других стран. Действительно, особенно для коллег, которые работают в регионах, близких к странам СНГ, близких тем более к тем, кто входит в наш экономический союз, чрезвычайно важно было бы и их послушать, и там побывать. Это точно совершенно надо будет сделать – первое.

Второе: вижу, что, несмотря на достаточно скромный срок пребывания в регионах, всё–таки вы довольно активно входите в курс дела, уже владеете ситуацией. Меня это очень радует, конкретные уже у вас появляются предложения. Здесь прозвучали и просьбы, по самому характеру задаваемых вопросов и просьб ясно, что вы в материале. Это не может не радовать.

Хочу пожелать вам успехов в вашей практической деятельности. Надеюсь, что эта практическая деятельность будет оценена жителями ваших регионов на выборах в сентябре этого года, на выборах руководителей тех регионов, где вы сегодня работаете в качестве исполняющих обязанности губернаторов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 25 апреля 2018 > № 2584858 Владимир Путин


Россия > . Образование, наука > kremlin.ru, 10 апреля 2018 > № 2563911 Владимир Путин

Встреча с руководством Российской академии наук и Курчатовского института.

В ходе посещения Курчатовского института Президент провёл встречу с руководством Российской академии наук и Национального исследовательского центра «Курчатовский институт».

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья!

Сегодня мы встречаемся на площадке Курчатовского института – научного центра, безусловно, с легендарной историей, который и сегодня динамично развивается – вот сейчас мы только об этом говорили, и Михаил Валентинович подробно об этом рассказывал, показал, как идёт работа центра. Необходимо, чтобы такие мощные научные центры были не только в Москве, не только в ведущих регионах, столичных, но и по всей стране.

В последние годы мы уделяли самое пристальное, серьёзное внимание наращиванию научного потенциала и добились заметных качественных изменений. Развивали научную инфраструктуру, в том числе и в университетах.

Создание сети федеральных университетов позволило нам укрепить не только образование, но и научное пространство в целом. Отмечу, что, например, Крымский федеральный университет – на тот момент Таврический – окончил, как известно, и основатель Курчатовского института Игорь Васильевич Курчатов.

На Совете по науке и образованию, в Послании Федеральному Собранию были определены дальнейшие шаги по развитию науки на всей территории страны. Мы с вновь избранным президентом [Российской академии наук А.Сергеевым] тоже не так давно встречались и тоже об этом говорили. Приняты решения о формировании установок класса мегасайенс в Новосибирске и в подмосковном Протвино.

На базе ведущих вузов – в Калининграде, в Поволжье, на юге страны, в Сибири и на Дальнем Востоке – будут созданы крупные научные центры. Собственно говоря, они создаются вовсю. Они призваны существенно усилить нашу конкурентоспособность, стать центрами притяжения для лучших зарубежных учёных, для наших молодых исследователей.

Новые технологические пространства должны формироваться не только вокруг известных, ведущих университетов и научных центров.

Собственно, весь наш проект пространственного развития страны, о котором, как вы могли заметить, говорилось и в Послании, направлен на создание условий для творчества людей, чтобы они объединялись, формировали новые исследовательские коллективы. Чтобы везде, по всей России открывались возможности для самореализации, для интересной работы и насыщенной, полноценной жизни.

И конечно, нужно и дальше повышать социальный статус учёных, конструкторов, инженеров – всех, кто двигает отечественную науку вперёд, добивается настоящих прорывов.

В общих чертах давайте об этом поговорим. У нас ещё следующее мероприятие будет сейчас.

Пожалуйста, прошу вас.

А.Сергеев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В соответствии с законопроектом о поправках к 253-му федеральному закону, который Президент нашей страны сейчас внёс, Российская академия наук получает значительные дополнительные полномочия. И академии в том числе поручается прогнозирование процессов научно-технологического, социально-экономического развития и вынесения своих предложений на уровень государственной власти. Это очень большая ответственность. И часто власть и общество ждут от Академии наук постановки новых крупных проектов.

В Послании Президента Федеральному Собранию одна из поставленных стратегических задач – это пространственное развитие страны, обеспечение связанности территорий и их устойчивое развитие, преодоление разницы уровня жизни. Вообще пространственное развитие нашей страны всегда было и останется, я думаю, навсегда своеобразной национальной идеей. И в нашем сознании огромное пространство страны всегда было признаком её величия. Сегодня нам жизненно необходимо освоение пространства страны на новом научно-технологическом уровне. Я хочу рассказать о нескольких проектах, которые мы сейчас обсуждаем и выдвигаем в этом отношении.

Учёными Российской академии наук, Московского государственного университета, авторитетными экспертами в тесном сотрудничестве с органами государственной власти и компаниями недавно завершена разработка концепции проекта стратегии пространственных транспортно-логистических коридоров на территории Российской Федерации, соединяющих Азиатско-Тихоокеанский регион и Европейский союз. Эта концепция предусматривает формирование условий для комплексного развития Сибири, Дальнего Востока, Арктики посредством создания двух пространственных транспортно-логистических коридоров, которые базируются на новой высокоскоростной железнодорожной магистрали и Северном морском пути. Между этими «коридорами» формируется решётка транспортных энергетических информационно-коммуникационных инфраструктур, которые становятся каркасом для создания и развития экономических зон с созданием предприятий высоких технологических укладов и закреплением трудоспособного населения. В концепции предусматривается возможность дальнейшего продолжения их направления в Японии и Корее и последующего развития в направлении Соединённых Штатов Америки.

Расчёты показывают, что этот проект экономически выгоден по сравнению с суммой менее крупных проектов, которые решают задачу модернизации экономики по частям. Положения этого проекта обсуждались и в аппарате Совбеза, в Аппарате Правительства и Совета Федерации, различных министерствах. И мы бы просили Вас, Владимир Владимирович, о возможности доложить Вам более подробно об этом проекте в ближайшее время со всеми разработками.

Другим стратегически важным проектом пространственного развития могло бы стать создание национальной системы космического мониторинга всей территории страны – своеобразной интерактивной электронной карты с пространственным разрешением около одного метра. Современные космические радиоэлектронные, оптоэлектронные и коммуникационные технологии позволяют сейчас обновлять такую карту несколько раз в день, а в будущем время обновления может составить минуты. То есть таким образом мы можем, по существу, следить за динамикой жизни страны.

Следующий класс крупных проектов – это сетевые проекты развития территории на основе применения новых технологий в конкретных научно-технических направлениях. Таким примером могло бы стать сооружение по всей территории страны десятков центров ядерно-лучевой медицины, оснащённых отечественным оборудованием.

На сегодняшний день, к сожалению, приходится констатировать, что наша страна – признанный мировой лидер и в физике высоких энергий, и в ядерной физике – попала в зависимость от зарубежных производителей практически по всем позициям и упустила гигантский мировой рынок в этом направлении. Это особенно недопустимо в условиях, когда поставлена важнейшая задача борьбы с онкологией и достижения среднего возраста 80+ к 2030 году.

Необходимо подчеркнуть, что российская фундаментальная наука и отраслевая наука обладают всеми необходимыми компетенциями и технологиями для того, чтобы у нас в стране были сделаны и отечественные установки позитронно-эмиссионной томографии, и киберножи, протонная терапия, производство радиофармпрепаратов. Эти компетенции необходимо как можно скорее запустить в дело и использовать по всей территории страны. Это большой, серьёзный проект на всю страну, и это могло бы быть совместным делом и для Академии наук, и для Курчатовского института, и для «Росатома», и для Минздрава.

Мы с Михаилом Валентиновичем обсуждали этот проект, обсуждали и с руководителями «Росатома», Минздрава. Мы готовы в самое ближайшее время представить свои предложения.

Говоря о пространственном развитии страны, необходимо обратить внимание на неравномерность современного состояния регионов в этом отношении. Есть регионы традиционно наукоориентированные, есть столичные регионы, есть Новосибирск, Томск, Казань. Но есть регионы, требующие по разным причинам особого отношения. Я коротко хочу остановиться на двух из них – это Дальний Восток и Крым. Для этих регионов необходима отдельная программа научно-технического развития, поддерживаемая из центра.

Мы знаем, под каким демографическим давлением находится сейчас Дальневосточный округ, с одной стороны. С другой стороны, не прекращается отток молодых, хорошо образованных кадров в центральную часть страны.

Что необходимо сделать для закрепления научной молодёжи? Конечно, нужны достойные условия жизни, зарплата, комфортная городская среда. Но не менее важно организовать крупные якорные проекты, в которых было бы интересно работать. Причём это должны быть проекты конкурентные, быстрорастущие, опережающие технологически развитых соседей.

Мы предлагаем три проекта. Они согласованы и с Юрием Петровичем Трутневым, и обсуждались в течение нескольких месяцев у нас в Академии наук и с Михаилом Валентиновичем. Это создание пилотного центра ядерно-лучевой медицины. Первое.

Второе – комплексный проект освоения глубоководных ресурсов Тихого океана. И третье – строительство синхротрона на острове Русский. Михаил Валентинович сегодня об этом немножко сказал. Руководство региона поддерживает эти предложения и готово предложить региональное софинансирование, для того чтобы эти процессы запустить.

Особого отношения заслуживает программа научно-технического развития Крыма. Крым долгое время не получал от украинской власти необходимых ресурсов для такого развития, но серьёзная наука там сохранилась. Более того, получив сейчас поддержку от Российского государства, крымские учёные исключительно мотивированы сегодня на научный подъём. Им надо помочь.

Российская академия наук уделяет самое серьёзное внимание подготовке проектов для Крыма, нацеленных не только на фундаментальные исследования, но и на конкретные предложения по технологическому, социально-экономическому и культурному развитию. Это проекты по поиску водных ресурсов, по освоению шельфа, по экологии, по созданию научно-исторического и культурного кластера «Ворота Крыма» в Керчи.

Владимир Владимирович, хочу Вас поблагодарить за полученную поддержку этих первых проектов. Впереди много других проектов и по развитию альтернативной энергетики Крыма, и по центру детской курортологии в Ялте, и по строительству крымской технологической долины. И мы надеемся на Ваше дальнейшее внимание и поддержку этих проектов.

Очень важным вопросом при обсуждении задач пространственного развития страны является ресурсное обеспечение труда учёных в регионах страны. В 2018 году в обеспечение майского Указа Президента осуществлено повышение зарплат учёных до 200 процентов от региональной зарплаты. Само по себе это, конечно, очень важное и долгожданное событие. Однако (я и Вам тоже докладывал) привязка увеличения зарплаты научного сотрудника к региональному уровню привела сейчас к очень сильному контрасту зарплат учёных, выполняющих исследования аналогичного научного класса и имеющих аналогичное признание в научной среде. И очевидно, что возникновение такой ситуации приведёт к дополнительной миграции учёных в столичные центры и ослаблению интеллектуального потенциала регионов, что сейчас недопустимо.

Я просто хочу напомнить всем коллегам, что в прежние времена для обеспечения развития регионов заработная плата в них, наоборот, поддерживалась чуть выше столичной, и использовался региональный коэффициент. Нам кажется, что диспропорцию необходимо в ближайшее время ликвидировать, поскольку занятия наукой в федеральных учреждениях должны оплачиваться, по мнению абсолютного большинства учёных, одинаково при одинаковом качестве и эффективности работы. Некоторое отличие может справедливо сохраниться в привязке зарплат научных сотрудников к соотношению стоимости потребительской корзины в указанных регионах.

Считаю, что эта задача решаема, и можно двигаться несколькими путями. Во-первых, это направление некоторых новых средств по повышению зарплаты в рамках выполнения госзадания. Мы все уверены, что экономика будет расти и эти средства будут появляться преимущественно в регионах. Во-вторых, перераспределение госзадания в соответствии с оценкой эффективности и качества работы, чем мы сейчас очень активно занимаемся с Федеральным агентством научных организаций. Наконец, нам кажется, что можно проекты, которые объявляются, и конкурсы, которые поддерживаются нашими фондами РФФИ, Российским научным фондом, сориентировать в поддержку конкретных крупных начинаний, которые идут в регионах.

Ну и, наконец, совершенно ясно, и мы тоже берём эту ответственность на себя, нужно разговаривать с крупными компаниями, для того чтобы те средства, которые они выделяли в развитие прикладной науки, были определёнными образом ориентированы на те регионы, которые требуют поддержки.

В целом мы со стороны Российской академии наук приложим все усилия для того, чтобы определить новые, наиболее интересные проекты пространственного, научно-технического развития страны, наполнить их научным содержанием и с нашей стороны обеспечить по возможности их, выполнение этих проектов, наполняя их необходимыми ресурсами.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Михаил Валентинович, есть что добавить?

М.Ковальчук: Вы знаете, во-первых, я хотел поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, и руководство академии за то, что Вы в такой важный для Курчатовского института день приехали сюда. Это очень для нас почётно, важно. Спасибо большое. Это первое.

Второе. Мне кажется, что проведение сегодня нашего совместного заседания – руководства Курчатовского института и президиума Академии наук – это тоже знаковая вещь, потому что на самом деле два крупнейших потенциала страны фактически могут быть объединены. Собственно говоря, так и должно быть. На самом деле ведь у нас никогда не было никаких контрадикций.

У нас сегодня глубокое совпадение, я немножко открою тайну. Дело в том, что мы приготовили подарки друг другу, как оказалось. Мы приготовили подарок – портрет Анатолия Петровича Александрова, и они приготовили нам портрет Анатолия Петровича Александрова, который был директором Курчатовского института и президентом Академии наук.

Мы возим «нашего Христа на встречу с Магометом». То есть получается, что у нас единый ход мыслей, и это очень важно. Я в шутливой форме это сказал, а на самом деле это говорит очень о многом. У нас абсолютно одна корневая система. Курчатовский институт – вы все знаете, мы 75 лет для страны и мира – возник из академического института, из Ленинградского физтеха изначально была выделена эта лаборатория. То есть на самом деле корневая система – это академия. И Курчатовский институт состоялся только благодаря тому, что идеи, исследования и люди были сосредоточены в академии. А дальше Курчатовский институт в свою очередь оплодотворил академию, даже дав президента.

Поэтому я хочу сказать, я думаю, что наше сегодняшнее объединение (я надеюсь, что Вы разрешите, и мы подпишем соглашение сегодня официально в конце), мне кажется, что оно является символическим шагом для, я бы сказал так, подъёма нашей науки, научной среды на принципиально новый уровень. У нас нет никаких противоречий, а база для единства есть. Александр Михайлович сейчас привёл много примеров.

На самом деле совершенно очевидно, Ваша инициатива по поддержке развития меганауки – это крупнейшие проекты. Они делают нас привлекательными для мира, они делают нас знаковыми при участии в заграничных установках. И сегодня у нас есть ассоциация, созданная нами и академией, мы её создали много лет назад, которая объединяет академические институты, университеты. У нас отдельная ассоциация университетов вокруг мегаустановок. У нас есть стержень. И если Вы поддержите идею, которую мы с Александром Михайловичем выдвигаем, о строительстве синхротрона ещё и на Дальнем Востоке, тогда у нас получается совершенно гармоничная структура по всей территории страны – возникновение центров превосходства, куда потянутся люди – и наши, и иностранцы. И вот в этом смысле это один проект.

Сеть ядерных медицинских центров – второй проект.

Затем мы ещё говорим о логистических коридорах, но я хотел бы сказать, что есть ещё очень важная вещь. Вы говорили о Крыме, о Дальнем Востоке, о глубоководных вещах. Вот сейчас по Вашему поручению мы делаем глубоководные аппараты. Вы погружались, это было и на юге, и в Балтийском море. Сейчас мы вместе с «Газпромом» и с Российским географическим обществом разрабатываем эти глубоководные аппараты, и я думаю, они будут применимы во всех направлениях, о чём Вы говорили.

И при этом ещё есть в дополнение к тому, что Вы сказали, такая вещь. Ведь у нас сегодня, поскольку у нас развивается флот (и гражданский, и военный), у нас развивается масса интересных вещей, природоподобные технологии, у нас существует колоссальный потенциал. Например, на Дальнем Востоке одно место, там Тихий океан.

Вторая вещь. У нас есть Калининград. Балтийское море – вообще Северо-Западный округ. И Архангельск, и Ленинград, и Североморск туда. Дальше, у нас есть Крым, у академии есть база в Геленджике, плюс есть ещё база минпромовская и Крым. Значит, можно сделать климатические (условно их назовём) станции. Они существуют, но можно их образовать в сеть под эгидой Академии наук и Курчатовского института и там развернуть комплексные исследования.

Например, сегодня очень важна, если мы говорим о природоподобных технологиях, так называемая биоминерализация. Вот простая вещь. Например, морская звезда или ежи – это же фактически некий белок, который потом затвердевает, и образуется панцирь, который выдерживает совершенно бешеное давление. Это природные материалы, которые получаются, грубо говоря, из белков, полимеров, а превращаются в сверхпрочный и так далее. Так вот эту биоминерализацию изучают только в двух-трёх местах в мире, и одно из этих мест у нас, а у нас это Дальний Восток. А если учесть нашу расположенность во всех морях, мы можем биоминерализацию, которая может быть основой нового скачка в природоподобии, распространить на все эти моря. Плюс климатические изучения материалов, очень хороший центр есть. Я думаю, что под эгидой академических вещей, и Курчатовский в этом с удовольствием примет участие, можно эту сеть воссоздать и оформить.

Ещё очень важная вещь. Курчатовский институт эксплуатирует большое количество мегаустановок. И в этом смысле они полностью открыты для использования академией. Мы в своё время подписывали бумаги, это было. Думаю, что мы на сегодня на качественном уровне можем обеспечить такое движение.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Коллеги, кто хотел бы что-либо добавить?

А.Адрианов: Как раз в продолжение того, что обозначили коллеги, – создание центров притяжения в регионах, прежде всего на Дальнем Востоке. На Дальнем Востоке благодаря Вашей поддержке, Владимир Владимирович, уже реализовано несколько очень крупных проектов, некоторые как раз обозначены, я не буду говорить об этом международном центре коллективного пользования, это создание сети синхротронов. Действительно, головная установка в Курчатовском институте, в Сибирском отделении РАН. И если это будет во Владивостоке, это даст очень мощный толчок развитию науки как крупный мультидисциплинарный проект на Дальнем Востоке.

Я бы хотел добавить несколько слов к прозвучавшему здесь глубоководному проекту. Эта инициатива Российской академии наук способна объединить очень многие наши институты. Ведь, как показали последние исследования, в том числе с нашим участием, в глубинах океана сосредоточены колоссальные биологические ресурсы и колоссальное биологическое разнообразие, о котором мы ещё некоторое время назад не подозревали. И сейчас у наших соседей в Азиатско-Тихоокеанском регионе (это Тайвань, Китай, Южная Корея) строится флот, строятся специальные носители глубоководных аппаратов.

Вы знаете, шельф разделили, и следующий шаг, которого стоит ожидать, – это попытки раздела глубоководных районов Мирового океана. Это самое большое жизненное пространство на нашей планете и самая большая концентрация биологического материала. Причём это не только запас биологических ресурсов для будущих поколений. Уже сейчас глубоководные ресурсы дают нам совершенно уникальные биологически активные соединения, которые являются эффективными при создании новых типов лекарств, в том числе и для лечения онкологических заболеваний, новый ресурс антибиотиков (из наземного сырья антибиотики уже утратили свою эффективность) находятся именно в глубинах океана. Благодаря тому, что у нас на Дальнем Востоке сейчас сосредоточен неплохой флот глубоководной робототехники, это и автономные необитаемые аппараты, там создано даже опытное производство этих аппаратов.

У нас хороший флот телеуправляемых подводных аппаратов, и конечно, если этот проект развивать, а мы уже в него достаточно хорошо втянулись и с нашими зарубежными партнёрами, очень усилило бы этот проект создание отдельного судна-носителя для глубоководных аппаратов именно на Тихоокеанском театре глубоководных исследований. И здесь мы бы тогда не упустили наше лидерство.

Сейчас у нас очень хорошие позиции. Мы занимаем, по крайней мере на Тихоокеанском театре, одну из лидирующих позиций. И действительно, эти открытия способны дать толчок и биомиметическим исследованиям, о которых говорил Михаил Валентинович. Это новые материалы, это новые лекарства из океанских глубин. И мы обсуждали это и с Росрыболовством, они крайне заинтересованы разработать технологии, как нам использовать в ближайшем будущем и биологические ресурсы океанских глубин. Это был бы очень интересный, объединяющий всех нас проект.

И это происходит, действительно, на фоне повышенного внимания именно к глубоководным исследованиям в мировом научном сообществе. Поэтому, если бы была Ваша поддержка создать синхротронный центр во Владивостоке… Центр радиационно-лучевой симметрии в Дальневосточном федеральном университете – тоже проект, который в ближайшее время начнёт реализовываться, это тоже крайне важно, потому что у нас в Приморском крае 30 тысяч пациентов стоят на учёте как онкобольные. Ежегодно выявляются около 7 тысяч новых пациентов, и создание такого центра на острове Русский позволит по крайней мере 1200 пациентам получать очень высокотехнологичную помощь.

Вот эти три проекта, которые и Александр Михайлович обозначил, – синхротрон, центр радиационно-лучевой симметрии и глубоководный проект, – были бы крайне интересны для нас, дальневосточников.

В.Путин: Спасибо. Пожалуйста, коллеги.

Ю.Балега: Владимир Владимирович, в Стратегии научно-технологического развития нашей страны предусмотрен рост расходов на науку к 2035 году до двух процентов. Но мы считаем, что для преодоления этого сложившегося технологического отставания было бы правильнее достичь 2-процентного уровня к 2024 году (то есть это вполне возможно) и при этом сохранить в структуре расходов расходы на фундаментальную науку. То есть примерно это будет на фундаментальную науку 0,35 процента от бюджета, ВВП нашей страны.

И решение этой задачи мы прежде всего увязываем с усовершенствованием технологической базы и науки. Здесь у нас проблемы есть. Вот если, допустим, на исследования в области ядерной физики у нас достаточно много средств направлено (мегапроекты и зарубежные, и в нашей стране), то в других направлениях исследований не так всё благополучно.

Я проработал 23 года на Кавказе директором обсерватории на телескопе, который построен в Санкт-Петербурге (Ленинграде тогда) Ленинградским оптико-механическим объединением. Это был самый большой телескоп мира, но это было начало 70-х годов, полвека назад. С тех пор в нашей стране ни одного крупного инструмента (по-настоящему крупного инструмента) для астрономии не строилось.

А здесь прорывы огромные идут во всём мире, и было бы здорово вложиться и в эту сферу, как и в другие области исследований. И мы считаем, что вполне можно к 2024 году примерно на 50 процентов обновить научный парк нашей отечественной науки. Это примерно 5–7 миллиардов рублей в год надо вкладывать для того, чтобы существенно обновить весь наш научный парк и таким образом выйти на приличный уровень исследований. Для этого мы готовы разработать специальную программу модернизации такого научного парка. Вот попробуем.

В.Путин: Ну, что касается общих расходов на науку, всё, о чём мы говорили, и планы, которые мы имеем, мы же их выстраиваем исходя из прогноза экономического развития.

Ю.Балега: Это не так просто всё.

В.Путин: Да. Но он у нас меняется, поэтому мы всегда имеем в виду, что на прорывных, основных направлениях развития страны мы имеем возможность что-то добавлять в зависимости от того, как развивается ситуация в мировой экономике, в российской экономике. И конечно, наука в целом, фундаментальная наука является одним из приоритетов. Поэтому вы давайте ваши предложения, чтобы мы могли их учесть в ходе совместной работы. Хорошо?

Прошу Вас.

В.Пармон: Уважаемый Владимир Владимирович!

В соответствии с нашими разговорами, когда Вы были в Новосибирске, и тем более после 1 марта, у нас в Сибири интенсивно отрабатывалась схема ускоренного развития как Новосибирского научного центра, так и Томского научного центра, это отрабатывалось Сибирское отделение, ФАНО и руководство наших субъектов Федерации. Мы ориентируемся не только на развитие чистой науки, но и создание мощного технологического базиса для России. И абсолютно уверены, что если будет поддержка со стороны Правительства, и мы этого ожидаем, то за 10 лет будет создана… Ну, мы не хотим называть «силиконовая долина», у нас слово «долина» занято прилагательным «золотая долина», а вот «силиконовую тайгу» мы гарантируем в Сибири сделать. По крайней мере, за 10 лет первые объекты уже нацелены на ближайшие 3–5 лет.

Что нам будет очень сильно мешать, где нужна помощь, кроме, безусловно, финансовой и административной поддержки? Новосибирский госуниверситет входит в тройку-пятёрку лучших университетов, и для нас это кузница кадров. Мы хотели бы, чтобы эта кузница работала на Сибирский регион более эффективно и хотели бы, чтобы Новосибирскому госуниверситету придали статус тот же самый, что и Московскому госуниверситету, и Санкт-Петербургскому. По-видимому, он это заслуживает, и если соответствующие предложения будут рассмотрены, сибиряки гарантируют, что всё вернётся сторицей, в том числе и прекрасно подготовленными кадрами.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Это мы прямо сейчас не решим, тем не менее давайте посмотрим. Хорошо?

Пожалуйста.

В.Чарушин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Здесь говорилось уже о важности развития науки в регионах. Хотел бы обратить внимание на Уральский регион, где давно сложились очень интересные партнёрские отношения между академическими институтами и Уральским федеральным университетом. В последние годы у нас сложилась совместная с Михаилом Михайловичем практика создания совместных лабораторий, которая себя хорошо зарекомендовала.

Но я хотел бы обратить внимание на ещё одну важную грань, без которой невозможно развитие науки в регионах, – это вопрос обеспеченности жильём научных сотрудников. За последние пять лет у нас на Урале в этой сфере произошли серьёзные положительные изменения, причём мы действовали совместно с Федеральным агентством. Сотни сертификатов были розданы молодым учёным, сотни квартир были переданы в Федеральное агентство за счёт реализации инвестиционных проектов.

Мы в районе Академический ведём масштабное строительство уже десять лет. Только в прошлом году мы передали в федеральную собственность 300 объектов недвижимости, из них 100 – в Федеральное агентство, а 200 ушли в другие федеральные структуры – Росгвардию, органы Следственного комитета, прокуратуры, то есть мы вроде бы делаем хорошее, благое дело. Но мы сегодня не обладаем необходимым ресурсом. Я имею в виду, Академия наук сегодня этой функции, не свойственной ей, лишена, мы передали в своё время административно-хозяйственное управление в ФАНО. И сегодня мы нуждаемся в поддержке. Мы нуждаемся в поддержке как со стороны региона, так и со стороны, наверное, ФАНО. Потому что эта задача для нас достаточно обременительна.

Пока всё шло хорошо, у нас, в общем-то, не было проблем, но в последние годы один из инвесторов обанкротился, и сразу начинает накручиваться ком проблем, потому что есть, например, водоканал, который выставляет нам претензии как собственникам жилья. В общем, об этом можно долго рассказывать.

Я прошу просто оказать действенную помощь, может быть, через губернатора, в общем, он знает эти проблемы. Мы реализуем многомиллиардный проект, многомиллиардный, и он выгоден не только нам, он выгоден университету, тем, кто работает в федеральных структурах. Вот такая просьба.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Дворкович: У нас есть механизм решения этого вопроса через АИЖК, «Дом.РФ», Агентство по ипотечному жилищному кредитованию. Я подключу тогда коллег, чтобы они вместе с губернатором нашли решение этого вопроса.

В.Путин: Вы только сформулируйте эту проблему, отдайте мне бумагу. Я коллегам переправлю, и будем работать. Это важнейшее направление, безусловно. Я уже сказал коротко о социальном благополучии, социальном самочувствии учёных, это касается и уровня заработной платы, и обеспечения жильём. Курчатовский институт начинался с 20 килограммов урана, с двух граммов радия и с десяти квартир, всего десяти квартир. И несмотря на то, что у Курчатова был свой кабинет на Лубянке, дали всего 10 квартир.

Обязательно сформулируйте все эти проблемы, позанимаемся.

В.Чехонин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я курирую в президиуме Академии наук фундаментальную медицину, поэтому я остановлюсь только на этой сфере.

Александр Михайлович уже здесь остановился на том, что крайне перспективными являются проекты в области ядерной медицины, которую мы надеемся осуществлять вместе с Курчатовским центром. Однако в Вашем Послании Федеральному Собранию было особое внимание уделено ожидаемой продолжительности жизни. Она должна вырасти, по сути дела, за шесть лет до 78 лет. Это сверхзадача, Владимир Владимирович. Мы понимаем её сложность, но она решаема. Она может быть решена путём взаимодействия с Министерством здравоохранения, с подразделениями Российской академии наук, ФАНО, с органами исполнительной власти всех уровней. Наш анализ показал, что в России значение ожидаемой продолжительности жизни на 35 процентов зависит от ВВП, на 35 процентов зависит от образа жизни людей и на 30 процентов определяется финансированием здравоохранения.

Особыми приоритетами в охране здоровья населения должны на данном этапе стать наиболее отстающие направления, такие как мужчины, дети до 14 лет, поскольку именно в этих категориях населения наблюдается самое серьёзное отставание.

Благодаря Вашим инициативам в предыдущие восемь лет в аспекте формирования здорового образа жизни было очень много достигнуто. Однако для прорыва в этом направлении, на мой взгляд, потребуется формирование межведомственного совета, может быть, даже во главе с соответствующим вице-премьером. РАН в этом аспекте готова подключиться максимально, подключить все имеющиеся ресурсы в области диагностики, прежде всего терапии и социально значимых заболеваний, таких как сердечно-сосудистые заболевания, онкологические заболевания, инфекционные заболевания, которые в общем-то формируют основные показатели смертности у нас в стране.

И в этом аспекте я надеюсь, что мы можем найти очень серьёзное взаимодействие, широкое взаимодействие с Курчатовским центром, потому что уровень фундаментальной науки здесь развивается семимильными темпами.

Мы считаем, Владимир Владимирович, что Министр здравоохранения совместно с Российской академией наук должны ежеквартально отчитываться перед Вами, перед Администрацией Президента обо всех аспектах, которые касаются программ и достижения целевых показателей в этом аспекте. Это очень важно для того, чтобы осуществить.

В.Путин: Тоже нужно подумать, сформулировать. У нас советов много, но Вы правы, это одно из основных направлений нашей совместной работы. Поэтому давайте подумаем, на каком уровне и как этот механизм создать. Я в целом ничего против не имею.

А.Хохлов: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Глубокоуважаемые коллеги, я хотел бы сказать два слова о кадровом потенциале российской науки.

Вот сейчас благодаря тому, что заработала президентская программа исследовательских проектов, которая была предложена в своё время на Вашей встрече, Владимир Владимирович, с руководителями мегагрантов, достаточно хорошая получается поддержка для молодых учёных в возрасте до 35 лет. В общем, на самом деле они имеют самую разнообразную поддержку в виде различных грантов.

В.Путин: Но разноуровневую.

А.Хохлов: Совершенно верно, разноуровневую. Но по достижении возраста от 35 до 50 лет фактически такого уровня поддержки у людей нет. А я могу сказать и по своему опыту, и по опыту коллег, которые работали вместе со мной, период наибольшей научной продуктивности – это как раз от 35 до 50 лет. Причём это период, когда люди уже выучились у своих учителей, они могут реализовать свои собственные проекты. И, к сожалению, у нас складывается такая ситуация, что не всегда те люди, которые уже готовы, могут получать самостоятельный участок работы, самостоятельную лабораторию. Мне казалось бы, что было бы очень важно сформулировать программу поддержки создания новых самостоятельных лабораторий в разных местах, в том числе в регионах. Не секрет, что люди, которые уезжают в регионы, создавая новые лаборатории, оказываются в худшем положении: у них не такой хороший доступ к информационным ресурсам, к различным научным приборам, установкам и так далее. Поэтому такого типа программа была бы, с моей точки зрения, очень важна, и она могла бы служить очень хорошим дополнением к президентской программе исследовательских проектов. И она бы, если её в региональном аспекте рассматривать, могла бы в том числе послужить связанности научного пространства, которое у нас есть в Российской Федерации. Мне кажется, что Российская академия наук могла бы эффективно участвовать в этом деле, и это могла бы быть одна из тех программ, которые мы уже сейчас можем очень хорошо осуществить или, по крайней мере, помочь её осуществлению, если Правительство возьмётся за такое важное дело.

В.Путин: У нас ведь эта система мегагрантов, других грантов уже давно создана, она функционирует, работает. Но что касается молодых исследователей, то логика ведь заключалась в том, чтобы а) удержать молодых специалистов, б) создать для них условия и в) это очень важно, ведь молодые люди, они наиболее уязвимы с точки зрения того, что у них пока и доходы низкие, и возможностей маловато. Мы как раз исходили из того, что для них нужно создать определённые условия, чтобы они закрепились в своих научных предпочтениях, закрепились бы материально. Но, разумеется, всё нуждается в совершенствовании, все вопросы возникают тогда, когда они решаются, возникают дополнительные вопросы. Давайте рассмотрим всё это вместе.

Пожалуйста.

А.Фурсенко: Просто справка, что вообще целевым образом поддерживаются молодые специалисты, это общая сумма, она составляет менее процента бюджетных денег. Это целевая вещь. А все остальные деньги бюджетные, они даются в значительной степени на конкурсной основе, и там никаких ограничений по возрасту нет. Поэтому просто это дело каждого института, лаборатории и академии в целом, чтобы они выделили какие-то приоритеты у себя.

В.Путин: Это вопрос в общем финансирования науки. Здесь коллега говорил по поводу вот этих процентов, вот о чём речь. Понятно.

Прошу Вас.

Н.Макаров: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я хотел бы коснуться темы сохранения культурного наследия, такой странной немножко для Курчатовского института, но важной, потому что в Вашем Послании Вы говорили о важности сохранения «лица» наших городов, о важности создания новых музейных площадок в регионах, и мы, конечно, должны опираться на наше наследие при развитии пространственных структур России, при новом обустройстве страны. И наши академические институты много делают в этом плане. Эта работа не очень заметна, но многие работы на новостройках, археологические, ведутся нашими археологическими институтами, и всё, что открыто в Крыму в последние годы, в основном открыто на новостройках. Это очень яркие достижения и очень яркие находки, и они стали возможны благодаря тому, что в нашем законодательстве существует норма, которая предписывает предварительную историко-культурную экспертизу территорий перед большим строительством.

Сейчас есть предложение эту норму убрать из законодательства. Эти предложения сформулированы Минстроем, и в ближайшее время они будут переданы как законопроект, как поправки в Думу.

Я очень просил бы от лица моих коллег – историков, филологов, которые очень озабочены этой возможностью, сохранить норму проведения историко-культурных экспертиз, потому что это реальный инструмент обеспечения сохранности наследия. А наша академия, в свою очередь, готова дать предложения о том, как сделать эту процедуру более эффективной, упростить её, возможно, ускорить, но не в ущерб защите наследия.

В гуманитарных науках очень трудно формируются мегапроекты, но создание музейно-исследовательского кластера в Керчи – конечно, идеальный формат мегапроекта. Потому что новые «ворота» Крыма, новая транспортная инфраструктура формируется на месте столицы Боспорского царства, это Керчь, которая возникла на месте Пантикапея. Это территория великих скифских и греческих курганов, сокровища которых сформировали собрание Эрмитажа и Исторического музея. Здесь есть что показать. И этот проект мог бы быть сплавом создания нового музея, академической лаборатории по глубокому междисциплинарному изучению древностей с участием международным. И исправление социально-экономической ситуации в Керчи, которая сейчас такой промышленный город, в котором его историческое лицо не очень видно. Так что это могло быть сплавом академической науки и практического обустройства территории. Я очень просил бы поддержать этот проект.

В.Путин: Давайте нам проект, посмотрим отдельно. Безусловно, это очень интересно и важно. Что касается поправки в закон, то здесь считаю очень важным вторую часть поставленного вами вопроса. О том, что эта деятельность должна быть приемлема по срокам, минимизирована по затратам, с тем чтобы вот эту деятельность (а она крайне важна, безусловно), она не становилась бы каким-то дополнительным квазиналогом при производстве строительных работ. Но то, что эта экспертиза должна сохраниться, здесь я с вами полностью согласен.

Прошу Вас.

В.Бондур: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хотелось бы ещё раз вернуться к пространственной связанности. Я хочу отметить одну особенность нашей страны. То есть наша страна имеет протяжённость сухопутной государственной границы 61 тысячу километров. У нас морского приграничного пространства 8,6 миллиона километров. Если мы все встанем вдоль рубежей нашей Родины, то между нами будут просветы. Против каждого из нас встанет 10 китайцев и 5–6 европейцев с американцами. То есть нам нужны какие-то другие способы применять, для того чтобы…

В.Путин: Не встанут, не переживайте.

В.Бондур: Какие способы можно предложить, для того чтобы решить эту проблему? У нас страна специфическая, очень много труднодоступных регионов с плохими погодными условиями. У нас есть приполярные регионы, полярная ночь. Поэтому есть один из способов – это использовать современные перспективные методы дистанционного зондирования и создание пространственно распределённых систем мониторинга, включая космический мониторинг. То есть сегодня космические аппараты, беспилотные летательные аппараты, другие аппараты формируют огромные потоки информации в различных спектральных диапазонах с помощью различной аппаратуры, которая использует электромагнитные волны, магнитное поле, гравитационное поле, потоки частиц, где хороший предмет для развития вместе с Курчатовским институтом.

Сегодня тенденции каковы? Есть создание многоспутниковых малогабаритных систем, это спутники типа SkySat, CubeSat, это спутники маленьких размеров. Они дешёвые, но запускать их нужно много. То есть сегодня, Google проанонсировал, впервые создана система, которая ежедневно обновляет информацию пока со средним разрешением, но в ближайшее время это будет 1 метр разрешения, и наша страна может здесь сделать хороший шаг вперёд. Это, прежде всего, использование радиолокационных средств. Наша страна впервые в мире запустила на орбиту радиолокационный спутник, но сегодня у нас, к сожалению, нет активно действующего спутника. Первый спутник – это был спутник морской космической разведки, и целеуказание даже для энергообеспечения его аппаратуры использовался атомный реактор мощностью 5,5 киловатта. Курчатовский институт вместе с нашей организацией, где я раньше работал очень активно, занимались созданием такой системы.

В настоящее время радиолокационное средство имеется у европейских стран, даже у корейцев. Если мы используем тот опыт, который есть у нашей страны по созданию малогабаритных радиолокационных комплексов с синтезированием апертуры, которая уже апробирована на беспилотных летательных аппаратах, то мы можем решить задачу формирования многоспутниковой группировки на базе таких радиолокационных средств. Они всепогодные, то есть здесь не страшны облака. Наша страна 70 процентов времени закрыта облаками. Все прекрасно знают: сегодня, вчера была хорошая погода, а до этого мы два месяца практически не видели солнце.

Какие здесь возникают проблемы? Прежде всего, огромные потоки информации, которая поступает со спутников. То есть на сегодняшний день это петабайты, завтра или в ближайшее будущее – это экзабайты. Для того чтобы обработать такую информацию (это большие данные), нужны специальные методы, средства: это и вычислительные средства, алгоритмы, алгоритмы распараллеливания, облачной системы, методы создания баз данных.

Вот здесь тоже у нас хорошие есть идеи, и есть проекты, которые реализуются в Министерстве образования и науки, в Курчатовском институте. И есть такие идеи в Российской академии наук. Что здесь сегодня очень важно? Не только получить эту информацию колоссального объёма, чтобы каждый день мы обновляли данные, даже несколько раз в день, с разрешением в метры и лучше, нужно их осваивать и быстро представлять потребителям.

Для этого нужны очень специфические базы данных, которые позволяют охватить эту информацию, представить её в 4D-формате с использованием ГИС-систем, для того чтобы создать геопространственные данные, которые нужны не только для регионов, но и для федеральной власти, для различных отраслей экономики, – это и природные ресурсы, и сельское хозяйство (я думаю, сейчас ещё об этом скажут), безопасность страны, и катастрофы, техногенные, природные катастрофы, экологическое состояние территорий и так далее.

То есть вот такой проект, я думаю, нашей страной вполне может быть реализован, то есть у нас имеются технические заделы. Но для этого нужны определённые организационные мероприятия. И мы хотели бы, чтобы Вы поддержали такой проект.

В.Путин: Я должен увидеть его уже в полноценном изложении. Хорошо? Мы должны межведомственно посмотреть ещё.

А.Дворкович: Начали эту тему смотреть в рамках программы «Цифровая экономика», скоро представим Вам эти предложения уже вместе с коллегами.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

И.Донник: Если можно.

В.Путин: Конечно, прошу Вас.

И.Донник: Я курирую сельское хозяйство, и поэтому, если можно, к хлебу насущному вернусь.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Александр Михайлович говорил уже про Крым, и в Крыму возможно решение основного из нынешних приоритетов, которые стоят перед Минсельхозом, это селекция семеноводства, в том числе такой культуры, как сахарная свекла. И у нас индикаторами предусмотрено к 2025 году выйти на уровень 20-процентного импортозамещения. Но наши ученые разработали технологию, когда можно в Крыму, пользуясь его уникальными экологическими и климатическими условиями, получить эти семена, отечественной причем линии, в два раза быстрее, то есть за счет того, что не на два года растягивается процесс, а на один год. И эта проблема позволила бы нам решить уже за три года, вернее, выполнить индикаторы и выйти на 40 процентов обеспеченности от импортных семян. Но там главная проблема – это обеспечение водой для полива.

В настоящее время наши ученые готовы тоже разработать и разрабатывают технологию использования поверхностных слабозасоленных вод и сточных вод из дренажных канализационных стоков. Проект, конечно, не очень дешевый. Ориентировочная стоимость где-то около 700 миллионов, тем не менее это бы позволило нам, во-первых, выполнить программу, а во-вторых, действительно вывести регион Крыма на вот такой стабильный, если можно сказать, даже заработок. Хотелось бы, чтобы Вы поддержали этот проект, несмотря на то, что он дорогой.

И вообще я бы хотела сказать про Крым. Там сейчас есть три научно-исследовательских института нашего профиля: это [институты] виноградарства и виноделия, сельского хозяйства (НИИСХ) и Никитский ботанический сад. Очень бы хотелось, чтобы они сохранили свою самобытность, не деформировались в процессе слияния, потому что у каждого свои задачи и свое направление. Очень бы хотелось, чтобы Вы это поддержали.

В.Путин: А там планируется слияние какое-то?

И.Донник: Да, там у нас перманентно, все время сливаются, возникают идеи о слиянии. Михаил Михайлович улыбается, но мы с ним эту тему постоянно обсуждаем, полемизируем, и пока удается отстоять, потому что Магарач (Институт виноградарства) – это тоже уникальное заведение, которое нужно просто сохранять и не надо их соединять в один центр. Это мое личное мнение и мнение наших коллег, и нашего отделения сельскохозяйственных наук.

В.Путин: Магарыч не оттуда, нет? (Смех.)

И.Донник: Рядом.

В.Путин: Очень близко, одна буква только.

И.Донник: И второй вопрос, если можно, о чем болит душа, не могу не сказать. Прошу прощения, может быть, это слишком мелкой проблемой кому-то покажется, но речь идет о стратегической безопасности страны, причем биобезопасности. Речь идет о ветеринарии и о ветеринарной науке.

Так получилось, что на сегодняшний день постоянно возникают эти угрозы – заносы инфекции не только животных, но и растений. И постоянно требуется, как это было раньше, хоть это не принято говорить, тем не менее так было раньше, было мощное научное сопровождение каждой проблемы, которая возникала в области ветеринарии. К сожалению, на сегодняшний день получилось так, что у нас в разы сократилось количество научно-исследовательских институтов. Четыре осталось, из них три находятся в Москве и Московской области и один в Воронеже. Все остальные реформировались, влились в аграрные центры. И опыт показывает: как только перепрофилируется центр, резко сокращается количество ветеринарной тематики, количество научных школ. За последние 10–15 лет исчезли 64 научные школы. И таким образом нашей мощнейшей ветеринарной науки, на наш взгляд, практически нет. Тем не менее вопросы надо решать. Тем более серьезные требования предъявляются и к подготовке ветеринарных специалистов, ветеринарных врачей в университетах. Там в основном нарекания идут на то, что нет практики, то есть мы не можем им ее дать.

Предлагается такой вариант. Создать в регионах страны – в Сибири, на Урале, Дальний Восток, Юг, Центр России – научно-исследовательские ветеринарные центры, которые могли бы, прежде всего, под координацией Российской академии наук и с участием научных школ из университетов, где они еще сохранились хоть немного, ассоциаций, бизнеса решать именно вопросы практической ветеринарной медицины. Могли бы сразу молодых специалистов, выпускников вовлекать в этот процесс.

В.Путин: Ветеринарный контроль отдан в регионы, да?

А.Дворкович: Сейчас да, но мы дали указание в Краснодаре на форуме подготовить предложения о консолидации на федеральном уровне.

В.Путин: Это все произошло из-за того, что мы передали ветеринарный контроль на региональный уровень, ну и, соответственно, сразу все это ушло. Начало уходить.

В Краснодаре на форуме коллеги ставили вопрос, чтобы поднять опять на федеральный. Мы это сделаем, и вот эту программу, которую вы предлагаете по ветеринарному контролю и в целом по науке, она будет уместна.

И.Донник: Спасибо. Потому что иначе мы будем бежать за эпидемиями, а не предупреждать их возникновение. Спасибо.

В.Путин: И ваши предложения тоже сформулируйте, потому что это важно для страны в целом, и Крым будет поднимать.

Андрей Александрович, возьмите и мне потом отдельно доложите. Хорошо?

И.Донник: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста.

В.Козлов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В своем выступлении Александр Михайлович упомянул представленный Вами, Владимир Владимирович, в Государственную Думу проект федерального закона о поправках в Федеральный закон № 253 о Российской академии наук. Вы, Владимир Владимирович, назначили меня вашим полномочным представителем по проведению, если так можно сказать, этого закона. И поэтому позвольте сказать несколько слов о том, как обстоит дело.

Для нас федеральный закон – чрезвычайно важное дело (это мнение всех, кто высказывался на эту тему, в том числе в Государственной Думе), шаг в правильном направлении как бы в продолжение той реформы по упорядочению отношений, которые сейчас сложились в фундаментальной науке.

Первое чтение прошло, как, наверное, Вам докладывали, в Государственной Думе единогласно. Единогласно поддержали. Все отмечали, что это то, что нужно. Единственное я просил, чтобы при подготовке ко второму чтению депутаты Государственной Думы не слишком старались его поправить, усилить и так далее. Это желание есть всегда, но, честно говоря, надо как в математике говорят, методом последних приближений это делать и не надо форсировать события. Закон и для нас чрезвычайно важен. Конечно, новые полномочия нам даются, причем в таком широком диапазоне, но, конечно, мы все понимаем, на Академию наук возлагается новая ответственность. Как это все реализовать, как это все исполнить, тем более, как говорится, с хорошим качеством?

Я два момента здесь отмечу. На Академию наук возлагается научно-методическое руководство, по сути, всей наукой в Российской Федерации. Это, честно сказать, задача непростая, ведь вопрос здесь к чему сводится? К глубине погружения в эту проблему, чтобы как бы качественно все это исследовать, понять, дать рекомендации, оценки, экспертизу провести.

Конечно, без научно-исследовательских институтов, которые входили раньше в нашу Академию наук, вряд ли это можно сделать, поэтому здесь мы, конечно, должны работать вместе с ФАНО (Федеральным агентством научных организаций) для того, чтобы привлечь корпус экспертов, наших коллег, которые работают, трудятся в наших ведущих научно-исследовательских, академических институтах.

Еще один вопрос – это запись, которая есть еще в 253-м законе, о том, что Российская академия наук может сама проводить научные исследования. Но у нас сейчас, у Академии наук, нет ни одного научного сотрудника. Тем не менее такая норма закона есть, и здесь надо разобраться и потом как-то правильно нам всем сориентироваться.

И знаете, хочу напомнить известное высказывание Антона Павловича Чехова, что если в первом акте на стене висит ружье, то в последнем акте оно должно выстрелить. И если мы такую норму закладываем, значит мы с этим связываем какие-то перспективы, и это надо, конечно, нам всем и в Академии наук хорошо понимать.

Владимир Владимирович! Коллеги!

Анализ ситуации в законодательной сфере показывает, что на этом, наверное, останавливаться нельзя, надо продолжать работу.

Вам Александр Михайлович докладывал о том, что у нас есть проект по тому, чтобы как-то упорядочить и разобраться, все-таки приподнять правовой статус Российской академии наук. Сегодня мы имеем возможность поздравить наших коллег из Курчатовского института с 75-летием. Это выдающееся событие для всех нас, и для Академии наук. Но в 24-м году (этот год Юрий Юрьевич упоминал в связи с возможностями финансирования) – 300-летие, великий юбилей, 300-летие Академии наук, и, конечно, хотелось бы здесь нам Академию наук правильно встроить в систему правовых отношений.

Я, Владимир Владимирович, скажу и, может быть, даже коллеги не знают, что до 1998 года Российская академия наук, собственно, Академия наук, не была юридическим лицом. Она значилась высшим научным учреждением страны, но самостоятельного юридического лица не было. И мы жили нормально. (Смех в зале.) Все проблемы, такое впечатление, начались после того, как мы решили обзавестись вот этим лицом.

Это я к чему говорю? Что вопрос о правовом статусе Российской академии наук как старейшей нашей организации, уникальной нашей организации, он не только труден, но, честно говоря, и очень интересен, в том числе для наших коллег-юристов, которые могли бы заняться всем этим комплексом вопросов.

В.Путин: Спасибо.

По поводу собственной научной деятельности академии. Это было предложение самой академии, поэтому мы просто учли и пошли навстречу. Хотя понятно, что основная работа осуществляется через академические институты, а не в собственно самой академии. Но, пожалуйста, если вы посчитали целесообразным такую опцию иметь в законе, поэтому я не возражал. Можно, конечно, подумать на тему о том, как реализовывать эту норму закона. Это понятно. Ну, а если вы увидите какую-то угрозу в ходе обсуждения закона в Государственной Думе, давайте нам знать напрямую, поскольку Вы мой представитель, и через Александра Михайловича, через Андрея Александровича – пожалуйста. Мы сразу постараемся вместе с вами на это отреагировать.

Коллеги, у нас еще Александр Михайлович и Михаил Валентинович хотели подписать соответствующий документ. Пожалуйста, мы предоставляем вам такую замечательную возможность в день юбилея Курчатовского института подписать документ о сотрудничестве между институтом и Академией наук.

Поздравляем вас.

Россия > . Образование, наука > kremlin.ru, 10 апреля 2018 > № 2563911 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 15 марта 2018 > № 2532834 Владимир Путин

Форум «Россия – страна возможностей».

Владимир Путин встретился с победителями и финалистами проектов форума «Россия – страна возможностей» и выступил на итоговом мероприятии.

Форум проходит на ВДНХ с 13 по 16 марта. В нём принимают участие более 6 тысяч человек из 85 регионов России. На 35 различных площадках участники обсуждают поддержку проектов, входящих в открытую платформу «Россия – страна возможностей». Основная задача платформы – создание системы прозрачных социальных лифтов, самореализация талантливой молодёжи и профессионалов в различных сферах деятельности, поддержка благотворительности и консолидация лучших общественных инициатив.

* * *

Беседа с победителями и финалистами проектов форума «Россия – страна возможностей»

В.Путин: Уже можно начинать поздравлять – Вы все победители, – что я и делаю с удовольствием. Знаю, что вы прошли селекцию, отбор и показали лучшие результаты в своих номинациях, в том, что вам понравилось, в том, чем вы решили заниматься и занимаетесь уже вполне профессионально. Хочу вам пожелать дальнейших успехов.

У Вас микрофон, вы, видимо, хотите нам задать тон.

П.Сорокин: Владимир Владимирович, позвольте от лица всех поприветствовать Вас. В первую очередь скажу спасибо, что поддержали проект, поддержали платформу. Думаю, такой возможности у нас без Вашей поддержки не было бы.

Я месяц назад был у Вас как один из победителей «Лидеров России» с моими коллегами и, если честно, не думал, что жизнь после этого так сильно изменится.

В.Путин: И я сказал, что Вас пора повышать. И Вас повысили.

П.Сорокин: Чуть-чуть повысился.

В.Путин: Как – чуть-чуть? Ничего себе. Замминистра стал – чуть-чуть? (Смех.) Амбициозные ребята, это хорошо.

П.Сорокин: Нет, я имел в виду, в весе чуть-чуть…

В.Путин: Замминистра Вас назначили?

П.Сорокин: Да, замминистра, спасибо большое за доверие и за возможность себя проявить. И, безусловно, за начальника моего, Александра Валентиновича, который это всё поддержал.

Чуть-чуть про платформу скажу, про последние два дня. Очень интересный опыт. Поскольку я много общался с людьми из других стран и учился. Мир сейчас очень сильно кластеризуется, очень сильно по гильдиям распределяется, очень сильно по специальностям, специализируется.

Я по себе знаю, 12 лет в «нефтянке», общаешься со своим кругом, и появляется зашоренность. Да и конкурс «Лидеры России», сама платформа ломает границы. Я никогда в жизни не познакомился бы с таким количеством людей из других регионов, из совершенно других областей. Здесь присутствует коллега Олег Салагай, медик, ещё был Евгений Покушалов, очень много медиков. И, казалось бы, что общего между «нефтянкой» и медициной?

В.Путин: После «нефтянки» лечить надо.

(Смеются.)

П.Сорокин: А так обычно и думаешь, не дай бог с медиком познакомиться, только если не знаешь. А здесь я понимаю, что у них можно очень многому научиться. И точно так же они что-то берут. И вот этот слом границ позволяет по-другому взглянуть на мир: с банкирами, с врачами, со студентами, со школьниками, поскольку мир не только специализируется, он ещё очень конкурентен.

Мы все знаем, что в первую очередь идёт борьба за талант, борьба за мозги. И здесь общаешься со школьниками, с победителями олимпиад – и хорошо, и грустно на самом деле. Хорошо, что видишь много талантливых людей, я сейчас перейду к одному из таких талантов. А с другой стороны, я понимаю, что у большей части из них есть предложение уехать за границу – и гранты, и многие разработки, которые они делали, уже оплачены иностранными компаниями. И поэтому для того, чтобы человек мог здесь, у нас, развиваться, ему надо не только деньги дать, ему надо дать платформу и возможность коммерциализировать, то есть возможность довести этот продукт до компании, до рынка. И, собственно говоря, это, наверное, одна из задач, которая сейчас ставится перед министерством, – создать эту полную цепочку от а до я, чтобы люди могли проявлять таланты, проявлять себя.

И ещё. Мы, когда общались здесь, поскольку очень много талантливых людей в «Лидерах России» было, очень большой запрос на создание некоего клуба «Лидеры России», для того чтобы мы могли обмениваться и опытом, чтобы могли какие-то профессиональные, внутренние темы обсуждать. Я думаю, что это очень хорошая инициатива, чтобы поддержать, чтобы это не стало разовой инициативой, могло накапливаться, чтобы критическая масса накапливалась, тогда пойдёт обмен опытом между поколениями и между людьми.

И, собственно говоря, про таланты. Елизавета рядом со мной сидит, очень талантливая девушка, абсолютный победитель платформы «Я – профессионал» и школьных олимпиад. Сейчас бы хотел как раз слово ей передать.

Е.Литвинцева: Добрый день! Меня зовут Лиза Литвинцева.

В.Путин: Здравствуйте!

Е.Литвинцева: Я студентка Университета нефти и газа. В этом году я оканчиваю, учусь на специальности «разработка нефтяных месторождений». Здесь представляю проект «Я – профессионал». Взяла золотую медаль по направлению «нефтегазовое дело», то есть по своему профилю. Мечтаю стать профессионалом, примером для сотрудников, для своих коллег. В общем, учусь, стараюсь, развиваюсь. Также занимаюсь наукой.

И вот то, о чём говорил Павел. Да, на самом деле последние мои проекты финансировал Китай. Но вот с Павлом мы вчера познакомились, я надеюсь, что после этой встречи ситуация изменится и Павел станет моим наставником не только в научном плане, но ещё и в карьерном.

В.Путин: Это должно быть связано между собой: и научный, и карьерный. А какая тема у вас?

Е.Литвинцева: Повышение энергоэффективности добычи нефти. В общем, эффективно использовать газ, который мы добываем, чтобы нефть у нас добывалась более энергоэффективно.

В.Путин: Закачивать газ в пласты.

Е.Литвинцева: Нет, на самом деле там два насоса, обычно один, и встроенный насос забирает газ, тем самым облегчает лифт, облегчает подъём нефти, работу.

В.Путин: Сейчас вот газ закачивают в пласты, чтобы нефть вытащить.

Е.Литвинцева: Да, а мы закачиваем газ обратно в наш поток, нефть становится легче, мы тратим меньше энергии, чтобы её поднимать на поверхность. И обычно газ у нас уходил в никуда, а теперь мы вовлекаем газ в поток, это очень эффективно, это несложно. Я предложила методику подбора оборудования, это успешно внедрили. Такая судьба.

В.Путин: Да, это интересно. Для нас это тоже очень интересно. Ну и чем меньше таких разработок будет внедряться в других странах, тем лучше. (Смех.) Потому что мы останемся вне конкуренции по добыче и продаже углеводородов.

Е.Литвинцева: Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам.

Д.Азарян: Здравствуйте.

Я тоже победитель олимпиады «Я – профессионал». Меня зовут Азарян Давид, я золотой медалист. Я из города Волгограда, из обычной семьи. Я студент Волгоградского государственного технического университета, обучаюсь по направлению «стандартизация и метрология». Но в дальнейшем хочу обучаться в Санкт-Петербурге и связать свою жизнь с биомехатроникой. Хочу разрабатывать протезы, ортезы, экзоскелеты. Другими словами, людей будущего создавать.

В.Путин: И какой там факультет Вы бы для себя выбрали?

Д.Азарян: Университет ИТМО.

В.Путин: В ИТМО хотели учиться?

Д.Азарян: В ИТМО, да.

И победа подразумевает определённые деньги, которые я бы мог потратить, во-первых, на финансирование своих собственных научных разработок. Так, например, разработка робота для сбивания сосулек с карнизов зданий – это очень актуальная проблема в Волгограде и в Санкт-Петербурге. И на оставшуюся часть я бы мог жить хотя бы первые полгода, пока не найду работу в Санкт-Петербурге.

Всю жизнь я мечтал стать специалистом международного уровня. Хотел выдвинуть промышленность России на принципиально новый уровень. И эта олимпиада – это очередной шаг к достижению этой цели.

В.Путин: Здорово. Успехов Вам!

Но для того, чтобы выдвинуть Россию на передовой уровень в технологиях, важно, конечно, качественно сбивать сосульки, но этого недостаточно, хотя это очень важно для безопасности людей – это правда.

Д.Азарян: У меня очень много проектов, и это решение…

В.Путин: Так Вы хотите ещё учиться в ИТМО?

Д.Азарян: Да, магистратура, аспирантура. Обязательно надо продолжать обучение. И тем не менее я хочу также совмещать обучение с работой.

В.Путин: А где-то Вы подобрали себе примерное место работы? Направление?

Д.Азарян: В Санкт-Петербурге подобрал.

В.Путин: Что? Где? На каких предприятиях? В какой сфере?

Д.Азарян: В сфере машиностроения. Я проходил практику инженером-конструктором на заводе по производству машин фасовочно-упаковочного типа. Они фасуют, упаковывают продукты питания.

В.Путин: Ну, в Питере много таких возможностей, это правда там развито, эта сфера. Ну, те, кто организовывал конкурс, поговорите с ними, я тоже скажу им, чтобы Вам помогли.

Д.Азарян: Хорошо, я буду очень благодарен Вам. Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

А.Карелин: Владимир Владимирович, меня зовут Карелин Антон, я родом из Челябинской области. Я стал золотым медалистом в направлении биотехнологий – тоже все профессионалы, хотя основным моим образованием является медицина.

В.Путин: Сейчас только подписал Указ, чтобы в Челябинске – меня просили представители общественности, руководства – провели ШОС очередной, саммит ШОС. Вот только что подписал.

А.Карелин: Объединение моего профессионального образования, медицинского, и победы в этой олимпиаде биотехнологий будет стимулировать мой научный интерес, и Нобелевский комитет по достоинству оценит мои заслуги. Потому что последняя Нобелевская премия в физиологии и медицине России была присуждена в 1908 году. Я думаю, нам пора исправлять это положение, и я хочу попробовать быть одним из тех, кто это сделает.

В.Путин: Неудивительно, если бы она была бы присуждена вчера, когда открытие сделано в 1908-м, а присуждают сейчас. Это так часто происходит. Но то, что нужно добиваться, надо стремиться к тому, чтобы добиваться выдающихся результатов, это точно совершенно.

А где Вы учитесь, ещё раз?

А.Карелин: В Сеченовском университете, на 6-м курсе.

В.Путин: На 6-м?

А.Карелин: Да, первый мед.

В.Путин: Понятно. А дальше?

А.Карелин: Дальше я планирую поступать в аспирантуру, защищать диссертацию как первые шажки к научной деятельности, к научному направлению.

В.Путин: Вы уже выбрали для себя направление?

А.Карелин: Да, биохимия.

В.Путин: Биохимия.

А.Карелин: Биохимия, биотехнологии.

В.Путин: Да, это, конечно, очень перспективно. Сложная очень сфера деятельности.

А.Карелин: Не без этого.

В.Путин: Да, очень сложная, но очень интересная и перспективная, прямо на стыке дисциплин.

Желаю Вам успехов.

А.Карелин: Спасибо.

С.Миндлин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Миндлин Сергей, я также студент шестого курса Сеченовского университета, мы с Антоном однокурсники. Я золотой медалист олимпиады «Я – профессионал» по направлению лечебное дело. Я решил поучаствовать в этой олимпиаде, так как нам пообещали возможность дальнейшего продолжения профессионального образования в ординатуре, а олимпиада – это объективный, независимый механизм, который позволяет независимо от всяких связей, каких–то внутренних механизмов проявить себя. А я как врач в третьем поколении знаю, что такие теневые механизмы очень часто имеют большое значение.

Также я активно занимаюсь научной деятельностью, и у меня есть проект по разработке системы поддержки принятия врачебных решений в хирургии основания черепа. На форуме мы познакомились с Олегом Олеговичем, я рассказывал ему про свой проект, он меня выслушал, обещал помочь, поддержать. Надеюсь, что в будущем он также станет моим наставником.

В.Путин: А конечный продукт вашего проекта каким должен быть?

С.Миндлин: Это будет система поддержки принятия врачебных решений, достаточно узкая сфера. Смысл в том, что мы хотим дать хирургам инструмент, с помощью которого они смогут выбирать наиболее подходящий материал для пластического закрытия дефекта основания черепа, который образуется после удаления опухолей. Я лаборант-исследователь в лаборатории нейрохирургической анатомии и нейрохирургии, у нас большой клинический опыт, плюс у нас есть отдел биоинформатики, который занимается IT–стороной вопроса. И я выиграл грант на это исследование.

В.Путин: Это связано ещё с новыми материалами, да?

С.Миндлин: Нет, это программный продукт.

В.Путин: Интересно, сложно.

Вообще, всё, что с головой, – всё очень сложно.

С.Миндлин: Да.

В.Путин: Важнее ничего нет.

С.Миндлин: Спасибо.

В.Путин: Удачи Вам!

П.Сорокин: Владимир Владимирович, организаторы нам дали возможность познакомиться с разными платформами, которые на РСВ участвуют. И как Вы в Послании Федеральному Собранию говорили, малый и средний бизнес должен развиваться и занять существенную долю экономики.

Здесь представлен проект «Мой первый бизнес» – для школьников старших классов. 400 тысяч школьников поучаствовало.

В.Путин: 400 тысяч?

П.Сорокин: 400 тысяч школьников, да. Мы как узнали, имели возможность с ними пообщаться. Здесь присутствуют некоторые из победителей. Они получают грант, они получают возможность учиться в РЭУ имени Плеханова. Но самое главное, те, кто уже прошёл конкурс, становятся наставниками у младших.

Дарье хотел дать слово, чтобы детально это всё рассказала.

Д.Борцова: Спасибо.

Осталось только ЕГЭ сдать, чтобы поступить.

Здравствуйте Владимир Владимирович!

Меня зовут Борцова Дарья. Я из города Ейск.

Когда мне было четырнадцать, так получилось, что в семье возникли трудности небольшие, и надо было думать, что же делать дальше. Я устроилась на работу, но в голову пришли две мысли, две идеи.

Первая идея, которая не реализована, но в дальнейшем я планирую её реализовать, – это вокальная студия для детей. А второй проект – это замороженные полуфабрикаты, продажа и производство.

В.Путин: На первый взгляд между собой не связаны два проекта. Но на голодный желудок не запоёшь, это правда.

Д.Борцова: Мне кажется, да. И основная инициатива вообще, почему я занялась этим, – это инициатива отца. Он ушёл с работы, потому что увидел моё рвение. Он стал мне помогать, и я думаю: это так классно!

В.Путин: Он Вам поверил, значит.

Д.Борцова: Да, он в меня поверил, самое главное. Он стал поваром, начал всё изготавливать, и продажи пошли. Сначала это было пять килограммов, потом десять, пятнадцать в день. Но потом это всё застыло на одном уровне.

И буквально за неделю до окончания конкурса «Капитаны» – «Мой первый бизнес» я приняла участие. Я не думала, что это такое. Я ехала, абсолютно не зная, что будет, как это будет. Я выиграла грант на поступление в РЭУ имени Плеханова. И далее познакомилась с наставниками нашими замечательными. Тут присутствует Ксения Горячева. Я взглянула после этого конкурса на свой проект под другим градусом и поняла, что не туда я иду. Направила свои силы в нужный поток, нужное русло, и уже с пятнадцати килограммов мы дошли до ста в день. Но так как проект очень молодой, я думаю реализовать его сначала в городе, потом в районе, и потом уже по России.

В.Путин: Я недавно – может быть, вы обратили внимание, – в преддверии 8 Марта, встречался с женщинами-предпринимателями. Не видели? Ну неважно. Посмотрите где–нибудь, наверняка в записях всё есть. Одна из женщин, молодая женщина, рассказывала о том, как она начинала. Вот так примерно, с домашней кухни. Она делала шоколад. Сейчас у неё уже несколько линий, кредиты, продажи уже в Китай пошли и так далее, представляете? Просто с нуля. Она воспользовалась в том числе различными видами поддержки, которые государство оказывает малому и среднему предпринимательству по разным направлениям. И не с удивлением, но всё–таки было приятно услышать, что это всё работает. Она всем этим воспользовалась: и гранты получала, и дешёвые кредиты смогла взять. Посмотрите обязательно, это очень хороший опыт.

Д.Борцова: Перспективно.

В.Путин: Да. Реально она это сделала. Она сама делала дома, а потом всё больше, больше, и пошло теперь уже производство, уже тоннами производит.

Д.Борцова: Спасибо.

К.Горячева: В отличие от Дарьи, когда я пришла в проект «Мой первый бизнес», у меня не было своего проекта, идеи какой–то, я вообще о предпринимательстве не думала, – меня, кстати, Ксения Горячева зовут. Потому что мои родители: папа доктор, мама педагог, и как–то не принято было говорить…

В.Путин: Готовить не умеют.

К.Горячева: Да. Мой бизнес не связан с приготовлением продуктов. Я занимаюсь детскими образовательными наборами, и проект родился уже в среде. То есть, попав на площадку самого конкурса, уже в его оффлайн-составляющей, познакомилась с ребятами, которые такие же активные, которые хотят что–то создавать, своё дело открывать. Заразилась их энергией, и сейчас уже сама курирую школьников, 60 ребят, которые создают свои проекты, реализуют их и не ждут, что кто–то им придёт и поможет, это снимает обременение с их родителей. То, что Даша сейчас говорила, да, папе решила помочь, когда были трудности в семье. В 14 лет ребёнок об этом задумался. И сейчас у нас в рамках нашего конкурса есть эта система наставничества, которая позволяет из участника вырасти уже в такого человека, который других людей ведёт.

В.Путин: Здорово.

Знаете, это впечатляет, когда происходит такое в хорошем смысле слова заражение своей энергией, своим опытом – очень здорово.

Я хочу Вас с этим поздравить, потому что по тому, как Вы об этом говорите, Вам самой нравится.

К.Горячева: Потому что они самые замечательные.

В.Путин: Вот-вот. Вам нравится.

Вы знаете, вообще это самое главное, когда человек занимается делом, от которого он получает удовлетворение, и только тогда можно ожидать наибольшего эффекта от этой работы. Да и дело ещё такое благородное.

Вам всего самого доброго! Удачи Вам!

П.Гуло: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я Павел Гуло, мне 19 лет.

Я так же, как и Ксения, участвовал в конкурсе «Мой первый бизнес» чуть ранее, когда была только оффлайн-платформа. И для меня конкурс стал ключевой точкой, где я обрёл предпринимательскую семью в виде «Капитанов России». Мне дали наставников и внедрили в предпринимательскую среду полностью. И теперь я уже студент второго курса «Капитанов России». У меня есть свой бизнес, проект «Вселенная». Мы производим яблочные чипсы, мы Вам там оставили попробовать.

Помимо этого я сейчас так же, как и Ксения, являюсь наставником уже участников конкурса «Мой первый бизнес», который проходил осенью в 2017 году, совсем недавно, 68 человек. Нашей самой главной задачей является передать ребятам те знания, которыми мы сейчас обладаем на фоне наших знаний о бизнесе, так как мы уже кое–что умеем, можем кое–что преподать. Мы находимся в шаге, на вытянутой руке от ребят и можем им какие–то знания передать.

Наверное, об этом поподробнее расскажет Слава.

В.Мачнев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Слава Мачнев, я из города Оренбурга.

Да, я был участником конкурса «Мой первый бизнес». Действительно, я там нашёл очень много наставников. Вообще, в самом конкурсе я участвовал в направлении DIY, то есть «сделай своими руками». Я представил проект садовой мебели. Где–то с ранних лет папа решил, что нам с сестрёнкой нужна новая мебель в квартиру, и решил сделать всё своими руками. Постепенно он учился и учил меня делать мебель. И вот я представил свой проект, в конкурсе выиграл грант на развитие бизнеса и грант на обучение.

В.Путин: А что за грант? И как происходил сам процесс выигрыша этого гранта?

В.Мачнев: На платформе сначала в онлайн-форме нужно было выполнить задание, описать свой проект, провести его разработку, и в дальнейшем был отбор в отборочные лагеря. Был лагерь «Город 404», в котором я тоже принял участие. Но также параллельно с этим был отбор перспективных проектов, которые будут интересны.

В.Путин: Ну а как Вы воспользовались этим грантом и так далее? Что Вы сделали?

В.Мачнев: Денежный грант у меня был, я его пока не потратил, потому что я решил, что мне нужно готовиться к ЕГЭ, и пока заморозил его до июля. Как только сдам ЕГЭ, сразу начну вкладываться в рекламу.

В.Путин: Что значит «заморозил»? Под подушку положил или в рост куда–то отдал?

В.Мачнев: Нет, пока положил на карточку, для того чтобы в дальнейшем его правильно реализовать, чтобы сейчас в спешке, так скажем, не наделать ошибок, потому что сейчас мне нужно сосредоточиться на экзаменах.

В.Путин: Правильно абсолютно, абсолютно точно. Экзамены сдадите, тогда будет понятно, где наибольший интерес и куда можно двигаться и нужно двигаться. Абсолютно правильно.

К.Горячева: Спасибо тебе, Слава, что ещё немножечко об этом рассказал. Хочу коротенечко добавить.

Когда работаешь с ребятами – Вы тему интересную затронули, – большие истории создаются, когда нас много. То есть когда пробовали поодиночке что–то делать – идти можно быстро, но какой–то маленький бизнес получается, маленький проект, маленькая история. Сейчас уже в рамках «Россия – страна возможностей», этой платформы, понимаешь, что есть огромное количество проектов, с которыми можно взаимодействовать, можно много чего делать. Вот у Павла как раз был проект с яблочными чипсами.

П.Гуло: Мы начинали также всё с домашних условий, постепенно начинали расти. В рамках конкурса я познакомился с Алёной Август.

В.Путин: Яблоки откуда берёшь? Польские покупаешь?

П.Гуло: Нет, пока что мы закупаем на оптовой базе, но будем использовать российские яблоки, потому что там подходит определённый сорт.

В рамках конкурса я познакомился с Алёной Август, которая работает в «X5 Retail Group», крупнейшей сети, мы им понравились, и они нас готовы уже увидеть в крупных ретейл-сетях.

Мы передаём опыт ребятам в бизнесе, в проектах, и нам помогают с этим. Но на первых этапах нам ещё помогал наш проект, с которым мы сотрудничаем, это «Бизнес-навигатор МСП». Но о нём уже подробнее расскажет Анастасия. Наверное, я ей передам микрофон.

А.Филиппова: Добрый вечер!

Меня зовут Анастасия Филиппова, я из города Рязань. Я предприниматель уже шесть лет, у меня ресторанчики быстрого питания.

В.Путин: Одно другому не противоречит – ресторан и быстрое питание? Когда говорим «ресторан», предполагается, что пришёл, подождал заказа минут сорок. Потом ещё что-нибудь.

А.Филиппова: Я сейчас Вам про второй проект расскажу, вот там я Вас удивлю, Вы меня ещё раз спросите, как это между собой сочетается.

Рестораны – и пока открывалась, честно Вам признаюсь, было столько ошибок, я потеряла столько денег, столько времени и столько нервов! Сейчас так грустно об этом вспоминать. И шесть лет назад, когда я начинала, таких площадок не было, и наставников не было, каких–то грантов не было. И я встретила много ребят здесь, на форуме, и проектов много, и много кто хочет именно своё дело. А вот на самом деле у них вопросы те же самые, которые мне сейчас кажутся уже ерундой, а для них это стратегически важно. Потому что есть запал, а если им не помогут, как открыть просто предприятие, как счёт в банке открыть, где найти денежку, где найти помещение – такие вопросы сложны в самом начале. И вот я представляю «Навигатор МСП», и там как раз все эти вопросы собраны воедино. Это очень здорово, что ребята могут тех шишек не набить. Потому что мне столько раз хотелось бросить, странно, что не бросила.

И мой второй проект – совершенно про другое. У меня в Рязани очень много ребят слабовидящих или полностью слепых. Они учатся в Кисловодске на массажистов, возвращаются в Рязань, и их никто не берёт на работу. Мне показалось, что это странно, потому что у людей, которые не видят, лучше тактильное восприятие, то есть они круче, чем зрячие массажисты. И я открыла центр оздоровительного массажа, где работают люди только с ограниченными возможностями по здоровью. И мы первые в России, именно специализирующиеся только на предоставлении работы людям с ограничениями.

В.Путин: И объём работы есть?

А.Филиппова: Конечно, есть. И я, кстати, на площадке узнала про другой проект, называется «Абилимпикс». С Алей познакомилась. Она, например, ювелир. То есть если у тебя есть какое–то ограничение по здоровью, ты можешь быть мегаклёвым в своей профессии. То, что я делаю, это, скорее, исключение из правил. Мне хочется, чтобы это было нормой, чтобы бизнес и инвалидность шли рука об руку. Мы все в плюсе, у нас ситуация «победитель-победитель». Мы зарабатываем деньги. Мы не на грантах и не на дотации. И ребята имеют хорошую зарплату и работу престижную. Это очень важно.

В.Путин: Какая ты молодец!

А.Филиппова: Спасибо большое.

В.Путин: Правда, честное слово. Удачи!

О.Салагай: Владимир Владимирович, добрый день!

Продолжая социальную тематику… Олег Салагай, Минздрав России, заместитель министра.

Мы вместе с моим коллегой и другом Павлом были на конкурсе «Лидеры России».

В.Путин: И стали замминистра.

О.Салагай: Стал. Спасибо большое Вам за доверие.

В министерстве мне поручено заниматься вопросами общественного здоровья. Это факторы риска: алкоголь, табак, физическая активность, рациональное питание. И конечно, это то, что делает примерно 60 процентов вклада в увеличение продолжительности жизни. Это те задачи, которые перед нами сегодня поставлены, – войти в клуб стран «80 плюс». И мы будем над этим работать.

Но, конечно, только регулированием сделать этого невозможно. Поэтому крайне важно гражданское общество, важно лидерство в здравоохранении, внедрение новых управленческих моделей. И было бы, конечно, очень полезно, если бы наш конкурс «Лидеры России» был распространён в том числе на здравоохранение и принял отраслевой характер. Тогда мы могли бы повысить эффективность очень многих зон в нашей отрасли.

Мы здесь, на форуме, познакомились с прекрасными ребятами. Некоторые уже выступили здесь, некоторые ещё будут выступать, которые как раз про лидерство. Они на своём уровне, например, волонтёры-медики реализуют прекрасные проекты в области укрепления общественного здоровья. Есть молодые предприниматели, те, кто совмещает обучение и уже производство медицинской техники. Если Вы позволите, мы попросили их выступить.

Д.Белимова: Спасибо большое, Олег Олегович.

Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Дарья Белимова. Я студентка медицинского института Российского университета дружбы народов, являюсь организатором добровольческой деятельности в сфере здравоохранения и представляю Всероссийское движение «Волонтёры-медики».

Действительно, сегодня мы, волонтёры-медики страны, уделяем особое внимание вопросам профилактики, вопросам общественного здоровья, особенно среди молодёжи России. И у нас в Москве есть проект «Система школьных волонтёрских отрядов по популяризации здорового образа жизни». Мы его представили на всероссийском конкурсе «Хочу делать добро», он победил и выиграл грант, и был представлен здесь на платформе «Россия – страна возможностей».

Занимаясь организацией медицинского волонтёрства уже на протяжении четырёх лет, я сама вижу, чувствую, как мы, волонтёры-медики, можем выступать действительно помощниками, хорошим инструментом для практического здравоохранения. И я очень надеюсь, верю, что впоследствии удастся встроить систему непрерывного медицинского волонтёрства в систему непрерывного медицинского образования, что считаю очень важным.

Владимир Владимирович, Вы объявили 2018 год Годом добровольца. Для нас это очень значимое событие, мы его очень долго ждали. И спасибо Вам большое, что уделяете внимание нашей деятельности, поддерживаете её. Ключевым событием, драйвером этого Года добровольца станет всероссийский конкурс «Доброволец России», который пройдёт в конце 2018 года. Мы Вас очень ждём в декабре. Надеемся, что Вы примете личное участие, будем очень рады. Ждём.

В.Путин: Спасибо большое за приглашение. Я постараюсь поучаствовать.

Вот что мне сейчас пришло в голову, когда Вы говорили: волонтёрство и медицинская деятельность – это…

Д.Белимова: Понятия неразделимые, согласна.

В.Путин: Да. Это что–то очень близкое. Потому что и в том, и в другом случае нужно иметь что–то в сердце, стремление помогать людям, только тогда можно, мне кажется, стать настоящими специалистами. И без этого невозможно заниматься волонтёрской деятельностью. У Вас это всё на стыке совмещается, наверняка будет хороший результат.

Всего Вам самого доброго!

Д.Белимова: Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо Вам.

П.Соболев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Зовут меня Павел Соболев. Учусь я в Красноярском государственном медицинском университете на шестом курсе.

Проект представляю здесь – это производство лапароскопического тренажёра для хирургов. Это такие тренажёры, которые помогают молодым специалистам научиться базовым навыкам в эндоскопической хирургии.

В.Путин: Сейчас в Татарстане начали производить такие тренажёры очень хорошего качества.

П.Соболев: Да, там рынок большой, но они более современные и более дорогие.

В.Путин: У них, во всяком случае, дешевле, чем из–за границы.

П.Соболев: Да, безусловно, так и есть.

Как, вообще, я попал на этот форум? Проект поддержал грантовый конкурс молодёжных инициатив, я выиграл грант в размере 300 тысяч. На эти деньги мы собрали пять тренажёров и предоставили их в больницы города Красноярска. И сейчас уже действительно есть обратная связь от хирургов, есть понимание, что эти тренажёры действительно полезны. Самое главное, что наши тренажёры дешевле как зарубежных, так и российских аналогов. Для сравнения: за рубежом такие тренажёры стоят от 300 до 500 тысяч рублей, у нас примерно в похожей комплектации, которую мы поставляем, от 120 тысяч. И сейчас, в начале этого года мы совместно с вузом, с нашим ректором Артюховым Иваном Павловичем и руководителем Наркевичем Артёмом Николаевичем, мы открыли компанию и планируем как раз выводить уже продукт на рынок. И здесь на этом форуме я как раз познакомился с Олегом Олеговичем, и он сказал, что поможет нам развить этот проект. И сейчас у меня тоже есть ещё небольшая такая личностная дилемма. Мне очень нравится хирургия, прямо очень сильно нравится, и сейчас я начал интересоваться предпринимательством. Два направления, и вот не могу определиться, и, надеюсь, Олег Олегович как наставник выступит здесь и поможет мне с выбором.

В.Путин: Поможет Вам с выбором, особенно если предоставит рынок для вашей продукции. Тогда выбор будет предопределён, мне кажется.

П.Соболев: Самое главное, что тренажёр действительно полезный и уже зарекомендовал себя.

Владимир Владимирович, ещё к Вам небольшая просьба есть. У меня сейчас бабушка в Красноярске, она болеет. И я бы хотел Вас попросить подписать ей открытку.

В.Путин: Что–что?

П.Соболев: Подписать открытку.

В.Путин: С удовольствием.

П.Соболев: Можно достать?

В.Путин: Сейчас закончим, тогда я сделаю. Как её зовут?

П.Соболев: Нина Григорьевна.

В.Путин: Нина Григорьевна.

Вы же как человек, близкий к медицине, наверное, можете помочь ей. Или, может быть, ей дополнительная помощь нужна какая–то? У вас такие связи теперь. Витамин С – связи с Министерством здравоохранения.

П.Соболев: У меня и мама тоже врач. Мы вместе помогаем, то есть следим за бабушкиным здоровьем. Ну просто сейчас такой период у неё небольшой.

В.Путин: Пожелайте ей всего самого доброго.

П.Соболев: Да, безусловно, здоровья.

Реплика: Вы знаете, тема дилеммы проскочила сейчас между бизнесом и медициной, но ещё есть другие дилеммы. У нас здесь присутствует представитель проекта «Абилимпикс» – Алевтина. Думаю, что есть ей тоже что рассказать про себя, прежде чем к дилеммам бизнеса и медицины перейдем.

А.Пряничникова: Здравствуйте!

Меня зовут Алевтина Пряничникова. Я победительница второго конкурса «Абилимпикс» в направлении ювелирное дело. Я очень рада ещё раз Вас увидеть, это наша вторая встреча.

Хотела бы поблагодарить Вас за распоряжение создать национальную команду для профессионального конкурса международного, который дал нам возможность участвовать в международном конкурсе «Абилимпикс» во Франции, в Бордо. Но дело в том, что необходимо повышать профессиональное мастерство, для того чтобы иметь возможность улучшать образование инвалидов у нас в стране. И мы хотели бы попросить Вас дать возможность организовать центры профессиональной подготовки национальной команды к международным соревнованиям в 2020 году. Это даст нам возможность стать самыми лучшими.

В.Путин: Что касается специализированных центров, в том числе и для людей с ограниченными возможностями по здоровью, должен сказать, что это везде имеет значение, не только в данной сфере. И когда начинают целевым образом организовывать подготовку, тогда, как правило, мы добиваемся и результата. И эта сфера деятельности, о которой Вы сказали, не исключение. Давайте это сделаем, конечно. Обязательно сделаем.

Реплика: Мы когда стали ребят трудоустраивать с ограничениями по здоровью, они узнали, они загорелись, и они поехали учиться, ещё больше. Потому что ещё важно, чтобы у нас синергия была, чтобы мы, предприниматели, тоже понимали, что это здорово, когда мы предоставляем такие рабочие места. Потому что тогда ребята загораются. Потому что среди них тоже должны вырастать профессионалы, и они должны знать, что их потом трудоустроят, что они не вернутся домой сидеть. То, что у нас было.

В.Путин: Правильно. Полностью согласен.

Я так понимаю, что нам надо уже двигаться, да?

Реплика: Уже да. Сказали, что остаётся буквально три-четыре минуты.

Хотел бы ещё одному человеку слово передать. Он очень хотел высказаться, потому что проходил через дилемму и тоже прошёл через жернова «Лидеров России».

П.Татаренко: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Меня Павел Татаренко зовут, я победитель конкурса «Лидеры России», пока ещё в Санкт-Петербурге нахожусь. Я с Вами своей эмоцией хочу поделиться, что со мной случилось после конкурса «Лидеры России». По сути говоря, моя жизнь разделилась на две части: это до конкурса и после конкурса.

В.Путин: А Вы хотите уехать из Петербурга?

П.Татаренко: Я уже уеду.

В.Путин: А я вот не хотел уезжать, представляете? Так получилось.

П.Татаренко: Я тоже так скажу: так получилось. Нисколько об этом не жалею.

Во время конкурса познакомился с губернатором Новгородской области Никитиным Андреем Сергеевичем. Поговорили, пообщались. Я сам родом из Новгородской области, долго жил там, потом переехал в Петербург. После конкурса – я выиграл конкурс – мы встретились с Андреем Сергеевичем, проговорили перспективу, он мой наставник. Он предложил мне стать министром образования в Новгородской области.

Естественно, я принял это предложение, на мой взгляд, это очень серьёзное предложение, это большой вотум доверия. С этого момента моя жизнь перевернулась. До этого я был простым служащим в Сбербанке, работал в бизнесе. После этого предложения я понимаю, что всё в моей жизни меняется. Во–первых, я возвращаюсь в родной Новгород. Во–вторых, это совершенное перестроение головы. По сути говоря, государственная служба – это огромная ответственность. Ответственность там, где ты ещё родился и жил, – вдвойне.

В.Путин: А уровень заработной платы?

П.Татаренко: Уровень заработной платы ниже. Но, на мой взгляд, это прикладное, а всё–таки что–то сделать и оставить после себя след, особенно в образовании, это гораздо важнее.

В.Путин: Как важно, когда у человека есть такой драйв!

П.Татаренко: Почему я его получаю? Будучи здесь, на площадке, пообщался с ребятами. Это звёздочки. Я хочу, чтобы они на новгородской земле, эти звёздочки, зажигались, чтоб они все приехали на новгородскую землю со мной вместе, я надеюсь, образованием позанимались.

Буквально две минуты. Мы с Надеждой общались, просто прекрасная звёздочка. Она поделится своими эмоциями.

Н.Галкина: Меня зовут Галкина Надежда. Я студентка воронежского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. И на форуме «Россия – страна возможностей» я представляю Кубок по менеджменту среди студентов «Управляй».

Вы поздравляли всех с победой, но, к сожалению, я не вошла в топ участников, тем не менее это меня ещё больше мотивирует, чтобы в дальнейшем саморазвиваться. К сожалению, времени, наверное, не осталось.

В.Путин: Ребята, нам нужно идти в большой зал.

Н.Галкина: Спасибо.

Реплика: Владимир Владимирович, все очень хотели фотографию с Вами, если можно.

В.Путин: Мы сейчас сделаем.

Вот Надя выступала и сказала: меня зовут Надежда. Вот вы все – надежда нашей страны. Вы и такие, как вы. Я вам всем желаю успехов.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 15 марта 2018 > № 2532834 Владимир Путин


Россия. ПФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 7 марта 2018 > № 2523224 Владимир Путин

Встреча с женщинами-предпринимателями.

В.Путин: Хорошее место мы выбрали для встречи, но опасное. Трудно удержаться, уж больно продукция хороша.

Я хочу вас поприветствовать, добрый день!

Мы встречаемся в преддверии 8 Марта, поэтому я в начале встречи хочу вас всех поздравить с этим праздником, пожелать вам всего самого доброго.

Вчера на встрече в Нижнем Тагиле с ребятами и девушками, которые выбрали для себя инженерное направление, выбрали рабочие специальности, так, вскользь, затронули и вопрос о том, есть ли, существуют ли сегодня женские и мужские профессии. Не знаю, заметили ли вы, было ли это в СМИ. Видите, их там тоже это интересует.

Судя по тому, что у нас за встреча сегодня, судя по тому, кто здесь собрался, совершено ясно, что эта грань абсолютно стирается, потому что для того, чтобы быть или крупным акционером, или даже миноритарием, но всё-таки активным миноритарием, быть руководителем производства – это требует особых качеств, прежде всего лидерских качеств.

И мне кажется, что для женщин это вполне свойственно, и даже есть преимущество определённое, потому что всё-таки мужчина, так скажем, пожёстче. А если лидерские качества сочетаются с женскими – в прямом смысле этого слова – чертами характера, то результат часто бывает гораздо выше, чем просто пробивные возможности крепких мужчин.

Уверен, что у нас разговор будет предметный, даже немножко побаиваюсь, потому что вы люди конкретные, работающие, сталкивающиеся с проблемами, которые возникают в ходе этой работы. Но мы постараемся, я и исполняющий обязанности губернатора, помощники здесь присутствуют, полпред, – мы все вместе постараемся достойно представить мужскую часть человечества в этой беседе.

Я вас ещё раз сердечно приветствую и поздравляю с наступающим праздником.

Л.Ерошина: Владимир Владимирович, я не буду Вас грузить своими проблемами и проблемами хлебопекарной отрасли. Мы сегодня с Вами прошли по комбинату, и Вы всё увидели. Мы что возможно и невозможно делаем своим коллективом. А я думаю, что и девчонки меня поддержат, я считаю, что сегодня самый счастливый день в моей жизни.

В.Путин: Спасибо.

Л.Ерошина: Хотя я не скрываю, я прожила уже 65 лет, но такого дня… Я вообще об этом даже не мечтала. И когда два дня назад нам сказали, что у нас предстоит такой визит, Вы знаете, я, наверное, до сегодняшнего времени ещё пока в таком состоянии, что не могу это понять. Весь коллектив очень старался. Вы видели, как они радостно встретили Вас. Вы зашли в кондитерский цех – они все захлопали.

В.Путин: Спасибо.

Л.Ерошина: Они меня спрашивали: а можно или нет? Я говорю: не знаю. Но мы всё–таки похлопали.

Поэтому я, пользуясь случаем, ещё раз хочу сказать Вам большое спасибо. Конечно, и руководству нашей Самарской области, а в первую очередь Вам, что Вы выбрали наше предприятие. Как я знаю, за свою бытность Президентом Вы мало были на таких предприятиях, да?

В.Путин: Пару раз был.

Л.Ерошина: Второй раз. Сызрань, «Хлеб», где Вы просто вечером приехали. А здесь Вы сегодня днём посмотрели всё производство. Большая Вам благодарность за это.

Вам удачи во всём, и знайте, что мы, женщины, всегда Вас поддержим во всём!

Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо большое.

Вот сейчас только рассказывали о том, как строилась судьба этого предприятия, и в лучшие годы по семь тонн хлебобулочных изделий выпускали. В 92–м году, вот Вы мне сказали, сколько выпускали?

Л.Ерошина: В 92–м году производство наше дошло до девяти тонн хлеба и булочных изделий и 300 килограммов тортов, хотя при пуске завода мы делали до семи тонн продукции кондитерского цеха четырёх наименований тортов. Вы все, наверное, знаете: подарочный, бисквитно-кремовый… Вагонетками просто отгружали, не успевали.

И сейчас мы, конечно, за этот период очень много сделали на своём предприятии. Большая реконструкция в хлебобулочном производстве, Вы видели, Владимир Владимирович, совершенно новое производство открыто – это производство слоёных и сдобных изделий. И наша гордость – это кондитерский цех. Сегодня мы до трёх тонн делаем в кондитерском производстве и около 40 тонн делаем хлебобулочных изделий.

В.Путин: Красивая продукция. Опасная.

Л.Ерошина: По этому процессу я Вам уже сказала.

Я Лидия Сергеевна Ерошина, кто не знает, генеральный директор Самарского БКК. 23 года я директор этого предприятия, 30 лет работаю на этом предприятии так, как и существует это предприятие. Но у меня вот так судьба сложилась, что я вообще по образованию инженер-строитель, и когда пришла в хлебпром в 82–м году с «Куйбышевхлебпрома», руководитель решил взять с полки проект, который уже запылился, и построить в Куйбышеве тогда хлебозавод №6, это он был по проекту. Не было батонов, не было кондитерских изделий. Я сначала перерабатывала этот проект, потом принимала участие в строительстве. И по просьбе моей попросила перевести меня сюда, на комбинат, лишь потому, что я очень близко, здесь жила. Начала с начальника отдела кадров, и в 94–м году я стала генеральным директором, так решило акционерное общество.

В.Путин: Ну вот мы Вас поздравляем с успехами и с этой карьерой.

Л.Ерошина: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Татулова: Здравствуйте!

В.Путин: Здравствуйте!

А.Татулова: Я вообще очень нервничаю сейчас. Спасибо, конечно, спасибо. Но у меня пять листов проблем, у меня ещё вот здесь…

В.Путин: Точно до АСИ нам сегодня не добраться, у нас встреча–то, мероприятие основное в Самаре – совещание по линии Агентства стратегических инициатив. А эта встреча предпраздничная, но, я чувствую, неизвестно, где будет больше конкретных вопросов, да?

Пожалуйста.

А.Татулова: У них есть моя бумажка тоже, я там тоже подготовилась.

Я немножко про себя расскажу. Меня зовут Анастасия Татулова, я предприниматель, дочь адмирала ВМФ, мама двух сыновей, один из которых уже тоже предприниматель и в акселераторе АСИ с образовательным проектом своим развивается. Живу и работаю в Москве, бизнесу моему восемь лет. Так вот получилось, что мы подряд выступаем, бизнес мой почти такой же радостный. У меня сеть из 42 кафе уникального формата, таких кафе нет в мире, – это кафе для детей и их родителей. И мы самая крупная такая сеть. Мы есть в России, Белоруссии, Казахстане, Азербайджане, и кроме кафе ещё в Москве у нас есть кондитерская фабрика небольшая. Поэтому если Вам ещё захочется посетить какое–нибудь интересное кондитерское производство, мы Вас с удовольствием ждём.

В.Путин: Пришлите что–нибудь попробовать.

А.Татулова: Обязательно. Ваш протокол сразу не разрешает, чтобы Вы пробовали.

В.Путин: Ну разрешит, я попрошу.

А.Татулова: Всё, договорились. Вы, главное, запишите там, что разрешили, чтобы попробовали.

Компания совершенно женская, в компании работают 1200 человек сейчас, и весь топ–менеджмент у нас женщины. Мы в этом плане уникальная компания, к нам приезжают опытом обмениваться иностранные компании.

В.Путин: С других предприятий?

А.Татулова: Да–да, иностранные компании.

Я тоже хочу сказать большое спасибо. Я не могу сказать наверное, что это самый счастливый день в моей жизни, но я настолько рада, что вот так случилось, что Вы на женское предпринимательство стали обращать внимание. Потому что на недавнем совещании министр Шувалов сказал, что он вообще не понимает, что такое женское предпринимательство, но теперь увидел и понимает.

В.Путин: Шувалова понизили. (Смех.) Он вообще–то первый вице-премьер, ну министр – тоже хорошо.

Реплика: Вот что делают женщины.

В.Путин: Пусть переживает.

А.Татулова: А потому что надо знать, что такое женское предпринимательство, так вот нельзя бросаться такими словами.

Сейчас получается, что женщины-предприниматели… существует мировой рейтинг женщин-предпринимателей, Россия в нём – мы на 55–м месте из 77. Это немножко позорное место, потому что, например, существует рейтинг женщин, которые занимают высокие управленческие позиции топ–менеджеров, и Россия в первой пятёрке, не то что где–то в конце, а в первой пятёрке. У нас очень много топ–менеджеров, и на государственных постах уже много влиятельных женщин. Но вот в плане предпринимательства, к сожалению, 55–е место. Поэтому для нас очень важно, чтобы государство и Президент заметили, что мы существуем. Говорят, вроде бы, что гендерность – это плохо, предпринимателей не надо делить на женское и мужское. Мне кажется, важно женское предпринимательство. Не потому что нам хочется каких–то преференций, а потому что женщины, все мы работаем в индустриях, куда мужчины в принципе не особо рвутся. То есть это вещи, связанные с образованием, с работой с детьми, это социальные проекты. Нам помогает это улучшить как–то мир вокруг себя. То есть мы пока не про космические корабли, которые бороздят просторы вселенной, а про классную комфортную жизнь у нас внутри района, двора, страны, города.

Я теперь про проблемы.

В.Путин: Кстати, извините, вчера тоже вспоминал в Нижнем Тагиле, по линии IT–технологий, по информационным технологиям девушки наши первые места берут на международных соревнованиях, золотые медали. Поэтому в этой области женщины тоже активнее и активнее, включаются и развиваются, добиваются успехов, а не только в тех традиционных, о которых Вы сейчас сказали.

А.Татулова: В любом предпринимательском исследовании в принципе на первом месте самым большим препятствием для развития предпринимательства и для открытия своего бизнеса стоит не отсутствие денег и не отсутствие знаний, стоит страх за собственную безопасность. В женском предпринимательстве это вообще с большим отрывом, это та вещь, которая мешает и пугает людей открывать собственный бизнес.

Я очень благодарна Вам за начавшуюся реформу контрольно-надзорной деятельности, мне очень хочется, чтобы она шла немножечко побыстрее. Мы – чем можем. Готовы участвовать, в рабочих группах мы принимаем участие. Очень важно, чтобы она шла быстрее. И у нас там такая беда случилась. Так как плановые проверки Вы отменили, то теперь мы погибаем под внеплановыми проверками, которых бывает девять в месяц. Я очень прошу: давайте с этим что–то сделаем.

В.Путин: Прокуратура должна разрешать или не разрешать. Всё равно прорываются?

А.Татулова: Нет, им не разрешают. Потому что, Вы понимаете, нет чётких критериев. Получается, что можно инициировать какую–то фиктивную жалобу, и к тебе придут. На следующей неделе ещё одну такую жалобу. Это используется и как рейдерство, и как недобросовестная конкуренция, и как давление со стороны правоохранительных органов.

В.Путин: Вы слышали, наверное, я в Послании специально этому уделил целый раздел, небольшой, но всё–таки содержательный, где говорил о том, что в основном эти проверки должны происходить в удалённом режиме, а некоторые и по некоторым направлениям вообще без конкретного участия контролёров. А контролёры непосредственно должны принимать участие и проводить эти проверки только на предприятиях, связанных с высоким риском, и так далее. Мы сейчас готовим целый набор предложений. Я вас уверяю, добьёмся того, чтобы в самое ближайшее время всё это было реализовано.

А.Татулова: Спасибо большое, очень жду.

Ещё есть вопрос, Вы несколько раз говорили об этом: надо ввести полный и окончательный запрет на заключение в СИЗО предпринимателей, обвиняемых в экономических преступлениях, в первую очередь женщин с детьми, беременных. Ведь можно заменить эту меру – подписка о невыезде, домашний арест. Зачем сажать человека, даже когда он ещё…

В.Путин: Это уже есть, по–моему.

А.Татулова: Вы знаете, опять в феврале был этот же случай, когда посадили в тюрьму женщину, она беременная, у неё маленький ребёнок.

В.Путин: Но это просто, видимо, нашли какой–то другой повод. Потому что за чисто предпринимательскую деятельность, за нарушения закона в сфере предпринимательской деятельности, экономических преступлений там уже есть практически запрет на арест. Это уже внесено. Это 99–я, по–моему, статья УК. Давайте посмотрим ещё раз, внутрь 99–й заглянем. Посмотрим, как это всё сформулировано и как это работает на практике.

Мы целенаправленно вносили изменения в законодательство, в том числе и в эту 99–ю статью УК. Но если это продолжается, я Вас уверяю, наверняка там нашли какой–то другой повод, не связанный с чисто экономической деятельностью. Надо посмотреть, проанализировать практику.

Полностью согласен. Будем над этим работать, даже не сомневайтесь.

А.Татулова: Просто хочется, как профессору Преображенскому, такую окончательную бумажку, чтобы не находилось больше ничего.

В.Путин: Броню.

А.Татулова: Да, броню.

С.Чупшева: Всё, хватит.

А.Татулова: Нет, я всё равно свои два вопроса договорю. Я быстро.

В.Путин: Вот успешный предприниматель.

А.Татулова: Я работаю в такой сфере, в которой очень странная система налогообложения. То есть мы покупаем сахар, муку, яйцо за десять процентов НДС – мы уже не маленькая компания, мы уже давно не на упрощёнке – молоко, складываем из него продукт, добавляем туда волшебные руки кондитера, один стручок ванили – продаём за восемнадцать.

Я никак не могу понять: как так происходит? Не могли бы Вы всё–таки дать поручение, может быть, ошибочка какая–то там закралась? Потому что так не может быть!

В.Путин: Ещё раз, не понял.

А.Татулова: Мы покупаем продукты под десять процентов НДС, мы делаем из этого продукта готовое изделие, которое на 90 процентов, на 99 может состоять из этих десяти процентов. А исходящий НДС, когда мы ставим продукт на полку или продаём его в кафе, – восемнадцать. То есть это делает нас совершенно неконкурентоспособными рядом с каким–то человеком, который дома у себя варганит что–нибудь на упрощёнке. Может быть, можно как–то пересмотреть так, чтобы вот этот исходящий НДС складывался согласно доле продуктов? Если они восемнадцать процентов – восемнадцать, но если они все десять, то почему мы продаём за восемнадцать тогда?

В.Путин: Это вопрос, который мы уже год обсуждаем как минимум.

А.Татулова: То есть есть шансы, да?

В.Путин: Это сложный вопрос, потому что скажу непопулярную вещь, но я пока никакой там позиции не занял, но есть мнение, что вообще все льготы ведут к злоупотреблениям. И в конечном итоге под видом этих льгот проталкивается совершенно другой вид деятельности, другие продукты, и бюджет несёт колоссальные убытки из–за этого. И вот отсюда всякие нестыковки: это по десять процентов, окончательный вариант по восемнадцать процентов. И непонятно, кто там что выигрывает. Но проблема известна, понятна. Занимаемся.

А.Татулова: Всё повосемнадцать лучше, чем по десять, по восемнадцать, потому что это создаёт проблемы.

В.Путин: Да–да, я понимаю. Лучше когда всё ровно. Лучше, может быть.

М.Латыпова: Нет, по десять лучше, конечно.

В.Путин: Есть ведь разные варианты, как предложение, повторяю, никаких решений ещё не принято, понизить существенным образом НДС, но зато всё выровнять. Или ничего там не отменять, но какие–то дополнительные меры использовать.

Я надеюсь, вы всё–таки занимаетесь бизнесом и наверняка в части, вас касающейся, слышали то, что в Послании звучало. Ведь это всё: и здравоохранение, и медицина, и инфраструктура, высокие технологии, связанные с участием государства, – требует финансовых ресурсов. Большой вопрос: за счёт чего мы их получим? И нужно решить этот вопрос так, чтобы не подавлять экономическую активность. Мы это тоже прекрасно осознаём и понимаем. Потому что, если за счёт подавления экономической активности, то тогда всё это не имеет смысла. Здесь набор инструментов не такой большой. Он есть, но нужно очень точно, адресно им распорядиться. Просто пока не хочу забегать вперёд, но решения будут приниматься в ближайшее время.

А.Татулова: Мой бизнес находится на стыке детской отрасли и пищевой. И получается, что мы, те, кто производит детскую пищёвку, не относимся ни к кому. Минпромторг ответственен за всю индустрию детских товаров, кроме пищевых детских. То есть нас как бы потеряли в процессе. Можно нас «найти» и всё–таки к кому–то прикрепить? Потому что Минсельхоз поддерживает сельхозпроизводителей, Минпромторг ответственен за индустрию, кроме пищевой. Нас потеряли в процессе.

В.Путин: Разве?

А.Татулова: Да, это так. Поэтому нам даже пойти что–то попросить не к кому.

В.Путин: Пометь, пожалуйста. Хорошо. Это неожиданно, честно говоря, но я услышал. Хорошо.

А.Татулова: Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам большое.

Прошу Вас.

Г.Мустафина: Добрый день!

Меня зовут Мустафина Гульнара Хамитовна. Я руководитель организации «Строительная компания «Атриум». Мы занимаемся благоустройством, озеленением. Один из последних достойных проектов, который мы реализовали, это благоустройство парка «Зарядье» и благоустройство парка плавательного центра «Лужники». Он ещё в процессе.

Мы столкнулись с проблемой – причём не только мы, эта проблема носит системный характер, но я расскажу со стороны предпринимателей – это отношения между предприятиями и банками.

Благодаря введению 115–го ФЗ случаются очень серьёзные проблемы в работе, в реализации проекта: банки блокируют расчётные счета неожиданно, абсолютно без объяснения причин, мешая репутации организации, мешая тому, чтобы вовремя реализовывать контракты, расплачиваться с поставщиками, расплачиваться с контрагентами, вплоть до того, чтобы выдавать зарплату сотрудникам.

В.Путин: Под каким предлогом блокируют счета, я не понимаю?

Г.Мустафина: 115–й ФЗ, сомнительные операции.

В.Путин: Усматривают какие–то элементы сомнительных операций?

Г.Мустафина: Да, на ровном месте, причём поголовно. И самая большая проблема – без объяснения причин.

В.Путин: Андрей, поясни.

А.Белоусов: Эта проблема стала, к сожалению, массовой. У нас есть три основания заблокировать транзакции. Собственно, речь идёт об отдельных операциях.

Первое основание – это 115–й ФЗ о легализации доходов, полученных преступным путём, и так далее.

Второе – это претензии Налоговой службы.

И третье – это открытое уголовное дело.

90 процентов примерно как раз идёт через 115–й ФЗ, а там основания для такой блокировки прописаны очень общо. И фактически это всё отдано сейчас на усмотрение самих банков, то есть это вообще выпало из сферы регулирования. Мы эту тему обсуждали, нужно как можно быстрее сейчас просто и Банку России, и Правительству просто внести изменения в закон, сделать подзаконный акт или просто конкретно прописать случаи, когда это можно делать.

В.Путин: Поручение подготовьте. Мы займёмся.

Г.Мустафина: Спасибо большое.

В.Путин: Не за что.

Пожалуйста.

Н.Касперская: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Меня зовут Наталья Касперская, я занимаюсь информационной безопасностью, больше десяти лет я руковожу группой компаний «ИнфоВотч». И у нас в группе есть компания под названием «Крибрум», которая анализирует социальные сети. Вообще, довольно большая система, система анализа больших данных, мы выкачиваем все социальные сети, просматриваем, у нас 120 миллионов аккаунтов, каждые 15 секунд происходит скачивание, то есть это такая масштабная система.

И вот год назад мы занялись анализом поведения подростков в социальных сетях, и там вскрылись совершенно ужасные вещи. Я начну с того, что подростки вообще являются довольно простой аудиторией для манипуляторов, потому что они ищут самовыражение, ещё недооценены и уже не доверяют взрослым. И этим пользуются люди, которые создают различные группы, как, например, школьные убийства, пропаганда блатной романтики, суицидные группы, распространение наркотиков и другие. Это всё в открытом пространстве, то есть это не закрытые группы, это именно открытые группы, для того чтобы привлекать этих людей.

Вот я хочу сказать цифры. Например, вовлечение подростков в криминальное поведение – несколько десятков групп, в которых состоят миллион четыре тысячи подростков на текущий момент – это вот на момент 3 марта мы считали, – пропаганда убийства одноклассников активно обсуждается 50 тысячами подростков в настоящий момент. Более трёх с половиной миллионов подростков вовлечены в группы, которые обсуждают травлю и издевательство над другими людьми.

Кроме того, когда я готовилась к нашей встрече, мы параллельно нашли группы, которые открыто распространяют наркотики под различными никами, под такими неявными словами, но просто открыто. Мы обнаружили 25 групп. Они вовлекают около 80 тысяч подростков – 408 тысяч человек, из них 80 тысяч подростков.

Я хочу сказать, что у нас есть центр по борьбе с киберурозами, ГосСОПКА и другие, но при этом пропаганда, вот это влияние, вовлечение во всякие деструктивные течения не находится в зоне пристального внимания государства. А при этом это действительно серьёзнейшая проблема, потому что дети не могут отличить хорошее от плохого, и им под видом хорошего начинают постепенно раздвигать границы, отодвигая их в сторону всё худшего и худшего. То есть мы вообще рискуем потерять поколение.

И мне кажется, что эта проблема очень комплексная, поэтому я, собственно, к Вам и обращаюсь. Потому что её в одиночку не решить. Мне кажется, здесь нужно несколько мер. Во–первых, конечно, технологический анализ и мониторинг, это можно делать, такие компании, как наша, их несколько есть на рынке. И это можно делать прямо сейчас, есть инструменты. Но нужна блокировка подобных групп, чтобы они не распространялись. Нужно привлечение к уголовной ответственности. Я могу сказать, что мы проанализировали, владельцев групп существенно меньше, чем самих групп. Это значит, что некоторые владельцы владеют десятками групп, например, из темы скулшутинга – школьных расстрелов, из темы «Криминальный авторитет», тут же у них наркотики, тут ещё что–нибудь. Это один человек, и его видно в сети, и он при этом очень часто является владельцем рекламных сетей. То есть это одни и те же люди.

Вообще, мне кажется, что их просто надо ловить силами МВД и сажать в тюрьму. Что с ними ещё делать – непонятно. Нужны какие–то законодательные инициативы, которые бы здесь препятствовали такого рода деятельности. Конечно, нужно просвещение, причём не только несовершеннолетних, это понятно, но также и родителей, которые недооценивают проблему, школьных учителей, которые просто об этой проблеме не знают скорее всего.

Ну и, с другой стороны, создание позитива. Мы тут уже в кулуарах поговорили с несколькими женщинами, которые занимаются как раз образовательной деятельностью. Это уже ведётся, создаются и «кванториумы», и другие какие–то виды. Но это нужно на более широкую ногу, что ли, ставить. Ну и, возможно, нужны какие–то медийные ограничения. Например, по поводу школьных расстрелов: интерес к теме школьных расстрелов после публикаций в СМИ вырос в 400 раз. То есть до этого дети, может быть, не знали, но тут они прочли во всех средствах массовой информации, и понеслось.

Поэтому здесь я, наверное, прошу Вашей помощи, чтобы как–то комплексно одолеть эту проблему.

В.Путин: Я Вам благодарен за то, что Вы подняли эту тему. Она очень важная и очень острая. У нас свыше девяти миллионов подростков от семи до семнадцати лет сидит в сетях. Можете мне поверить, некоторое время назад я сам обратил на это внимание и просто на совещании Совета Безопасности об этом говорил. Именно по моей инициативе начали ужесточать законодательство. Причём я думаю, что это связано, к сожалению, тоже в известной степени с бизнесом. Вот там, Вы сказали, рекламой кто–то занимается одновременно. Просто создают определённые сообщества, чтобы там что–то делать, продвигать. В конечном итоге всё на деньги завязано. Как только находят этих упырей – вы бы видели, что это за люди, которые суицид среди детей продвигают: пришли к одному забирать – чуть в штаны не наложил! Неудобно, камеры работают, я бы сказал. Поэтому, конечно, нужно ужесточать, безусловно. Надо и ответственность ужесточать, и работа должна быть, безусловно, комплексной.

Поэтому я Вам благодарен ещё раз за то, что Вы подняли вопрос. Давайте вместе подумаем, как эту работу организовать. Потому что вот эти крики по поводу свободы интернета и так далее, может быть, и правильные, потому что нельзя переходить какие–то грани и душить эту свободу, боже упаси, но общество должно себя защищать, детей должно защищать от того, что там происходит. Интернет так же, как любая сфера жизни, деятельности человека, должен подчиняться каким–то общим правилам. И мне очень приятно, что именно Вы об этом заговорили, человек, который не имеет отношения к государственным структурам. Давайте вместе будем это делать.

Вы сказали о каких–то структурах, давайте подумаем, какие это должны быть структуры – государственно-общественные, общественные, – а я всё, что в моих силах, сделаю, для того чтобы поддержать реализацию тех предложений, которые Вы сейчас сформулировали.

Н.Касперская: Мне кажется, что общественные и, в частности, какие–то инициативы со стороны самой отрасли информационных технологий должны быть. Например, та же самая ВКонтакте вполне себе могла бы блокировать, потому что в основном эти группы сидят в ВКонтакте.

В.Путин: Ну там блокировки есть, а есть уже право…

Н.Касперская: Но они ничего не делают, Владимир Владимирович, не делают.

В.Путин: Да–да–да, вот нужно найти инструменты.

Н.Касперская: Они же знают, что у них сидят наркота, вот эта вся ерунда.

В.Путин: Да–да–да, нужно найти инструменты, чтобы заставить их это делать.

Н.Касперская: Совершенно верно.

В.Путин: Полностью с вами согласен. Давайте вместе подумаем. Можете считать, что мы с вами полные единомышленники, и вы сказали, вам нужна моя помощь. Ну а честно вам скажу, мне нужна ваша.

Н.Касперская: Мы готовы участвовать, техническими инструментами обеспечим.

В.Путин: Замечательно. Давайте подумаем. Мы вас найдём обязательно и вернёмся к этому, ладно?

Н.Касперская: Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам.

С.Преображенская: После такой тяжёлой темы сложно переходить, но хочется хоть чуть–чуть разрядить обстановку.

Вот я представитель того бизнеса, как «есть женщины в русских селеньях». Меня зовут Светлана, Калужская область, село Волконское, крестьянское хозяйство «Нил».

Сама я москвичка, 25 лет назад влюбилась в волконского парня и уехала в деревню, где мы с мужем живём. Нилов Виталий, поэтому «Нил» называется наше предприятие. Это старинное русское имя, все путают с рекой Нил, есть русское имя Нил, и Антон Нилович был его дед. И вот с 93–го года мы зарегистрировались, работаем, производим молочную продукцию. Каждый день вместе ходим на работу и с работы. Более 30 видов продукции мы производим, в том числе мороженое, сыр моцарелла, сюда не привезли, далековато было везти, а так можно было. И все эти годы придерживались только натуральной полезной молочной продукции. Сколько бы к нам ни обращались, я всегда говорила, что честное имя заработать сложно, удержать его ещё сложнее, а упасть – это быстро. Поэтому сегодня я хотела бы сказать, что мы пережили все реформы с 93–го года, Вы понимаете, да, какие только можно. Гражданский кодекс, Налоговый кодекс, система контроля производства ХАССП, производственное внедрение. Всё что можно внедрили.

Сейчас я думаю, что наш малый бизнес, в котором 72 человека работает, на триста с лишним миллионов в год мы производим натуральной, хорошей продукции, поставляем в детские сады, в школы, на предприятия, на оборонку, в магазины продаём, то есть нас знает покупатель, и я благодарна ему за все эти годы, но система «Меркурий» нас, наверное, убьёт.

В.Путин: Почему?

С.Преображенская: Полгода назад, когда её перед 1 января хотели ввести, мы пытались, изучали. У нас и техника есть, и программное обеспечение, бухгалтерский учёт. То есть всё что можно, мы делаем. Мы законопослушные граждане. Но когда пытались внедрить эту систему, мы столкнулись с тем, что надо перестроить, в кабинет айтишников посадить человек пять, наверное, на наше предприятие, которое производит продукции, я считаю, не так много.

Но самое–то страшное, что оно производит продукцию короткого срока действия. То есть она трёхдневная, пять дней – её надо съесть. И когда мы будем оформлять, что это выпустили сегодня, пришло на склад завтра, послезавтра отгрузили, – срок годности продукции уже закончится, её можно уже даже и не отгружать никуда.

Вот Вы перед Вашей встречей проводили «круглые столы», рабочие группы создавали. Такое впечатление, что верхи пытаются услышать то, что говорят внизу, но до них информация не доходит. Поэтому программа «Меркурий» сырая, ввести её с июля будет очень сложно.

Я считаю, что это просто провокация против малого бизнеса. То есть крупные холдинги, производящие молочную продукцию, смогут это всё переварить, внедрить и так далее, а вот маленькие, они только вышли, небольшие производства, хорошая натуральная продукция – ну что, давайте мы сейчас закроем на этой стадии просто системой «Меркурий», и всё.

В.Путин: Очень важный вопрос Вы подняли. Ведь те, кто инициировал эту систему, исходили из того, что она будет работать быстро, эффективно, в электронном практически режиме, будет гарантировать качество продукции и движение её от производителя в сеть, и защиту производителя от злоупотреблений в сети. Вот ради чего это создавалось.

Вы сейчас сказали о том, что для малых, средних предприятий это будет неподъёмно и будет убивать производство. Я Вам обещаю: мы к этому вернёмся обязательно, посмотрим относительно малого и среднего бизнеса.

С.Преображенская: И можно второй вопрос?

В.Путин: Да.

Андрей, надо только пометить, не забыть это.

С.Преображенская: Все годы мы занимались обеспечением школьного детского питания – детские сады. Я мама трёх детей, имею внука и, конечно, знаю, что такое забота о здоровье детей, которые ходят в детский сад. Мы делаем всё возможное, чтобы наша продукция попадала туда, где хотя бы наши дети.

44–й федеральный закон. Как только он в 13–м году пришёл, всё. Первый критерий поставки питания в сады, интернаты, санатории, школы – это цена. А кто эту цену дал? Предприниматель приходит на торги, у него нет за спиной ни производственных мощностей, ни техники – ничего, чтобы обеспечить. Он ценой выигрывает. Кто он такой? Он подал документы, он зарегистрирован. И в итоге получается, что сегодня привезли хорошую продукцию, а завтра под это всё попадает продукция, которая не соответствует. Чем мы кормим наших детей, наших стариков, дедов? Что это у нас? И в 44–м ФЗ не учитывается, что в данном регионе есть два–три производства и молока, и мясной продукции, и хлебной. Почему у нас даже в военной части – вот у нас Козельский район – хлеб везут за 200 километров, молоко неизвестно откуда? И вот это ну непробиваемо. Надо внести какие–то поправки, чтобы учитывались критерии, если есть производство в данном регионе, чтобы были мощности, другие критерии, и они были комплексными, не только цена решала.

В.Путин: Ясно, что этот вопрос обсуждается давно.

С.Преображенская: Ну вот десять лет обсуждаем.

В.Путин: С того момента, когда принят 44–й ФЗ. Ясно также, что здесь есть минусы, которые заключаются… ну, собственно, Вы их сформулировали, эти минусы. Есть и плюсы. Надо это в данном случае, к сожалению, констатировать, потому что, в общем, смысл введения подобных процедур – создание конкурентной среды. И надо прямо и честно сказать, что вне зависимости от того, где находится предприятие, если продукция потенциального поставщика по качеству – я сейчас об этом тоже скажу, – по качеству и по цене более выигрышная, более конкурентная, то тогда это даёт возможность потребителю воспользоваться этим состоянием.

Другое дело, когда Вы сказали, что приходят, демпингуют, выигрывают, первая поставка нормальная, а потом идёт понижение качества, непонятно что. Но это другая проблема, это не проблема 44–го закона, это проблема жульничества, прикрытого 44–м законом. Надо следить за этим качеством. Значит, не следят, делают специально, делают в сговоре. Да, конечно, тот, кто покупает, вступает в сговор с каким–то там поставщиком, идёт на то, чтобы взять по низкой цене, в конечном итоге худшего качества, и не следит за этим качеством. Но это другая проблема. Понимаете, если отменить весь 44–й, другие жульнические схемы будут возникать. Это тонкая… Ведь мы десять лет это обсуждаем.

С.Преображенская: Да–да.

В.Путин: Вот десять лет. В некоторых сферах, по сути, его отменили, там ввели другие правила. Я сейчас не буду говорить. В некоторых. В оборонных отраслях отменили, в сфере искусства и так далее. Потому что там никто ничего не может предложить, кроме единственного поставщика. Такие ситуации есть, кто может в оборонной сфере, ракетной предложить, кроме конкретного одного государственного поставщика. Бессмысленно. И мы многократно сталкивались с тем, что приходят, демпингуют, а потом приходят к тем же производителям, заставляют их вступать с ними в какие–то отношения, те, кто демпинговал. И таким образом вся система у нас страдает. Но в целом, повторяю, в целом нам нужно всё–таки думать о том, чтобы создавать конкурентную среду в экономике в целом. Вот где вот эти механизмы, которые бы воспрепятствовали этим жульническим схемам, о которых вы сказали, и созданием, поддержанием конкуренции в экономике. Тонкий вопрос. Мы постоянно об этом думаем. Если что–нибудь придумают коллеги, мы обязательно реализуем.

С.Преображенская: Владимир Владимирович, меня не поймут, если я не передам просьбу жителей Козельского района. Нас два раза включали в программу строительства бассейна. И всё время что–то нас куда–то… Козельский район, молодой город.

В.Путин: Бассейн в Козельском районе будет.

С.Преображенская: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста.

С.Матело: Уважаемый Владимир Владимирович, добрый день!

Меня зовут Матело Светлана Константиновна. Я руководитель торгово-промышленной группы компаний «Диарси», R.O.C.S. Мы были основаны в начале 2000–х годов и фактически развивались и развиваемся вместе со страной. Всё было создано с нуля. И за этот период времени мы построили два производства, сейчас планируем запускать третье производство. Мы заняли лидирующие позиции на российском рынке в средствах гигиены полости рта, выпускаем косметическую продукцию и медицинские изделия. Мы экспортируем нашу продукцию в 50 стран мира, и эта цифра постоянно нарастает. И мы такая компания инновационная, изобретательская, потому что мы аккумулируем на себе свои собственные изобретения и изобретения, с которыми к нам приходят наши российские учёные, в том числе и учёные советского периода. Благодаря этому нам удалось возродить ряд инновационных идей, и сегодня мы владеем и промышленно реализовали 15 мировых патентов на формованные продукты. Это такой необычный опыт в нашей сфере и в нашей индустрии.

Вы в своём Послании Федеральному Собранию сказали о том, что нам нужно преодолеть технологическое отставание. С моей точки зрения преодоление технологического отставания невозможно, если мы не решим ряд ключевых вопросов в интеллектуальной сфере, в которой мы уже набили определённое количество шишек, если можно так выразиться.

Первое – это создание конкурентноспособной среды с другими юрисдикциями, потому что, к сожалению, очень многие изобретения, возрождаясь или вновь создаваясь, регистрируются не на территории Российской Федерации, а в других юрисдикциях, в силу того что в них действует специальный – не льготный, а специальный – режим налогообложения на доходы, полученные от оборота интеллектуальной собственности.

И нам, для того чтобы наши изобретения оставались в России – и это поможет простимулировать развитие R&D, в лаборатории в том числе, – которые, на мой взгляд, развиваются на данном этапе достаточно медленно, это позволит в том числе сформировать нам оборот в интеллектуальной сфере именно на территории Российской Федерации.

Это не приведёт к снижению получения доходов государством, потому что эти доходы мы на сегодняшний момент вообще не получаем: все сделки совершаются, как правило, в других юрисдикциях.

Очень меня также беспокоит вопрос, связанный с охраной изобретений на стадии патентования, когда изобретение не получило ещё защиту, и в этой сфере существует угроза. И есть прецеденты, когда идеи утекают ручьём за пределы страны.

И была недавняя инициатива Минпромторга, которая была направлена на поддержку российских экспортёров. Я не знаю её статус, получила она развитие или нет, но если бы мы могли придать ей дополнительный импульс, это хотя бы частичная компенсация расходов на патентование производителями за рубежом.

Потому что очень многие люди ошибаются, думая, что, получив патентную защиту здесь, в России, и ничего не делая за рубежом, они смогут как–то реализовать свой интеллектуальный потенциал. А мы бесплатно всему миру отдаём наши идеи, и после того как патент остаётся незащищённым на уровне основных рынков, то этими идеями начинают пользоваться недобросовестные конкуренты, и мы здесь опять же очень много теряем. Решив эти вопросы, мы простимулируем развитие инновационной экономики.

В.Путин: То, что Вы сейчас в завершение сказали по поводу поддержки со стороны Минпромторга инновационного экспорта, эта программа есть. Она, к сожалению, не наполнена достаточным объёмом финансов, но мы будем это делать, будем это увеличивать. Это отдельное направление поддержки высокотехнологичного экспорта.

С.Матело: Хотя бы для малых предприятий.

В.Путин: Нет, для всех. Это для всей экономики должно быть сделано. Повторяю, этот механизм только запущен, он уже начал работать, мы его будем наполнять финансами. Одно из направлений здесь – это, конечно, продвижение товаров, в том числе и патентная защита. Мы знаем, что это требует дополнительных ресурсов. Это не только патентная защита, там логистика различная, юридическая помощь по другим направлениям. Мы понимаем это, знаем. Уже механизм запущен, будем его просто наращивать по возможности, первое.

Второе, по поводу эффективности регулирования с нашей стороны этого вида деятельности. Но в принципе у нас уже принято решение о том, что, допустим, не облагаются НДС доходы, полученные от использования интеллектуальной собственности. Это решение уже есть. Если вы считаете, что этого недостаточно либо правоприменительная практика не даёт возможности, не внушает доверия и пока не раскручена, то давайте тогда сформулируйте поконкретнее. То, что Вы сказали, это чрезвычайно важно. Это вообще одно из ключевых направлений деятельности будущего Правительства. Поэтому я к этому очень серьёзно отношусь. Если действительно вы из практики видите, что чего–то не хватает, кроме того, что уже есть, изложите это, пожалуйста, отдайте коллегам. Мы обязательно подумаем. Не просто подумаем, а будем использовать это в работе при подготовке конкретных управленческих решений.

С.Матело: Спасибо большое.

В.Шиманская: Я в продолжение темы детства и образования как один блок, потому что это комплексная задача. Дело в том, что действительно в системе образования сейчас, с одной стороны, 86 процентов детей хотят учиться хорошо. Порядка 36 только ходят в школу с удовольствием. Наш опыт работы более чем с 10 тысячами детей, подростков, в том числе в «Артеке»… причём и Сингапур, и Азербайджан берут наши практики, и уже мировые исследования показывают, что внедрение таких практик, как социально-эмоциональное обучение, и вообще когда мы учитываем фактор будущего и навыки будущего, снижает риск потребления наркотиков, это, естественно, помогает усваивать обучающему материал, улучшает их коммуникацию во всех сферах, в том числе в соцсетях и с цифровым направлением.

И сейчас мы с таким предложением. С одной стороны, огромная благодарность Министерству образования, что сейчас уже в новый ФГОС многие факторы социально-эмоционального обучения учтены, индивидуальный подход. Но не хватает тотально действительно педагогов, которые бы обладали этими навыками, то есть не существует таких инструментов, в том числе цифровых, обучения педагогов и, может быть, поддержки программ, которые уже апробированы. Поэтому просьба оказать поддержку в организации всероссийской олимпиады, которая могла бы фактор будущего дать каждому участнику.

В.Путин: Олимпиада кого?

В.Шиманская: Олимпиада по будущему эмоциональному интеллекту. То есть мы можем построить профиль для каждого школьника помимо, безусловно, факторов основных знаний, но и по их талантам, по метакомпетенциям, эмоциональному интеллекту, разным видам мышления. И это возможно, это даст картину для системы образования. И, конечно же, внедрение во все образовательные учреждения, где мы готовим педагогов для настоящего и будущего, практика ориентированного модуля, который позволит эти компетенции обучения детей к этим факторам внедрять, потому что, понятно, развитый эмоциональный интеллект должен быть сначала у педагогов, и развивать у детей. Просто, если раньше такие изменения занимали десятилетия, сейчас за счёт цифровых технологий и самих этих компетенций мы за два–три года можем сделать российское образовательное чудо.

В.Путин: Вы знаете, что мы в последнее время уделяем достаточно много внимания школе и поиску талантов, развитию возможностей педагогического состава, усовершенствованию знаний, навыков в этом отношении. По всей территории страны создаются площадки для технического, гуманитарного творчества для детей, «кванториумы». Они у нас, по–моему, на 37 территориях, в 37 регионах Российской Федерации. В этом году уже будет 51 территория, где будут созданы «кванториумы», детские площадки для технического творчества прежде всего. «Сириус», о котором мы говорили. Там, кстати говоря, создаётся очень хороший центр по методической подготовке преподавателей. Мы всё это будем развивать. Про олимпиады я уже не говорю, сотнями проводятся почти в каждом субъекте Федерации.

Вы хотите что–то ещё конкретное добавить?

В.Шиманская: Я хотела представиться. Виктория Шиманская, доктор психологии.

И хотелось бы единую систему, чтобы был прямо профиль. Это будет блок, который позволит по каждому ученику эти компетенции создавать. Мы получим средство, каким образом помогать детям в социализации, коммуникации. Вы поддержите направление таких олимпиад всероссийского направления.

В.Путин: Да, давайте это тоже сформулируйте, отдайте Андрею Фурсенко.

В.Шиманская: Хорошо. Благодарю Вас.

В.Путин: Спасибо большое.

Вообще, использование таких конкретных знаний, Вы упомянули вскользь, я имею в виду достижения современной психологии, в том числе детской, они чрезвычайно важны. Это правда.

В.Шиманская: Спасибо Вам большое за поддержку.

В.Путин: Это даёт большие преимущества при старте человека.

Наш разговор становится общим и очень активным.

Пожалуйста.

Е.Березий: Меня зовут Екатерина Березий. Я сооснователь проекта «ЭкзоАтлет». Мы сделали первый в России экзоскелет для реабилитации пациентов, которые потеряли возможность ходить. Наша команда – это робототехники из МГУ. Мы четыре года работали над этим проектом. За это время мы сделали две версии экзоскелетов, провели клинические исследования, прошли сертификацию, создали методики использования и произвели уже почти 100 экзоскелетов. «Экзоатлеты» сейчас активно используются в российских клиниках и в Южной Корее. Да, у нас есть экспортная выручка уже. Мы продаём наши высокие технологии на азиатском рынке.

В.Путин: Представляете, ко мне тоже зашёл один предприниматель – одно из моих увлечений – это горные лыжи – и предложил вот такое приспособление типа этого экзоскелета, чтобы совершенствовать свои навыки в горных лыжах. Я говорю: слушай, я улечу куда–нибудь вверх, на вершину. Всё так продвинуто, очень интересно. Я пока не использовал.

Е.Березий: Мы пока используем экзоскелеты для восстановления двигательной функции у людей.

В.Путин: Я понимаю.

Е.Березий: Мы достигли на самом деле хороших очень результатов. У нас есть пациенты, которые реально начали ходить. Мы сейчас планируем открывать компанию в Японии, у нас есть партнёры, которые готовы с нашими экзоскелетами выходить на японский рынок и на европейский рынок. Главная ценность экзоскелета то, что он даёт возможность человеку, который потерял возможность ходить, вновь встать, начать ходить и как следствие восстановить свою двигательную функцию. Но мы видим потрясающие возможности восстановления людей и в снижении инвалидизации как следствие. Поэтому это можно решить, если создать систему экзореабилитации, которая была бы непрерывной. То есть идея в том, что она начинается в стационаре, когда человек получил травму или заболевание какое–то, например, инсульт, и непрерывно продолжается в амбулаторной фазе рядом с домом. Это может быть реализовано на базе поликлиник, центров соцзащиты, фитнес-центров, это может быть ГЧП, хорошая программа для ГЧП, или даже на дому, если человеку дать напрокат этот скелет на время реабилитации, это может быть использовано как средство ТСР.

И, в общем–то, это можно реализовать в три шага, если в каждом регионе выбрать на второй этап и на третий этап площадки, которые заинтересованы, и поддержать как социально значимые. Создать медико-экономические стандарты и, соответственно, тарифы на каждый этап, на второй, на третий и амбулаторный и обучить специалистов системе маршрутизации этих пациентов и работе в экзореабилитации. То есть самое важное: чтобы был экономический эффект от этого процесса, от экзореабилитации, нужно максимум внимания уделить именно амбулаторной программе, потому что если медико-социальная экспертиза будет прописывать пациентам экзореабилитацию и по индивидуальной программе реабилитации это будет тоже прописано, то тогда можно будет рядом с домом три раза в неделю приходить человеку тренироваться на скелете по часу, как мы ходим на фитнес. И таким образом за несколько месяцев, кому–то, может быть, понадобится год или два, но будет существенное улучшение здоровья у этого человека. Это новая возможность, которая появилась только благодаря тому, что были разработаны экзоскелеты. Мы один из пяти проектов в мире. И эти тренды есть, уже мы их видим в других странах.

В.Путин: Вот смотрите, у нас несколько направлений, которыми мы будем заниматься в особом режиме: это здравоохранение, образование, инфраструктура, высокие технологии. Здравоохранение точно сюда входит, и предполагаем даже в абсолютных величинах в два раза увеличить расходы на образование. Поэтому это всё должно быть упаковано в программу развития здравоохранения. Мы обязательно будем иметь в виду и эти предложения. Конечно, реабилитация очень важна, для того чтобы человека поставить в строй, и здесь разные существуют варианты, вот то, что Вы сейчас сказали в завершение, – это создание каких–то центров, которыми могут пользоваться сразу несколько людей.

Е.Березий: Да, на базе поликлиник тех же самых уже существуют центры.

В.Путин: Так что мы посмотрим, конечно.

Е.Березий: Да, спасибо большое.

В.Путин: Спасибо Вам.

Пожалуйста.

М.Латыпова: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Я Муслима Латыпова, я создатель, основатель и генеральный директор сети супермаркетов домашней еды «Бахетле», я из Казани. В этом году нашей компании исполняется 20 лет. Начинали мы в сложное время в стране – время кризиса в 98–м году, одновременно с Вами. Вы начинали руководить государством в сложное время для страны, а я начинала создавать свой бизнес.

В.Путин: Ну получилось у нас, да?

М.Латыпова: И у Вас получилось, и у нас получилось, слава богу.

Я очень внимательно слушала Ваше выступление. Действительно, абсолютно с Вами согласна, что за очень короткий срок наша страна преодолела огромный путь, а судьба моей компании – доказательство тому. Начинала я в 98–м году с одного магазина и ста человек сотрудников, на сегодняшний день компания насчитывает четыре с половиной тысячи сотрудников, и представлены мы в городах Татарстана – Казани, Нижнекамске, Челнах, – Москве, Новосибирске и Барнауле. Поэтому на примере своей компании я могу уверенно сказать, как изменилась наша страна, наша экономика, мощь нашего государства. И самое главное, важное для нас, бизнесменов, – это благосостояние нашего народа, благосостояние наших людей.

Я Вам очень благодарна за то, что моя компания развивалась в период Вашей работы, проделанной Вами во главе нашего государства. Я Вам благодарна за сегодняшний день, за сегодняшний праздник. Действительно, я как женщина такого подарка в жизни не получала. Огромный подарок, запомнится мне на всю жизнь, я могу эту историю своим внукам передать. Это будет история моей семьи.

На сегодняшний день наши женщины не перестают бороться за равные свои права. У нас есть право на труд, у нас есть избирательное право, но на сегодняшний день женщины очень нагружены домашними своими обязанностями. И я горжусь тем, что нашей компании, компании «Бахетле», на сегодняшний день удалось помочь женщинам в этом вопросе.

Вот в чём уникальность нашего формата? Хотела бы немножко о своей компании рассказать. Уникальность нашего формата в том, что 40 процентов продукции собственного производства в обороте. 40 процентов занимает продукция собственного производства! Это продукция ручной работы, это фреш–продукция, это пельмени, пироги, салаты и многое–многое другое.

На сегодняшний день мы в месяц ручной работой перерабатываем и реализуем около тысячи тонн продукции собственного производства. Я радуюсь тому, что с таким подходом, с таким форматом, уникальностью своего формата нам удалось из рабства в домашней кухне высвободить женское и материнское время, которое они могут отдать, посвятить своим детям, мужу и для себя любимой.

Если говорить о своём бизнесе, у меня к Вам одна просьба – работать так же, чтобы благосостояние нашего народа росло. Тогда и с моим бизнесом и будущим всё будет в порядке. Я Вам за это очень благодарна.

И если позволите, если не будет никто против, я хотела бы не лично Вам в руки, а передать, преподнести в подарок икону Казанской Божьей Матери. Вы знаете, какую роль она сыграла в Смутное время в России, и сейчас тоже время неспокойное – как в нашей стране, так и за её пределами. Когда икона Казанской Божьей Матери вернулась в Казань, наш город преобразился до неузнаваемости. И вот мы теперь в Татарстане, в Казани, всем миром возрождаем храм на месте её обретения. На открытие, когда оно состоится, мы Вас приглашаем, будем Вас очень ждать.

В.Путин: Спасибо большое.

М.Латыпова: Я не хочу золотое время у женщин отнимать, я понимаю, что у всех праздник и все хотели бы хоть парой слов с Вами обменяться, чтобы всем было потом что вспомнить. У меня есть несколько вопросов, которые касаются бизнеса, бизнеса не только моего, а в целом бизнеса.

С Вашего позволения, если Вы дадите указание, могу ли я передать Вашим помощникам и в дальнейшем по этим вопросам чтобы в комиссию для проработки меня пригласили?

В.Путин: Да, хорошо.

М.Латыпова: Спасибо.

В.Путин: Отреагируем. Андрей, возьмёшь?

Спасибо большое, благодарю Вас.

Н.Орловская: Орловская Наталья, Великий Новгород, машиностроительная корпорация «Сплав», в этом году отмечает своё 40–летие.

Я пришла на предприятие 15 лет назад рядовым экономистом, прошла путь до финансового директора и вошла в состав акционеров. Наше предприятие занимается проектированием, производством и поставкой трубопроводной арматуры для атомных станций, а также для нефтяной и газово-химической отраслей. Наша политика нацелена на расширение линейки продукции, на выходы на новые рынки и на модернизацию. Но на этом пути одной из глобальнейших проблем стоит вхождение в реестр поставщиков.

Государственные компании являются основным потребителем нашей продукции, и у каждой из этих компаний своя собственная отдельная система аккредитации, притом что в России существует ещё и обязательная сертификация. И суть требований всех этих сертификаций одинаковая и заключается, в общем и целом, в проверке надёжности производителя. Но приходится организациям проходить одни и те же процедуры множество раз, порой на одно и то же изделие. Это для современного бизнеса огромные временные ресурсы, может достигать данная процедура – из последнего опыта – двух лет. Естественно и безусловно, это финансовые и трудовые ресурсы как для бизнеса, так и для самого государства на содержание всех этих институтов.

Мы со своей стороны видим решение в создании одного, единого сертификационного центра, которому госкомпании могли бы доверять, потому что они не принимают документы обязательной сертификации именно из–за отсутствия доверия к этому. Создать такую систему, которой бы госорганизации доверяли, принимали бы их документы после прохождения всех процедур аккредитации один раз. Вот это первый вопрос. Вы как–то смотрите в этом направлении?

В.Путин: Если вы обратили внимание, я несколько раз говорил одну и ту же фразу, в том числе, по–моему, и в Послании. Значит, нам нужно зачистить всё, что мешает идти вперёд. То, что Вы говорите, – это один из таких моментов. Он, что называется, недорого стоит, но может серьёзно мешать. Здесь нужно, конечно, очень внимательно посмотреть, достаточно ли там одного какого–то центра, либо нужно сертифицировать сами эти центры, лицензировать их и так далее. Я понимаю, о чём Вы говорите, полностью с Вами согласен, обязательно подумаем о том, как это разбюрократить.

Н.Орловская: Есть примеры в других странах, поэтому это явно работать может.

И второй вопрос. Правительство Российской Федерации активно поддерживает политику импортозамещения, но при этом госкомпаниям также есть возможность его обходить. Во–первых, за счёт своих внутренних регламентов закупки. Во–вторых, они приобретают промышленные предприятия за рубежом при наличии аналогичных у нас в стране и потом путём закупки у единственного поставщика без проведения конкурсных процедур как у своего дочернего общества приобретают иностранную продукцию.

И также создаются заведомо невыполнимые требования к продукции, предполагаемой к импортозамещению, и в этом случае я считаю, что государство должно и продолжать дальше усиливать свой контроль над импортозамещением. Но также, в том числе наше мнение, необходимо снижать сумму закупа к согласованию с координационным органом – это комиссия по импортозамещению – до минимально возможной. А от определённого порога вообще её делегировать некоммерческим саморегулирующим организациям, которые владеют спецификой предмета закупки и ориентируются в ситуации в рынке.

В.Путин: В принципе передача на уровень саморегулирующих организаций определённых функций управления, в общем и целом, правильная, но надо откровенно сказать, что в некоторых отраслях мы столкнулись с тем, что саморегулирующие организации занимаются лоббированием конкретных предприятий и не выполняют функцию, изначально возложенную на них. Тем не менее всё равно тренд правильный. Потихонечку, аккуратненько, но нужно те компетенции, которые возможны, туда постепенно перекладывать. Но аккуратно. Первое.

Второе. Думаю, что было бы неверным, если бы мы начали ограничивать наши предприятия, компании с выходом на внешние рынки. И если они что–то приобретают за границей – какие–то предприятия, какие–то исследовательские центры, такое тоже бывает, – то, в общем и целом, это неплохо, даже это хорошо, но при условии, что потом часть компетенции оттуда переносится на территорию Российской Федерации.

В принципе, когда они это делают, они нам и говорят о том, что в конечном итоге они хотят перенести производство, технологии и так далее. Но если это делается как просто инструмент ухода от обязательств перед государством заниматься импортозамещением, то это неправильно.

Но я хочу что вам сказать? Вообще, сама по себе идея импортозамещения не является универсальной и не является тем, к чему мы должны стремиться в конечном итоге, ведь импортозамещение не должно подрывать конкуренцию. Вот это чрезвычайно важная вещь. Мы все должны понять: всё это импортозамещение – это временное явление. Я хочу, чтобы все это поняли.

Мы должны нацеливаться на то, чтобы производить такую продукцию, такого качества и такую доступную по цене, чтобы она была конкурентоспособной не на нашем, а на мировом рынке. А если мы постоянно будем что–то чикать там, то мы никогда этого конечного результата не добьёмся.

Импортозамещение связано с некоторыми вопросами. Оно связано с обеспечением безопасности. Есть некоторые вещи в сфере оборонной промышленности, которые мы просто не можем ни от кого получить. Невозможно! Вот мы не производили, допустим, морские двигатели. Мы просто их не производили в России – в РСФСР в своё время, – вот начали сейчас производить.

Мы не производили, допустим, двигатели для вертолётов. Вообще в РСФСР не производилось вертолётных двигателей. Но сейчас мы уже открыли два завода и почти полностью заместили то, что производилось раньше. У нас фолиант вот такой толщины, чего мы не производили и что мы должны производить. Мы это делаем. Но мы делаем, потому что вынуждены. В некоторых случаях мы это делали и продолжаем делать, для того чтобы поддержать отечественного производителя в сложных экономических условиях, особенно нарушения и искажения конкуренции со стороны наших партнёров, когда они вводят различные санкции, политически якобы мотивированные, но в основе которых лежит стремление получить преимущества в конкурентной борьбе. Мы вынуждены на это как–то реагировать. Но генерально это не столбовая дорога развития. Поэтому это такой временный инструмент настройки текущей ситуации.

Я просто к чему это говорю? К тому, чтобы и вы, и все остальные коллеги исходили из того, что нам не просто нужно прорваться к госзакупкам с понижением на десять процентов стоимости отечественной продукции, а нужно производить эту продукцию мирового качества.

Н.Орловская: И главное не нарушать добросовестной конкуренции. Мы просто даже не участвуем…

В.Путин: Последнее слово, разумеется, за Вами. Согласен.

Пожалуйста.

Л.Бикмулина: Бикмулина Лариса Владимировна.

Детский отдых. Частный образовательно-оздоровительный комплекс «Байтик», рядом с Казанью.

Во-первых, как появился на свет наш «Байтик», я могу рассказать. В начале 90–х годов мы занимались внедрением компьютерных информационных технологий в систему образования и не только в систему образования. Но нас больше всего волновала система образования, потому что в то время специалистов не было по информатике и тем более по компьютерным технологиям. Мы придумали, что ребята, дети первые всё это усваивают и поддерживают учителей труда, математики, которые в школе преподают с начала 90–х годов информационные технологии. И эта форма обучения детей и занятий, их досуга, по сути дела, в виде загородного лагеря, очень прижилась.

Хотя первые лагеря, первые шесть лет, мы проводили как летние, и мы брали кровати в воинских частях, постельные принадлежности и так далее, свозили все компьютеры в сельскую школу и одну за другой год из года объезжали школы Высокогорского района вблизи Казани. Затем нам самим стала эта деятельность очень интересна, и мы стали искать постоянную базу. В то время очень много лагерей было разрушено, и тем не менее, объехав многие заброшенные загородные базы вблизи Казани, мы всё–таки нашли замечательное место рядом с голубыми озёрами, заброшенный лагерь «Вымпел», совершенно весь заросший, весь разбитый. Но наше сердце на этом месте дрогнуло, и мы почувствовали свою ответственность за это заброшенное место.

И мы представили, что здесь дети будут смеяться, здесь дети будут отдыхать и обучаться. И так с конца уже 90–х годов мы занялись этим лагерем. И в связи с разными законами, которые постоянно менялись в детском отдыхе, мы понимали, что так будет сложно работать, и проще будет, если мы просто эту базу выкупим в собственность. То есть мы организовали центр информационных технологий в образовании, потому что у нас такая организация, и на базе этого центра мы и стали заниматься этим лагерем. Конечно, одними компьютерными технологиями мы и не ограничивались в дальнейшем, потому что мы понимали, что каникулы должны быть у детей разнообразные. Поэтому возникла и робототехника, возникла архитектура, например, иностранные языки, театральное искусство и так далее, то есть целый спектр занятий, которыми увлекаются дети и которым рады посвящать свой досуг и дополняют каждый раз, приезжая в наш лагерь, то одним, то другим. То есть те же компьютерщики занимаются, мы говорим, что у нас лагерь и компьютерный, и антикомпьютерный, потому что они занимаются какое–то время интересными проектами, чаще всего ими же самими и придуманными, и затем они переключаются на другие занятия, то есть они оставляют эти планшеты, идут заниматься спортом, музыкой, чем–то ещё.

Но я хочу сказать, что на сегодняшний день нам удалось эту базу восстановить. Мы восстановили те здания, которые были разбиты и разрушены, мы привели территорию в порядок, мы построили четыре новых корпуса, и сейчас у нас частный лагерь на 500 детей. В общем–то, нас это вполне устраивает, мы проводим очень много различных фестивалей, конкурсов, олимпиад, обучение в самых разных направлениях. У нас очень большой штат вожатых, педагогов, частных центров дополнительного образования, которые с детьми занимаются архитектурой, компьютерными технологиями, различными направлениями в робототехнике и так далее. То есть мы на полную выполняем свои задачи.

Да, сейчас благодаря Вам, Владимир Владимирович, конечно, наше государство обратило свои взгляды на одарённых детей. И это правильно, потому что они очень серьёзно мыслят и очень думают о будущем. И хотелось бы дальше в этом же направлении развиваться.

Конечно, крупные центры, такие как «Кванториум», «Сириус» и так далее, очень большие, но есть такие же лагеря, как наш, – частные, государственные, – которые тоже проводят большую работу. Это могут быть туристические лагеря, это могут быть палаточные лагеря, спортивные и так далее. Их очень много по стране.

И на сегодняшний день встают два вопроса, которые я выделила как основные. Это то, что, во–первых, у нас нет основного закона. Сейчас детский отдых развивается, очень много положительного в этом направлении, но закона о детском отдыхе нет. Он вот–вот должен появиться на свет, но мы не знаем, как долго будет ещё этот период длиться. Поэтому от имени всех организаторов детского отдыха, таких как мы, государственных лагерей тоже, хотелось бы всё–таки увидеть этот закон.

Отдельные нормативные документы читаешь, они все прекрасные, но многие из них совершенно не состыкованы и противоречат друг другу, и поэтому всегда лагерь можно за что–то наказать. Потому что по одному документу вроде бы правильно, по другому получается неправильно. Вот есть такая проблема, закон о детском отдыхе всё–таки нужно довести до финала. Я думаю, это даст очень мощный толчок небольшим или крупным лагерям развиваться и собирать детей. Потому что в нашей сфере нет конкуренции. Чем больше будет таких баз, частных и государственных, тем лучше.

И, второе, тот же вопрос, – это вывести детский отдых всё–таки из 44–го ФЗ. Потому что занижать нормативы, которые выделены уже на детский отдых в процессе конкурсов, либо закупать продукцию по принципу: чем дешевле, тем успешнее пройдут торги, – тоже очень трудно. Во всяком случае, это моё мнение, и многие разделяют это мнение.

Спасибо.

В.Путин: Что касается 44–го ФЗ, трудно к нему возвращаться, потому что тема понятная, и проблемы там понятные. Но, может быть, это можно было бы отрегулировать и в том законе, о котором Вы сказали, о детском отдыхе? Можно потоньше, может быть, прописать. Но тема чрезвычайно важная и, безусловно, нуждается в дополнительном правовом регулировании. Это совершенно точно. Потому что единых стандартов до сих пор нет, отсюда, к сожалению, и ужасные трагедии происходят с детьми во время детского летнего отдыха. Дополнительное регулирование, конечно, востребовано.

Л.Бикмулина: Очень много замечательных лагерей, в том числе туристических, палаточных лагерей и так далее, которые работают великолепно.

В.Путин: Да, я знаю. Успехов Вам.

Вы не сердитесь, но нам придётся всё–таки заканчивать. Давайте, пожалуйста, вот здесь.

Е.Ватутина: Можно по системе здравоохранения вопрос?

В.Путин: Да, пожалуйста.

Е.Ватутина: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Меня зовут Елена Ватутина, я основатель и руководитель сервиса «Фармзнание.ру». Я в российской «фарме» уже более 14 лет, и на сегодняшний момент в рамках «Фармзнания» мы в партнёрстве с ведущими фармацевтическими и медицинскими вузами реализуем образовательное направление для действующих специалистов из аптечных предприятий.

Кроме того, на базе нашей компании есть наставнический проект для выпускников старших классов школ, тех ребят, кто думает о том, чтобы пойти работать в российскую «фарму». Мы компания технологичная, активно используем дистанционные образовательные технологии, входим в портфель Фонда развития интернет-инициатив и, собственно, имеем доступ к экспертизе, к технологической экспертизе, которую внедряем в российскую фармацевтическую действительность.

У меня есть два вопроса, они достаточно короткие, но они очень животрепещущие для всей фармацевтической отрасли. Значит, первый вопрос касается системы непрерывного медицинского и фармацевтического образования, а именно того, что отсутствуют достаточные механизмы и регламенты для чёткого взаимодействия участников этого процесса. Вы знаете, что с 2016 года специалисты здравоохранения начинают переходить на систему постоянного повышения своего образовательного уровня. И данная система очень активно поддерживается и врачами, и провизорами, и фармацевтами.

Мы работаем с аптеками и провели исследования, опрос порядка двух с половиной тысяч провизоров и фармацевтов. И более 60 процентов из них поддержали эту систему. На самом деле это очень правильно, потому что если ты хочешь быть профессионалом с большой буквы, то учиться один раз в пять лет недостаточно, притом как сейчас развивается медицина и фармацевтическая отрасль. И здесь есть узкое место: для специалистов отрасли, для тех, кто работает в аптеках, для тех, кто работает в стационарах, в системе здравоохранения, до сих пор нет достаточных механизмов того, чтобы эта система была полностью легитимна, – это первое.

А для тех, кто работает в этой системе, – таких как мы, это профессиональные сообщества, провайдеры – буквально отсутствуют регламенты внутреннего взаимодействия. И в итоге получается такая картина: у нас все люди творческие и кто во что горазд – получается некий бардак. В итоге мы видим ситуации, когда ряд профессиональных сообществ имеют прямую аффилированность с теми, кто продаёт лекарства, а это в принципе противоречит идеологии данной методики повышения квалификации. Отсутствуют какие–либо наказания на нарушения требований к проведению таких мероприятий, и в итоге получается, что та система, которая действительно очень важна для отрасли, которая действительно позволяет развивать наше здравоохранение, она не работает в той полной мере, как она могла бы. И поэтому мы просим Вашей поддержки в том, чтобы уже навести порядок в этом.

Мы работаем «в полях», мы работаем с аптеками, но мы чётко видим, что нужно формализовать регламенты. Мы уже имеем огромный, накопленный за два года опыт, как эта система работает, и есть понимание, как выстроить эти механизмы. Должна быть создана понятная, прозрачная и, главное, работающая система контроля тех участников процесса, кто включён в систему непрерывного медицинского фармацевтического образования.

Кроме того, должны быть выработаны и внедрены единые стандарты подготовки специалистов здравоохранения, так чтобы уровень доступа к информации был у всех един. Поэтому здесь просто просим Вашей помощи.

Это первый вопрос.

В.Путин: Вы знаете, аффилированность медицинских работников с производителями лекарственных препаратов, к сожалению, имеет место. Такая практика негативная существует, и с ней надо бороться, без всяких сомнений, но она мало связана с проблемой подготовки кадров, всё–таки это другая субстанция, другие отношения. А вот что касается подготовки кадров, здесь я полностью с Вами согласен, она должна быть выстроена. Но Минздрав, как вы видите, наверняка и над стандартами работает, и старается выстроить эту систему. Если у Вас есть конкретные совершенно предложения, имея в виду, что Вы работаете в отрасли…

Е.Ватутина: Да–да.

В.Путин: Вы же видите, что в жизни происходит. Я Вас попрошу, Вы нам просто сформулируйте, отдайте, обязательно в Минздрав это всё будет переправлено, и мы это будем контролировать.

Е.Ватутина: Обязательно.

В.Путин: Это важнейшее направление совершенствования всей системы здравоохранения, полностью согласен.

Е.Ватутина: Да, у нас есть конкретные меры, и мы, естественно, готовы здесь принимать непосредственно очень активное участие, потому что находимся фактически «в полях».

В.Путин: Эта система должна быть постоянной.

Е.Ватутина: Да.

В.Путин: Вы знаете, в любой отрасли медицинской сегодня каждый месяц можно собираться, выслушивать экспертов, говорить о новинках каких–то. Это должен быть постоянный процесс, без всяких сомнений. И надо его выстроить, это должны быть единые стандарты, полностью с Вами согласен.

Е.Ватутина: Спасибо.

И второй вопрос, прошу прощения, я буквально одну минуту.

Раз уж мне выпала честь здесь говорить от лица аптечного сообщества, я хотела бы также обратить Ваше внимание на ситуацию с тем, что касается возможного принятия законопроекта, предусматривающего продажу определённой категории лекарственных препаратов в неаптечной рознице, то есть в обычных продуктовых магазинах. И здесь хотелось бы просто указать на некоторые нюансы и некоторые последствия, к которым это в текущей версии законопроекта может привести. Прежде всего на аптечном рынке сейчас работают порядка 60 тысяч точек аптечных продаж. В основном это малый и средний бизнес – 75 процентов от 60 тысяч точек аптечных продаж. Проект закона, о котором я говорю, подразумевает, что безрецептурные препараты будут продаваться в обычных магазинах. Например, ацетилсалициловая кислота, обезболивающие средства, против насморка и так далее.

Проект данного закона был подготовлен Минпромторгом, и в основу его была взята европейская и американская система лекарственного обеспечения. Между тем есть ряд факторов, которые просто нужно учитывать при принятии данного законопроекта.

Во–первых, аптечный бизнес – это порядка 150 тысяч рабочих мест, и этот законопроект в текущей его версии может ударить именно по этому сегменту. И, соответственно, вопрос: что будут делать квалифицированные кадры в случае, если аптечный бизнес будет закрываться? И ряд крупных аптечных сетей уже заявили о том, что бизнес может сворачиваться после принятия законопроекта в текущей редакции.

Второй момент связан со здоровьем граждан.

Важно учесть, что в обороте лекарственных препаратов очень важно соблюдать определённые стандарты хранения лекарств. Для аптечного бизнеса это норма. Она регламентируется, есть контролирующие органы, аптечная деятельность лицензируется соответствующим образом. Вот вопрос: сможет ли учесть ритейл? Настоящая версия законопроекта, к сожалению, этого пока не предусматривает.

И третий вопрос в рамках этого вопроса – это вопрос бесконтрольного отпуска лекарственных препаратов в одни руки. В аптеках это контролируется достаточно чётко. Вопрос: сможет ли ритейл это обеспечивать?

Поэтому у нас просьба учитывать мнение профессионального аптечного сообщества, дабы не допустить негативных последствий как для бизнеса, как для рынка труда, так и для населения.

Спасибо.

В.Путин: Этот закон известен, но, как Вы понимаете, не я его придумал. Инициаторы этого закона исходили наверняка из того, чтобы обеспечить интересы потребителей, и исходили из того, как Вы сказали, что это должны быть лекарственные препараты самые простые, доступные, безрецептурные. Но, разумеется, я, честно говоря, даже не видел пока этого законопроекта, думаю, что там должно быть предусмотрено то, что лекарственные препараты не должны храниться вместе с мясом и с кондитерскими изделиями. Это отдельная тема. Но я понимаю озабоченности и Ваши, и Ваших коллег. Мы посмотрим ещё повнимательнее, насколько этот закон востребован, действительно ли он будет улучшать обслуживание граждан, поможет ли он в чём–то. Посмотрим, скажем так, без ведомственного лоббирования, но исходя из интересов граждан.

Е.Ватутина: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста.

Т.Долякова: Коллеги, я быстро.

Владимир Владимирович, добрый день!

Меня зовут Татьяна Долякова. Я предприниматель уже два года и очень горжусь, мне очень нравится. Также я являюсь членом «Клуба лидеров», который занимается активным продвижением предпринимательства. Была с ними в Антарктиде, откуда мы Вам передавали привет.

В.Путин: Ух ты! Холодно…

Т.Долякова: Холодно, было минус сорок.

В.Путин: А вот Андрей не поехал, побоялся, наверное, холода. Вы же не были?

А.Белоусов: Первый раз был.

Т.Долякова: Пик Винсон, а мы были второй раз.

Если можно, как раз члены клуба передали письмо, потому что два года назад Вы делали открытую встречу очень приятную, как раз обсуждали развитие бизнеса. Если будет возможность, такую встречу ещё раз организовать. Коллегам передам.

И обо мне и вообще о бизнесе. Моя компания работает в сфере подбора персонала, я ищу специалистов по всей России, как раз уникальных специалистов, это инженеры-робототехники, это специалисты по машинному обучению, специалисты по кибербезопасности, это такие уникальные специалисты, их мало, но мы находим, потому что это рынок, который требует. Но помимо того, что я предприниматель, я ещё и мама, воспитываю 20–летнюю дочку.

Но я хотела бы обратить внимание именно на поддержку развития малого и среднего бизнеса. Здесь у нас представлен крупный бизнес, но мне всегда хочется обратить внимание на средний бизнес и малый и именно мам, у которых есть дети. Потому что за 10–летний опыт работы в управлении персоналом я обратила внимание, что многие женщины не возвращаются на работу. И есть основные причины. Во–первых, достаточно сложно совмещать нашу активную работу, карьеру и семью. Вторая причина – потеря компетенции, так как сейчас всё технологии и так далее. И третий, главный вопрос в том, что на самом деле работодатель не очень хочет видеть маму с маленькими детьми. Понятные причины.

Но 33 процента российских женщин хотят быть предпринимателями, проводили опрос, и «Опора России», и мы подтверждаем. И основные есть несколько причин, которые…

В.Путин: 33 процента женщин хотят быть предпринимателями?

Т.Долякова: Да, именно предпринимателями.

В.Путин: Это гораздо больший процент, чем у мужчин. Нет, правда, серьёзно.

Т.Долякова: Вы знаете, в России же у нас 54 процента – это женщины, 54. И в принципе у нас женщины активные. Мужчины, как правило, работают на госслужбе, а женщины… (Смех.)

В.Путин: А женщины делом занимаются.

Реплика: Да, открывают рестораны и так далее.

Т.Долякова: Но, чтобы мы успевали всё, есть основная причина, почему в принципе женщины не открывают бизнес. Как Настя говорила: страх, это да. А второе – именно реальное отсутствие стартового капитала. Потому что, когда мы в декрете, мы деньги тратим, мы их не экономим. Поэтому первая причина – это отсутствие стартового капитала, и вторая – достаточно дорогие кредиты. На самом деле. Кредиты, говорят, под 9 процентов. Лично проверяли – 15–17 процентов, или в залог детей надо отдать. И детей не берут.

В.Путин: Ну не пугайте нас.

Т.Долякова: Поэтому для популяризации женского предпринимательства, для того чтобы мы делали такие маленькие шаги для развития предпринимательства, уже утверждена программа МСП, малого и среднего предпринимательства, до 2030 года, и она реально работает. И мне хотелось бы, может быть, в рамках этой программы выделить стартовый женский предпринимательский капитал, именно для женщин, которые хотят открывать бизнес с нуля и которые именно с детьми. Таким образом мы поддержим малое предпринимательство. Потому что, как правило, открывают женщины, у которых маленькие дети, у них есть возможность. И также для открытия бизнеса с нуля достаточно комфортные кредиты. Потому что на данный момент, как я говорила, это примерно 9 процентов, но реально 9–15 процентов, может быть лояльный кредит в районе 3–5 процентов. Но банкиры со мной не согласны, с ними общалась, говорят, что это экономически невыгодно. Но реально это социально значимая инициатива, проект, потому что это такой маленький шаг популяризации предпринимательства, именно малого.

И третий комментарий. На мой взгляд, в прессе не хватает героев-женщин именно из малого бизнеса. Может быть, больше делать популяризацию именно женщин, которые с детьми, такие истории успеха. Чтобы на телеканалах, в прессе были женщины, которые бы давали интервью. Я с удовольствием дам. Я думаю, что все меня поддержат. На мой взгляд, женщина-предприниматель – это баланс, это успешная карьера, семья, дети и развитие экономики страны.

В.Путин: Во–первых, то, чем Вы закончили, – полностью согласен, и в средствах массовой информации эта тема должна быть, её недостаточно.

Теперь по поводу самого главного – это доступ к кредитным ресурсам. Но не 9 процентов. У нас принято решение – 6,5 процента для малого и среднего предпринимательства. При этом банки, которые выдают такие кредиты, получают разницу за счёт субсидий государства. Просто эту программу надо расширять.

И, наконец, считаю очень важным то, что Вы сейчас сказали по поводу какого-то льготного режима для женщин, которые хотят заниматься предпринимательством, и не просто женщин, а имеющих детей. Потому что в этом случае мы тогда решаем сразу несколько вопросов. Подталкиваем развитие экономики, бизнеса, малого и среднего предпринимательства и помогаем решать демографическую проблему. Потому что один из сложных вопросов для молодой женщины, которая заводит ребёнка, – как не выпасть из системы профессиональной подготовки, своего уровня не потерять и так далее. И если для женщины с детьми мы найдём дополнительные инструменты поддержки, это будет очень правильно. Это надо пометить, посмотрим на этот счёт.

Л.Щербакова: Владимир Владимирович, я на самом деле очень коротко.

О себе буквально два слова. Я Щербакова Людмила Ивановна, создала группу компаний и руковожу ею. Оборот у нас сейчас приблизился к семи миллиардам. К концу года, надеюсь, будет восемь. Реализовали два инвестиционных проекта, построили логистический и фармацевтический комплексы в Подмосковье и завод в Кургане. Общий объём инвестиций около трёх миллиардов рублей – хотела сказать «долларов».

В.Путин: Тоже немало.

Л.Щербакова: Да. Фармацевтическая промышленность на подъёме, бурлит, кипит. Хотим уйти из импортозамещения в экспортоориентированное производство. Завод, который введён в действие, год назад производство начал, с ноября 17–го года мы уже получили JMP–сертификат и начинаем регистрироваться за рубежом.

В.Путин: Формулы свои есть у вас?

Л.Щербакова: Пока нет. Я куплю у Светланы. Но у меня есть проект с Научно-исследовательским институтом химии твёрдого тела Сибирского отделения наук по производству фармацевтической субстанции, которая по своим качествам существенно лучше импортной. И мы в этом году планируем этот проект реализовать.

По промышленности в плане каких–то гендерных вещей я никогда не чувствовала никаких притеснений, никаких обид. В принципе поддерживают очень хорошо. Поддерживает Минпромторг, прекрасные вообще идеи, и прекрасно работает Фонд развития промышленности. Просто отдельное спасибо.

В.Путин: Пользовались, да?

Л.Щербакова: Пользовалась, Владимир Владимирович. Просто нашару подала бизнес-проект и была удивлена профессионализмом этих людей, чёткостью, регламент весь выдержан.

В.Путин: Бывает.

Л.Щербакова: Но я потом с ребятами ещё из фонда прямых инвестиций общалась. Это тоже там, но это уже какая-то новая генерация людей.

В.Путин: Да, это правда. Да, там сильная команда.

Л.Щербакова: И очень приятно. И Минпромторг наш, департамент развития фармпромышленности работает просто день и ночь. И мы чувствуем поддержку.

В.Путин: Мне это очень приятно слышать.

Л.Щербакова: И контроль чувствуем, и поддержку чувствуем.

Владимир Владимирович, у меня вопрос совсем по другой теме. Моя малая родина – посёлок Терский Ставропольского края, Будённовского района. В своё время это было очень зажиточное, процветающее хозяйство. В 90–е годы и в последние годы, к сожалению, не смогли поправить ситуацию. Земельные паи отдаются в аренду, и арендаторы используют это просто как… Ну грубо говоря, если ты имеешь один пай, ты в год получаешь 30 тысяч рублей, и всё, на этом все твои бонусы заканчиваются. Арендаторы используют эту землю только для получения сиюминутной прибыли, создают такие летучие бригады, которые приезжают и убирают полностью, обрабатывают землю и покидают этот посёлок. Посёлок благоустроенный, газифицированный, дома коттеджного типа, но люди вынуждены оставлять свои дома, потому что нет работы. Школа прекрасная, вместо четырёхсот – сто детей, садик наполовину пуст, работы нет. Жители этого посёлка, там ряд жителей, решили организоваться, и спасение утопающих – дело рук самих утопающих, договоры закончились: забрать землю, начинать обрабатывать, начинать выстраивать какие-то бизнес-процессы, чтобы работа у людей была и посёлок этот не умер.

Но, к сожалению, там творится очень серьёзная проблема с реализацией своего права распорядиться своей землей. Арендатор просто силой, можно сказать, удерживает эту землю, и там затянувшийся конфликт два года уже. Народ обращается в разные органы, но, к сожалению, ничего не получается. Я просила бы просто Вас дать такое поручение разобраться с этой ситуацией. Думаю, что это, наверное, какое-то точечное проявление какого-то явления, может быть, более широкого.

В.Путин: Да, это именно так. Эта проблема широкая, большая и сложная. Когда паи раздали, точно не определили, что за пай и где он конкретно находится. Всё это десятилетиями тянется. Это изначально было ошибочным решением, и потом до конца не довели реализацию даже этого ошибочного решения.

Но совершенно точно что нужно обеспечить: нужно обеспечить интересы людей, которые в рамках закона эти паи получили. Есть разные предложения, я сейчас не буду забегать вперёд, это вопросы землепользования, и они очень остро стоят.

То, что Вы сейчас рассказали, если там незаконно кто-то что-то удерживает и стремится для себя создать какие-то преференции, точно совершенно нужно с этим разобраться, и мы постараемся это сделать. Я посмотрю, что там происходит у вас.

А что касается землепользования – это тонкая вещь. Повторяю, здесь нужно обеспечить интересы экономики, отрасли, чтобы у нас нормально функционировали и фермерские хозяйства, и крупные товарные производства и чтобы у людей ничего не отбирать, не отнимать то, что им по закону, по праву уже сегодня принадлежит. Здесь, повторяю, есть предложения.

Л.Щербакова: Извините, а если такие темы, допустим, как ФРП, например? Да, я там получила кредит, но у меня такие ковенанты, такие обязательства по созданию рабочих мест и так далее, мне кажется, там тоже что-то вот так должно быть.

В.Путин: Да–да–да, совершенно верно.

Надо идти. Не сердитесь на меня, давайте завершающий вопрос. Иначе мне не успеть.

Е.Кувшинова: Народные промыслы просят о помощи, Владимир Владимирович, одно предложение, единственное, только одно.

В.Путин: Одно. Караул.

Е.Кувшинова: 2019 год объявите Годом народных художественных промыслов. Мы попытаемся в рамках него хоть что-то решить, наши накопившиеся проблемы. Пожалуйста.

В.Путин: Мы уже занимаемся народными промыслами постоянно.

Пожалуйста.

Д.Мингалиева: Я постараюсь быстро. Меня зовут Дарья Мингалиева, я сооснователь и директор по маркетингу компании «Мультикубик», также известной на международном рынке как Cinemood.

В.Путин: Как-как?

Д.Мингалиева: Cinemood как атмосфера кинотеатра. К сожалению, название «Мультикубик» для международного рынка не подошло, и нам пришлось создать дополнительный бренд.

В.Путин: Пользуется успехом.

Д.Мингалиева: Да?

В.Путин: Да.

Д.Мингалиева: Это контентная платформа, и наш флагман – это такой маленький кубик-проектор, который проецирует фильмы, сериалы, кино, в том числе предустановленную библиотеку с музыкой, мультфильмами и даже диафильмами из детства, которые мы не просто внутрь поместили, мы в том числе перевели на английский язык. Ещё недавно мы были стартапом. И вот пройти путь…

В.Путин: Когда вы начали это создавать?

Д.Мингалиева: В 2014 году родилась идея, в 2015 году запустился первый продукт. Этот непосредственно портативный кинотеатр появился в России в апреле прошлого года.

В.Путин: Супер. Здорово.

Д.Мингалиева: То есть мы ещё года не стоим на полках. Но при этом вроде как амбициозны и интересны и стараемся продвигать русскую идею и мысль, потому что диафильмы и сказки «Союзмультфильма» пользуются успехом не только в России, но и за рубежом, особенно у тех, кто эмигрировал за пределы нашей родины.

Так вот, чтобы пройти путь от идеи до массового производства, что мы сделали достаточно быстро, нам очень помогли, во-первых, в Сколково, во-вторых, Фонд развития интернет-инициатив, который был создан непосредственно по Вашей инициативе. И я хочу отметить и поблагодарить за этот фонд, потому что он в первую очередь помогает не только деньгами. Он вкладывает в молодые проекты и команды экспертизу, знания, ускорение и мозги. Это очень важно, и спасибо, что это есть.

Мне очень повезло – я занимаюсь любимым делом, и это открывает передо мной огромное количество разных возможностей. Но среди своих знакомых я часто слышу, что люди не могут определиться, чем же заняться. Сейчас так много сфер, которые будут в тренде в ближайшие 5–10 лет.

Владимир Владимирович, представьте, что Вы сейчас запускаете свой личный стартап. Что это могло бы быть и почему? И какая сфера Вам близка по духу? И что могло бы принести пользу не только Вам, но и стране, в которой мы живём?

В.Путин: Сфера госуправления.

Д.Мингалиева: А если бы это был стартап?

В.Путин: Нужно его совершенствовать, это госуправление, нужно этим заниматься. А все стартапы я обозначил в Послании Федеральному Собранию.

Д.Мингалиева: И у меня есть ещё одно небольшое предложение. Наш портативный кинотеатр, на мой скромный взгляд, становится рупором культурного наследия и культурного кода не только в России, но и за рубежом. Наш продукт есть в 90 странах мира.

В.Путин: И у многих моих знакомых. Я даже удивился, когда увидел.

Д.Мингалиева: Это здорово. И у меня есть мечта, чтобы мы начали продвигать культуру, искусство. И я предлагаю инициировать программу сотрудничества российских стартапов с культурно-образовательными и музейными комплексами страны. Я давно мечтаю, чтобы мы начали сотрудничать с Третьяковской галереей, Большим театром.

В.Путин: Это как?

Д.Мингалиева: Внутрь кубика можно поместить. Например, сделать раздел «Третьяковская галерея» и транслировать картины на любую поверхность и помогать детям изучать, что это за картина.

В.Путин: Это Мединскому скажу обязательно, пускай посмотрит, как можно это использовать.

Д.Мингалиева: Мне кажется, если это сделать не просто в рамках нашего проекта, а в принципе через стартапы и новые продукты продвигать именно в культурный пласт, это поможет в новом свете, в современном ключе транслировать информацию.

В.Путин: Сейчас музеи используют современные технологии достаточно активно, но, действительно, если появляются такие вещи, стартапы, надо, чтобы люди об этом знали, в этом сообществе точно совершенно.

Д.Мингалиева: Моя личная мечта, конечно, чтобы этот кубик появился в каждом доме и в каждой школе, поэтому, если здесь возможна какая-то информационная поддержка и образовательная инициатива, мы с удовольствием.

В.Путин: Вот мы сейчас этим и занимаемся. Будет поддержка.

Давайте завершать, отпустите меня, пожалуйста, у меня же следующее мероприятие.

Е.Кувшинова: Меня зовут Кувшинова Елена, я представляю народные художественные промыслы России, город Кирово-Чепецк Кировской области.

Владимир Владимирович, мы Вам благодарны за Ваше прошлогоднее поручение, которое Вы дали, о расширении дополнительных мер поддержки. Вместе с тем, конечно, мы Вам благодарны, но это только сохранение. Для того чтобы шло качественное развитие, мы очень просим, чтобы не снижался объём этих дополнительных мер. Наши проблемы – я не буду их сейчас перечислять, их действительно очень много и времени нет – носят межведомственный, отчасти межотраслевой характер. Крайне снижена инициатива региона, участвующего в программах. У нас 250 предприятий, только 79 получают поддержку в Министерстве промышленности и торговли Российской Федерации. Все остальные могли бы получать поддержку по ряду других направлений, но она должна быть точечной, она, конечно, должна быть отраслевая, она должна быть дифференцирована, как мне кажется, по количеству удельного ручного труда в каждом типе производства.

Поэтому мы просим, пожалуйста, объявить 2019 год Годом народных художественных промыслов. Это политическое решение, которое было бы для нас очень важно, и мы бы постарались в этот год решить огромный пласт накопившихся проблем, которые перед нами стоят. Это наше уникальное достояние, которое мы всей ценой, любыми силами храним, будем сберегать и очень хотим передать это детям.

Цифровые технологии, конечно, важны, но сегодня сказали о культурном коде. Владимир Владимирович, это тот живой источник, из которого мы черпаем и из которого вся страна может черпать своё процветание.

В.Путин: Душой и сердцем я на вашей стороне. Понимаю, что этого недостаточно, нужны деньги. Будем выбивать эти деньги.

Е.Кувшинова: Не только. Главное – внимание.

В.Путин: Нет, там нужны просто конкретные меры поддержки, связанные с выделением определённых бюджетных ресурсов. Будем выбивать.

Н.Ларченко: Продолжая тему. Меня зовут Наталья Ларченко, Санкт-Петербург, я автор и руководитель проекта, который называется «Матрёшка».

Про мой проект рассказывать без красивой презентации картинок сложно, но вот протокол – спасибо ему большое – разрешил принести мне образец изделия.

Наш проект молодой, ему всего три года. В двух словах расскажу об истории его создания. Я более десяти лет работала мастером в других крупных компаниях совсем на другом рынке – рынке строящегося жилья в Санкт-Петербурге и Москве.

В.Путин: А что производите?

Н.Ларченко: А сейчас, если можно, расскажу, подойду к этому.

В.Путин: Хорошо.

Н.Ларченко: После рождения сына и получения MBA я очень захотела создать собственное дело. И так как работала много с иностранцами и имела сама потребность дарить подарок из России, и, собственно, пошла по этому пути. Если посмотреть на рынок сувениров и сегодня, и, собственно, несколько лет назад, ассортимент сохраняется стандартным достаточно много лет уже: это расписная матрёшка, шапка-ушанка, валенки, икра, водка – плюс-минус. То есть это те изделия, которые являются исключительно сувенирами, ставятся на полку и в повседневной жизни никак не используются и к современному дизайну имеют мало отношения.

И в тот момент возникла идея создать такой продукт, который был бы функциональным, современным, стильным, качественным, но имел бы прямое отношение и ассоциацию с Россией. И мы пошли по пути матрёшки, матрёшка – один из самых известных символов России, и взяли в основу дизайн-концепции только силуэт, только форму. Мы эту форму доработали, сделали её более изящной, аккуратной, вытянутой, не такой пузатой. И ассортимент на сегодняшний день у нас включает в себя следующие категории: это ювелирные украшения преимущественно из серебра – это наш продукт А, – это платки, свитшоты, начали работать над коллекцией home, у нас есть керамическая коллекция солонок, перечниц, копилок.

Приоритетными каналами продаж у нас являются собственный интернет-магазин и первые открывшиеся три точки, три почти, мы как раз сейчас работаем над монтажом третьей точки, все они в Санкт-Петербурге, третья будет открыта на Исаакиевской площади в гостинице «Англетер», и, собственно, это та точка, где сосредоточение целевой аудитории. И несмотря на то, что я при создании этого проекта фокусировалась именно на этот целевой туристический поток, иностранцев и русских, у которых есть потребность дарить, я могу с гордостью сказать, что нашу матрёшку оценили русские женщины, наши девушки и женщины, которые приобретают эти украшения просто как концептуальный и стильный аксессуар, дизайнерское украшение. И больше четверти наших клиентов – это мужчины, которые дарят эти украшения своим дамам. И мне, кстати, было бы крайне интересно слышать Ваше мнение по поводу идеи этого проекта. Я тоже через протокол передала подарок. Если можно, это была бы очень высокая оценка для меня и моей команды.

В.Путин: Но не к 8 Марта. Просто подарок. (Смех.)

Н.Ларченко: Я хотела бы продолжить тему популяризации женского предпринимательства и рассказать буквально один кейс, который именно со мной произошёл. Кто бы что ни говорил, мужчины и женщины в бизнесе все-таки формально равны, но на самом деле это немножечко не так. Особенно непросто ей после выхода из декрета, когда действительно на прежнее место работы часто не возвращаешься, компетенция немножко потеряна. А начать собственное дело – да, есть страхи, и есть разная проблематика, в том числе недостаток в информированности. Мне кажется, что мой кейс достаточно свежий. На моём примере я могу сказать, что я создала собственное дело и с женщиной, работающей в корпорации, и, в общем, всё возможно.

За последний год я поучаствовала в нескольких проектах, организованных комитетом по развитию женского предпринимательства «Опоры России» при поддержке Совета Федерации. Одним из таких проектов был международный конкурс, прошедший во Вьетнаме в прошлом году в сентябре. Это был международный конкурс женских проектов APEC Best Award, где я представляла экономику России. Был один проект от нашей экономики, и я взяла одну из номинаций – «международная привлекательность».

Хочу сказать, что после этой победы, несмотря на рассылку пресс-релизов и вот этого толчка, ни одно федеральное СМИ про нас не написало. Мне крайне удивительно, почему же, собственно, это не является информационным поводом, хотя, мне кажется, это помогло бы развитию моего проекта, показало бы многим женщинам, что такие программы, проекты существуют, и это помогло бы им поверить в себя. То есть я продолжаю тему популяризации и повышения информированности именно женского предпринимательства, так как это, конечно, крайне важное направление, имеющее огромный потенциал и развитие.

Спасибо.

В.Путин: То, что Вы сейчас сказали, даже не имеет прямого отношения к женскому предпринимательству. Это имеет прямое отношение к успеху. Вот на что у нас мало обращают внимания, потому что, ну что греха таить, больше внимания, к сожалению, некоторые средства массовой информации уделяют трагедиям, проблемам, нерешённым вопросам, что, в принципе, верно, нужно обращать внимание на проблемы, но, чтобы стимулировать развитие, нужно говорить и о каких-то достижениях и хороших примерах, таких как Ваш, например.

Н.Линькова: Ещё раз добрый день!

Меня зовут Наталия Линькова, я основатель сервиса «Бабушка на час». Мы подбираем нянь, гувернанток, сопровождающих по запросу родителей на полную и частичную занятость, как раз для того чтобы мамы не боялись выходить на работу и были спокойны за своих детей.

На протяжении последних лет мы наблюдаем проблемы этого социально значимого рынка. Он абсолютно непрозрачен, он стихиен. На нём отсутствуют гарантии ответственности всех участников, а речь идёт о детях и о старшем поколении, которое чаще всего работает или подрабатывает в качестве нянь. Мы долго думали, почему это происходит и что с этим можно сделать. Пришли к выводам, хотелось бы ими поделиться. Мы передадим обязательно Вам.

Вот два наиболее значимых, на мой взгляд, хотелось бы озвучить. Во-первых, нет гарантий и защиты для детей и родителей. Мы ежедневно общаемся с сотнями родителей. Родителям нужны гарантии, что с их ребёнком будет всё в порядке. Мы прекрасно понимаем, что никто на сто процентов не может эту гарантию дать. Но провести качественную диагностику, которой мы занимаемся, исключить склонность к психиатрическим заболеваниям, к зависимостям, к мошенничеству в том числе, – это возможно. Просто это нужно делать.

И также должна быть компенсация ущерба, если это возможно. Мы общались со страховыми компаниями по поводу страхования ответственности, для того чтобы это ввести – и страхование няни, и страхование ответственности рекрутинговых компаний, которые подбирают домашний персонал. Это всё возможно в том случае, если будет проверка на уровень компетенции. Это можно сделать, если будет обучение, если будет проведён по каждому специалисту финансовый и правовой скоринг, будет ясно, что человек не судим, не привлекался, нет множественных кредитов. Соответственно, это всё возможно в том случае, если ввести добровольную сертификацию (наверное, так, на наш взгляд) и если профессия няни появится в реестре профессий (сейчас этого нет), если внести профессию няни в реестр профессий, если ввести добровольную сертификацию по понятным критериям. Мы давно этим занимаемся, мы можем с удовольствием принять участие, отдать все свои разработки. И если обеспечить страхование ответственности и няни, и рекрутингового агентства, то это существенно снизит риски.

И второй вопрос. Наши няни в основном – это люди старшего поколения. Так получается. В среднем это от 40 лет и выше. Рынок теневой. Открывать ИП не спешат, к большому сожалению. Я знаю, что давно уже разрабатывается система патентов, но пока не получается. Подавляющему большинству людей старшего поколения просто сложно разобраться: как открыть ИП, как заплатить налоги, как сдать отчётность и всё остальное. Мне бы хотелось, наверное, если возможно… Вы сказали в своём Послании, что россияне могут открывать своё дело одним кликом. Одна наша бабушка, няня, сказала: ой, а как было бы здорово, если одним кликом через «Госуслуги» самозанятым и ИП можно было бы открыть. Вдруг это возможно? Вдруг произойдёт чудо?

В.Путин: Вот мы к этому и должны стремиться, и будем.

Н.Линькова: И если параллельно будет открыт счёт – и тоже не нужно будет вставать, одним кликом, через те же самые «Госуслуги» для самозанятых, – на который будут приходить деньги строго от работы. Патент – это что? Нужно авансом заплатить деньги, и не факт, что ты потом найдёшь эту работу и отработаешь то, что ты заплатил. Но, может быть, возможно, если списание будет происходить параллельно с теми деньгами, которые поступают.

Я постаралась быстро, чтобы никого не задерживать.

В.Путин: Да–да–да. Всё, что вы сказали, чрезвычайно важно. Именно по этому пути мы собираемся пойти, по индивидуальным предпринимателям, по самозанятым.

Н.Линькова: Спасибо большое.

В.Путин: С тем чтобы зарегистрироваться можно было, но в то же время, чтобы будущему клиенту можно было все-таки понять, с кем имеешь дело.

Н.Линькова: Конечно.

В.Путин: И расчёты. Вы правы абсолютно. Одним кликом. Мы так и хотим сделать, чтобы деньги приходили, автоматом там что-то списывалось в качестве налога, и всё, и чтобы не нужно было бегать нигде.

Н.Линькова: У меня ещё просьба. Мы понимаем, что количество самозанятых растёт. И оно будет расти, так получается. Соответственно, растёт количество агрегаторов, где эти самозанятые люди находятся. Но в основной своей массе агрегаторы продают доступ к данным, не неся никакой ответственности. Имеет право быть, всё нормально, это рынок, потребитель голосует рублём. Но, как Вы сказали, он должен понимать, что делает. Тем более здесь идёт все-таки ответственность за жизнь ребёнка.

В.Путин: Да–да.

Н.Ларченко: Может быть, возможно, чтобы… Есть же там, на сигаретах написано: курить нельзя. Есть стандарт. И если на тех же самых информационных ресурсах будет написано, что этот агрегатор несёт ответственность только за то, что он передаст те данные, и ни за что больше, на видном месте, люди будут думать.

Если есть те, кто не несёт ответственность за тех людей, кто у него размещён, то хотя бы проверил элементарно документы – а это можно сделать, открытые данные, – кто провёл правовой скоринг, кто проверил документы об образовании, кто проверил навыки, и, соответственно, он застраховал свою ответственность, потребителю будет проще, и риски опять же будут ниже. Безопасность будет.

В.Путин: Здесь есть над чем работать. Много таких мелочей, которые сверху не видны. Их понимаешь, когда начинаешь этим заниматься. Вы правы в конечной части, абсолютно правы.

Что касается патентов. Вы исходили из лучших соображений. Самое простое оказалось – купил патент, и всё. Но, с другой стороны, человек просто кредитует государство, патент покупает, неизвестно, что с этого получится. Поэтому будем думать на тему о том, как организовать работу так, как Вы предлагаете.

Н.Ларченко: Мы всё расписали.

В.Путин: Да. Постараемся это сделать. Но на сегодняшний день, к сожалению, не работает эффективно и то, что было придумано пару лет назад по поводу того, чтобы освобождать самозанятых от выплаты НДФЛ и социальных отчислений. Ну не регистрируются всё равно. Мы это видим.

Н.Ларченко: Но, может быть, одним кликом, как Вы и сказали? Я надеюсь, получится.

В.Путин: Да, если пойти по этому пути, может быть, что–то изменится в лучшую сторону.

Н.Ларченко: Спасибо большое.

В.Путин: Вам спасибо.

М.Привалова: Добрый день, Владимир Владимирович!

Я очень быстро. Я в бизнесе два с половиной года и начинала со своей кухни. На собственные инвестиции я купила машинку для темперирования шоколадных масс. Она была примерно вот такого размера, вставлялась в розетку.

В.Путин: Что делали?

Н.Ларченко: Машинка для темперирования шоколадных масс. Это полуфабрикат.

В.Путин: Конкурент.

Н.Ларченко: Да, кстати.

И соответственно, когда я сделала свою первую шоколадку, купила форму, мне нужно было её куда-то продать. Это был 15–й год, мне было на тот момент 26 лет, я и сейчас очень амбициозный человек, я купила просто в хорошем супермаркете дорогую бельгийскую шоколадку, посмотрела, кто её импортирует в Россию, написала письмо, отправила фотографию, написала о том, что у меня производство и что я хочу сотрудничать.

Меня пригласили на встречу в Москву, я привезла образцы, которые в крафтовые коробочки завернула. И мне предложили сотрудничать в двух направлениях – это развитие моего бренда «Симбирский артизан» и работа под частной маркой данной компании-импортёра.

Я, естественно, согласилась, быстренько взяла кредит, купила машинку побольше, примерно производительностью 8 килограммов в день, и сделала этот заказ – первый заказ был на 230 тысяч. Далее я постепенно развивалась, взяла лизинг, выплатила его. У меня было такое небольшое полуавтоматическое производство, арендовала производственное помещение, туда, соответственно, переехала.

Изначально у меня был только один покупатель, вот этот дистрибьютор, и он закрывал мне полностью все продажи. Мне со временем стало хотеться чего-то большего. На тот момент, год назад, моя производственная мощность была четыре с половиной тонны в месяц. Я стала думать по поводу экспорта, потому что на тот момент через дистрибьютора продавали продукцию.

В.Путин: Вот о чём она сейчас говорит? Это называется история успеха.

Н.Ларченко: И Сургут, и Камчатка, и я сама из Ульяновской области. То есть я так подумала в принципе: ну что такое Китай? Это всё равно что продавать в России, есть только определённые барьеры, которые нужно преодолеть, а это нарастить производственную мощность. Для меня изначально было очень важно, я вышла из ремесленников, вот с этой машинки условной, и до фабрики мне очень далеко, то есть у меня небольшое кондитерское производство. И я понимала, что я не хочу жертвовать качеством продукта. Единственный момент, за счёт чего я могла снизить издержки, чтобы быть конкурентоспособной на рынке, это автоматизация при сохранении рецептур. Год назад я рискнула: я взяла кредит уже на автоматическую линию.

На протяжении всего этого времени я посещала различные выставки и в Красноярске нашла партнёра в Китае, который подождал полгода, пока я не куплю автоматическую линию и не поставлю. На протяжении всего этого времени у нас были постоянные дегустации, и мы действительно выработали тот ассортимент, который китайцы любят. Не тот, который я могу производить в достаточном качестве, а исходя именно от потребителя.

И когда я заказала автоматическую линию, я поняла, что в то помещение, которое я арендовала в тот момент, у меня просто не было места, мне некуда его ставить. Я арендовала земельный участок и вот за полгода буквально построила корпус.

Хочу сказать, на своём примере, на сегодняшний день мы автоматизировали именно шоколадное производство, то есть я произвожу шоколад, печенье, мармелад, драже, конфеты. Это всё нарастало со временем, наверное, изначально благодаря первому дистрибьютору, потому что он мне говорил: «Ну ладно, давай печенье. Милана, а ты можешь мармелад?» Я говорю: «Конечно, могу». И соответственно, мы всё это быстренько как-то так делали.

Год назад, когда я приняла решение об экспорте, так совпало, что у дистрибьютора не очень хорошо пошли дела, и я начала сама заниматься продажами. Сейчас мы создали торговый отдел и сами напрямую работаем и с федеральными сетями, то есть всё это возможно на собственном примере.

Но это, наверное, было бы невозможно без такой мощной государственной поддержки. В первую очередь хотела бы отметить то, что в Ульяновской области особый деловой климат и очень благоприятная атмосфера. Соответственно, я на протяжении всего своего роста – у нас есть корпорация по развитию предпринимательства в Ульяновской области – я с каждой своей проблемой обращалась именно туда. Мне не всегда помогали, условно, финансированием, потому что, например, я только взяла кредит, я его ещё не выплатила, а уже захотела лизинг. Но мне подсказали, в какую лизинговую компанию обратиться. И потом посредством государственной поддержки я субсидировала свой первый лизинговый взнос. И на сегодняшний день я продолжаю сотрудничество с институтами развития. Соответственно, все кредиты, которые у меня были, они все в оборудовании, сейчас у меня получается то, что контракты с федеральными сетями заключены, их нужно обслуживать, там не хватает денег на оборотку, но это я также решаю посредством институтов развития.

Поэтому кто бы что ни говорил, но я считаю, что очень много инструментов. В частности, то, что касается экспорта: да, мы действительно уже отгрузили четыре контейнера продукции в декабре, но это первая проба, потому что планов очень много, и действительно список продукции достаточно большой. У нас есть партнёры и под СТМ, чью продукцию мы также производим, и они продают на китайском рынке. А здесь я нашла другое решение, у нас был форум в феврале – «Новая кооперация», в Ульяновске, и я нашла партнёров, других производителей.

Я хочу, конечно, всё производить, всё, что касается кондитерки, но я понимаю, что я физически это не могу делать. И мы договорились о совместной экспортной кооперации, также сейчас совместно с «Интерсоюзом» это направление прорабатываем. Такая вот небольшая история.

У меня, собственно, вопросов нет, у меня есть пожелание, как вы сказали, о расширении вот этой программы по помощи малому бизнесу. Соответственно, я за два с половиной года от трёх килограммов, ну если в месяц перевести, от 100 килограммов условно в месяц выросла до 85 тонн. И я не собираюсь на этом останавливаться, потому что каждый успех очень сильно мотивирует, и хочется расти дальше.

В.Путин: Спасибо.

Н.Ларченко: Я Вам подарок через протокол тоже передала. Мне будет очень приятно, если Вы попробуете.

В.Путин: Спасибо. Обязательно попробуем.

Это действительно история успеха. Мне это очень приятно было слышать.

Мы сегодня говорили о проблемах, которые ещё подлежат решению, говорили о сложностях, которые ещё не преодолены. Но в то же время есть и такие хорошие примеры, как здесь было сказано моей соседкой слева, или девушка выступала сейчас, рассказывала про свои успехи. Это значит, что все-таки инструменты поддержки, которые мы создавали в последние годы, работают и помогают развитию бизнеса, в том числе малого и среднего. Хотя сделать ещё нужно, повторяю, очень много, и мы сейчас дополнительно будем эти инструменты предлагать в экономику и в рынок будем их продвигать.

Но завершить я бы хотел вот чем. Вы знаете, мы всё время говорим о необходимости уравнивания в правах мужчин и женщин по всем направлениям. И здесь ещё звучало, что женщинам сложнее. Действительно, есть такой подход и понимание, что сегодняшний мир, вообще мир, он мужской. И обратная сторона медали – о равенстве или неравенстве прав на самом деле. И в этом отношении мы ещё правда многое должны сделать, чтобы никакого различия не было в правах.

Но все-таки в нашем культурном коде есть некоторые ценности, которые, я считаю, являются для нас основополагающими. У нас женщина остаётся женщиной, мужчина остаётся мужчиной. Слава богу, у нас нет смешения понятий в голове, в душе и в нашем культурном укладе. И у женщины при всех преимуществах – деловой хватке и очень бережном отношении к тому делу, которым женщина занимается, – есть, безусловно, другие конкурентные преимущества – это ваше обаяние, красота, душевность. Это то, чем мужчины всегда очень дорожили, дорожат и всегда будут дорожить.

Я вас поздравляю с наступающим праздником!

Россия. ПФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 7 марта 2018 > № 2523224 Владимир Путин


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 8 февраля 2018 > № 2494142 Владимир Путин

Заседание Совета по науке и образованию.

Президент провёл в Новосибирске заседание Совета по науке и образованию.

Обсуждались основные задачи и перспективы развития отрасли, ключевые направления международного научно-технического сотрудничества.

* * *

Стенографический отчёт о заседании Совета по науке и образованию

В.Путин: Добрый день,уважаемые коллеги!

Я всех вас, вообще всех российских исследователей, учёных хочу поздравить с праздником – Днём российской науки. Хочу пожелать вам творческих успехов, всего самого доброго, здоровья, благополучия.

Сегодня предлагаю предметно обсудить дальнейшие шаги по укреплению научного потенциала России. Для будущего страны этот вопрос, безусловно, является принципиально важным, жизненно важным.

В мире происходят кардинальные технологические перемены. По своему масштабу они сопоставимы с эпохами промышленных революций и научных открытий, которые радикально меняли уклад жизни людей на нашей планете.

Очевидно, что сейчас лидером станет тот, кто будет обладать собственными технологиями, знаниями, компетенциями. Они становятся важнейшим ресурсом развития, обеспечивают суверенитет страны без всякого преувеличения.

В науке, как в других областях, мы должны добиться настоящего прорыва. Нужно раз и навсегда отказаться от поддержки неэффективности, от устаревших, отживших подходов в организации научной деятельности. И, безусловно, страна ждёт от науки новых решений, которые могут изменить качество жизни людей, придать мощную динамику развитию России.

Именно такие задачи были поставлены в Стратегии научно-технологического развития. И на это должны быть нацелены проекты научных институтов, программы НИОКРов, министерств, ведомств.

Содействие должны получать сильнейшие учёные и исследовательские коллективы. При этом ключевой принцип государственной поддержки – это конкретный, практический результат, создание глобально конкурентоспособных продуктов и прорывных технологий.

Уже сегодня наши учёные помогают отечественным компаниям, помогают добиваться успеха в технологической гонке, в том числе в области обработки и передачи больших данных.

Взаимодействие науки и бизнеса должно стать ключевым условием реализации программы цифровой экономики. На основе передовых решений предстоит на качественно новом уровне организовать деятельность государственных и социальных учреждений, транспорта и управления городами, занять лидирующие позиции в сфере разработки и применения систем искусственного интеллекта.

Далее: отечественные учёные сделали значительный шаг вперёд в таких относительно новых для нас междисциплинарных областях, как наука о жизни, где исследования ведутся на стыке биологии, химии, генетики, медицины, биоинформатики, физики.

Предложены новые технологические диагностики и лечения сердечно-сосудистых заболеваний. Серьёзные успехи достигнуты в регенеративной медицине. Речь об инновационных разработках, которые позволяют спасти людей с практически полным повреждением кожи, например, вернуться к нормальной, полноценной жизни тем, кто пережил тяжёлую травму мозга или инсульт, с меньшими рисками проводить замены сердечных клапанов.

Считаю, что накопленный интеллектуальный, научный потенциал позволяет организовать в России масштабные геномные исследования. И прошу в короткие сроки разработать соответствующую программу, предусмотреть механизмы поддержки сильных коллективов, формирования передовой инфраструктуры и подготовки кадров. Только что мы с представителями Сибирского отделения Академии наук подробно об этом говорили.

И в генетике, и в других областях надо шире использовать так называемый конвергентный подход, природоподобные технологии. На этой базе мы сможем создавать новые лекарства и методы лечения тяжёлых заболеваний, новую энергетику, основанную на технологиях максимально бережного отношения к ресурсам. Хотел бы услышать, безусловно, ваши предложения на этот счёт.

Уважаемые коллеги!

Качественные изменения в российской науке за последние годы произошли, безусловно, не сами по себе, они стали результатом колоссальной работы государства и учёного сообщества.

За 17 лет в реальном выражении финансирование науки возросло в 3,7 раза. В действующих ценах – намного больше, [финансирование] гражданской науки выросло в 23,6 раза.

Серьёзные инвестиции были направлены на развитие вузов и исследовательской инфраструктуры. Доля оборудования не старше 5 лет в большинстве ведущих университетов сегодня составляет 65–85 процентов. Конечно, этого недостаточно. И сегодня мы тоже с коллегами говорили, нужно развивать эту базу, причём развивать и в регионах Российской Федерации, там, где наука развита и где имеются перспективы её эффективного использования.

Новые перспективы появились у молодых исследователей. Речь о выполнении собственных долгосрочных проектов, о работе в лабораториях мирового уровня. Их возглавляют учёные, которые имеют опыт работы в ведущих научных центрах мира и определяют повестку мировой науки. Среди них немало наших выдающихся соотечественников.

При этом подчеркну: если мы хотим быть лидерами, углублять глобальную конкурентоспособность российской науки – нам, безусловно, надо идти дальше.

На каких направлениях считаю необходимым сосредоточить наши усилия и внимание?

Первое: следует продолжить развитие исследовательской инфраструктуры, о чём только что было сказано, в том числе установок класса «мегасайенс». Сейчас они уже действуют в Гатчине, Дубне, Троицке, Нижнем Новгороде и здесь, в Новосибирске, в Институте имени Г.И.Будкера.

Такая инфраструктура должна стать основой для реализации масштабных исследовательских программ, центром научного сотрудничества для всего евразийского пространства.

Продолжим работу и в рамках крупнейших международных проектов, таких как Большой адронный коллайдер в Швейцарии, экспериментальный термоядерный реактор ИТЭР во Франции, лазер на свободных электронах в Германии.

Напомню, Россия, как участник, имеет права на полученные в рамках таких проектов интеллектуальные результаты. И мы должны думать, как эффективно использовать их в интересах развития страны, экономики, социальной сферы.

Ещё раз вернусь к только что состоявшемуся разговору с коллегами из Сибирского отделения Академии наук. Это всё очень хорошо, что я перечислил. И мы, безусловно, приняли активное участие в подготовке этих центров. Мы сейчас там работаем и работаем успешно. Но нам нужно создавать такие собственные центры. Коллеги высказали предложение один из них сделать в Новосибирске, в Сибирском отделении. Я считаю, что это очень правильно. Обязательно над этим подумаем и реализуем этот проект.

Второе: особое внимание нужно и дальше уделять поддержке и продвижению талантливых молодых учёных. У всех, кто показывает успешные результаты, должны быть возможности строить в России исследовательскую карьеру, реализовывать крупные научные проекты, иметь долгосрочный горизонт планирования своей деятельности.

Главное, путь в науку для одарённых ребят должен начинаться уже со школьной скамьи. Вот почему мы приняли решение о создании на базе центра «Сириус» международного научно-технологического кластера. В его работе уже готовы принимать участие известные российские компании. И ни в коем случае нельзя забывать то, что уже сделано. Нельзя забывать наши известные и зарекомендовавшие себя ещё с советских времён центры и вновь создаваемые центры, такие как в последнее время созданы в Москве.

Третье: надо и дальше расширять взаимодействие с другими странами, повышать открытость нашей науки. Высокую эффективность показала программа мегагрантов. И надо предложить такие инструменты, которые позволят не только привлекать выдающихся учёных в качестве руководителей лабораторий, но и формировать в России мощные международные исследовательские коллективы.

Надо сказать, что сами мегагрантники, как мы их называем, сами исследователи, которые в рамках этих проектов приехали, предлагают нам такие проекты. Очень хорошие предложения, они фактически уже обеспечены финансированием, нужно только грамотно организовать эту работу.

Подчеркну, и известные учёные, и молодые исследователи должны видеть, что в России работать интересно. Здесь ставятся масштабные цели, отвечающие вызовам времени, и созданы для этого все условия, условия для того, чтобы добиться прорыва, решать задачи, которые стоят сегодня перед нашей страной.

Пожалуйста, слово Михаилу Валентиновичу Ковальчуку.

М.Ковальчук: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы сегодня обсуждаем вопрос обеспечения независимости и глобальной конкурентоспособности страны и конкурентоспособности российской науки как важнейшего фактора достижения этих целей.

Уровень развития науки в стране определяют три составляющие: идеи, кадры и исследовательская инфраструктура, о которой, Владимир Владимирович, сейчас Вы упомянули.

В современном мире базовым, якорным, компонентом обеспечения идентичности и устойчивости научной сферы является наличие высокоразвитой национальной инфраструктуры исследований и разработок. Эта составляющая в значительной мере определяет развитие двух других упомянутых компонентов – идеи и кадры.

Эта инфраструктура в сегодняшнем виде появилась в обеспечение атомного проекта. И, начиная с атомного проекта, развитие инфраструктуры науки характеризуется следующими двумя особенностями: возникая как чисто исследовательская, она превратилась в технологическую, став важнейшим технологическим инструментом современной индустрии.

На заре рождения атомного проекта сначала это была наработка изотопов, скажем, плутония или других элементов, это уже была технология, а сегодня, это поразительная вещь, но синхротронный центр, который есть здесь, в Новосибирске, и в Курчатовском институте, они становятся основой, скажем, для производства лекарств. Чтобы сделать лекарство, надо знать атомарную структуру. Сегодня 100 процентов структур расшифровываются на синхротронном излучении. Хотя полтора-два десятка лет очень много было скепсиса по этому поводу, но по факту сегодня так. То есть производство лекарств полностью определяется уровнем развития синхротронного излучения и понимания атомарной структуры.

И вторая вещь – это ядерная медицина, которая у всех на слуху. Ядерная медицина, её основа – это есть ускорители, изотопы, то есть всё то, что лежит в основе этой «мегасайенс».

И что крайне важно? Эта структура сначала была создана для обслуживания (она съедала две трети денег, сложная инфраструктура), но обслуживала 15 процентов научного сообщества – ядерная физика, элементарные частицы, ускорители. Сегодня произошла конверсия. Сегодня эти мегаустановки востребованы всем научным сообществом. Вот Владимир Владимирович говорил о физиках, химиках, биологах, науках о земле – всем нужна эта установка. Её создание – это и есть обслуживание всей научной сферы сегодняшнего дня.

И я хочу подчеркнуть, что российские и советские учёные внесли огромный вклад в развитие инфраструктуры мировой науки. Достаточно сказать, что крупнейший международный проект ИТЭР, который в 2006 году Вы запустили, подписав с Шираком в Париже это соглашение, Владимир Владимирович, базируется на идеях советских физиков. Там создаётся токамак, это советское слово, – тороидальная камера с магнитными катушками.

И, что очень важно, в Институте ядерной физики в Новосибирске ровно 55 лет назад был запущен первый в мире ускоритель на встречных пучках, явившийся прообразом адронного коллайдера. Сегодня все коллайдеры мира используют этот принцип, который был здесь реализован Будкером 55 лет назад. Способность разрабатывать, создавать и использовать такого рода установки стала одним из важнейших показателей научно-технологического развития страны. Любое государство, встающее на путь технологического развития, заводит у себя эту установку, чтобы продемонстрировать, что она её может иметь. А страны, которые разрабатывают и создают эти приборы, образуют элитный клуб, в котором Россия всегда занимала ведущее место.

Но человеческая цивилизация, достигнув сегодня, бесспорно, высочайшего уровня развития, заплатила за это высокую ресурсную, прежде всего энергетическую, цену, по сути, приведя мир на грань ресурсного кризиса.

История развития науки, прежде всего физики, показывает, что конечным результатом исследования свойств материи было открытие и использование всё более эффективных видов энергии: термодинамика, энергия пара, паровая машина, электродинамика, электроэнергия, электрогенератор, электродвигатель, физика атома, ядерная энергия, термоядерная энергия и так далее.

Что очень важно, в ходе этих процессов эффективность генерации от угля к атому выросла более чем в 3 миллиона раз. То есть из килограмма угля и килограмма урана мы извлекаем в 3 миллиона раз больше энергии. Но что очень важно: потребление росло быстрее, чем генерация, в результате цивилизация всё равно приближается к ресурсному кризису. Это означает, что повышения эффективности генерации недостаточно, нужны революционные изменения в технологиях использования, потребления энергии.

Я проиллюстрирую это утверждение примером. Очень простая вещь. У каждого в кармане есть смартфон. На обработку и распознавание одного простого речевого запроса, отправленного с персонального смартфона, затрачивается в среднем энергия достаточная, чтобы вскипятить литр воды. Вот мы, нажимая кнопку, должны об этом задуматься.

И вторая вещь, очень важная. Приведу пример, связанный с решением важнейшей задачи – формирования цифровой экономики. Мы, говоря о цифровой экономике как о важнейшем прорыве (что действительно так), должны понимать, что, по данным Международного энергетического агентства, в ближайшие годы доля потребления энергии сетевой инфокоммуникационной сферы (только сети, а конечные устройства – пользовательское сетевое оборудование, коммуникации, Wi-Fi) без производственной вычислительной информационной инфраструктуры превысит треть мирового производства электроэнергии.

Когда мы говорим с вами про цифровую экономику, мы должны понимать, что если мы не развиваем энергетику соответствующим образом, у нас не будет цифровой экономики. Это создаёт в ближайшей перспективе серьёзные энергоресурсные ограничения для формирования цифровой экономики. При этом природа не знает ресурсных кризисов и энергетического голода. Объяснение этого в чрезвычайно высокой энергоэффективности природных объектов.

Я повторю пример, который я уже очень много раз приводил. Человеческий мозг, фактически создавший уникальную цивилизацию на Земле, потребляет 30 ватт, а современный супер-ЭВМ – десятки мегаватт. При этом эффективность всех компьютеров мира далеко не достигает эффективности мозга среднестатистического человека.

Таким образом, для решения проблемы устойчивого энергообеспечения человечества необходим переход к технологиям, основанным на принципах функционирования живой природы – природоподобным технологиям. Именно такие технологии должны лечь в основу принципиально новой технологической базы экономики страны.

Владимир Владимирович, я позволю привести цитату из Вашего выступления на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединённых Наций, когда обсуждался Киотский протокол. Вы сказали, что мы поддерживаем Киотский протокол, но это лишь частичное решение цивилизационной проблемы. Речь должна идти о внедрении принципиально новых природоподобных технологий, которые не наносят урон окружающему миру, а существуют с ним в гармонии и позволят восстановить нарушенный человеком баланс между биосферой и техносферой. Это действительно вызов планетарного масштаба.

Я хотел бы сказать, что в настоящее время уже получен целый ряд технологически значимых результатов, как в области генерации энергии, так и в сфере её потребления. Например, разработаны технологии получения электрической энергии на основе метаболических процессов живых организмов. Это так называемые биотопливные элементы – БТЭ, которые могут применяться, в частности, для питания микросенсоров биологической природы и имплантируемых медицинских устройств.

И второе направление – это технологии потребления. Развиваются активно технологии аппаратной, я подчеркну, не программной, а аппаратной реализации искусственных нейроморфных сетей для вычислительных устройств, работающих на принципах человеческого мозга и, как следствие, потребляющих энергии существенно меньше. Следует отметить, что эти исследования и разработки во всех этих направлениях активно и системно ведутся во многих странах мира.

Я хотел бы сказать, что сегодня в области исследования процессов живой природы и создания природоподобных технологий мы находимся на мировом уровне. И это, так сказать, косвенно показывает взрывной рост публикаций, в первую очередь в области живых систем, отечественных учёных. Это действительно объективный показатель развития.

Теперь для достижения научно-технологического прорыва и закрепления наших лидирующих позиций в стратегической перспективе надо в ближайшие пять-семь лет совершить новый шаг в исследовании природных процессов, прежде всего процессов жизнедеятельности живой природы. И я бы хотел сказать, что для этого необходимо создать ряд качественно новых экспериментальных установок, позволяющих непосредственно напрямую исследовать не только структуру объектов живой природы, но и процессы их функционирования.

Я отвлекусь и буквально скажу два слова. Представьте себе, что мы делали до сегодняшнего дня. Мы берём объект, неважно, готовый материал, будь то минерал или же предмет живой природы. Дальше мы на синхротронном излучении, на рентгене, смотрим картину дифракции, изучаем расположение атомов, и затем мы, зная атомарную структуру и свойства, эмпирически подбираем технологический процесс, который позволит нам создать этот материал с заданными свойствами.

Но представьте себе, ведь эти атомы, которые мы сегодня фиксируем в конечных положениях, пришли туда либо когда-то давно в результате «большого взрыва», либо в результате конкретных химических реакций. И если мы могли бы подсмотреть у природы, как идут эти реакции, как двигаются атомы в процессе, то мы бы могли подсмотреть у природы, как она создаёт эти материалы, а значит, перевести наши технологические возможности на качественно новый уровень. В общем, движение – ключ к пониманию функций. И эти новые исследовательские установки, с одной стороны, позволят увидеть нам эту часть временным разрешением, что происходит в живой природе, а с другой стороны, я хочу сказать, что они сегодня являются метрологическими установками.

Вот смотрите, когда у нас была макромеханика, мы делали механические детали: мы сделали чертёж, изготовили детали, могли линейкой, микрометром, штангенциркулем проверить соответствие детали чертежу. Перешли к микроэлектронике – уже линейка не работает, мы могли оптически это делать. А сегодня, когда мы на атомарном уровне создаём нанотехнологические материалы, мы точно так же должны это контролировать. Это можно сделать только с помощью синхротронного излучения нейтронов.

Поэтому эти установки являются частью обеспечения технологической независимости. Потому что если даже вы купили технологию и делаете что-то, а потом я поменял в технологии что-то, а вам не сказал, если вы этого не видите, вы вылетаете с рынка. Поэтому даже небогатые страны, например такие, как Испания, независимо от европейских центров строят свои национальные фасилити.

И при создании в таких установках необходимо в полной мере использовать результаты, полученные в ходе участия России в качестве одного из ключевых партнёров в крупнейших международных проектах. В первую очередь это XFEL – лазер на свободных электронах в Германии, о котором, Владимир Владимирович, Вы говорили, Европейский центр синхротронного излучения, ИТЭР и так далее.

В результате реализации этих проектов Россия (такого не было никогда) стала полноправным совладельцем уникальных знаний, самых передовых технологий, технической и проектной документации. Фактически мы с лучшим набором учёных мира создали эти лучшие в мире приборы (XFEL, ESRF), и сегодня мы являемся совладельцами, участниками создания этой лучшей в мире интеллектуальной собственности. И фактически всё это может стать сегодня вкладом в создание новой национальной исследовательской технологической структуры.

За последние годы после принятия важнейших государственных решений была начата проработка ряда крупнейших международных инфраструктурных проектов на территории страны. Вы упомянули несколько центров. Я просто хочу сказать, что таких проектов шесть. Два проекта – НИКА в Дубне и реактор ПИК в Гатчине – идут полным ходом. НИКА близка к завершению. А есть ещё четыре проекта. Один – это ИГНИТОР, это новый токамак, российско-итальянский проект, по которому, Владимир Владимирович, во время Вашего визита в Италию было подписано это соглашение. Он двигается полным ходом. Теперь четвёртое поколение синхротронного источника. И два проекта. Один – это мощные лазеры, бывший институт Александра Михайловича, институт Панченко, – это одна вещь. И создание новых ускорительных установок на базе Новосибирска, о чём Вы сейчас сказали.

Я хотел бы сказать, что очень важны два прибора, которые обеспечивают решение указанной задачи. Это Международный центр нейтронных исследований на базе реактора ПИК и специализированный источник синхротронного излучения четвёртого поколения – ИССИ-4 в Протвино.

Первый находится в завершающей стадии. По своим параметрам реактор ПИК превосходит все действующие исследовательские реакторы. ИССИ-4 – это четвёртое поколение синхротрона, это принципиально новый исследовательско-технологический инструмент. Вот создание этой установки будет осуществляться в широкой международной кооперации. С одной стороны, это интеллектуальная собственность, которая принадлежит нам, она сейчас адаптируется к нашим возможностям.

И вторая важная вещь. В Протвино находится Институт физики высоких энергий имени Логунова. Там есть самый мощный в стране и третий в мире ускоритель протонов, и там был построен наш коллайдер. Там существует 20-километровый тоннель, подведена энергия, прямой кабель от Смоленской атомной станции. То есть там есть уникальная инфраструктура, где строился наш ЦЕРН, который был заморожен в 90-х годах. Поэтому, возможно, мы сейчас рассматриваем ситуацию, как можно использовать эту инфраструктуру, и вместе с готовой документацией от XFEL и ESRF мы можем в короткий срок, пять – семь лет, построить вот эту уникальную, лучшую в мире установку вместе с нашими коллегами.

Мы подписали накануне, два дня назад, документ вместе с руководством XFEL и ESRF, в котором полностью сформулировали наш совместный интерес к созданию такой установки и в полной кооперации на эту тему.

Создаваемая уникальная научно-исследовательская инфраструктура призвана стать центром концентрации и наращивания интеллектуального потенциала нации. На базе создаваемой исследовательско-технологической инфраструктуры могут быть и должны быть сформированы международные и научно-образовательные мегакластеры. Они стали бы центрами притяжения для талантливой молодёжи из России, стран ближнего и дальнего зарубежья, российских и иностранных учёных и специалистов. Это приведёт к ещё большему увеличению количества обучающихся в России иностранных студентов и аспирантов. Фактически были бы созданы условия для притока знаний и технологий с глобальных рынков. В деятельность по созданию и использованию указанных комплексов должны быть широко вовлечены федеральные и национальные исследовательские университеты, институты Российской академии наук, другие научные и научно-производственные структуры.

Необходимо было бы также выработать комплекс мер, которые бы обеспечили решение этих задач и включали, в частности, создание и развитие национальной системы междисциплинарного образования, о котором Вы говорили в самом начале, и укрепление уже существующих механизмов привлечения зарубежных и отечественных учёных и специалистов. И в этом смысле создаваемая уникальная исследовательско-технологическая инфраструктура даст возможность подсмотреть, как, в ходе каких процессов природа создаёт свои материалы и объекты, и в конечном итоге позволит перевести наши технологии на принципиально новый уровень и обеспечит лидирующие позиции страны.

Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо большое.

Михаил Валентинович, Вы сказали, что у всех смартфоны есть, а у меня нет смартфона. И у Вас нет. Видите? А ведь у всех есть.

И по поводу кипячения воды. Если она чистая, её кипятить не надо. Но нам, наверное, Ольга Анатольевна расскажет об этом.

Александр Михайлович, пожалуйста.

А.Сергеев: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги, позвольте мне поделиться некоторыми мыслями относительно вопросов повышения глобальной конкурентоспособности нашей науки в условиях интернационализации научной деятельности.

Вообще мы с вами понимаем, что научная деятельность, конечно, всё больше и больше интернационализируется, и есть много причин, почему так происходит. Конечно, имеет место синергия мозгов, когда складываются усилия учёных разных стран. Иногда просто нужно, действительно, привлечь средства и финансовые ресурсы разных стран, для того чтобы построить какую-то машину, которую каждая страна в одиночку не может себе позволить.

Наконец, есть вопрос, связанный с тем, что есть глобальные вызовы, а отвечать на глобальные вызовы, естественно, можно с помощью ответов, которые являются универсальными. Здесь объединение усилий, конечно, тоже очень важно. Поэтому, действительно, интернационализация имеет место, и мы при этом должны отдавать себе отчёт в том, что, участвуя в этой интернационализации, мы должны позаботиться о том, чтобы в этом процессе суммарный поток интеллекта был всё-таки в нашу сторону. К сожалению, ситуация, которая у меня сейчас сложилась, не такая. В общем-то, если оперировать с неким суммарным интеллектом нации, он всё-таки у нас в среднем у страны утекает. Поэтому нам обязательно нужны работающие инструменты, для того чтобы этот поток развернуть к нам.

Какие это могут быть инструменты? Конечно, безусловно, нужно поддержать прекрасную программу, которую Андрей Александрович в своё время начал, – программа создания новых лабораторий под руководством ведущих учёных. Она прекрасно работает, её надо расширять, и это правильно.

Но, с другой стороны, конечно, мы не угонимся ни за Соединёнными Штатами, ни Китаем в плане привлечения учёных. У них действительно больше средств, поэтому этот инструмент явно недостаточен.

Второй очень важный инструмент, Михаил Валентинович о нём сегодня говорил, что учёные едут не потому, что им просто платят в какой-то стране больше, а едут за интерес. Вот им интересно работать на установке, которая уникальна в мире. Конечно, учёный приедет сам. И чем больше таких установок класса «мегасайенс» мы создаём, тем больше мы обеспечим приток интеллекта к нам и можем таким образом пытаться развернуть тот вектор, который пока у нас идёт наружу.

Наверное, дело не только в установках такого мегакласса. Понимаете, мне кажется, что мы и на существующих экспериментальных установках, интересных, уникальных, могли бы то же самое осуществлять, просто если мы правильно выстроим структуру этого проекта так, чтобы там могли эффективно участвовать зарубежные учёные.

Мне кажется, что у нас в стране надо принять закон о создании международных научных организаций. Ведь зарубежные страны привыкли работать таким образом. Если они готовы внести какие-то средства, им нужно чёткое определение, что они получат место в управлении этим проектом, что они получат право формировать программу, получат определённые часы для своих учёных для работы на этих установках.

У нас сейчас, к сожалению, в стране только одна организация – это Институт ядерных исследований в Дубне, работает как международная научная организация «под зонтиком» российского законодательства. Если бы у нас была возможность организовывать по российскому законодательству такие международные научные организации, я думаю, что мы получили бы и приток интереса, и приток капитала сюда, и вместе с этим последовали бы учёные. Это, мне кажется, важный момент.

Следующий инструмент может быть таким, ведь учёные, конечно, едут не только на установки «мегасайенс», не только в те места, где есть передовая исследовательская инфраструктура, они едут вообще туда, где интересно, где есть интересные новые проекты. И мне кажется, что некоторым нашим проектам, безусловно, интересным, можно было бы придать статус международных.

Сегодня, поскольку много говорилось о Новосибирске, нашем сибирском отделении, я, извините меня, наоборот, приведу пару примеров из других регионов страны. Мне кажется, что очень интересным было бы сделать международным проект археологии Крыма. Крым, действительно, не меньше, чем Израиль и Палестина, является археологическим сокровищем. Это место пересечения путей, место пересечения цивилизаций. И сейчас, как показывают раскопки при строительстве автомобильной трассы, мы стали обладателями огромных богатств, которые извлекаются и извлекаются. Вообще говоря, анализ артефактов, которые найдены, систематизация, датирование может быть делом международным. И есть очень большой интерес со стороны учёных из других стран, чтобы приехать. Это нам было бы ещё очень важно, потому что учёные проще преодолевают политические барьеры. Есть такое понимание в физике, как «туннелирование под барьером». Учёные, если им интересно, они приедут, а мы тем самым могли бы постепенно включать через научный проект вот такую международную систему разделения научного труда.

Другой такой проект мог бы быть с нашего противоположного региона – с Дальнего Востока. Понимаете, коллеги, мы много говорим об освоении Луны, далёких планет и так далее. Вы знаете, у нас на нашей планете есть огромное количество всего неизведанного и неосвоенного. Это глубины морского океана. Ведь если взять объём обитания, жизни в морских глубинах, он приблизительно на два порядка больше, чем объём среды обитания над сушей. А глубоководные исследования, конечно, очень сложны. Они требуют современного инструментария. И в этом смысле международный проект по освоению глубоководных ресурсов наших дальневосточных морей выглядел бы очень интересно. Понимаете, этот регион сам по себе сейчас регион, в который перемещается центр геополитической активности. И у нас есть база, чтобы такой наукой там заниматься. У нас есть и академический флот. У нас есть замечательные институты, которые делают глубоководных роботов. У нас во Владивостоке есть прекрасный океанариум, есть биобанк. И поэтому в принципе ситуация там подготовлена. Мне кажется, что просто можно было бы путём небольшого вливания средств и организационной перестройки, действительно, сделать этот проект центром внимания для многих-многих учёных. С помощью этого мы бы опять получили поток интеллекта в нашу страну.

Есть ещё один такой инструмент, такая интересная, новая совсем, может быть, для нас, прежде всего для страны, форма сотрудничества, как организация работ научных групп на принципах «мозгового штурма». Наверное, мои коллеги-учёные знают, что очень активно в разные страны приглашаются крупные учёные, на три-четыре недели им обеспечиваются хорошие условия работы. И эти ведущие специалисты в мире устраивают такую длительную рабочую группу, в которой обсуждаются современные направления, анализируются результаты современных экспериментов, определяется тактика движения вперёд. Попадание в такую рабочую группу гарантирует то, что вы останетесь в топе, на самом верху в соответствующей дисциплине и по определению стратегии, и по участию в различных международных комитетах.

Вы знаете, всё это связано с тем, что нам, наверное, правильнее надо выстроить вот такую научную мобильность в нашу сторону. Средства для этого должны быть не очень большие, но нужно, в конце концов, установить программу такой научной академической мобильности, которая у нас закончилась в 2013 году. У Академии наук нет такой статьи расходов, в 253-м Федеральном законе и в основных задачах Академии наук нет международной деятельности. Это обязательно нужно восстанавливать. Мы готовы взяться здесь, действительно, за эту работу.

Я Владимиру Владимировичу рассказывал некоторое время назад о том, что мы хотим сейчас актуализировать задачи Российской академии наук, внести коррективы в 253-й Федеральный закон. И в направлении международного научно-технического сотрудничества это сделать нужно совершенно обязательно.

Ещё два коротких замечания. Конечно, когда мы говорим об этих инструментах, о принципах научной дипломатии, внутренний фронт, о котором я говорил, очень важен. Но, конечно, есть и внешние фронты. Этих фронтов много разных. Есть развитые наукоориентированные страны, есть страны СНГ и ближнего зарубежья.

Вы знаете, у нас есть совершенно неработающий инструмент. В Российской академии наук около 500 иностранных членов – это выдающиеся учёные со всего мира, и в основном как раз в мощных, развитых странах. Они замечательно относятся к нашей стране, они очень расположены к нашей науке, но мы обязательно должны систематизировать работу с ними. Нам крайне необходимо организовать сеть представительств Российской академии наук в ведущих зарубежных странах. И действительно, мы тогда не только улучшим двустороннее сотрудничество, мы получим целый контингент мощных, влиятельных в своих странах людей, которые будут пропагандировать научные связи с нами. И я очень хотел бы попросить и Министерство иностранных дел, чтобы они поддержали эту идею.

Последнее. Вы знаете, очень важным фронтом в нашей научной дипломатии является ближнее зарубежье. К сожалению, мы в последние годы теряем там влияние. Нужно обязательно посмотреть на ситуацию, посмотреть на различные страны.

Я привёл бы сейчас такой пример. К нам, действительно, в последний год тянутся наши коллеги из Узбекистана. Считаю, что мы можем существенно увеличить там своё влияние за счёт усиления нашей работы в научно-образовательной сфере. Коллеги, понимаете, многие из этих стран ещё не забыли русский язык. Нам обязательно нужно вести себя таким образом, чтобы привлекать к нам, и в наши аспирантуры, в наши докторантуры, учёных оттуда. Нам нужно сделать так, чтобы наши ведущие учёные ехали туда, читали там лекции на русском языке. Понимаете, русский язык – великое дело. Его влияние нужно оставлять в этих республиках.

И конечно, хорошо было бы какие-то совместные крупные международные проекты вести. Тоже приведу пример. Вы знаете, давно ждёт завершения строительство радиоастрономического комплекса в Узбекистане – это «Суффа». И есть поручение двух президентов о том, чтобы мы действительно достроили и там организовали серьёзный научный международный проект. Нам обязательно нужно как можно скорее это сделать. И в этих условиях мы, действительно, сохраним своё влияние и не потерям наше ближнее зарубежье.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое, Александр Михайлович.

Пожалуйста, Ольга Анатольевна.

О.Донцова: Большое спасибо.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Дорогие коллеги!

Хочу поблагодарить Владимира Владимировича за то, что науки о жизни и геномные исследования названы как важные направления.

И хочу привлечь Ваше внимание к так называемой прорывной технологии, которая возникла недавно и реально меняет наше представление о том, что можно сделать с геномом, – это недавно появившаяся технология геномного редактирования.

Это так называемая технология, которая позволяет точечно, в одном конкретном, заранее выбранном месте, изменить геном. Это действительно природоподобная технология, потому что в её основу легла система, с помощью которой бактерия защищается от действия бактериофага. Учёные изменили её таким образом, что свели это фактически к двум молекулам. То есть одна молекула, соответственно, является наводчиком и направляет всю эту систему в одно конкретное место на геноме. Вторая молекула является молекулярными ножницами, которые разрезают ДНК, внося в неё разрыв. Дальше клетка сама восстанавливает этот разрыв. И в процессе этого восстановления происходит небольшое изменение генетического материала в месте разрыва. То есть это не искусственная система.

Разрывы в клетке возникают и спонтанно. В частности, например, когда мы выходим на улицу и дышим свежим асфальтом, то в наши лёгкие проникает бензопилен, который модифицирует нашу ДНК, и в ней возникают разрывы. Когда мы загораем на солнце, возникает действие ультрафиолета и тоже возникают разрывы. Когда наша ДНК просто работает в клетке, в ней тоже могут возникать разрывы. То есть это вполне природные явления, которые возникают в ДНК и которые залечиваются природными же способами. То есть это технологии именно геномного редактирования, а не создания генно-модифицированных продуктов, когда в геном вносятся чужеродные гены, которые неким хаотическим образом в нём располагаются и могут изменять всю картину функционирования генома.

Понятно, что такой инструмент, когда попадает в руки учёных, открывает совершенно невероятные перспективы как в области фундаментальной науки, так и в практической области. Трудно даже вообразить себе, чего можно достичь такой направленной эволюцией, если применить её к сельскому хозяйству. Зная механизм функционирования, например, растений, мы можем уже направленно выводить сорта, которые нам нужны: устойчивые к засухе, к морозам, содержащие или не содержащие нужные вещества.

Например, все любят картофель, однако картофель содержит большое количество крахмала. А в России, особенно в городах, и в мире тоже возникает проблема избыточного питания, ожирения, диабета. С помощью таких подходов легко уменьшить, а то и вообще сделать картофель, который будет практически не содержать крахмал. И так далее.

Если мы перейдём к животноводству, то можем делать либо более мясные, либо более молочные, более шерстяные, менее шерстяные, курицу с перьями, без перьев – то, что угодно.

Например, большая проблема в настоящее время – это то, что много детей рождается с непереносимостью коровьего молока. Применяя такие технологии, легко исправить этот недостаток и сделать такую корову, которая будет давать молоко, которое детьми будет усваиваться легко.

Трудно переоценить значение таких технологий и для медицины, потому что многие дефекты могут быть исправлены с помощью таких технологий. Например, существует много заболеваний, которые связаны с генетическим дефектом. Понятно, что мы не можем исправить это на уровне эмбриона. Например, есть такая болезнь, которая называется дистрофия Дюшенна, когда мышцы практически теряют свою возможность функционировать и такой человек не может жить долго. Соответственно, мы можем взять клетки от такого человека и использовать персонализированный подход: исправить конкретный геном этой клетки, вырастить нужные клетки и вернуть обратно этому больному человеку. И тогда наряду с больными клетками он получит часть здоровых, и это позволит ему получить нормальные мышцы и развиваться дальше. Таких болезней, так называемых орфанных генетических заболеваний, довольно много. И это открытие открывает совершенно уникальные возможности.

Можно многое перечислять для более характерных заболеваний. Но я не могу не отметить и то, что подобные технологии открывают совершенно уникальные возможности для дальнейшего развития науки. Все мы знаем про гены, которые функционируют в нашем организме, но таких генов очень много, и мы только о небольшой части знаем достоверно, что они делают и как они взаимодействуют друг с другом. Однако многие тысячи генов ещё остаются непонятыми и неисследованными. Возможность точечно изменять тот или иной ген позволит нам понять взаимосвязь между разными процессами в организме и подойти к пониманию как ранней диагностики, так и потенциала лечения таких болезней, например, многофакторных, как рассеянный склероз, который сейчас считается неизлечимым.

Или, например, никто не хочет стареть, но никто не понимает, что такое старость. Соответственно, изучение таких вопросов позволит нам решить многие вопросы, которые сейчас кажутся не решаемыми. И в мире просто бум исследований в этом направлении.

Нельзя не сказать, что в Российской Федерации эти исследования тоже проводятся. Хочу привести пример Московского университета, в котором, благодаря программе его развития, Виктор Антонович Садовничий поддержал создание лаборатории по геномному редактированию. И в настоящее время в этой лаборатории создано уже 17 линий таких мышей, в которых геном был определённым образом отредактирован, и ведутся исследования по их изучению в настоящее время.

Большое значение, большой вклад, опять же не могу не отметить, Сколковского института науки и технологии, который не только ведёт работы по применению этой технологии, но и по её совершенствованию и разработке. Конечно, нельзя не упомянуть институты Академии наук, как в Москве, Санкт-Петербурге, так и здесь, в Новосибирске, которые в основном используют технологии на клеточном уровне. Ещё хочу опять же отметить Курчатовский институт, в котором, я не знаю, знаете Вы или нет, создаётся уникальный программный продукт, который позволяет, собственно, эти наводчики определять правильно. Вы же должны попасть туда, куда надо, а геном большой. Это на самом деле очень большая проблема.

Не могу не упомянуть опять же, что до настоящего времени в основном эти исследования развиваются при поддержке научных фондов. Однако проблема глобальная. Это не только наука, но и потенциальные технологии. И понятно, что только при поддержке фондов и отдельных институтов и университетов её решить нельзя. И поэтому мне кажется, что это такая прорывная технология, прорывное открытие, которое не может Российская Федерация упустить. Для того чтобы занять лидирующие позиции в мире, мне кажется, что это должна быть некая государственная программа финансирования этого направления науки. Здесь нужна и подготовка кадров, и возможность для возращения кадров из-за границы, и, соответственно, создание инфраструктуры, причём не только той, которая всё время покупается за границей. Наконец, мы должны уже подойти к созданию собственной приборной базы.

И ещё одна животрепещущая проблема, которая была уже упомянута нашим сегодняшним лауреатом, господином Никитиным, – это, соответственно, поставка реактивов. Мы проигрываем конкурентную борьбу в конкурентоспособных областях, потому что, если я, например, работаю за пределами нашей Родины, нужный мне реактив приносят завтра, в крайнем случае, послезавтра. В нашей стране я должна ждать минимум три месяца и заплатить от 1,5 до 3 раз больше за этот реактив, чем за пределами нашей страны. Это сильно тормозит развитие экспериментальных областей науки и опять же сильно снижает привлекательность для молодёжи и для того мирового сообщества, о чём мы говорим. Мне кажется, это тот критический вопрос, который надо решать просто в первую очередь на государственном уровне.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Я думаю, что Вы правы. Такая программа востребована. Подумаем и сформулируем её вместе с Вами.

О.Донцова: Спасибо.

В.Путин: Я уже не говорю про сопровождающие вещи, реактивы и так далее, но программа в целом, конечно, сегодня нужна.

О.Донцова: Владимир Владимирович, но про реактивы – это серьёзная проблема. Это та проблема, которая, в частности, вынуждает молодых людей предпочитать работать за границей, а не у нас.

В.Путин: Я понимаю. В рамках программы мы порешаем и проблему реактивов. Хорошо? Но в целом надо подумать над такой программой, я согласен.

Главное, чтобы мыши не превращались в крыс в этой лаборатории, а превращались в корову, которая даёт правильное молоко.

О.Донцова: Но начать-то надо всё равно с мышей, а уже потом коровы.

В.Путин: Да, я согласен. И реактивы нужны при этом правильные. Согласен. И своевременно. Спасибо большое.

Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы высказаться?

Прошу, Александр Александрович.

А.Дынкин: Спасибо, Владимир Владимирович.

Я хотел бы два слова сказать в развитие мысли Александра Михайловича о туннельном эффекте. Я считаю, что, действительно, люди науки, люди научного мировоззрения больше устойчивы к пропаганде, к идеологиям. Поэтому когда дипломаты, военные перестают понимать друг друга, я думаю, что люди научного мировоззрения остаются последним каналом межгосударственных отношений.

В этой связи я хочу сказать, что российские учёные-международники сегодня активно участвуют в поиске выходов из текущих кризисов – будь то Сирия, будь то Донбасс, будь то ситуация на Корейском полуострове. Я вам могу сказать, что такой известный востоковед, академик Виталий Наумкин, практически два года живёт в треугольнике Москва – Дамаск – Женева, являясь помощником де Мистуры, и там активно работает.

Хочу сказать, что такой новой формой конкурентности в наших дисциплинах стало проведение крупных международных конференций. Особенно растёт сегодня конкуренция со стороны Китая и Индии. Мы это ощущаем при подготовке «Примаковских чтений». Я Вам могу сегодня доложить, что по глобальному рейтингу «Примаковские чтения» не только вошли в мировой топ-10, но заняли седьмое место. На первом месте конференция «Шангри-Ла», которая проводится по азиатским сюжетам в Сингапуре, Мюнхенская конференция по безопасности на четвёртом месте, а мы – на седьмом. Неплохо, я считаю.

Конечно, Ваше внимание, Ваше участие в этой конференции сыграло большую роль. И хочу сказать, что нам очень активно помогает председатель оргкомитета Юрий Викторович Ушаков, присутствующий здесь Андрей Александрович тоже нам помогает и, конечно, Сергей Викторович Лавров. И это та форма, которую, на мой взгляд, нужно поддерживать и развивать.

Ещё о глобальной конкурентоспособности скажу, что мой институт, ИМЭМО, несмотря, в общем, на часто предвзятое к нам отношение, к нашим проектам, к нашим публикациям, увеличил свою позицию в мировом рейтинге на три хода вверх и занял 28-е место. И я хочу отметить, что учёные МГИМО также очень прилично продвинулись в этом рейтинге.

Если говорить о том, что нам нужно сегодня для активного повышения нашей конкурентоспособности, то если бы мы могли предусмотреть некие резервы или в РНФ, или в РФФИ для перевода наших трудов на английский язык и наших журналов, это бы резко повысило нашу и цитируемость, и конкурентоспособность.

И второе – я думаю (Сергей Алексеевич здесь сидит), что во многих странах есть должность научного советника при Министре иностранных дел. Может быть, нам об этом подумать для координации этой работы?

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Виктор Антонович, пожалуйста.

В.Садовничий: Спасибо, Владимир Владимирович.

Вы сказали о важности подготовки кадров, то есть заботе о будущем. Я хотел в большей степени как президент Союза ректоров рассказать об университетской корпорации и её вкладе в научно-техническое международное сотрудничество.

Прежде всего – это площадка форумов. Мы с 2000 года провели 50 форумов, когда десятки, а то и сотни ректоров других стран приезжают к нам или мы ездим и изучаем системы образования, мониторим то, что происходит в ведущих университетах мира. Только с 2014 года в этих форумах приняло участие 2 тысячи ректоров зарубежных стран, только за три года. На ряде таких подписаний, Владимир Владимирович, Вы были в качестве руководителя страны: в Японии, в Китае. Эти форумы являются очень важной частью вот такого научно-технического сотрудничества.

Через несколько дней, Владимир Владимирович, мы едем в Ливан, Бейрут, для проведения форума ректоров Лиги арабских стран и ректоров России. В этой поездке через несколько дней примет участие около 40 ректоров России и 60 ректоров арабских стран. Я перечислю страны, которые примут участие в конференции Лиги арабских стран 18-го числа, – это Иордания, Ливан, Сирия, Ирак, Эмираты, Египет, Алжир, Сомали, Оман, Йемен, Кувейт, Палестина и другие. Учитывая, что они сами обратились об организации этой встречи, и учитывая, что ректоры всех этих ведущих университетов из арабских стран – учёные, известные люди в своём обществе, думаю, это будет очень крупным событием буквально через несколько дней. Ольга Юрьевна примет участие в этом форуме, там будет и открытие школы.

Я хочу подчеркнуть мысль, что общение на уровне ректоров, а оно очень интенсивное, на мой взгляд, привело к тому, что у нас резко возрос в России поток иностранных студентов, в три раза по общей статистике. Я про Московский университет скажу, что когда-то я мечтал, чтобы 10 процентов иностранцев было от общего количества студентов. Сегодня их 25 процентов: 9,5 тысячи иностранных граждан учатся в Московском университете.

Важно это? Безусловно, важно. Потому что это будущие учёные, которые будут работать в наших совместных проектах, на наших установках, и главное – эти контакты позволяют хорошо мониторить, что происходит нового в образовании. Если мы не отстанем в образовании, значит, мы будем опережать в науке.

Ещё об одном проекте я хотел сказать. Он относится к научно-техническому сотрудничеству, о нём сегодня говорилось. Это бывшие страны Советского Союза, СНГ и наше ближнее зарубежье. По просьбе президентов этих стран, шесть стран, Владимир Владимирович, мы открыли филиалы в этих странах. Это были только личные просьбы президентов, и после чего издавался указ об открытии филиалов. Сейчас в этих филиалах учатся 3 тысячи студентов, которые получат дипломы Московского университета. Считаем это очень важным. Об этом мало говорится, но это будущая элита этих стран. Во многом они и приезжают к нам, но и даже если они остаются там, в основном на работе в тех странах, они имеют диплом МГУ, они учились у наших профессоров.

Последнее решение нам удалось провести: создать такой филиал в стране уже западной – Словении, где руководству страны пришлось советоваться с Брюсселем, с тем чтобы мы могли открыть там филиал. Этот филиал открыт, начались занятия, с сентября – полноценные занятия. Это ещё один успех, я считаю, нашей международной политики по сотрудничеству.

О китайском совместном университете я говорил, там полным ходом идут занятия. И, главное, китайская сторона очень сильно оснащает совместный университет новейшим оборудованием. То есть они в этой особой зоне Китая рассчитывают на рывок в научно-технологическом развитии, учитывая научный потенциал Московского университета. Но мы тоже учимся. Там наши биологи, математики, информатики, которые на этом оборудовании. И тоже, считаю, это очень и очень полезно.

И ещё об одном проекте, реализованном здесь по Вашему указанию и согласию. Это рейтинг. Владимир Владимирович, рейтинги имели определённую цель. Они, безусловно, оценивали системы образования исходя из каких-то собственных взглядов, эти ведущие рейтинги, к которым мы привыкли. Мы в принципе не были согласны полностью с тем, что они абсолютная истина, и предложили новый рейтинг, который смотрит на университет как, конечно, на центр образования, центр науки, но и центр, который связан с обществом. Он является скрепой общества. Для региона иногда – важнейшее учреждение. И вообще, университеты – это будущее страны и региона. Нельзя оценивать университет только по публикациям.

Поэтому предложили рейтинг, где три миссии: наука, образование и университеты и общество. Это вызвало споры. Вместе с тем приняли участие сотни зарубежных университетов в этом рейтинге. Мы подвели итоги. Он опубликован. Идёт дискуссия. И мы показали, что наша система образования считается одной из лучших. Вместо одного университета, который входил в топ тех рейтингов, сейчас вошло 13 университетов России в топ нашего рейтинга. И пусть мы не первые, мы не ставили эту задачу, есть американские университеты. Но как страна мы, в общем, вторые. И сильно показали, что наша система, безусловно, сильна. Я думаю, что мы продолжим, уже идёт новый рейтинг, мы будем наращивать свои возможности. Это тоже наш авторитет.

Владимир Владимирович, говоря об этом, я завершу тем, что эта корпорация университетского сотрудничества не требует больших внешних затрат, это работа на будущее. Но она необычайно важна, потому что опыт говорит, что именно те, с кем мы сегодня общаемся как со студентами, в будущем становятся теми людьми, которые будут определять отношения между нашими государствами. И в том числе будут определять развитие науки в совместных наших проектах.

Я считал нужным от имени Союза ректоров об этом сказать.

Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо большое.

Владимир Евгеньевич, пожалуйста.

В.Фортов: Спасибо. Я очень коротко хочу коснуться некоторых эффектов, которые могут помешать нам двигаться с нужной скоростью в том направлении, в котором, Вы сегодня указали, надо двигаться, и сказать о том, что мы будем конкурентоспособны, динамичны, будем интересны для наших коллег тогда, когда у нас условия работы здесь будут привлекательны. Это очевидная вещь.

Тем не менее, к сожалению, в последнее время особенно, у нас наука становится всё более и более бюрократизированной. Всё больше и больше нужно писать бумаг, отчётов и разных других бюрократических документов, которые, в общем, мало помогают делу и фактически тормозят наше движение в этом направлении.

На Западе делается по-другому. Передо мной сейчас листочек масштаба А4. Это бланк, который должен записать человек, который номинирует своего коллегу на Нобелевскую премию. Каждый год рассылается нескольким десяткам учёных-физиков, по крайней мере, я это могу сказать. И для того, чтобы выдвинуть человека на такую престижную премию, вы должны заполнить на самом деле полстранички. Это можно сделать от руки. У меня ушло на заполнение этого бланка 15 минут. Этого хватает для того, чтобы принять решение о том, что человек имеет нужный уровень.

У нас тоже в своё время была такая вещь, когда бюрократия и дело были максимальным образом разнесены. Вот передо мной, тоже на полстранички А4, схема, написанная от руки Андреем Дмитриевичем Сахаровым – на создание водородной бомбы.

Я хочу эти две бумаги передать Вам, Владимир Владимирович, чтобы у нас было представление о том, какая у нас сегодня сложная система. Она неповоротлива, она неконкурентоспособна, безусловно.

Я предлагал бы построить программу дополнительно к тому, что мы сейчас обсуждаем, программу радикальной дебюрократизации науки. Мы должны принимать только те решения, которые полезны учёным, которые ведут к цели. Других вещей принимать, по-моему, не надо, это только отталкивает людей. Это первое, что я хочу сказать.

Второе – это вот что. Сегодня в мире построено очень много дорогих установок. Часть из них была сегодня здесь названа, но большая часть ещё и не названа. И фактически на каждую из этих установок, Александр Михайлович хорошо их знает, по лазеру, например, существует своя программа фундаментальных исследований. Эта программа предполагает обязательное международное участие. Каждый год существует «борд», который выбирает на конкурсной основе программы. И очень часто наши учёные выигрывают компетенцию в этих «бордах».

Но дальше начинается хождение по мукам. Надо оплатить дорогу, надо оплатить гостиницу, надо оплатить транспортировку приборов. Мы провели очень непростую оценку, я не буду вас утомлять сейчас. Работа по НИФу, например, это National Ignition Facility в Ливерморе, там каждый опыт стоит от 2 до 3 миллиардов долларов. Просто нажать кнопку и стрельнуть. Это даётся бесплатно. Но бесплатно вы не можете получить то, о чём я сказал, «аккомодейшн» и вот эти все вещи.

Такой коэффициент, чисто денежный. Цена работы, машинного времени, на НИФе если взять, нужно заплатить, чтобы участвовать в этом проекте, в 0,3 процента меньше, чем стоит эта экспериментальная установка, не установка, а опыты на этой экспериментальной установке. Это очень выгодно. И это открывает нам совершенно уникальные возможности доступа к установкам самого широкого класса. Это и энергетические установки, это установки и математические, суперкомпьютеры и так далее.

Я предложил бы эти два блока отдельно нам вписать в ту программу, которая будет создана.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Так, пожалуйста, коллеги, ещё.

Юрий Владимирович, прошу.

Ю.Плугатарь: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые члены Совета!

В 2014 году в родную гавань вернулись вместе с Крымом также и академические институты, некоторые из которых начали свою деятельность ещё во времена Российской империи, играли важную роль в СССР и уже сейчас вносят существенный вклад в развитие отечественной науки.

То, что происходит у нас сейчас в наших институтах, можно назвать одним словом – это настоящий прорыв, и всё это происходит как раз потому, что при поддержке Российского научного фонда, Федерального агентства научных организаций, Российской академии наук, наших собственных сил создаются новые лаборатории, новые комплексы и закупается оборудование. Цель всего этого – выйти на самый высокий мировой уровень.

Самое главное, что удалось за это время, – восстановить и укрепить тесные связи между нашими учёными и учёными других институтов Российской Федерации вместе с университетами. В результате этой работы появляются совместно обучающие кафедры, центры коллективного пользования.

Успешно работает совместная программа «Артека», Московского государственного университета и Никитского ботанического сада, где дети под открытым небом, в лабораториях получают новые знания и делают первые шаги в науке.

Вопреки санкциям, принятым рядом зарубежных стран, за эти три года крымскими научными организациями были достигнуты определённые успехи в международной деятельности.

Мы принимаем участие более чем в 200 научных конференциях в разных странах мирах и везде пишем, например: «Ялта, Крым, Россия». На проводимые конференции у нас в Крыму с удовольствием едут международные коллеги из различных стран мира, в том числе из Европейского союза, в том числе и руководители различных научных сообществ, в том числе и нобелевские лауреаты. Таким образом, гордо развевающийся российский триколор на корабле крымской науки хорошо виден как на Востоке, так и на Западе.

То, о чём сегодня говорилось, о новых программах. Хочу доложить, что шесть институтов, подведомственных Федеральному агентству Российской академии наук, уже разрабатывают программу при поддержке зарубежных учёных, наших соотечественников, программу по глобальному биоразнообразию. Это программа формирования, изучения глобального геномного картирования и геномной инвентаризации растительности. Речь идёт об исследованиях на уровне единичных клеток.

В результате этих исследований можно получить периодическую систему клеточных типов, прогностические возможности которой сопоставимы разве что с таблицей химических элементов Менделеева. Это действительно настоящий прорыв. Если начать реализацию этой программы немедленно, мы можем занять лидирующие позиции в мире.

Научные учреждения Крыма и Севастополя за это короткое время полностью интегрировались в научную деятельность Российской Федерации, объединяя свои усилия для создания трёх современных федеральных исследовательских центров. В этой связи дополнительная поддержка на региональном уровне ускорила бы этот процесс.

Кроме того, именно федеральные научные центры, на наш взгляд, могут решать не только фундаментальные задачи, но и способствовать решению региональных вопросов. Предложения по Крыму у нас разработаны. Крым – территория возможностей. Мы видим, как прекрасно организована наука здесь, в Новосибирске, там, где есть академгородки, там, где есть наукограды.

Крым – прекрасная площадка, где можно проводить исследования: от исследований Мирового океана до дальних просторов космоса, от медицины (это и курортология, особенно детская курортология) до сельского хозяйства. Поэтому, на наш взгляд, Крым просто обязан стать новой площадкой для развития науки в Российской Федерации.

И в заключение, пользуясь случаем, разрешите, Владимир Владимирович, Вас пригласить в Никитский ботанический сад – это жемчужина России, это старейшее научное учреждение Крыма.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое, Юрий Владимирович.

Конечно, будем этим заниматься и отдельно, и системно, и в рамках решения общих задач по развитию российской науки и Академии.

Пожалуйста, прошу.

Г.Ершова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хотела бы замолвить слово о гуманитарных науках. Дело в том, что в этом году мы празднуем 100 лет с того момента, как молодое, только что родившееся Советское государство приняло ряд проектов, законов, как бы мы теперь назвали, о сохранении и развитии науки, о чём, в общем, не очень любят говорить почему-то. И благодаря тому, что наука была сохранена тогда и созданы совершенно невероятные проекты, вообще-то Россия резко стала таким образцом для науки, для всего мира.

Но очень важным фактором, который сопутствовал развитию всех этих проектов, было продвижение новых ценностей, тех ценностей, которые несла социалистическая революция, потому что гуманитарные ценности – это то, что позволяет нам ощутить нашу идентичность. Какие бы мегапроекты ни существовали, без ценностей мы никто. И на самом деле эти ценности – это то, в чём во всём мире до сих пор воплощается Россия.

Мы, Владимир Владимирович, (не знаю, Вы, наверно, и не помните, а после 2007 года, после Вашего визита в Гватемалу) вообще-то создали два постоянно действующих центра: один – в Гватемале, другой – в Мексике. В этих университетских центрах и развиваются проекты, то есть это школа Кнорозова – уникальная гуманитарная школа. Это и студенты. Мы открыты, в общем-то, для всех научных учреждений, и все могут приезжать туда и работать.

Но дело в том, что эти центры, оказалось, то, чего мы не ожидали, они привлекают и соотечественников, и зарубежных учёных, которые хотят с нами сотрудничать, и мы открываем проекты для них. Но это наш российский проект. Мы не просим у них. Мы предлагаем наше, и они идут к нам.

На самом деле, мне хотелось бы быстро завершить, опять подчеркнув, что нельзя забывать о гуманитарных науках. Если мы вымоем этот «интеллектуальный компот», из которого потом рождаются жемчужины, мы потеряем всё. И мегапроекты будут нужны уже не нам. Поэтому только это я хотела сказать.

В.Путин: Очень важно то, что Вы сказали. Спасибо большое.

Прошу Вас.

А.Калашникова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета! Я бы хотела сказать буквально несколько слов об одном из вопросов по развитию инфраструктуры.

В самом начале нашего заседания Вы в качестве одного из приоритетов назвали развитие инфраструктуры для проведения НИОКР. В Физико-техническом институте имени Иоффе, в котором я имею честь работать, сейчас как раз реализуется очень интересный и, думаю, очень важный проект – это создание и оснащение НИОКР-центра, в котором по плану должны производиться именно такие исследовательские и опытно-конструкторские работы, по таким направлениям, как солнечная энергетика, в том числе для космического базирования, силовая электроника, накопление энергии и другие очень важные для нас сейчас направления.

Но в процессе реализации проекта создания и оснащения НИОКР-центра Физико-технический институт столкнулся с проблемой, которая, как мне кажется, может оказаться важной и решение которой может оказаться важным при реализации других подобных проектов. Дело в том, что проект создания НИОКР-центра – это относительно длительный проект, он был рассчитан изначально на пять лет, с существенным финансированием из бюджета. К сожалению, уже дважды в процессе реализации этого проекта финансирование его сокращалось, причём сокращалось настолько существенно, что на данный момент нельзя даже предсказать, когда можно ожидать завершения этого проекта.

И поэтому я бы хотела предложить Вам и членам Совета рассмотреть вопрос о том, что подобные инфраструктурные проекты должны иметь некую страховку, некую защиту от таких очень серьёзных сокращений бюджетного финансирования. Потому что когда инфраструктурный проект, который изначально запланирован на пять лет, реализуется в течение десяти или двадцати лет, к сожалению, сама идея его реализации теряет смысл.

В.Путин: У нас общий принцип, который заключается в том, что любое начатое дело должно быть завершено, прежде чем начинать другое. Это несколько примитивнее всё выглядит, скажем, в каких-то крупных стройках, в объектах. У нас очень часто любят начинать что-нибудь очень важное, не закончив того, что считалось важным ещё накануне вечером. Поэтому я с Вами согласен, надо просто посмотреть внимательнее. Александр Михайлович тоже поддерживает. Посмотрим.

Пожалуйста, Артём Ромаевич.

А.Оганов: Господин Президент! Дорогие коллеги!

Хотел бы сказать пару слов о преодолении последствий «утечки мозгов», в результате которой, как мы знаем, наша наука понесла очень большие потери. Сейчас у нас довольно быстрое восстановление. По данным, которые у меня есть, за десять лет число публикаций российских авторов выросло на 40 процентов, а в журналах первого квартиля – на 50 процентов. Но по-прежнему, скажем, по показателям средней цитируемости наши статьи уступают британским учёным в 2,2 раза, американским учёным – в 2 раза, и даже китайским учёным – в 1,6 раза. По общему публикационному показателю мы на 16-м месте. Несмотря на хорошую динамику, мы находимся не на своём месте. Это не место России – 16-е.

Нередко немолодые учёные у нас учат молодых учёных неактуальным вещам, неактуальным задачам, и потенциал молодёжи попросту не раскрывается. Нужно вернуть, точнее, создать условия для возвращения наших лучших уехавших учёных и превращения России в магнит для лучших учёных не только российского происхождения, но и иностранцев, как из дальнего зарубежья, так и ближнего зарубежья. Общий принцип должен быть таким, чтобы обеспечить конкурентные условия для них, сопоставимые с тем, что они уже имели на Западе или где они жили, в других странах, и с тем, что имеют их коллеги, находящиеся в России, включая социальные условия.

Позвольте несколько простых конкретных идей добавить к этому. Во-первых, мегагранты создали сотни передовых лабораторий в России. Нужно создать систему удержания мегагрантников в России на постоянной основе. Существующие инструменты не всегда обеспечивают сохранение этих лабораторий, после трёх или пяти лет лаборатория может просто исчезнуть, и ведущий учёный уедет. Нужно таким учёным предлагать возможность переезда в Россию на полной основе.

Во-вторых, можно подумать об инструментах привлечения в Россию инженеров-инноваторов. Если хотите, мегагранты для инженеров-инноваторов.

В-третьих, можно подумать о льготах на интеллектуальную собственность для возвращенцев и переселенцев. Система у нас и за границей такая – университет оплачивает патент и владеет им, а автор патента получает определённый процент. Можно давать более выгодные проценты здесь, в России, и привлекать, таким образом, талантливых людей.

Четвёртое. Для понижения барьеров приезда талантов в Россию можно предусмотреть долгосрочные рабочие визы, грин-карты или облегчённое получение гражданства для талантливых людей. И наконец, можно использовать успешный опыт, который уже есть в разных лабораториях и кафедрах ведущих российских университетов: МГУ, СПбГУ, Высшая школа экономики, ИТМО, наш Сколтех прекрасный опыт имеет, Институт биоорганической химии и так далее.

Очень большой потенциал, который следует использовать, имеет русскоговорящая научная диаспора. Но в силу своей возрастной структуры этот потенциал будет исчерпан лет через 10–15. У нас не так уже много времени для возвращения нашей диаспоры.

И хотел бы напомнить всем коллегам, что у России есть великолепный послужной список в деле привлечения талантов со всего мира. Россия всегда была магнитом для талантов. Вспомним, что Ландау вернулся в Россию после полуторалетней стажировки в Европе, Менделеев – после двух лет, Харитон – после двух лет нахождения в Англии, Ломоносов – после шести лет, Капица – после тринадцати лет.

Иностранцы тоже сослужили России огромную службу. Вспомним величайшего Эйлера, который посвятил свою жизнь нашей стране, Николая и Даниила Бернулли, Витуса Беринга, Иоганна Гмелина, Петера Палласа и многих других.

В.Путин: Спасибо большое. Очень практично и очень интересно.

Прошу Вас, Игорь Михайлович.

И.Реморенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

У меня тоже предложение касательно школьников. Я сейчас работаю в педагогическом университете, а больше 30 лет назад учился здесь, в физматшколе Новосибирского университета. Это была, конечно, плотная подготовка по физике и математике, но именно в этот Дом учёных мы ходили и встречались с учёными, которые вели международные исследования… Например, я ходил к профессору, который участвовал в международных коллаборациях по исследованию генезиса происхождения музыки аборигенов. Это страшно интересно. Это действительно междисциплинарная вещь, которая демонстрировала нам, что Россия может быть лидером в таких международных, казалось бы, не очевидных проектах.

Конечно, сейчас привлекать учёных, которые работают на международном уровне, к работе с детьми можно, но крайне нечасто, потому что это очень интенсивная работа, им некогда. Но сейчас появилась практика, пока очень пилотная, с «Сириусом», с Лигой школы «Роснано», когда на базе научных проектов создаются школьные задачи. То есть можно их так трансформировать, так методически препарировать, что сделать хорошие, очень продвигающие школьников учебные пособия.

Может быть, стоит сделать такую библиотеку глобальных проектов – «Россия в глобальной науке»? «Россия в глобальной науке» – это учебные пособия с задачами, с понятными школьникам такими интеллектуальными вызовами, решая которые, работая с которыми в школе, мы могли бы очень хорошо поддержать профильные классы школ, которых сейчас становится всё больше (инженерные, медицинские, академические сейчас создаются), и тем самым каким-то образом привлечь школьников к глобальной, серьёзной науке в будущем.

В.Путин: Спасибо.

Прошу, Валентин Николаевич.

В.Пармон: Владимир Владимирович, хотел бы вернуться к очень важной проблеме развития инфраструктуры. У нас сейчас очень неплохо идёт дело по созданию уникальных научных установок, в том числе класса «мегасайенс», центров коллективного пользования (центры коллективного пользования – имеется в виду научное оборудование). Тем не менее для осуществления проектов полного цикла, которые предусмотрены в Стратегии научно-технологического развития, необходимым звеном является технологическое.

Было бы правильно включить в официальный разряд национальные научно-технологические центры коллективного пользования. В частности, с их помощью можно было бы решить задачи, о которых уже дважды говорилось. Это проблема производства реактивов для самой российской науки. Есть проблемы, которые были озвучены представителем института имени Иоффе, – это создание особых, уникальных приборов и элементов приборной базы. То есть научно-технологические центры должны обязательно попасть в поле зрения структур, либо ФАНО, либо РНФ, либо Минобрнауки. К сожалению, они в значительной мере сейчас выпали.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Ещё раз скажите, пожалуйста, эти научно-технологические центры какую задачу должны выполнить?

В.Пармон: Для того чтобы масштабировать работу от пробирки, необходима укрупнённая наработка. Допустим, я – химик, необходима укрупнённая наработка вещества. В одном институте, в одной лаборатории это сделать несерьёзно, для этого есть структуры, допустим, волгоградский филиал Института катализа, там целая система комплексных установок, которая позволяет масштабировать наработку и производить при необходимости в том числе и сверхчистые реактивы, но в небольшом количестве. Но этот объект, это самый ценный объект, который получила Российская академия наук (химия) в конце 80-х годов, он не поддерживается из бюджета вообще.

В.Путин: То есть они есть, просто речь идёт о том, чтобы поддержать их развитие.

В.Пармон: Да, чтобы была поддержка хотя бы с точки зрения обеспечения коммунальных расходов и так далее.

В.Путин: Всё, я понял. Нужна только информация более полная, что и где конкретно нужно поддержать.

Пожалуйста, прошу, Валерий Васильевич.

В.Козлов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Позвольте тоже несколько соображений высказать по поводу научно-технического сотрудничества с зарубежными странами.

В докладе Михаила Валентиновича правильно было сказано о роли мегапроектов. Это как локомотивы, которые за собой могут потянуть целую цепочку новых научных результатов и новых технологий. Что особенно важно – всё это можно и нужно развивать в нашей стране.

Коллеги, надо, конечно, иметь в виду это как очень важную задачу, но не забывать и о более простых и, я бы сказал, не менее эффективных и традиционных инструментах научного сотрудничества.

Если позволите, на примере, который мне больше всего близок, – это математические науки. Конечно, математика, теоретическая математика, не такая дорогая, она, грубо говоря, почти ничего не стоит. Очень важно искать, просто важно закидывать сеть широкими ячейками и искать и поддерживать талантливую молодёжь, об этом уже сегодня говорили. Конечно, прикладная математика – вещь более затратная, достаточно вспомнить необходимость супервычислений, суперкомпьютеров. Это вещь очень нужная, но, конечно, у нас здесь не всё так благополучно.

Но я даже о теоретической математике хочу сказать. Международное сотрудничество имеет массу аспектов. И я хочу напомнить, Владимир Владимирович, Ваше поручение о развитии математического образования в нашей стране. Кстати, очень много сделано, и об этом много говорилось («Сириус» и так далее), но, к сожалению, не все идеи, очень интересные, которые были заложены и указаны в этом постановлении, удалось решить. Я имею в виду вопрос о создании четырёх международных математических научно-образовательных центров: в Санкт-Петербурге, Москве, Казани и Новосибирске.

В Казани и Новосибирске на базе университетов такие центры уже созданы, как я понимаю, работают. Что касается Москвы и Санкт-Петербурга, то там предполагалось это всё создать на базе наших двух выдающихся математических институтов: на базе Математического института имени Стеклова в Москве и Санкт-Петербургского отделения института Стеклова, нашей «Стекловки».

Понимаете, вопрос вроде бы простой, и Министерство образования и науки, и Федеральное агентство научных организаций, конечно, хорошо понимают эту проблему и вроде бы какие-то шаги уже сделаны, но мешают чисто юридические, правовые барьеры. Поскольку наша главная задача – это научные исследования, а центры научно-образовательные, с образовательной составляющей, и финансирование так легко перебрасывать не получается. Тем не менее это для нас очень важно.

В Санкт-Петербурге есть очень хорошая база. Это, собственно, Математический институт имени Эйлера, который как раз для этих целей и был создан. Надо оживить его работу. И у нас, в нашем Математическом институте, всё, собственно, есть, для того чтобы полноценно этим заниматься. Тем более этот вопрос сейчас имеет серьёзную актуальность в связи с тем, что мы замахнулись на проведение международного математического конгресса у нас в стране, в Санкт-Петербурге, в 2022 году. Аркадий Владимирович Дворкович возглавляет наш подготовительный комитет, и я, как говорится, постучу по дереву, вроде бы пока всё обстоит нормально.

В июне этого года в Бразилии состоится международный математический конгресс, и там будет принято окончательное решение. У нас хорошие позиции. Но для того, чтобы этот конгресс проводить, нужно проводить так называемые сателлитные конференции (до конгресса и после) у нас в стране, как раз в Санкт-Петербурге, Москве, Казани, Новосибирске, других наших городах нужно иметь площадки, которые мы могли бы полноценно для всего этого использовать. И мы рассчитываем на то, что всё у нас будет нормально в этом плане, потому что база есть.

Сегодня вручали премии молодым учёным. Десять лет, 30 лауреатов мы в итоге за это время имеем. Достаточно сказать, что в нашем Математическом институте имени Стеклова десятая часть лауреатов работает, у нас три такие премии. И это очень важно: не каждый институт может похвастать пока что хотя бы одним лауреатом.

Второй вопрос о том, как удержать нашу молодёжь работать в нашей стране. Коллеги, в чём мы проигрываем Западу в этих вопросах? Иногда, честно говоря, по мелочам. Это идея постдоков – это временные позиции для того, чтобы заниматься наукой.

Могу вам сказать, что в Академии наук, когда были институты, вместе с президиумом Академии наук у нас была программа постдоков. И мы вовлекали ежегодно в эту программу за счёт средств Академии наук до 400 молодых людей. Что такое 400 молодых людей? Это два небольших, средних института. Но всё равно, понимаете, это был конкурс, молодые учёные, кстати, участвовали в отборе претендентов, и программа работала, и работала эффективно.

Мне кажется, если мы что-то в таком духе сделаем, в плане создания рабочих мест, – пусть временных, на два-три года, по конкурсу для молодых учёных, с использованием возможностей наших фондов, фонды и так много делают полезного для поддержки научной молодёжи, но я имел в виду здесь на уровне более институциональном, – если будем действовать, мне кажется, это будет движение в правильном направлении.

В.Путин: В целом у нас это возрождается. У нас же есть такой опыт уже сейчас. Хотя это нужно, безусловно, расширять. Здесь мы сегодня тоже уже говорили об аспирантах, которые занимаются, не просто на очередную образовательную ступень переходят, а наукой занимаются – тоже абсолютно верная вещь.

Что касается научно-образовательных центров в Москве и Петербурге – обязательно доведём это до конца. Надеюсь, что будем всё делать для того, чтобы прошло международное мероприятие, о котором Вы сказали.

Пожалуйста, Максим Петрович.

М.Никитин: Уважаемый Владимир Владимирович! Спасибо большое за приглашение. Если можно, я короткую ремарку сделаю, чуть-чуть уточню некие моменты.

Вот почему Россия хороша в хоккее? Потому что у нас в каждом дворе хоккейные коробки есть. Второе – снега навалом, и родители не боятся отпускать детей поиграть там в хоккей. И с точки зрения коробок, мне кажется, уже очень много было сделано, то есть очень много инфраструктуры, финансирование есть науки и так далее.

Тем не менее у нас некоторые организации всё ещё боятся отпускать интеллектуальную собственность из себя. У нас очень тяжело, допустим, молодёжи решиться на то, чтобы организовать дело жизни – какой-нибудь стартап, в который они вложат 100 процентов их времени, потому что очень малая доля будет принадлежать им.

Известно, что Гарвард отдаёт, по-моему, семь процентов доли авторам. Но в Германии, допустим, в менее популярных институтах часто у института остаётся только роялти, институт претендует только на роялти с продаж, а вся доля передаётся авторам, и они вольны чувствовать, что это их детище. У нас ещё есть такая проблема, когда непонятно, у тебя будет доля или всё-таки у работодателя. Мне кажется, для молодёжи это очень важный фактор.

Что касается снега, мы понимаем, что заваливать всю страну снегом тоже плохо. То, что мы говорили про реагенты, я часто слышу эту формулировку в формате того, что давайте разрешим всем закупать всё отовсюду. Я бы сказал, что намного важнее всё-таки придумать какой-то некий один механизм, может быть, пока частный, который позволит учёным хоть как-то где-то покупать реагенты быстро.

Допустим, мы обсуждали сегодня в рамках выполнения грантов РНФ. Допустим, освободить прямые закупки, когда какое-то бюджетное учреждение закупает напрямую у зарубежного поставщика и говорит о том, что это требуется для выполнения гранта РНФ или РФФИ, просто освободить от таможенной проверки и ускорить этот процесс, когда это попадает на стол к учёному. Если эти вещи сделать, мне кажется, у нас и стартапов в области life science появится бесконечное количество, и по капитализации побьём WhatsApp и так далее.

Спасибо большое.

В.Путин: У нас интернет-торговля проходит практически без всяких ограничений со стороны таможни… Да-да, контейнеры приходят, написано что-то, они не знают, как это проверять. Тем не менее проблема существует, и её надо решать. Надо внимательно с этим разобраться, потому что просто так совсем освободить от таможни тоже невозможно, но надо придумать такие инструменты работы, которые бы не осложняли исследовательскую деятельность, вот о чём я.

По поводу этих процентов уже Артём Ромаевич говорил, по сути это одно и то же. И я с Вами абсолютно с этим согласен, полностью. Здесь нужно идти по тому пути, на котором сразу становится видно – нечего там забирать у исследователей, если ещё ничего не создано, если что-то больше забирать, так ничего здесь и не появится никогда, поэтому абсолютно точно, это рудименты прошлого, всё это социализированное сознание.

Владимир Евгеньевич приводил пример, как легко раньше решалось по некоторым основным направлениям, но нам невозможно вернуть прежнюю систему, потому что при прежней системе, когда Сахаров писал вот эту бумагу… Сверху чего написано? «Совершенно секретно».

А за всем этим стоял известный «физик-ядерщик» и организатор этой работы Лаврентий Павлович Берия. Попробуй не сделай! Поэтому прежние методы сюда нам не перенести. А то, что эти граждане, господа пишут вот так, на одном листочке, – да, они это делают, Андрей Александрович прав. Но когда идут за деньгами, я вас уверяю, я это знаю, там таким количеством документов уже не ограничишься, понимаете? Там тоже всё достаточно строго.

Но абсолютно с вами со всеми согласен в том, что нам нужно разбюрокрачивать систему принятия решений, это очевидно, делать это по-современному, с использованием современных технологий, обеспечивая при этом и интересы государства, ограждая граждан от чего-то недобросовестного, от воровства либо проникновения на наш рынок и на нашу территорию каких-то вредных или опасных объектов, предметов.

У нас сегодня повестка дня звучит «О глобальной конкурентоспособности российской науки». Дело ведь совершенно не в том, чтобы добиваться каких-то медалей. Нет! Нам просто условия надо создать для развития страны, а без развития науки не будет никакого развития страны. Условия надо создавать! Вот об этом мы сегодня с вами и говорили.

Поэтому я, во-первых, благодарен Михаилу Валентиновичу за то, что он сказал по поводу того, что нам нужно работать над инфраструктурой как над якорем для привлечения лучших специалистов. То же самое говорил и Валентин Николаевич и коллеги, когда мы собирались в более узком кругу с представителями Сибирского отделения Академии наук. Александр Михайлович набросал целую программу: и конкретную программу по регионам, и системные предложения сделал.

Когда мы говорим о международном сотрудничестве – это чрезвычайно важно, потому что это делает нашу науку частью мирового научного процесса. Но это тоже не самоцель. Нам ни в коем случае нельзя в этой сфере, так же как в других, создать условия, при которых это сотрудничество приведёт к дальнейшему оттоку. Наоборот, нужно делать так, чтобы это сотрудничество работало как насос сюда.

Здесь, безусловно, важно то, что было сказано Галиной Гавриловной по поводу гуманитарной составляющей. Без этого учёный, любой исследователь (молодой, среднего возраста), если нет каких-то гуманитарных основ, я сейчас не буду говорить в этой аудитории про патриотизм, хотя это никогда не лишне, тем не менее если этого нет внутри, то тогда все остальные исследования превратятся в схоластику и неизвестно чем закончатся не только для нашей страны, но и для мирового сообщества, потому что, как известно, скальпель может быть инструментом борьбы за жизнь, а может быть инструментом преступления. Вот без гуманитарной составляющей тоже никуда не деться. Это я, без всякого преувеличения, считаю очень важным.

Сейчас не буду повторять то, что, допустим, Артём Ромаевич сказал и наш самый молодой выступавший – сегодняшний лауреат. Нам нужно набросать этот перечень инструментов, которые сделают привлекательной работу у нас здесь для всех: и для тех, кто уже где-то в международных лабораториях работает, и для тех, кто ещё никуда не собрался уехать. Нам не нужно по этому вопросу особенно переживать. То, что движение в мировой науке идей, людей и кадров перетекание – там поработали, здесь поработали, – это, как в искусстве, ничего страшного нет.

Страшно то, если мы не создадим условия для того, чтобы людям интересно было работать у нас. Тогда к нам ничего перетекать никогда не будет. Поэтому главное, что мы должны сделать с вами, – это создать условия. Когда я говорю – мы с вами, имею в виду и государство, и научное сообщество.

Очень рассчитываю на то, что президент Академии наук, Александр Михайлович, будет опираться на своих коллег, на президиум – на всех, кто много сделал для развития российской науки, опираться на людей молодых, совсем свежих в науке, которые поработали в международных центрах и сюда приехали.

Безусловно, нужно, мы думаем над этим и будем это делать, создавать условия для продвижения, не только продвижения этих мегапроектов, а для того, чтобы расширять эти возможности.

Мы с вами встречались, с коллегами, у вас же были замечательные предложения… Кстати, меня это очень порадовало, когда люди, здесь поработавшие, наши соотечественники, вернувшиеся, поработавшие в рамках мегагрантов, начали говорить о том, как сделать так, чтобы молодым российским исследователям было интересно здесь работать. Тоже целый набор был предложений. Мы всё это будем реализовывать, постараемся ничего не забыть. В общем, и отдельные направления чрезвычайно важны.

Во-первых, хочу вас поблагодарить, я, безусловно, использую это и в Послании, которое сейчас готовится, и не просто так, для того, чтобы сказать об этом, а для того, чтобы сделать ваши предложения программой нашей совместной работы.

Спасибо вам большое.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 8 февраля 2018 > № 2494142 Владимир Путин


Россия. ПФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477788 Владимир Путин

Телемост с ведущими российскими вузами.

В ходе посещения Института фундаментальной медицины и биологии Казанского федерального университета Владимир Путин провёл телемост с ведущими высшими учебными заведениями страны.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сейчас только имел удовольствие поздравить с Татьяниным днём представителей студенческих клубов, которые собрались здесь, в Казани, практически со всей России. И хочу эту нашу встречу тоже начать с поздравлений. Поздравляю всех вас и всех, кто нас видит, слышит, с Днём студенчества. Хочу пожелать всем вам успехов – всем студентам, вашим наставникам, преподавателям.

Вся наша работа по развитию образования, по поддержке талантов, творчества, общественных, научных, деловых инициатив направлена на то, чтобы молодёжь могла реализовать себя, добиться успехов в своей собственной жизни и посвятить значительную её часть нашей стране, России. Потому предлагаю сегодня предметно поговорить о положительном опыте, который имеется у федеральных университетов, о подходах, которые важно распространить на всю систему высшего образования.

Мы только что посмотрели площадки Казанского, или теперь уже Приволжского федерального университета. Безусловно, это один из примеров того, как вуз с историей, с хорошими традициями, с выдающимися научными школами может отвечать на вызовы времени и идти вперёд. Как ректор сказал, у нас теперь две даты основания университета: совсем старинная, 1804 год, и 2010 год, когда нему были присоединены несколько площадок, когда институт, теперь уже университет, получил новое дыхание.

Напомню, что у нас создана целая сеть федеральных университетов: Сибирский (Красноярский), Южный (Ростов-на-Дону), Северный, или Арктический (Архангельск), Казанский (Приволжский), Уральский (Екатеринбург), Дальневосточный (Владивосток), Северо-Восточный (Якутск), Балтийский (Калининград), Северо-Кавказский (Ставрополь), Крымский (Симферополь). Именно так стремятся работать, как я уже говорил применительно к тому университету, где мы находимся, стремятся работать все наши 10 федеральных университетов.

Мы начали, напомню, формирование этой сети в 2006 году с создания Сибирского и Южного федеральных университетов. Это был проект, в полном смысле устремлённый в будущее, нацеленный на решение долгосрочных задач. Федеральные университеты призваны стать флагманами промышленного, социального, технологического развития целых территорий России, ну и соответственно целых отраслей; должны содействовать освоению огромных пространств нашей страны, в том числе таких стратегически важных для России, как Арктика, Сибирь и Дальний Восток. Именно поэтому мы направили на развитие наших образовательных центров значительные финансовые ресурсы, продолжили эти программы и в непростой период глобального экономического кризиса. И сегодня можно с уверенностью сказать, что этот проект состоялся.

Финансирование проекта (и для тех, кто в этой аудитории собрался, и для тех, кто нас будет слушать и видеть с помощью средств массовой информации) в 2016–2017 годах из федерального бюджета составило 52 миллиарда рублей, со стороны самих университетов и тех, кто их поддерживал, регионов, – 22 миллиарда рублей. В 2010–2016 годах на формирование современной научной структуры федеральных университетов было дополнительно направленно 40,7 миллиарда рублей. За этот же период времени за счёт научно-исследовательской деятельности федеральные университеты заработали, сами заработали 38 миллиардов рублей.

Федеральные университеты стали центрами притяжения для талантливых людей, талантливой молодёжи, сильных учёных и исследователей, в том числе тех, кто действительно определяет ход развития современной науки. Напомню, уважаемые друзья и коллеги, что с 2010 по 2017 год в федеральных университетах в рамках так называемого проекта мегагрантов работало 18 учёных мирового уровня. Мы специально распредели их практически по всей территории России. Из них 11 иностранцев, это учёные с мировым именем, лидеры в своих отраслях, два российских, мы выбирали их по конкурсам, и пять наших соотечественников, которые в своё время уехали работать за границу, вернулись и работали здесь. Уже непонятно, где они больше работали, за границей или здесь.

Концентрация интеллектуального потенциала, наличие современной научной инфраструктуры позволяет готовить высококлассные кадры, создавать передовые решения в интересах отечественной экономики. Причём речь идёт о таких важнейших перспективных направлениях, как искусственный интеллект, разработки в сфере биологии, медицины, сельского хозяйства, технологии добычи и переработки полезных ископаемых. В этом смысле федеральные университеты стали одним из механизмов повышения технологической конкурентоспособности и состоятельности нашей страны.

Отмечу и тот важный факт, что нам удалось серьёзно укрепить единое образовательное и научное пространство России. Запущены совместные программы академической мобильности. Студенты и преподаватели получили большую возможность перемещаться между университетами, подбирать себе образовательные курсы, вести общие проекты, а также использовать современное учебное и исследовательское оборудование, в том числе в так называемых центрах коллективного пользования. Кстати, у нас за это время создано 30 таких центров, центров коллективного пользования. В них сконцентрировано современное дорогостоящее исследовательское оборудование. Пользоваться им могут учёные и научные коллективы из любых организаций.

Подчеркну, сегодня федеральные университеты задают тот уровень, к которому должна стремиться вся система высшего образования, чтобы выпускники всех российских вузов могли успешно начать карьеру, реализовать свой потенциал.

Уверен, эта тема – важнейшая для наших студентов. Поэтому давайте сегодня поговорим об этом поподробнее, поделимся опытом. Тем более что сегодня в нашем разговоре будут участвовать и ректоры Московского и Санкт-Петербургского университетов. У этих вузов традиционно сильно выстроенная системная работа по профессиональной ориентации и трудоустройству выпускников, а дипломы являются надёжной путёвкой в жизнь.

У нас на связи практически все федеральные университеты. Давайте приступим к работе.

Д.Валеев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, добрый день, уважаемые участники телемоста. Меня зовут Валеев Динар, я являюсь аспирантом юридического факультета Казанского федерального университета.

Владимир Владимирович, мы очень Вам благодарны, что именно в этот день, День российского студента, Вы смогли найти возможность посетить наш Казанский федеральный университет и объединить на базе нашей альма-матер университетское сообщество ведущих вузов России.

Сегодня с нами на связи Московский государственный университет имени Ломоносова, Санкт-Петербургский государственный университет, Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта, Уральский федеральный университет имени первого Президента России Бориса Ельцина, Крымский федеральный университет имени Вернадского, а также Северо-Кавказский, Северный (Арктический) и Южный федеральные университеты.

Думаю, что многие со мной согласятся, что для современного студента академическая мобильность стала необходимостью, как Вы верно отметили. Она позволяет нам, студентам, расширить свои компетенции и навыки, получить незабываемый опыт и стать конкурентоспособными.

Сегодня во многих вузах России реализуется программа академической мобильности по международной и внутрироссийской системе на международном или внутрироссийском уровнях. Широко развиты такие формы, как программы двойных дипломов, программы сетевого взаимодействия, языковые школы, научные командировки, стажировки, различные конкурсы и фестивали. Надеемся, что участники нашего телемоста поделятся своим опытом в организации программ мобильности.

И нам тоже есть что рассказать. В Казанском федеральном университете существует более 60 программ обмена и стажировок. Наиболее популярной среди них является программа под названием «Алгарыш». Её особенность заключается в том, что она позволяет студенту полностью возместить все его расходы, которые произошли за время его поездки.

Наша республика заинтересована в квалифицированных специалистах. И после обучения каждый участник программы обязан вернуться в нашу республику и отработать в организациях и на предприятиях не менее трёх лет.

Наш университет также богат опытом по взаимодействию с университетом города Канадзава и Институтом химических и физических исследований RIKEN в Токио и Йокогаме. 25 лет сотрудничества нашего университета с Японией позволили нам выиграть грант правительства этой страны по программе подготовки лидеров будущего. И уже в следующем году мы будем отправлять в Японию 70 наших студентов и принимать 100 студентов японских университетов.

Наш Казанский университет традиционно открыт для учёных и исследователей разных стран мира. Приглашённые специалисты ведущих мировых университетов с богатым именем раздвигают границы нашего профессионального пространства в сфере образования.

Наш университет является участником программ сетевого взаимодействия, реализуемых федеральными университетами. Это очень перспективное направление. На наш взгляд, следует большее внимание уделять программам академической мобильности внутри страны, так как они позволят нам создать условия для обмена лучшими академическими образовательными практиками, которые существуют на территории нашей страны.

И на сегодняшний день очевидно, что есть ещё много путей для совершенствования программ академической мобильности.

Уважаемый Владимир Владимирович! Предлагаем присоединиться к обсуждению данной темы участникам телемоста.

В.Путин: Спасибо, Динар. Вы сказали, у вас существует программа «Алгарыш», да?

Д.Валеев: Да.

В.Путин: Не путать со словом «магарыч», даже в Татьянин день.

Д.Валеев: Позвольте предоставить слово представителю Северного (Арктического) федерального университета.

Архангельск, добрый день!

А.Чункевич: Здравствуйте Владимир Владимирович!

Коллеги!

Меня зовут Альберт Чункевич, я председатель совета студенческого самоуправления университета.

Мне очень приятно от всего коллектива САФУ имени Ломоносова поздравить вас с нашим общим праздником – Днём российского студенчества.

Спасибо, Динар, ты поднял суперактуальную тему. Как студент я знаю, что для развития образовательной, исследовательской и будущей профессиональной траектории очень важно участвовать в программах академического развития. Кстати, наш великий земляк, учёный-энциклопедист Михаил Ломоносов, был не только основателем университетского образования в России, он в своё время активно, если говорить на современном языке, участвовал в программах академической мобильности. Он постигал науку в Москве, Киеве, Санкт-Петербурге, а также в вузах Германии.

В 2013 году федеральные университеты объединились в «Клуб десяти» – сеть федеральных университетов, и договорились об обмене лучшими практиками и реализации сетевых проектов. Эта программа даёт свои положительные результаты. Сегодня совместно реализуется более 20 сетевых образовательных программ уровня бакалавриата и магистратуры.

Например, программа «Реклама и связи с общественностью». Студенты САФУ, Балтийского, Северо-Восточного федеральных университетов совместно работают над проектами, обучаются очно и дистанционно. У них есть возможность изучать дисциплины у передовых преподавателей, узнавать культуру и традиции регионов России. В прошлом году 115 студентов САФУ обратились в другие вузы по сетевым программам, а наш Арктический университет принял к себе студентов из пяти субъектов Российской Федерации. В рамках Национального арктического научно-образовательного консорциума, который сегодня объединяет 33 организации, у студентов есть возможность не только изучать отдельные дисциплины в вузах-партнёрах, но и пройти стажировку или практику на 12 уникальных стационарах в Арктике.

Академическая мобильность важна и в научных проектах. Уникальные компетенции и практические навыки получают участники известного в стране экспедиционного проекта «Арктический плавучий университет». САФУ организует совместно с Росгидрометцентром и Русским географическим обществом. Уже состоялось девять морских экспедиций. Подготовку прошли более 500 участников из разных вузов и научных организаций России, а также из зарубежных стран. В июле этого года состоится юбилейная, десятая экспедиция.

Я уверен, что каждый студент захочет поучиться, например, в течение семестра в университете-партнёре, при этом у него в дипломе появятся дисциплины, изученные в другом вузе. Он послушает лекции известных учёных, которые живут и работают в другом городе. Академическая мобильность способствует разностороннему развитию студентов и дальнейшему трудоустройству выпускников.

В САФУ, как и в других университетах, есть все условия для того, чтобы принять гостей: уникальные образовательные программы, интеллектуальные центры, современные учебные корпуса, центры коллективного пользования научным оборудованием, общежитие и спортивные сооружения.

Для повышения эффективности академической мобильности нужно расширить возможности студентов по участию в академических обменах, объединить информацию о том, в каком вузе есть специализированное оборудование, кто из преподавателей готов с нами поработать.

Совместно с другими федеральными университетами мы планируем сформировать пул экспертов по проектированию и реализации совместных образовательных и научных программ, в том числе готовы участвовать в совершенствовании нормативной базы внутрироссийской академической мобильности.

Чтобы студенту расширить свои возможности получить знания, опыт и практику, совсем необязательно ехать учиться за границу. Ведь мы хотим жить и работать в нашей большой многонациональной и прекрасной стране.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Альберт продолжил тему студенческой мобильности и сослался на Ломоносова. Мы все знаем, что это была очень своеобразная мобильность. Как известно, если это, конечно, не легенда, Ломоносов пешком из Архангельска добрался. Но это до сих пор для всех нас остаётся самым лучшим примером стремления к знаниям и к реализации своей мечты, поэтому мы, безусловно, должны это помнить всегда. А в современном мире, конечно, это связано с организацией самого процесса. Поскольку нас слышат ваши наставники и руководители вузов, очень важно, чтобы и Министерство поддерживало вот эту, на мой взгляд, очень важную составляющую современного образования, и руководители вузов тоже имели в виду, что от этого не страдает сам университет, если студенты или аспиранты на какое-то время перебираются в другие вузы, а наоборот, только повышает общую конкурентоспособность российского образования. Вот здесь Альберт, безусловно, прав: нет ничего зазорного поучиться и за границей. Но в целом, если пользоваться возможностями российской образовательной системы, то, действительно, часто и такой необходимости не будет возникать. Во всяком случае, это точно расширяет возможности подготовки высококлассных специалистов.

Спасибо.

Д.Валеев: Альберт, спасибо большое за Ваш опыт.

Очевидно, что академическая мобильность и дальнейшее трудоустройство выпускников очень связаны между собой. Хотелось бы больше услышать по теме трудоустройства, так как она требует более подробного освещения.

Хочу предложить Уральскому федеральному университету поделиться своим богатым опытом. Екатеринбург, добрый день. Аслан, Вам слово.

А.Кагиев: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Добрый вечер, дорогие участники телемоста!

Меня зовут Аслан Кагиев, я председатель союза студентов Уральского федерального университета.

Говоря о трудоустройстве, очень важно подчеркнуть его значимость, ведь после окончания университета у студента открываются колоссальные перспективы, и очень важно найти ему хорошее место работы. А что такое хорошее место работы для студента? Это то пространство, где он может реализовать свои амбиции, чтобы были востребованы его компетенции, а работодатель, со своей стороны, ищет хорошего сотрудника. В свою очередь, для него хороший сотрудник – это человек, который стремится к новым свершениям и, конечно, заинтересован в развитии корпорации. Таким образом, трансформировался подход работодателей к университетам. Ведь сегодня они интересуются не только вопросами, которые связаны с наличием диплома о высшем образовании, их в большей степени интересует, насколько студент был вовлечён в волонтёрскую работу, насколько он умеет управлять проектами, его коммуникативные навыки и в целом всё то, что мы называем дополнительными компетенциями: так называемые Soft и Digital Skills.

Университет столкнулся, действительно, с реалиями, и важно было ответить на этот вызов. Таким образом, мы стали пионерами построения нового уровня взаимоотношений с работодателями, ведь сегодня в университете разработан целый ряд уникальных проектов, которые позволяют развивать мягкие навыки и, в свою очередь, фиксировать результаты.

Ярким примером является общий рейтинг студентов, который, с одной стороны, показывает всю учебную и научную составляющую, а с другой – всё то, что интересует работодателя, так называемая внеучебная сфера. Это в первую очередь умение работать в команде, волонтёрский опыт, коммуникативные навыки, в том числе на иностранном языке, весь лидерский потенциал. А самое главное, что при завершении университета студент получает приложение к диплому от союза студентов, что, конечно же, немаловажно и характеризует всю палитру красок его студенческой жизни.

Важно, чтобы наша модель была конкурентоспособной, поэтому мы выстроили конструктивные, профессиональные взаимоотношения с Гарвардским университетом с одной стороны, а с другой стороны – с университетом Наварры. Это лидеры международных рейтингов в теме трудоустройства. И самое главное – в рамках Всемирного фестиваля молодёжи и студентов мы провели целый ряд глобальных проектов. Важно подчеркнуть, что наш опыт во многом уникален.

Самое ценное из всего того, что я сказал, – мы готовы транслировать наш опыт в другие российские университеты. Мы искреннее верим, что эта инициатива послужит формированию площадки для дальнейшего развития офисов карьерного сопровождения.

Спасибо большое, друзья, за внимание.

Владимир Владимирович, ждём Вас в гости в Уральском федеральном.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое, Аслан, или господин председатель, такой начальник большой. То, что Вы занимаетесь изучением опыта того, что происходит в других странах, – это очень важно, это нужно. Надо смотреть, как у них там организовано, и наилучшие практики переносить на нашу почву.

Но в то же время ещё важнее, если Вы как председатель и Ваши коллеги, соученики, студенты, аспиранты напрямую будете работать с ключевыми работодателями России. Даже не нужно ждать здесь какой-то инициативы, то есть она должна быть, но не нужно только уповать на инициативу руководства самого университета. Студенты сами должны озаботиться своим трудоустройством, не забывайте об этом. Если у вас есть такая уважаемая структура, как союз студентов, никто не запрещает вам напрямую работать с будущими работодателями, причём с первых курсов можно это делать. Студенту в одиночку, наверное, это трудновато, но организации союза студентов, мне кажется, это вполне по плечу.

Можно и нужно установить прямые контакты с работодателями, добиться, ведь вы энергичные люди, добиться профессиональных связей, добиться того, чтобы студенты попадали на практику вовремя. Ведь организация практики – это очень существенная вещь в будущем трудоустройстве. Как вы уже мне сказали: с одной стороны, с другой стороны. Так вот, с другой стороны, нельзя превращать эту практику в чисто формальное дело – получение справочек и бумажек, потому что если вы ограничитесь получением справочек и бумажек, причём подчас липовых, никакого приличного трудоустройства не будет, и тогда нечего будет на зеркало пенять в виде администрации университетов, которые якобы не заботятся о вашем трудоустройстве. Нужно самим активно этим заниматься, и вы точно сможете это сделать, тем более что работодатели заинтересованы в таком контакте.

Руководители вузов увлечены текущим процессом подготовки специалистов, руководители предприятий – им нужно выдавать на-гора результаты практической работы, а вам нужно трудоустроиться. Но, правда, и вузам нужно вас трудоустроить, чтобы поднять свой рейтинг, что вы все, 100 процентов, трудоустроены. А работодатели заинтересованы получить хороших специалистов. Сведите всё в одну точку, объедините усилия всех в этом направлении. Но больше всего заинтересованы вы сами, берите это в свои руки. Вот это совершенно точно можно брать в свои руки.

А.Кагиев: Да, Владимир Владимирович, мы именно этим и занимаемся. Та база, о которой мы говорим, состоит из информации, которая конкретно основана на показателях: в каких мероприятиях студент принимал участие, на какой роли, какие проекты он реализовал, весь его волонтёрский опыт, который в дальнейшем мы и даём работодателю, потому что они и есть заказчики, для них мы и работаем. В этом смысл всего этого портфолио и в принципе темы приложения к диплому.

В.Путин: Здорово, удачи Вам, Аслан. Спасибо.

Д.Валеев: Аслан, спасибо.

В развитие темы студенческого портфолио позвольте предоставить слово студенту Санкт-Петербургского государственного университета. Здравствуйте, ребята, вас приветствуют участники телемоста из Казани.

Д.Михеев: Здравствуйте. Спасибо, Динар. Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, добрый день, дорогие участники телемоста.

Меня зовут Михеев Денис, я являюсь студентом второго курса магистратуры по направлению «Социология».

Когда я поступал в университет на программу бакалавриата в 2012 году, я уже понимал, что тот диплом, который я получу по итогам, будет существенно отличаться от дипломов всех выпускников других вузов, в частности, тем, что он выдаётся на двух языках – на русском и на английском. В 2016 году я защитил свою выпускную работу перед государственной экзаменационной комиссией, которая полностью состояла из работодателей. В том году в работе таких комиссий в нашем университете приняло участие более 1,5 тысячи человек.

Получив свой диплом, я увидел, что в него была внесена информация о том, кто из преподавателей читал те или иные лекции, где я проходил практику и стажировку, кто из работодателей конкретно входил в состав государственной экзаменационной комиссии.

Однако этот диплом изменился ещё и за счёт того, что в него был добавлен такой уникальный элемент, как QR-код. Сегодня при помощи своего смартфона, просканируя этот замечательный и очень небольшой код, любой работодатель может получить доступ к портфолио студента, к электронной копии его диплома, к отзывам научного руководителя и рецензента на его выпускную работу, а также к информации о том, обучался ли студент за рубежом, как раз к вопросу об академической мобильности, о чём мы говорили ранее.

Замечу, что с 2014 года те наши студенты, которые отправляются на обучение, включённое обучение за рубеж в один из университетов, входящих в топ-300 по международным рейтингам, имеют возможность автоматически зачесть те результаты включённого обучения, которые они получили за рубежом, здесь без сдачи дополнительных экзаменов за пропущенную сессию.

Также такой код открывает доступ к портфолио студента, в которое вносится информация о том, были ли у студента поощрения и благодарности, именные стипендии, какие у студента имеются учебные и внеучебные достижения, а также, что очень важно, это информация о том, была ли тема выпускной работы у студента одобрена или предложена работодателями.

Например, тема моей выпускной работы была одобрена Социологическим институтом Российской академии наук. А сегодняшние студенты уже могут выбирать темы для своих работ из электронного реестра, в который входят более пяти тысяч самых разных тем, которые были предложены самими работодателями. И таких работодателей, с которыми мы напрямую сотрудничаем, у нас в университете более двух тысяч.

Однако каждый студент, который получает такой диплом, понимает, что в него может быть внесена информация совершенно другого рода, например, о том, были ли задолженности, дисциплинарные взыскания, вовремя ли были сданы книги в библиотеку.

Тот диплом, который я планирую получить уже в этом году, диплом магистра, также будет отличаться от того диплома, который я имею сейчас.

Наш университет активно работает в цифровой среде, и поэтому выпускник СПбГУ 2018 года может заметить в своём дипломе запись о том, какие онлайн-курсы он успешно прошёл в нашем вузе или в других университетах. Это оказалось возможным благодаря тому, что сами студенты предложили такие изменения, что, в свою очередь, оказалось возможным благодаря тому, что в каждом приказе, который издаётся в нашем университете, есть особый пункт, который говорит о том, кому, какому должностному лицу и по какому адресу направлять обратную связь и предложения по изменению этого самого приказа.

Поэтому в будущем году мы можем ожидать ещё какие-то изменения в нашем дипломе. Университет, конечно же, не будет стоять на месте и будет идти в ногу со временем.

Такой диплом, на наш взгляд, и такие возможности, которые идут вместе с ним, должны быть у любого выпускника вуза. Поэтому сегодня мы предлагаем ведущим российским университетам обратиться к опыту Санкт-Петербургского государственного университета и вносить в дипломы QR-код, а на своих порталах обязательно размещать портфолио выпускников.

Спасибо.

В.Путин: Что же, правда, всё по максимуму, то, что можно внедрять в систему образования из информационных технологий, нужно делать. Сейчас не буду их перечислять, возможности колоссальные. Но то, чем Вы, Денис, занимаетесь, и то, что у вас в моём родном университете происходит, меня радует в той части, на которой Вы сейчас остановились. Конечно, это будет способствовать трудоустройству, если будущий работодатель, будет иметь полную информацию о своём потенциальном кандидате на работу.

Но, конечно, нужно попросить и руководство университетов о том, чтобы о возможных работодателях было как можно больше информации, в том числе в электронном виде, у будущих специалистов. Это позволит им на более ранней стадии сориентироваться с точки зрения выбора специализации и потом, может быть, более целенаправленно стремиться к контактам с той или другой организацией, прохождению там практики и так далее. Это тоже лишним бы не было. А в целом, конечно, очень правильные вещи. Хочу тоже пожелать вам успехов.

Николай Михайлович, Вы хотите что-то сказать?

Н.Кропачев: Для обеспечения такого контакта мы создали советы образовательных программ, по всем программам – советы образовательных программ. При этом в эти советы входят только работодатели. Этот контакт появляется с момента появления этого совета. Он очень тесный, потому что работодатели участвуют и в научных комиссиях, и в методических комиссиях. Советы образовательных программ определяют требования к поступающим, требования к преподавателям, определяют саму образовательную программу и, следовательно, участвуют в учебном процессе от начала до его завершения. Как сказал наш выпускник, 1700 работодателей потом ещё принимают экзамены, частично принимают экзамены и защиты дипломов, которые они сами рекомендовали.

В.Путин: Спасибо, Николай Михайлович.

Д.Валеев: Спасибо большое.

25 января 1755 года российская императрица Елизавета Петровна подписала Указ об учреждении Московского университета. Этот день является Днём памяти святой мученицы Татьяны, которая с тех пор является покровительницей всех российских студентов.

В этот праздник студенчества мы передаём слово ректору старейшего университета России – Московского государственного университета – Садовничему Виктору Антоновичу.

Добрый день, Виктор Антонович, приветствуем Московский государственный университет.

В.Садовничий: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович, здравствуйте, дорогие студенты.

Сегодня день рождения Московского университета, Татьянин день. Очень хорошо, что эта традиция рождалась в этом здании, построенном Казаковым, напротив Кремля. Казаков вместе с Баженовым строил Екатерининский дворец, залы в Кремле и затем построил первое здание для университета в России.

Здесь много было пройдено выдающегося. Здесь читал стихи Пушкин, учился Лермонтов, учился Тургенев, Грибоедов, Чехов. Была ещё одна страница подвига наших студентов в истории. 22 июня 1941 года 5 тысяч студентов Московского университета, впрочем, как и других университетов, записались на фронт. Из пяти вернулось две тысячи. Конечно, мы чтим этот подвиг.

Татьянин день всегда праздновался студентами, всегда отмечался, потому что студенты намечали в этот день свои перспективы и подводили итоги того, что удалось за год сделать.

Мы благодарны Вам, Владимир Владимирович, что 25 января 2005 года Вы встретились со студентами Московского университета в библиотеке и поддержали их просьбу сделать этот праздник праздником всего российского студенчества.

На самом деле это праздник всех, потому что все мы были студентами, мы все вспоминаем свои студенческие годы, но, конечно, это праздник этих молодых ребят, которые сейчас учатся в наших университетах.

Мы обсуждали заранее много тем. Я очень поддерживаю все те идеи, которые сказали университеты, выступая, но две мысли, Владимир Владимирович, хотелось бы подчеркнуть. Наше образование всегда было сильным и всегда было фундаментальным. Фундаментальность образования отличала всегда нашу систему образования. Поэтому наука университета, безусловно, очень важна. И нужна связь науки с технологиями, с высокими технологиями, Вы сказали о них в своём слове.

Московский университет выступил инициатором принятия закона, который Вы поддержали, он принят, о научно-технологических долинах. Сейчас этот закон реализуется. Он не только для Московского университета, он для всей страны, для других университетов. Его реализация предполагает, что прежде всего в этих долинах университетская наука, работы студентов, аспирантов будут связаны с промышленностью, с госкорпорациями, с высокими технологиями. Думаю, что это новое слово в наших университетских делах – создание таких кампусов, долин, инновационных центров при университетах.

Я ещё об одной идее хочу сказать. Учёные Московского университета разработали идею «Транссибирского пояса». Это относится к связанности территорий, которые относятся к стратегическим направлениям. Мы даже просчитали экономическую сторону и сроки исполнения. Этот пояс должен захватить огромную часть северной территории нашей страны – от Европы до Аляски. Мы такие предложения делаем и хотим их вынести на широкое обсуждение.

Мы сегодня о студентах, Владимир Владимирович. Я хотел об одной идее рассказать. В Сочи прошёл Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Мы участвовали большой делегацией, и мне выпала честь вести секцию «Наука и образование». И там студенты всех стран согласились, что надо создать международный союз молодых учёных. База для этого есть хорошая, мы проводим 25 лет форум «Ломоносов», на него приезжает около 10 тысяч студентов из 40 стран, и поэтому мы имеем хорошее основание. Сейчас мы все заняты тем, чтобы такой мировой, международный форум молодых учёных создать, с тем чтобы ребята более широко смотрели на мир, на сотрудничество, на будущее. Это, на наш взгляд, очень важно.

Ещё одно очень приятное событие или вектор в системе образования. Мы посмотрели и исследовали число иностранных студентов, которые учатся сейчас в России, такого числа не было за всю историю образования. Очень большой рост. В Московском университете – 9,5 тысячи иностранных студентов. Это больше, чем в Кембридже, в Оксфорде, в MIT, в Стэнфорде, в два раза больше.

Владимир Владимирович, здесь присутствуют ребята из Чада, Уганды, Китая, Кубы, других стран. Они учатся в Московском университете, получат эти дипломы и будут нашими друзьями, а наши ребята шире посмотрят на мир и будут сотрудничать.

Поэтому идея поддержки престижа российского образования, конечно, связана и с этой работой – по возможно большему привлечению к нам на обучение ребят из других стран. Мы доказали, что мы сильны.

Китайская Народная Республика создала впервые в истории образования совместный университет: Московский и Пекинский политехнический. Он работает, там идёт учёба, там ждут Вас, Владимир Владимирович, его открыть. Китайская сторона построила здание для этого университета – копию высотки МГУ – за один год. То есть Китайская Республика придаёт большое значение качеству российского образования.

Владимир Владимирович, сегодня Татьянин день, студенты веселятся, они радуются: они сдали сессию без хвостов и, конечно, ждут медовухи. Она обязательно будет. Спасибо Вам за тот подарок, который Вы сделали, – сделали День российского студенчества.

Спасибо.

В.Путин: Виктор Антонович, я, разумеется, поздравляю всех студентов страны с Днём студента, с Татьяниным днём. Не могу не поздравить и Московский университет, поскольку с него всё началось. Так что я Вас поздравляю: и Вас, и всех студентов, аспирантов, преподавателей.

По поводу технологических долин – это была Ваша идея, мне очень приятно, что она реализуется, развивается, и приняты соответствующие нормативные акты по этому вопросу. Очень важно, мне кажется, это очень важное направление. Нужно добиться, чтобы этот проект был обкатан в Москве и потом тиражировался там, где это возможно и будет эффективно функционировать.

Что касается объединения студентов, то, конечно, если нужна какая-то поддержка от федеральной власти, мы с удовольствием эту поддержку окажем.

Д.Валеев: Виктор Антонович, спасибо большое.

Владимир Владимирович, мы понимаем, что, к сожалению, Ваше время ограничено. Наверное, можно было бы ещё много говорить на тему трудоустройства, академической мобильности, но мы вынуждены предложить начинать заканчивать наше мероприятие.

В.Путин: Знаете, всё-таки у нас на связи есть Калининград, Ростов-на-Дону, Симферополь, Ставрополь. Попросим коллег очень коротко сказать что-то, что они считают важным для нашей совместной работы. Давайте начнём с Калининграда.

П.Чечко: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники телемоста, приветствуем вас с самой западной точки России. Меня зовут Чечко Павел. Я студент 1-го курса магистратуры по направлению «Радиофизика».

Говоря о мобильности, для нас важно привлечение студентов, специалистов из других вузов страны. Нам важно направлять студентов не только за рубеж, но и также в другие регионы нашей Родины.

Так как мы, можно сказать, являемся оплотом России и российской культуры в центре Европы, то иностранные студенты в первую очередь обращают внимание на наш университет. Это не только студенты близлежащей Европы, но также стран дальнего зарубежья, таких как страны Латинской Америки, страны Азии.

Силами студенческих организаций мы всячески организуем большое количество мероприятий, направленных на популяризацию российской культуры и России в целом. Также эти международные студенты принимают активное участие в этих мероприятиях. За последние два года в нашем университете количество иностранных студентов увеличилось в два раза. Так как они принимают участие, им также становится интересен не только наш регион, но и другие регионы России. Они интересуются различными стажировками, обучающими программами, которые мы можем предоставить в рамках различных активных мероприятий.

Также хотелось бы ещё обратить внимание на то, что большое внимание иностранных студентов к нашему городу, к нашему университету обращено за счёт того, что мы являемся одним из городов – организаторов чемпионата мира по футболу.

И ещё хотел обратить внимание на предложение Альберта и Динара по поводу запуска федеральной программы поддержки внутрироссийской студенческой мобильности. И также к этому привлекать не только российских, но и иностранных студентов.

Спасибо Вам большое за внимание. И также поздравляем всех с праздником.

В.Путин: Спасибо за предложения. Будем реализовывать.

Вы студент первого курса?

П.Чечко: Да, первый курс магистратуры, радиофизика.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Пожалуйста, Ростов-на-Дону.

А.Бугаев: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Здравствуйте, уважаемые члены и наши коллеги, участники телемоста.

Меня зовут Бугаев Арам, я – аспирант четвёртого курса физического факультета Южного федерального университета. Спасибо всем за то, что сегодня вы подняли такие актуальные темы для студентов. В частности, это тема трудоустройства в первую очередь, тема мобильности.

Но я хотел бы добавить, что для многих студентов, в частности для меня, выбравших для себя путь науки, первым работодателем может быть как раз университет. В науке тема мобильности очень актуальна. Мы должны обмениваться опытом, мы должны посылать своих студентов и за рубеж, и по России. Я не был исключением, я окончил аспирантуру Туринского университета в Италии, получил степень PhD и вернулся в свой родной университет.

Вернулся я не потому, что я подписывал какой-то контракт. Динар говорил, что есть замечательная программа, по которой нужно вернуться и отработать три года в своей республике, но вернулся я прежде всего потому, что дома меня ждала современная лаборатория, оборудованная по последнему слову техники, которую, к слову сказать, поддержал мегагрант Правительства Российской Федерации. Меня ждал прекрасный коллектив, достойная зарплата, хорошие условия труда. И я сам вернулся тоже не с пустыми руками, я привёз с собой новые контакты, новые компетенции, которыми сейчас делюсь со своими молодыми коллегами.

Поэтому, поскольку сегодня Татьянин день, я хотел бы пожелать всем нам побольше таких лабораторий. Я знаю, что в нашей стране таких лабораторий очень много, я сам был во многих из них и надеюсь, что наше Правительство будет дальше выступать гарантом того, что будут в нашей стране такие научные центры, в которые студентам, в том числе студентам, прошедшим стажировки за рубежом, будет приятно возвращаться, и посредством таких студентов мы и будем осуществлять диалог между научными центрами и между университетами и наукоёмкой индустрией. Спасибо большое.

В.Путин: Что могу сказать? Что Ваш пример – это очень хороший пример профессионального развития, и в хорошем смысле этого слова преданности вузу, своей стране, своему Отечеству. Я хочу пожелать Вам профессиональных успехов, надеюсь, что у Вас всё получится. Удачи!

А.Бугаев: Спасибо.

В.Путин: Симферополь, пожалуйста.

К.Слуцкая: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович, здравствуйте, уважаемые участники телемоста. Меня зовут Слуцкая Ксения, я аспирантка Крымского федерального университета.

Несмотря на некоторые сложности геополитические, с которыми сталкивается сегодня Крым, международная деятельность является неотъемлемой составляющей жизни Крымского федерального университета и практически каждого из нас. В нашем университете учатся практически 3 тысячи иностранных студентов более чем из 50 стран мира. Ежегодно мы проводим и выступаем соорганизаторами более чем 100 международных мероприятий, принимаем многочисленные иностранные делегации, а также развиваем проекты международной академической мобильности.

Именно международная академическая мобильность не только представляет собой особую важность в вопросе повышения личной компетенции студента, расширении его кругозора, но и несёт в себе более глобальный характер и значение. Ведь, будучи за границей, российский студент, крымский студент, студент Крымского федерального университета, является послом нашей страны за рубежом. В личном общении он доносит некоторую информацию, заводит новые контакты и друзей. Для Крыма это особо актуально, ведь именно это является примером проявления той самой общественной народной дипломатии, о которой мы неоднократно говорили и которая действует тогда, когда дипломатические официальные каналы заблокированы. Ведь образование и наука не имеют никаких границ и преград. Спасибо за внимание. С праздником!

В.Путин: Благодарю Вас за информацию. Вы сказали об известных геополитических трудностях. А когда, собственно, было так спокойно в Крыму? Если посмотреть, как развивались события во время Вернадского, в 20-е годы, как было тяжело, – гражданская война шла, а университет жил. Не просто жил, а он был центром, в известном смысле, тогдашнего Крыма и оставался центром науки и образования всей страны.

Вот это очень яркий, если не сказать блестящий, пример того, насколько важно образование в любой ситуации. А сегодня не думаю, что ситуация вокруг Крыма является драматичной, напротив, уверен, что всё будет постепенно стабилизироваться. Вы знаете, как идёт развитие. И после решения ряда инфраструктурных вопросов и проблем, уверен, это развитие только будет набирать темп, причём и в социальной сфере, и в сфере науки, в сфере образования, и в сфере производства по различным направлениям. Я желаю Вам успехов. Спасибо.

Ставрополь.

Л.Кирюхина: Добрый день, Владимир Владимирович. Добрый день, уважаемые участники телемоста. Вас приветствует Северо-Кавказский федеральный университет, город Ставрополь. Меня зовут Кирюхина Людмила, студентка первого года обучения магистратуры, будущий юрист.

Что хотелось бы отметить в первую очередь, Владимир Владимирович. Сегодня, благодаря созданию федеральных университетов, у студентов появились невероятные возможности, о которых раньше мы даже не могли мечтать, в том числе и в сфере академической мобильности, о которой сегодня так много говорят мои коллеги.

На сегодняшний день у нас в университете обучаются студенты из 69 регионов Российской Федерации, что действительно показывает статус федерального университета. Совсем недавно на базе нашего вуза прошла презентация навигатора профессий, которые будут востребованы в ближайшие годы на Дальнем Востоке для развития экономики и социальной сферы этого региона.

В рамках этой недели нам была дана информация не только относительно вакансий, которые могут быть предложены, но и льгот, которые могут быть предложены, собственно, будущим молодым специалистам. Эта информация была интересна как студентам с Дальнего Востока, которые также обучаются у нас в Северо-Кавказском федеральном университете, так и ребятам из других регионов, которые готовы после окончания университета отправиться на работу на Дальний Восток, а также помогать в освоении Сибири, как это было ранее, в лучших традициях отечественного образования.

Напоследок хотелось бы сказать, что всё студенчество Северо-Кавказского федерального университета благодарно Правительству Российской Федерации и Вам, Владимир Владимирович, за те возможности, которые Вы сегодня для нас открываете. Эти возможности действительно помогают нам расширить наши профессиональные знания, а также, что самое главное, изучить лучший опыт отечественных и зарубежных образовательных центров. Большое спасибо. Ещё раз всех с праздником.

В.Путин: Спасибо Вам. Спасибо всем участникам нашей сегодняшней встречи.

Хотел бы в завершение вот что сказать. Мы сейчас участвовали в таком большом, по сути, общенационального характера событии, отмечали Татьянин день, но в рабочей обстановке и на связи практически со всеми федеральными университетами. Их, напомню, десять. Но кроме федеральных университетов у нас ещё создана сеть исследовательских университетов. И хотел бы заметить, что и другие высшие учебные заведения страны, средние учебные заведения, они никогда не будут оставаться на какой-то периферии.

Мы, когда создавали систему федеральных университетов, а затем и исследовательских университетов и институтов, исходили из того, что должны быть какие-то примеры того, как можно развиваться, к чему можно стремиться. Но я знаю по опыту других отраслей, кроме образования, что как только эти точки роста появляются, к ним сразу стремятся приблизиться все остальные учреждения в любых сферах, в том числе и в образовании.

Я не сомневаюсь нисколько и хочу вас со своей стороны заверить, тех студентов, которые учатся в других университетах, не в федеральных университетах – не в московском, не в питерском, не в исследовательских институтах и университетах, что, как в таких случаях говорят, никто не будет забыт. Мы прекрасно понимаем и отдаём себе отчёт в том, что система образования в России – это гораздо более широкая система, чем 10 федеральных и ещё сеть исследовательских университетов, совсем нет. Мы будем уделять внимание всей системе образования. И только так мы сможем добиться нужного нам результата. А нужный результат – это развитие университетской науки и подготовка нужных экономике страны и социальной сфере, вообще нужных стране кадров. Поэтому я желаю успехов всем студентам и всем преподавателям, особенно в сегодняшний праздничный день – в Татьянин день.

Всего вам самого доброго! Уверен, что у вас всё будет получаться так, как получается до сих пор.

Россия. ПФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477788 Владимир Путин


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418343 Владимир Путин

Президент посетил Российскую государственную специализированную академию искусств.

Владимир Путин ознакомился с учебным процессом в Российской государственной специализированной академии искусств – единственном в мире творческом высшем учебном заведении для людей с ограничением по здоровью – и встретился с инвалидами, представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ.

Владимир Путин осмотрел музыкальный класс, где незрячий студент исполнил для главы государства на рояле «Венгерскую рапсодию № 10» Ференца Листа. В этом же помещении была организована выставка картин – подмосковных и дальневосточных пейзажей.

Президент посетил также класс сценического искусства и посмотрел репетицию исполнения учащимися гимна академии – песни «Мельпомена» – на жестовом языке.

Кроме того, глава государства побывал в классе оперной подготовки и компьютерном зале, затем посмотрел выставку технологичных устройств для инвалидов по слуху и зрению.

После осмотра академии Владимир Путин встретился с представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ, занимающихся проблемами людей с ограничениями по здоровью, паралимпийцами, участниками чемпионата «Абилимпикс».

Российская государственная специализированная академия искусств ведёт свою историю с 1990 года, когда в СССР был создан Всесоюзный центр творческой реабилитации инвалидов, структурным подразделением которого стал специализированный институт искусств. В 2013 году вуз прошёл государственную аккредитацию и получил статус академии.

В составе вуза есть три факультета – музыкальный, театральный и изобразительного искусства. В стенах академии ставит свои спектакли театр для неслышащих, работает инклюзивный оперный театр, среди коллективов музыкального факультета – оркестр народных инструментов, камерный оркестр и другие.

* * *

Стенограмма встречи с представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ людей с ограничениями по здоровью

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья! Хочу вас всех поприветствовать.

И, прежде чем перейти к разговору по сути вопроса, хочу в начале отметить, что сегодня в нашей стране впервые отмечается национальный День добровольца-волонтёра. Хочу поблагодарить всех участников этого движения.

Думаю, что уместно будет сделать это здесь, в том числе потому, что среди добровольцев и волонтёров – а они очень часто и достаточно активно занимаются поддержкой людей с ограниченными возможностями по здоровью, – большое количество людей, которые сами являются людьми с ограниченными возможностями по здоровью.

Они не только своим личным примером показывают, что и как нужно делать, чтобы жить полноценной жизнью, но и других к этому подталкивают. Мне кажется, что они заслуживают особого внимания и уважения.

В целом хотел бы сказать, что люди с ограниченными возможностями по здоровью вносят существенный вклад в развитие экономики, науки, культуры, участвуют в общественной, политической жизни, добиваются потрясающих результатов в спорте, побеждают на престижных международных соревнованиях. И, как я уже говорил, своим примером во всех этих сферах, во всех этих областях показывают нам, чего может добиться любой человек.

Пользуясь возможностью, хотел бы от всей души поздравить победителей и всех участников недавно завершившегося национального чемпионата по профессиональному мастерству среди инвалидов – «Абилимпикс». Они продемонстрировали просто блестящие способности и подготовку, проявили сильный и волевой характер. Просто молодцы!

Вы знаете, за последние годы реализован целый ряд мер, направленных на формирование комфортной, безбарьерной среды для граждан с ограниченными возможностями по здоровью.

Большое внимание уделяется решению вопросов доступности социальных, транспортных объектов. Сейчас пятая часть учреждений образования соответствует условиям инклюзивного обучения. Мы наверняка будем ещё об этом говорить, и наверняка присутствующие здесь будут делать какие-то замечания и предложения по поводу того, как и что нам нужно делать для того, что уже начато.

Развиваются и внедряются уникальные образовательные методики, которые позволяют раскрыть способности, таланты человека с ограниченными возможностями по здоровью. Например, они широко используются здесь, в Российской государственной специализированной академии искусств.

Честно говоря, я порадовался, когда посмотрел, как здесь работают люди, просто замечательно. Думаю, что это уникальное учебное заведение – в мире больше такого нет.

Что считаю ещё важным отметить. Меняется отношение общества к проблемам инвалидов, это отношение становится более зрелым, гуманным, неравнодушным. Нарушение прав инвалидов, чёрствость к ним вызывают справедливое осуждение и неприятие граждан. И конечно, представители власти на всех уровнях должны видеть за цифрами программ и планов проблемы конкретных людей, нуждающихся в поддержке.

Нам ещё предстоит, безусловно, многое изменить, многое сделать, серьёзно продвинуться по таким направлениям, как система медико-социальной экспертизы, вопросы трудоустройства и реабилитации, а также ранней помощи детям-инвалидам. Здесь, безусловно, остаётся ещё очень большое количество нерешённых вопросов, обязательно будем этим заниматься и двигаться дальше.

Хотел бы подчеркнуть, эффективными могут быть только совместные, солидарные действия: объединение усилий органов власти, общественных организаций, волонтёров, о которых я сказал в начале. Только это позволит создать по-настоящему равные возможности для всех.

Давайте обсудим все эти проблемы.

Пожалуйста, Михаил Борисович.

М.Терентьев: Хорошо.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Во время Паралимпийских игр в Сочи Вы меня как–то спросили, почему я не выступаю на соревнованиях. Тогда я не нашёлся, что ответить. Да, в спорте всё понятно: дисциплина, тренировка. А бюрократические механизмы иногда тяжело преодолеть. При этом получаешь критику от некоторых активистов, которые всё знают, как сделать быстро.

Иногда думаешь: правда, почему мы толчёмся на месте? Может быть, и правда не там силы реализуем? Но после этих встреч с горячими избирателями приходишь на тренировку к своей команде, которая расширилась в десятки раз за последнее время, видишь, как много сильных, целеустремленных спортсменов среди паралимпийцев, как стойко они преодолевают все невзгоды, по каким обстоятельствам.

В то же время благодаря этому кризису в паралимпийском движении мы стали лучшими среди национальных паралимпийских комитетов в образовательных программах по антидопингу, по мнению экспертов ВАДА.

Соглашусь, общество за эти годы сильно изменилось. Посмотрите, как реагируют СМИ, и общественное мнение подхватывает справедливый гнев, если нарушаются права инвалидов. Прокуратура реагирует оперативно. И это просто радует, что мы двигаемся вперёд.

Владимир Владимирович, поэтому сейчас я могу точно сказать, что моя деятельность сегодня помогает другим быть активными и в жизни, и на пьедестале соревнований. Да, я не действующий спортсмен, но другим помогаю стать паралимпийцами. Поэтому сейчас о проблемах.

Часто в обращениях поднимаются вопросы организации обеспечения средствами реабилитации. При этом мы знаем, что за последние семь лет финансирование увеличилось в два с половиной раза.

Первое, инвалиды долго не могут получить компенсацию за самостоятельно приобретённое абсорбирующее бельё, иногда более шести месяцев. В случае самостоятельного приобретения размер компенсации определяется на основе аналогичного изделия, приобретённого уполномоченным органом, который закупает его крупными или мелкими партиями. Поэтому размер компенсации не может покрыть фактические расходы инвалидов. Также человек вынужден тратить собственные средства или берёт потребительский кредит.

Другой механизм обеспечения – это закупка через конкурсные процедуры. Но часто закупаются коляски, которые человеку не подходят, потому что не учитывают индивидуальные особенности в полной мере. При определении типа коляски не обращают внимания на социальные условия жизни человека: или он активно занимается спортом, или получает образование, или ежедневно ходит на работу, или ведёт малоподвижный образ жизни – всё это надо учитывать, потому что любые средства реабилитации нужны для повышения уровня самостоятельности человека.

Поэтому обязательно нужно учитывать социальные показания наряду с медицинскими при определении средств реабилитации. Прошу дать соответствующее поручение изменить нормативно-правовое регулирование.

В.Путин: А что конкретно?

М.Терентьев: Когда определяется средство реабилитации, то учитываются противопоказания и медицинские показания. То есть, если у человека нет ноги до какого–то уровня, говорят, что нужна коляска. Но если этот человек ещё и получает образование или занимается спортом, может быть, ему нужна активная коляска, а если он пожилой, то, может быть, нужна повседневная для малоподвижного образа жизни.

Поэтому эти социальные показания важно учитывать. Надо посмотреть, чем человек планирует заниматься и насколько его активность нужно поддержать. Но это самая простая проблема, которую можно решить и урегулировать достаточно быстро.

Но следующая очень сложная проблема – это процедура закупок. Вы знаете, что у нас всё закупается по 44–му закону, и Всероссийское общество инвалидов, которое я возглавляю, вместе с Фондом социального страхования наладили общественный контроль за составлением техзадания, следим за тем, чтобы в один год не объединялись различные типы ТСР, проводятся лабораторные экспертизы, участвуем в общественном контроле на стадии выдачи.

Одним из решений, например, до 2017 года была закупка колясок до 30 процентов от общей потребности у единственного отечественного производителя, который запустил производство в Тольятти на основе немецких технологий.

Этот механизм позволил держать определённый уровень качества. То есть, когда выходят другие недобросовестные, они ориентируются на лучшее качество. Но этот механизм в 2017 году не был поддержан.

Думаю, что этот временный механизм всё–таки в 2018 году, в начале года, надо поддержать, чтобы реализовать дальнейшее решение, о котором я сейчас скажу ниже.

В.Путин: То есть Вы хотите, чтобы было разрешение приобретать у единственного поставщика?

М.Терентьев: Да, до 30 процентов. Но это временная мера. Она действовала на протяжении пяти лет. Но это я говорю, что возможности 44–го закона на самом деле административно уже себя исчерпали. То есть конкурсные процедуры загнали вообще всю ситуацию борьбы за качество в тупик.

Поэтому уже давно обсуждаются и найдены дополнительные решения обеспечения техническими средствами реабилитации. Очень важным этапом развития станет внедрение электронного сертификата, который позволит человеку при наличии показаний выбрать на рынке изделия у добросовестного производителя. Это простое решение требовало, конечно, детальной проработки. Мы с коллегами долго обсуждали принцип определения стоимости электронного сертификата.

Эта ключевая проблема механизма ценообразования может быть решена через формирование каталога технических средств реабилитации и услуг, предусмотренных федеральным перечнем, который будет содержать подробное описание средств реабилитации, включая информацию о ценах. Конечно, этот информационный ресурс должен регулярно обновляться и учитывать мнение всех сторон: и производителей, и основного заказчика – Минтруда и Фонда социального страхования, и экспертного сообщества в сфере реабилитации, и, конечно, Минфина как ключевого во всех вопросах.

В России для этих целей ежегодно должна проходить всероссийская выставка средств реабилитации и элементов доступной среды на примере той выставки, которая недавно прошла в Москве, – «ИнваЭкспо. Общество для всех». В результате реализации электронного сертификата производители и поставщики будут биться не с бюрократическими процедурами, как их обойти, а будут стремиться качеством привлечь потребителя.

С появлением каталога мы должны вернуться к рассмотрению вопроса о включении в федеральный перечень средств реабилитации ручного управления на автомобиле. Автомобиль с ручным управлением позволяет человеку с инвалидностью почувствовать новое качество жизни, а для инвалидов на колясках это свобода для активной жизни.

При этом мы имеем положительный опыт, полученный в ряде субъектов, которые применяли электронный сертификат для своего регионального перечня. Электронный сертификат даст толчок для развития современной реабилитационной индустрии. Прошу поддержать введение этого электронного сертификата.

К тому же мы всецело поддерживаем недавно утверждённую Стратегию развития производства промышленной продукции реабилитационной направленности до 2025 года. Правительство её недавно утвердило.

Впервые предусмотрены меры государственной поддержки новейших разработок в сфере реабилитационных технологий. Маркирование изделий как одна из форм учёта рыночного оборота, что в последующем позволит реализовать механизм обмена ТСР на более современные до окончания нормативного срока эксплуатации.

Приведу пример. Для спортсмена-паралимпийца высокого уровня спортивная коляска должна быть самой последней модели, чтобы соревноваться на Играх на равных с другими соперниками. Для начинающих спортсменов могут использоваться модели более ранних выпусков, и мы, таким образом, сделаем такой оборот качественных средств реабилитации. То есть начинающие будут брать коляски, которые не самые последние, но они могут участвовать.

В заключение своего выступления, Владимир Владимирович, я приглашаю Вас в августе 2018 года на 30–летний юбилей Всероссийского общества инвалидов, которое я возглавляю, которое объединяет полтора миллиона человек, и мы в 82 регионах России. Буквально на следующей неделе, 11 декабря, мы проводим учредительное собрание крымской организации. Надеюсь, Аксёнов нам поможет с помещением для её деятельности.

Тем более мы знаем, что Правительство очень активно прорабатывает развитие центра реабилитации в городе Саки для спинальных больных, я видел, там и Ваши есть поручения, и Правительство там отработало. Думаю, что в будущем это будет хорошая площадка для развития реабилитации.

Недавно Всероссийское общество инвалидов разработало стратегию развития организации и определило наши ценности на десятилетия вперёд: равенство, возможность, активность и полезность. Миссия нашей организации – объединять усилия заинтересованных сторон по созданию полноценной жизни инвалидов.

Наши организации, следуя этим ценностям, стали самими активными участниками конкурса на президентские гранты, и по сравнению с первым этапом в два раза больше наших проектов стало победителями. А в сравнении с грантами вообще прошлых лет – в десятки раз.

Спасибо Вам за поддержку этой правильной грантовой деятельности именно в таком формате, я там активно тоже участвую, где каждый может проявить себя.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Сначала по вопросам, которые Вы подняли. Компенсации за приобретённые изделия, самостоятельно приобретённые, конкурсные процедуры средств реабилитации. Это учитывает социальные показания. А как определить социальные показания? Это просто пожелание, получается.

М.Терентьев: Социальные показания – это такой субъективный фактор. У нас же медико-социальная экспертиза когда общается с человеком, то она видит его активности. И органы социальной защиты, которые видят, чем он занимается…

В.Путин: Смотрите, у единственного поставщика, Вы настаиваете на том, чтобы было такое разрешение. На какое время?

М.Терентьев: Хотя бы на один год.

В.Путин: На 2018 год?

М.Терентьев: Да.

В.Путин: Я согласен с Михаилом Борисовичем. Дело в том, что надо поддержать своего, национального производителя. Если его не поддержать, то тогда, выражаясь профессиональным языком, рынок не будет обеспечен, он не сможет просто развернуться.

М.Терентьев: Главное, чтобы это не затягивалось, и вначале года такое решение было принято.

В.Путин: Давайте, если Вы не против, я подпишу.

О.Голодец: Да.

В.Путин: Там процедура такая, что я должен согласиться, а Правительство оформляет. Я готов это сделать. Давайте сделаем.

Но самое главное, что Михаил Борисович предложил, это электронный сертификат. Это решит сразу многие вопросы, в том числе и те, с которых Вы начали. Имеется в виду компенсация и так далее. Почему? Потому что, насколько я понимаю, это даст возможность человеку самому определять, что и как покупать.

Тогда и конкуренция будет совсем другая, и меньше будет бюрократических процедур, не нужно будет бегать за всякими справками-бумажками, а просто выходить с сертификатом, и так далее.

В некоторых регионах Российской Федерации такие сертификаты уже вводятся. В Перми, в частности, и, по–моему, ещё где–то: в Ханты-Мансийске, по–моему.

М.Терентьев: В Москве, Московской области.

В.Путин: Да, в Москве, совершенно верно.

Поэтому, в общем и целом, поскольку такая практика уже есть, то надо её просто расширять, надо посмотреть, как она работает. Здесь и каталогизация нужна, и информационные ресурсы должны быть расширены. Хотя такой информационный ресурс создан, он работает, его нужно просто совершенствовать и расширять. А в принципе такой ресурс есть у нас уже.

Вам спасибо за предложения.

М.Терентьев: Спасибо большое.

В.Путин: Александр Николаевич сказал, что если он не задаст какие–то вопросы или не выступит, то ему студенты не простят этого.

Во-первых, хочу вас поздравить с тем, как у вас организована работа, в вашей академии. И конечно, предоставляю Вам слово. Пожалуйста, Александр Николаевич.

А.Якупов: Владимир Владимирович, действительно, мои студенты, студенты нашей академии и преподаватели, конечно, хотели прежде всего выразить слова благодарности за этот визит и за это совещание очень важное, интересное. А самое главное, наверное, всё–таки за те изменения, о чём они говорили, которые произошли за последние пять, может быть, лет в области создания доступной среды.

Действительно, произошли огромные изменения. Ведь у нас учатся дети из 56 регионов. И всё время об этом говорят, что раньше много, в том числе и в образовании, было недоступным, и сейчас всё меняется. Мы бы хотели просить Вас, прежде всего студенты, конечно, о том, чтобы эта работа как–то была продолжена. И мне кажется, что мы в этом плане ещё очень многое можем сделать.

Есть и такие проблемы, более, может быть, локальные. Российская государственная специализированная академия, она в двойном подчинении. Мы подчиняемся напрямую Министерству культуры, а финансирование идёт из Министерства образования.

Хотел бы, обращаясь к Вам, выразить точку зрения не только преподавателей нашей академии, но и всего сообщества, образовательного сообщества. Мы бы хотели, чтобы финансирование также шло через Министерство культуры, потому что всё, что касается…

В.Путин: Думаете, что больше получите?

А.Якупов: Нет, там ситуация другая. Ольга Юрьевна сидит, мне очень приятно, что Ольга Юрьевна здесь как министр. Она хороший министр, но, что касается финансирования, поверьте, мы там чужие.

В.Путин: Я только совсем недавно в Петербурге встречался с деятелями культуры. Они все задают такой же вопрос. Так что ничего нового.

А.Якупов: Действительно, мы там не потому, что там что–то плохо. Во–первых, у нас существует проблема. Например, в нашей академии, у нас, на двоих студентов один преподаватель. А в это время Министерство образования активно проводит такую идею, чтобы на десять студентов был один преподаватель.

Тогда надо нас закрывать. И все наши достижения сразу превратятся в пустой звук. Надо как–то этого избежать. Это первая и важная проблема, потому что она общая.

Другая проблема. Вы сегодня очень лестно о нас высказались, когда говорили о грантах. Вашим указом определено, что 99 учреждений культуры и образовательных учреждений имеют эти гранты. Сама идея выделения грантов плодотворная. Многие борются за гранты, и создается соревновательность, ради которой, наверное, эта идея и была порождена.

Мне кажется, что наш вуз тоже уникален. Мы действительно единственные в мире. А до ста не хватает одной организации. Девяносто девять уже Вашим указом учреждены. Если будет сто для ровной цифры и если такое решение по отношению к нашей академии будет Вами объявлено, мы были бы счастливы.

И последнее. Когда создавался наш вуз, это было прорывное решение, потому что ничего подобного в мире не было. И мы сейчас можем сказать, что нашими профессорами наработаны такие колоссальные методики, педагогические технологии, которых нет ни на Западе, нигде в мире. Они есть у нас.

У нас ведь не просто инклюзивный вуз. У нас обратная инклюзия – у нас здоровые, их всего 40 процентов. Получается, что вот это вкрапление в среду идёт в инвалидную среду. В результате мы смогли избежать и этой резервации, простите за этот термин, когда опасаются, что собираются только одни инвалиды.

Здесь и здоровые, и инвалиды, но здоровых чуть меньше. И вот эта интересная формула обратной инклюзии даёт колоссальные плоды, наработаны интересные методики. Наши студенты работают преподавателями. Почти 93 процента нашли своё место в жизни, работают, не просят, не стоят в метро и не попрошайничают, что называется. Стали социально активны.

Но тут есть какая проблема. Всё–таки мы вуз искусств, и у нас очень много появилось выпускников, которые непосредственно искусством занимаются. Они выступают в коллективах, в частности, здесь есть оперный театр, здесь есть инклюзивный жестовый театр, здесь есть симфонический оркестр, где половина слепых, половина ребят здоровых, здесь есть оркестр народных инструментов тоже с таким же соотношением, картинная галерея.

У нас какое обращение к Вам? Мы хотели бы просить Вас помочь нам в создании инклюзивного дома искусств. По–моему, такая ситуация назрела, и это бы отвечало развитию этой тенденции вообще в мире.

Например, недавно приезжал симфонический оркестр из Кореи, из Южной Кореи, 50 процентов было здоровых людей и 50 процентов было слепых. Концерт проходил в зале Чайковского, в филармонии – два, и это было восхитительно, это было по–настоящему такое культурное и крупное событие.

Мне кажется, что создание подобных коллективов, как оперный театр инклюзивный, как жестовый театр, в этом доме искусств, по–моему, было бы тем вторым прорывом, который бы обеспечил и дальнейшее развитие этого дела.

Мы и здание присмотрели. Вот есть кинотеатр «Ударник», много лет стоит без движения. Мы бы просили Вас дать такое поручение, чтобы этот кинотеатр преобразовать в такой инклюзивный профессиональный дом искусств.

Это было бы не только такое решение, я бы сказал, во славу или во благо инвалидов, но и, по–моему, это был бы такой мощный показатель заботы государства об инвалидах в таком, я бы сказал, профессиональном направлении. Многие получили бы работу, такую настоящую исполнительскую деятельность. Не педагогическую, не работу в инклюзивных коллективах. Вот в двух словах.

Ну и ещё раз хочу в завершение поблагодарить и участников совещания, ну и, конечно, Вас за это большое внимание к теме инвалидов. Спасибо Вам большое.

В.Путин: Спасибо.

По поводу подчинённости ведомствам. Но мы подумаем ещё, это должно быть общее решение. Если оно состоится, это должно быть общее решение, касающееся не только вашего учебного заведения, но и других учебных заведений, работающих в области подготовки кадров в искусстве. Мы подумаем над этим.

Что касается инклюзивного дома искусств – тоже это хорошая идея. Кинотеатр «Ударник» – наверняка это московская собственность, почти на сто процентов.

А.Якупов: Мы интересовались этим. Может быть, Владимир Ростиславович, скромно молчит, но он в курсе, кому что принадлежит.

В.Путин: Нет, он имуществом не занимается или занимается только в части, его касающейся. Я почти уверен, что это московская собственность. Мы с Сергеем Семёновичем поговорим, он очень быстро откликается на подобные вещи.

Думаю, что надо проработать и надо бы сделать – дело хорошее. И здесь нужно, конечно, наращивать нам так же усилия, как и по вопросам технической реабилитации, технических средств, о чём говорил Михаил Борисович.

Мы за последнее время, кстати, здесь много сделали. У нас показатель уже 87 с лишним процентов обеспеченности, но целевой показатель 93–95 должен быть. Поэтому у нас ещё есть над чем работать. И в Вашей сфере тоже. Посмотрим обязательно. Мне кажется, это хорошее предложение, проработаем.

Что касается грантов. Гранты создавались всё–таки не под те цели, которые Вы назвали. Они создавались, для того чтобы создать хотя бы элементарные условия и денежные доходы нашим ведущим коллективам, для того чтобы их сохранить в условиях, когда они просто не получали заработную плату или получали её совсем не того уровня, на котором находится их мастерство.

И поэтому, поскольку страна у нас открытая, а рынок труда, особенно в этой сфере, является глобальным, то их легко было переманивать куда угодно, в любые коллективы, в том числе и за границу. Мы таким образом просто приостановили отток и создали условия для того, чтобы люди могли на Родине работать и радовать своих зрителей, слушателей. А потом постепенно этот грантовый способ…

А.Якупов: Расширился.

В.Путин: …материального обеспечения деятелей культуры начал расширяться, приобрёл несколько другие очертания, и первоначальный смысл стал утрачиваться.

Но это не важно. А важно то, что это тоже один из инструментов поддержки культуры. На этот счёт тоже подумаем.

Михаил Сергеевич Киселёв.

М.Киселёв: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Как говорят в сообществе, «я не так давно в травме». Я её получил чуть более полутора лет назад на одной из спортивных тренировок и теперь постоянно передвигаюсь на инвалидной коляске.

В.Путин: А чем занимались?

М.Киселёв: Я увлекался спортом. Моя задача как командира стройотряда – мотивировать молодёжь к спорту. Я пробежал даже свой марафон – 42 километра 195 метров. Получил травму на батуте: перекрутил сальто, на втором обороте упал на шею и получил травму четвёртого шейного позвонка.

Но благодаря своей семье, бойцам студенческого отряда, друзьям я достаточно быстро вернулся в активную фазу и продолжаю заниматься сегодня общественной деятельностью. Ввиду этого я достаточно много езжу по городу, по стране и действительно вижу позитивные изменения с точки зрения создания безбарьерной среды.

Сегодня человек с особенностями просто летает на самолёте. Я бы хотел отдельно выделить компании «Аэрофлот» и аэропорт «Шереметьево», потому что у них есть чему поучиться нашим региональным коллегам. Лично на себе испробовал сервис «Российских железных дорог», и, честно Вам скажу, он меня приятно удивил, хотя понимаю, какая это глобальная, большая инфраструктура.

И сегодня действительно при той работе органов исполнительной власти бизнес стал активно включаться в эту чрезвычайно важную сферу. И мне кажется, что в большинстве случаев это создано при большой работе государственной программы «Доступная среда», которая рассчитана на 2011–2020 годы.

Но что мне хочется очень важное отметить, наверное, для всех граждан? Что правильно созданная доступность, она ведь помогает не только инвалидам, она помогает вообще большим слоям нашего населения: это и пожилым людям, это и людям, которые временно получили травмы, да и молодым семьям с детьми, которые в колясках, это тоже очень сильно помогает. Государственная программа «Доступная среда» в деятельности Общественной палаты, Общероссийского народного фронта занимает одно из чрезвычайно важных направлений.

И здесь наши эксперты да и мы сами порой руками прощупываем эти объекты, где–то и колёсиками проезжаем и видим правильность создания. Это позволяет нам где–то подталкивать органы государственной власти, где–то совместно вносить коррективы в действующие нормативные акты, где–то ускорять процесс создания этой доступной среды.

Ведь действительно стоит заметить, что иногда есть справедливые нарекания от средств массовой информации, самих инвалидов, что где–то этот процесс не так скор, как им бы хотелось, где–то кто–то создаёт формальность в этих решениях, и не все барьеры устраняются. На сегодняшний день органами исполнительной власти в субъектах разработана дорожная карта по поэтапному созданию доступности.

Но, знаете, в некоторых регионах они рассчитаны на 2025–й, а где–то и 2030 год. И чтобы эта положительная тенденция сохранилась, всё–таки все те важные объекты здравоохранения, спорта, культуры были дооборудованы, мне бы хотелось попросить Вас, Владимир Владимирович, от всех особенных людей принять решение о продлении столь важной программы «Доступная среда» как минимум до 25–го года.

В.Путин: Она у нас до 2020 года действует.

М.Киселёв: Я бы просил Вас от всех продлить её до 2025 года. Со своей стороны как Общероссийский народный фронт, Общественная палата мы готовы с экспертами подключиться к проработке этой программы и наполнить её большим содержанием на основе того опыта, который появился за время реализации этой программы.

Также хотел бы и Вас, и, может быть, дать поручение органам исполнительной власти, которые создают сегодня другие программы, такие как важная программа «Комфортная городская среда», чтобы уже сегодня учитывали особенности людей, таких как глухих, слепых, людей на колясках; чтобы, когда создаётся эта комфортная городская среда и не только другие программы, нам ничего с вами в процессе не пришлось переоборудовать и выделять дополнительные бюджетные средства на изменение, а чтобы она сразу была уже создана правильно для абсолютно всех слоёв населения.

В завершение, Владимир Владимирович, хотел бы поблагодарить лично Вас, потому что мы видим, как изменился – и Вы это подчеркнули в своём выступлении – взгляд общества на людей с особенностями. И я бы хотел благодарить Вас за то, что Вы лично создаёте этот тренд равных возможностей в нашем обществе.

В.Путин: Спасибо за добрые слова. Но сделать ещё нужно действительно очень много, хотя программа у нас началась в 2011 году, и за это время действительно какие–то позитивные сдвиги произошли.

Мы говорили в начале 2000–х о необходимости запуска программы инклюзивных школ. Постепенно-постепенно маховик раскручивается, достаточно медленно, но всё–таки за последние несколько лет в восемь раз увеличилось количество инклюзивных школ. В восемь раз.

А количество передач с сурдопереводом возросло в пять раз по различным средствам массовой информации. Но и этого, конечно, ещё явно недостаточно. Надо точно продлить программу с 20–го до 25–го года минимум. Это первое.

Второе, её нужно интенсифицировать, чтобы это всё–таки не было растянуто на вечные времена. И для того чтобы решить эту вторую задачу, тоже согласен с Вами, нужны новые программы.

У нас существуют программы обустройства среды, дворовых пространств и так далее. Их много на самом деле. Всё больше и больше появляется. И мы стараемся тоже обеспечить их финансированием.

Изначально нужно делать так, чтобы учитывались потребности людей с ограниченными возможностями по здоровью, как Вы сказали, особенных людей. Это всё вообще копейки стоит. Это недорого. Вопрос во внимании.

Переделывать, может быть, сложнее. Ломать, а потом заново что–то делать, – это, наверное, дороже стоит. Лучше делать сразу изначально. Так же, как мы когда–то готовили Олимпиаду в Сочи и сразу же готовили и Паралимпиаду. Всё сделали изначально. Так нужно делать везде. Это точно. И так и будем делать. А программу продлим до 2025 года…

Юрий Александрович Жулёв.

Ю.Жулёв: Владимир Владимирович, спасибо огромное за возможность рассказать о тех проблемах, которые существуют. Я представляю пациентское сообщество, и мы на стыке системы здравоохранения и медико-социальной помощи и поддержки.

Хотелось бы остановиться на системе самой медико-социальной экспертизы. Первое, о чём я хочу сказать, что гражданин, который попадает в эту систему, он сталкивается с необходимостью сбора достаточно большого количества бумаг, в основном это медицинские учреждения. Затем гражданин идёт в бюро, выясняется, что чего–то не хватает, что–то не так написано, и он возвращается в поликлинику, и, к сожалению, мы сталкиваемся с ситуацией, когда это повторяется многократно.

Наше предложение заключается в том, что необходимо выработать механизм прямого документооборота между ведомствами – между бюро и учреждениями здравоохранения. В дальнейшем, когда система будет готова, конечно, идеально – это внедрение электронного документооборота, потому что это современные технологии.

Всё это позволило бы, с одной стороны, повысить удобство, комфортность системы и, самое главное, её, собственно говоря, эффективность, потому что гражданин должен прийти один раз, уже на подготовленную, так скажем, почву, сформированными документами, которые бы позволили бюро медико-социальной экспертизы принять решение.

Следующий волнующий нас вопрос – это ситуация, когда гражданин имеет проблемы со здоровьем. И врачи, и эксперты бюро понимают, что, к сожалению, ничего кардинально изменить в состоянии здоровья невозможно. Но при этом действующая нормативная база говорит о том, что такому человеку приходится многократно всё равно ходить и проходить переосвидетельствование в бюро медико-социальной экспертизы.

Наше предложение заключается в том, что нужно доработать эти перечни заболеваний, при которых достаточно будет одного освидетельствования до 18 лет и одного освидетельствования для получения бессрочной инвалидности. На наш взгляд, это, безусловно, снимет социальное напряжение, потому что люди иногда не понимают, ну не рассосётся у них это заболевание – простите за такое слово, – и врачи это понимают прекрасно, но сделать ничего не могут. Мне кажется, что мы этим снизим такое недовольство, и, с другой стороны, мы разгрузим саму систему медико-социальной экспертизы. Это второй вопрос.

Третий момент. Существует индивидуальная программа реабилитации и абилитации инвалида – крайне важный документ, и зачастую инвалиду неоднократно нужно вносить изменения в эту программу.

Сейчас любое внесение изменений в эту программу влечёт за собой практически полный цикл освидетельствования, полный цикл, включая рассмотрение самого факта инвалидности, что, конечно, людей и отпугивает и, самое главное, отнимает время как у самого человека, так и у работников, и у бюро.

Наше предложение: разработать упрощённый порядок внесения изменений в программу ИПР без полного цикла, без хождения по этим кабинетам.

И наконец, заключительный, но не менее, на мой взгляд, важный вопрос – это политика большей открытости работы бюро медико-социальной экспертизы. Сейчас, мы знаем, формируются общественные советы при бюро, и мы считаем, что, безусловно, мы создаём общественные советы не ради того, чтобы создать совет, а всё–таки в качестве очень важного инструмента общественного контроля.

В этой связи мы считаем, что, конечно, формирование этих общественных советов должно проходить среди целевых групп – это общественные организации инвалидов, пациентские сообщества, другие заинтересованные социальные группы. Поэтому вопрос формирования этих советов, их деятельности должен быть под пристальным вниманием, и мы здесь готовы, безусловно, оказывать всяческое содействие.

В заключение хочу сказать, что, собственно, то, о чём я говорил, уже обсуждено на двух очень авторитетных и важных для нас площадках. Буквально на прошлой неделе состоялся Восьмой всероссийский конгресс пациентов, на котором в том числе эти предложения вошли в его резолюцию.

И в рамках деятельности Комиссии при Президенте Российской Федерации по делам инвалидов создана соответствующая рабочая группа, и эти предложения прошли очень детальное обсуждение и представителями общественных организаций, и экспертов.

Благодарю Вас за внимание.

В.Путин: Начну с того, чем Вы почти закончили, завершили. Открытость общественной комиссии полностью поддерживаю, и надо это развивать. И всячески с уровня Администрации будем этому способствовать так же, как и на других площадках, там и в Общественной палате, и в Думе, и в региональных органах власти, и в законодательных органах. Это абсолютно правильно, люди будут чувствовать свою сопричастность к этому процессу. Первое.

И, второе, будут понимать, что реально происходит, где какие–то возможности открыты, а где ещё надо дать им поработать. И контроль, это абсолютно. Вы начали фразу, я уже написал здесь: «Контроль со стороны общественных организаций».

Ю.Жулёв: Контроль и обратная связь.

В.Путин: И Вы закончили. Я услышал эту фразу, полностью разделяю.

Есть проблема, которую Вы тоже затронули. Люди боятся просто обращаться за индивидуальными программами реабилитации и абилитации, потому что это требует прохождения этого сложного процесса переосвидетельствования. И это тоже надо поменять.

Но и электронный документооборот нужно наладить, это абсолютно точно. Здесь мне Сергей Владиленович шепнул, мы уже провели консультации между министерствами и ведомствами, такая возможность есть между Минтрудом и Минздравом, но вам нужно будет наладить электронный оборот документов здесь.

Это, конечно, отдельная программа должна быть создана, требует финансирования. Не думаю, что это запредельное финансирование, нужно просто это сделать. Людям и так тяжело, у них и так ограниченные возможности по здоровью, а мы ещё заставляем их бегать туда-сюда или ездить на колясках с места на место и ходить, в очередях стоять. Поэтому это, точно совершенно, в современном мире должно быть организовано. Надо программу сделать.

Максим Анатольевич и Вероника Игоревна, программу сделайте.

О.Голодец: Сделаем.

В.Путин: Это всё делается легко, надо только этим заняться.

И, наконец, бессрочная инвалидность. Конечно, давно пора уже это сделать. Ясно, что всё время опасения у органов власти, что здесь могут быть какие–то злоупотребления.

Но какие злоупотребления, если у человека конечности отсутствуют? Чего там говорить? Есть вещи, очевидные абсолютно, поэтому нужно это сделать.

Руслан Владимирович Витрянюк.

Р.Витрянюк: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Мы сняли художественный фильм «Со дна вершины», посвящённый спортсменам-паралимпийцам, фильм о мужестве, о преодолении. Это современная «повесть о настоящем человеке». В нашей стране много сильных людей, а паралимпийцы – это настоящие герои нашего времени.

В процессе создания фильма мы общались со многими из них, и сегодня здесь присутствует паралимпийский чемпион, ставший главным консультантом нашего фильма, Михаил Терентьев. А также в зале находится двукратный паралимпийский чемпион, многократный чемпион России, Европы и мира Алексей Мошкин. Мне сказали, он напротив меня находится. В основу сценария легла реальная история из его жизни.

Наш фильм очень эмоциональный, мотивирующий и патриотичный – в правильном смысле этого слова. Он рассказывает о современном герое, который живет среди нас. И это живой пример для сегодняшних подростков. Мы показывали фильм детям-инвалидам из лиги по следж–хоккею и паралимпийским чемпионам. Инга Медведева, Алексей Обыденнов, Сергей Александров и другие паралимпийцы считают, что фильм нужно показывать для поднятия духа нашим спортсменам.

Также мы показывали наш фильм на «ПроеКТОриЯ» в Ярославле, в балтийском «Артеке», на Всероссийских детских центрах «Орлёнок» и «Океан», на форуме волонтёров «Победа» и на Фестивале молодёжи и студентов в Сочи, где ребята выступили с инициативой написать Вам письмо с просьбой поддержать выход фильма, чтобы его увидела вся страна.

Эту же инициативу поддержали в «Океане» и на форуме Российского движения школьников. Везде фильм буквально поднимал зал, люди всегда испытывают гордость за наших спортсменов, за нашу страну.

И к нам после фильма многие подходят и со слезами, с эмоциями обнимают, говорят, что после фильма вырастают крылья и хочется жить. Фильм мотивирует на преодоление трудностей и на стремление к своей мечте. На «ПроеКТОриЯ» молодой парень после фильма встал перед всем залом и сказал: «Я сам ампутант, и теперь знаю, что всё будет хорошо!»

Владимир Владимирович, учитывая социальную значимость проекта, создание фильма частично было поддержано государством, нас поддержали Министерство культуры Российской Федерации в лице Владимира Ростиславовича Мединского, Внешэкономбанк.

Но сейчас, чтобы фильм дошёл до максимального количества зрителей, мы хотели бы выпустить его в широкий прокат и просим Вас поручить Фонду кино поддержать фильм в прокате, который запланирован нами на конец февраля 2018 года.

Дата выбрана не случайно – в связи с последними событиями, связанными с запретом наших спортсменов выступать на Олимпиаде и в преддверии Паралимпиады в Корее. Выход фильма может стать важной, серьёзной поддержкой для наших ребят.

Но и перед выходом, и во время проката фильма мы обязательно будем продолжать специальные показы и встречи с паралимпийцами в регионах, где они смогут выступать, рассказывать свои истории, что послужит неким таким объединяющим фактором не только для всего паралимпийского сообщества, но для всех спортсменов. Потому что их победу украсть невозможно, и именно такие слова есть в нашем фильме.

Владимир Владимирович, мы бы очень хотели, чтобы Вы посмотрели наш фильм, и мы уверены, что Ваше мнение будет определяющим в его дальнейшей судьбе.

Спасибо Вам большое.

В.Путин: Спасибо. Я обязательно посмотрю. Всё равно, когда Вы это сделаете, в январе, в феврале…

Меня Михаил Борисович пригласил на мероприятие в августе. Вы меня в каком качестве приглашаете? В личном качестве пригласили? Потому что у нас в марте, напомню, выборы. В феврале я ещё могу, сто процентов.

М.Терентьев: Владимир Владимирович, Вы же сказали, что решает народ, поэтому я сейчас Вас приглашаю в личном качестве, а там уже как народ решит.

В.Путин: Спасибо. Замечательно. Мы с Вами посмотрим этот фильм с удовольствием, как я часто это делаю в Кремле. В феврале, договорились. И Владимир Ростиславович услышал, наверняка поддержит. Вы поддерживали, Фонд кино поддерживал?

М.Терентьев: Министерство культуры поддерживало.

В.Мединский: Министерство культуры поддерживало, но мы решим с прокатом, мы уже договорились в кулуарах.

В.Путин: Конечно, надо через Фонд кино, если потребуется, из других источников можно это сделать. И вообще нужно такие фильмы, не только фильмы, но и все другие произведения искусства надо поддерживать самым активным образом, и Фонд кино может поддержать такие вещи в будущем, конечно.

Алексей Владиславович, Вы когда в Лиллехаммере трассу прошли, Вы действительно с двумя переломами приехали вниз?

А.Мошкин: Я вообще на протезах стартую, а на заключительных Паралимпийских играх в 2002 году стал бронзовым призёром ещё в дополнение с переломами.

В.Путин: Вот я про это и говорю. То есть Вы же даже с переломом уже соревновались. Ключицу, что ли, сломали или что?

А.Мошкин: Ключицу, ребро и лопатку до кучи.

Владимир Владимирович, можно я дополню к сказанному? Буквально недавно началось движение «Нет России – нет Игр». Я поддерживаю его, думаю, что его поддерживает всё спортивное сообщество.

У меня с ребятами, со своими друзьями, с единомышленниками давно уже такой план созрел – сделать небольшой мастер-класс, наподобие мастер-класса не «как хорошо кататься на горных лыжах», а «как жить в сложной жизненной ситуации».

Так как сейчас начался горнолыжный сезон, послезавтра я уезжаю в Сочи на вкатывание – где–то около двух недель, затем будет открытие в Белокурихе спортивного сезона, куда ребята приглашают выступить с закрытым показом фильма и с небольшим мастер-классом.

И дальше заеду к себе на родину, в Шерегеш, перед Новым годом. И как всё это отработает, посмотрю, и из этого будем уже исходить о дальнейшем проведении таких мероприятий. Я думаю, что коллеги-паралимпийцы меня подержат в этом.

В.Путин: Спасибо Вам. А Вы в Сочи где катаетесь?

А.Мошкин: Сейчас буду, наверное, на «Горки-Городе». Мы были и на «Газпроме», и на «Роза-Хуторе» съёмки были. То есть покатался везде.

В.Путин: Продолжаете?

А.Мошкин: Конечно. С удовольствием составлю Вам компанию на склоне поскользить.

В.Путин: Я как раз хотел Вам это предложить. Но если график позволит, мы с Вами это сделаем обязательно, хорошо?

А.Мошкин: Спасибо большое. Почту за честь.

В.Путин: Договорились. Обязательно.

Елена Петровна.

Е.Лозко: Елена Петровна Лозко, президент Федерации спортивных танцев на колясках, чемпионка мира, заслуженный тренер России.

Благодаря Фонду президентских грантов мы в этом году смогли провести Кубок континентов – международные соревнования по танцам на колясках, куда приехали нас поддержать многие международные команды, невзирая на запрет Международного паралимпийского комитета.

А для нас, российских танцоров на колясках, это стали единственные в этом году международные соревнования, где мы смогли помериться своим мастерством с иностранными командами.

В 2015 году до вступления санкций наша команда, сборная команда России по танцам на колясках, заняла весь пьедестал почёта, поэтому мы стараемся держать эту планку. И как старший тренер сборной команды страны хочу сказать, что у нас есть, конечно, проблема в том, что мы пока не входим в программу Паралимпийских игр, поэтому не получаем стабильного финансирования от государства.

Но буквально 22 ноября пришла замечательная новость: наш вид спорта сейчас включён в кандидаты на проведение Паралимпийских игр 2024 года в Париже. Поэтому задумываюсь о том, что нужно сегодня уже готовить юное поколение, нужно поддерживать и иметь мотивацию для нашей сборной, которая есть сегодня, а у нас в составе пять заслуженных мастеров спорта – это люди с инвалидностью I группы.

И стоит такой вопрос: каким же образом сейчас продержаться до финансирования государственного стабильного? Поэтому ищем и ждём партнёра, какой–либо крупной, может быть, корпорации, потому что социальный имидж мы готовы сделать. Мы умеем танцевать, мы любим танцевать.

И я хочу воспользоваться случаем и поблагодарить Ольгу Юрьевну, она была у нас на чемпионате России по танцам на колясках и сама наградила наших спортсменов, что для них стало таким серьёзным событием в жизни. Но чтобы продержаться, нужна такая поддержка.

В.Путин: Елена Петровна, во–первых, хочу сказать, что у вас очень красивый вид спорта, он действительно очень красивый, изящный.

А поскольку Ольга Юрьевна проявляет к этому интерес и слышит эту проблему, она не ахти какая великая эта проблема, большая, думаю, что мы найдём с ней решение, чтобы поддержать федерацию вашу. Тем более что есть такие хорошие перспективы. Что–нибудь придумаем, хорошо?

Е.Лозко: Спасибо большое.

В.Путин: Пожалуйста, Александр Евгеньевич.

А.Лысенко: Лысенко Александр Евгеньевич – научный руководитель автономной некоммерческой организации «Национальный центр проблем инвалидности».

Уважаемый Владимир Владимирович!

Последние исследования нашего центра показали, что 81 процент молодых респондентов с тяжёлой инвалидностью считает себя активными людьми. Они уверены, что потенциально могли бы приносить намного больше пользы, если бы были ликвидированы трудности, которые ограничивают их активность.

При различных заболеваниях, которые ведут к инвалидности, врачи подчас творят чудеса и добиваются очень высоких медицинских результатов. Но важно дополнить систему здравоохранения и добиться социальных результатов, сделать так, чтобы люди с инвалидностью активно включались в различные жизненные ситуации, решали повседневные задачи и чтобы в целом улучшалось качество их жизни.

Инструментом достижения социального результата является комплексная реабилитация, направленная на восстановление способностей к различным видам жизнедеятельности. Сегодня реабилитация относится к полномочиям регионов, и региональные институты реабилитации часто работают некоординированно, опираясь на достаточно устаревшие методы. Результаты их работы могли бы быть намного лучше. Между тем речь идёт о судьбе как минимум семи-восьми миллионов инвалидов, из которых полмиллиона – это дети-инвалиды.

Масштабность проблемы заставляет подумать о принятии принципиально новых стратегических решений в развитии системы реабилитации. Вот что необходимо сделать, для того чтобы вывести её на принципиально новый, современный уровень?

Считаю, что в существующей системе социальной реабилитации отсутствует важное звено, которое должно обеспечить её целостность, методическое единство, консолидацию тиражирования лучших практик. В связи с этим полагал бы целесообразным создать в нашей стране федеральный центр комплексной реабилитации инвалидов, как это сделано во многих странах мира.

Хочу подчеркнуть, я не имею в виду строительство нового центра. Это потребует длительного времени, а результат, вообще, нужен уже сегодня. В ведении Министерства труда находятся крупные имущественные комплексы в Москве и в Санкт-Петербурге, которые обладают крупными клиниками.

Безусловно, создание на базе одного из них федерального центра потребует определённого переформатирования, насыщения новыми формами работы, но это и должно стать тем самым импульсом для развития системы комплексной реабилитации.

Полагаю, что федеральный центр должен также заниматься комплексной реабилитацией и абилитацией детей-инвалидов, стать методическим центром в сфере ранней помощи и подготовки детей-инвалидов к самостоятельной жизни.

Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за постоянное внимание к детской теме. Благодаря Вам была сформирована основа ранней помощи и внедрена ранняя помощь детям с отклонениями в развитии.

И конечно, благодарю за очень ожидаемое со стороны семей с детьми-инвалидами Ваше решение по основным направлениям поддержки материнства и детства в рамках «Десятилетия детства».

Безусловно, одновременно с развитием реабилитационной инфраструктуры потребуется усовершенствовать правовое регулирование в системе реабилитации, разработать и внедрить реабилитационные стандарты, возможно, ввести должность главного внештатного реабилитолога по аналогии с такими должностями, которые имеются в системе здравоохранения. И наконец, конечно, государство должно стать партнёром и наставником для развития НКО, которые предоставляют реабилитационные услуги детям и взрослым.

С учётом сказанного прошу Вас поручить Правительству Российской Федерации проработать вопрос о создании федерального центра комплексной реабилитации инвалидов, а мы, общественные организации, Общероссийский народный фронт, экспертное, научное сообщество, конечно, готовы быть опорой и ресурсом для воплощения этих планов в жизнь.

Спасибо.

В.Путин: Александр Евгеньевич, безусловно, что касается работы с детьми, то она должна начинаться как можно раньше. У нас в структуре инвалидности от 7 до 17 лет, к сожалению, больше всего детей-инвалидов, вот в этом возрасте. И чем раньше с ними начинается работа, тем лучше. Нужно создавать центры.

Сейчас я о Вашем предложении скажу отдельно, но нужно создавать команды такие профессиональные, которые бы включали в себя и врачей, и психологов, и педагогов. И в центре, и в регионах нужно создавать такие команды. Это первое.

Второе, нужно центры абилитации и реабилитации приближать к людям, чем ближе, тем лучше. На уровне муниципалитетов они должны работать. И это должно быть доступно для людей. Я к чему? Я не говорю, что Ваше предложение нереализуемо или не нужно. Наверное, и нужно с точки зрения как методический центр. Наверное, он будет востребован, такой центр абилитации и реабилитации.

Но прежде всего Правительство и регионы, региональные власти, должны думать о том, как к людям подвинуть эту систему поддержки людей, которые нуждаются в этой поддержке. А федеральный центр, наверное, как Вы сами сказали, как методический центр, который бы осуществлял, если нужно, методическую помощь, информационную.

Это, может быть, и было бы целесообразно. Нужно, чтобы Минтруд над этим как следует подумал вместе с другими коллегами, как у нас говорят, из заинтересованных ведомств. Это и с Министерством образования надо поговорить, и с Министерством здравоохранения.

Спасибо, идея хорошая.

Олег Николаевич Смолин.

О.Смолин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Смолин Олег Николаевич, занимаюсь законодательством о защите инвалидов уже в восьмом российском парламенте. Иногда говорят, в политике долго не живут. И сейчас руководитель рабочей группы по образованию при президентской Комиссии по делам инвалидов.

Я хочу подчеркнуть, что в последнее время произошли позитивные изменения и в области законодательства. Конечно, это ратификация Конвенции о правах инвалидов, это 419–й закон, это программа «Доступная среда». Думаю, все наши люди будут приветствовать решение о продлении этой программы.

Но сверх того хочу заметить ещё, например, несмотря на сложные бюджеты, сохраняется уровень финансирования реабилитационных центров, выпуска литературы для слепых, субсидии общероссийским общественным организациям инвалидов. Спасибо Ольге Юрьевне и Министерству труда.

1 мая текущего года Вы, Владимир Владимирович, подписали подготовленный нами и поддержанный Минобрнауки, спасибо Ольге Юрьевне Васильевой, федеральный закон, который расширяет возможности поступления в высшие учебные заведения для абитуриентов с инвалидностью. Но проблем довольно много. Если можно, я остановлюсь на трёх в образовании и двух коротко в занятости.

Первое. Абитуриенты с инвалидностью, которые поступают в вузы, делают это вне конкурса. Но в средних специальных учебных заведениях иногда тоже возникает конкурс, и мы просим, чтобы такие же права, какие имели абитуриенты в вузах, имели и абитуриенты средних специальных учебных заведений и в случае возникновения конкурса.

Кстати, пользуясь случаем, мне кажется, Вы говорили про «Абилимпикс», победители «Абилимпикса» должны были получить такие же права на поступление в высшее учебное заведение, которые имеют ребята-олимпиадники, победители олимпиад.

В.Путин: Тут точно согласен с Вами…

О.Смолин: Второе. Мы знаем, что готовится новая редакция государственной программы развития образования на 13–20–й годы. По нашей информации, пока вопросы, касающиеся инвалидов, там представлены недостаточно. Мы просим дать поручение Правительству предусмотреть либо специальный раздел, либо специальный блок положений в этой программе, и, в частности, я бы обратил внимание на две темы.

Во-первых, у нас создана система региональных учебно-методических центров, сокращённо РУЦ. Просим в рамках госпрограммы развития образования пролонгировать работу, обеспечить поддержку и, главное, тиражирование положительного опыта на всю систему нашего образования.

Второе. По нашим данным, уровень обеспечения ребят с инвалидностью учебниками в России около 30 процентов. В начальных классах лучше, где новые стандарты, в старших классах похуже. Просим либо включить этот вопрос в госпрограмму развития образования, либо как минимум дать поручение Правительству совместно с регионами решить эту проблему, издания таких учебников в необходимом количестве.

Третье. Результаты образования инвалидов надо оценивать, на наш взгляд, по их трудоустройству. Поэтому просим дать поручение проработать вопрос о целевом обучении инвалидов, об их стажировках в организациях, о трудоустройстве и сопровождаемой занятости.

А теперь про занятость. Один вопрос лёгкий, другой сложный. Начну вот с чего. Уважаемый Владимир Владимирович, у нас согласно госпрограмме к 20–му году должно быть трудоустроено 40 процентов инвалидов трудоспособного возраста. Пока, по разным данным, от 25 до 30 процентов.

Лёгкий вопрос. Госдума приняла в первом чтении проект закона о сопровождаемой занятости. Просим его поддержать.

Второе. В настоящее время в Минтруде готовится проект федерального закона о механизмах поддержки создания рабочих мест для инвалидов. Мы конкретные предложения в письмах передадим. Просим поручить доработать этот закон совместно с общественными организациями инвалидов и поддержать его.

И последнее. В сентябре каждого года мы участвуем в выборах, но я знаю, что часть наших коллег с инвалидностью не могут принять участие в выборах именно по причинам инвалидности. Между тем у нас достаточно много людей, которые могут и хотят быть активными гражданами. Просим Минюст, Центральную избирательную комиссию проработать вопрос о снятии барьеров, которые мешают гражданам с инвалидностью реализовать своё избирательное право.

Владимир Владимирович, обратите внимание, активные инвалиды просят не рыбу, просят удочки. Я знаю, что Вы любите всякие остроумные притчи, вот я одну Вам расскажу, популярную в сообществе инвалидов, если не возражаете. История, говорят, была такая.

Международный аэропорт. В огромный самолёт входит экипаж в чёрных очках. Пассажиры волнуются. Экипаж занимает место в кабине. Самолёт разгоняется по взлётной полосе, полоса заканчивается. Пассажиры вскрикивают, а второй пилот говорит первому: слушай, если бы они не вскрикнули, как бы мы взлетели?

Думаю, мораль этой притчи очень простая: люди с инвалидностью могут всё или почти всё, им нужно помочь и по возможности вовремя. Надеемся на поддержку.

В.Путин: Спасибо, Олег Николаевич. Вы мне прямо целую программу действий нарисовали.

О.Смолин: А мы не возражаем, Владимир Владимирович, если Вы ею воспользуетесь.

В.Путин: Я сейчас несколько вещей постараюсь прокомментировать.

Важнейший вопрос Вы затронули, один из ключевых вопросов, касающийся людей с ограниченными возможностями по здоровью.

Активная трудовая деятельность. Надо, чтобы мы владели цифрами. У нас 12,5 или 12,6 миллиона инвалидов. Подавляющее большинство – люди преклонного, пенсионного возраста. А инвалидов трудоспособного возраста – из них работает 25 процентов. Но желающих работать, конечно, гораздо больше. В этой связи возникает несколько вопросов, которые Вы затронули. О чём идёт речь?

Первое, это подготовка, профессиональная подготовка. Поэтому я даже, прошу прощения, встрял в Ваш монолог и сказал, что полностью поддерживаю Ваше предложение о том, что такие соревнования, как «Абилимпикс», должны предоставлять преимущества при поступлении в вузы, это точно совершенно, потому что люди демонстрируют блестящие знания и возможности. Это первое.

Нужно дальше продолжать увеличивать количество учебных заведений с инклюзивным образованием. Нужно создавать условия для того, чтобы инвалиды могли получить образование, причём не только высшее, но и среднее специальное, современное.

Я сейчас посмотрел, как ребята с ограниченными возможностями по зрению работают с компьютером. Просто это какая–то фантастика! Подавляющее большинство людей так не могут, а они могут, понимаете, на слух воспринимать всё, что там просто мгновенно проскакивает.

Но я не только хочу высказать своё восхищение этими способностями и возможностями, я хочу сказать, что это значит, что люди с так называемыми ограниченными возможностями имеют такие возможности, которые позволяют полноценно трудиться, вот в чём дело. И здесь возникает несколько вопросов, кроме подготовки профессиональной.

Ну Вы знаете, что у нас есть квотирование. Этих квот у нас 33 тысячи, а используется 11 тысяч, 20 с лишним тысяч не используется этих квот. Уверен, что дело не в людях, которые хотят работать, но отказываются. А наверняка дело в том, что предоставляемые места просто людей не устраивают. Потому что экономика предоставляет рабочие места инвалидам по остаточному принципу – это, как правило, низкоквалифицированные рабочие места и плохо оплачиваемые, – поэтому подготовка и трудоустройство должны быть между собой жёстко связаны.

Нужно помогать людям получать современные и хорошо оплачиваемые специальности, и такие возможности современный мир предоставляет. Это современные так называемые электронные технологии, или цифровые технологии, они предоставляют такие возможности. И нужно это развивать, и мы будем корректировать. Обязательно буду просить Правительство, чтобы Правительство корректировало свои программы подготовки именно в этом направлении. Это первая часть.

Вторая касается бизнеса и производства. Нужно, чтобы предоставлялись места не по остаточному принципу, а действительно по уровню квалификации. И здесь тоже можно как следует поработать и в государственных компаниях, и в частном секторе, потому что это, как правило, не стоит больших денег, это требует только внимания к людям, у которых есть определённые ограничения, но эти ограничения при наличии этого внимания легко и недорого снимаются.

И тут целый комплекс должен быть мер поощрения бизнеса к этой совместной работе. На это буду настраивать соответствующие ведомства и Правительство в целом, и регионы, надо, чтобы и в регионах эта работа была проведена.

А что касается того, что у нас должен быть целевой показатель – до 40 процентов трудоустроено, то к этому надо стремиться, и будем это делать.

Участие в выборах, и не только в выборах…

О.Смолин: Политическая жизнь…

В.Путин: Да. Граждане России, в каком бы состоянии их здоровье ни находилось, не просто могут, должны быть обеспечены всеми возможностями активного участия в политической жизни, в том числе и в выборах.

Поэтому, если там есть какие–то ограничения, давайте ещё раз посмотрим, с Центральной избирательной комиссией поговорим, и с законодателями, с коллегами Вашими давайте поговорим, давайте проанализируем. Что Вы считаете нужно там сделать дополнительно?

О.Смолин: Не на всех далеко избирательных участках элементарно есть пандусы.

В.Путин: Понятно. Та же самая безбарьерная среда.

О.Смолин: Та же самая безбарьерная среда прежде всего, Владимир Владимирович. Информационное сообщение, чтобы люди знали, что, где, когда и куда нужно прийти, и так далее.

В.Путин: Понятно. Элементарные вещи на самом деле.

О.Смолин: Элементарные…

Владимир Владимирович, и если можно, мы бы передали подготовленные конкретные предложения через ваш аппарат. Пусть кто–нибудь возьмёт.

В.Путин: Коллеги заберут. Спасибо большое.

Пожалуйста, кто ещё?

Ирина Николаевна, прошу.

И.Лаврушина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я представляю центр реабилитации инвалидов, город Брянск, – я являюсь инвалидом-колясочником – и с 2011 года возглавляю его. Наш центр занимается реабилитацией и адаптацией с 1993 года, в этом году мы опять участвовали в президентском гранте и выиграли его уже второй раз подряд. Мероприятие у нас будет направлено на реабилитацию и адаптацию посредством адаптивной физкультуры, массажа и занятий настольным теннисом.

Привлечена к реализации этого гранта команда из четырёх человек, трое из которых с инвалидностью. У нас кандидат в мастера спорта по настольному теннису и массажист плохо видящий, закончил кисловодское училище. Очень хороший массажист.

И я хотела поблагодарить Вас за то, что у нас сейчас есть такая возможность участвовать в президентских грантах и выигрывать их, и реализовывать их на благо таких же людей, как мы. Спасибо Вам.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, Алексей Сергеевич.

А.Транцев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Вот уже в течение нескольких лет в нашей стране выработана система государственных молодёжных форумов: от федеральных «Территория смыслов» и «Таврида» до форумов округов и местных регионов.

Это действительно визитная карточка молодёжной политики нашей страны – десятки и сотни тысяч талантливых, активных, профессиональных молодых людей получают там стартап, зачастую после этого получают трудоустройство и получают все полезные навыки. Тут можно долго рассказывать.

В соответствии с рекомендациями Федерального агентства по делам молодёжи такие форумы должны быть доступны для людей с ограниченными возможностями здоровья. Речь идёт о крупных форумах: «Территория смыслов», «Таврида» – ряде окружных форумов. Ребята с инвалидностью совершенно с разной спецификой и с разными интересами могут приехать и поучаствовать.

В Приволжском федеральном округе службу на форуме возглавляю я сам уже три года, и десятки человек с самыми разными формами инвалидности приезжают ко мне, к моей команде и самореализуются: участвуют от образовательных программ до дискотек, выступлений театров и прочее, прочее. Многие в принципе на природу выбираются в первый раз благодаря этому.

Однако на местном уровне, на региональном уровне иногда дела обстоят немножко по–другому. К сожалению, часто не вырабатывается эта инфраструктура, не делаются специальные кураторы, в общем, не уделяется внимание для приглашения ребят.

Поэтому у нас получается такой обрыв системы, что активные, интересующиеся молодые ребята с тяжёлыми формами инвалидности у нас есть в стране, а вот самореализоваться им часто просто негде, чтобы пойти дальше, наверх, уже со своими проектами, со своими идеями трудоустройства.

Поэтому я Вас очень прошу, если есть возможность, здесь поддержать, уделить внимание, чтобы мы могли эту систему выстроить от местного уровня до федерального.

В свою очередь я готов, естественно, работать по этому направлению и делиться своим опытом, сам ездить и помогать всем интересующимся организаторам.

В.Путин: Алексей Сергеевич, подумаем, как выстроить эту систему, чтобы она была реалистичная и работала как можно шире и не только с федерального уровня, но и поработаем с руководителями регионов тоже.

А.Транцев: Большое Вам спасибо. И как уже упоминали многие коллеги, спасибо за новую систему фонда президентских грантов.

Очень многие, те, кто не может быть сегодня здесь, передают свои слова благодарности за то, что они впервые поучаствовали, а многие и впервые выиграли. Это просто очень здорово!

В.Путин: Она стала более демократичная, судя по всему, более эффективная.

Валерий Никитич, пожалуйста.

В.Рухледев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я являюсь членом Комитета Организации Объединённых Наций по правам инвалидов от Российской Федерации и президентом Всероссийского общества глухих. Хочу поблагодарить Вас за то, что, несмотря на сложную международную экономическую обстановку в мире, социальная защита инвалидов в нашей стране находится на высоком уровне.

Отдельное Вам большое спасибо от всех глухих в России и инвалидов по слуху за признание жестов русского языка глухих.

В то же время, пользуясь случаем, хотел бы обратиться к Вам за помощью. Всероссийское общество глухих много лет добивается государственной субсидии для поддержки уникального, первого в мире стационарного Театра мимики и жеста, которому в этом году исполнилось 55 лет, где большинство профессиональных актёров и сотрудников театра являются инвалидами по слуху.

Многие являются выпускниками именно этого учебного заведения, где мы сейчас находимся. Театр мимики и жеста – это не только рабочие места инвалидов, но и эффективный инструмент социокультурной реабилитации через жестовый русский язык и уникальную игру глухих актёров.

При соответствующей поддержке театр может приобщать десятки тысяч инвалидов по слуху и глухих детей к традициям и наследию русской и мировой культуры. Тяжёлое финансовое положение театра не позволяет вести ему полноценную театральную деятельность, включая гастроли. Наш театр нуждается в государственной поддержке и помощи. Поэтому я вынужден Вас побеспокоить. Уважаемый Владимир Владимирович, могу ли я Вам передать письмо с нашей просьбой?

В.Путин: Конечно, письмо передайте. Считайте, что мы её уже выполнили. Я, правда, ещё не прочитал, но мы это сделаем.

М.Терентьев: А можно я добавлю?

В.Путин: Пожалуйста.

М.Терентьев: При обсуждении законопроекта о бюджете в третьем чтении в постановление было добавлено, чтобы поддержать Театр мимики и жеста при исполнении бюджета в 2018 году. То есть там тема эта уже как бы учтена, но надо просто на неё обратить внимание.

В.Путин: Хорошо.

М.Терентьев: Ещё, Владимир Владимирович. Я не знаю, коллеги скажут здесь или нет ещё, но мне кажется, что конкурс «Абилимпикс», который прошёл, ему надо придать такой же статус, как конкурсу WorldSkills, потому что это где–то Олимпийские и Паралимпийские игры, и если мы по–равному относимся к олимпийцам, так же должны и к паралимпийцам.

Думаю, что здесь, если WorldSkills идёт отдельным постановлением Правительства, мне кажется, важно, чтобы отдельным постановлением шёл и «Абилимпикс», потому что это два важных конкурса, которые не только направлены на трудоустройство людей с инвалидностью, но они меняют менталитет бизнеса, который видит, каких успехов может добиться человек с инвалидностью, участвуя в этом конкурсе.

В.Путин: Михаил, Вы правы абсолютно. Это примерно то, о чём я совсем недавно говорил, – об отношении бизнеса к этим вопросам. Согласен.

У нас третий раз проводился «Абилимпикс», но впервые, как Ольга Юрьевна сказала, в таком масштабе. Опыт есть, мы его будем раскручивать, это правильно абсолютно.

Пожалуйста, Дмитрий Валерьевич.

Д.Поликанов: Владимир Владимирович, я просто в добавление к тому, что коллеги говорили по поводу инклюзивного театра. Хотел поддержать Александра Николаевича по поводу инклюзивного дома искусств. Мне кажется, это как раз площадка, которая была бы и для Театра мимики и жеста, и для многих других театров, которые со взрослыми артистами-инвалидами работают.

Я Вам сегодня рассказывал про наш опыт с ЮНЕСКО, это действительно тот опыт, который перенимают и французы, и англичане, и американцы, и так далее. Мы делаем это очень хорошо. И есть много театров: «Круг II», «Недослов», Театр мимики и жеста, которые мыкаются без площадок, негде репетировать.

Где–то ГИТИС выручает, где–то Театр наций нам помогает и так далее. Но в целом такая проблема очень острая. Если бы был такой центр – и образовательный, и одновременно где можно было бы показы делать, это было бы просто прекрасно.

Второй момент – по поводу фильмов. Мне кажется, что, конечно, много людей у нас смотрят кино в стране, но ещё больше людей смотрит телевидение. И здесь если бы была возможность как–то повлиять на политику каналов в плане документального кино, потому что есть много хорошего документального кино, разные организации снимают жизнеутверждающие фильмы о людях с ограниченными возможностями здоровья…

Мы, в частности, тоже за свой счёт сняли фильм полтора года назад, ВГТРК передали права за 100 рублей, по–моему, за символическую сумму, только бы они взяли это в прокат и показали на каналах ВГТРК. Но, к сожалению, сегодня документального кино, особенно такой социальной тематики, конечно, сильно не хватает. А оно имеет очень большой педагогический эффект.

В качестве примера: наш фильм, мы его показываем на семинарах, нашим коллегам в Новосибирске дали, они его показали трудным подросткам, сказали, что вышли другими людьми люди после просмотра. Там дети, такие полууркаганы, вышли совершенно под другим впечатлением.

И третий момент тоже такой системный, о котором мы на культурном форуме недавно говорили. Он касается создания некоего портала лучших практик в сфере доступности культуры, потому что сегодня для учреждений культуры возникает вопрос, то есть им приходит разнарядка: нужно провести мероприятие для инвалидов. Кто–то знает, как его проводить, кто–то обращается к местной общественной организации инвалидов, кто–то не знает.

Если бы был портал у Министерства культуры для учреждений культуры с таким банком лучших проектов, то не пришлось бы, я не знаю, библиотекарю в Омске сидеть и изобретать велосипед, как ему провести мероприятие для аутистов или для глухих. Он бы зашёл на этот портал, посмотрел паспорт проекта и понял, что есть калька, шаблон, по которому он может сделать хорошее, полезное для инвалида мероприятие. Если бы можно было такой портал сделать, мне кажется, это было бы очень выигрышное тоже для сферы в целом.

В.Путин: У нас есть такие информационные ресурсы. Надо посмотреть, как они работают, и что–то добавить туда. Но в целом предложение правильное. Спасибо.

Пожалуйста, господин Якоби.

О.Якоби: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Оливер Якоби, я как раз директор фирмы, которая организовала производство инвалидной коляски в Тольятти, и хотел Вас поблагодарить за поддержку в последние годы, и хотел бы добавить несколько вещей, о которых Михаил Борисович уже сказал, по поводу сертификата, по поводу аукциона.

Вот сертификаты. Я тоже думаю, что это возможность передать полномочия выбора людям, которые востребованы, которые знают, что им надо. Понимаю, что это вызывает иногда недоверие у плательщика, у других органов, но, думаю, можно решить вопрос с маркировкой изделия или что–то такое. Это всё возможно. И с этого мы можем отойти тогда от распоряжения, от аукционов – более индивидуальный, более качественный подход к людям.

То, что Михаил Борисович тоже сказал, – индивидуальная потребность. Он назвал это «социальный статус». Я думаю, больше это индивидуальный, потому что и программа называется «Индивидуальная программа реабилитации».

Это не только медицинская реабилитация, а реабилитация в общем. Человек, который занимается спортом активно, не может только по сегодняшней медицинской ситуации получить свои изделия или свою реабилитацию.

Думаю, как раз нам надо немножко отойти от этой закупки изделий, перейти в реабилитацию. Изготовление протезов или передача инвалидной коляски – это маленький кусок от общего пути реабилитации.

Если бы мы могли туда идти, думаю, более правильные изделия с более эффективным результатом мы могли бы получить. Нам, производителям, тоже важно делать те изделия, которые востребованы, а не те, которые по конкурсу…

В.Путин: Я в принципе уже высказался на этот счёт. Но Вы просто подтвердили то, о чём Михаил Борисович говорил, и я подтвердил. И мы постараемся пойти по этому пути.

Пожалуйста.

А.Фирсов: Здравствуйте, Владимир Владимирович, и все присутствующие в зале!

С 2012 года я являюсь инвалидом, у меня ампутирована правая нога на уровне бедра. Я работаю в компании «Метис», которая на сегодняшний день является ведущим отечественным производителем современной протезно-ортопедической продукции.

В последние годы государство активно помогает отечественной реабилитации, в том числе и нашей компании. Хочу поблагодарить Минпромторг России и лично Министра Дениса Валентиновича Мантурова за программу поддержки нашей отрасли. Уверен, что такая работа вернёт отечественную реабилитационную индустрию на передовые позиции в мире.

Хочется сказать несколько слов о возможных шагах дополнительной поддержки реабилитационной индустрии. Во–первых, сейчас нам доступны субсидии, поддерживающие проведение разработок, и субсидии на организацию серийного производства. Отрасль в начале своего развития и не имеет высоких прибылей.

Нельзя ли рассмотреть вопрос о субсидировании затрат на апробацию реабилитационной продукции? Это необходимо для успешного перехода от этапа опытно-конструкторской работы к этапу массового производства российской продукции.

Во–вторых, давно обсуждается вопрос о применении маркировки технических средств реабилитации для контроля за оборотом и для борьбы с некачественной продукцией. Возможно ли разработать модель того, как вести обязательную маркировку с учётом особенностей реабилитационной индустрии в общем?

И в–третьих, может быть, целесообразно сформировать единый электронный каталог продукции, который бы использовался и при государственных закупках. Такая работа ведётся в других отраслях, однако в реабилитационной индустрии нужно увязать разработку каталога с усилением работы по стандартизации в этой сфере.

Владимир Владимирович, прошу Вас рассмотреть эти предложения по улучшению качества жизни инвалидов, ведь я смотрю не только со стороны производителей, но в большей мере со стороны пользователей технических средств реабилитации.

В.Путин: У Вас предложения очень конкретные, и Вы понимаете, поскольку занимаетесь этим профессионально, они требуют проработки.

Мантурова Вы похвалили, он в курсе, знает, я с ним ещё поговорю. Нужно, чтобы здесь подключился не только Мантуров, но и Министерство финансов.

Что касается субсидий – вопрос чрезвычайно важный, я понимаю. Надо посмотреть объёмы этих субсидий и как они могут быть организованы. Но это возможно, это надо посмотреть.

Каталог, безусловно, очень важная вещь, особенно если будет использоваться при закупках. Но не менее важно это и в том случае, если мы будем развивать систему сертификатов, потому что…

А.Фирсов: Да, это вместе пойдёт, думаю.

М.Терентьев: Я как раз и говорил о каталоге, Алексей именно то и сказал, только более профессиональным языком, я так понимаю.

А.Фирсов: Коротко, наверное. Единственное, у меня большой вопрос по апробации. Минпромторг выделил субсидии на разработку 20 новых изделий. И если их будут опробовать именно конечные пользователи-инвалиды и будут давать обратный ответ, то можно повысить и качество за счёт доработки, и запустить в работу.

В.Путин: Надо посмотреть и проработать. Это касается и маркировки.

А.Фирсов: Да, маркировки, потому что «серый» рынок, второй раз использование продукции…

В.Путин: Смотрится формально, но это важный элемент.

М.Терентьев: Там Правительство утвердило стратегию развития реабилитационной индустрии, там, по–моему, все эти моменты предусмотрены как раз.

В.Путин: Вернёмся к этому ещё раз, посмотрим так, чтобы не было ничего упущено.

Спасибо.

Я думаю, нам надо завершать. Хочу вас всех поблагодарить за сегодняшнюю нашу встречу, за ваши предложения, за идеи, за оценки. И надеюсь, что мы с вами в таком же конструктивном ключе продолжим работать.

Все наши коллеги, которые здесь присутствовали и не присутствовали, но точно совершенно будут знать о результатах нашей работы, подключатся к реализации того, о чём мы с вами здесь договорились.

Всем вам большое спасибо, всего доброго, удачи!

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418343 Владимир Путин


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 20 августа 2017 > № 2280602 Владимир Путин

Молодёжный образовательный форум «Таврида».

Владимир Путин в ходе рабочей поездки в Республику Крым посетил Всероссийский молодёжный образовательный форум «Таврида».

Глава государства, в частности, ознакомился с тематическими выставками ряда творческих групп: фотохудожников, архитекторов, дизайнеров-урбанистов. Затем в неформальной обстановке Президент общался с организаторами и участниками форума.

Молодёжный образовательный форум «Таврида» проходит в Крыму в третий раз, традиционно объединяя талантливую молодёжь и специалистов из разных сфер: дизайна и архитектуры, литературы и истории, изобразительного искусства и музыки, кино и мультипликации, журналистики, музейного дела; цель форума – создание профессиональных сообществ из числа творческой молодёжи.

Организаторы мероприятия – Федеральное агентство по делам молодёжи, а также «Роспатриотцентр» совместно с Московским государственным институтом культуры.

* * *

Стенографический отчёт о встрече с организаторами и участниками Всероссийского молодёжного образовательного форума «Таврида»

В.Путин: Добрый день!

Я уже немножко посмотрел, чем вы здесь занимаетесь. Надеюсь теперь послушать – расскажете подробнее. Во всяком случае, то, что я увидел, впечатляет, очень интересно. И самое главное, на мой взгляд, это то, что участникам нравится.

Давайте начнём. Прошу Вас.

А.Чубаков: Добрый вечер!

Меня зовут Антон Чубаков, я из Тулы. По образованию художник-живописец. Представляю на «Тавриде» проект «Самовар – блоха XXI века».

Вопрос у меня по профессии. Сейчас, чтобы стать профессионалом-художником, в общей сложности учатся приблизительно 15 лет: художественная школа, училище, институт, и потом художник начинает самостоятельно искать работу.

В советское время был такой опыт, что молодой художник, окончив высшее учебное заведение, шёл в Союз художников, при котором существовали художественные комбинаты, и молодой живописец мог получить заказ и поработать на страну.

Владимир Владимирович, хотелось бы спросить Ваше мнение: возможно ли возобновление такой традиции сейчас? И можно ли, скажем так, служить стране по искусству?

В.Путин: Не буду скрывать, я, конечно, не знал, что художественные комбинаты прекратили существование, что их нет. Конечно, можно и нужно над этим подумать, имея в виду, что это всё-таки особый вид деятельности.

Творчество в прокрустово ложе не загонишь, а поддержка нужна. Понимаю, о чём Вы говорите, у меня есть друзья, которые занимаются этим видом творчества.

Я знаю, с какими сложностями они сталкиваются в поиске заказов. Но нужна какая-то стабильность, понимаю. Мы обязательно с коллегами поговорим, в том числе в Министерстве культуры. Думаю, что вполне можно будет что-нибудь такое воссоздать.

А.Григорьев: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Андрей Григорьев, город Екатеринбург. Я – ученик всемирно известного Николая Коляды, создателя «Коляда-Театра», Вам от него огромный привет.

Мы не так давно экранизировали судьбу Николая Васенина – это герой войны, участник французского сопротивления. Вы наверняка слышали эту историю, нас тогда очень хорошо поддержали деятели культуры, искусства. Деньги собирали с миру по нитке. И Сергей Викторович Лавров даже записал видеообращение в поддержку нашего проекта.

Фильм состоялся. Он имел большую экранную судьбу. Мы показали фильм в 57 городах, даже получили президентский грант. «Русская медная компания» выступила спонсором проекта. Игорь Алексеевич Алтушкин влюбился в судьбу Николая Васенина и в успехи нашей съёмочной группы, поддерживал до конца этого проекта. Мы до сих пор занимаемся этим фильмом, конечно же, поддерживаем судьбу Николая Максимовича Васенина.

Историю, наверное, не стоит пересказывать, но что важно? Я бы хотел отметить, это мой третий фильм – «Васенин», я его закончил, а сейчас делаю дебют художественного фильма. Это художественный фильм о Григории Перельмане – всемирно известном математике, гордости и просто жемчужине мира математики.

Год мы разрабатывали этот проект, поздравляли Григория Яковлевича с Днём рождения, с 50-летием, с оркестром под окнами, как-то так немного маргинально, но всё было просто супер. И 8 июня удалось встретиться лично.

В.Путин: Это большая удача для Вас, я могу сказать.

А.Григорьев: Действительно, это большая удача.

В.Путин: Насколько я понимаю, он затворнический образ жизни ведёт.

А.Григорьев: Затворнический образ жизни.

Если можно, откройте сейчас эти материалы, посмотрите, почитайте, я буду параллельно рассказывать.

Удалось очень много. И сейчас мы переходим на производственную стадию. То есть мы бы хотели Вас попросить, очень попросить, чтобы Вы (нам денег не надо)… Нам нужно, чтобы Вы написали рекомендательное письмо Министерству культуры, потому что это очень приветствуется, рекомендательные письма.

И если у нас будет такая оценка, Вы – первый зритель в стране, и успех: «28 панфиловцев» – успех, «Легенда № 17» и многих других фильмов во многом, мне кажется, они обязаны Вам. Поэтому полистайте материалы, это молодой актёр «Коляда-Театра».

В.Путин: А почему здесь написали «самый удачливый математик»? Он самый талантливый, гениальный, может быть.

А.Григорьев: Талантливый, гениальный, безусловно.

Вот из Курантовского университета деньги, которые он получал, именно на эти деньги он смог доказать гипотезу Пуанкаре. Это просто феноменально, потому что платились миллионные гранты по всему миру, 98 лет гипотеза была просто непонятна людям, а сегодня есть такая возможность увидеть мир в четырёхмерном пространстве.

То есть то, что он сделал, наверное, ещё потребуется время. Как алгоритмы кредитных карт, никто не понимал, зачем математики это придумали, но это случилось. И мы хотим Вас буквально попросить, придите к нам на премьеру, поддержите наш фильм и обязательно, если Вы сможете, там всё написано очень подробно, рекомендательное письмо.

В.Путин: А сам Григорий Перельман…

А.Григорьев: Григорий Яковлевич выслушал весь проект, он не возразил.

В.Путин: Он не возражает…

А.Григорьев: Я общался ещё с Сергеем Евгеньевичем, его учителем.

В.Путин: Да, но самое главное, чтобы он поддержал, чтобы не возражал.

А.Григорьев: Безусловно, потому что о Хокинге два фильма снято, о Стивене Джобсе…

В.Путин: Вы правы абсолютно, полностью Вас поддерживаю. Но всё-таки у него разрешение надо спросить.

А.Григорьев: Конечно. Он ничего подписывать не будет, сразу же говорю. Просто нужно сделать так, чтобы наша художественная интерпретация его жизни была максимально объективна. Я сделаю всё для этого. Мы написали сценарий…

В.Путин: Вы правы абсолютно. Полностью Вас поддерживаю. Абсолютно, полностью!

А.Григорьев: А придёте на премьеру?

В.Путин: Я постараюсь.

А.Григорьев: Спасибо. Вот это классно!

В.Путин: Я же не знаю, когда у вас будет премьера и где я буду находиться.

А.Григорьев: 13 июня 2019 года, 664 дня до премьеры. Посмотрите, там написано. На фото Алексей Романов, актёр «Коляда-Театра».

В.Путин: А сам Перельман придёт?

А.Григорьев: Очень надеюсь.

С.Першин: Друзья, давайте от кино к театру. Если никто не против, хотел бы дать возможность ребятам – молодым деятелям культуры – из этой части нашего импровизированного зала задать вопрос.

В.Путин: А это не молодые как будто здесь?

С.Першин: Это молодые тоже. Все молодые и все – участники нашего форума разных лет. И все уже добились определённых результатов.

Д.Чащин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Даниил Чащин, я родом из Тюмени. Я театральный и кинорежиссёр, и поэтому вопрос будет касаться режиссуры. Причём это достаточно насущная проблема, которая на «Тавриде» уже обсуждается три года. И в нашем кино- и театральном образовании вопрос постоянно поднимается, поддерживается ректорами, ведущими театральными педагогами и кинопедагогами, но не переходит до каких-то прямых поручений.

Речь идёт о возможности получить режиссёрское бюджетное образование людям, у которых есть высшее образование. По своей специфике режиссура – такая профессия, которая требует накопленного жизненного и профессионального опыта, знаний художника, хореографа, музыканта, актёра.

Ведь многие наши великие режиссёры, например, как Юрий Петрович Любимов или Василий Макарович Шукшин, стали режиссёрами, когда им было сильно за тридцать, у них до этого были другие профессии. Сегодня я знаю огромное количество (я часто езжу по провинции, ставлю спектакли) одарённых, талантливейших людей, у которых есть высшее образование. Они спрашивают меня, как стать режиссёром. Я отвечаю: «Если у тебя нет 300 тысяч, то никак».

Мне кажется, что искусство строится на личности, а режиссёр – это главная личность, которая организовывает процесс. И если у нас будет больше таких личностей, то у нас будет совершенно другой уровень кино и театра.

В чём вопрос? В том, что можно ли, Владимир Владимирович, запустить какой-то механизм решения этой проблемы через систему президентских грантов?

В.Путин: Можно, конечно. Они, по-моему, уже действуют у нас, эти гранты. И, по-моему, в этой сфере тоже.

Д.Чащин: Пока не слышал.

В.Путин: У нас действующее законодательство, действующий закон разрешает получить только одно высшее образование на бюджетной основе (бесплатно). Это правда. Но систему грантов, конечно, можно предусмотреть. То есть она у нас действует, надо только посмотреть, распространяется она или нет на эту сферу деятельности.

Знаю, что Минкульт поднимал уже этот вопрос, я их поддержу. Думаю, что это не такие уж большие деньги, это штучный товар, что называется. Здесь Вы правы, режиссура – штучный товар. Поэтому, конечно, это можно будет и нужно сделать. Мы поддержим, конечно, сделаем это.

Д.Чащин: Спасибо большое.

Думаю, что сейчас в эфире очень многие люди аплодируют этому Вашему решению. Спасибо.

С.Першин: За новых Шукшиных.

Кстати, что касается грантов, в прошлом году Вы к нам приезжали…

В.Путин: Сегодня, кстати, одному из наших выдающихся режиссёров исполнилось 80 лет – Андрею Кончаловскому. Давайте поаплодируем и поздравим его. (Аплодисменты.)

С.Першин: Он сейчас курс набрал в ГИТИСе…

Что касается грантов, ещё один «грантовик» нашей «Тавриды», человек, которого Вы в прошлом году поддержали. Хотелось бы немножечко услышать от него, это Алексей. Он представляет архитекторов, комьюнити архитекторов, представляет Московский архитектурный институт. Проект его касается реконструкции Кремля, может быть, каких-то пару-тройку слов в развитие.

А.Капустин: Владимир Владимирович, здравствуйте.

В.Путин: Выселяют, что ли, на время реконструкции? Можно будет оставаться на рабочем месте?

А.Капустин: Нет, это мы не подразумевали. (Смех.)

Проект касается восстановления Чудова и Вознесенского монастырей на месте снесённого 14-го корпуса. Год назад мы Вам показывали, получив грант, мы завершили этот проект. В целом идея принадлежала Вам. В 2014 году Вы её озвучили, и мы практически сразу решили приступить к этому проекту.

Подходили мы к нему не только в узкопрофессиональном смысле, как к восстановлению памятников истории архитектуры, но как к возрождению высокой национальной культуры русской цивилизации, которая проявлена в архитектуре, то есть не только восстановлению прошлого, но, что не менее важно, созиданию будущего на мощном фундаменте нашей великой истории. Также Вы говорили о том, что необходимо придать некую популяризацию этому проекту.

В.Путин: Вы архитектор?

А.Капустин: Да.

В.Путин: А излагает как писатель и поэт. Просто приятно слушать.

А.Капустин: Спасибо.

Вы говорили, что необходимо придать на суд общественности этот проект, что мы и постарались сделать. Мы показывали его в двух документальных фильмах по центральному телевидению, давали интервью, на одних из самых известных научных архитектурных конференциях показывали. Сейчас мы написали свою книгу, хотел бы Вам передать.

Здесь говорится о том, что проект создан на основе высоких современных компьютерных технологий в синтезе с традиционными классическими школами реставрации. Недавно этот проект мы показали Патриарху Кириллу, он сказал, что этот проект очень важен, и поддерживает его.

Кроме этого интересным образом проект стал, если можно так выразиться, элементом мягкой силы России за рубежом. Совсем недавно правительство Сербской Республики в составе Боснии и Герцеговины приняло решение по прототипу храма из этого проекта построить храм, посвящённый русским императорам Романовым в столице республики – Бане-Луке. Сейчас мы при содействии Сретенского московского монастыря уже договорились с епархией и согласовали проект.

Владимир Владимирович, от лица всего нашего коллектива хотел бы выразить желание дальше работать по этому проекту и, возможно, по Вашему поручению, официально продемонстрировать уже в полной мере этот проект общественности. А дальше, если это будет сочтено возможным, начать проект по реализации.

Верю, что именно на этом проекте может вырасти новое поколение архитекторов, которые будут не только творческой элитой, но, что не менее важно, патриотической и духовной. Именно при таких условиях архитектура в России всегда расцветала и приобретала высший интеллектуальный характер.

В.Путин: Алексей, мне эта идея очень нравится. Сдерживает только одно – мнение Ваших старших коллег по цеху, специалистов в области истории, архитектуры, археологии. Многие из них мне говорят: «Не надо трогать. В Кремле не нужно новоделов. Какой бы ни был хороший новодел, он всегда на фоне древних церквей, имеющихся и сохранившихся, будет смотреться как новодел». Это первое обстоятельство.

Второе. Всё это на таком месте, где археологи считают необходимым производить раскопки. В общем и целом это предмет для дискуссий, обсуждений, он не может быть принят единолично, это должно быть устойчивое общественное, выраженное обществом желание – или воссоздавать на этом месте то, что было, или законсервировать то, что есть. Но только на основе широкого общественного обсуждения может быть принято окончательное решение.

Само по себе, конечно, это привлекает, очень хотелось бы возродить то, что у нас было утрачено. Вопрос только в том, чтобы, восстанавливая утраченное, не навредить тому, что у нас сохранилось. Давайте вместе подумаем над этим.

С.Першин: Друзья, если никто не против, у нас форум на самом деле для людей с разными возможностями, в том числе и для людей с безграничными возможностями, мы этим гордимся. Не всё, конечно, у нас идеально, если говорить об архитектуре и доступности в целом, но мы стараемся, честное слово.

Хотел бы дать возможность задать вопрос Светлане, она тянет руку.

С.Козинова: Спасибо, Сергей.

Здравствуйте, Владимир Владимирович. Я к этой встрече с Вами шла три года, чтобы лично поблагодарить Вас за мирное небо над головой и возможность нам, творческим людям, заниматься тем, чем мы занимаемся. Огромное за это спасибо, потому что наши бабушки и дедушки такую возможность, к сожалению, не имели.

Вернёмся к делу. Света Козинова – дизайнер одежды, Москва. Как понимаете, я представляю довольно малочисленную группу россиян, нас всего-то 13 миллионов по России. И есть проблема – никто не создаёт для нас красивую и удобную одежду.

В.Путин: Иронию почувствовали? 13 миллионов – это почти 10 процентов.

С.Козинова: Это ни много, ни мало. К сожалению, этот процент растёт как среди совсем молодых людей, так и более взрослых, от этого никто не застрахован. Никто не создаёт для нас красивую и удобную одежду, и никто при этом не учитывает наше мнение.

На этом форуме, пообщавшись с экспертами, мы пришли к выводу, что пора менять ситуацию, пора действовать. Поэтому мы создали проект, в рамках которого более 250 инвалидов со всей России сами примут участие в разработке и создании инклюзивной коллекции одежды полного цикла.

И хочу попросить Вас как самого медийного человека России и мира и Вашу замечательную команду принять участие в данном проекте и поддержать в самых разных областях.

В.Путин: Вы вовремя сейчас об этом заговорили, скажу почему. Сейчас Правительство готовит соответствующий документ, это очередная стратегия, но она совершенно конкретная, связана с поддержкой производств, где осуществляется производство реабилитационного оборудования для людей с ограниченными возможностями по здоровью.

Эту тему точно совершенно можно и нужно включить в эту стратегию. По-моему, на два-три года достаточно неплохие деньги запланированы – до 1,5 миллиарда для начала, поэтому и ваше направление туда включим обязательно.

С.Козинова: И можно ещё один вопрос? Помимо финансовой поддержки, что, конечно же, важно, Вы как лидер нашей страны готовы принять участие в рекламной кампании этой одежды?

В.Путин: Этой одежды – готов.

С.Козинова: Спасибо Вам большое.

С.Першин: Вообще, кстати, новая аудитория к нам приехала в этом году, это молодые фешн-дизайнеры. И чтобы всё было по-честному, вопрос с галёрки, Лера, есть что спросить?

В.Ефанова: Добрый день! Я представляю город Ярославль, меня зовут Валерия, я – фешн-дизайнер женской одежды. У меня вопрос по поводу стиля.

В.Путин: Я не буду больше ничего рекламировать, сразу договоримся. (Смех.)

В.Ефанова: Нет, я не буду просить рекламировать.

У меня вопрос по поводу Вашего стиля. Просматривая старые фотографии, мы всегда замечаем, что меняемся не только внутренне, но и внешне. Соответственно, как Вы рассматриваете свой стиль? Как Вы его видите? Что Вы можете сказать о нём, и как он эволюционировал в процессе Вашего личностного роста?

В.Путин: Вы знаете, мы мало, наверное, замечаем что-либо о себе. Мы же смотрим на себя в зеркало каждый день. Поэтому, если сравнить себя 10, 15, 20 или больше лет назад, то, наверное, можно какую-то разницу заметить, а так она проходит мягко и незаметно. Стиль у меня самый простой – деловой. Я же, кроме кабинета, почти нигде не бываю. На «Тавриду» приезжаю иногда.

В.Ефанова: Но Ваш стиль узнаваем.

В.Путин: Он, по-моему, одинаковый у всех людей, которые занимаются моим видом деятельности. Примерно одинаковый.

В быту я стараюсь быть попроще, как сейчас, чтобы было удобно. Конечно, хочется, чтобы это было и элегантно, и красиво. Я не знаю, что это за стиль. Как правило, я то, что в шкафу есть, надеваю. Смотрю, конечно, чтобы выглядело прилично: камеры работают, миллионы людей смотрят. Надо прилично выглядеть, конечно.

Есть такое слово – «заморачиваться». Я особенно на этот счёт не заморачиваюсь. Хотя признаю, что это очень важно, согласен. Особенно если говорить о женской одежде, это, безусловно, искусство. Я не сразу к этому пришёл.

Могу сказать про эволюцию моих собственных взглядов на одежду. Архитектура – понятно, художественное творчество – понятно, музыка – понятно, театр. В прежние годы совсем, уже когда студентом был, относился к этому – как бы так… никак.

А сейчас считаю, что это действительно творчество, это художественное творчество, и очень важное для человека, потому что оно создаёт среду. А она очень важна, среда, в которой мы живём. Так что я Вам желаю успехов.

В.Ефанова: Спасибо. И Вам.

С.Першин: Для того чтобы соблюсти и гендерный баланс, и, собственно говоря, разные индустрии чтобы могли высказаться, предлагаю – Георгий, если ты не против. Музыкальная индустрия, Георгий Фёдоров.

Г.Фёдоров: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Георгий Фёдоров, композитор из Санкт-Петербургской государственной консерватории, художественный руководитель симфонического оркестра.

В.Путин: Супер. А сколько Вам лет?

Г.Фёдоров: 22.

В.Путин: Ну, это вообще.

Г.Фёдоров: Я этим делом занимаюсь уже пять лет.

В.Путин: И у Вас полноценный оркестр?

Г.Фёдоров: С переменным успехом. (Смех.)

В.Путин: С переменным составом или успехом? Не все же здесь музыканты, но вообще оркестр такой классический – 120 человек.

Г.Фёдоров: Есть камерный оркестр – это 30–40 человек.

В.Путин: А у вас большой или камерный?

Г.Фёдоров: Нет, у меня пока камерный.

В.Путин: Камерный тоже неплохо, 30–40 человек, ничего себе.

Г.Фёдоров: Я организовал одну миссию со своим оркестром. Благодаря «Тавриде», замечательному форуму, и конкурсу грантов мы получили грант на наше развитие. И мы собираемся устраивать концерты, направленные на неподготовленную молодёжную аудиторию, концерты классической музыки, в которых мы будем с увлечением и большим интересом, возбуждая интерес у публики, очень эмоционально и ярко рассказывать о произведениях, чтобы они интересовались этой культурой, в том числе и русской культурой, в том числе и современной русской культурой, чтобы им было интересно.

Мне бы очень хотелось также расширить этот проект. Может быть, в других городах можно открыть подобные оркестры, в которых тоже можно будет устраивать концерты для публики, чтобы она как-то вовлекалась в классический интересный мир. Большое дело! Дело, наверное, благое. И от этого большая ответственность.

Вопрос такой. Скажите, пожалуйста, Вы – «художественный руководитель» самого большого «оркестра» в мире.

В.Путин: Си Цзиньпин – руководитель самого большого «оркестра» в мире.

Г.Фёдоров: Ну, по площади – точно.

В.Путин: А по площади – да.

Г.Фёдоров: По площади – никто не поспорит. Хотел узнать, сейчас даже посмотрю: расскажите, каково быть «художественным руководителем» такого большого «оркестра», как самая большая страна в мире?

В.Путин: Партитуру смотрит.

Г.Фёдоров: И что в этом руководстве «оркестром» самое главное?

Да, у меня нотная бумага, потому что я другой никогда не ношу с собой. Спасибо.

В.Путин: Самое главное – порядочность в моём «оркестре», любовь к тем, ради кого ты работаешь, и к тому, что ты делаешь. Без этого невозможно добиваться никакого успеха, просто никакого. Я вижу, что Вы своё дело любите, это уже большое преимущество перед Вашими коллегами.

С другой стороны, я думаю, что среди тех, кто занимается музыкальным творчеством, потребительское отношение к своему делу редко можно встретить. Всё-таки люди, которые занимаются музыкой, – это люди, как правило, очень одарённые, живущие в своём мире, мире звуков, ну отчасти, во всяком случае, в значительной мере.

Вот художественное творчество, здесь архитекторы есть, художники, а музыку можно только услышать, её же нельзя увидеть, только услышать. Она вызывает всегда в душе человека разные чувства. Вот поиграть на этих чувствах и красиво сыграть – это удел, конечно, гениальных и талантливых людей. Я уже говорил, когда в «Сириусе» был, об этом: один из моих друзей-музыкантов всегда о чём говорит? Сколько у нас выпускают каждый год в мире композиторов? Десятки, сотни, наверно. Сколько лет пишут так называемую серьёзную музыку? Лет 250–300. А исполняют в мире всего 50–60 авторов. Всё. А где всё остальное? Каждый год выпускают композиторов, они же трудятся, работают, пишут каждый день. 300 почти лет или 250 пишут серьёзную музыку, а исполняют 60 авторов. Из них как минимум 10–15 человек – это русские композиторы. Надеюсь, что Вы тоже, Вы и ваши сегодняшние сверстники, тоже будете в этом ряду.

Г.Фёдоров: Спасибо большое. Приходите на наши концерты.

В.Путин: Спасибо Вам большое. Я желаю Вам успехов.

Хотел бы прокомментировать ваши планы, они очень хорошие. И я искренне желаю вам успехов, и не только для пропаганды музыки как таковой, а для пропаганды русского искусства, российского искусства в целом. Здесь важно говорить не только о музыке, важно очень говорить о людях, которые создавали произведения, о композиторах, которые это делали, об условиях, когда это создавалось, не только нашей, отечественной, но и зарубежной. Очень многие истории, такие они полезные, особенно для молодых людей. Судьбу Шуберта Вы знаете, да? Шуберта. Ну вот, он был молодой человек совсем, умер, когда ему было тридцать с небольшим, по-моему.

Г.Фёдоров: 31.

В.Путин: 31 год. И у него не складывались отношения с женщинами. Вот он однажды пошёл в профессиональную женскую среду, заболел нехорошей болезнью и умер. Гениальный композитор, понимаете. Вот это ирония судьбы, понимаете, это трагедия. Это одна эпоха, одни люди, одни судьбы. А взять Великую Отечественную, как создавалась Седьмая симфония Шостаковича. Вот я об этом хорошо знаю, я сам из Ленинграда, из Петербурга, все там знают об этом, ну, вы тоже. Но не все знают об этом в стране, особенно молодые люди. Об этом надо рассказывать, как создавались другие произведения. Это очень интересно, познавательно и полезно. Я желаю вам успехов.

С.Першин: К нам, кстати, в этом году на смену музыкальную приезжали музыковеды, и коль мы заговорили о композиторах, то я не могу не сказать о великом композиторе Тихоне Хренникове, и как колесо истории повернулось, у нас на смене здесь уже третий год вместе, плечом к плечу, Тихон Хренников, правнук Тихона Хренникова, тоже композитор, и пишет замечательную, прекрасную музыку.

Т.Хренников: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Хотел Вам сказать спасибо за то, что Вы любите и уважаете творчество моего прадедушки Тихона Николаевича Хренникова и его песню «Московские окна» исполняли в Москве, в МИФИ, не только на территории Российской Федерации, а недавно ещё и за рубежом.

В.Путин: Вы сделали мне невероятный комплимент, потому что я не считаю, что это называется «исполнением», но спасибо Вам большое за такое доброжелательное отношение к моему музыкальному творчеству.

Т.Хренников: Владимир Владимирович, я композитор. И Вы затронули очень правильную тему. Для композитора самое важное – это исполнение его музыки. Зачастую сейчас молодые, современные российские авторы, работающие в жанре симфонической музыки или оперы и балета, в крупных жанрах, сталкиваются с большой проблемой, с неисполнением его музыки.

У нас на четвёртой смене мы с Айратом Кашаевым (это дирижёр симфонического оркестра «Таврида») сделали конкурс для участников-композиторов, конкурс на написание симфонического произведения. Нам было прислано более 20 партитур, и три лучших произведения были исполнены на финальном, заключительном концерте смены. Всю неделю здесь с нами был маэстро Мурад Атаевич Аннамамедов, главный дирижёр Ярославской филармонии, ему очень понравилась одна пьеса Георгия Фёдорова. И Мурад Атаевич хочет ею открывать сезон через месяц в Ярославле. Но это скорее исключение. Это большая редкость, большая удача и это именно та возможность, которую даёт эта площадка – «Таврида».

Отсюда вопрос, пожелание: есть ли такая возможность ввести квоты театрам, филармониям и другим концертным организациям на исполнение произведений молодых современных российских композиторов, естественно, которые отобраны учреждениями, как Союз композиторов России или Музфонд, так как создаётся на самом деле очень много талантливой музыки, а её не знают, а как раз, на примере «Тавриды», её исполнили и сразу захотели исполнить дальше, и эта цепочка может дать импульс к дальнейшему развитию нашей культуры?

В.Путин: Я не знаю насчёт квот. Вы понимаете, что здесь есть определённая «засада»? Это забюрокрачивание творческого процесса, хотя исполнение молодых авторов у нас, в общем, над этим стараются работать организаторы различных конкурсов, крупных мероприятий текущих и каких-то сезонных, ежегодных. Это всё уже есть, Министерство культуры над этим работает, соответствующие структуры Минкульта над этим работают. Но, конечно, я понимаю, о чём Вы говорите, и озабоченность совершенно очевидная.

Я не готов сейчас сказать, что можно сделать для того, чтобы поднимать вот тот пласт произведений, которые рождаются молодыми композиторами, для того чтобы публика слышала это. Я сейчас не готов сказать о механизмах, но я разделаю Вашу озабоченность, связанную с тем, что это нужно сделать. Давайте подумаем, и если Вы ещё прикинете какие-то конкретные предложения, мы постараемся их реализовать. Но и я сам подумаю и попрошу коллег в Правительстве и Минкульте тоже подумать над этим.

Т.Хренников: Спасибо.

С.Першин: Давайте от музыки к хореографии. Вот ещё одна сфера, которая, конечно же, у нас представлена в «Тавриде». Маша Молчанова. Маша, если не против, пожалуйста, твой вопрос.

М.Молчанова: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Меня зовут Молчанова Мария, я из Нижнего Новгорода и на смене представляю хореографическое направление. Форум «Таврида» активно поддерживает на всех сменах Международный фестиваль молодёжи и студентов, и у меня к Вам следующий вопрос.

Всемирные фестивали молодёжи и студентов 1957 года и 1985 года произвели огромные отклики среди молодёжи и оказали значительное влияние на страну. Как Вы считаете, чего следует ожидать от фестиваля в этом году? Какие возможны изменения, ведь фестиваль планирует принять около 20 тысяч участников из 180 стран мира? Спасибо.

В.Путин: Вы знаете, я скажу о своём, но надеюсь, что и организаторы этого фестиваля меня услышат. Ведь они в прежние времена создавались левыми движениями в основном, поэтому и проводились в Советском Союзе и в других соцстранах. На сегодняшний день, мне кажется, нужно уйти от этой политизации, нужно, чтобы это мероприятие было посвящено просто молодым людям всего мира вне зависимости от их политических взглядов. Конечно, от этого не уйти никуда, у каждого человека есть свои предпочтения, симпатии и антипатии, свои взгляды. Это понятно, но не нужно идеологизировать никак. А если у нас это получится, то тогда Россия будет хорошей площадкой для объединения молодых людей под знаками общегуманитарных ценностей. Вот это самое главное, мне кажется. И если будут налажены прямые контакты между людьми разных стран, несмотря ни на какие межгосударственные сложности и отношения, прямые связи, это будет иметь продолжение, скажем, в какой-то творческой деятельности, в реализации совместных будущих каких-то проектов, вот это было бы прекрасно, это было бы хорошо.

М.Молчанова: Спасибо.

С.Першин: Нам очень приятно, что у нас ребята не только получили грант, сделали какой-то проект. Безусловно, радует, если этот проект реализовался, если он прекрасен. Нам очень приятно видеть, как наши ребята растут, и ребята, которые к нам приезжали в 2015 году, вот Дима, например, – бородатый Дима, – который уже, собственно говоря, является одним из руководителей регионального театра, и нам очень приятно. А приезжал к нам, был актёром и, кстати, по-моему, на волоске он висел, болтался. Дима, может быть, что-то о театре?

Д.Акимов: Да.

Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Дмитрий Акимов из города Иркутска. Я артист и режиссёр Иркутского академического драматического театра имени Охлопкова. Я пока не руководитель.

У меня следующий вопрос или, точнее, предложение. Сюда, на «Тавриду», приезжают тысячи талантливой молодёжи со всех регионов, со всей страны, и с нами работают ведущие эксперты, педагоги, партнёры, которые не только отбирают нас для участия в этом форуме, но и ведут педагогическую деятельность с нами. И уже обратно мы возвращаемся, можно так сказать, потенциальными руководителями учреждений культуры в наших регионах. У меня такое предложение: я знаю и слышал, что на базе Общероссийского народного фронта организуется молодёжное направление. Может быть, в этом направлении можно создать молодёжный комитет по культуре, который бы предлагал или советовал на назначение на руководящие должности тех или иных выпускников «Тавриды», которые уже могут и хотят. Потому что у нас есть уже видение, куда стоит идти, потому что мы все вместе, мы общаемся и уже что-то хотим делать вместе.

В.Путин: Дима, ну, во-первых, я согласен с Вами в том, что нужно продвигать молодых людей. И, если Вы обратили внимание, за последнее время, за короткое последнее время у нас на уровне руководителей регионов появилось очень много молодых людей, молодых, которые уже себя зарекомендовали, поработали в различных отраслях, добились результата. И они сейчас, многие, возглавляют, я надеюсь, вот сейчас выборы пройдут и за них люди проголосуют, во всяком случае, я надеюсь на это, и возглавят регионы. Также нужно продвигать молодых людей и в других сферах деятельности, в других отраслях, в том числе в области культуры, искусства. Но «Народный фронт» мною создавался не как отдел кадров. Конечно, «Народный фронт» может и должен обращать внимание на людей перспективных, талантливых, но всё-таки в его функции не входит продвижение людей по карьерной лестнице. Это общественное движение, это не бюрократическая структура. Но подумать на тему о том, как структурировать то направление, о котором Вы сказали, стоит. Я обязательно подумаю. Кириенко Сергей Владиленович сидит, который в Администрации занимается внутренней политикой, он слышит весь наш разговор, он человек аккуратный, аккуратный в прямом смысле, «Росатом» возглавлял раньше, понимаете, там нужно особое внимание и аккуратность в работе. Мы это всё пометим, мы подумаем над Вашим предложением. Хорошо?

Д.Акимов: Спасибо большое.

В.Путин: Вам спасибо.

С.Першин: Давайте, ребята, вопросы ещё. Пожалуйста.

А.Безрук: Здравствуйте! Меня зовут Анастасия Безрук, я студентка режиссёрского факультета ВГИК, мастерская документальной режиссуры Сергея Валентиновича Мирошниченко. У меня как у молодого документалиста болит душа за документальное кино, которое не видят зрители нашей страны, потому что отсутствуют каналы дистрибьюции, потому что кинотеатрам невыгодно нас показывать. «24_DOC», единственный канал, закрылся, где можно было показывать не форматное телевизионное документальное кино, а, так сказать, творческое, свободное.

И не могли бы Вы помочь на государственном уровне внедрить какие-то меры, которые помогли бы доносить кино до зрителя? У меня и у моих молодых коллег очень много предложений. На уровне льгот кинотеатрам за показ документального кино, потому что интерес к нему есть, либо на телеканалах больших выделять какое-то время для молодого документального кино.

Спасибо.

В.Путин: Я с Вами согласен, это проблема. У нас ленты появляются, они талантливые, интересные, нужны людям, стране. Согласен. Деньги выделяются. Не знаю, насколько они большие, но всё-таки они регулярно выделяются на само производство фильмов. Вот не помню, могу ошибиться в деталях, но где-то в 2015 году это было 283–285 миллионов, в 2016 году уже 315 или 320 миллионов. То есть деньги выделяются на производство самого фильма, но показывать их – конечно, вот это, к сожалению, пока проблема. Здесь нужны дополнительные средства, по-другому не получится, на субсидирование самого показа и на телевидении, и в сети кинотеатров. Подумаем над этим, ладно? Подумаем. Это тоже денежный вопрос, финансовый. Подумаем.

С.Першин: Просверлила просто меня взглядом уже Яна.

Я.Пойманова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Пойманова Яна, я представляю Республику Крым.

Я молодой художник, ещё студентка, и «Таврида» действительно изменила мою жизнь. Я приезжала сюда уже два года со своими социальными проектами, на которые выигрывала гранты здесь, связанные с детским творчеством. И сегодня я здесь с такой приятной, но важной миссией. Мы недавно с детьми проводили мастер-класс по созданию игрушек, и детки своими руками делали с помощью волонтёров игрушки.

В.Путин: А детки какие? Откуда Вы их берёте-то? Из школы, детских садов, откуда?

Я.Пойманова: Мы работаем с различными детскими домами Республики Крым, и в данном случае это Республиканский реабилитационный центр для детей, попавших в трудную жизненную ситуацию.

В.Путин: Сергей Валерьевич поддерживает этот центр? Серёж, поддержите.

С.Аксёнов: Есть.

Я.Пойманова: Конечно. Мы там проводили мастер-класс, и детки своими руками сделали Вам такой подарок символический, это игрушка, тигрёнок, мы хотели бы Вам подарить его от лица детей, и чтобы он стал Вашим личным талисманом, который поможет вместе двигаться вперёд.

В.Путин: Спасибо большое.

А сколько там детей? Сергей Валерьевич, сколько там детей, не помните?

Я.Пойманова: Постоянно меняется количество детей, так как это центр, в котором дети находятся временно. Их туда отправляют, когда ещё нет решения, отправить их к опекуну, к родителям или в детский дом.

В.Путин: Сколько человек примерно?

Я.Пойманова: Когда я была, я была 17-го числа там, это было 40 детей примерно, разных возрастов, от двух лет до 15.

В.Путин: Они мне такую игрушку замечательную подарили, а что я могу им подарить? Что нужно для этого центра?

Я.Пойманова: На самом деле мы очень хотим Вашей поддержки детских домов.

В.Путин: Да. Что конкретно для этого нужно?

Я.Пойманова: Я бы хотела сказать, что вообще у нас сейчас это всё хорошо развивается в Крыму. И я правда рада, что всё так получилось, потому что сейчас есть подъём и в волонтёрском движении тоже. Очень много чего развивается. И именно в детских домах финансирование хорошее. Конечно, хотелось бы немного, может, косметического ремонта где-то, но мы лично занимаемся росписью стен вместе с детьми, у меня сейчас проект такой, мы вместе с ними расписываем стены в их интернатах и помогаем социализации детей, потому что это важно – общаться с детьми.

В.Путин: Хорошо.

Сергей Валерьевич, скажите мне потом, что я мог бы подарить этому центру. Хорошо? Спасибо.

С.Аксёнов: Есть.

С.Першин: Сразу виден настоящий волонтёр, который не попросил ничего.

Ну, ещё вопросы. Может быть, от поэтов вопрос?

В.Путин: Пожалуйста. Где поэты?

С.Першин: Саша Антипов.

А.Антипов: Добрый вечер, Владимир Владимирович.

Александр Антипов, Москва, пишу стихи. Я из Московского театра поэтов Влада Маленко, собственно, вы сейчас видели, что там происходило. Это наша увертюра, которую мы готовим к фестивалю в Сочи, надеемся, там она будет показана. Я бы, знаете, хотел, наверное, с Вами так, что ли, поразмышлять. Сейчас очень интересное время именно для нас, для людей, пишущих стихи, потому что 90-е годы – начало нулевых – это было какое-то всеобщее невнимание к тому, чем сейчас занимаемся мы.

В.Путин: Не до этого было просто.

А.Антипов: Не до этого, да, я про это и говорю. А сейчас я вижу какой-то подъём, появляется очень много молодых талантливых ребят, то есть даже говорится, и я с этим согласен, говорится о начале какого-то нового века русской поэзии, то есть был золотой век, серебряный, шестидесятники, сейчас вот мы. И мы очень хотим, конечно, чтобы нас слышали. И вместе с тем мы не просто хотим этого, мы ещё стараемся сами находить молодых ребят, мы уже третий раз проводили фестиваль «Филатов-Фест», названный в честь Леонида Алексеевича Филатова. Наши ребята, которые побеждают, выходят в финал, получают возможность бесплатно издать книгу, поехать сюда, на «Тавриду», где, собственно, самое главное, что они могут найти, – это сцепляться душами, глазами и дальше как-то взаимодействовать. Конечно, этой одной смены, семи дней, бывает недостаточно и поэтому, естественно, нужно работать дальше.

Сейчас мы в Москве создаём такое место, площадку, она называется «Есенин-центр». Я знаю, что и Вы любите стихи Сергея Александровича. Мы хотим, чтобы это была точка сборки, точка притяжения для всех поэтов, для молодых поэтов и в Москве, и в стране. Я даже сейчас, может быть, скажу немного образно: когда мы смотрим по ночам, мы всегда видим Полярную звезду и вокруг очень много звёзд. Мы хотим, конечно, чтобы «Есенин-центр» был такой Полярной звездой, которая будет для наших ребят светить и из регионов к нам звать парней и девочек. Я уверен, что где-нибудь в Липецке, Красноярске, Владивостоке сидит абсолютно гениальный человек, новый Башлачёв, Высоцкий, Пушкин, он пишет вещи свои, и он не знает, куда пойти. Мы хотим вот этих ребят тянуть к себе, проводить мероприятия, спектакли, концерты, то есть чтобы это была активность. Потому что я прекрасно понимаю, что вот это поколение мы не имеем права потерять и оставить его в забытьи.

Поэтому я, конечно, очень благодарен Вам за Ваше внимание к нам, людям пишущим, ну и просто хочу позвать Вас, когда откроется «Есенин-центр», обязательно к нам посмотреть, что мы делаем, потому что Вы уже кое-что видели, а мы хотим ещё и больше показать.

В.Путин: А где вы собираетесь его открывать?

А.Антипов: Это метро «Новослободская», «Достоевская», переулок Чернышевского, дом 4, строение 2.

В.Путин: Там уже выделено помещение?

А.Антипов: Да, там есть помещение.

В.Путин: А кто вам выделил это помещение?

А.Антипов: Это, конечно, помогал департамент культуры города Москвы. Огромное им спасибо.

В.Путин: Сергей Семёнович помогает, да?

А.Антипов: Помогает. И спасибо большое.

В.Путин: Вот он нас услышит сегодня, и он будет ещё больше помогать.

А.Антипов: Это было бы очень хорошо.

В.Путин: 100 процентов услышит.

А.Антипов: Мы работаем и очень Вас ждём.

В.Путин: Спасибо.

Вы знаете, когда Вы начали говорить, я позволил себе Вас прервать, за что прошу меня извинить. Но сказал я такую вещь, что тогда в 90-х – в начале 2000-х было не до этого, на это не обращали внимания. Это очень плохо, потому что страна переживала очень сложный период своей истории, и в самые тяжёлые периоды своей истории всегда востребовано художественное творчество и слово востребовано.

Давайте вспомним Великую Отечественную. Как Твардовский писал, какие произведения в музыке создавались. А у нас в середине 90-х и в начале 2000-х всё ушло на второй план. Это, к сожалению, свидетельство такой серьёзной деградации в целом, не только в экономике, скажем, и в социальной сфере. И это очень печально, потому что тогда, когда времена сложные, но страна собранная и здоровая изнутри, то тогда и художественное слово очень востребовано, для того чтобы выйти, преодолеть эти сложности. А если уж даже это не востребовано, то это совсем беда. Вот в таком состоянии, видимо, мы и находились тогда, потому что, как Вы правильно сказали, было не востребовано. Но вот сейчас проект у вас хороший.

Думаю, что и недостаточно, конечно, сейчас делается с точки зрения издания, особенно молодых авторов, распространения по библиотекам и так далее. Интернет, конечно, забивает, перебивает. Надо пользоваться просто современными средствами доведения до потребителя, если позволите так сказать, вашей продукции. Современные средства надо использовать. Создание таких центров как источников объединения усилий, источника творческого, коллективного начала, общения друг с другом, конечно, очень важно. Я уверен, что Сергей Семёнович и дальше будет помогать. Если что-то от меня будет зависеть, пожалуйста, я готов.

А.Антипов: Спасибо.

Вы сказали про интернет, естественно, мы набираем наших ребят, поэтов, мы их вытаскиваем из интернета, мы видим, условно говоря, все соцсети и все возможности. По одному вытаскиваем, естественно, интернет – это очень важно.

В.Путин: Вы, когда создадите этот центр, можно будет наладить прямые контакты в том числе с Администрацией и подумать о дополнительных грантах, чтобы Вы имели возможность хотя бы заниматься распространением, чтобы не было таких проблем, как с документальным кино.

А.Антипов: Спасибо большое.

С.Першин: Давайте сюда тоже передадим микрофон и дадим возможность задать вопросы.

А.Школенко: Владимир Владимирович, здравствуйте. Меня зовут Александр Школенко, я из города Тюмени. Вопрос касается детей.

Я, наверное, сейчас поддержу мнение не только миллионов родителей, которые есть, но и тех родителей, с которыми я лично ввиду своей деятельности общался. Касается это, в частности, поп-культуры, поп-культура на экране, музыки и так далее. Вы сами говорили про общечеловеческие ценности, которые важно развивать. Не секрет, что каждый родитель об этом думает и максимально лучше хочет своему ребёнку дать. Но как раз таки эта поп-культура экрана, она ведёт к обратному, то есть действует с обратной силой. Мы видим убийства, мы видим криминал, мы видим искажение образа семьи, мы видим примитивные желания. Фактически это модели, которые наследуются детьми. И я сам веду педагогическую деятельность, вижу, что это действительно так.

Мы с командой тем не менее решаем этот вопрос, организуем международный кинофестиваль «Ноль плюс», который собирает фильмы исключительно те, которые популяризируют человеческие ценности: добро, дружба, семья, любовь. Помимо проведения мероприятия в течение года, у нас практически в каждом селе уже знают, проводим передвижной кинотеатр, то есть показываем это кино, обсуждаем, осмысленный просмотр, кинопедагогика. Были вылазки и в другие регионы. То есть вот такой способ альтернативной трансляции кино.

Исходя из всего этого, у меня есть два вопроса. Первый вопрос касается механизма возможного, существующего или будущего, который позволит фильтровать то, что выходит в массовость, пусть даже это коммерческое, всё равно, пока коммерция действует, поколение растёт. Как с этим быть, есть ли этот механизм, можно ли его создать? Нужны ли эксперты? Если они нужны, то мы готовы принять в этом участие.

Второй вопрос касается поддержки общественных организаций и молодёжных проектов, которые уже с течением лет проявили свою устойчивость, эффективность. Поддержки не с целью воспроизведения того, что они уже умеют, а с целью наращивания объёмов, то есть второй регион, третий регион. Сейчас мы делаем онлайн-кинотеатр, выходим в цифровую среду для детей, детского и семейного кино как раз. Вот такие вот вопросы. Ваш взгляд очень интересен. Спасибо.

Ещё я, наверное, не буду… Нет, буду. Моя бабушка Лидия Васильевна очень Вас поддерживает. И я от неё передаю Вам привет. (Смех.)

В.Путин: Важную часть хотели упустить.

А.Школенко: Семейную.

В.Путин: Не только семейную. Бабушке Вашей большой привет и скажите, что я очень дорожу её поддержкой. Я говорю без всякой иронии. Это правда, так и есть.

По поводу цензуры, Вы же говорили о цензуре. Фактически да. У нас очень тяжёлое наследие по многим направлениям, в том числе и по этой цензуре. Хотя вот этот, мягко говоря, беспредел информационный, который Вас беспокоит, беспокоит миллионы людей.

Вы знаете, я Вам расскажу свою последнюю встречу с Даниилом Александровичем Граниным, который недавно ушёл из жизни. Я вручал ему госпремию в Петербурге. И всё уже закончилось, прошло, я подошёл к Даниилу Александровичу, поздравил его ещё раз, поблагодарил за работу, за творчество, попрощался и пошёл. Он когда прощался, на меня смотрит как-то так внимательно, вопросительно. Я дошёл до двери зала, где проходила церемония награждения, потом подумал: нет, что-то не так, что-то он мне хотел сказать. Развернулся и опять к нему подошёл. Говорю: «Даниил Александрович, Вы хотели что-то сказать?» Он говорит: «Вообще-то я хотел бы с Вами поговорить, но когда у Вас будет время». Я говорю: «Вы знаете, у меня никогда времени не бывает. Но мы сейчас здесь, я здесь с Вами, давайте сейчас пойдём прямо и поговорим». И мы с ним пошли в соседний зал, я попросил своих коллег, они накрыли чай. Мы с ним посидели и поговорили.

Это был очень интересный и очень полезный для меня разговор, как оказалось, потому что буквально через несколько недель он ушёл из жизни, я его больше никогда не видел. Одна из тем, которую он поднял, та, о которой Вы сейчас сказали. Он мне сказал: «Послушайте, как ни включаешь какой-нибудь канал или даже в интернете как ни залезешь, все мы видим только одно: кто украл, что украл, сколько украл и каким способом украл, невозможно смотреть уже!»

Вы знаете, я же не в постоянном, но, в общем, в контакте с руководителями наших основных телевизионных каналов, с теми людьми, которые так или иначе влияют на то, что, скажем, в интернете происходит. Надо сказать, что они это сами понимают и стараются ситуацию как-то изменить к лучшему. Что-то получается, что-то не очень. В современном мире это сложно сделать, этот поток профильтровать. Есть опасение того, что эта фильтрация примет и идеологический характер и общество будет лишено возможности получать достоверную, открытую, прямую информацию. Хотя в век интернета, казалось бы, это очень сложно сделать – отфильтровать всё подряд, но и там в некоторых местах, в некоторых странах предпринимаются такие попытки.

Мы о чём говорим всегда? О том, что должно быть запрещено то, что в законе запрещено, везде: и в интернете, и на телевидении, и в других средствах массовой информации. Всё другое, на мой взгляд, может быть осуществлено только одним способом, эта фильтрация, – с помощью самого творческого сообщества. Если само сообщество выработает систему морально-этических фильтров, вот это было бы правильно, с тем чтобы если не исключить, то минимизировать, а лучше – исключить влияние на этот процесс со стороны государства.

Давайте вместе, когда я говорю «давайте», я обращаюсь и к вам, и к представителям других творческих профессий, руководителям средств массовой информации, подумаем над созданием таких механизмов.

А Вам за то, что Вы подняли вопрос, большое спасибо.

Вы знаете, мне, наверное, нужно перебираться к другой площадке.

С.Першин: Тогда последний вопрос.

В.Путин: Спасибо большое.

С.Першин: Если последний вопрос, то, видимо, Яна всё-таки нашлась, что попросить, потому что она меня снова пилит взглядом. Яна.

Я.Пойманова: Владимир Владимирович, конкретного мы просить ничего не будем, потому что всё-таки это очень большой пласт. Но сейчас можно попросить лишь символическое. Я бы хотела попросить сделать общее фото вместе со всеми нами, с Вами и тигрёнком, чтобы показать детям.

В.Путин: Это мы сейчас сделаем и детям покажем. Но всё-таки я Сергея Валерьевича попрошу, чтобы он сказал мне попозже, что нужно сделать, для того чтобы поддержать вот это детское учреждение.

Я.Пойманова: Да, я просто волонтёр и думаю, что Сергею Валерьевичу будет виднее.

В.Путин: Да, он скажет. Я понимаю, что Вам трудно это сформулировать, потому что Вы, наверное, не знаете, что там нужно учреждению. А губернатор наверняка знает, и он мне подскажет.

Давайте завершающий вопрос. Пожалуйста, молодой человек в тельняшке.

А.Петров: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Меня зовут Александр Петров, я тоже композитор, из Санкт-Петербурга.

В.Путин: Хорошая фамилия для композитора.

А.Петров: Да, очень редкая, но меткая. В «Тавриде» представлял свой проект, это международный фестиваль искусств «Русская весна в Петербурге», и получил грант в прошлом году. Проводил в этом году в Санкт-Петербурге.

В.Путин: А Вы из Петербурга?

А.Петров: Родом я из Самары, но сейчас учусь в Санкт-Петербургской консерватории, окончил третий курс. Живу, работаю, учусь. У меня такой вопрос, в целом связанный, наверное, с развитием российской культуры.

Как известно, сейчас происходит некая интеграция вокруг России, то есть некие постсоветские республики опять возвращаются к взаимодействию в рамках евразийского проекта, и какое Ваше отношение к тому, чтобы поддерживать такие проекты, которые связаны с взаимодействием, так скажем, творческой молодёжи со странами русского мира?

То есть проведение каких-то совместных мероприятий, где они могли бы вместе приезжать, как-то общаться, показывать своё творчество. Можно расценить это как некую мягкую силу, как сейчас говорят, в нашей политике. Просто у меня уже есть как раз такой проект, я начал его делать.

В.Путин: Во-первых, сразу хочу сказать, что я, конечно, это поддерживаю, потому что республики бывшего Советского Союза сегодня независимые государства, нас с этими государствами, с этими народами очень многое объединяет. Сотни лет мы были в составе единого государства, а некоторые республики никогда и не были самостоятельными государствами. Вообще никогда, и не было даже государственных институтов там никогда. Это при советской власти всё было создано. Эти республики возникли сначала как республики Советского Союза, а потом как независимые государства в значительной степени благодаря тому, что сосуществовали вместе с другими народами СССР в рамках единого государства.

Это нельзя утратить, нельзя забыть. Наоборот, это большой плюс, который мы должны использовать на благо России, на благо наших соседей, потому что, объединяя усилия, всегда повышается конкурентоспособность во всех сферах: и в военной, и в экономике, и, кстати, в гуманитарной сфере, в сфере творчества. У Вас конкретно какой проект?

А.Петров: У меня называется «Русская весна в Петербурге». Это проект, который объединяет творчество молодых композиторов, объединяет фольклорную музыку. Причём проходил он в этом году уже при поддержке Союза композиторов России и ленинградского отделения Российского фольклорного союза. Я хотел его расширять теперь как бы для других ещё немножко сфер.

В.Путин: А как это происходит? Что Вы делаете?

А.Петров: У нас с 3 по 9 апреля проходила неделя концертов на различных площадках Санкт-Петербурга, в том числе проходили творческие встречи, дискуссии в стенах Санкт-Петербургской консерватории при поддержке нашей кафедры композиции. Концерты разного формата, в том числе и с участием фольклорных коллективов. Даже был запланирован день фольклора.

В.Путин: Это Ваш проект?

А.Петров: Да, это мой проект, я этим занимаюсь.

В.Путин: А кто это реально поддержал? Это же средства нужны, деньги нужны, административная поддержка нужна?

А.Петров: Некая поддержка, конечно, была, но, наверное, требуется ещё больше, потому что сам проект, конечно, требует масштабной поддержки. Я знаю, есть Фонд «Русский мир», например, который как раз работает именно в этом направлении. Может, как-то удастся…

В.Путин: Хорошо, я услышал, здесь коллеги присутствуют. Мы пометим и посмотрим, как вас можно ещё дополнительно поддержать. Начинание очень правильное, полезное и перспективное.

А.Петров: Спасибо.

В.Путин: Желаю успехов вам.

И.Яковлева: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Инна Яковлева. Я из Ростова-на-Дону, являюсь преподавателем Ростовского колледжа искусств и ответственным секретарём Ростовской композиторской организации. Буду краткой.

В 2015 году на «Тавриде» было создано творческое молодёжное содружество «Могучая кучка XXI века», которая объединяет молодых композиторов и музыковедов. У нас есть проект развития до 2025 года, который поднимает все вопросы нашего образования и нашего существования, существования музыковедов и композиторов. Мы бы хотели Вам его показать, чтобы наше начинание не осталось незамеченным, потому что это очень важно.

В.Путин: Что значит показать, это как?

И.Яковлева: Продемонстрировать Вам те проблемные вопросы, дискуссионные вопросы, которые у нас есть в этой программе развития.

В.Путин: Как это? Где, когда, чего? Прямо здесь? Вы хотите мне передать какой-то буклет или что?

И.Яковлева: Этот момент не был продуман.

В.Путин: Это не страшно.

И.Яковлева: Но мы бы хотели Вам направить в Администрацию наше предложение, потому что оно изложено на большом количестве страниц.

В.Путин: Давайте. Сергей Кириенко здесь, он с удовольствием у Вас всё это заберёт, и мы посмотрим, как вас поддержать дополнительно.

И.Яковлева: А также у нас есть одна просьба. Год культуры был, литературы – был, кино – был, а музыки – не было. Мы бы хотели, чтобы Вы поддержали идею того, чтобы, например, 2019 год стал Годом музыки. Спасибо.

В.Путин: Я посмотрю, материалы передайте, пожалуйста, по Вашему проекту, мы посмотрим, что можно сделать, чтобы поддержать.

Что касается Года музыки, то это замечательный вид творчества, такой универсальный, я уже об этом говорил, он такой волшебный совершенно и очень важный. Нам есть чем гордиться здесь, есть что показать, и если мы подойдём к Году музыки, будет возможность ещё и людям молодым, которые занимаются этим видом творчества, создать условия для дополнительного развития. Но всё-таки объявление года чего-то по всей стране требует дополнительной проработки, такого общественного обсуждения. А за идею Вам спасибо большое.

Н.Воронков: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Никита Воронков, я из города Санкт-Петербург, учился с Вами в одной школе, 281-й. Сейчас я учусь в Институте культуры и искусства на факультете «Режиссура театра». И у меня такое предложение. Вот есть предмет изо.

В.Путин: Как Вы из химии с физикой перебрались в режиссуру?

Н.Воронков: Вот судьба так меня привела. Я бы хотел предложить сделать предмет [в школе].

В.Путин: Просто школа, о которой коллега говорит, с химическим уклоном.

Н.Воронков: Сейчас ещё и с физическим.

В.Путин: Да, химически-физический уклон.

Н.Воронков: Я хочу предложить сделать предмет «Актёрское мастерство». Ведь актёрское мастерство не только учит всему, чему оно учит, а оно снимает зажимы, развивает воображение. И сделать этот урок одним из основных. Не таким, как математика и литература, а просто как изо хотя бы. И у нас будет новое поколение свободных, раскрытых людей. Прошу Вас подумать над этим, чтобы сделать дополнительный урок – актёрское мастерство. Спасибо большое.

В.Путин: Дополнительный урок где?

Н.Воронков: В школе. Не как, например, кружок, а как именно урок. То есть внести его в программу. Спасибо.

В.Путин: Никита, Вы знаете, это такой сложный вопрос, потому что очень много весьма важных направлений для того, чтобы быть представленными в школьной программе. Люди, которые занимаются тем или иным видом деятельности, очень убедительно и ярко говорят о том, это самая нужная вещь.

Действительно, всё очень важно, в том числе и то, о чём Вы сказали. Ведь Вы правду сказали, всё так оно и есть. Вопрос в том, что должно быть в обязательной программе, что должно быть в необязательной, что должно в кружках изучаться. Это всё-таки те проблемы, которые должны быть исследованы именно специалистами, в том числе детскими психологами и другими специалистами, педагогами, и на основе этого общего консенсуса о приоритетах должны быть включены в определённый ряд. Но тема, безусловно, верная, согласен.

Н.Воронков: Спасибо Вам.

С.Першин: Спасибо большое. Давайте поблагодарим ещё раз нашего гостя.

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 20 августа 2017 > № 2280602 Владимир Путин


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 августа 2017 > № 2280609 Владимир Путин

Встреча с учёными и общественными деятелями Севастополя и Крыма.

Владимир Путин встретился с представителями общественности, деятелями науки и культуры Севастополя и Республики Крым.

В ходе встречи глава государства, в частности, отметил необходимость более энергичного восстановления учреждений сферы культуры в Севастополе и Крыму.

Президент также поблагодарил участников беседы за многолетнюю плодотворную работу по своим направлениям. Владимир Путин подчеркнул, что решение многих проблем, затронутых на встрече, – «это вещи длительного цикла, но их нужно обязательно делать и делать нужно сегодня».

* * *

В.Путин: Уважаемые друзья, добрый день!

Не в таком составе, но в похожем пару лет назад у нас была встреча. Я сейчас длинных монологов произносить не буду, тем не менее обязательно должен некоторые сакральные вещи произнести вслух по поводу важности и Крыма, и Севастополя, и этого места, где мы находимся, Херсонеса, для России, для её культуры, для её духовного кода в прямом смысле этого слова.

У нас, вы знаете, есть федеральная целевая программа по развитию и Крыма, и Севастополя. Я не знаю, насколько в ней, то есть знаю, конечно, но, может быть, мы не так тонко чувствуем, как вы, насколько в ней учтено всё, что связано с духовной составляющей жизни Крыма и Севастополя, где что-то, может быть, недоработали, недосмотрели.

Потом ведь есть федеральная часть, есть региональная, и наверняка, жизнь показывает, часто возникают проблемы, на которые не обращают внимания либо обращают недостаточно внимания – так, как думают об этом специалисты.

Здесь, собственно говоря, такие специалисты собрались. Мы с Дмитрием Анатольевичем хотели с вами встретиться, поговорить на все темы, которые вас волнуют.

Вот, собственно говоря, и весь монолог. Если Дмитрий Анатольевич что-то добавит – пожалуйста, если нет – тогда мы перейдем к прямому живому разговору.

Д.Медведев: Я послушаю.

Е.Алтабаева: Владимир Владимирович, можно я начну?

В.Путин: Конечно.

Е.Алтабаева: Меня зовут Екатерина Борисовна Алтабаева, так сложилось, что я председатель Законодательного Собрания города Севастополя.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Высокие гости!

Мы очень рады приветствовать вас на севастопольской земле. Мы гордо говорим, что сегодня Севастополь – самостоятельный субъект Российской Федерации, город федерального значения.

И, Владимир Владимирович, первые слова всё-таки к Вам. От всех севастопольцев хочу Вам передать искреннюю, огромную благодарность за те непростые решения, которые Вы приняли в 2014 году. Эти решения так нужны были для нас. Мы до конца даже, наверное, не представляем тот груз ответственности, тяжёлый груз, который Вы взяли на свои плечи. Но, слава богу, всё сложилось. И Севастополь, город с русской душой, вернулся в родное Отечество.

Конечно, город с особенной судьбой. Он родился в 1783 году и дважды был разрушен до основания: в XIX веке – во время Крымской войны, в XX веке – во время Великой Отечественной войны. Но дух Севастополя убить невозможно. И поэтому даже в годы украинского безвременья лишить нас родного языка и нашей истории было невозможно.

Мы, конечно, думаем над тем, где корни этого удивительного явления – духа города-героя Севастополя. И нам кажется, что, конечно, это и в глубине веков, потому что Севастополь родился на земле, которая тысячелетиями напитывалась культурой тех цивилизаций и народов, которые здесь жили, творили свои обычаи, свою культуру.

Конечно, безусловно, наш долг взрастал молитвой и подвижническими трудами Андрея Первозванного, Климента Римского, Кирилла и Мефодия. Конечно, мы всегда помним, что на нашей земле крестился святой Владимир. И здесь родился огонь веры, который объединял славянские племена и творил тот особенный русский характер, национальное единство.

Но Севастополь, безусловно, взрос и на подвигах, творчестве многих и многих поколений людей, которые жили здесь, основывали Севастополь, его благоустраивали, его воспевали. И, может быть, я скажу банальные вещи, и всё-таки в дух нашего города, безусловно, Россия вложила всё то лучшее, свои духовные силы, которые потом переплавились в особенный дух Севастополя.

Конечно, нельзя не вспомнить, что среди основателей нашего города блестящие имена российской истории: Екатерина II, Григорий Александрович Потёмкин, Александр Васильевич Суворов, Федот Алексеевич Клокачёв. И всего четыре года прошло после основания Севастополя, в 1787 году сюда приезжала Екатерина II, в великолепную Тавриду, в город, ею названный городом достойного поклонения. И даже недоброжелатели России, которые были в её свите, например, французский посол граф де Сегюр, он писал, что удивительно, что за две тысячи верст от столицы в только что присоединённом крае построен город, создан флот, поселились жители и создан порт. Это подвиг, необыкновенная деятельность.

У строителей Севастополя опять редчайшие имена российской истории: это Фёдор Фёдорович Ушаков, это Алексей Самуилович Грейг, Михаил Петрович Лазарев. Севастополь, конечно, в середине XIX века не был столицей, он не был губернским, даже уездным городом, но он был привлекателен и значителен как сама столица. Даже разрушенный город в середине XIX века – вот такой, каким он предстал перед нашими врагами, противниками в августе 1855 года – оставлял деятельное впечатление. Английский офицер написал домой следующее письмо: «То, что представляют собой даже развалины этого города, производит огромное впечатление. Наверное, в таком городе каждый хотел бы родиться, жить и умереть».

Конечно, в духе нашего Севастополя дух защитников города, это многие тысячи блестящих имён, но всё-таки начинают, наверное, эту плеяду наши прославленные адмиралы: Владимир Алексеевич Корнилов, Павел Степанович Нахимов, Владимир Иванович Истомин. Именно о них и о совершенно, может быть, незнаменитых и безвестных защитниках Севастополя архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий говорил, он говорил это в проповеди в июне 1855 года, находясь здесь, в Севастополе: «Впредь, поучая паству свою, мне не надобно далеко искать примеров высокого духа и добродетели. Я скажу своей пастве: приди сюда и преклонись перед братией своей, защищающей дух веры, и пади ниц. Место сие свято есть!». К этим словам вообще добавить мало что можно.

Единственное, что хочу ещё сказать, что в годы Великой Отечественной войны эта безусловная традиция особенной стойкости, мужества и героизма была продолжена. И защитники Севастополя, и освободители города вложили огромный вклад в то, что мы называем духом Севастополя. А то, что происходило на нашей земле, по-другому, чем массовым героизмом, назвать нельзя.

И так сложилось, что Севастополь, конечно, безусловно, база Черноморского флота, город неотделим от флота, он составляет с ним единое целое. Конечно, это форпост России на южных границах. Но кроме этого Севастополь, безусловно, всегда был и культурным, и научным центром. Тысячи великих имён российской и зарубежной культуры связаны с нашим городом. Возможно, люди не жили здесь в течение длительного времени, но, приезжая сюда, они прикипали к гордой красоте Севастополя, и в своём творчестве они отдавали дань городу и говорили о городе для всей России, для всего мира.

Но разве можно было нам предать наше прошлое, нашу историю? Разве можно было не заботиться о том, чтобы тот дух, которым полна эта земля, неотъемлемая часть духа русского мира была разрушена? И я думаю, что именно эти чувства вели, может быть, даже неосознанно, но всё-таки эти чувства вели севастопольцев 23 февраля 2014 года на площадь Нахимова, в сердце Севастополя, и наши адмиралы были за нашими спинами.

И мне кажется, что предназначение Севастополя именно в том, чтобы сохранять историческую память, чтобы передавать её из поколения в поколение и чтобы и сегодня объединять всех тех людей, которые делом своим созидают Россию, делом своим защищают её, просвещают её. Мне бы очень хотелось, чтобы прежде всего дух Севастополя почувствовали не только люди уже достаточно взрослые, много понимающие в этой жизни, но молодые – дети и подростки. Мне кажется, что нам очень нужна эта программа, когда субъекты Российской Федерации могли бы сюда направлять на три-пять дней, и не только летом, а и в течение всего года, ребят, которые своими глазами увидят, ногами походят по этой земле, дух её почувствуют.

Дмитрий Сергеевич Лихачёв в своё время говорил о том, как воспитать гражданина: пусть он увидит Родину, пусть он пойдёт ногами своими по этой земле, посмотрит глазами своими, почувствует вкус этой земли – вот тогда мы воспитаем гражданина. Мне кажется, нельзя растратить огромный потенциал этой земли впустую. Его нужно экстраполировать на наше поколение, потому что без этого будущего нет. Очень хотим, чтобы Севастополь не утратил той роли, которую он играл, и чтобы он принёс ту пользу, которую он может принести великой России.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Екатерина Борисовна, мы про Севастополь вроде знаем всё, но в то же время многое упускаем. Севастополь ведь в советское время был городом союзного подчинения, где база флота была. А по всяким договорам на рубеже прекращения существования Советского Союза всё, что было союзного подчинения, отходило к России, а про Севастополь забыли. Это вообще какая-то уникальная вещь. Просто забыли. Это странно, тем не менее факт.

Е.Алтабаева: Владимир Владимирович, поэтому всё то, что произошло в 2014 году… Просто слов нет.

В.Путин: Да. Это восстановление исторической справедливости, безусловно. Но что касается той роли, которую Севастополь сыграл в истории нашего государства, она, конечно, уникальная, огромная. И конечно, это хороший пример для воспитания, особенно молодых людей. Можно подумать о том, как организовывать молодёжные туры по линии Министерства туризма. Надо поговорить. Мы подумаем, как это сделать.

Е.Алтабаева: Спасибо огромное.

В.Путин: Но для того, чтобы это было привлекательно, город нужно восстанавливать.

Е.Алтабаева: Инфраструктуру нужно создавать. Да, мы это понимаем.

В.Путин: Город нужно восстанавливать. Восстанавливать всё: и коммунальную инфраструктуру, внешний вид. И конечно, нужно восстанавливать исторические центры.

Один из этих центров – Херсонес, где мы находимся. Мы сейчас обсуждали с Дмитрием Анатольевичем. Может быть, мы подумаем, как то, что касается Херсонеса, выделить в отдельную тему, культурологическую. Здесь нужно создавать русскую, российскую Мекку в известном смысле. Дело не в том, что здесь князь Владимир крестился, а дело в том, что после этого началось укрепление централизованного российского государства. Да, конечно, мы знаем, что и в Новгороде, в других регионах Древней Руси складывалась государственность уже к этому времени, всё понятно. Но не было идеологической базы для объединения славянских племён в единую русскую нацию и укрепления единого национального российского государства на базе нескольких составляющих, они хорошо известны: это единый рынок, это общий язык, это вера общая и власть князя. Вот четыре главные составляющие, которые привели, собственно говоря, к созданию относительно современного, по тем меркам современного, единого национального русского государства и созданию, по сути, русской нации как таковой. В этом смысле место, где мы находимся сейчас, Херсонес, оно всё равно имеет уникальное значение для нашего государства, для нашего народа и для нашей государственности.

Ну а что касается большого Севастополя, мы вот с исполняющим обязанности губернатора сегодня много говорили об этом, здесь много нужно будет сделать. Я думаю, что к конкретным вопросам коллеги вернутся. Но не будем забывать, что значит Севастополь для России.

Е.Алтабаева: Спасибо большое.

В.Путин: Давайте мы пойдём дальше.

Я смотрю, здесь даже есть записавшиеся, не сразу это заметил. Прошу Вас.

Т.Гайдук: Уважаемый Владимир Владимирович!

В XIX веке Крым привлёк к себе очень многих выдающихся деятелей русской культуры и искусства, и поэтому в XIX веке у нас на полуострове в небывалом масштабе расцвело русское искусство. И конечно, в центре этого процесса главной фигурой был Иван Константинович Айвазовский. В этом году исполнилось 200 лет со дня его рождения. Это большой срок. Между тем его картины по-прежнему вызывают восхищение, вызывают интерес, по-прежнему очень популярны. И об этом свидетельствуют две крупные выставки в Москве и в Петербурге, которые вызвали действительно огромный интерес россиян и которые посетил в общей сложности почти миллион человек. И действительно, на этих выставках они могли убедиться в его потрясающей технике живописи, в его удивительной творческой плодовитости – ведь он написал около 60 тысяч картин, многие из них большого и огромного размера. И вот у нас в собрании есть его огромные работы, о размере которых удобнее говорить не в сантиметрах, а в метрах, даже в квадратных метрах. У нас есть работы площадью 12 квадратных метров, 14 квадратных метров, и всё это действительно шедевры мирового искусства.

Но, Вы знаете, в последние годы, и, может быть, это не очень большой срок, мы наблюдаем удивительную тенденцию среди российского общества. Россияне, ничуть не принижая значения живописного наследия Айвазовского, может быть, в силу того, что последние десятилетия были периодом идейного безвременья, а, может быть, в силу того, что общество стоит на пороге изменения ценностей и многие россияне ищут какие-то новые идеалы, и в этой связи очень многих наших соотечественников очень интересуют, например, такие факты, что Айвазовский был первым и единственным русским художником XIX века, который стал действительным тайным советником. Он был самым крупным землевладельцем Крыма. Он был очень влиятельным и состоятельным человеком, и он тратил огромные суммы на благотворительность. Начиная с 60–х годов XIX века он абсолютно все свои доходы от выставочной деятельности обращал на нужды благотворительности, а это действительно были огромные суммы. И многих восхищает то, что Айвазовский стал действительно настоящим флотским художником. Он был дружен с Лазаревым, Панфиловым, Нахимовым, Корниловым. В осаждённом Севастополе он устроил выставку своих работ, много раз посещал эту выставку. И, что совершенно беспрецедентно, когда в беседах с участниками обороны выяснялось, что какие-то детали картин, изображающих сражение, не соответствуют действительности, он прямо на публике переписывал эти картины, для того чтобы восстановить историзм этих картин, для того чтобы в них сохранилась фактология.

И конечно, это прекрасный пример для подражания. И вот в этом, юбилейном году мы захотели, чтобы тысячи молодых крымчан лучше узнали и больше об Айвазовском-гражданине. И совместно с Министерством культуры, с Министерством образования Крыма мы объявили конкурс, в ходе которого в мае этого года будущие выпускники школы написали сочинение на тему: «Айвазовский-гражданин и моё отношение к гражданской позиции Айвазовского». Этот конкурс выиграли 28 участников, и все они уже приглашены на бал в дом Айвазовского, который состоится в последнее воскресенье сентября. И это получило такой широкий общественный резонанс, что мы думаем продолжать всё это. Конечно, в следующие годы героями сочинений станут другие выдающиеся крымчане, но мы хотим, чтобы победители конкурса всегда приходили на бал в дом Айвазовского, поскольку в доме существуют большие традиции проведения балов, приёмов, торжественных обедов, концертов.

И у Айвазовского действительно было очень много регалий, очень много заслуг. И интересно то, что он был к тому же и членом Русского географического общества. И Семёнов–Тян–Шанский в письме к Айвазовскому написал, что Русское географическое общество давно оценило Ваши, Иван Константинович, заслуги как выдающегося географического деятеля.

Владимир Владимирович, мы знаем, что Вы являетесь председателем попечительского совета Русского географического общества, и таким образом, в некотором аспекте, во всяком случае, в части отношения к членству в обществе, Вы и Айвазовский – коллеги. И нам бы очень хотелось попросить Вас о такой любезности к своему коллеге, нашему маэстро, сделать так, чтобы имя, судьба и личность Айвазовского стали одной из тем Русского географического общества.

В.Путин: У меня сразу к Вам просьба: Вы тогда сформулируйте задачу или тему. Или, может быть, предложите группу людей, которые хотели бы поработать над какой-то конкретной темой. А мы, когда будем гранты распределять, будем иметь это в виду и соответствующий грант можем выделить.

Т.Гайдук: Хорошо. Спасибо. Здорово.

Дмитрий Анатольевич был уже у нас в галерее. Мы, Дмитрий Анатольевич, и Вас приглашаем повторно, и Вас приглашаем, Владимир Владимирович. И разрешите Вам подарить плод наших научных трудов – юбилейный альбом.

В.Путин: Сколько там работ Айвазовского? Четыреста?

Т.Гайдук: У нас 416 произведений Айвазовского. Пожалуйста. Увесистый плод. Вы знаете, там кроме альбома и научных материалов есть ещё самая последняя, может быть, не очень большая часть, но она родилась в жесточайших спорах с «детьми лейтенанта Шмидта». Мы вели с ними научные споры, сломали много копий, и теперь у нас настоящее генеалогическое древо рода Айвазовских.

В.Путин: У него и внук, по-моему, писал, да?

Т.Гайдук: У него трое внуков были художниками: Арцеулов Константин Константинович, который больше известен как «лётчик России № 46», у него было удостоверение № 46 Качинской лётной школы, Алексей Васильевич Ганзен и Михаил Пелопидович Латри. Вот эти три художника были выдающимися. К сожалению, только Арцеулов связан своими корнями с Россией, а остальные эмигрировали в своё время.

В.Путин: Ну работы у вас есть его внуков, да?

Т.Гайдук: У нас есть, некоторая коллекция работ его внуков у нас есть, очень интересная. И Вы знаете, его внукам, оказалось, нужно было быть очень смелыми людьми и смелыми художниками, потому что они находились в тени своего великолепного деда. И им нужно было принимать какие-то решения на уровне творчества, чтобы быть на него не похожими и быть самостоятельными в искусстве, они это сделали. И они действительно величины в нашем искусстве.

В.Путин: Вот идея у Вас, мне кажется, интересная, хорошая. Вы посмотрите действительно, что можно было бы поисследовать в его жизни, имею в виду, что ведь он оседло проводил только последние годы жизни, он много очень ездил: и за границей был, и по России.

Т.Гайдук: Он очень много путешествовал.

В.Путин: Да, путешествовал много. Писал там с натуры, по памяти писал и так далее, но предварительно посещая определённые места. Поэтому там есть, наверное, чем заняться по линии Русского географического общества.

А сам-то музей у вас в каком состоянии?

Т.Гайдук: Основное здание требует завершения капитального ремонта. Второе здание, дом сестры, в нём не начинался ещё ремонт, там тоже нужно производить некоторые ремонтно-реставрационные работы. И знаете, нас очень держит то, что эти работы не продолжаются, потому что мы не можем в полной мере показать всё великолепие нашей коллекции. И экспозиция наша лимитирована этими помещениями. Работы Айвазовского огромны, и получается, что не для каждой работы найдёшь место. И вот то место, которое мы нашли, там мы большую повесили, а между большими работами повесили более мелкие картины. От этого, конечно, экспозиция страдает.

В.Путин: А работы, которые осуществлялись, проведены полностью?

Т.Гайдук: Нет. В этом году по ФЦП были произведены противоаварийные работы. Это работы на кровле и работы на главном фасаде.

В.Путин: А техническое оснащение музейных залов какое?

Т.Гайдук: Вы знаете, это всё оставляет желать лучшего и этим нужно заниматься.

В.Путин: Но когда-то проводились? Когда проводились последние серьёзные реставрационные и ремонтные работы?

Т.Гайдук: На самом деле в украинский период всё было очень эпизодически и никакой преемственности между этими этапами работ не было. По сути, по-настоящему ничего не делалось, к сожалению.

В.Путин: А техническое оборудование залов-то имеет место или нет там никакого?

Т.Гайдук: Да, конечно.

В.Путин: Там соблюдается климат и прочее, контроль какой-то?

Т.Гайдук: К сожалению, это только кондиционирование и отопление. Да, это всё нужно делать. И понимаете, я как директор с сожалением вижу, что мы не всегда отвечаем ожиданиям туристов континентальной России, потому что, конечно, в континентальной России музеи в гораздо лучшем состоянии, чем наши, крымские.

В.Путин: Понятно. Это же у вас музей в этом смысле уникальный. То есть работы Айвазовского есть везде: и в Москве, и в Питере в Русском музее – но такого, где сосредоточено такое количество работ Айвазовского, нет. Надеюсь, подлинники у вас там все?

Т.Гайдук: Конечно. У нас не только самая большая коллекция подлинников, но, что очень важно, у нас большой массив эталонных работ Айвазовского. Сейчас в связи с тем, что Айвазовский дорого продаётся и много подделывается, очень важны эталонные работы. У нас 49 его эталонных работ.

В.Путин: Мы не пригласили сюда Министра культуры? Спрятался? Он знал, что вопросы к нему будут, видимо. Заблаговременно ретировался. Но мы это пометим. Это региональный музей?

Т.Гайдук: Муниципальный.

В.Путин: Вы подготовьте свои пожелания, что бы вы хотели сделать. А мы к вам пришлём специалистов, которые вместе с вами оценили бы, посмотрели, что, в какие сроки можно и нужно сделать, и нужно сделать план такой приведения музея в достойное имени Айвазовского состояние.

Т.Гайдук: Спасибо. Я завтра расскажу сотрудникам о нашей встрече, о результатах. Я думаю, все будут очень рады. Спасибо.

В.Путин: Просто нужно посмотреть объём работ, объём финансирования и сроки, в которые можно было бы сделать этапами, ладно?

Т.Гайдук: Хорошо. Спасибо.

В.Путин: Александр Петрович Баличенко.

А.Баличенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Дмитрий Анатольевич!

Я представляю Алупкинский дворцово-парковый музей-заповедник, в состав которого входит Воронцовский дворец в Алупке и Александра III в Массандре.

В.Путин: Александра III в Массандре – это наверху там?

А.Баличенко: Да. Вы посещали.

В.Путин: Я был один раз там.

А.Баличенко: Хотел бы в контексте обсуждаемой темы рассмотреть ещё одну личность, которая неотъемлемо связана с русской историей, которая представлена у нас Воронцовским дворцом в Алупке, это Михаил Семёнович Воронцов.

Как Вы совершенно правильно заметили, духовный код нашего государства, не просто государства, а государства-цивилизации, базируется на личностях, на примерах, которые дают импульс развитию. И одной из таких личностей был Михаил Семёнович Воронцов, который в 1823 году стал генерал-губернатором Новоросского края и Бессарабии. И как раз его радением, его системным подходом практически безлюдный Крым с минимальным уровнем развития ремёсел начал системно преобразовываться, усиливая экономическую и военную мощь этого региона. То есть это был – я кратко буквально, понимая ценность времени на этой встрече, – системный подход в развитии разных направлений, которые до сих пор в нашем регионе являются базовыми: это виноделие, выращивание различных культур, выращивание улучшенных пород лошадей, выращивался табак, добывалась соль. Благодаря ему именно Крым был поставщиком, лучшим поставщиком, русских вин XIX века. В свою очередь это начало влиять на инфраструктуру. Была проложена первая дорога, которая связала Симферополь, Ялту и Севастополь, пароходство и заложено майоратное имение в Алупке – Воронцовский дворец. И здесь следующим этапом очень интересно, неразрывно, как только начала работать экономика, сразу же началась работа над привлекательностью. То есть Воронцовский дворец стал местом паломничества художников, музыкантов. Можно долго перечислять фамилии известных людей: Рахманинов аккомпанировал Шаляпину, последнюю роль сыграл Щепкин, Бунин, Чехов… Практически весь цвет, как говорится, бывал и давал этот импульс развитию. Посетила императорская семья, оставила свой великолепный отзыв: «Как жаль, что Балтийское море так далеко от Чёрного!». Была привита мода высшей аристократии на Крым. И всё это как раз трансформировало и дало тот поток; последовало развитие, которое определило развитие региона.

И переходя к истории, например, XX века… Алупка, Воронцовский дворец – некое место силы, в котором все ключевые события, проходившие в Крыму, так или иначе были связаны. Например, мы знаем Ялтинскую конференцию. Английская делегация располагалась в Воронцовском дворце. Практически большая часть консультаций дипломатических корпусов и очень важные решения были выработаны в парадном зале Воронцовского дворца. Сейчас, в XX веке и в XXI, музей является той точкой, которая неотъемлемо воздействует на посещающих его людей, особенно на молодёжь, находится в постоянном диалоге. И этим примером, именно примером величия России, примером личности, которая его создала, воздействует, меняет людей.

У нас есть в этом контексте интересный опыт. Мы начали развивать – сначала с такой целью, чтобы кадровый резерв себе улучшить, – взаимодействие с вузами. Сначала культурологического направления, чтобы к нам приезжали на практику, присматриваться и давать возможность почувствовать, что такое музей. Но на нас, например, вышел Краснодарский университет МВД с таким вот посылом. И сейчас мы работаем. Они считают, что будущие офицеры должны обязательно посещать, общаться с такими объектами культурного наследия и учиться не только общаться и воспринимать искусство, но и на примерах государственного деятеля такого масштаба, тем более военного деятеля, видеть, какой вклад они могут внести в развитие государства. После университета МВД у нас соглашение о сотрудничестве с Севастопольским президентским кадетским училищем. Ну мотивация та же самая – патриотическое воспитание.

Интересно, что, общаясь с нашими коллегами из образования, с вузами, у нас даже возникла идея: через год попытаться систематизировать и выработать какую-то методику взаимодействия музей–вуз, которая, скажем так, позволит подходить к этой теме более системно.

Но помимо этого мы понимаем, что мы можем воздействовать, особенно на молодое поколение, не только основной своей деятельностью. Например, у нас есть цикл «Под сенью воронцовского платана» – это взаимодействие с филармонией, это потрясающие концерты. И мы развиваем эти все направления, для того чтобы занять достойное место во всех тех факторах, которые формируют нашего будущего гражданина и заставляют задуматься тех, кто приезжает к нам, делать их более нравственными, более социально значимыми.

Что касается нашей деятельности, действительно хочу от своего коллектива тоже передать огромную благодарность, потому что у нас даже не было ранее, в украинский период, сходных учреждений, с которыми мы могли взаимодействовать, а взаимодействие через стену было очень ограниченным. Сейчас у нас открылся настоящий космос, мы взаимодействуем уже с более десятка музеев – это Царское Село, Царицыно… Очень интересное взаимодействие, единственный, кроме нас, скальный парк в России – это Монрепо, Выборг. Причём мы восстановили давнюю дружбу, потому что Воронцовы и Николаи тоже взаимодействовали и были дружны. То есть у нас открылось абсолютно широчайшее поле для участия в Союзе музеев России, ассоциации возрождения парков-памятников, общении специалистов, что даст нам возможность на новый качественный уровень поднять нашу деятельность.

Ну и хочется отметить по состоянию музеев. Буквально вчера замминистра экономики России вместе с нашим вице-премьером принимали выполнение работ. Для нас это вообще фантастический уровень, потому что ранее таким вниманием мы не были избалованы. Самые болевые точки в музее, аварийные, устранены, и программа по восстановлению парка на очень крупную сумму тоже рассматривается. Поэтому, невзирая на трудности, у Тавриды сложная история, но люди приезжают сюда, чтобы прикоснуться к её душе, местам силы, которые созданы её великими сынами, и, как говорит народная пословица, самый красивый цветок расцветает в бурю. Поэтому мы с оптимизмом смотрим и рады тому, что мы являемся частью неотъемлемой российской культуры и максимально приложим все усилия, для того чтобы развиваться и дальше.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо, Александр Петрович.

Александр Петрович, я о прозаических вещах скажу и спрошу. Вы сказали, что проведены самые необходимые противоаварийные работы.

А.Баличенко: Первоочередные.

В.Путин: Первоочередные. Но этого, видимо, недостаточно.

А.Баличенко: Этого недостаточно.

В.Путин: Как Вы сами оцениваете, что нужно было бы сделать и какими темпами в ближайшее время? Кстати говоря, насколько я понимаю, выделено на эти работы 119 миллионов, да?

А.Баличенко: Это уже выполненные работы.

В.Путин: Нет, секундочку, 119 миллионов 430 тысяч выделено, а освоено 9 миллионов.

А.Баличенко: Нет, все работы выполнены в полном объёме.

В.Путин: И все деньги освоены?

А.Баличенко: Да. Вчера лично Назаров принимал.

В.Путин: Назаров – кто такой?

А.Баличенко: Замминистра экономики.

В.Путин: Большой начальник. Ладно. Значит, так оно и есть.

А.Баличенко: Прошёл по всем точкам лично.

В.Путин: Я без всякой иронии. Молодец. Видите, лично приехал, посмотрел. А вот что, Вы считаете, нужно было бы делать дальше?

А.Баличенко: Над этим работают. Концепция есть, конечно. Первоочередные работы – у нас три точки: ревизия сетей северного парадного двора и накрытие его брусчаткой. Потому что во дворце жила одна семья, и нагрузка была, естественно, такая, которая не требовала такого покрытия. Почему сетей? Потому что у нас сложная местность, движение грунтовых вод, и состояние именно сетей, которые её организуют, это залог будущего жизни всего строения. Поэтому это одна из точек. О ней знают, над ней работают.

Вторая точка – это восстановление всех коммуникаций: ливневых, пожарных, канализационных в парке, опять по этим же причинам. Вчера была озвучена сумма 900 миллионов на все работы. Она там есть. Я не знаю, как она будет финансироваться, но все эти потребности есть, даже есть проекты уже.

В.Путин: Где, в Минкульте?

А.Баличенко: Охрана культурного наследия Республики Крым, подрядчик.

В.Путин: Минкульт.

А.Баличенко: Да, Министерство культуры. Над ними плотно работают при взаимодействии с нашими специалистами. Подрядчики и наследие Республики Крым.

В.Путин: А работы реставрационного характера?

А.Баличенко: Эти работы мы проводим. Нами были отреставрированы скульптуры львов, наша знаменитая львиная терраса. Уже четыре из шести отреставрированы, буквально на днях закончим.

В.Путин: А средства-то есть на эти работы и на продолжение?

А.Баличенко: Ресурсы есть. Это из собственных средств. И два льва – из меценатских средств. И скульптуры зимнего сада – на меценатские средства.

В.Путин: То есть основные средства, которые вам нужны, это на инфраструктуру?

А.Баличенко: Сейчас самое тяжёлое – это зафиксировать ту ситуацию. Потому что ничего не вкладывалось, просто эксплуатировался объект.

В.Путин: Понятно.

А.Баличенко: Есть болевые точки.

В.Путин: Сейчас давайте не будем ругать прежние власти. Давайте будем говорить о том, что нам надо сделать.

А.Баличенко: Мы не ругаем, мы констатируем. Просто, понимаете, объекты эксплуатировались. Они хоть и очень крепкие, как наш, из диабаза, единственный в мире дворец. Это в два раза прочней гранита камень, но всё равно он требует ухода.

В.Путин: Вы считаете, что самое главное – это то, что Вы назвали, то есть, по сути, это инфраструктурные вещи, да?

А.Баличенко: Инфраструктурные. Реставрационные мы планово проводим, у нас есть там понимание. И к нам очень внимательно относятся. Это не пафос, у нас есть там перспектива, всё нормально.

В.Путин: Хорошо. Вот эти вещи, мы постараемся вам помочь. Дмитрий Анатольевич тоже, я вижу, помечает. Пометим и сделаем.

А.Баличенко: Спасибо Вам огромное.

В.Путин: Спасибо Вам.

Давайте дальше пойдём.

Григорий Алексеевич Лифанов.

Г.Лифанов: Григорий Алексеевич Лифанов, главный режиссёр Севастопольского академического русского драматического театра.

Прежде чем начать говорить о наших проблемах, мне бы хотелось выполнить обещание, данное моим любимым актёрам: от молодых актёров Вам респект и уважуха, от актёров старшего поколения – низкий поклон. Вот уже в этих посылах есть понимание проблемы в уровне воспитания, в уровне культуры, и я думаю, что вот те вопросы, проблемы, которые стоят перед культурой, перед театральным искусством, перед репертуарным театром, Вы очень хорошо понимаете. Это видно из федеральных программ, которые существуют, осуществляются. Вы, кстати, являетесь для меня «крёстным отцом» как для главного режиссёра театра, потому что я пришёл в этот театр в 2005 году по программе президентской поддержки русского театра за рубежом. Это, конечно, дико звучит – поддержка русского театра за рубежом в Севастополе, но, по крайней мере, в 2005 году это было. Через 10 лет я стал главным режиссёром здесь.

Эти федеральные программы позволяют репертуарному театру выжить, потому что есть какие-то проблемы, задачи, которые на региональном уровне невозможно решить. Вы сказали о том, что очень важно навести порядок в историческом центре. Мы в самом центре, у нас прекрасное, потрясающее здание, которому в этом году 2 сентября исполняется ровно 60 лет.

В 57–м году Георгий Жуков открывал наше здание, и даже есть такая байка, что Микоян сказал Жукову, что смета очень сильно превышена, и Жуков сказал: ну для такого города такой театр необходим, и он прекрасен, и пусть будет так.

Проблем много и у нас. Кроме федеральной программы, о которой я сказал, есть такая федеральная программа «Большие гастроли». Инициатором этой программы Вы являетесь, четыре года назад она начала действовать, и мы тоже являемся участниками этой программы. Но, к сожалению, мы пока являемся участниками больше как принимающая сторона, то есть мы принимаем у себя в городе ведущие театральные труппы: это и МХАТ, это и Малый театр, и в сентябре будет Молодёжный российский театр выступать на нашей сцене.

Дело в том, что у нас уникальная труппа, замечательная труппа. И мы благодаря тому, что мы вошли в единое российское театральное пространство, за два года уже объездили 10 всероссийских фестивалей, где получили самые высокие награды, и столичные критики выделяли именно работу театра и уникальность нашей труппы. Поэтому для нас очень важно не только принимать гостей на своей площадке, но и участвовать в этой федеральной программе, именно в её федеральной части, в гастрольной деятельности. То есть мы могли бы показать нашу замечательную труппу в городах крупных, в малых городах и познакомить с нашим творчеством жителей страны, тем более что уже настолько любят нашу труппу, что приезжают на наши премьеры из Петербурга и Москвы, заранее бронируя билеты. И мы можем этим похвастаться. Войти в эту часть федеральной программы «Большие гастроли» – наша мечта, нам бы очень хотелось.

Мы очень радушные хозяева, мы с удовольствием принимаем все труппы на нашей сцене, но, к сожалению, тоже большая, величайшая проблема – это наше оснащение, это состояние нашего сценического пространства. Вы знаете, приезжал Малый театр, и курьёзный случай. К нам подошёл директор театра и говорит: слушайте, подарите нам вот эти фонари для музея. Понимаете? А мы их не можем даже отдать, потому что они у нас на балансе как действующие.

В.Путин: Вы понимаете свои преимущества, понимаете теперь? Живёте в антиквариате просто.Они мечтают это получить в музей, а вы этим пользуетесь каждый день.

Г.Лифанов: Да-да-да. Но, к сожалению, уже даже наше оборудование представляет угрозу для жизни, у нас не менялось штанкетное хозяйство, у нас планшет сцены износился. Зависть – это большой порок, честно скажу, но я очень часто как действующий режиссёр езжу, ставлю, и вот только я прилетел из Екатеринбурга, где ставлю спектакли. Там мои коллеги из Нижнетагильского театра, которые недавно отреставрировали театр, и Вы открывали уже отреставрированный театр, – ну как тут не позавидовать, когда у них такие возможности! Тут и для режиссёра возможности, и, в общем-то, для города есть возможность прийти показать то что есть. Поэтому очень надеемся, что Вы нас включите в президентскую программу.

В.Путин: Это Севастопольский театр?

Г.Лифанов: Да. Он региональный в городе федерального значения.

В.Путин: Да, давайте.

Г.Лифанов: Мы бы, конечно, хотели бы попасть в федеральную программу, потому что это неподъёмно для города. Мы узнавали, сколько там стоит.

В.Путин: Вы считали, примерно сколько стоит?

Г.Лифанов: Я узнавал, я как раз работаю в Екатеринбургском ТЮЗе. У них примерно такая же площадка, у них переоснащение сцены – это 500 миллионов рублей. Это очень серьёзные деньги.

В.Путин: Года за три делают, да?

Г.Лифанов: Нет, они сделали за год. Но и Нижнетагильский театр тоже ведь год.

В.Путин: Дело не только в деньгах, дело ещё в производственно-строительных мощностях. Просто сама подготовка документов продлится не менее года, где-то под год это делать.

Г.Лифанов: Да. Я имею в виду уже когда…

В.Путин: Как начались работы.

Г.Лифанов: Да.

В.Путин: То есть работу они сделали за год?

Г.Лифанов: Да.

В.Путин: Но там подготовка минимум год.

Г.Лифанов: Да, подготовка большая, конечно. Но это, наверное, самая большая и насущная для нас проблема, и участие в федеральной программе по гастролям, и состояние нашего сердца, души, мозга нашего театра – это сценическое пространство. Зрительская часть реставрировалась четыре года назад, фасад периодически восстанавливается, хотя со стороны моря тоже он уже изношенный.

У нас есть пространство, которое мы бы хотели сделать под экспериментальную площадку, и эта экспериментальная площадка тоже как важный такой момент интеграции в общее театральное пространство. Мы бы хотели заключить договор с ведущими театральными вузами России, потому что мы знаем, какая проблема для молодых режиссёров поставить дипломный спектакль и получить диплом. Мы бы могли им эту экспериментальную площадку предоставить, чтобы они могли здесь реализовывать свои проекты. Это и для нас важно – открывать новые имена именно в Севастополе. Мы не хотим быть театральной периферией, мы не хотим быть театральной провинцией. У нас замечательная труппа, у нас замечательные возможности, и, слава богу, город помогает, понимает, что мы главный театр.

В.Путин: А когда будет реставрация… Мы её сделаем, я Вам обещаю.

Г.Лифанов: Спасибо.

В.Путин: …Где вы будете работать? На гастроли будете ездить?

Г.Лифанов: Мы готовы ездить, знаете, как в фильме Эльдара Рязанова.

В.Путин: Поэтому Вы и проситесь попасть в программу на гастрольную деятельность.

Г.Лифанов: Смотрите, 2018 год – открытие Крымского моста, железнодорожное сообщение. Я 15 лет проработал во ВГИКе. Было 90–летие ВГИКа, был такой кинопоезд Москва – Владивосток. Мы готовы поехать Севастополь – Владивосток с остановками во всех городах, с показом нашего творчества, с нашими художниками, с нашими выставками.

В.Путин: А севастопольцы-то что будут смотреть?

Г.Лифанов: Они тоже будут гордиться нами.

В.Путин: Давайте мы договоримся так, что мы поможем вам обязательно с реставрацией, но только нужно, чтобы город тогда подумал о том, где вы могли бы временно хотя бы работать.

Г.Лифанов: К сожалению, таких соответствующих площадок в городе нет.

В.Путин: Потому что мы, скажем, БДТ делали в Питере, но у них была площадка другая, и там могли работать.

Д.Медведев: Большой театр.

В.Путин: Да, но делали постоянно. Большой театр – то же самое.

Г.Лифанов: И у нас состоялась очень плодотворная беседа вчера с Поповым Дмитрием Владимировичем. У нас сейчас неделя премьер, закрытие сезона 27–го числа, и по окончании сезона мы бы сели за стол и просто суммировали бы итоги разговоров, все наши проблемы с Дмитрием Владимировичем, и какие-то наши проблемы, которые, я думаю, что абсолютно не проблема решить.

В.Путин: Не понял. Это Вы меня в какой-то блуд сейчас заведёте. Я не могу дать обещание выполнить то, чего не понимаю.

Г.Лифанов: Нет. Это мы уже с Дмитрием Владимировичем.

В.Путин: Давайте договоримся по конкретным вещам.

Первое, программа, связанная с федеральной частью гастрольной деятельности, я с Вами согласен, безусловно. Точно, любителям театра в стране будет интересно посмотреть, на что способны ваши коллеги из Севастополя. И сейчас по источникам просто не хочу пугать ни Минфин, никого, изыщем эти средства, надо только понять, в какие сроки, сколько конкретно нужно, и нужно, чтобы вы вместе с Минкультом посмотрели на подрядчиков, у нас сейчас много специализированных компаний, которые могут провести такую работу: и само здание, и технически оснастить. В Питере сделали Александринку.

Г.Лифанов: Это же фантастика.

В.Путин: Были наверняка там.

Г.Лифанов: Конечно, да.

В.Путин: Иногда не понимаешь, где ты находишься.

Г.Лифанов: Да, это зависть.

В.Путин: Театр у вас поменьше, но по качеству можно сделать то же самое.

Г.Лифанов: Спасибо большое.

В.Путин: Не за что.

Так, пожалуйста, Александр Валериевич Неменко.

А.Неменко: Добрый день!

Дмитрий Анатольевич, Владимир Владимирович, мы с вами когда-то пересекались, правда, совсем в другом амплуа. Вы пускали платформу на Каспии, а севастопольцы её проектировали, и вот так вот как-то судьба нас свела. Но я выступаю сейчас совсем в другом качестве, я выступаю в качестве руководителя регионального отделения «Поискового движения России» в городе Севастополе.

У нас очень интересный есть парадокс. Дело в том, что мы самый молодой регион в общероссийском поисковом движении и в то же время регион самый старый в поисковой истории. У нас есть командир одного из наших отрядов, которому 87 лет, Владимир Емельянович Сергиенко, который начал вести поисковые работы ещё в 1957 году и продолжает их вести до сих пор. У нас действительно богатая и интересная история. При этом мы развивались немножко в отрыве, к сожалению, а может быть, и к лучшему, в отрыве от общероссийского поискового движения и пошли по своему достаточно интересному пути. И вот когда Севастополь вернулся в Россию, получилось так, что две отдельные культуры поискового движения слились воедино. И у нас получается вот такая интересная картина: мы сохранили старые связи, сохранили некоторые наработки, которых ещё не было в материковой России. И в то же время мы учимся и берём очень многое у ребят, которые работают уже давно в общероссийском пространстве. В связи с этим у нас вместе с крымскими коллегами возникла мысль о создании поискового лагеря, который бы объединил поисковиков из всех регионов России, и не только россиян, но и из стран бывшего СССР. К нам приезжают ребята с Украины, из стран Балтии, мы работаем все вместе. В поисковики-то, в общем, идут люди те, которые поддерживают единство нашего народа. У нас своя народная демократия. Поэтому на базе этого и было принято решение. Мы долго колебались: делать лагерь в Крыму или в Севастополе. Но, к сожалению, мы столкнулись с такой парадоксальной ситуацией, что в некоторых регионах региональное законодательство очень сильно осложняет ведение поисковых работ, в том числе и в Крыму. Поэтому коллеги-крымчане сказали: давайте лучше у вас, в Севастополе. Поэтому мы начали своими силами создавать поисковый лагерь. Это даёт достаточно интересный материал.

Обычно в представлении поисковик – это такой брутальный одинокий мужик, который идёт по лесу с миноискателем. На самом деле это ложный образ. Поисковик – это прежде всего командная работа, это специалисты в самых разных областях. К примеру, сейчас нам нужны специалисты в IT–области. Почему? Потому что надо вести базы данных. На открытии вахты памяти в Калининграде калининградцы гордо сказали: мы начинаем создавать базу данных по захоронениям наших воинов. А мы просто поделились тем, что уже сделано в Севастополе. В Севастополе очень много сделано. Нам нужны специалисты-лингвисты, потому что поступает очень много немецких документов по нашим каналам, от наших зарубежных соратников. Их надо переводить. И переводя немецкие документы, мы возвращаем многие наши имена. Почему? Потому что в немецких документах есть достаточно много информации о тех наших воинах, о которых мы не смогли сохранить информацию. Нам нужны историки, археологи, химики, специалисты по технике самые-самые разные. И мы стараемся сохранить то лучшее, что у нас есть, и учимся очень сильно у поисковиков России, потому что во многих областях они нас очень сильно обогнали.

В связи с этим возникла идея о создании лагеря. Сколько мы смогли, мы создали. Мы столкнулись с тем, что как бы у каждого коллектива, который работает на своём энтузиазме, есть ограниченные возможности, и мы просто пришли к выводу, что надо выходить на новый уровень. В связи с этим мы написали грант. Если честно, надежды выиграть грант было мало, но конкурс неожиданно оказался, честно Вам говорю, очень честным, чистым и прозрачным, по моим ощущениям.

В.Путин: Бывает.

А.Неменко: И совершенно неожиданно мы стали грантополучателем, за что огромное спасибо. Потому что реально, действительно нужно, потому что в Севастополе один поисковый год равен пяти–семи поисковым годам на материковой России. Мы работаем круглый год. Ребята у нас работают уже давно, мы сделали школы молодого поисковика. У меня уже 15–летние ребята принимают поисковые отряды из других регионов. Сейчас у меня ребята работают в Карелии, уральцы вместе с чувашами приехали, завтра мы открываем у них базовый лагерь.

В связи с этим спасибо огромное. Мы ничего не просим, поисковики обычно отдают больше, чем берут. И у нас будет маленький подарок Вам. Вот это совместный труд поисковиков России, Севастополя, зарубежных наших партнёров. Это книга, первый том, посвящённый обороне Севастополя. Здесь очень много переведённых немецких документов. Восстановлена хронология. Готовы к изданию ещё четыре таких же тома. Надеемся, что они тоже выйдут. От нашего поискового движения в двух экземплярах. Коллеги, передайте.

В.Путин: Спасибо.

А.Неменко: Когда устанете от жизни, приходите к нашему поисковому костру! Отдохнёте и с новыми силами возьмётесь!

В.Путин: Ну ладно. Спасибо Вам большое за подарок. Нам, наверное, нужно идти на концерт.

Д.Медведев: Пока от нас не устали.

Е.Минина: Владимир Владимирович, можно от молодёжи?

В.Путин: Да, конечно. Я как раз хотел к этому перейти. Прежде чем мы закончим, я хотел бы слово в свободном режиме вам предоставить. Если кто-то хочет что-то сказать, давайте так и сделаем.

Дмитрий Владимирович, Вы говорили ещё про второй театр у вас, про театр юного зрителя, да?

Д.Овсянников: Да. Мы из театра имени Луначарского финансируем все премьеры, это 68 миллионов рублей. И вообще мы поддерживаем все учреждения культуры. А на составляющую, связанную с реставрацией, приведением в порядок…

В.Путин: Вы мне бумагу тогда дайте.

Д.Овсянников: Уже везут, я уже написал.

В.Путин: И по тому, и по другому театру.

Д.Овсянников: И по объектам: театр юного зрителя, художественная школа, музей имени Крошицкого, – на которые у нас есть проектно-сметная документация. Вы сегодня во время встречи согласились, я очень признателен.

В.Путин: Да, чтобы не затерялось, это нужно обязательно сделать.

Д.Овсянников: По театру имени Луначарского уже везут письмо.

Спасибо.

В.Путин: Договорились.

Пожалуйста, прошу.

Е.Минина: Здравствуйте!

Меня зовут Алёна Минина, я арт-директор Союза художников, нашего регионального отделения.

Молодёжи свойственно мечтать, и в 2014 году меня спросили о моей самой сумасшедшей мечте. Я сказала: я хотела бы пить чай с Президентом. И сегодня эта мечта сбылась. Я благодарна за это Вам.

Для меня Севастополь – это город, в котором сбываются мечты. Я бы хотела, чтобы наша, севастопольская молодёжь не уезжала отсюда, а оставалась и реализовывалась и исполняла свои мечты в нашем городе. Я не исконно родившийся севастополец, я приехала сюда. И всегда мне не хватало здесь какой-то активной творческой молодёжной повестки. И когда-то, в 2011 году, я задумалась о том, что было бы замечательно в Севастополе открыть центр творческих индустрий. И в этом году опять-таки моя мечта сбылась, я стала арт-директором Союза художников, и мы решили перезагрузить эту площадку на новый лад. У нас есть шикарное место – ангар, который был складом. Мы вытащили оттуда кучу мусора и решили сделать её открытой для всех творческих сообществ города. Начали мы с уборки, с арт-субботника. Дмитрий Владимирович с семьёй даже посетил это мероприятие.

Д.Овсянников: Да, тоже участвовал.

В.Путин: Бревно носил там?

Е.Минина: Честно сказать, было вынесено много оттуда хлама за годы склада этого пространства. Но что порадовало нас, насколько севастопольцы-горожане активно откликнулись на то, что мы сказали: приходите к нам, все творческие сообщества, и давайте вместе сделаем тут центр творческих индустрий. В результате появилась «Рама», как мы её называем, это название нашего центра творческих индустрий. Этот год, наверное, год исполнения всех желаний и фантазий, мы тоже выиграли президентский грант на развитие нашей площадки. Мы провели школу арт-волонтёра. Это, кстати, первая в Крыму школа, как оказалось. Мы искали специалистов, которые бы обучили наших добровольцев в Севастополе или в Крыму, и их не оказалось. Нам помог материк – из Курска приехали ребята, которые обучили нашу молодёжь.

В.Путин: А что там конкретно вы делаете?

Е.Минина: На арт-волонтёрах?

В.Путин: Вообще, в целом в центре?

Е.Минина: В центре мы решили так, что это открытая площадка для театралов, музыкантов, хореографов, для лекторов, у нас даже есть клуб «Геополитика» на этой площадке. То есть у нас как бы в принципе спектр всех творческих индустрий Севастополя.

В.Путин: Вы предоставляете им площадку?

Е.Минина: Мы предоставляем площадку, да. Хотя начиналось это с нулевого бюджета, в принципе это первый в Севастополе некоммерческий центр творческих индустрий, по сути, потому что у нас нет коммерческих мероприятий. Мы выиграли грант.

В.Путин: А грант сколько объёмом?

Е.Минина: Региональный грант был максимум три миллиона. Эту сумму мы и выиграли, собственно говоря. Но до этого девочка молодая в нашей команде, которая тоже откликнулась, она получила грант на «Родной гавани» – это федеральный крымский форум – на развитие площадки. И вот мы на маленький грант в 300 тысяч, по сути, сделали всё: мы закупили нужную мебель, оборудование и в июле этого года открылись. И вот с этого и начали. Пригласили всех. Сейчас у нас четыре группы театров – и профессиональных, и непрофессиональных, – даже в августе будет Наталья Слепченко, это режиссёр театра Луначарского, у нас показывать свой перформанс. То есть уже к нам даже профессионалы приходят, но не только непрофессионалы.

У нас выставки проходят, но, к сожалению, нам пока не позволяет пространство делать хорошие выставки. Мы показываем кино, к нам приезжают московские фестивали, привозят нам свой контент, бесплатно его дают. У нас уже несколько фестивалей-партнёров: это московский фестиваль KONIK и воронежский «Новый горизонт». То есть мы за четыре месяца, по сути, огромный пласт сдвинули в городе, именно культурный пласт, и Союз художников Севастополя стал не союзом художников Севастополя, а союзом творческих людей Севастополя, по сути. То есть это одна такая большая победа.

А если говорить о мечтах, то, конечно, хотелось бы в Севастополе больше такого масштабного чего-то. Как Александр Македонский говорил, что удача идёт по следам смелых, мы так смело хотим помечтать о том, чтобы в Севастополе появился некоторый огромный всероссийский центр, такая лаборатория, которая могла бы включать и выставочные площадки, арт-резиденции летние. Например, на материке летний сезон фактически неактивный, и все приезжают к нам. Единственное место посещения культурных каких-то неформальных площадок – это концерты. А крупные арт-центры могли бы быть в Севастополе, летние резиденции могли бы располагаться в Севастополе, например. И это был бы центр, который как живой музей наполнялся бы, изменялся бы каждый год и был точкой притяжения для туристов.

В.Путин: А площадь у вас какая?

Е.Минина: Мы не про свою площадь. У нас небольшая площадь, у нас пока 160 «квадратов» арт-центра, но у нас очень лофтовый стиль, у нас 12 метров потолка, это бывший скульптурный цех, в Советском Союзе был, мы решили восстановить историческую справедливость и сделали там нечто творческое. Но хотелось бы, чтобы в городе появился выставочный зал не классического формата, а формата творческого, некоего «экспо», который бы сюда притягивал интересные сообщества.

В.Путин: Надо его заново возводить или достроить можно? Это должна быть новостройка?

Е.Минина: Вы знаете, мы только мечтаем, поэтому я не могла внедриться глубоко в эту тему. Если Дмитрий Владимирович как-то сможет помочь по территориальному… Я не знаю, есть ли подобные пространства в Севастополе или нет их, или надо заново это делать. Но скорее, наверное, заново.

Д.Овсянников: Может, мы сперва поищем варианты?

У нас были задумки проведения и пикников, скульпторы и художники приезжали бы на открытые пространства, и постоянно обсуждается вопрос большого киноконцертного зала, конгресс-холла, его нет в городе Севастополе. Поэтому ставить такой вопрос сейчас – неподъемные деньги, поэтому я бы не стал. Но поискать варианты я готов.

В.Путин: Нет-нет, подумайте. Это практическое предложение, оно востребовано будет. Я согласен с Вами, потому что всё-таки в весенний, летний и осенний период здесь очень много людей, и с удовольствием будут приходить, не только на пляже лежать, сто процентов.

Е.Минина: Да, конечно.

Ну а пока мы готовы работать на благо Севастополя.

В.Путин: В вашем сегодняшнем центре уже всё в порядке, всё там сделано?

Е.Минина: На грант надеемся. Ремонтик надо поделать. Но я даже уже не хочу заводить этот разговор. Ремонтов на сегодня достаточно. У нас частная территория, поэтому мы не имеем отношения к бюджету, мы будем своими силами, Владимир Владимирович.

В.Путин: Молодец! Может быть, мы вам спонсора найдём какого-нибудь.

Е.Минина: Вот за это будем очень благодарны.

В.Путин: Сколько?

Е.Минина: Я Вам потом скажу.

В.Путин: Скажите Дмитрию Владимировичу, он мне передаст, ладно? Я не шучу, я серьёзно говорю.

Е.Минина: Хорошо. Спасибо Вам большое.

В.Нечаев: Владимир Владимирович, я ректор Севастопольского государственного университета. Предложение: может быть, на территории университета такой центр создать? Интеграция с университетом. В принципе у нас есть земля.

В.Путин: Это хорошая идея.

Е.Минина: Мы с удовольствием. Кстати, у нас были такие идеи.

В.Путин: А мы помогли бы вам.

Е.Минина: У нас не совсем зимняя, именно летняя была площадка, потому что крыша течёт. И мы думали, куда нам переехать на зиму. Так что если будет такая возможность, было бы замечательно.

В.Путин: Хорошая идея. Я думаю, что и ребятам-студентам, аспирантам, преподавателям было бы интересно.

В.Нечаев: Тем более мы думаем о создании здесь кластера территориального развития архитектуры, градостроительства и искусства в университете. Его пока нет. Возможно, что такой центр стал бы неким таким стартом.

В.Путин: Здорово.

Дима, посмотрите, потом, что нужно там поддержать, помочь, скажите мне, пожалуйста. Договорились.

Е.Минина: Благодарю Вас.

В.Путин: Пожалуйста.

И.Кусов: Владимир Владимирович, не мог не попросить слова. Я являюсь директором филиала МГУ в городе Севастополе. Он был открыт в 1999 году. И тогда именно Вы, ещё от лица Правительства Российской Федерации, поддержали инициативу Виктора Антоновича Садовничего и приняли решение об открытии филиала, за что, конечно, Вам благодарны все жители города, но особенно офицеры Черноморского флота, чьи дети имели возможность получать фундаментальное российское образование здесь все эти годы. Сейчас филиал развивается.

В.Путин: Лужков тогда очень поддерживал это.

И.Кусов: Лужков, Виктор Антонович [Садовничий], Черноморский флот и Правительство Москвы.

Да, сейчас филиал развивается, и уже в Севастополь приезжают учёные мирового уровня. У нас, например, есть физик, который 15 лет работал в лучшем институте мира – Калифорнийском технологическом институте, потом в Израиле работал. Сейчас здесь он работает над темой суперконденсаторов. Есть лаборатория под руководством Садовничего тоже, по медицинской робототехнике. И уже мы вплотную подходим к первой в мире полностью роботизированной хирургической операции, то есть насыщаем филиал научной инфраструктурой. И вот думаем о крупных проектах развития.

На Петербургском экономическом форуме в этом году губернатор, наш ректор Виктор Антонович Садовничий и президент Объединённой судостроительной корпорации Рахманов презентовали проект «Сердце Севастополя» по комплексному развитию инфраструктуры. Мы рядом находимся с Севастопольским морским заводом. Ну, по сути, проектируем такую технологическую долину, это новые кампусы Московского университета и для Севморзавода в органической связке. И там же как раз и большой блок социальной и культурной инфраструктуры планируется, и в том числе по опыту Москвы в цехах заброшенных производственных мощностей возможно открытие таких культурных центров, лофтовых творческих пространств, как раз как «Винзавод» или другие объекты в Москве. Если сердце запустить с молодой кровью, то и весь город запульсирует, потому что образование и такой центр.

Отдельно я бы хотел остановиться на гуманитарных науках. Сейчас важно, чтобы о событии «русской весны», том эпохальном событии, которое произошло в 2014 году, память осталась у потомков качественная и научно обоснованная. И важно документировать те факты, свидетельства очевидцев, пока они есть, пока ещё нюансы тех событий не стёрлись из памяти. И есть инициатива у нас о создании при филиале МГУ центра устной истории, где можно было бы профессионалам, учёным-историкам документировать десятки тысяч интервью участников событий той «русской весны». Это стало бы новым форматом сохранения истории. Это даже называют «исторический краудсорсинг», когда со всех по чуть-чуть. Это мощный научный труд и ответ.

Обсуждая эту тему, мы подумали, что не только третья оборона, последняя, заслуживает такого внимания. Много фактов и про первую, и про вторую оборону Севастополя, и очень важно понять, можно понять. Мы придумали такой проект, название говорит само за себя, «Жить для России – духовная основа русского воинства: первая, вторая и третья оборона Севастополя». То есть на основе изучения жизненного опыта героев, подвижников и святых первой, второй и третьей обороны, а на самом деле и более древних времён, как времён Херсонеса, можно выделить, что двигало этими людьми, которые совершали эти поступки, какие критерии совершения самопожертвования, критерии совершения подвижнических поступков.

И для молодёжи этот посыл – жить для России – может быть той смысловой единицей, которая станет мобилизационным ресурсом, именно призывом, как набатный колокол. И именно Севастополь может стать центром изучения русского героизма, патриотизма, потому что здесь невероятная концентрация во всех исторических эпохах людей, которые приезжали сюда и приезжают сейчас, остаются жить и работать, посвящают себя служению Родине. Такая инициатива есть. В дальнейшем она может стать, например, и продолжением акции всероссийской «Бессмертный полк», например, акция «Русское воинство», когда люди во всех регионах Российской Федерации могли бы найти своих героев из всех исторических эпох, собрать данные, профессионально их задокументировать и уже выставить каждому региону своё русское воинство.

А что касается сбора документальных интервью, событий тех лет, то, если Вы одобрите, конечно, Владимир Владимирович, без Вашего рассказа эта часть истории будет совершенно неполной, поэтому приглашаем Вас стать первым.

В.Путин: Я уже вроде всё рассказал. Готов повторить.

Вы знаете, мы сейчас с Дмитрием Анатольевичем говорили, может быть, две вещи можно реализовать. Во-первых, вы знаете, в Сочи сделали «Сириус». Там, конечно, уникальная база и так далее. Не только, но начали с точных наук. У вас можно было бы при университете, при филиале, создавать по гуманитарным направлениям. Это первое.

А второе, при МГУ создана и хорошо начала работать школа для одарённых детей. При филиале МГУ в Севастополе можно было бы сделать тоже школу для одарённых детей, школу именно, для Севастополя и Крыма вообще в целом. Уверен, это было бы очень востребованно.

Я с Виктором Антоновичем тоже переговорю, попрошу его поддержать и помочь. Я просто уверен. У нас в среднем по любому региону количество одарённых детей одинаковое в процентном отношении. Вопрос в том, как до них добраться и как предоставить необходимые условия для получения качественного образования.

И.Кусов: И в том числе ещё важна среда, которая формируется в кампусе. Здесь идея территориального расположения филиала, это же тоже исторические здания, Лазаревские казармы 1840–х годов постройки. По сути, истинное сердце Севастополя в Южной бухте, и вокруг – Севморзавод, прекрасная территория, новый центр города может быть культурный, молодёжный, образовательный, деловой, если его превратить в пространство для совместного общения, образования и науки.

В.Путин: Если что-то нужно будет, мы через Виктора Антоновича, пожалуйста, хорошо?

Спасибо.

А.Фалалеев: Владимир Владимирович, я ректор Крымского федерального университета имени В.И.Вернадского. Мы с удовольствием подключаемся в проект школы для одарённых детей, причём не только для всей России, а для жителей Крыма, чтобы буквально со всех, даже удалённых уголков можно было их вот такими партиями, и они бы тогда поняли, о каких технологиях можно говорить, какие технологии готовятся, и поэтому с удовольствием включимся в проект.

Г.Лифанов: Мы тоже с удовольствием подключимся и всю творческую составляющую и мастер-классы, подключим московские вузы, театральные, творческие.

И.Кусов: Не зря назвали «сердце», сразу запульсировало.

А.Фалалеев: Мы заодно, развивая идею первого вопроса, когда объединили Крым и вера, и рынок, и единая государственность объединила достаточно много этнических групп, и я сегодня принёс работы наших учёных, которые были выпущены при поддержке грантов Президента Российской Федерации, то есть Вашей. Поэтому с благодарностью, но сперва их Ваш отдел протокола взял почитать: сказал, что почитает, Вам передаст.

В.Путин: Цензура. Не дают читать всё подряд.

А.Фалалеев: Там история этнополитических отношений в Крыму от древней Тавриды до сегодняшнего дня. И энциклопедия народов Крыма. На самом деле каким образом этнические группы на площадке, на этой небольшой локальной, могут мирно существовать под эгидой гражданской российской идентичности. И мы считаем, что миссия университета – и дальше это нести через школы, через школы одарённых детей, через систему образования. Мы с отцом Тихоном обсуждали как раз то, что понимание этой исторической ценности и исторической идентичности необходимо через школы правильно подавать. И он говорит, что есть там пока что пробел у нас, но мы над ним будем работать.

В.Путин: Здорово.

А.Александров: Можно ещё в продолжение темы молодёжи и творчества? Мы уже об этом говорили.

Меня зовут Алексей Александров, я режиссёр фильма «Херсонес Великий». В этом году он был выпущен, документальный фильм о становлении христианства на территории Крыма, Севастополя. Долгий путь, охватываем события с I по X век, как князь Владимир здесь крестился.

Но о творческом моменте, может, чуть-чуть меньше, так как у нас время. О чисто техническом. Пока мы снимали фильм, восемь лет снимали, мы пришли к тому, что у нас много творческих людей, много людей, которые действительно и работают профессионально в кинематографе, и которые бы хотели работать в кинематографе, молодых людей в том числе. Но мы столкнулись с проблемой, что некой базы киностудии или технической базы, которая бы могла помогать молодым кинематографистам как местным, так и, самое главное, если мы сейчас говорим об интеграции Севастополя и Крыма в культурное пространство России, для молодых режиссёров и молодых творческих людей из России, которые сюда могут приезжать и здесь творить, у нас есть шикарные локации, но у нас нет инфраструктуры, для того чтобы помогать творческим людям это делать. Это первое.

Второе. Если говорить уже о взрослом кино, то так называемая система рибейтов, которая сейчас уже запустилась на территории России, и Калининград в этом плане сейчас идёт хорошим локомотивом, в этом году уже шесть картин приняли заявки, в сентябре этого года будут уже распределять 20 миллионов, заложенных в прошлом году, – к большому сожалению, Крым не участвует в этом процессе. Мы общаемся с коллегами Фонда кино, которые однажды заявили, что Калининград, Крым и Приморский край являются приоритетными регионами. Но, к большому сожалению, они говорят: инициатива снизу оттуда не идёт. Предложение: пока сегодня за этим столом руководители города Севастополя – может, в рамках Севастополя как отдельного субъекта мы рассмотрим вопрос о создании кинокомиссии, на базе которой можно запустить систему рибейта, возврата, в помощь кинематографистам, чтобы привлекать их сюда?

В.Путин: Конкретно как это будет работать?

А.Александров: Конкретный механизм, который сейчас Фонд кино заложил в принципе в основу: при региональной власти создаётся кинокомиссия…

В.Путин: Это что такое?

А.Александров: Это структура, юрлицо, которое организовано руководством региона.

В.Путин: И что она делает?

А.Александров: Она принимает заявки от кинопроизводителей, которые хотели бы снимать в этом регионе фильмы, и помогает. С одной стороны, организационно: подбирает локации, людей. То есть помогает организационно, чтобы люди могли здесь комфортно это делать. Это порядка 30 процентов сокращение бюджета, по разной информации, для кинопроизводителя. И плюс, если смотреть сейчас на Калининград, который заложил в своих внутренних документах до 20 процентов возврата подтверждённых средств, которые производитель затратил в этом регионе, они из своего местного бюджета отправляют. Да, это нюанс, что сам регион может определять: какой проект ему нравится – естественно, если он тратит свои средства, – те проекты он и поддерживает. Это, во-первых, создаёт рабочие места для кинематографистов, для тех, кто работает в этой индустрии.

Во-вторых, это очень чёткий, понятный сигнал для туристической отрасли.

В.Путин: Понимаете, мне кажется, тогда вам нужно это делать вместе с администрацией и Крыма, и Севастополя.

А.Александров: Мы только «за».

В.Путин: Потому что в одном Севастополе возможности ограничены. Мы Сергея Валерьевича попросим, он поддержит. Мне кажется, можно было бы создать совместную группу, которая помогала бы деятелям искусства. Я понимаю, о чём коллега говорит. Это сразу, во–первых, легализует их работу, не нужно бегать по целому количеству всяких кабинетов, получать разрешения. А во–вторых, это действительно минимизирует расходы, связанные с административными процедурами. Так я понимаю?

А.Александров: Да-да, всё верно.

В.Путин: Давайте Сергея Валерьевича попросим, и сделайте вместе с ним такую группу, которая помогла бы деятелям искусства просто организовывать эту работу на самом деле. Они пока больше ничего не просят.

А.Александров: Да, спасибо большое. Спасибо, что услышали.

И.Карташёв: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Меня зовут Игорь Карташёв. У меня всё несколько попроще. То есть вот люди о высоком, об искусствах, институтах. Я являюсь председателем общественной организации, которая называется «За жизнь». И мы занимаемся помощью социально неблагополучным гражданам, это бездомные, алкоголики, периодически наркоманы попадаются.

Мы в этом году тоже выиграли президентский грант, спасибо за доверие, как говорится. И вот хотелось бы, может быть, даже воспользоваться случаем, поскольку тут уже и руководство города, и Вы тем более. Большая часть наших средств, наших затрат уходит на аренду, мы и в грант тоже заложили деньги, чтобы платить аренду, мы арендуем помещения для этих центров. Мы уже в городе обсуждали и подавали заявку для создания городского социального центра для бездомных, для учёта этих граждан, где можно было бы им давать какую-то временную регистрацию. Мы готовы туда перенести и свой опыт работы. Мы уже в России три года работаем, занимаемся этой помощью, и со времен Украины ещё работаем.

В.Путин: Вы платите за аренду чего?

И.Карташёв: За аренду помещений.

В.Путин: Каких?

И.Карташёв: Мы снимаем нежилые помещения, где проживают эти люди.

В.Путин: А, вы для них снимаете?

И.Карташёв: Да, для этих целей. Но опять же мы не всех туда можем принять, поскольку хозяин есть, есть арендатор. А заявок поступает огромное количество, особенно от бездомных людей. Просто жители говорят: вот здесь проблема, вот тут беда, помогите, помогите, помогите… А как? Мы не можем. Я уже обращался, в городе мы собирались, разговаривали. Есть идея создать городской социальный центр, который мог бы и людей таких принимать и помощь им оказывать.

В.Путин: Во-первых, хочу сказать, что Вы занимаетесь очень правильным и благородным делом, абсолютно точно, без всякой иронии говорю, на полном серьёзе.

Второе, это, безусловно, должно решаться на уровне города, муниципалитета. Дмитрий Владимирович здесь, он слышит.

И.Карташёв: Я воспользовался случаем и обратился.

В.Путин: Вы правильно сделали. Я надеюсь, что он тоже на это отреагирует и с Вами будет работать поплотнее, ладно?

И.Карташёв: Да, спасибо большое.

В.Путин: Вам спасибо большое.

Прошу Вас.

В.Жутовский: Добрый вечер, уважаемые Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич!

Я думаю, коллеги согласятся, что интеллектуальное, духовное пространство Севастополя стало ярче и насыщеннее после вхождения Крыма в Россию, в том числе и благодаря трудам профессиональных историков. Очень хочется, чтобы этих работ стало больше, во-первых, а во-вторых, чтобы они стали доступнее и появлялись не только в магазинах по коммерческим ценам, но и в библиотеках, чтобы наши дети могли читать.

Спасибо большое вам.

Е.Волкова: Можно в продолжение? Поскольку заговорили о библиотеках… Вам сегодня дарили книги. Это замечательно, потому что книга была, есть и будет самым лучшим подарком. Я являюсь директором централизованной библиотечной системы города Севастополя. Это центральная городская библиотека, 115 лет отметила в прошлом году, и 40 филиалов по городу. Конечно, за последние три года очень большой прорыв произошёл в библиотечном деле. Рушатся стереотипы, идёт финансирование. Мы начали ремонты, мы начали модернизацию и техническое переоснащение. И я сегодня хочу от всего библиотечного сообщества сказать Вам, Владимир Владимирович, Вам, Дмитрий Анатольевич, большое спасибо за то, что вы выделяете деньги в целом на отрасль, за то, что есть у нас силы, возможность и большое желание эти деньги осваивать. Особая благодарность за межбюджетные трансферты, которые мы пускаем на закупку новых книг, новой литературы, пополняем книжные фонды. Это очень большая проблема для Севастополя, потому что много дарят, но формирование библиотечных фондов должно осуществляться строго на научной основе с учётом социально-экономического профиля региона. Поэтому деньги нам нужны.

И ещё очень нужны новинки. Появляется новая литературная премия, люди приходят, спрашивают, уже в интернете есть, а на полках ещё нет – это проблема.

Мы успешно интегрируемся в российское культурное пространство. За последние два года 17 соглашений с федеральными библиотеками: Российская государственная, Российская национальная, библиотека имени Ельцина. Мы полноправные участники Национальной электронной библиотеки. То есть сейчас у библиотеки совершенно другая миссия. Это не просто хранитель исторической памяти, это крупные культурные, образовательные, информационные центры. И что немаловажно для Севастополя, это центры проведения интеллектуального досуга. Всегда Севастополь был, есть и будет читающим регионом, высококультурным регионом. Поэтому мы делаем всё возможное, чтобы эту высокую планку держать. Мы сотрудничаем, безусловно, со всеми нашими и учебными заведениями, и творческими учреждениями. Мы все дружны в Севастополе, мы все выступаем единым фронтом, мы, каждый в своём направлении, делаем всё возможное, чтобы в целом культура в Севастополе процветала.

И знаете, пользуясь случаем, я хочу выразить благодарность нашему Правительству, которое, в общем-то, во всех наших начинаниях нас поддерживает, насколько у них хватает сил. И спасибо большое Вам.

В.Путин: Вам спасибо большое.

Я.Клишина: Я представляю здесь общественность, общественная организация «Развитие севастопольских парков». Хочу немножечко поднять вопрос комфортной городской среды. Цель нашей организации – это способствование реконструкции старых и созданию новых общественных пространств. Помимо того благоустройства мы стремимся наполнять эти пространства жизнью, то есть каждому свой сценарий. И одно из главных наших достижений – это первый за последние 30 лет реконструируемый парк, так называемый динопарк, бывший Рыбацкий сквер.

Мы проводим очень много мероприятий: и субботники, фестивали. Об этом можно много рассказывать, но я считаю, что самое главное наше достижение – это то, что у нас получилось наладить диалог общественности и властей. Огромная за это благодарность. Екатерина Борисовна, человек с огромным сердцем, пошла нам навстречу. Но, скажем так, самая наша большая боль – это застройка. И очень часто это незаконная застройка также на территории динопарка. Я не буду сильно углубляться, у меня есть обращение от нашей организации. Если Вы позволите, я просто передам Вам.

В.Путин: Мы с вами понимаем, что застройкой из Москвы никто не руководит, это всё на местах решают.

Я.Клишина: Но хотелось бы, знаете что, возможно, инициировать какую-то комиссию, которая бы занялась проверкой таких ситуаций.

В.Путин: Мне кажется, что в Севастополе есть такая комиссия.

Д.Овсянников: По домам, которые были с нарушениями регламента построены. А вот по динопарку – я не представляю, что может быть в динопарке незаконно построено. Мы недавно высадили 20 деревьев, общество «Динамо» совместно с руководителем управления ФСБ.

Я.Клишина: Сейчас там всё в порядке. Но была же ситуация, просто она была до Вас.

В.Путин: Вас сейчас что-то там беспокоит?

Я.Клишина: Там – нет. Нас сейчас беспокоит возможная застройка береговой линии на так называемом Солдатском пляже.

В.Путин: Вы хотели бы, чтобы была организована комиссия для чего? Ещё раз сформулируйте, пожалуйста.

Я.Клишина: Для того чтобы проверить законность строительства на некоторых территориях.

В.Путин: И там эти территории указаны, да?

Я.Клишина: Да.

В.Путин: Давайте организуем такую комиссию.

Так, пожалуйста, что ещё?

Д.Татарков: Татарков Дмитрий Борисович, начальник Центра морских исследований и технологий Севастопольского университета.

Я хотел бы выделить, коллеги, – у всех такие прекрасные доклады, – что нас всех здесь объединяет. Морской художник. Город, достойный поклонения. Город на мысу. Театр на море. Даже сердце Севастополя предлагают, чтобы оно забилось где? В Севморзаводе и Лазаревских казармах. Нас здесь всех объединяет море. О море мы ещё не говорили. Мы сейчас в Севастопольском университете создаём возможности для возрождения учебных практических экспедиций для студентов. В этом году сходили с Конюховым по северному побережью Крыма. В следующем году планируем крымскую «кругосветку»: более ста студентов пойдут от Керчи к мысу Тарханкут и завершат «кругосветку» в православном средневековом княжестве Феодоро, на Мангупе.

Я предлагаю школу одарённых детей окрасить в морские тона. Где, как не в Севастополе, воспитывать морскую элиту? Где, как не в Севастополе, воспитать поколение людей, которые создадут морское будущее России? Готовы взять на себя морскую составляющую.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

Пожалуйста.

С.Мельникова: Дело в том, что в «Херсонесе Таврическом», Вы прекрасно знаете, создали отдел подводной археологии. И мне очень хочется надеяться, что когда-нибудь на нашем пространстве появится музей под названием «Херсонес и море». Так что если вы что-то интересное найдёте, я вас очень прошу не проходить мимо «Херсонеса Таврического».

И в конце этого года будет первая выставка, которая будет рассказывать о наших находках под водой, и там есть некоторые вещи, имеющие к Вам прямое отношение, найденные под водой.

В.Путин: Спасибо большое.

Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович!

На самом деле очень приятно присутствовать на такой встрече. И чтобы не выпадать из позитивной тональности, которой светились все выступления, хочу сказать, что, конечно, бюджет – штука сложная, у Правительства всегда денет не очень много, вы знаете. Но с учётом исторических решений, которые были приняты, о воссоединении Крыма с Российской Федерацией, мы с Владимиром Владимировичем говорили, и в рамках поручений, которые Президент, уверен, даст и после сегодняшнего всего нашего мероприятия, мы постараемся пройтись по всем позициям, которые здесь были отмечены, чтобы насытить эти программы реальным финансированием.

Несмотря на то что такие программы уже работают, это и общая программа по Крыму и Севастополю, и программа «Культура России», там запланированы значительные средства, но мы прекрасно понимаем, что Крым, Севастополь в течение десятилетий недополучал финансирование, по сути, находился вообще вне финансового поля, и наша задача сейчас всё-таки преимущественное внимание уделить восстановлению объектов культуры Севастополя и Республики Крым в целом, для того чтобы подтянуть их до общероссийского уровня. Такое поручение Владимир Владимирович подпишет, а Правительство, естественно, постарается его в полном объёме исполнить.

В.Путин: Я вас хочу поблагодарить за сегодняшнюю беседу. Но не столько даже за сегодняшнюю встречу, сколько за вашу многолетнюю и плодотворную работу. Я уже не говорю про прежние годы, когда совсем было тяжело. Но и сейчас нелегко, не бывает чудес. Просто за год, за два, даже за три многие вещи не сделать. А мы с вами – я говорю «мы с вами», потому что вы, каждый на своём месте, несёте ответственность за то, чем вы занимаетесь, – обязательно это сделаем.

Говорили сейчас про театр. Только планирование этой работы займёт год, потом ещё год, полтора, два – стройка. Это всё вещи длительного цикла, но их нужно обязательно делать и делать нужно сегодня. Как вы видите, потихоньку это делается. Но хотелось бы большими темпами, только бы не повредить качество того, что мы с вами делаем.

Но есть и другая, кроме материальной, составляющая, в том числе вашей работы. Она не менее важна, она более важна – это духовная составляющая. А это вам удаётся самым наилучшим образом. За что я вас хочу сердечно поблагодарить.

Спасибо большое!

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 августа 2017 > № 2280609 Владимир Путин


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > kremlin.ru, 28 июня 2017 > № 2224288 Владимир Путин

Приём в честь выпускников военных вузов.

В Большом Кремлёвском дворце состоялся торжественный приём в честь выпускников вузов Минобороны, высших образовательных учреждений МВД, МЧС, ФСБ, ФСИН, ФСО и Росгвардии.

В Кремль приглашены более 700 офицеров, окончивших военные вузы с отличием и золотой медалью, а также преподаватели и начальники военно-учебных заведений.

* * *

Выступление на торжественном приёме в честь выпускников военных академий и университетов.

В.Путин: Товарищи офицеры! Дорогие друзья!

Сегодня по традиции мы чествуем в Кремле лучших выпускников военных академий, институтов и университетов. Поздравляю вас с успешным окончанием учёбы и началом нового этапа в профессиональной карьере.

Вы на отлично сдали сложные экзамены по воинским дисциплинам, показали мастерское владение современной техникой и вооружением. Уверен, что полученный багаж знаний и навыков вы будете эффективно использовать на практике – в армии и на флоте, в правоохранительных органах и специальных службах, надёжно стоять на страже безопасности России и защиты наших национальных интересов.

Хочу передать самые тёплые слова благодарности вашим наставникам, всем, кто хранит преемственность российской воинской школы, кто помогал вам и вашим сослуживцам осваивать непростую «науку побеждать».

Символично, что наша встреча проходит в исторических залах Московского Кремля, они буквально пронизаны духом героического ратного прошлого Отечества. В сражениях под Полтавой и Бородино, на полях Первой мировой и Великой Отечественной наши военачальники, офицеры, солдаты покрыли себя неувядаемой славой, показали не только своё воинское искусство, но и силу духа, честь и благородство.

Мы гордимся подвигами наших выдающихся предков, которые, не щадя себя, всегда берегли главное – свободу и независимость Родины.

Уверен, что вы будете достойно продолжать их дело – честно и самоотверженно защищать Россию и свой народ.

Уважаемые товарищи!

Сложная международная обстановка, рост числа региональных кризисов, конфликтов, террористическая и другие угрозы требуют от нас постоянно совершенствовать военную организацию государства.

Только современные, мощные, мобильные Вооружённые Силы способны обеспечить суверенитет и территориальную целостность нашей страны, защитить нас и наших союзников от любого потенциального агрессора, от давления и шантажа со стороны тех, кому не нравится сильная, независимая, суверенная Россия.

За последние годы Российская армия заметно укрепилась, вырос профессионализм офицерского корпуса. Это убедительно продемонстрировала и операция против террористов в Сирийской Арабской Республике.

Мы намерены и дальше наращивать боевой потенциал армии и флота, на основании долгосрочных планов и программ обеспечивать сбалансированную, системную работу над развитием всех видов и родов войск, повышать качество и интенсивность боевой учёбы.

Уверен, вы будете в авангарде этой сложной и очень ответственной работы, как командиры всех уровней приложите максимум усилий для эффективной подготовки личного состава. Ваша прямая обязанность – сделать из подчинённых профессионалов военного дела, воспитать их настоящими патриотами, грамотными и ответственными специалистами. И конечно, вы должны во всём служить примером, нравственным авторитетом для солдат и сержантов, беречь честь мундира и высокий статус российского офицера.

Уважаемые товарищи!

Масштабные задачи решают сегодня правоохранительные органы и специальные службы. Главные из них – это противодействие терроризму и экстремизму, борьба с преступностью и коррупцией. Как и прежде, здесь востребованы компетентность, оперативное мастерство, грамотное использование новейшей техники.

Нужно последовательно улучшать ключевые показатели вашей работы. Важно добиваться, чтобы каждое преступление было раскрыто, а виновные понесли заслуженное, законное наказание. Именно такого принципиального подхода ждут от вас наши граждане, и вы должны оправдать их доверие.

В свою очередь, продолжим заботиться об укреплении социальных гарантий для военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов и специальных служб. Будем и дальше обеспечивать достойное денежное довольствие, предоставлять постоянное и служебное жильё, повышать качество медицинского обслуживания для военнослужащих и членов ваших семей.

Уважаемые друзья!

Нам предстоит ещё очень многое сделать для укрепления всех силовых структур России. Рассчитываю, что вы будете безупречно выполнять все поставленные задачи, честно и преданно служить России.

Ещё раз поздравляю вас с окончанием учёбы.

Желаю здоровья и успехов. Счастья и благополучия вашим близким.

Предлагаю тост за офицеров России, за продолжение победных традиций Вооружённых Сил, за нашу великую Родину!

С.Шойгу: Товарищ Верховный Главнокомандующий!

Товарищи офицеры!

Сегодня в этом зале собрались лучшие выпускники военных вузов.

За годы учёбы вы показали блестящие знания и навыки воинского мастерства, отличились настойчивостью и целеустремлённостью. Многие из вас награждены государственными наградами, удостоены звания Героя России. Уверен, что ваш опыт и высокий уровень подготовки позволят вам и в дальнейшем отстаивать национальные интересы.

Уважаемые выпускники!

Совсем скоро вы прибудете к новым местам назначения. Вас ждёт трудная, но вместе с тем интересная служба. Решение сложных и ответственных задач потребует от вас полной самоотдачи, высочайшей дисциплинированности, требовательности к себе и подчинённым.

Руководство страны и Министерство обороны рассчитывают на вас. Убеждён, что вы оправдаете это высокое доверие, станете надёжной опорой государства.

Поздравляю вас со знаменательным событием! Желаю крепкого здоровья и успешной военной карьеры!

Предлагаю тост за нашу великую Родину, за её доблестные Вооружённые Силы, за Президента Российской Федерации, Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами России, за благополучие всех присутствующих!

А.Рагозин: Товарищ Верховный Главнокомандующий! Уважаемые товарищи!

Сегодня здесь, в самом сердце великой России – в Московском Кремле, для нас, выпускников военных учебных заведений, начинается новый этап в служении Отечеству.

Торжественный приём Верховного Главнокомандующего – это событие особой гордости для офицеров, знак особого доверия, добросовестного выполнения воинского долга. Мы к этому готовы.

Приобретённые знания и практические навыки в период учёбы в вузах, опыт применения наших войск по борьбе с терроризмом стал основой военной безопасности государства и обеспечит защиту национальных интересов Отечества от любых военных угроз.

Мы гордимся Россией, её армией и флотом, служить в которых почётно и престижно.

Товарищ Верховный Главнокомандующий!

Благодаря Вашему лично и Министра обороны пристальному вниманию сегодня наши Вооружённые Силы оснащены самым современным и эффективным вооружением и военной техникой, созданы все условия для дальнейшего повышения их боеготовности.

От имени всех выпускников заверяю Вас: мы будем честно и преданно служить России, приумножим славные боевые традиции российского воинства, приложим все силы, профессиональные знания и жизненный опыт для наращивания мощи нашего Отечества.

Уважаемые товарищи!

Предлагаю тост за Президента Российской Федерации, Верховного Главнокомандующего Владимира Владимировича Путина! За нашу Родину – Россию, её славные Вооружённые Силы!

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > kremlin.ru, 28 июня 2017 > № 2224288 Владимир Путин


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 22 июня 2017 > № 2220811 Владимир Путин

Встреча с академиками Российской академии наук.

Владимир Путин встретился с руководителями ведущих вузов страны и институтов Российской академии наук, а также Министерства образования и науки.

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы не так давно встречались – может быть, не в таком широком составе, – по-моему, 30 мая, говорили о том, что нужно сделать для того, чтобы обеспечить эффективную организацию российской науки.

Все, кто присутствовал тогда на встрече, говорили, что такие шаги должны быть предприняты. Вопрос в том, как это организовать, как это сделать, включая и способы избрания президента академии наук.

На мой взгляд, это не процедурный вопрос, это вопрос серьёзный, очень важный, сущностный, который в значительной степени должен определять эти приоритеты, и взаимодействие с органами власти, управления, и в регионах, кстати, говоря, разумеется, и с федеральными органами власти.

Сегодня – 22 июня, день начала Великой Отечественной войны, день, когда враг вероломно напал на нашу Родину. И не могу не вспомнить огромный вклад, который внесла советская, российская наука в победу над врагом. Мы хорошо знаем и лучший, – а это признано всеми экспертами, – лучший танк второй мировой войны – Т-34, это и известные миномёты «Катюша», сегодня подобные системы называются системами залпового огня, это наши штурмовики, одни из самых лучших в мире, и так далее и так далее. Очень многое было сделано советской тогда наукой для того, чтобы победить этого коварного врага, противника.

Сегодня мы должны обеспечить безусловное развитие российской экономики, причём сделать это так, чтобы наша страна не только вписалась, а была одним из лидеров уже начавшейся технологической революции, чтобы в новый технологический уклад Россия вошла в качестве одного из лидеров. Такие шансы у нас, безусловно, есть, несмотря на все потери, которые российская наука понесла в середине 90-х – начале 2000-х годов.

Потенциал, заложенный и вами, и вашими предшественниками, – колоссальный, и он, слава богу, остался, база осталась. Есть и новые серьёзные достижения, причём достижения мирового уровня.

Двигаться нужно вперёд, мы говорили об этом, ещё раз повторяю и надеюсь, что мы сегодня в ходе откровенной и конструктивной дискуссии придём к таким решениям, которые позволят нам принять окончательные решения на законодательном уровне. Вы знаете, что проект соответствующего закона готов, мне бы очень хотелось услышать ваше мнение по этому вопросу.

Спасибо большое. Давайте начнём.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 22 июня 2017 > № 2220811 Владимир Путин


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216495 Владимир Путин

Встреча с учителями – наставниками выпускных классов.

Во встрече, которая состоялась в преддверии Всероссийского дня выпускника, приняли участие классные руководители, ученики которых показали высокие результаты в ходе проведения итоговой аттестации, а также отличились во время подготовки и проведения внеурочных мероприятий.

В ходе общения с главой государства учителя рассказали об особенностях образовательного процесса в старшей школе, о воспитательной работе, направленной на формирование нравственных качеств подростков, а также обсудили возможности общеобразовательных учреждений в профессиональной ориентации школьников.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья!

Я с преподавателями школ встречаюсь более или менее регулярно, не так часто, конечно, как хотелось бы, но регулярно, с победителями различных конкурсов, просто по каким-то торжественным поводам либо по результатам работы учеников.

А с воспитателями, классными руководителями, да ещё в преддверии выпускного вечера, пожалуй, мы ещё не встречались. Поэтому я хочу в начале нашей беседы поздравить вас, ваших воспитанников с этим праздником, и не только воспитанников, но и всех ваших близких – воспитанников – с этим праздником.

Праздник действительно уникальный. Каждый человек, почти что каждый, если не каждый, запоминает это событие, оно остаётся таким хорошим, ярким следом в нашей жизни, в наших судьбах. За этим, конечно, большой труд и их самих, и ваш большой труд.

Сегодня много появляется новых методик, интересных, эффективных, новых способов обучения, внедряются новые технологии, всё соответствует требованиям сегодняшнего дня, во всяком случае, мы к этому стремимся. Это накладывает отпечаток на вашу текущую работу и на результаты.

Знаю, что вы все из успешных школ, и преподаватели вы все состоявшиеся, успешные. У вас есть и медалисты, есть и победители различных олимпиад, но, разумеется, кроме чисто профессионального успеха и вашего, и ваших учеников, ваших воспитанников, есть и другая составляющая вашей работы, именно воспитательная.

Предлагаю поговорить по всем составляющим, по тому, как вы чувствуете, как год прошёл, какие есть, может быть, у вас соображения, что нужно было бы дополнительно сделать профильному министерству, вообще как дополнительно настроить, подстроить всю образовательную школьную систему, для того чтобы она работала ещё более эффективно, чем сегодня.

И конечно, очень рассчитываю, и все мы надеемся, на то, что ваши воспитанники, вступая в новую для себя взрослую жизнь, приобретая новые качества, используют по максимуму все знания, навыки, которые были получены в школе. Не просто знания, а, что не менее важно, используют и те фундаментальные принципы отношения к жизни, которые вы наверняка старались им донести.

Получить знания – это непросто, современные особенно, широкие знания, но это всё-таки вторичное по сравнению с воспитанием человека, с тем чтобы он должным образом относился и к себе самому, и к своим друзьям, и к семье, и к Родине. Это абсолютно фундаментальные вещи.

И только на этой базе можно рассчитывать на то, что человек будет полноценным и сам получит удовлетворение от жизни, и окружающие его люди будут получать удовольствие от общения с ним.

Вы именно этим и занимались не только как профильные специалисты по отдельным дисциплинам, но и как воспитатели, как классные руководители.

У нас нет строго обозначенных тем. Я, Андрей Александрович Фурсенко и Ольга Юрьевна Васильева – мы все в вашем распоряжении.

Пожалуйста, кто начнёт?

Л.Сердакова: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Добрый вечер, уважаемые друзья, коллеги!

Я, может быть, начинаю, потому что ждала Вас больше всех. Я представитель Петербурга, президентского лицея № 239. Так мы стали называться не очень давно, но история у нас долгая и славная. А ещё я из выпускников нынешних, наверное, сегодня первая, потому что у меня выпускной сейчас там происходит, и я очень хочу к ним попасть. Так получилось. Мы всегда первые даты брали, потому что у нас плотно всё происходит в жизни.

К разговору о портрете выпускника попробую рассказать, как мы готовим не только умных детей. Понятно, что у нас физико-математический лицей – вчера с коллегами общалась, рассказывала. Но знаем из Фонвизина, что ум без души – ничто. Я как раз с громадным удовольствием в разговорах вчера и сегодня хочу сказать, что у нашего лицея огромный, как мне кажется, опыт таких старых, хороших традиций.

Если действительно можно вообще говорить о каком-то формировании нравственности человека, то я сама как выпускница лицея и как человек, абсолютно преданный 239–му, хочу сказать, что у нас, так получается, дети погружаются в какой-то определённый культурный слой.

Очень много наших старых, известных, я ещё с советской школы знаю, поддержек, что они должны не просто умными быть, ум – это уметь правильно совершать выбор, но у них есть огромное пространство того, что мы называем «вектор».

Хочу сказать, что детки мои, нынешний класс, седьмой по счёту у меня выпускается уже, уходя, знают, что увидели страну, потому что походы, наша школа славится не только математикой, физикой и литературой, кстати, потому что я преподаю литературу, но и походами.

В прошлом году мы были на Байкале, перед этим на Камчатке. Почему такой плотный график? Потому что мы поедем ещё в поход в Грузию. В этой среде не только я, все мои уважаемые коллеги в школе этим страстно увлечены, потому что там с детьми можно быть, во-первых, ближе.

Ведь классный руководитель, думаю, что со мной многие согласятся, это что-то нечто универсальное между родителем, матерью, и учителем. Но именно говорить не о преподавании, а если можно чему-то важному научить, то получается, когда ты с ними близко и когда они тебе верят.

В походах совершенно уникальный опыт детки приобретают, они видят мир, они преодолевают трудности, стоят на горе…

В.Путин: Как вы до Камчатки добрались? Достаточно сложно.

Л.Сердакова: Мы прекрасно долетели. У нас был самолёт, который четыре раза садился. Мы же ещё пытались сделать, чтобы было не очень дорого. Мы летаем по стране легко.

В.Путин: И куда вы на Камчатке?

Л.Сердакова: Самая страшная история была, к разговору о формировании характера и чтобы мои дети ничего не боялись: нас сразу высадили там, где Горелый, снег по колено, лёд. В общем, мы туда пошли, причём у некоторых детей это был опыт первого похода, у девочек особенно, я по глазам читала, думала, что сейчас это будет их последний поход. Ничего подобного.

Туризм – слово очень большое, но они в этом нашем потоке, скажем так, событий очень много приобретают. В Петербурге есть на что посмотреть, но я считаю, что когда я вдруг в этом именно классе так много стала с ними путешествовать, преодолевая себя иногда, то они за счёт этого многое получили.

Мои дети, скажем так, всем стали известны своим роликом, они на выпускной сделали такой маленький коллаж, где фотографии оживают. Там оживает фотография какого-то одного похода, потом мы с ними буквально через день уезжаем, у нас есть волонтёрские традиции очень давние: мы помогаем храмы восстанавливать.

Я хотела сейчас сжато, не отнимать много времени, но вместе со своими детьми могла бы представить портрет выпускника, который очень многое, скажем так, получил в школе.

Наверное, когда человек уважает школу, когда она ему многое дала, он будет какие-то правильные вещи понимать. И смотрите, я очень наглядные картинки люблю, как филолог, мне кажется, что мои дети должны быть так изображены: это человек, который, с одной стороны, хорошо сдал ЕГЭ, победители, призёры всероссийских олимпиад, у нас 14 человек в этом году.

Но при этом за спиной у них ещё рюкзак, потому что завтра в поход, а сегодня перед выпускным они грузили дрова, потому что мы едем в монастырь помогать, нам там нужно строить свои поляны и пространство. И за счёт этого у них, не знаю, мне кажется, большие правильные вектора созданы.

В связи с этим я хотела бы сказать, что у классного руководителя, с одной стороны, больше, может быть, таких почётных миссий и обязанностей, но и очень много, конечно, ответственности.

Хочу сказать, что мы друг друга увидели, услышали, вчера все абсолютно говорили, в чём-то даже повторяясь. Удивительно совершенно, я попробую сейчас сжать опыт целой системы, допустим, в нашей школе, который есть – наверняка есть в других, – когда ребёнку можно помочь действительно сделать выбор в отношении истории страны, умения работать, трудиться. Считаю, что это вообще дорогого стоит.

Наши дети сейчас, мы понимаем все, интеллектуально, скажем так, загружены – информационные потоки, компьютеры, и приходится их постоянно вырывать и во что-то другое погружать.

Наша школа, как я иногда говорю, физико-математическая с литературным уклоном, историческим и так далее. Это хорошо, потому что нам очень важно, я думаю, все меня поддержат, дать каждому ребёнку, за которых мы в ответе, потому что приручили их, найти себя, когда человек знает, кому он может помочь, чем он может помочь. В этом моём выпуске – 24 человека, будут и врачи, я знаю, и прочие.

В.Путин: Так Вы едете с ребятами, которые выпускаются сейчас?

Л.Сердакова: Конечно. Трудовой лагерь, волонтёрский лагерь – это обычная школа, почти 100 человек, мы выезжаем. А в поход я иду со своими выпускниками, потому что это их последнее такое счастье. Дальше они уже без меня, я так понимаю, будут этим заниматься.

В связи с этим хотела высказать большую просьбу. В прошлом году была трагедия в Карелии. Поскольку и походами мы славимся, и многим ещё чем, нам сейчас немножко трудно, потому что очень много появилось формальностей и бумаг именно со стороны оформления и прочее.

В этом году впервые наша школа не пошла в Хибины в зимний поход, потому что мы не справились с потоком инструкций. И хоть у нас все инструкторы по туризму, у нас на самом деле хорошо подготовленные педагоги, дышать в чём-то стало трудно. Поэтому лишь бы головную боль не гильотиной, что называется, лечить. Хотела Вашего участия в этом вопросе.

В.Путин: С Ольгой Юрьевной поговорите по конкретике, что конкретно мешает. Видите, опять дети утонули, судя по всему.

Л.Сердакова: Я понимаю, этих трагедий вообще очень много, и это всё страшно. Нет, мы, конечно, всё равно пойдём и будем ходить, знаем, как сделать, чтобы было безопасно, по крайней мере, постараемся. То, что это помогает, что это держит, это совершенно точно.

В.Путин: Я с Вами согласен, я знаю. Я сам ходил в эти походы, поэтому знаю, насколько это сплачивает, дети могут себя проявить в чём-то. Это реально очень хорошая работа, воспитательный способ, методика такая.

Л.Сердакова: Хотела ещё сказать, что наши выпускники возвращаются к нам, помогают нам дальше работать и самые хорошие традиции поддерживать. И в этом плане как раз просьба такая.

У нас в математических кружках и других работают наши студенты. Вроде как, если я опять же ничего не путаю, в законе об образовании сейчас есть такая 46–я статья, что они не могут преподавать, пока не получат педагогический диплом.

В.Путин: Не могут преподавать?

Л.Сердакова: Не могут преподавать. И в этом плане мы немножко рушим наши традиции, потому что студенты у нас работают всегда, кружки ведут и разные ведут кружки. Я с этого начинала 20 лет назад, пуповина ещё не порвалась. А школу нужно беречь и сохранять.

В.Путин: Думаю, что ведение кружков и официальное преподавание – это разные вещи.

Л.Сердакова: Но пока это вроде как объединено. Может быть, и нет. Но на самом деле нам просто очень нужны молодые и свежие силы. Думаю, что в этом вы все со мной тоже согласны.

В.Путин: Вести кружок и преподавать, исполнять реально функции преподавателя – это разные вещи всё-таки.

Л.Сердакова: А кружки – это более-менее преподавать. Наши 11–классники, допустим, в следующем году в сентябре ко мне придут и будут помогать.

В.Путин: Не знаю, если есть какое-то разночтение, надо просто поправить.

Реплика: Разночтение есть, но оно решаемо.

В.Путин: Надо поправить, конечно.

Л.Сердакова: Спасибо большое.

Хотела сказать: дорогие коллеги и уважаемый Владимир Владимирович, приезжайте к нам, мы будем очень рады, Вам особенно, Владимир Владимирович, потому что нас назвали так, и мы готовы соответствовать.

У нас появился интернат, тоже спасибо большое и городу, и Вашей поддержке, потому что мы теперь по всей стране можем талантливых математических детей поселить. Первый класс у нас сейчас выпускается такого плана.

Я как самая гостеприимная петербурженка ещё хочу сказать, что в интернат к нам можно приезжать классами, мы поселим, в Петербурге всех проведём. Считаю, что надо общаться классным руководителям, друг друга поддерживать и помогать растить наше замечательное поколение.

Спасибо большое.

В.Путин: А сколько детей помещается в интернате?

Л.Сердакова: У нас помещается 70, а класс пока один, сейчас будет второй, но они же ещё уезжают на каникулы, – это как раз очень удобное время, так что в этом плане тоже большое спасибо.

В.Путин: В «Сириус» Вы не ездили?

Л.Сердакова: Меня не берут, математики наши и физики туда ездят очень часто. А я как литератор, получается…

В.Путин: Нет, я не Вас имел в виду именно.

Л.Сердакова: Наши, конечно, ездят, в «Сириусе» прекрасно, и мы класс интернатский набрали отчасти оттуда.

В.Путин: Мы так и договаривались, что, когда детей выявляют с периферии, их нужно определять куда-то или в Москву, или в Питер, на хорошую базу. Значит, у вас такая база?

Л.Сердакова: У нас база хорошая, замечательные условия.

В.Путин: Очень хорошо.

Л.Сердакова: Спасибо большое.

Е.Березина: Ещё раз, коллеги, добрый вечер!

Я представляю Республику Марий Эл, Березина Екатерина Николаевна. Я учитель «Лицея Бауманского», сама являюсь так же, как и Любовь Александровна, бывшей ученицей учреждения, этой школы.

Хочу поделиться методикой, которая позволяет нам воспитывать, помогать детям для достижения основной цели, с которой мы в принципе и работаем с детьми – вырастить из них, конечно же, человека прежде всего.

Для того чтобы мы достигли этой цели, у нас есть традиция. Традиция взята, наверное, ещё с советских времен, поскольку мы работаем по методике Игоря Петровича Иванова. Это методика общей заботы. Было время, когда от этой методики пытались нас увести, то есть считалось, что это несовременно. Но время показало, что это очень актуально и в настоящее время.

Что мы имеем на выходе? Мы имеем детей, которые общаются как со сверстниками, так с детьми меньшего возраста, пятиклассниками, шестиклассниками. Когда выпускники выходят из нашего лицея, они поддерживают эту линию общения, то есть продолжают это общение.

Теперь у нас введена новая традиция, помимо взрослых детей – это 9–й, 10–й, 11–й классы, – на творческие выезды привлекаются дети 5–го, 6–го, 7–го классов. То есть у нас новая традиция. Это уже восьмые сборы.

Как классный руководитель, эта методика действительно работает. Трудно в 5–м классе, когда они горошинки, в 6–м трудновато, но результат получается в 8–м, 9–м и в старших классах, когда ты выступаешь в качестве помощника, потому что механизм как часы уже работает.

Я выпускаю нынче медицинский класс.

В.Путин: Медицинский класс. А что это такое?

Е.Березина: Это такой медицинский профиль. У нас лицей очень тесно работал и работает с Кировской медакадемией. Была ситуация в 2000–х годах, когда был заключён договор с Кировской медакадемией. И дети имели преимущество при поступлении в это заведение. Так получалось, что, наверное, процентов 25 врачей – это выпускники нашей школы. Очень часто приходишь в больницу, ведёшь детей, и там твои ученики принимают твоих детей.

В.Путин: Интересно. Химия нужна, физика?

Е.Березина: Химия и биология.

В.Путин: То есть у вас углублённое изучение этих предметов?

Е.Березина: Нет, вообще, если говорить о процессе обучения, у нас ранняя профилизация. Мы с Ольгой Юрьевной уже говорили о плюсах и минусах ранней профилизации. С 5–го класса дети выбирают профили.

Одним из профилей является естественнонаучный профиль. Это углубленное изучение физики, химии, математики. Ввели этот профиль не столько из-за медицинского факультета, сколько для выявления одарённых детей в этих дисциплинах. Результаты имеем.

В.Путин: Методика, о которой Вы сказали, хотели куда-то в сторону отвести от этой методики? В связи с чем?

Е.Березина: По какой причине хотели, в связи с чем – современные веяния.

В.Путин: Да, знаю про эти современные веяния.

Е.Березина: Говорилось о том, что это неактуально.

В.Путин: Я знаю про эти современные веяния. Я в курсе уже. Иногда читаешь современные веяния, думаешь, точно современные, но к чему это приведёт, непонятно.

Е.Березина: А когда вдумчиво вчитались в то, что мы должны вложить в детей, мы поняли, администрация поняла, что мы этим и занимаемся все эти года, что новое – это хорошо забытое старое, только с новыми возможностями, с новыми технологиями.

В.Путин: Просто нужно это всё деидеологизировать.

Е.Березина: Наверное.

В.Путин: Сто процентов. А сама методика, если верна, это же наука. Что бы ни изобретали, теория относительности – она и есть теория относительности.

Е.Березина: Совершенно верно.

В.Путин: Никуда от этой формулы не денешься, правильно?

Е.Березина: Очень детям нравится, потому что есть традиции выездов, о которых я говорила. В этот период, когда дети готовятся, разновозрастные группы, школа работает до восьми-девяти часов, потому что они варятся в этом соке, у них появляется рождение какого-то творческого продукта. Особенно надо отметить философские дела, когда дети поднимают недетские вопросы. Вот что я хотела сказать, что на периферии работает система, и хорошие дети воспитываются.

В.Путин: Понятно. Никто не сомневался.

Ольга Юрьевна, а что, вот эти методики были изъяты что ли официально?

О.Васильева: Нет, они не были изъяты. Они просто на какое-то время были немножко забыты. Потому что когда появилось много-много махровых цветов творчества в начале нулевых, то были забыты хорошие методики. А потом к ним просто возвращаются, потому что там на самом деле идеология очень простая – забота о детях и воспитание человека. Так что, когда коллеги говорят об этом, они абсолютно правы, потому что это всё работает. И методика Иванова – это одна из самых сильных методик для воспитания детей.

В.Дёрин: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Добрый вечер, уважаемые коллеги!

Действительно, сейчас уже нам сказали, что новое – это хорошо забытое старое. Я бы хотел сегодня затронуть вопрос трудового воспитания, возвращения трудового воспитания в школы. Я благодарен Ольге Юрьевне Васильевой, потому что я знаю, что она эту тему – она сейчас работает над этим, и некоторые депутаты Государственной Думы, уже у них есть такая инициатива о возвращении трудового воспитания в школу.

Дело в том, что ничто так не формирует личность, как труд. Труд сплачивает коллектив, труд выявляет новые способности человека, труд выявляет положительные качества детей, социализирует ребят. Ведь очень важно, чтобы ребёнок видел результаты своего труда и гордился этими результатами. Труд способствует реальному общению детей друг с другом, а не виртуальному, к которому сейчас очень сильно привыкли в различных социальных сетях.

Когда мы учились в школе в советское время, мы работали и на пришкольных участках, и у нас были лагеря труда и отдыха, правда, в настоящее время мы продолжаем эту деятельность, детям это нравится.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216495 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 12 июня 2017 > № 2207071 Владимир Путин

Вручение паспортов юным гражданам России.

Владимир Путин в торжественной обстановке в Кремле вручил паспорта юным гражданам России – победителям и лауреатам конкурсов, олимпиад, творческих и спортивных соревнований, отличникам учёбы, детям, совершившим героический поступок, победителям всероссийского конкурса «Мы – граждане России!».

Владимир Путин в торжественной обстановке в Кремле вручил паспорта юным гражданам России – победителям и лауреатам конкурсов, олимпиад, творческих и спортивных соревнований, отличникам учёбы, детям, совершившим героический поступок, победителям всероссийского конкурса «Мы – граждане России!».

Всероссийская акция «Мы – граждане России!» по вручению паспортов школьникам в торжественной обстановке организована общественной организацией «Российское движение школьников» совместно с общественной организацией «Российский союз молодёжи».

После вручения паспортов Президент показал участникам церемонии свой рабочий кабинет.

* * *

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Вы знаете, что сегодня у нас день особенный. Сегодня праздничный день, он называется День России, посвящён нашей стране. Ну а что такое страна? Это люди, это граждане страны. И гражданами страны все мы становимся с рождения. Это, естественно, в соответствии с нашим законом, с практикой и с традицией, а вот паспорта получают к 14 годам.

Вы к 14 годам уже многого сумели добиться, многое сумели сделать. И некоторые из вас, я думаю, сейчас тоже об этом здесь будет сказано, проявили даже лучшие человеческие качества – смелость, можно сказать, даже самопожертвование, имею в виду тех из вас, кто не побоялся протянуть руку в очень сложной ситуации другому человеку, фактически спас жизнь.

И что самое главное, что самое важное – это то, что, имея в виду такие хорошие задатки, такие качества, у вас есть все возможности добиться в жизни ярких, серьёзных, больших результатов. Сегодня, в День России, – наверное, видели, средства массовой информации показывают, – здесь, в Кремле, вручались премии России нашим выдающимся гражданам за те достижения, которых они добились, на протяжении многих лет работая каждый в своей узкой области. У каждого из вас после того, как вы выберете свой путь, будет тоже такая возможность.

Я на это очень рассчитываю и хочу пожелать вам удачи, потому что, добиваясь личного результата, мы, конечно, все, и вы в том числе в будущем, будете вносить очень существенный, серьёзный, нужный стране вклад в её развитие, в поддержание её величия, в её будущее. Вы таким будущим для нас являетесь, потому что скоро вам и вашим сверстникам – это вещь понятная – так или иначе придётся определять судьбу России.

Я вас поздравляю с получением очень важного документа, паспорта, и желаю вам всего самого хорошего.

А.Бочкарева: Владимир Владимирович!

Спасибо Вам большое за то, что в нашей стране проходит такой интересный конкурс. Я очень счастлива и рада здесь присутствовать.

Хочется в этот день и вообще сделать что–то очень хорошее для нашей страны. Я первый раз в Москве, и мне здесь очень понравилось. И я буду очень стараться, чтобы приехать сюда учиться.

В.Путин: Желаю тебе успехов и исполнения твоих желаний.

Н.Дресвянникова: Уважаемый Владимир Владимирович!

Поздравляю Вас и всех россиян с праздником. Очень горжусь тем, что я гражданин России, и для меня огромная честь присутствовать здесь и получить из Ваших рук самый главный документ в моей жизни. Обещаю стать достойным гражданином нашей страны и желаю ей благополучия и процветания.

В.Мартынов: Владимир Владимирович!

Для меня большая честь принять этот документ из Ваших рук.

Если честно, у меня есть мечта – побывать в президентском кабинете. Это лучше, я думаю, любой экскурсии. Я сделаю всё, чтобы там побывать.

Г.Митрофанов: Владимир Владимирович, хочу поблагодарить Вас и всю страну за то, что у детей нашей страны есть возможность демонстрировать и развивать свои таланты.

Спасибо большое.

П.Могилина: Уважаемый Владимир Владимирович!

Хочу поздравить Вас с таким важным, великим днём, как День России, и поздравить всех граждан нашей страны, потому что Россия – это великая страна, она была и всегда будет такой.

Считаю, что получить из Ваших рук самый главный документ – очень почётно. Сбылась моя мечта – увидеть Президента и пожать ему руку.

Спасибо.

С.Морозова: Я благодарна России за предоставление возможности обучаться в прекрасном кадетском классе, школе, где каждый день проходят важные события. И столь высокая оценка моего ежедневного труда будет всегда подталкивать меня на более высокие результаты.

С праздником Вас, с Днём России!

Р.Черкаев: Хочу поблагодарить Вас, господин Президент, за то, что Вы даёте возможность всем людям из разных регионов нашей страны принять участие и получить главный документ от Вас.

Хочу поздравить всех с праздником!

В.Путин: Я вас всех ещё раз поздравляю с получением паспорта, с праздником! Здесь один из наших гостей высказал пожелание посмотреть президентский кабинет. С удовольствием вас всех приглашаю. Давайте мы это сделаем, верну вас вашим родителям буквально через две-три минуты.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 12 июня 2017 > № 2207071 Владимир Путин


Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 24 апреля 2017 > № 2154442 Владимир Путин, Сергей Шойгу

Заседание попечительского совета РГО.

Владимир Путин провёл заседание попечительского совета Русского географического общества.

Обсуждались итоги деятельности организации за прошлый год и наиболее яркие проекты 2017 года, в том числе международные. Виктор Вексельберг, в частности, рассказал о планах создания планера, на котором российский путешественник Федор Конюхов совершит беспосадочный полёт вокруг Земли. Рассматривались также вопросы экологии, энергосбережения, развития туризма, меры по сохранению биоразнообразия.

В ходе заседания Владимир Путин предложил учредить в стране День географа и почётное звание «Заслуженный географ Российской Федерации». Президент РГО Сергей Шойгу представил участникам заседания новых членов попечительского совета: президента ОАО «Российские железные дороги» Олега Белозёрова, главу Администрации Президента Антона Вайно, председателя правления Сбербанка России Германа Грефа, председателя правления ОАО «Банк ВТБ» Андрея Костина, ректора Санкт-Петербургского Горного университета Владимира Литвиненко, председателя правления компании «Роснефть» Игоря Сечина и президента ПАО «Транснефть» Николая Токарева. В мероприятии также приняли участие члены медиа- и управляющего советов общества, ведущие учёные.

Состоялось вручение медалей общества за вклад в его развитие. Высшая награда РГО – Константиновская медаль – присуждена предпринимателю Алишеру Усманову. Большой серебряной медалью награждены председатель совета директоров «ЕВРАЗ» Александр Абрамов, президент ЗАО «Трансмашхолдинг» Андрей Бокарев, председатель правления ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков. Малая серебряная медаль вручена заместителю Председателя Совета Федерации Юрию Воробьёву.

* * *

С.Шойгу: Добрый день, уважаемые коллеги!

Очередное заседание попечительского совета, и по традиции открывает его председатель попечительского совета Владимир Владимирович.

В.Путин: Спасибо, Сергей Кужугетович.

Уважаемые друзья, добрый день!

Хочу вас всех поприветствовать на заседании попечительского совета Русского географического общества.

Сразу отмечу, что в последние годы при вашей, уважаемые друзья, поддержке РГО не просто расширило границы своей деятельности, оно стало заметным участником общественной жизни нашей страны, автором важных инициатив, в том числе в такой сфере, как образование.

Так, например, съезды учителей географии, возрождённые РГО, запустили масштабную дискуссию о современных подходах к преподаванию географии в школах и вузах. И её результатом стала концепция развития географического образования в России. Это уже такой концептуальный документ, влияющий на целую сферу в нашей стране.

Здесь хотел бы отметить позитивный пример Минобрнауки, которое в самом тесном контакте с экспертным и педагогическим сообществом готовит сейчас изменения в федеральные образовательные стандарты по географии. И в целом понимает всю значимость географической науки и просвещения для страны и для каждого гражданина. Наряду с историей Отечества, русским языком, литературой география служит основой формирования патриотических ценностей, культурной, национальной идентичности и самосознания.

Наряду с историей Отечества, русским языком, литературой география служит основой формирования патриотических ценностей, культурной, национальной идентичности и самосознания.

Вместе с тем всероссийский географический диктант, проводимый РГО, показывает: приемлемые знания, к сожалению, у нас только у тех наших граждан, кто учился в 60–70–е годы XX века, когда география в школе, кстати говоря, занимала достойное место.

Затем часы постоянно урезали, и теперь молодые люди тоже, к большому сожалению, недостаточно знают географию не только России, но подчас даже и своей области, края, республики. Порой ребята быстрее отвечают на вопрос, где находится Гранд-Каньон, другие мировые достопримечательности и памятники природы, чем, например, наш Баргузинский заповедник.

В этой связи особо актуальны такие положения концепции, как включение урока «география родного края» в курс 8–9–го классов и возвращение географии во все классы средней и старшей школы, причём с 6–го по 10–й, не меньше чем два часа в неделю.

Небезупречны географические знания и у студентов, молодых специалистов. Одна из причин заключается в том, что география теперь не требуется при поступлении на такие специальности, как международные отношения, землеустройство и кадастр, регионоведение и даже туризм.

Согласитесь, сложно представить грамотного международника или менеджера туристической отрасли, «глубоко незнающего» географию. Вузам необходимо сделать соответствующие выводы, а также откликнуться на инициативу педагогов создавать при высших учебных заведениях образовательные центры географии для талантливых школьников.

Сложно представить грамотного международника или менеджера туристической отрасли, «глубоко незнающего» географию. Вузам необходимо сделать соответствующие выводы.

И, наконец, следует учитывать факт, что география сегодня востребована обществом. Например, в географическом диктанте в первый раз, в 2015 году, участвовали порядка 70 тысяч человек, а в 2016–м свои знания проверили свыше 187 тысяч.

С каждым годом всё больше детей стремиться попасть на профильные смены географического общества в «Артек», «Океан», «Орлёнок». Растёт и число участников волонтёрских и творческих конкурсов РГО.

Такой позитивный интерес необходимо поддерживать, в том числе включая задачи популяризации географии России в программах патриотического воспитания всех уровней. Уверен, что РГО продолжит активную работу на этом направлении.

Хороший пример здесь – программа географического общества, приуроченная к 75–летию Великой Победы, к годам культуры, к годам кино, экологии. Многие из них были бы невозможны без адресной помощи наших попечителей и членов медиасовета.

Надеюсь, вы обратите внимание и на проекты, запланированные РГО к другим знаковым для России юбилеям. Например, 200–летие открытия русскими мореплавателями Антарктиды.

Не менее интересны и международные проекты. Участниками таких экспедиций РГО, как «Кызыл – Курагино», «Степной мир Евразии», «Морская слава России», стали граждане уже десятков стран мира.

Самые широкие перспективы есть и в сотрудничестве с зарубежными географическими обществами, прежде всего Казахстана, Сербии, Италии, Норвегии, Азербайджана. Особо отмечу взаимодействие с китайскими коллегами. Совместный проект по маршруту исследований русского географа Владимира Обручева в Центральном Китае принёс и весомые научные результаты, и большой общественный резонанс.

Этим летом молодые специалисты двух стран отправятся с экспедицией в Гогланд, Финский залив, где обменяются опытом ликвидации экологического ущерба.

Подчеркну, что проекты Русского географического общества с участием иностранных партнёров ещё раз доказывают: взаимодействие учёных не подвержено политической конъюнктуре и способствует не только научному прогрессу, но и укреплению дружбы. И, что особенно важно, закладывает добрые отношения на будущее у подрастающих поколений.

Проекты РГО с участием иностранных партнёров ещё раз доказывают: взаимодействие учёных не подвержено политической конъюнктуре и способствует не только научному прогрессу, но и укреплению дружбы.

Учёные-географы, исследователи, путешественники во все времена вносили огромный вклад в укрепление гуманитарных связей. И, конечно, неоценимы их заслуги перед родной страной, перед Россией. При этом так сложилось, что у них до сих пор нет своего профессионального праздника.

Думаю, вы со мной согласитесь, можно было бы это поправить, внести в российский календарь знаменательных дат День географа. А также дополнить перечень почётных званий страны званием «Заслуженный географ Российской Федерации». Это подчеркнёт значимость профессии, повысит статус представителей географической науки. И, главное, будет способствовать популяризации самой географии, вовлечению в изучение родной страны, её природы и истории ещё большего числа людей.

И в заключение хотел бы ещё раз поблагодарить вас, уважаемые члены попечительского совета и медиасовета, за ту большую поддержку, которую вы оказываете программам, экспедициям, исследованиям Русского географического общества, и всем, кто участвует в его полезной и созидательной работе.

Мне хочется выразить надежду, что и вам самим эта деятельность приносит удовлетворение, вам самим заниматься этим видом деятельности всё интереснее и интереснее.

Большое вам спасибо.

Пожалуйста, слово Сергею Кужугетовичу.

С.Шойгу: Спасибо, Владимир Владимирович.

Теперь предлагаю перейти к ставшей уже доброй традицией процедуре награждения. В этом году за огромный вклад за последние пять лет в развитие Русского географического общества, в значительное пополнение библиотеки Русского географического общества, нашего картографического фонда присуждена большая Константиновская медаль, главная награда Русского географического общества, Алишеру Бурхановичу Усманову. К сожалению, по уважительным причинам его сегодня здесь нет, но мы на ближайшем мероприятии эту награду ему вручим.

Также хотел бы вначале представить наших новых коллег, хотя, признаться, многих из них мы знаем давно, основательно, они много делали и без официального членства в попечительском совете. Тем не менее сегодня они официально становятся членами попечительного совета Русского географического общества.

Это Олег Валентинович Белозёров, Герман Оскарович Греф, Андрей Леонидович Костин, Владимир Стефанович Литвиненко и Николай Петрович Токарев. Также в состав попечительского совета вошли Антон Эдуардович Вайно и Игорь Иванович Сечин, которые по ряду объективных причин не смогли к нам присоединиться, но,уверен, они так же, как и прежде, будут вносить свой существенный вклад в развитие Русского географического общества.

Владимир Владимирович уже отметил роль нашей организации в сфере образования и конструктивного взаимодействия с Министерством образования и науки. Хотел бы добавить, что мы много внимания уделяем вопросам просвещения, прежде всего подрастающего поколения. Активно развиваем сеть молодёжных клубов Русского географического общества. Такие клубы хотят создавать вузы, центры детского туризма и краеведения, конечно, наши региональные отделения. Сейчас их уже более ста в 76 регионах страны. При этом ежемесячно мы получаем десятки новых заявок. Программа клубов очень насыщенна: от научных дискуссий до категорийных походов.

Также организован ряд конкурсов, победители которых станут участниками археологических раскопок в Крыму и Южной Сибири, посетят наши уникальные заповедники, смогут пройти по рекам и морям России на настоящем научно-исследовательском судне.

Надеюсь, волонтёры, получившие опыт работы в лучших университетах Русского географического общества, войдут в состав большой экспедиции в Антарктиду, которую мы планируем приурочить к юбилею открытия шестого континента и поддержать которую предложил Владимир Владимирович.

Полагаю, что нашего внимания заслуживает и третий фестиваль Русского географического общества, намеченный на осень этого года. Его главная тема – многонациональный народ России. Акцент будет сделан на многовековом опыте мирного сосуществования разных культур и традиций и межэтнического диалога, который позволил создать крупнейшее государство в мире, не растворив самобытности слагающих его частей.

Безусловно, продолжим развивать и международное сотрудничество. На него действительно не влияет никакая политика. Инициативы Русского географического общества охотно подхватывают и за рубежом. Например, выставку фотоконкурса «Самая красивая страна» в прошлом году увидели жители Греции, Казахстана, Австрии, Сербии, Испании, Германии. В этом году её пригласили уже более полутора десятков стран. В настоящее время экспозиция открыта во французской Ницце и в четырёх городах Румынии. В мае стартует уже вторая экспозиция в Сербии, где наши друзья создали зарубежный центр Русского географического общества.

Подчеркну, что он получил поддержку на самом высоком уровне. Центр открывал Президент Сербии, а в попечительский совет вошли ведущие общественные деятели и предприниматели республики. В планах центра много интересных проектов, в том числе организация новых площадок для проведения географического диктанта.

Помимо Сербии такие площадки планируем подготовить и в странах СНГ, и на базе зарубежных центров Россотрудничества. Таким образом, начиная с этого года у нас будет возможность сравнить, кто лучше знает географию России: наши граждане, иностранцы или соотечественники, проживающие за рубежом.

Говоря о планах на 2017 год, отмечу проект формирования в Сибири мощного научного промышленного и экономического центра. Считаем, что его создание окажет реальное содействие комплексному развитию региона.

Наше внимание к Сибири не случайно. Её изучение – значимая часть истории Русского географического общества. По сути, мы продолжим традиции большой сибирской экспедиции общества и работ Грум-Гржимайло, Черского и Обручева, а также почётного члена Русского географического общества, известного губернатора Восточной Сибири Николая Муравьёва-Амурского, который лично обследовал стратегически важную транспортную инфраструктуру региона, сплавляясь на плотах по его рекам. Он выделял солидные личные средства на исследования и обеспечивал их поддержку предпринимателями со всей страны.

<…>

В.Путин: Хочу вас всех поблагодарить и за сегодняшнюю работу, и за повседневное внимание к тем проблемам, которыми занимается Русское географическое общество.

Думаю, что и сегодняшняя встреча укрепила наше сообщество тех, кто с душой и сердцем, вниманием относится не только к географии, география – это повод для того, чтобы нам поговорить о России, о стране, её богатствах, перспективах, развитии, имеющемся колоссальном потенциале и историческом, и природном.

Хочу выразить надежду на то, что мы с вами будем продолжать эту совместную работу, и пожелать всем нам успехов на этом благородном поприще.

Спасибо большое!

Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 24 апреля 2017 > № 2154442 Владимир Путин, Сергей Шойгу


Россия. ЦФО > Образование, наука > kremlin.ru, 25 января 2017 > № 2052189 Владимир Путин, Виктор Садовничий

Заседание попечительского совета МГУ.

Под председательством Владимира Путина прошло заседание попечительского совета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова.

Обсуждались промежуточные итоги программы развития МГУ до 2020 года и ход формирования научно-технологического кластера «Воробьёвы горы».

Кроме того, рассматривались вопросы развития фундаментальной науки и системы высшего образования в рамках Стратегии научно-технологического развития России, меры, направленные на повышение качества подготовки специалистов и их трудоустройство в отечественных компаниях.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами проводим очередное заседание попечительского совета Московского государственного университета как раз в день его основания. Этот день, как известно, стал традиционным праздником российского студенчества. Поэтому я хочу поздравить студентов, преподавателей, аспирантов, профессорско-преподавательский состав МГУ и не только МГУ, и студентов, и преподавателей всей страны хочу поздравить с праздником и пожелать всего самого доброго.

Хотел бы поблагодарить членов совета за активное участие в жизни МГУ. Предлагаю сегодня подробно обсудить некоторые решения, которые позволят университету и дальше играть определяющую роль в формировании интеллектуального и технологического потенциала России.

Университет всегда гордился своими выпускниками, и по праву. Они совершают уникальные научные открытия, добиваются успехов в бизнесе и на государственной службе, реализуют важные социальные, культурные, образовательные проекты, приносят славу и стране, и своей альма-матер.

Если оценивать университет по результатам и достижениям его выпускников, то здесь Московский государственный университет по праву занимает одно из первых мест в мире. Всё это повышает престиж, авторитет МГУ, причём не только в нашей стране, но и за рубежом.

Наши вузы, в том числе и МГУ, по целому ряду показателей существенно продвинулись в различных рейтингах. Вместе с тем мы с вами не раз говорили, что точечных успехов здесь, безусловно, недостаточно. Нужно ставить перед собой более амбициозные цели: войти в число мировых лидеров – прежде всего по подготовке высококлассных специалистов, по вкладу в создание прорывных разработок и развитие науки в целом.

Решение столь масштабной и столь важной задачи – это ответственность и перед подрастающим поколением страны. У нас немало одарённых ребят, которые хотят получить качественное, конкурентоспособное образование, уже с университетской скамьи участвовать в перспективных разработках, исследованиях, в научных проектах самого высокого уровня.

Со времён Михаила Ломоносова Московский университет всегда привлекал самых сильных, целеустремлённых молодых людей со всех уголков России. В прошлом году в МГУ поступил 371 победитель и призёр всероссийской олимпиады и 9 победителей и призёров международных олимпиад. В университете учатся и ребята, которые проявили особые способности в технической и гуманитарной сферах. Им предоставлены специальные гранты в размере 20 тысяч рублей ежемесячно. Будем и дальше оказывать содействие талантливым детям со всех уголков страны.

Виктор Антонович рассказывал, что заработала и университетская гимназия, её ученики уже приезжали в сочинский «Сириус», где слушали лекции учёных, представителей бизнеса, других известных и интересных людей, которые добились выдающихся результатов в своих сферах деятельности.

Обращаю внимание членов попечительского совета: нужно создавать необходимые условия не только для обучения, но и последующего трудоустройства одарённых ребят в органах власти и в отечественных компаниях. Они должны быть заинтересованы в том, чтобы работать именно на нашу экономику, на развитие нашей страны, в России.

Также просил бы подумать, как дополнительно поддержать студенческие коллективы, которые уже сейчас занимаются перспективными разработками по наиболее приоритетным для страны направлениям. В том числе речь может идти и об интеграции их проектов с деятельностью лабораторий мирового уровня, которые созданы также и в МГУ в рамках программы так называемых мегагрантов.

Хотел бы особо отметить, что многие из этих лабораторий возглавили как раз наши соотечественники, ранее выехавшие за рубеж, возвращающиеся, работающие всё больше у нас. Среди них, кстати говоря, есть и выпускники Московского государственного университета.

Уважаемые коллеги! В конце прошлого года мы приняли Стратегию научно-технологического развития России. Её реализация позволит повысить глобальную конкурентоспособность нашей страны, ответить на серьёзные, так называемые «большие вызовы», с которыми сегодня сталкиваются практически все государства мира.

В этой связи считаю, что нужно ещё раз посмотреть и на программы развития наших ведущих университетов, в том числе и Московского государственного университета. Речь идёт о создании так называемых технологических долин. Мы знаем, что в Московском государственном университете рассматривается такой проект. Я просил бы сегодня Виктора Антоновича Садовничего рассказать, как идёт работа и над данным проектом, как реализуются планы развития Московского государственного университета в целом.

Давайте начнём работать. Пожалуйста.

В.Садовничий: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович, за поздравления и тёплые слова в адрес Московского университета.

Уважаемые члены попечительского совета!

Сегодня, действительно, наш день рождения, и это главный праздник Московского университета, день его основания и ставший по указу Президента Российской Федерации в 2005 году, Вашему указу, Владимир Владимирович, Днём российского студенчества. Мы глубоко признательны Вам, Владимир Владимирович, за постоянное внимание к развитию образования и науки в России, к жизни Московского университета и за решение провести попечительский совет в этот день в Московском университете.

В повестке дня вопрос о развитии Московского университета. Разрешите мне коротко рассказать о том, что сделано нами за прошедший с последнего заседания попечительского совета год с небольшим, и, конечно, о наших планах на будущее.

Начиная с 2010 года деятельность Московского университета направлена на выполнение программы развития, утверждённой также Вами, глубокоуважаемый Владимир Владимирович. Бюджетное финансирование программы развития с 2010 по 2019 год составит около 11 миллиардов рублей. Вклад МГУ разными способами в эту программу за этот период составит около 50 миллиардов рублей. Программа выполняется успешно, и об основных итогах я сейчас доложу попечительскому совету.

Наше главное дело – учить. Московский университет работает, как мы знаем, по самостоятельно устанавливаемым образовательным стандартам. Эти стандарты уникальны, они только в одном университете – это шестилетнее обучение: специалитет шесть лет для ряда специальностей или так называемая интегрированная магистратура, то есть четырёхлетний бакалавриат и ещё два года в магистратуре, но по тому же научному направлению, обучение шесть лет. Например, математика, физика, биология. Таков наш выбор.

10 тысяч выпускников в 2015 году, более 7 тысяч в 2016-м окончили МГУ и, как уже было сказано, являются хорошими специалистами в своих областях знаний. Мы взяли на себя ответственность за этот эксперимент (шестилетнее обучение), добавили немножко собственных средств на стипендии студентам (шестой год) и убеждены, что для развития современной экономики, экономики знаний в современном государстве необходим именно такой срок обучения.

Хорошие специалисты получаются из хороших студентов, а студенты – из школьников. Более полувека – нашей университетской школе-интернату имени Колмогорова. Среди выпускников только одной школы – 8 тысяч кандидатов наук, каждый четвёртый выпускник – кандидат, более 800 докторов наук эта школа приготовила, 5 академиков, известные представители деловых кругов и бизнеса окончили эту школу.

С 1 сентября мы открыли гимназию, мы говорили о ней, Владимир Владимирович, на новой территории, здесь. Это шесть корпусов, уникальная инфраструктура, и там сейчас учатся талантливые ребята со всей России. Мы отбирали в несколько этапов, и в заключительном этапе они прошли подготовку в образовательном центре «Сириус». Мы абсолютно убеждены, что наша новая университетская гимназия будет ведущей школой страны в ближайшее время.

Высокий уровень выпускников признан и у нас в стране, и за рубежом. По данным федерального портала «Российское образование», МГУ занимает первое место по числу выпускников в правлениях крупнейших компаний России. А вообще-то среди университетов мы на первом месте как «кузница» олигархов. Мы не технический вуз, но у нас второе место по востребованности выпускников технических вузов, мы на втором месте. В недавно опубликованном мировом рейтинге университетов CWCU, это строгий рейтинг, я говорил об этом, по трудоустройству выпускников МГУ занимает третье место после Стэнфорда и Оксфорда по критерию успешности выпускников во всём мире.

И два слова о рейтингах. Для Московского университета, как и для других университетов России, это чувствительный вопрос. Известные международные рейтинги рассчитаны на англо-саксонскую модель образования, и они отводят нашим университетам места, которые, на наш взгляд, не соответствуют реальному положению дел. Есть Ваше поручение о разработке рейтинга – объективного, международного, отражающего деятельность университетов объективно. Московский университет возглавил эту работу. Мы создали Московский международный рейтинг «Три миссии университета». Он начал работать, собирать информацию. Эта инициатива поддержана в результате переговоров университетами Китая, Индии, Ирана, Турции, Японии. И в этом году, в сентябре, мы уже опубликуем первые результаты этого рейтинга, Владимир Владимирович, выполняя и Ваше поручение.

Московский университет как ведущий вуз страны выполняет важную международную миссию, я об этом немножко скажу. К пяти филиалам, созданным в столицах стран СНГ (в Астане, Баку, Ташкенте, Душанбе и Ереване, там 3000 наших студентов учатся, по просьбе руководителей этих государств они созданы), буквально на днях должен добавиться филиал в Словении – это страна НАТО. И мне известно, что в программе – приезд Президента Словении, он будет просить ставить этот вопрос, о создании филиала МГУ в Словении.

Обучение в филиалах ведётся университетскими преподавателями на русском языке. И это ещё один шаг в новое образовательное пространство. Мы хотим проводить свою культуру, свой язык.

В Китае недавно создан совместный университет, это впервые – МГУ и Пекинский политех. Уже получена лицензия на образовательную деятельность, заложен камень в главное здание, они хотят построить копию нашей высотки, и начали её строить. После окончания строительства, по их планам – 2018 год, университет будет принимать 5 тысяч человек в год, это совместный университет, но уже с сентября этого года мы планируем во временно возведённом здании начать занятия нескольких групп. Интересно письмо в Генконсульство РФ в Гуанчжоу, оно подчёркивает растущий интерес среди различных слоёв населения Китая к поступлению в перспективе в наш совместный университет.

И ещё. В Московском университете десять центров Ломоносова в разных странах мира. Там ведётся работа по распространению русского языка и культуры: и филиалы, и центры. На наш взгляд, это та «мягкая сила», которая работает на укрепление имиджа нашей страны. Я не могу не сказать о нашем замечательном филиале в Севастополе. Он создан в 1999 году, и при его создании тогда с крейсера «Москва», Владимир Владимирович, я показывал кусок только что открывающегося филиала. Вообще, были трудности в его работе в прошлом, но сейчас это одно из самых сильных учебных заведений на юге России, с мощной инфраструктурой территории Лазаревских казарм. Там учится 700 человек: жители Крыма, Севастополя, других регионов России. И, например, у одного из преподавателей самый высокий в Крыму и в Севастополе индекс цитирования научных работ, индекс Хирша, то есть там хорошие преподаватели.

Недавно состоялось заседание Президентского совета по науке и образованию, и было отмечено, что наши приоритеты должны обеспечить лидерство по избранным направлениям, но не ориентироваться на импорт технологий. Научные исследования в МГУ мы стараемся проводить в русле этих приоритетных направлений.

Я начну с информационных технологий, очень важного на сегодняшний день направления подготовки. Оно определяет уровень и развитие страны и авторитет страны. В мире идёт суперкомпьютерная гонка, и мы не можем оставаться в стороне. Наш суперкомпьютер «Ломоносов» остаётся самым мощным в России, он занимает высокие позиции в мире. Сейчас это три петафлопса, и в текущем месяце или нескольких мы нарастим его мощность до пяти петафлопсов. И вообще без супервычислений не решается сейчас ни одна высокотехнологическая задача. Всё большее значение приобретает работа с так называемыми Big Data, большими базами.

Приведу два примера. Первый. Информационные технологии необходимы для обеспечения компьютерной безопасности, для защиты передачи данных. Для этого используются так называемые хэш-функции, то есть электронный аналог отпечатков пальцев. И надо проверить, надёжна ли эта защита. Вот наши молодые преподаватели и студенты не так давно на суперкомпьютере «Ломоносов» поставили мировой рекорд по компрометации этой хэш-функции, самой сложной. И они остались все работать у нас в стране.

Второй пример. Утверждённая недавно Стратегия научно-технического развития направлена на преодоление больших, то есть глобальных вызовов. И к таким вызовам относится использование информационных технологий и развитие цифровой экономики. Мы создаём в МГУ национальный центр компетенций в области цифровой экономики для научных исследований и подготовки кадров. Имеется хороший задел в совместной работе с Федеральным исследовательским центром «Информатика и управление» РАН – это академик Соколов Игорь Анатольевич – и другими научными организациями реального сектора экономики и органами власти.

На основе нашего суперкомпьютера Московский университет предлагает сделать шаг дальше – предлагает создать опытный сегмент уже на базе российских процессоров «Байкал», чтобы перевести и оборонную, и гражданскую промышленность на отечественные суперкомпьютерные технологии и программное обеспечение, а самое главное – подготовку специалистов. Элементная база разрабатывается ведущей российской компанией «Т-Платформы», и уже ряд министерств использует эти разработки. Наши предложения в этом направлении поддержаны Владимиром Владимировичем. Есть поручение начать эту работу с Минпромторгом, и мы её начали.

О космических исследованиях. Мы, наверное, единственный университет не только в России, но и в мире, который запускает столько спутников. За 60 лет истории космических исследований мы поставили приборы на 400 спутниках, которые были разработаны учёными, аспирантами Московского университета. В нашем активе шесть спутников – целая флотилия, и на прошлом заседании мы докладывали о готовности к запуску тяжёлого спутника «Ломоносов», сделанного Московским университетом. В апреле 2016 года первым спутником, запущенным с космодрома Восточный, стал именно наш «Ломоносов». Мы помним этот старт, Владимир Владимирович, и Ваше решение на космодроме, когда спутник полетел утром на следующий день. И, конечно, спасибо Вам за это решение.

У Московского университета большая научная программа на этом спутнике. Мы зарегистрировали мощные ультрафиолетовые вспышки, открыли более 10 космических гамма-всплесков, мы регистрируем потенциально опасные объекты техногенного и природного происхождения. И вообще, полученная информация (она и сегодня поступает с орбиты) позволяет говорить об этом спутнике как о самом удачном космическом проекте последнего времени.

Ещё один наш космический успех. Недавно произошло важнейшее научное открытие в мире – зарегистрированы гравитационные волны. Они были порождены слиянием двух «чёрных дыр» массой 29 и 36 масс Солнца. И всё это произошло на расстоянии 1,3 миллиарда световых лет, но сигнал дошёл сейчас. И большую роль в этом сыграли физики Московского университета, группа Брагинского. И самый обширный и быстрый в мире поиск источника слияния этих «чёрных дыр» зарегистрировал наш робот-телескоп МГУ.

И мы предложили новый космический проект – создать группировку спутников для мониторинга в реальном времени в околоземном пространстве, самое главное, радиационной обстановки, потенциально опасных объектов природного и техногенного происхождения, космического мусора, астероидов, метеоров и так далее. Есть Ваше поручение, уважаемый Владимир Владимирович, осуществить этот проект совместно с Роскосмосом, и мы его уже делаем.

И недавно Московский университет принял решение открыть 43-й факультет, он будет называться факультет космических исследований. Мы открыли этот факультет. Он будет готовить специалистов в важнейших областях знаний, связанных с изучением космического пространства, – это космическая медицина, биология, подготовка космонавтов к полёту и их поведение в невесомости, изучение различных, ещё не объяснённых явлений в космосе, информационные технологии и, конечно, создание новых приборов. Научным руководителем этого факультета будет дважды Герой России, лётчик-космонавт Владимир Алексеевич Соловьёв. И в этом году мы уже начнём занятия на этом новом факультете космических исследований.

Одним из важнейших приоритетов для любой страны, конечно, – наука о жизни. Это направление интенсивно развивается в университете, в частности в Медицинском научно-образовательном центре, на факультете фундаментальной медицины. И мы хотим доложить, что сейчас наш медицинский центр функционирует в хорошем режиме, и только за неполный год его полной работы прошло лечение 1030 пациентов, проведено более 500 сложных операций по разным направлениям. А недавно в медицинском центре начал работать Институт регенеративной медицины. Такого института в России нет. Это самое большое производственное помещение высшего класса чистоты, которое бывает в России и Европе, площадью 400 квадратных метров. В этом центре будет проходить изучение клеточных препаратов и лекарственных средств. Минздрав признал и факультет, и этот центр головным в подготовке кадров по новому направлению – регенеративная медицина.

В связи с этим я хотел доложить, что по поручению Президента нам предстоит создать национальную антидопинговую лабораторию. Это открывает перед нами новые возможности, в том числе по проведению научных исследований. Эта лаборатория органично вольётся в наш медцентр, факультеты и будет окружена научной работой, а не только анализами. Мы готовы и выполняем это поручение Президента и уже создали учёным советом эту антидопинговую лабораторию. Но мы предлагаем разместить её на территории Московского университета. Здесь у нас есть очень хорошее здание. У нас имеется уже и проект по его реконструкции. Единственное, мы бы просили помочь нам войти в федеральную адресную программу, ФАИП, для того чтобы быстро реконструировать это здание, и мы бы полноценно начали функционировать, договорившись с ВАДА о работе этой антидопинговой лаборатории.

Конечно, этот проект весьма престижный, и он будет соответствовать мировой практике, когда антидопинговая лаборатория находится в независимом учреждении, в независимом месте – Московском университете, да ещё на его прежней, старой территории, в здании Московского университета. Мы просто просим помочь нам войти в программу по быстрой реконструкции этого здания.

И ещё я хотел сказать, что можно отметить, что эффективность науки сейчас оценивается по публикациям. Мы не всегда согласны с теми западными и другими предложениями, что учитывать при престиже работы учёного, и выступаем за то, чтобы наши российские журналы входили в списки, на которые ссылаются другие базы данных. Но даже в той ситуации, что есть, у Московского университета показатели цитируемости очень высокие: МГУ в два раза превышает российский и мировой уровень по доле высокоцитируемых статей. Мы в два раза превышаем мировой уровень. Это значит, что мы ведём не рутинные исследования, а работаем на переднем крае науки и занимаемся прорывными темами.

И ближе к заключению я хотел сказать о важном вопросе (Владимир Владимирович поднял его): продолжаем осваивать новую территорию. Речь идёт о научно-технологической долине. Нами уже на новой территории построено около миллиона квадратных метров новых площадей, и мы за эти 10–12 лет удвоили свой кампус. Всё, что было построено раньше, от Елизаветы, – был миллион. Мы удвоили. У членов попечительского совета имеются соответствующие материалы, фотографии возведённых учебных корпусов, лабораторий, зданий. Нами проделана большая работа над концепцией дальнейшего развития нашей территории. Выделено семь основных направлений, или кластеров, они соответствуют кластерам развития науки в России. Эта концепция одобрена учёным советом, она предусматривает развитие приоритетных направлений страны в области науки, технологий. Предполагается строительство учебно-научных корпусов, лабораторий, общежитий нового поколения, в том числе спортивных сооружений и иной инфраструктуры, закреплённой за Московским университетом. Такой проект имеется.

И вообще, я хочу привести слова одного из нобелевских лауреатов – Майкла Спенса. Он сказал: «Мы действительно в корне изменим ситуацию, если будем инвестировать в инфраструктуру и повышение эффективности образовательной системы». То есть мы в русле высказываний эксперта.

План планировки территории поддержан на публичных слушаниях жителями района, жителями города и руководством Москвы. На этой территории могут работать междисциплинарные научно-технологические группы, будет создана система эффективной коммерциализации исследований и разработок, расширены и диверсифицированы источники внебюджетного финансирования МГУ. Вообще реализация этого проекта укрепит позиции Московского университета, и он будет, безусловно, одним из самых мощных по инфраструктуре и ведущим университетом мира. К слову, это единственная возможность вообще в ближайшей перспективе развития университета, другой возможности уже не имеется.

Подробнее о нашем проекте «научно-технологической долины» мы говорили на предыдущем заседании. Сейчас время старта работ по реализации. Я докладывал предложения Московского университета Вам, уважаемый Владимир Владимирович, мы готовы претворять его в жизнь. Я надеюсь, что уже в ближайшее время мы доложим о первых результатах освоения этой территории и работы над этим проектом.

И закончить я хотел, чуть-чуть разогрев членов попечительского совета. Важной частью выступления я считаю, что надо выразить благодарность всем, кто оказывал и продолжает оказывать существенную помощь и поддержку Московскому университету.

Попечительство – это историческая традиция университета. При основании университета Прокопий, Григорий и Никита Акинфиевичи Демидовы пожертвовали 21 тысячу, а это больше выделенного монаршей рукой бюджета в то время на содержание студентов. А затем ещё подарили университету минералогический кабинет. Вообще традиция благотворительности никогда не прерывалась, и члены попечительского совета продолжают эту традицию. Я от всего университетского коллектива хотел бы выразить глубокую благодарность всем, кто оказывает существенную помощь и поддержку.

Я не могу назвать всех, не позволит время, но благодарю тех членов, которые проявили инициативу создания корпоративных факультетов в Московском университете для подготовки кадров для своих корпораций, – это Михаил Сафарбекович Гуцериев, Владимир Петрович Евтушенков, Олег Владимирович Дерипаска. Я хочу особо большую благодарность выразить Игорю Ивановичу Сечину за постоянную помощь, Николаю Петровичу Токареву, Сергею Викторовичу Чемезову, Григорию Викторовичу Берёзкину, Олегу Эдуардовичу Григору и, конечно, Сергею Семёновичу Собянину. Я, безусловно, благодарен всем членам попечительского совета, который поддерживает развитие университета.

Ещё об одной помощи-подарке. Рядом с нами находится Галерея русского пейзажа – 300 оригинальных картин Левитана, Васнецова, Шишкина. Я уже благодарил на прошлом заседании члена попечительского совета Сергея Сергеевича Беднова за передачу этих картин. Но совсем недавно собиратель всей этой коллекции Владислав Леонидович Малькевич, бывший президент Торгово-промышленной палаты, а в прошлом – заместитель Патоличева, и он был генеральным директором Экспоцентра, передал ещё 30 картин-оригиналов. И сейчас эта коллекция, мне кажется, не имеет равных в мире. Сейчас она выставлена здесь, на седьмом этаже.

В 2006 году в Московский университет была передана ещё одна историческая ценность: личный архив (это 100 тысяч листов) и библиотека (630 изданий) Ивана Александровича Ильина, известного философа, выпускника Московского университета. Более 40 лет эта библиотека хранилась в университете штата Мичиган, в Соединённых Штатах. Совсем недавно была передана университету, потому что обнаружилось завещание философа. Мы приняли этот дар. Иван Александрович покинул Родину в 1922 году. Он стал крупнейшим учёным философом, остался патриотом России и Московского университета.

На новой территории в Шуваловском корпусе есть ещё один музей – «Искусство природы в камне». Эту бесценную коллекцию минералов, настоящее сокровище, подарил итальянец, друг и благотворитель Московского университета Прима Ровес. Вы встречались с ним, Владимир Владимирович, во время одного из посещений в Московском университете.

И в заключение я хотел сказать ещё об одном человеке. Просто сегодня, именно сегодня, 25 января, исполняется 100 лет со дня рождения Ильи Романовича Пригожина, известного учёного, нобелевского лауреата. Сегодня ему 100 лет.

Ребёнком он уехал из России вместе с родителями первой волной эмиграции. В трудные 1990-е он, находясь в Брюсселе, стал организатором помощи учёным России (я был тем, кто выступал его партнёром с российской стороны, мы с ним очень дружили). Сотни наших учёных тогда получили поддержку из источников, которые он нашёл, в том числе личные средства передавал нашим учёным. И они остались работать в России, не уехали в другую страну.

Илья Романович очень любил Россию, всегда считал себя русским, был настоящим другом университета. Отмечая юбилей, мы снова обращаемся к его научным трудам, ведь его теория самоорганизации сложных систем, объясняющая в том числе и процессы, происходящие в обществе, в наши дни актуальна как никогда. Учение Пригожина о том, как из хаоса получается порядок, в том числе и в обществе, объясняет многое, в том числе и то, что происходит в других странах в наши дни. Я прошу у всех членов попечительского совета дальнейшей поддержки Московского университета. У нас есть счастливая возможность сделать наш университет бесспорным лидером среди университетов мира. Это, прежде всего, наше желание работать, мы хотим работать. Это 10 тысяч кандидатов и докторов наук МГУ, 300 академиков, 50 тысяч талантливых молодых людей обучающихся, 3,5 тысячи аспирантов, хорошая, уникальная инфраструктура, отличное научное оборудование. И при вашей поддержке, уважаемые члены попечительского совета, мы, можно сказать, обречены на успех.

И, завершая выступление, я хочу от лица многотысячного коллектива Московского университета поблагодарить Президента нашей страны, председателя попечительского совета, Вас, уважаемый Владимир Владимирович, за всё, что Вы делаете для университета, для образования, науки в нашей стране. Мы хотим заверить, что все мы направим все свои усилия на дальнейшее развитие Московского университета, отечественного образования и науки во имя нашей великой страны, нашего народа.

Спасибо.

В.Путин:Спасибо большое, Виктор Антонович.

Коллеги, какие есть замечания?

Пожалуйста.

Н.Макаровец:Конечно, деятельность МГУ многогранная. Но есть одно направление, которое возглавил не так давно Виктор Антонович. Это медицинское направление по созданию роботов в медицинской технике, которое, по существу, под руководством Виктора Антоновича зарождает у нас телемедицину.

Я Вам, Владимир Владимирович, докладывал, когда Вы были в Туле. Продвинулось на сегодня это направление. Смысл в том, что создан робот, который позволяет оценить жизнедеятельность человека по 12 параметрам, обобщающая программа позволяет оценить здоровье человека. Робот может обслуживать медсестра, фельдшер и иметь по Wi-Fi или используя другие каналы связь с центрами медицины. Это, безусловно, позволит нам решать проблему высококвалифицированных кадров в деревнях, где проблемы, в дальних местах, где есть проблемы, поскольку установление этой связи, конечно, сближает больного и нашу медицину.

На сегодня в Туле организовано серийное производство. «НПО «СПЛАВ» выступил индустриальным партнёром, вложил значительные деньги. С нами подписали соглашение Пермский край, Якутия о поставке туда роботов. Мы планируем, Владимир Владимирович, с Министерством обороны установить [это оборудование] в дальних регионах, в Арктике – договорённость достигнута, возможно, на погранзаставах. Таким образом приблизим медицинскую помощь к человеку и решим одновременно связь с высококвалифицированными врачами.

Нас хорошо здесь поддержал новый губернатор, он вписался. По существу, в Туле, в Тульской области мы уже организовали это направление, и я просто всех информирую и прошу членов попечительского совета обратить внимание на эти новые подходы. Понятно, что сегодня, скажем так, молодой врач – его и миллионом не заманишь в деревню. Не потому, что деревня плохая, – она великолепная, но современные молодые люди, врачи, они требуют среду, общение. В данном случае мы это общение подменяем такой связью. Поэтому этот новый подход, безусловно, очень значим. И я благодарю Вас, Виктор Антонович, за эту работу.

И второе, кратко. МГУ сегодня разработал ряд новых материалов в области полимерных смол. Я не знаю, до сих пор удивляюсь, как им удалось обойти там Дюпона и других, но по существу разработаны смолы для различных теплозащитных материалов и ракетной техники, и гражданской тематики, примерно в пять раз ускоряющих время отверждения. Для нашего предприятия мы сократим в 2–3 раза количество тяжелейших прессов, по которым просто и дорого, и их невозможно купить. Поэтому Тула выделила 18 гектаров земли, одна из кафедр будет там строить предприятие на тысячу рабочих мест, эта деятельность хорошо развивается. Поэтому я признателен Вам, Виктор Антонович, как научному руководителю, мы хорошо работаем и будем работать.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо, Николай Александрович.

Пожалуйста, коллеги, кто ещё хотел сказать.

Прошу Вас.

М.Гуцериев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые члены попечительского совета!

Московский университет – сегодня это лицо высшего образования в России, если можно так выразиться, барометр, определяющий нашу современную науку. Поэтому для нас очень важно не только ограничиться финансовой поддержкой вуза, МГУ, но и одновременно мы считаем возможным участвовать активно в образовательном процессе подготовки кадров, магистров в университете.

Нефтяные компании сегодня остро заинтересованы в притоке высокообразованного персонала. Нам нужны специалисты, не только досконально владеющие технологиями производства, но и способные сказать новое слово в истории российской нефтяной промышленности, сконструировать завтрашний день нашей индустрии. Поэтому мы считаем своей прямой обязанностью делать всё возможное для качественной подготовки самых эффективных специалистов. В этом и состоит основная причина создания и успешного развития нашего совместного проекта с МГУ – Высшей школой инновационного бизнеса МГУ.

Сегодня в двухстороннем диалоге и совместной работе вуза и компании нам удаётся находить новые уникальные методы и подходы к формированию образовательных программ, причём программ не абстрактных, дающих студенту некий академический багаж знаний, а максимально чётко и конкретно отвечающий реальным требованиям производства.

Высшая школа инновационного бизнеса МГУ – это корпоративный факультет, созданный при поддержке компании «РуссНефть». Все магистерские программы школы разработаны под практические задачи нефтегазового комплекса и адаптированы для обучения выпускников МГУ и других вузов. Хотелось бы коротко остановиться на трёх направлениях нашей школы – это факультет «Управление природными ресурсами». Специальность, цель программы – подготовка магистров в области управления природными ресурсами. «Геология» – магистранты получают базовые знания в области геологии и геофизических, инженерно-геологических исследований месторождений нефти и газа. И, конечно же, это направление химической переработки углеводородного сырья. Цель – подготовка специалистов в области переработки нефти, нефтехимии и газохимии.

Хочется отметить, что именно наличие трёх направлений, в рамках которых будущие магистры получают специализированное образование, является важнейшей отличительной чертой нашего корпоративного факультета. Нам уже десять лет. За это время мы выпустили более 213 магистров. Все они сегодня востребованы, успешно работают. Мы прослеживаем их дальнейшую судьбу. Они работают не только у нас, работают и в других нефтяных компаниях и в России, и за рубежом.

Некоторые, кстати, даже стали преподавателями, преподают в нашем вузе, который мы создали в Удмуртии. Мы построили большой корпус, создали Удмурдский университет нефти и газа. Построили там общежитие, спортзалы, стадионы, и выпускники-практики, которые работали на производстве и здесь обучались, они уже поехали преподавать. Мы построили им жильё в Удмуртии, они преподают в нашем вузе. Таким образом, мы это дело пропагандируем.

Сегодня мы полностью финансируем материально-техническую базу факультета, оснащаем современным научно-исследовательским и учебным оборудованием, приобретаем современное программное обеспечение, издаём методическую литературу, на 100 процентов оплачиваем труд преподавателей, на 50 процентов мы содержим всех магистрантов. Они приезжают в основном из Западной и Восточной Сибири, немного с Поволжья. Здесь, в Москве, им трудно, всё дорого, поэтому мы 50 процентов содержания берём на себя, и они не бедствуют – не голодные, сытые, то есть достойно этот год проводят в Москве. Со стороны МГУ – это обеспечение профессорско-преподавательского состава учебной базой и разработка специальных программ.

Также хочется отметить наши успехи. В целях подготовки специалистов для ведущих российских компаний за рубежом была разработана новая магистерская программа «Геолого-физические исследования и моделирование месторождений углеводородов» на английском языке. Изначально, с первого дня по последний, они обучаются только на английском языке и по окончании получают специальный диплом, приложение к диплому, и могут выезжать в любую точку земного шара и свободно общаться на английском языке. То есть обладают техническим английским языком. Это очень важно, чтобы управлять за рубежом какими-то активами.

Второй пример. Была создана Высшая школа инновационного бизнеса, разработана уникальная новая учебно-исследовательская программа при помощи МГУ, куда входят геологические маршруты по побережью Белого моря и морская геофизическая практика на маломерных судах. То есть конкретно мы покупаем необходимое оборудование, и они выезжают в районы Севера, в районы Сибири, Восточной Сибири и непосредственно там обучаются на местах. Это тоже наше большое достижение. Мы считаем, что студенты получают дополнительное образование.

Вот коротко о том, что мы делаем. За это время выпущено 213 магистров, и мы это количество активно увеличиваем, сотрудничаем, помогаем. В общем, мы будем дальше работать. Что возможно, мы всё делаем.

Спасибо за внимание.

В.Путин:Михаил Сафарбекович, а сколько всего студентов вы поддерживаете в вашем учебном заведении, здесь? Всего сколько?

М.Гуцериев:Здесь [в МГУ] 200 выпустили, а всего в год – 50–60 магистров, и 600 – учатся [в Удмуртии]. В год выпускается более 100 бакалавров. Половину мы сразу забираем на свои производства, другая половина – в свободном плавании.

Мы каждый год то стадион построим, то общежитие, то бассейн. То есть мы их [учебные заведения] не бросаем – они государственные, не частные, не платные, мы за это деньги не берём. То есть мы постоянно отправляем оборудование. В рамках доктрины помощи большого бизнеса мы это не пропагандируем, но мы стараемся сделать всё возможное, Владимир Владимирович, искренне и от души.

В.Путин: Спасибо.

Пожалуйста, кто ещё?

С.Собянин:Уважаемый Владимир Владимирович, для Москвы сегодня День студенчества очень важный [праздник], потому что около 1 миллиона жителей Москвы – это студенты. 800 тысяч – это студенты высших учебных заведений, около 200 тысяч – среднетехнических. То есть это практически чуть ли не каждый десятый москвич – студент или, по крайней мере, имеет прямое отношение к высшему образованию.

Поэтому мы, конечно, несмотря на то что высшее образование является федеральной функцией, оказываем активное содействие в развитии высших учебных заведений на территории Москвы, и, конечно, ведущему вузу – Московскому государственному университету. Как Виктор Антонович правильно сказал, площади университета за последние годы удвоились, это означает, что удвоилась и нагрузка на всю городскую инфраструктуру.

Поэтому мы, соответственно, вкладываем достаточно серьёзные ресурсы для развития инженерной и транспортной инфраструктуры. В частности, в ближайшее время, в ближайшие дни откроются две новые станции метро, это «Раменки» и «Ломоносовский проспект» на Солнцевской ветке метро. Это новый радиус, один из самых протяжённых радиусов метро в Москве. И в 2019–2020 годах будут ещё две станции открыты третьего пересадочного подземного контура метро. Это тоже мегапроект, но он как раз будет ориентирован, в частности, и на территорию МГУ. Таким образом, транспортная доступность этого мощного университетского центра будет обеспечена полностью.

Помимо этого, конечно, мы занимаемся и дорожной инфраструктурой. В частности, крупнейший подземный переход, который просили студенты, он также в прошедшем году, в конце года, был запущен.

Я благодарю Виктора Антоновича за то, что он создал действительно уникальную гимназию. Мы эту традицию распространяем на другие вузы, и у нас в этом году откроется уже таких университетских школ при университетах (в основном это 9–11 классы) в десяти университетах Москвы. Это очень хорошее начинание, потому что даёт ребятам полное представление о будущей профессии, которую они выбирают, будущем направлении их деятельности и готовит к вузовской учёбе, делая связку между средним общим образованием и высшим образованием. Это хорошее начинание, мы его будем распространять.

В.Терешкова:Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемый Виктор Антонович!

Уважаемые члены попечительского совета!

В Центре подготовки космонавтов мы с большой радостью восприняли известие о том, что наш самый главный университет будет заниматься подготовкой специалистов по космонавтике. Для нас ведь до сих пор никто специалистов не готовил. Приходит человек, конечно, у него высшее образование, но он и готовится к космическому полёту, и изучает необходимые дисциплины, которые нужны для выполнения космического полёта, поэтому база Центра подготовки космонавтов – она достаточно обширная.

Мы готовы тесно сотрудничать, предоставить эту базу, и я думаю, что, правда, нас из первых [космонавтов] осталось совсем немного, но мы готовы. Наши специалисты готовы проводить занятия и читать лекции не только о работе в космосе (она подчас изобилует всевозможными неожиданностями), но наша база готова для того, чтобы тесно сотрудничать.

Сейчас готовим предложения, Виктор Антонович, и хотелось бы видеть Вас в Центре подготовки, чтобы Вы посмотрели эту базу. У нас есть возможность и для расширения, но теоретические и практические занятия мы можем вести на базе Центра подготовки космонавтов. Тем более за эти годы накоплен больший опыт, и мы готовы поделиться.

В.Путин: Спасибо.

Да, пожалуйста, Игорь Иванович.

И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемый Виктор Антонович!

Уважаемые члены попечительского совета!

Для нашей компании Московский государственный университет имени Ломоносова является не просто вузом-партнёром, но опорным научным центром. С 2013 года у нас действует комплексное соглашение между компанией и университетом о сотрудничестве, и я хотел бы привести несколько важнейших направлений нашего совместного сотрудничества.

Во-первых, мы вместе занимаемся развитием университетской гимназии, о которой сказал Виктор Антонович, школы-интерната МГУ для одарённых детей. Оснащены профильные кабинеты физики, химии, биологии. Намечены темы проектного обучения гимназистов с привлечением наших корпоративных институтов. Это и геология, прежде всего моделирование месторождений и нефтепереработка.

Во-вторых, компания поддерживает создание на базе МГУ совместного российско-китайского университета, и с 2015 года на указанные цели также направляются средства компании.

Кроме того, компания присуждает гранты, стипендии учащимся. На базе МГУ проводятся ежегодные межрегиональные научно-технические конференции молодых специалистов, в которых участвуют, наряду со студентами, и сотрудники компании. Налажена работа по переподготовке и повышению квалификации кадров: 475 сотрудников в 2016 году уже воспользовались этими программами по 30 специальностям.

Третьим и важнейшим направлением сотрудничества является совместная научно-исследовательская деятельность, и в настоящее время портфель состоит из 21 проекта. Весомую часть нашего сотрудничества с университетом и «Иннопрактикой» составляет научная часть.

Я, Владимир Владимирович, хотел передать Вам один из завершённых проектов – это создание интерактивного экологического атласа Карского моря. Разрабатывается и уже используется микробный препарат для утилизации нефтяных загрязнений в условиях северных морей. Выявлены бактерии, способные активизироваться и действовать в условиях северных широт. Этот проект не только значим с научной точки зрения, но и с социальной, экологической, так как позволяет оберегать крайне уязвимую северную природу от нефтяных загрязнений.

В высокой степени разработки находится технология подготовки попутного нефтяного газа с использованием мембран нового типа. Значительное внимание уделяется проектам в сфере геологии, разработки трудноизвлекаемых запасов. Надо сказать, что здесь среди проектов один из сложнейших – это создание интерактивной геологической модели земного шара, которая саккумулирует все сведения о залежах [полезных ископаемых] на Земле. С учётом того, что компания работает по целому ряду (около 30 международных проектов), это, конечно, будет крайне востребовано нами.

Есть проекты и в нефтепереработке, по вопросам защиты здоровья, организации экстренной помощи на удалённых месторождениях (об этом также уже Виктор Антонович в своём выступлении сказал), по медицинскому обеспечению персонала на наших месторождениях, вахтовиков, кто работает на шельфе.

В заключение хотел бы отметить необходимость усиления нашего взаимодействия в целях скорейшего и эффективного внедрения результата совместных проектов. Сегодня инструментов для внедрения много. Вместе с тем внедрение остаётся самым слабым звеном технологического развития. Поэтому хотел бы подчеркнуть, что значимость проекта «технологической долины» на базе МГУ имеет, безусловно, серьёзное значение. Это может быть универсальной площадкой не только для выращивания новых идей, знаний, но и для воплощения их на практике, коммерциализации этих инноваций. Представляется, что опыт Сколково может быть в полной мере внедрён здесь на базе «технологической долины».

Г.Берёзкин:Спасибо большое.

Уважаемые Владимир Владимирович, Виктор Антонович и все члены попечительского совета! Я хотел бы вас попросить на секундочку вспомнить ваши студенческие годы. Это пять лет прекрасного периода жизни.

О.Григор:Шесть.

Г.Берёзкин:Даже шесть в некоторых случаях. [Годы], которые на самом деле были наполнены, вспомните сами, не только такими важными, серьёзными вещами, о которых мы с вами говорим, но и простой ежедневной человеческой, студенческой жизнью, о которой мы пока слова не сказали. Я хотел одно слово по этому поводу сказать.

Конечно, в университете всегда была колоссальная культурная и спортивная традиция. Виктор Антонович полгода назад попросил меня вместе с ним зайти в известный тем, кто здесь учился, легкоатлетический манеж. К сожалению, стало понятно, что при том объёме средств, которые у МГУ есть, легкоатлетическому манежу, спорту не хватало [средств] очень сильно. Течёт потолок, да и вообще он был рассчитан на 500 человек, а занимаются там 1500. Я даже предлагаю не смотреть на эти фотографии.

Что мы сделали? В-первых, для того чтобы что-либо с ним сделать, мы перекрыли всю крышу, и этот легкоатлетический манеж теперь не течёт. Через несколько недель уже будет на выходе проект, его делает та же компания, которая занималась легкоатлетическими сооружениями на сочинской Олимпиаде. И это не астрономические деньги, не ядерная физика. Я, честно, один не справлюсь. Предлагаю, кто может помочь в этом деле, – присоединиться, чтобы наш попечительский совет сделал такое простое, но конкретное для ежедневной жизни, важное дело.

В.Путин: На меня Вы смотрите. Туда смотрите, по сторонам. На Набиуллину тоже не надо смотреть. (Смех.)

Г.Берёзкин: Спасибо.

В.Путин:Спасибо, Григорий Викторович.

Пожалуйста, коллеги, кто бы хотел ещё сказать?

Прошу Вас.

М.Слипенчук:Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемый Виктор Антонович!

Уважаемые члены попечительского совета!

Говорят, что новое – это иногда хорошо забытое старое. Я хочу вспомнить слова Михаила Васильевича Ломоносова о том, что «богатство России будет прирастать Сибирью и Арктикой».

Я преподаю на географическом факультете и могу сказать, что, к сожалению, количества и объёма экспедиций сегодня явно недостаточно. Между тем это реально огромный, высокий потенциал для страны. Я сейчас обращаюсь к Вам, Владимир Владимирович, не только как председателю попечительского совета МГУ, но и как председателю попечительского совета Русского географического общества (одного из самых старейших в России). Может быть, имеет смысл возродить то, что было в Советском Союзе: комплексные, региональные, постоянно действующие экспедиции в тех регионах России, которые наиболее интересны с точки зрения приоритетного развития, причём именно комплексные экспедиции, чтобы участвовали преподаватели, учёные с разных факультетов и оценивать состояние можно было именно с разных сторон. И тем самым, может быть, как-то возродить систему регионального планирования – это даст существенную экономию, а тем компаниям, которые сегодня работают в Арктике, например, если брать приоритетные направления, даст большой потенциал для развития. Такое предложение – воссоздание комплексных, постоянно действующих экспедиций.

В.Путин:Михаил Викторович, предложение хорошее. Оформите его, ладно, и дайте мне, так чтобы у нас сразу была и реализация Вашего предложения.

М.Слипенчук:Хорошо.

М.Гуцериев: Я знаю, Владимир Владимирович, Вы занимались дзюдо, когда были студентом, а я занимался лёгкой атлетикой, десятиборьем. Я кандидат в мастера спорта. Поэтому половину затрат [на легкоатлетический манеж] я беру на себя.

(Аплодисменты.)

К.Дмитриев: Уважаемые Владимир Владимирович, Виктор Антонович!

Коллеги, я очень коротко хотел затронуть тему взаимодействия с бизнесом и с международными партнёрами, по которым, как мы считаем, МГУ сделал очень значимый прогресс за последние три года. С точки зрения взаимодействия с бизнесом и с точки зрения взаимодействия с партнёрами очень важно, чтобы технологии были востребованы. Несколько наших ведущих партнёров одобрили инвестиции в технологии по кондиционированию, по покрытию для лодок. Это взаимодействие необходимо продолжать. Мы считаем, что в рамках «технологической долины» именно взаимодействие с бизнесом и с международными партнёрами позволит обеспечить уверенность, что наши технологии лучшие в мире. И это взаимодействие крайне важно.

Спасибо.

В.Путин:Спасибо, Кирилл Александрович.

Уважаемые коллеги! Думаю, то, что я сейчас скажу, это вещи абсолютно бесспорные. Образовательная деятельность относится к вечным сферам деятельности человека. Это вечная сфера деятельности, наиболее привлекательная, наиболее интересная и наиболее благородная. И наиболее востребованная. Мы должны быть благодарны Московскому государственному университету за то, что он предоставил нам такую честь – поддерживать ведущий вуз нашей страны.

Хотел бы поблагодарить ещё раз всех членов попечительского совета. Знаю, что многие из вас искренне хотели быть членами попечительского совета, чтобы иметь отношение к жизни и деятельности Московского государственного университета и влиять на его развитие и помогать его развитию.

Из того, что мы сейчас слышали, совершенно очевидным является, что так оно и происходит. Попечительский совет не просто собирается один раз в энное количество месяцев, но и в течение всего года так или иначе поддерживает Московский государственный университет, вместе с ним выстраивает совместную работу по наиболее перспективным направлениям научных исследований, создаёт инфраструктуру: и научную, и, как сейчас выясняется, для занятий спортом.

Очень важно, я сказал об этом во вступительном слове и хотел бы сейчас повторить, очень важно сопровождать выпускников наших высших учебных заведений, в данном случае Московского государственного университета, вплоть до трудоустройства. Это чрезвычайно важная вещь. Чтобы молодые люди, когда приходят учиться, с первого курса уже понимали, что у них есть перспектива достойного трудоустройства в своей собственной стране, и с точки зрения материального обеспечения в будущем, и с точки зрения самореализации как будущих классных специалистов.

Ещё раз всем вам большое спасибо, а Московскому университету и всему нашему студенчеству пожелаем всего самого доброго!

Благодарю вас.

Россия. ЦФО > Образование, наука > kremlin.ru, 25 января 2017 > № 2052189 Владимир Путин, Виктор Садовничий


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 23 ноября 2016 > № 1978432 Владимир Путин, Андрей Фурсенко

Заседание Совета по науке и образованию.

Под председательством Владимира Путина состоялось заседание Совета при Президенте по науке и образованию, в ходе которого обсуждался проект Стратегии научно-технологического развития России.

Поручение о разработке Стратегии было дано главой государства в июле 2015 года. Со стороны Правительства за подготовку документа отвечало Министерство образования и науки, аналитическое обеспечение осуществлялось Центром стратегических разработок.

Проект Стратегии создавался с привлечением представителей научного сообщества, бизнеса, институтов инновационного развития, гражданского общества, государственной власти. Непосредственно в его разработке принимали участие более 200 экспертов, широкое обсуждение проходило на портале www.sntr-rf.ru.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня мы в таком широком составе, с участием членов Правительства Российской Федерации, рассмотрим проект новой Стратегии научно-технологического развития. Хотел бы также услышать предметные предложения по её практической реализации.

Сразу скажу, Правительство и Совет по науке и образованию подготовили обстоятельный взвешенный документ, над которым долго работали, провели большое количество встреч, обсуждений, совещаний. Учитывая решающую роль науки и технологий для страны, как вы знаете, ему придан особый статус: прямо в законе прописано, что он приравнен к Стратегии национальной безопасности.

Остановлюсь на некоторых ключевых моментах.

Первое. Следует сосредоточить повышенное внимание на развитии фундаментальной науки, нацелить её на получение принципиально новых знаний, поиск ответов на так называемые большие вызовы завтрашнего дня.

Несмотря на непростую ситуацию, необходимо поддержать уровень расходов на фундаментальную науку в процентах от ВВП. Сэкономив здесь сегодня, мы будем, безусловно, безнадёжно отставать завтра – и допустить этого не можем. Поэтому наряду с бюджетными средствами мы направим и внебюджетные, чтобы в целом сохранить объём финансирования фундаментальной науки в процентах от ВВП в ближайшие два-три года.

Второе. В результате широкого, открытого обсуждения Стратегии выработана консолидированная позиция учёных, государства, бизнеса относительно приоритетов для науки, сформулированы цели на ближайшую перспективу.

Нужно, прежде всего, создать мощную технологическую базу, чтобы обеспечить опережающий рост экономики и глобальную конкурентоспособность отечественных компаний, вывести на новое качество медицину и сельское хозяйство, ускорить освоение наших территорий, включая Арктику и Дальний Восток России.

Решить задачи такого уровня возможно только при концентрации бюджетных и частных ресурсов, при тесном взаимодействии между наукой, органами власти и отечественным бизнесом. В рамках Национальной технологической инициативы соответствующие инструменты уже созданы. Коллеги, работающие над проектом Национальной технологической инициативы, здесь сегодня присутствуют, и я просил бы их также поделиться своими оценками и своим опытом.

Третье. Надо раз и навсегда отказаться от практики размазывания бюджетных ресурсов тонким слоем между исследовательскими организациями. Деньги должны выделяться эффективным коллективам на основе конкуренции, конкурсного отбора с тем, чтобы мы рассчитывали на получение нужного нам конечного результата.

На этих принципах работают инструменты Российского научного фонда. Будем и дальше наращивать возможности этой структуры как за счёт средств государства, так и из внебюджетных источников. В следующем году бюджет фонда будет увеличен до 17,7 миллиарда рублей.

Наконец, учитывая масштаб целей, считаю необходимым выстроить современную систему управления научно-технологическим развитием, при этом исключить дублирование, когда схожими, а то и практически одинаковыми научными задачами занимаются разные министерства, ведомства, госкомпании, а то ещё и дважды-трижды получают за один и тот же результат. Прошу Совет по науке и образованию совместно с академией наук и Правительством в короткие сроки представить предложения и на этот счёт.

Уважаемые коллеги, новые технологии создают учёные, исследователи. От их открытий, разработок в решающей степени зависит успех всех наших планов, поэтому и государству, и бизнесу необходимо направить дополнительные усилия, ресурсы на укрепление кадрового потенциала отечественной науки.

Кстати говоря, вы и сами это, конечно, знаете, за последнее десятилетие число исследователей в возрасте до 39 лет увеличилось на треть. В целом, это очень хорошая тенденция.

Сейчас вместе с нашими компаниями создаём механизм поддержки одарённых школьников, студентов, молодых исследователей. Считаю, нам нужно выстроить комплексную систему сбережения, развития талантов. Она должна охватывать, как я уже сказал, и молодых учёных.

Задача не только помочь молодым людям раскрыть свои способности, получить глубокие, качественные знания, хорошее образование – у молодёжи должны быть стимулы, желание заниматься наукой именно в России, работать в интересах нашей экономики, в отечественных высокотехнологичных компаниях, исследовательских лабораториях. И для этого нужно им показать обязательно перспективу по времени. Мы уже имеем такой опыт, когда люди подрастают, и мы видим, что у них очень хорошие перспективы, но им непонятно, где и как они будут работать. А у тех, кто хочет их забрать, особенно подальше от родных рубежей, – у них есть такое понимание, и их просто туда приглашают, и они часто туда уезжают.

Нам нужно показать им перспективу, перспективу развития. И тоже хотелось бы ваши предложения на этот счёт услышать.

И конечно, нужно развивать те эффективные механизмы, которые уже позволили привлечь в нашу страну ведущих учёных мира, в том числе наших соотечественников, которые долгое время, многие годы работали – и успешно работали за рубежом. Вы знаете о целой программе так называемых мегагрантов; могу ещё раз сказать, проинформировать вас, что в рамках этой программы создано 200 лабораторий без всякого преувеличения мирового уровня и класса под руководством ведущих учёных. Речь, прежде всего, идёт о постановке масштабных, интересных научных задач, о запуске исследовательских проектов с долгосрочным горизонтом финансирования. Словом, нужно создать такие условия, чтобы сделать нашу страну одним из центров притяжения для лучших учёных со всего мира.

Давайте перейдём к обсуждению. Слово Андрею Александровичу Фурсенко, прошу Вас.

А.Фурсенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

По итогам заседания нашего Совета в июне 2015 года Правительству совместно с президиумом Совета было поручено разработать Стратегию научно-технологического развития. Основные положения представленного документа обсуждались на различных дискуссионных площадках: это Восточный и Петербургский экономические форумы, это клуб «Валдай», целый ряд других [площадок], на заседаниях специально созданных экспертных групп, а также на организованном интернет-форуме. Это позволило вовлечь в работу более трёх тысяч экспертов из научно-образовательного, предпринимательского сообщества.

Активное участие в работе приняли представители Российской академии наук, в том числе корпус профессоров РАН, председатель [Координационного совета] которого по предложению Владимира Евгеньевича Фортова был включён в редакционную группу по подготовке итогового проекта документа.

Обсуждение шло непросто, но в итоге проект Стратегии был согласован с Правительством, принят профессиональным сообществом. Это не значит, что не осталось каких–то редакционных добавлений, я согласен, но в целом проект принят.

Открытое обсуждение было направлено на поиск тех решений, которые в сложившихся условиях и с учётом национальной специфики позволят трансформировать науку в основы социально-экономического развития Российской Федерации, обеспечить независимость и конкурентоспособность страны на основе развития научного потенциала.

Коротко остановлюсь на ключевых подходах и отличительных особенностях предлагаемого документа.

Первое. На горизонте 10–15 лет Россия будет сталкиваться с большими вызовами: совокупностью проблем, угроз, возможностей, сложностей, – масштаб которых таков, что они не могут быть решены исключительно за счёт увеличения финансирования или отдельных кадровых решений. Среди таких вызовов – необходимость диверсификация экономики, возникновение новых и возвращение старых инфекционных заболеваний, проблемы безопасности, обороноспособности. Перечень ключевых вызовов представлен в проекте документа.

Второе. Эффективный ответ на эти вызовы возможен только в случае глубоких структурных преобразований сектора исследований и разработок и перехода к качественно иному уровню его взаимодействия с социально-экономической сферой. Именно поэтому наука рассматривается Стратегией не как отдельный обособленный сектор, а как один из ключевых элементов развития общества и экономики страны. Хочу отметить, что странам – экономическим лидерам удалось добиться такого перехода, что существенным образом увеличило их конкурентные преимущества.

Третье. Стратегия ориентирует сектор исследований и разработок на достижение конкретных результатов. В этой логике предложены приоритеты научно-технологического развития, которые формулируются не как отдельные направления исследований, а как системы целей и требований к результатам, которых ожидает государство и общество от науки.

Например, мы говорим о переходе к персонифицированной прогностической медицине, что должно способствовать повышению качества жизни наших граждан; переход к передовым цифровым, интеллектуальным производственным технологиям обеспечит конкурентоспособность нашей экономики и промышленной сферы и так далее. При этом в Стратегии, естественно, ответы даны более конкретные и более подробные.

Стратегия формулирует общественный запрос на результаты исследований и разработок, ставит перед научным сообществом конкретные задачи, при этом сохраняет свободу научного поиска учёных, направленного на создание заделов для будущего. И в этой связи особое место в Стратегии отведено роли и значению фундаментальной науки.

Четвёртое. При разработке документа мы исходили из национальных особенностей и конкурентных преимуществ России. Так, с учётом размеров нашей страны важная роль отведена необходимости рационального освоения пространства России, развитию транспорта, энергетической инфраструктуры, систем связи нового поколения. Добавлю, что при научно-техническом взаимодействии со всеми нашими зарубежными партнёрами, международными организациями во главу угла мы также предлагаем поставить национальные задачи развития.

Реализация перечисленных подходов требует проведения соответствующей государственной политики в области научно-технологического развития. Ряд мер сформулирован в Стратегии. Среди них – создание условий для проведения исследований мирового уровня: это развитие современной исследовательской инфраструктуры; формирование новых организационных и финансовых инструментов; это приоритетная поддержка так называемых трансляционных исследований и организация технологического трансфера, обеспечивающих быстрый переход научных результатов в стадию практического применения; усиление взаимодействия науки, бизнеса и общества. Хочу сказать, что во всех обсуждениях на это обращали особое внимание практически все участники процесса, говоря, что это одно из ключевых узких мест, которые должны быть решены.

Наконец, это кадровое обеспечение научно-технологической сферы. Помимо мер, которые уже реализуются в соответствии с Вашим поручением, Владимир Владимирович, это грантовая поддержка молодых учёных, развитие современной системы научно-технического творчества молодёжи и студентов. В Стратегии первоочередное внимание предлагается уделять долгосрочному планированию и приоритетной поддержке новых амбициозных проектов, что позволит мотивировать молодых исследователей, разработчиков, предпринимателей, даст возможность молодым людям проявить себя в новых перспективных направлениях и в результате стать главными выгодоприобретателями от реализации Стратегии, – на это, собственно, нацелена вся Стратегия: она нацелена на молодых и на запросы молодых.

Уважаемые коллеги, для сохранения и приумножения потенциала нашей науки, решения перечисленных выше задач нам необходимо консолидировать усилия государства, научно-образовательного, предпринимательского сообщества, гражданского общества. Это требует адекватной масштабам задач системы управления научно-технологическим развитием.

На сегодняшний день основным источником финансирования науки в нашей стране является государство, в этих условиях оно не должно быть простым распределителем ресурсов. Чрезвычайно важно, чтобы органы государственной власти, государственные компании ставили науке конкретные задачи и оценивали полученные результаты, а не только соответствие хода расходования средств формальным требованиям. Важную роль в решении этого вопроса должны сыграть формируемые сегодня Правительством совместно с Российской академией наук советы по приоритетам научно-технологического развития. На эти советы будет возложена задача выявления, отбора, мониторинга реализации наиболее перспективных проектов и программ.

Владимир Владимирович, Вы сейчас упомянули вопросы необходимости, в первую очередь за счёт бюджета, сохранения объёма финансирования фундаментальных исследований. Не менее остро стоит вопрос финансирования сектора исследований и разработок в целом. В Стратегии предлагается довести уровень его финансирования до двух процентов от ВВП, включая в этот объём опережающий рост частных инвестиций, которые к 2035 году должны быть не ниже государственных. Сегодня, как мы знаем, у нас наука финансируется чуть не на 80 процентов за счёт бюджета. Это полностью противоречит международной практике и, в общем, не даёт возможности развития науки в целом.

Такой подход, такой сценарий предполагает преодоление сложившихся негативных тенденций, эффективную перестройку как корпоративного, так и государственного сектора исследований, разработок и инноваций. Для реализации этого подхода предлагается разработать новую госпрограмму, предусмотрев в ней консолидацию, координацию бюджетных ассигнований федерального бюджета на исследования и разработки гражданского назначения, содержащиеся сегодня в существующих государственных программах Российской Федерации. Строго говоря, в этом и была в своё время идея создания государственных программ – что программа, которая связана с каким–то ключевым направлением, должна содержать в себе все расходы, которые идут на это направление.

Уважаемые коллеги, Стратегия является рамочным документом, определяющим цели, основные принципы, направления, этапы и ожидаемый результат научно-технологического развития. Немаловажно, что документ предполагает возможность корректировки и реализации государственной политики в этой области и формулирует конкретные механизмы этой реализации. О необходимости такого подхода мы говорили на прошлом заседании Совета в январе этого года. Все эти положения должны найти отражение в плане реализации Стратегии. Предварительная работа над ним уже начата; мы рассчитываем, что по завершении Совета соответствующие поручения будут даны как Правительству, так и нашему Совету.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Владимир Евгеньевич, пожалуйста.

В.Фортов: Спасибо, Владимир Владимирович.

Прежде всего я хотел бы Вас поблагодарить за то, что Вы проявили настойчивость и поставили этот вопрос на заседании Совета, отдав тем самым предпочтение именно ему среди большого количества важных, но прагматических проблем.

В целом обсуждаемая здесь Стратегия, конечно, шаг в верном направлении, в направлении консолидации наших общих усилий к одной цели. Эта консолидация тем более необходима, так как мы работаем в условиях падающего бюджета и в то же время в условиях самой радикальной академической реформы за всю историю.

Академия наук, как было сказано, активно участвовала в разработке Стратегии, предложила свой вариант, некоторые элементы которого были учтены, но, конечно, далеко не все.

Что здесь стоило бы особо отметить?

Первое. Я убежден, что самый большой вызов, и он отсутствует в Стратегии как сформулированный вызов, предъявляет нам сама природа, а первостепенная задача науки состоит в её изучении и разгадке природных тайн. И этот главный вызов возник уже с тех пор, как человек перестал ходить на четвереньках. Этот вызов будет стоять перед нами предстоящие десятки миллиардов лет, если, конечно, человечество до этого времени доживёт, в результате расширения Вселенной. В этом основной смысл и миссия фундаментальной науки. Вместе с тем представляется необходимым наряду с другими большими вызовами общего характера дать список конкретных и понятных людям задач, которые наш Президент неоднократно озвучивал, озвучивал он это и во вступительном слове, и которые исполняются нашими учёными уже не первый год. Не отменять же их, эти приоритеты, в самом деле.

В своём вступительном слове, Владимир Владимирович, Вы чётко сказали о приоритетах, и в первую очередь я бы поставил в безусловный приоритет фундаментальные исследования — наши конкурентные преимущества, визитная карточка нашей страны и нашей науки. Это основа и источник всех технологий и инноваций, существующих и будущих, это основной инструмент преобразования, парирование любых больших вызовов, там, где мы особенно сильны и где мы имеем все основания добиться реальных успехов. Здесь, за этим столом, сидят люди, которые получили в фундаментальных исследованиях первостепенные результаты.

Второе. Я посчитал, что в последнее время было подготовлено около двух десятков различных научных концепций, видений, прогнозов Стратегии. Кто их только не писал, но, увы, все они остались, к сожалению, на бумаге. Это оттого, что в этих документах отсутствуют механизмы практической реализации. Нет их и в тексте концепции, а «дорожная карта» слишком мелкотемная, мы так считаем.

Владимир Владимирович, по поводу механизмов Вы уже сказали, я не буду эту тему развивать, просто скажу, что нельзя же считать механизмом реализации Стратегии пункт 21 проекта РАН «О создании кружков технического творчества и формировании игровых коллективов дошкольных учреждений». Это снижает уровень бумаги. Надо, мне кажется, оставить серьёзные, концептуальные вещи.

Недаром, говоря о механизмах реализации любого дела, великий президент Академии наук Анатолий Петрович Александров в своё время говорил: «Принять документ — это 5 процентов дела, 95 процентов — это его выполнить».

Обсуждая механизм реализации, необходимо ясно понимать, что механизмы утверждения целей для фундаментальных наук не будут годиться для прикладных работ, и наоборот. В частности, было бы ошибкой, как это предлагается, все программы исследований академических, вузовских и корпоративных, всех наук, и оборонной, конечно, решать в рамках одной для всех мегапрограммы, собрав туда все научные средства. Это слишком упрощённый подход. Мы убеждены с коллегами, что суперцентрализованная модель организации всей науки вряд ли будет жизнеспособна.

Во всём мире принята иная практика организации таких исследований — практика многоканального финансирования. Слава богу, за последний год у нас появились очень эффективные каналы финансирования, про это сказали, это и фонды, и разного рода конкурсы, и так далее. Это очень важно, и этим, по–моему, стоит дорожить. В России программа многоканальности хорошо работает. И у нас существует программа фундаментальных исследований — это программа госкорпораций, НИИ и так далее. Если говорить о программе фундаментальных исследований, то во всей стране за неё отвечает академия наук. Хочу Вам дать материалы, это один из отчётов, мы каждый год такие отчёты выпускаем.

Проблема состоит не в том, как распределять финансы, а в том, чтобы исследования были хорошо координированы и коррелированны между собой по сути своей, по науке. Поэтому представляется, что предполагаемая программа, обсуждаемая программа должна носить не финансовый, а в первую очередь сутевой, координационный характер, то есть определять приоритеты, конкретные проекты, готовить предложения по кооперации и срокам, экспертизе полученных результатов, по многому другому, что необходимо сделать.

Многоканальность — это залог того, что мы уйдём от монополизма. Наш выдающийся учёный Юлий Борисович Харитон, который создал атомную и термоядерную бомбы, говорил так: «В науке не может быть монополизма. Монополизм убивает любую науку».

Особое внимание, как я уже говорил, необходимо уделить развитию фундаментальных исследований. По нашему мнению, это должна быть отдельная, обязательно конкурсная, Вы про это сказали, программа фундаментальных исследований, где бы участвовали все учёные страны. Пример такой работы — в этой книге.

В Российской академии наук, как это предусмотрено в 253–ФЗ, уже подготовлен проект концепции новой программы фундаментальной науки, которую мы готовы представить Вам, Владимир Владимирович, на обсуждение, когда она будет готова. Я думаю, на это уйдёт месяца три, не больше.

Поэтому предлагаем включить в решение Совета следующий пункт: «Российской академии наук подготовить и представить на рассмотрение Правительства Российской Федерации проект программы фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на 2018—2025 годы и дальнейшую перспективу».

Третий пункт. Стратегия, безусловно, стратегический документ по определению, и она неизбежно нацелена на горизонтное видение науки. Но её стратегические цели — ближайшие 20 лет. Но достижение этих стратегических целей, как нам представляется, невозможно без критического анализа сегодняшних реалий. Качественное экспертно-аналитическое обеспечение является одним из обязательных условий успешной реализации Стратегии, как нам кажется. Эта функция может быть поручена академии наук, поскольку только в академии собран полный корпус экспертов высшей квалификации по всем направлениям реализации Стратегии.

Это же относится к анализу хода реформы академического сектора. Трудно двигаться вперёд без чёткого понимания, как идёт реформа, какие цели поставлены, какие из них удалось либо не удалось реализовать и почему.

Прошло целых три года реформы, а привело ли это к заметному росту эффективности конкретного учёного, сколько–нибудь заметному улучшению его работы? Не начальника-бюрократа, а действующего учёного? Начальников у нас сильно прибавилось, Владимир Владимирович, за это время, и прибавилось количество бюрократических отчётов и прочей околонаучной мути. Ведь ещё великий Альберт Эйнштейн, человек, влюблённый в науку и ненавидящий формализм, говорил: «Бюрократия — смерть для любого хорошего начинания».

Конечно, за время продвижения реформы у нас есть положительный момент от этой реформы. Мы должны это оценить и поддерживать. Нам удалось бесконфликтно объединить три академии в одну, которая сейчас работает как единое целое. Я Вам докладывал это не так давно. Только что академия провела выборы с отдельно выделенными молодёжными вакансиями. Это впервые за нашу историю. Создан корпус молодых профессоров и директоров НИИ. Начаты интеграционные междисциплинарные проекты в области медицины, сельского хозяйства, обороны и Computer Science, Вы про это тоже упомянули. И мы очень дорожим тем, что Ваше предложение по этим приоритетам пошло в работу. В академии приступил к работе семитысячный корпус научных экспертов.

Академия наук успешно выполнила всё, что прописано в законе о реформе, а проблем у нас в академической науке всё прибавляется. В первую очередь, для того чтобы двигаться вперёд, надо наконец решить «вечнозелёную» и важнейшую для нас проблему разграничения полномочий между РАН и ФАНО. Мы об этом очень много говорим с Михаилом Михайловичем [Котюковым], но дело идёт с трудом. Причём разграничения чёткого, законодательного. В своё время, я это должен отметить, когда это всё начиналось, Вы на это обращали внимание, Вы сказали, что вообще это нужно кому–то одному поручать. Мы сейчас видим, что не срабатывает.

И наконец, надо сделать так, чтобы каждый из нас занимался своим делом: кто хозяйственным, а кто наукой и только наукой. Ведь недавно дошло до того, что на недавнем общем собрании выступающие говорили о том, что ФАНО приступило к созданию новой, параллельной РАН, ещё одной академии в нашей России. Я не уверен, что это кому–то пойдёт на пользу — ни РАН, ни ФАНО, ни, главное, учёным нашей с вами страны.

Спасибо Вам, Владимир Владимирович, за понимание этой проблемы и за Ваше недавнее поручение найти оптимальный вариант и Вам его доложить.

Ну и самое последнее. Нас продолжает остро волновать вопрос об академической собственности. Это тяжёлый вопрос. Получается так, что мы с ФАНО подготовили список лишнего имущества, которое можно было бы безболезненно реализовать.

Что касается остального, то мы просили бы их судьбу решать только Вашим указом и только с подачи академии наук. Я просил бы этот пункт тоже занести в протокол.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое, Владимир Евгеньевич.

Пожалуйста, Песков Дмитрий Николаевич.

Д.Песков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета!

В рамках реализации Национальной технологической инициативы мы, конечно, рассматриваем Стратегию научно-технологического развития как фундамент, но фундамент не для исследований, а для получения в итоге российскими компаниями конкурентного преимущества на новых рынках. Именно эта логика связывает НТИ и предлагаемую Стратегию.

Мы понимаем, что сегодня подлинные угрозы лежат не в распределении той или иной концентрации бюджетных средств, а эти угрозы внешние. Они внешние для страны, и мы видим сейчас три последовательно накатывающие на нас волны технологической революции, которые в значительной степени обнуляют наши предшествующие достижения, в том числе достижения, которые у нас есть в науке и образовании.

Если первая волна, которую мы переживаем сегодня, – это волна лёгкой цифровой экономики, IT, связь, банки, – по верху где–то проходит, то мы понимаем, что в 20–е — а у нас долгосрочная Стратегия — это вызов, которым мы должны будем перестроить образование, здравоохранение и промышленность. Вызов этой новой промышленности — то, что мы сегодня пытаемся ответить на него такими поисковыми исследованиями в рамках того, что называют TechNet, где у нас лидирует питерский политех, Сколтех и несколько структур Ростехнологии, в частности, НПО «Сатурн», мы пытаемся такую модель вместе выработать.

Следующая волна, ещё более масштабная, — это уже то, чем занимается Михаил Валентинович Ковальчук. Это новая биология, новая этика, новая натурфилософия, то, чему мы ещё даже названия не придумали. Но все эти угрозы абсолютно субстантивны, и они угрожают не только национальной безопасности и не только создают новые вызовы в сфере этики, но и создают прямые экономические вызовы существующему бюджету Российской Федерации, социальным обязательствам и, собственно говоря, основам для инвестиций в научные исследования, в научную деятельность. Эти экономические вызовы связаны с тем, что последовательно возникающие мыльные пузыри на инвестиционных рынках и на новых рынках, на которых мы работаем, рынках НТИ, не только создают добавленную стоимость где–то там, далеко, они забирают уже сегодня нашу с вами маржу с наших традиционных рынков, которые мы формируем в бюджет. Если раньше это были какие–то странные фрики-айтишники, то сегодня за счёт инвестиционного пузыря, за счёт этого мыльного пузыря мы видим, что большое количество проектов в космосе, в железных дорогах, в авиации, в сельском хозяйстве, в энергетике напрямую угрожают конкурентным преимуществам наших компаний. Это уже, ещё раз, не фантастика, это существующая тяжёлая реальность, в которой мы работаем, а основой этого конкурентного преимущества являются другие бизнес-модели.

Поставленные в центр всего этого другие модели организации труда, организации исследований и организации продаж создают конкурентные преимущества сильнее нашего в десять и более раз. Цифры фантастические. Цифровая платформа Alibaba 16 ноября этого года продала товаров на 17,6 миллиардов долларов за один день. Они научились проводить 140 тысяч сделок в одну секунду. Это реальность, когда можно продать на 1 миллиард долларов цифровых продуктов за один день. Мы видим, что капитализация этих стартапов, того же Uber, сравнима с капитализацией компании «Роснефть». Мы видим, что они не остаются где–то там, они уже пришли и подрывают наши традиционные рынки. Рынок такси в Москве в значительной степени принадлежит им, они извлекают из него маржу. И в этом смысле это технологии, которые на английском называются destruction technologies, а в русском – подрывные, разрушительные технологии. И в этом смысле они нацелены на то, чтобы подорвать существующую конкурентоспособность большого количества национальных моделей. В этом смысле это аналог «Интернационала» XIX века: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…» И это серьёзная одновременно и идеологическая, и экономическая, и фундаментальная угроза.

Считаем, что Стратегия – как раз в логике ответа на большие вызовы – способна ответить на эти угрозы. Она про это, а не про то, как оптимизировать существующие финансовые процессы.

Глубоко убеждён, что ответ лежит на стыке фундаментальных исследований, рыночных технологий и фундаментальных ценностей, обращённых в будущее. Не соединив эти, казалось бы, несовместимые вещи, мы не найдём решения, которое позволит нам одновременно ответить на вопрос национальной безопасности и одновременно решить задачи экономики и финансирования фундаментальных исследований. В рамках НТИ мы экспериментируем вместе с Российской академией наук, с ведущими вузами над такого рода моделями.

Что нам позволяет надеяться, что это будет успешным? Мы научились за этот год формулировать так называемые технологические барьеры, то есть то, что позволяет нам сегодня создавать новые рынки. Технологические барьеры сформулированы, например, в тех же беспилотниках – барьер автономности, барьер шумности, барьер безопасности. И мы способны сегодня ставить задачи для научных коллективов, которые будут превращать фундаментальные исследования в знания, а эти знания – непосредственно в технологии, капитализированные на мировых рынках.

Примером такой работы являются работы группы Юрия Добровольского Института химической физики РАН над водородными аккумуляторами. Или работа консорциума, который сейчас складывается из МГУ, Института высшей нервной деятельности, ряда других институтов, по возвращению светочувствительности глаза методами оптогенетики. Казалось бы, это мелкая научная проблема, но аналогичная компания, в которую мы проинвестировали крошечные средства, летом этого года была продана лидеру мирового рынка за 560 миллионов долларов. То есть для компаний НТИ, R'n'D инвестиции в исследования являются абсолютно объективным процессом, необходимым для их выживания на этих новых рынках. И в этом смысле никакое государственное финансирование и ставка только на него не решит нам задачи поднятия новых рынков и поднятия фундаментальных исследований на этот уровень.

Принципиально важно, что фундаментальные исследования иногда дают мелкий, незначимый сопутствующий результат, который дальше можно капитализировать невероятным образом.

В рамках генетических исследований мелкий инструмент, все мы его знаем, – CRISPR/Cas9. Сейчас, если этот патент будет получен, то он, по разным оценкам, будет стоить несколько сот миллиардов долларов, возможно, до 1 триллиона долларов. Один патент одной технологии. Вот этот разворот в смычку от фундаментальных исследований к рыночным технологиям нам кажется вполне возможным, мы над ним экспериментируем, ищем эти решения. Стратегия нам фундамент для этой работы даёт.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Дмитрий Николаевич, я не думаю, что современные способы организации бизнеса ставят целью разрушить существующие. Они просто организуют так, как считают нужным и наиболее эффективным. Не нужно их подозревать в какой–то подрывной деятельности. Они просто работают современным способом, но объективно это, конечно, создаёт для нас угрозы. Совершенно с Вами в этом согласен.

Уважаемые коллеги, пожалуйста, кто хотел бы выступить? Прошу Вас.

Ю.Соломонов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые коллеги!

Я хотел бы высказать несколько соображений по предлагаемому документу для обсуждения. С Андреем Александровичем [Фурсенко] мы обсуждали несколько дней назад, я высказал эти соображения и ему. О чём идет речь? Предыдущие выступления частично иллюстрируют то, о чём я хочу сказать.

Вообще–то, всё, что связано со Стратегией, должно укладываться в известную формулу: взаимодействие знания, эффективности и реализуемости. Если эти три аспекта надёжно, обоснованно сформулированы в Стратегии, успех её реализации абсолютно очевиден. И когда речь идёт об этих вещах, на мой взгляд, самым главным является грамотное, обоснованное формулирование приоритетов. Если вы сформулировали задачу актуальной, действительно значимой для государства, результат оценки того, чего это стоит и во времени, и в ресурсах, обязательно даст положительный результат.

На мой взгляд, в этом документе это слабое звено, над ним надо поработать, для чего я и предлагаю создать специальную редакционную комиссию или какую–то другую, не важно, как организовать её работу, тем не менее обязательно нужно это сделать. Если мы будем говорить об этих вещах и, как Вы сказали во вступительном слове, результатом этого будет размазывание тех средств, которые мы выделяем для этого, вместо того чтобы не растопыркой, а кулаком действовать при решении поставленной задачи, тогда то, на что нацелена Стратегия, будет просто несостоятельным.

И второе, что очень важно, на мой взгляд, тоже принципиально важно. Безусловно, нужно отразить значимость экспертизы при осуществлении этих работ. Насколько будет квалифицированной и независимой экспертиза, настолько будет и положительный результат нашей работы.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо. Согласен.

Кропачев Николай Михайлович.

Н.Кропачев: Я очень рад, что Стратегия в таком виде представлена вашему вниманию. Хотел бы отметить, что большинство предложений, которые были высказаны учёными Санкт-Петербургского университета, нашли отражение в Стратегии.

Несколько пометок по ходу, фактически их будет три, наверное.

Первое. Если посмотреть отдельные положения Стратегии, например, оценку – это раздел «Роль науки и технологий в обеспечении устойчивого положения», пункт 9д, здесь очень убедительно показана низкая продуктивность российских исследований. С одной стороны, серьёзные вложения, мы находимся на девятом месте в мире, с другой стороны, мы в третьей группе отстающих по продуктивности. При этом если посмотреть Стратегию дальше, основные направления, основные предложения, то предложения повысить опять–таки вложения финансовые в научные исследования есть, довести до соответствующего норматива есть, но повысить эффективность этих вложений, к сожалению, нет.

На мой взгляд, эта проблема есть во многих организациях. В Санкт-Петербургском университете увеличение финансирования в первые годы не дало правильного эффекта, только работа с эффективными контрактами, создание центров коллективного пользования привело в дальнейшем к увеличению продуктивности. Я думаю, что нужно прямо в Стратегии и одним из направлений зафиксировать повышение эффективности вложенных средств.

Опять–таки проблема средств, финансирования. Сегодня звучали уже слова о том, что финансирование должно происходить не только по линии государственного бюджета, но и частного финансирования. При этом, к сожалению, наверное, в силу зафиксированных в Конституции Российской Федерации и бюджетном законодательстве норм о самостоятельности бюджетов регионального уровня не говорится ни слова о региональном бюджете. При этом задачи, которые ставятся в концепции, например, решение проблем инфраструктуры государственных учреждений, научных и образовательных, жилищные проблемы и так далее, должны решаться что, опять за счёт бюджетного финансирования Российской Федерации? Я пять лет решал проблему выделения участка работающему в Санкт-Петербургском университете лауреату Филдсовской премии, премии Филдса, пять лет решал эту проблему. Думаю, что всё–таки их нужно решать не на уровне федерального бюджета и не на уровне финансирования конкретного вуза, а за счёт региональных руководителей.

Перехожу к третьей проблеме, на мой взгляд, она важнейшая. И эффективность вложенных средств, и финансирование из разных бюджетов, и чётко сформулированная задача объединения ресурсов, на мой взгляд, настоятельно требуют организационного решения. Такая задача, которая сейчас сформулирована в этом документе, может решаться только координированным образом. Наверное, не мне предлагать, учёному-ректору, управленческие решения, но всё–таки я юрист, и поэтому позволю себе сказать, что жёсткие управленческие решения необходимы для того, чтобы те задачи, которые здесь сформулированы, были решены. Координирующий орган нужен.

И в заключение очень приятно мне как гуманитарию отметить, что в этом документе наконец–то появилась гуманитарная составляющая. Долгое время во всех документах, которые определяли основные направления науки в Российской Федерации, о гуманитарной составляющей не говорилось ни слова, не было такого пункта. Сейчас это есть как минимум в шести-семи местах. Я знаю, что кто–то из коллег планирует об этом сказать отдельно. Государственный русский язык, обеспечение его, фундаментальное обеспечение единой коммуникацией в Российской Федерации должно быть, здесь хотя бы немного об этом сказано. Надеюсь, что со временем при разработке нового указа Президента об основных направлениях науки в Российской Федерации в числе приоритетов появится и гуманитарная сфера.

В.Путин: Спасибо большое.

Людмила Алексеевна, пожалуйста.

Л.Вербицкая: Я вот о чём хочу сказать. Прекрасный документ – «Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации».

Все материалы нам представлены, мы видим, какая огромная работа разного рода лежит за этим документом. Я тоже приветствую то, что здесь всё–таки есть гуманитарная составляющая, Владимир Владимирович, но, с моей точки зрения, совершенно недостаточная.

Ведь мы хорошо понимаем, и Дмитрий Сергеевич Лихачёв нам об этом говорил не раз: «Гуманитаризация образования – это путь к гуманизации общества». И мы должны это очень хорошо представлять себе. Я абсолютно уверена в том, что любой из глубокоуважаемых коллег, присутствующих здесь, принимающих важные государственные решения, сделает это гораздо более обдуманно, если будет иметь прекрасную гуманитарную подготовку.

О чём я бы хотела сказать ещё? Вы хорошо знаете, что ведь вначале было слово, и при подготовке, конечно, любой стратегии, в частности такой, мы должны об этом помнить. Вы представляете себе, у нас есть закон о русском языке как государственном языке Российской Федерации, это прекрасно, но при этом мы должны понимать, что обеспечение этого закона практически отсутствует. Ведь нет у нас сегодня настоящего словаря, словаря XXI века, который бы давал нам возможность и был одновременно и толковым, и грамматическим, и произносительным, который давал бы нам возможность показать, какой же это государственный язык Российской Федерации. Это только определённая часть, определённая сфера этого языка.

Мне кажется, что те работы, которые в Петербургском университете проводятся, в частности под руководством юриста, это потому что, Владимир Владимирович, мы такую фундаментальную подготовку даём, что выпускник любого факультета может многими проблемами заниматься. Николай Михайлович [Кропачев] как раз в последнее время несколько таких очень серьёзных работ по пониманию государственного языка Российской Федерации подготовил и опубликовал.

О чём я хочу сказать? Ведь если мы обеспечим понимание и знание всеми, что же такое государственный язык Российской Федерации, у нас и все документы, которые готовятся, будут другого рода, не будет каких–то недопониманий и многих других вопросов, которые сейчас возникают.

И самое последнее, Владимир Владимирович. Мы работаем с Российской академией наук очень тесно, и наши отчёты входят в состав общего отчёта. Я была рада, что сегодня Владимир Евгеньевич как раз о приоритете гуманитарных исследований сказал. Но мне кажется, что потенциал Российской академии образования должен быть гораздо более востребован. Ведь мы занимаемся фундаментальными исследованиями, связанными со здоровьем ребёнка, а дети – наше будущее, с положением ребёнка в обществе, с его настроениями. Я очень бы просила в дальнейших исследованиях всё–таки больше опираться на тех членов Российской академии образования, которые, мне кажется, неплохо работают.

Спасибо большое.

В.Путин: Виктор Антонович, пожалуйста.

В.Садовничий: Владимир Владимирович, я хотел бы от имени ректорского корпуса сказать. У нас состоялся Совет Союза ректоров. Это сто ведущих ректоров России, они представляли результаты обсуждения по всем регионам нашей страны. В этом заседании принял участие Андрей Александрович, Ольга Юрьевна. В некотором смысле я скажу общее мнение ректорского корпуса, поскольку университеты – составляющая часть научных исследований и вообще научной деятельности нашей страны.

В целом мы считаем, что такая Стратегия очень нужна сейчас. Особенно мы понимаем, что могут быть и дефициты ресурсов, конечно, и геополитические вызовы, и мы должны быть готовы к этому.

Второе общее замечание, которое я хотел сказать, что на каждый приоритет, видимо, необходимо разработать программу. Эти программы должны учитывать прежде всего сценарий не догоняющий, а опережающий. То есть надо увидеть, особенно на первых этапах реализации программ, такие приоритеты и такие сценарии, которые будут опережать развитие науки и тем самым требовать меньше ресурсов, меньше сил и более реальной реализации.

Теперь три предложения я хотел сделать. Сегодня хорошая новость, Владимир Владимирович, сегодня ночью опубликован рейтинг QS. Это один из тех рейтингов, который довольно жёстко нам оппонирует всё время. Впервые за последние 50 лет Московский университет занял третье место по успешности выпускников. Впереди Стэнфорд и Оксфорд. Все другие университеты – MIT, Токио и Кембридж – оказались ниже.

Что это означает? Мы рады, конечно, что этот оппонирующий в принципе нам рейтинг поставил Московский университет впервые с советского времени на третье место в мире. Прежде всего это фундаментальные знания, потому что этот рейтинг как раз определял востребованность выпускников. Это фирмы, зарубежные фирмы, а они базируются на зарубежных опросах, поставили наших выпускников на такое место, значит, это фундаментальные знания. И в этом смысле я поддерживаю всё, что было сказано о фундаментальной науке и фундаментальных знаниях, которые мы должны передать во время обучения наших студентов, это наши конкурентные преимущества.

Второе. Одни из больших вызовов, Владимир Владимирович, – это не отстать бы нам в создании Big Data, больших баз. Я немножко приведу примеры, вытекающие из моего общения с зарубежными коллегами. Это, конечно, транспорт, мы совсем уже недалеко, когда каждый автомобиль будет оснащён прибором, будет общая система, регулирующая потоки, она может, кстати, и остановить потоки, это такая мировая система, это медицина и так далее.

Интересный разговор был у меня и с одной из зарубежных научных групп. Они ставят задачу каждому человеку мира приписать несколько характеристик: его возраст, образование, характер, способность на действия и так далее. Если допустить, что будут экзафлопсные машины, которые способны обрабатывать такие базы данных, то по программным подходам, по программированию можно выбирать те или иные решения и принимать ту или иную информацию.

Владимир Владимирович, я предлагаю наряду с существующим, может быть, уже Центром суперкомпьютерных технологий создать центр суперкомпьютерных технологий гражданского назначения. В частности, Московский университет способен довести мощность машин уже до экзафлопсной мощности, что будет, безусловно, конкурентоспособным решением в мире. Мы обсуждаем это с Академией наук, с другими центрами – Новосибирском, московским отделением Академии наук. Если бы мы объединились и создали такой центр, поставили задачу, над чем сейчас весь мир думает, не отстать в больших базах данных, особенно в подготовке математиков – там другая математика, то это было бы одним из приоритетов развития нашей страны.

Третье, Владимир Владимирович, это кадры. Действительно, поток уезжающих стал меньше. Сыграло то обстоятельство, что условия стали у нас неплохие. Появляется среда, потому что для учёного главное – это среда, это та школа, в которой он вырастает. Молодой учёный прежде всего ориентируется на эту школу, чтобы был учитель, ученик и так далее.

Есть одно предложение. Молодые люди испытывают как бы ограничение пространства, они хотят как можно раньше – талантливые молодые учёные – получить самостоятельную лабораторию и получить поле для своей деятельности. Есть ограничения и традиции, что «ты ещё не дорос», «ты молод» и другие ограничения. Мы в Московском университете пошли на создание лабораторий для молодых – этого Совет молодых учёных требует, – с тем чтобы если это талантливый, даже ему 25–27 лет, то он получает самостоятельную лабораторию. Пусть мы будем немножко ресурсы на это использовать другие, но он может работать у нас в стране, ему это будет больше нравится. И он в имидже своём выиграет.

Я бы считал, что такой способ продвижения молодых людей у нас надо поддерживать.

В целом наш Совет – Совет Союза ректоров – считает, что такая программа своевременна, и после редактирования её, а надо обязательно провести хорошее редактирование перед утверждением, эта программа будет знаковой.

Спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас, спасибо за предложение.

Прошу Вас.

А.Дворкович: Спасибо, Владимир Владимирович.

Правительство, все ведомства принимали активное участие в разработке проекта Стратегии и в ближайшие недели должны подготовить также план мероприятий по реализации данной Стратегии. Это даже более сложный документ, чем сама Стратегия, поскольку должен содержать в себе уже конкретные инструменты решения поставленных задач. Мы рассчитываем на поддержку всех членов Совета, будем вместе работать над этим документом.

Сама Стратегия, с нашей точки зрения, требует дополнительного уточнения в основном редакционного характера, тем не менее важного. Речь идёт о терминологии, которая используется. Прежде всего, с моей точки зрения, недостаточно чётко определены такие термины, как независимость России в сфере научно-технологического развития, само научно-технологическое развитие, ряд других терминов. Также ряд приоритетов требует более чётких формулировок, с тем чтобы было понятно, что именно мы хотим делать в той или иной сфере, что именно мы хотим обеспечить: не просто развитие транспортной системы, а какое это должно быть развитие, на чём оно должно быть основано, не просто повышение эффективности, а повышение эффективности, основанное на чём именно. Иначе эти слова так и останутся лозунгами, не будут привлечены в конкретные действия.

Я поддерживаю и гуманитарную составляющую, здесь она также сформулирована, мне кажется, довольно наукообразно – это возможность эффективного управления социотехническими системами. При неплохом образовании, которое я получил в Московском государственном университете, тем не менее я не сразу понял, что это такое. Думаю, что далеко не все читатели смогут этот термин правильно понять. Если коллеги имеют в виду просто управление обществом – так и надо писать, но я не уверен, что мы имеем в виду именно управление обществом, которое является всё–таки более широким институтом, чем даже само государство.

В общем, если суммировать, просьба дать нам неделю, чтобы окончательно отредактировать Стратегию и представить её к утверждению.

Спасибо.

В.Путин: Хорошо.

Александр Александрович, пожалуйста.

А.Дынкин: Спасибо, Владимир Владимирович.

Мне кажется, что основное содержание этой Стратегии заключается в том, что она ставит важную задачу развернуть науку и технологии от процесса к результативности, к выходу, к захвату рынков. И в этом, конечно, большая новизна, на мой взгляд.

Почему это важно? Потому что можно выстроить такую простую цепочку: производство высокой добавленной стоимости, высокая зарплата, высокое качество жизни, и тем самым можно создать спрос на высококвалифицированные рабочие места на своей территории. Удержание высококвалифицированных рабочих мест на территории, на мой взгляд, очень важная вещь, которая будет влиять на качество жизни.

Если говорить экономическим языком, Владимир Владимирович, мне кажется, что эта Стратегия не про наукоёмкость, а она про наукоотдачу, как сделать так, чтобы наука и технология приносили отдачу. Конечно, нам всем привычнее, приоритет – ресурсы: сколько–то физикам, чуть-чуть лирикам. Но, понимаете, жизнь говорит о том, что приоритет, в общем, часто становится инструментом лоббирования. Схема работает так: сначала испугать, сформулировать приоритет, получить ресурсы. Такой подход не ставит, на мой взгляд, конечные цели. В общем, очевидно, что нужен в кратчайшие сроки план реализации. Я согласен с тем, что общественным наукам не уделено достаточного внимания. Мне кажется, для её реализации, для запуска мотора инновационной экономики критически важна структурная и институциональная реформа – компонент этой Стратегии должен быть.

В.Путин: Спасибо.

Алексей Леонидович, пожалуйста.

А.Кудрин: Уважаемые коллеги!

Центр стратегических разработок участвовал в подготовке этой стратегии. Я поддерживаю её положения и считаю, что это одна из основных стратегий, которая сегодня может определять развитие страны. Собственно, в ней определяется то, что это стратегия научно-технологического развития именно страны и конкурентоспособность страны. Здесь справедливо говорилось о необходимости захвата рынков, об усилении технологического экспорта.

В этом смысле сегодняшнее обсуждение Стратегии может стать поворотным этапом, действительно, в научно-технологическом развитии страны, а может и не стать. Вообще–то, создав основы рынка, Россия попыталась и сейчас пытается перезапустить технологический процесс. В Советском Союзе он шёл на других основах: была государственная экономика, государственное планирование, распределение ресурсов, создание всех институтов, КБ, которые были замкнуты на промышленность. С тех пор другого механизма уже в рамках новой экономики мы не создали до конца.

Владимир Евгеньевич сказал, что все предыдущие стратегии в этой области не выполнены. Последняя КДР, концепция долгосрочного развития, поставила очень амбициозные цели – к 2020 году выйти на долю инновационной продукции, долю технологических разработок в промышленности, в экспорте. Мы в самом лучшем варианте продвинулись по исполнению этих целевых показателей на 10 процентов. Частично они были в указах тоже. Мы движемся где–то на уровне 50 процентов в исполнении этих целей.

Эта Стратегия пытается создать новую парадигму увязки науки, НИОКР и экономики, выхода на результат. Об этом говорили участники. В этом смысле многое лежит за рамками этой Стратегии, а именно: выгодно ли в России осуществлять научно-технологический бизнес, то есть создавать компании, их реализовывать и продвигать? Сегодня однозначный ответ от большинства тех, кто попытался это сделать в России: это не выгодно, потому что риски в этом секторе намного выше, а затраты для осуществления этих задач тоже выше. То есть мы не создали механизм адаптации этих технологических разработок.

Поэтому я считаю задачи, поставленные в Стратегии именно в таком контексте, верными, но реализация их лежит в создании механизмов увязки науки и рынка. Дмитрий Песков говорил ярко про вызовы, которые в этой сфере существуют. И если нам удастся переосмыслить все основные процессы, институциональные процессы в экономике, в том числе и работу министерств в достижении каждым в своей сфере этого, тогда, наверное, новый разворот произойдёт. Без этого, Владимир Владимирович, отсутствие этой увязки экономики и технологий приводит к тому, что производительность нашего капитала в целом в экономике сейчас снижается год за годом. Мы даже объём инвестиций можем тот же самый иметь, а производительность этих инвестиций становится ниже и ниже.

Выход на устойчивый темп экономического роста в 4 процента, по нашим оценкам, мы их делали в преддверии этой Стратегии, возможен, только если у нас производительность капитала в целом за счёт внедрения новых технологий будет расти в год примерно по 4 процента. Сейчас это 1 процент в среднем за несколько последних лет – прирост производительности капитала экономики в нашей стране. Это главный вызов, который бы позволил в ближайшие 20 лет создать нам новую модель экономики, более производительную.

Собственно, этому, мне кажется, и должны быть посвящены структурные реформы или институциональные, которые этот потенциал реализуют.

В.Путин: Благодарю Вас.

Уважаемые коллеги, будем считать, что в этой части завершаем достаточно большой этап полуторагодовой работы, связанной с подготовкой Стратегии, но, безусловно, всё, что было сегодня сказано дополнительно, должно быть учтено в окончательной редакции этого документа. Конечно, если присутствующие считают, что нужно небольшое время для того, чтобы все эти замечания внести, осмыслить и правильно сформулировать, то такое время будет, безусловно, предоставлено.

В завершение нашей сегодняшней встречи у меня есть один технический, кадровый вопрос. Владимир Евгеньевич знает, в конце прошлого года я обратился с просьбой к своим коллегам и к президенту Академии наук. Просьба заключалась в том, что в прежние времена у нас много представителей различных уровней власти принимали участие в выборах в Академию наук, в том числе высшие должностные лица.

Я обратился с просьбой к своим коллегам воздержаться от участия в выборах новых членов государственных академий наук в силу того, что люди, которые замещают должности в органах государственной власти, особенно на верхних ступенях, заняты по службе или должны быть как минимум заняты по службе серьёзным образом, иначе они не способны выполнять свои служебные обязанности, и заниматься научными исследованиями могут только в свободное время, которого для людей, которые добросовестно работают на административных должностях, фактически не остаётся.

Возникает вопрос: могут ли они заниматься научными исследованиями в полном объёме с нужным результатом? Тем не менее некоторые наши коллеги из Управления делами Президента, из Министерства образования, из Министерства внутренних дел, из Министерства обороны, из Федеральной службы безопасности (ФСБ) и из некоторых других ведомств приняли участие в избрании и были избраны.

Владимир Евгеньевич, у меня вопрос к Вам и к другим представителям Академии наук: зачем вы это сделали? Они такие крупные учёные, что без них Академия наук обойтись не может? Первый вопрос. И второй вопрос: что мне теперь делать?

В.Фортов: Все они сказали, что получили разрешение от своих руководителей.

В.Путин: Нет, вопрос был не в этом. Они такие крупные учёные, что должны быть членкорами и академиками?

В.Фортов: Владимир Владимирович, они прошли весь конкурс без всякого изъятия и исключения. Я Вам докладывал, технология выборов такая, что шесть раз этот человек должен быть заслушан и шесть раз за него голосуют, таким образом.

В.Путин: То есть Вы прямо не отвечаете на вопрос, Владимир Евгеньевич, тем не менее я закончу фразу за Вас: значит, они крупные учёные, да?

В.Фортов: Значит, они достойны того, что их избрали.

В.Путин: Значит, они крупные учёные?

В.Фортов: Получается, что так.

В.Путин: Тогда вторым вопросом я Вас мучить не буду. Я думаю, что я должен буду предоставить им возможность заниматься наукой, потому что, судя по всему, их научная деятельность гораздо важнее, чем исполнение какие–то рутинных административных обязанностей в органах власти и управления.

Спасибо большое.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 23 ноября 2016 > № 1978432 Владимир Путин, Андрей Фурсенко


Россия. Весь мир > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 ноября 2016 > № 1978430 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов.

В.Путин: Думаю, что есть необходимость что–то разъяснить по сегодняшнему Совету. Пожалуйста.

Вопрос: Сегодня шла речь о сохранении объёмов финансирования фундаментальной науки, но понятно, что в бюджете средства ограничены, и Вы упомянули о внебюджетных источниках финансирования. Не могли бы Вы пояснить, что это за источники, какие объёмы этого финансирования?

В.Путин: Собственно говоря, такая практика уже применяется: мы в прошлом году, в этом и в 2017–2018-м приняли решение финансировать – уже это делаем – дополнительно, кроме бюджета, из доходов «Роснефтегаза». В прошлом году это было 14 с лишним миллиардов рублей, в этом году – где–то 12, в следующем году – примерно 11 миллиардов (могу ошибиться, но не намного). Это тот источник, который я не назвал, но который имел в виду в ходе сегодняшнего совещания.

Вопрос: Хотелось бы ещё уточнить: говорилось об основных вызовах, с которыми столкнётся общество, в том числе и наука в ближайшее время, – какие вызовы Вам видятся основными?

В.Путин: Это так называемые большие, крупные проблемы, но имеются в виду не научные проблемы, а проблемы общего характера, связанные с такими вызовами, как демография, например; с такими вызовами, как новый технологический уклад и всё, что он порождает.

Вы на различных площадках, наверное, слышали о том, о чём мы говорим с коллегами, а именно что если новый технологический уклад будет захватывать всё новые и новые отрасли производства, то это неизбежно должно привести к высвобождению большого количества людей с традиционных мест работы. Значит, возникает вопрос, что и как с этим делать, как своевременно осуществлять переподготовку, куда направлять освобождающиеся трудовые ресурсы.

Есть и другие вызовы общечеловеческого характера. Я говорил как раз о том, что наша деятельность в сфере науки, организация работы в этой сфере должна помочь нам справиться с этими крупными вызовами ближайшего времени.

Вопрос: На праймериз во Франции одержал победу бывший премьер Франсуа Фийон. Вы работали с этим человеком – что можете сказать об этом кандидате?

В.Путин: Насколько я понимаю, там ещё два человека остались в рамках борьбы за лидерство в республиканской партии: это господин Жюппе и господин Фийон. Первый был премьер-министром в 1990-е годы, а потом был министром иностранных дел – по–моему, во времена, когда Президентом Франции был господин Саркози. Но я с ним не работал в первом случае, потому что работал в Петербурге в середине 1990-х, а потом, когда он был министром иностранных дел, я был Президентом, и тоже у нас прямых контактов не было.

Но мы, безусловно, приветствуем заявления и одного, и второго кандидата по поводу их намерений восстановить в полном объёме российско-французские отношения, мы не можем не приветствовать это. Мы будем со своей стороны всячески способствовать этому в сегодняшней нашей совместной работе и с действующим руководством Франции, и с будущим.

Что касается господина Фийона, мы с Франсуа работали вместе, когда он возглавлял Правительство Франции и когда я был Председателем Правительства Российской Федерации, с 2008-го по 2012 год. Действительно, встреч было много, у нас сложились определённые личные отношения, очень добрые.

Должен сказать, что господин Фийон, на мой взгляд, сильно отличается от сегодняшних политиков – я имею в виду не только Францию, а вообще политиков в мире, – потому что он человек, на первый взгляд, закрытый, непубличный. Но при всех его европейских манерах, в лучшем смысле этого слова, он всегда умеет отстаивать свою точку зрения, делает это очень жёстко, последовательно. В этом смысле он жёсткий переговорщик, но он, безусловно, в высшей степени профессионал и очень порядочный человек.

Вопрос: Владимир Владимирович, а у Вас нет ощущения – Трамп в США победил, и Фийон и Жюппе говорят о позитивных отношениях с Россией, – что Вы находитесь на пороге нового периода в отношениях с Западом, что у России есть шанс действительно вернуться к какому–то ренессансу – не ренессансу, по крайней мере добиться какого–то прогресса в отношениях с Европой и США, добиться, может быть, снятия санкций в следующем году?

В.Путин: Мы не ставим перед собой целей добиться снятия каких–то ограничений. Не мы их вводили, и не нам это решать: это должны решать наши партнёры в США и в Западной Европе. Но мы всегда выступали за нормальные отношения, мы всегда говорили и только что на саммите АТЭС тоже говорили о том, что любые ограничения в сфере торговли, в сфере экономического взаимодействия вредят всем, всему международному экономическому порядку и наносят ущерб всем участникам международного общения в этой сфере. Ничего в этом хорошего нет, мы всегда выступали за нормализацию.

Вопрос: Владимир Владимирович, депутаты Европарламента приняли резолюции о противодействии российским СМИ, и там самыми опасными названы RT и агентство «Спутник». Как Вы оцениваете это?

В.Путин: Знаете, я пока об этом ничего не знаю. Знаю, что там шла дискуссия; о том, что приняли такое решение, слышу от Вас в первый раз, для меня это новость.

Что можно сказать: совсем недавно – собственно говоря, эти попытки ещё продолжаются – нас все пытались и пытаются до сих пор учить демократии. И всегда мы от этих учителей слышали, что самый порочный способ вести дела с оппонентами – это что–то запрещать, и это не соответствует принципам и нормам демократии, а лучшим способом является всегда открытая дискуссия и представление в этой дискуссии своих ярких и убедительных аргументов в защиту своей точки зрения.

Если правда то, что Вы сейчас сказали, если такое решение принято, это говорит о том, что мы наблюдаем некоторую, причём совершенно очевидную, деградацию (в политическом смысле этого слова) представления о демократии в западном обществе, в данном случае на уровне Европейского парламента.

Но очень рассчитываю на то, что всё–таки здравый смысл восторжествует и реально никаких ограничений мы здесь не увидим. А тех наших представителей прессы, журналистов, которые побудили представителей представительного европейского органа принимать такие решения, хочу поздравить с тем, что они проводят, судя по всему, весьма активно, результативно и талантливо свою работу.

Спасибо большое.

Вопрос: Владимир Владимирович, хотел уточнить по ситуации с российскими военными, которые задержаны украинской стороной, – какие меры предпринимаются?

В.Путин: Я пока ничего не могу сказать об этих мерах, могу только сказать то, что мы знаем: мы знаем, что эти военнослужащие – это бывшие военнослужащие украинской армии, которые после воссоединения Крыма с Россией перешли на службу в российскую армию.

Первое, что в этой связи хотелось бы отметить: мы всегда с большим уважением относились к военнослужащим украинской армии и с полным доверием. Именно поэтому им было предложено продолжить службу в рядах армии российской.

Второе. Они хотели подтвердить образование в одном из вузов Украины, именно поэтому, как известно, появились на границе. Их заманили чуть подальше, на несколько метров, и забрали. Думаю, что такое вероломство – оно в конечном итоге оборачивается против тех, кто осуществляет подобные мероприятия, потому что это сродни отключению света в Крыму накануне Нового года и в условиях зимы. Если кто–то в нашей соседней стране собирается таким образом завоевать симпатии крымчан, то это покушение с негодными средствами, выражаясь юридическим языком.

(В ответ на вопрос, касающийся участия в выборах в члены РАН госслужащих.) Человек не может занимать крупные должности, заметные, которые требуют от него полной отдачи сил и времени, и одновременно заниматься серьёзной исследовательской работой, будучи учёным, достойным того, чтобы стать членом-корреспондентом академии наук или действительным членом академии, это очевидный факт.

Год назад, в октябре прошлого года, я в письменном виде рекомендовал этого не делать – не избираться в академию наук. Если кто–то посчитал, что для него важнее заниматься исследовательской деятельностью – действительно, тогда, видимо, это крупные учёные, и своей работой по этому направлению они принесут гораздо бо?льшую пользу стране, обществу, как я уже сказал, чем исполняя рутинные функции в руководящих органах по линии государственных структур, это очевидная вещь. Поэтому они выбрали для себя, видимо, творческую, исследовательскую работу, и я хочу пожелать им успеха.

Вопрос: Вы не можете позволить, чтобы они пренебрегли рекомендацией Президента?

В.Путин: И это тоже. Это элемент дисциплины либо отсутствия таковой. Мне бы хотелось, чтобы всё–таки у нас в органах государственной власти дисциплина была на должном уровне.

Вопрос: Рамзан Кадыров – он же тоже у нас академик.

В.Путин: Послушайте, это имеется в виду Российская академия наук. У нас много всяких структур, которые называются академиями, но я имею в виду большую академию.

Вопрос: И, видимо, тех, кто только что был избран, а не тех, кто уже является?

В.Путин: Нет-нет, среди тех, кто был избран сейчас. Потому что мои рекомендации не делать этого были сформулированы в письменном виде в октябре 2015 года.

Россия. Весь мир > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 ноября 2016 > № 1978430 Владимир Путин


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 5 октября 2016 > № 1926050 Владимир Путин

Встреча с победителями всероссийского конкурса «Учитель года России – 2016».

Владимир Путин встретился с победителями всероссийского конкурса «Учитель года России – 2016».

Всероссийский ежегодный конкурс учреждён в 1992 году Министерством образования и науки России, Общероссийским профсоюзом работников образования и «Учительской газетой». Участниками заключительного этапа в этом году стали 85 педагогов из всех федеральных округов. Впервые за всю историю конкурса представлены все субъекты Российской Федерации.

Имя абсолютного победителя конкурса – учителя русского языка и литературы из Краснодарского края Александра Шагалова – было объявлено 3 октября в Государственном Кремлёвском дворце в рамках церемонии награждения лауреатов.

* * *

В.Путин: Уважаемые друзья!

Мне очень приятно встретиться с вами, победителями, лауреатами конкурса «Учитель года», и именно сегодня, в праздничный день, сегодня как раз День учителя.

Думаю, что из года в год конкурсная комиссия стоит перед всё более и более сложным выбором, потому что учительский корпус, во–первых, у нас молодеет, что видно и по присутствующим здесь (средний возраст преподавателей в системе общей школы – 37 лет, это очень хороший показатель), но и качественно растёт.

Я знаю, что вы не просто работаете – вы относитесь к своему призванию как к искусству, отдаёте своему любимому делу всё своё время свободное; как к искусству относитесь – это очень правильно, и только так и можно добиваться в любой сфере заметных результатов, заметных успехов, особенно в таком, как ваше дело, которому вы себя посвятили.

И, безусловно, оно является уникальным, потому что передача знаний и воспитание молодых людей, детей – это чрезвычайно сложная и ответственная задача, очень тонкая работа, требующая большой отдачи, знаний, навыков, умений. И конечно, должны быть внутренний побудитель и мотивы к достижению максимального результата.

Мы знаем, что это уже общее место, тем не менее сейчас скажу об этом. В современном мире очень сложно быть и авторитетом, и добиваться значимых, заметных результатов в том деле, которому вы себя посвятили, имею в виду огромный информационный поток, возможности для всех и каждого, что хорошо, но что создаёт и определённые трудности, и определённые риски, особенно для молодых людей, особенно для подростков. Здесь нужно не только самим хорошо ориентироваться, но и уметь правильно подсказать молодому человеку, что является настоящими ценностями, а что является пеной какой–то, на которую либо внимания обращать не стоит, либо лучше вообще мимо проходить.

Здесь, безусловно, очень важна не только, естественно-научная среда, к которой нужно молодых людей не только подтаскивать, но и вызывать у них интерес к этим знаниям, но и очень важен баланс, связанный с гуманитарной составляющей: с историей, образованием как таковым, наукой, с нашими традициями, культурой, искусством и так далее.

Сейчас очень много возможностей создаётся, и почти в каждом регионе уже открываются так называемые технопарки для детей, для молодёжи. Что очень важно и было бы очень здорово, если бы и школа включалась тоже в эту работу, так же как, может быть, и в работу с будущими местами, где молодые люди могли бы продолжить образование либо могли бы в будущем работать, то есть и с промышленностью, с промышленными предприятиями, с учреждениями культуры и со средними и высшими учебными заведениями. Работа многогранная, многоплановая, но очень интересная.

Действительно, не знаю, есть ли вообще что–то интереснее. Ответственно, сложно и тяжело с ребятишками, но очень интересно чувствовать, как под силой вашего интеллекта и силой вашей воли формируется человек. Это счастье – испытывать эти чувства. В этом смысле я вам завидую хорошей завистью и желаю вам успехов!

Реплика: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста, кто начнёт?

Вы победитель? Поздравляю Вас.

А.Шагалов: Спасибо.

Я хочу от лица всех нас поприветствовать Вас, сказать, что для нас это большая честь, это очень интересно, мы этого ждали и, конечно же, волновались.

Здесь мы все преподаём разные предметы, мы все из разных регионов, но всех нас объединяет одно: мы учителя, мы любим свой предмет, и мы имеем дело с ребятами, с нашим будущим поколением; для нас очень важно быть сегодня услышанными, услышать Ваше мнение, поделиться с Вами нашими идеями, поговорить – просто поговорить, даже Вас услышать. Спасибо.

В.Путин: Вы расскажите нам тогда о том, как складывается Ваша работа, как складывалась Ваша судьба. Вы в школе в Армавире работаете?

А.Шагалов: Да, это маленький городок, 200 тысяч жителей.

В.Путин: Маленький, но удаленький. Хорошо известен на юге страны, да и в стране в целом. Город со своими традициями, старый город. Школа большая у вас?

А.Шагалов: Около тысячи человек в нашей школе.

В.Путин: Средняя, получается.

А.Шагалов: Ей присвоено имя Георгия Константиновича Жукова. Школа большое внимание уделяет патриотическому воспитанию, является опорной по кубановедению, то есть краеведению, – опорная школа в нашем городе. Это очень важно.

В.Путин: Что происходит нового, как Вы чувствуете, в преподавании русского языка и литературы?

А.Шагалов: Русского языка и литературы? Мы рады, что ЕГЭ совершенствуется. Но для меня мерило качества преподаваемых нами предметов – это когда ребята хотят читать, когда они хотят читать книги, изучать предмет. Я думаю, здесь немалую роль играет тоже личность учителя – заинтересовать ребёнка, чтобы его запал не пропал. Я думаю, учитель должен вдохновлять.

В.Путин: А Вы на чём делаете упор в своей работе? Как Вы строите работу? Вы в каких классах преподаёте?

А.Шагалов: Уже прошёл параллели 5-х, 6-х, 7-х; сейчас 8-е, 10-е, 11-е есть.

В.Путин: А что вызывает наибольший интерес у ребят, и что Вы стараетесь им продвинуть, что Вы считаете самым важным, самым главным?

А.Шагалов: В литературе? Литература помогает нам всем найти ответ на вопросы, кто мы, что мы, зачем мы, куда нам двигаться. То есть литература – это поиск ответов для каждого, он индивидуален порой. Литература, на мой взгляд, это и русский язык: вот эта пластика, эта возможность русского языка, когда ребята пробуют писать сами, создают литературные творения, – это очень интересно. То есть сам по себе урок русского языка и литературы уже воспитывает человека, формирует его.

В.Путин: А говорок кубанский у Вас где? Чего–то его нет. (Смех.)

А.Шагалов: Вы знаете, у нас всегда говорили, ещё в вузовские годы: «Старайтесь сдерживать». Но он не у всех присутствует, не у всех. Он, бывает, проскальзывает иногда, но не у всех есть. А так – есть.

Очень интересно, кстати, было слышать здесь говоры разных регионов. Мне как филологу это было очень интересно, как мы все говорим, немножко по–разному, разная эмоциональность, разная мимика и так далее.

В.Путин: Южане – люди эмоциональные.

А.Шагалов: Если посмотреть на фотографиях на стенде, у нас у всех руки то так, то так. Очень живые фотографии, эмоциональные. Я вообще считаю, что без эмоций нельзя. Эмоция, чистота должна быть в предмете.

В.Путин: А у вас программа как построена? На каких учебниках базируетесь, работаете?

А.Шагалов: «Русский язык и литература», Ладыженская, Баранов. Тот же учебник, по которому, в принципе, учился и я, иллюстрации и сочинения те же. И когда ребята говорят: «Как это возможно написать? Мы не можем», – я говорю: «Ребята, я это тоже делал, я тоже проходил то, что проходите и вы. Я всё это делал – значит, и вы сможете». Когда они понимают, что я учился по такому же учебнику (он сейчас, конечно, модернизирован, но те же работы, те же сочинения мы писали), то, конечно, и они понимают, что они смогут это сделать.

Конечно, предела совершенству, я считаю, нет. Во всех областях есть, конечно, что совершенствовать, есть что модернизировать. Предела совершенству нет, есть над чем работать.

В.Путин: А вот то, что мы сейчас пытаемся продвигать как инструмент повышения квалификации самих учителей – как это у нас называется, Андрей Александрович, учительский стандарт?..

А.Фурсенко: Профессиональный стандарт педагога.

В.Путин: Да, профессиональный стандарт педагога. Вас это как–то затрагивает? Вообще, это вопрос ко всем. Вы с этим сталкиваетесь? Эта практика внедряется в реальную жизнь – если внедряется, то как? Считаете ли вы это целесообразным? Что бы вы считали нужным дополнить или оттуда изъять, как совершенствовать эту систему?

А.Шагалов: Я скажу, может быть, парадоксальные вещи, но любой человек всегда шире какого–либо стандарта, невозможно всё уложить в стандарт.

В.Путин: Конечно. Но и ориентиры должны быть.

А.Шагалов: Да, стандарты – примерный ориентир. Но как мы проявляемся здесь, это всё невозможно внести. То есть стандарт – это примерный ориентир, каким мы хотели бы видеть учителя, но здесь, опять же повторюсь, ещё у каждого свои индивидуальные особенности, свои подходы – всё невозможно прописать. То есть, на мой взгляд, это ориентир немаловажный, но здесь ещё важно самосовершенствование человека.

В.Путин: Понятно. Но всё–таки Вы как–то с этим сталкиваетесь, это внедряется в реальную жизнь, в учительскую среду?

А.Шагалов: Пока мы теоретически его изучили.

Реплика: Мы его все прочитали, да.

Реплика: Это стержень учителя, по большому счёту.

А.Шагалов: Да, изучается, на него обращают внимание. Но как дальше будет с этим выстраиваться работа, я не знаю пока, не могу Вам на этот вопрос ответить.

В.Путин: А зарплата, извините, у вас какая?

Реплика: Честно говорить?

В.Путин: Здесь правду надо говорить.

А.Шагалов: Разная. Она зависит от моих заслуг, от заслуг учеников, она может варьироваться: средняя – от 25 до 30.

В.Путин: Александр Михайлович, я же не отстану всё равно. Лучше скажите, сколько Вы получаете? (Смеётся.)

А.Шагалов: За сентябрь ещё не получил, но в том году – 26, 27, 28, 30 тысяч.

В.Путин: 26–28 тысяч. То есть Вы получаете ниже среднего педагогического заработка по стране: в 2015 году у нас средний заработок у учителей в школах был 32,5 тысячи.

А.Шагалов: Владимир Владимирович, можно сразу тогда к этому вопросу? Дело в том, что важно, чтобы считали среднюю зарплату по одной ставке, потому что все учителя работают больше ставки, то есть в основном полторы ставки, почти две. То есть, когда выводят среднюю, берут одну ставку. Если бы была хорошая зарплата за одну ставку – если ты можешь, ты берёшь, например, полторы. Хотя, на мой взгляд, желательно учителю работать на одну ставку, получать хорошую зарплату, чтобы повышать качество. То есть он имеет дело с двумя классами, но он полностью успевает с ними работать, а не так, когда у нас полторы ставки, шесть-семь классов, а у учителя русского языка и литературы только три контрольных стопки.

В.Путин: А Вы работаете на одну ставку или на полторы?

А.Шагалов: По 30 часов у меня получается.

В.Путин: То есть полторы ставки, да? На самом деле Вы эти 28 тысяч получаете на одну ставку?

А.Шагалов: Нет, это уже окончательный.

В.Путин: Это уже окончательный результат, да? Понятно. В прошлом году была средняя – 32,5, в этом году 36 с чем–то там должна быть по итогам года, средняя. Такова статистика. Это же средняя по стране, это на Севере, в других регионах.

А.Шагалов: В регионах везде всё по–разному.

В.Путин: Там и 70 может быть, и 100 где–то, понимаете?

А.Шагалов: Хотя мы делаем одну и ту же работу.

В.Путин: Саш, условия разные.

А.Шагалов: Конечно, я понимаю.

В.Путин: Это и условия жизни, и стоимость жизни разная. Но тем не менее я услышал, мне небезынтересно. Сколько лет Вы работаете?

А.Шагалов: Здесь для конкурса округляли – три года и 10 месяцев, почти четыре, не так долго.

В.Путин: Ну да.

Пожалуйста.

Е.Калинина: Я хотела ответить на Ваш вопрос по профстандарту. Проблема с профстандартом, на мой взгляд, заключается в следующем. Действительно, это ориентир, действительно, он отражает те вызовы, которые существуют в современном обществе: это и инклюзивное образование, это работа с детьми, для которых русский язык не является родным, и так далее. Но у нас нет инструментов, которые помогли бы учителей подготовить к овладению этими компетенциями.

И что, например, сделано было в нашей образовательной организации? Как только был опубликован проект профстандарта, мы постарались методическую работу в организации выстроить таким образом, чтобы самостоятельно, силами администрации, научно-методического совета подготовить учителей к его внедрению. Но, конечно, хотелось бы и казалось более логичным, если бы это начиналось с системы высшего образования, то есть если бы система высшего профессионального педагогического образования уже готовила учителей, которые могли бы работать и соответствовать тем критериям, которые прописаны в профстандарте.

Сейчас есть опасения, что каждый регион, может быть, даже образовательная организация будет пытаться идти по своему пути по овладению этими компетенциями, и, может быть, будут совершаться ошибки, которых можно было бы избежать.

В.Путин: Это абсолютно логично, естественно. Если профстандарты прописываются, то, конечно, высшая школа, которая готовит специалистов, – она должна ориентироваться на эти профстандарты.

Мы сейчас Министра спросим, насколько высшее образование может быть нацелено на достижение этой цели.

О.Васильева: Владимир Владимирович, Екатерина Игоревна задала совершенно правильный вопрос. Просто раньше детишек с ОВЗ [ограниченными возможностями здоровья] и детишек-инвалидов обучали хорошо обученные дефектологи, специальные преподаватели-дефектологи. Сейчас мы будем вводить, и уже вводится во все курсы педагогических вузов возможность работать с инклюзией и с такими детьми. Поэтому вопрос своевременный, и он абсолютно решаемый.

В.Путин: Но Катя же имела в виду не только это – она имела в виду широкий спектр этих требований к учителям, да?

Е.Калинина: Как быть с учителями, которые уже работают и которые не владеют?

О.Васильева: Я поняла. Во–первых, большая система повышения квалификации, о которой мы уже говорили. Плюс, Вы знаете, введение стандарта для детишек с ОВЗ, образовательного стандарта, с этого года, с которым Вы тоже можете ознакомиться и говорить. Плюс система повышения квалификации, которая входит в ту самую национальную систему повышения квалификации учителей.

Мы это дело делаем, и если есть такая потребность, то приглашаем Вас и всех приглашаем. То есть это всё уже рассчитано в этом плане.

Е.Калинина: Можно тогда ещё один небольшой вопрос, касающийся профстандарта? Я задавала этот вопрос Дмитрию Викторовичу Ливанову на нашем установочном семинаре. Вопрос в следующем: те компетенции, которые прописаны, безусловно, отражают требования общества, но, с другой стороны, у нас есть и какая–то региональная специфика и специфика образовательной организации. Допустим, если в нашей образовательной организации не обучаются дети, для которых русский язык не является родным, насколько важно нам, учителям, владеть этой компетенцией?

О.Васильева: Я думаю, что если Вы этот вопрос задали мне, то я Вам отвечу, владеть обязательно необходимо этой компетенцией по одной простой причине: в этом году в вашем регионе нет ребёнка, который требует ваших знаний, а через год он приехал в ваш регион, и что будем делать – не будем обучать?

Система предполагает достаточно глубокие знания, а Вы тем более как лингвист, вопрос касается лингвистов прежде всего, поэтому для Вас самих вряд ли будет сложно подойти к методике русского как иностранного.

В.Путин: Катя, Вы английский преподаёте?

Е.Калинина: Да, английский.

В.Путин: И как построена у Вас работа, в каких классах?

Е.Калинина: В основном работаю в старших классах: с 8-го по 11-й.

В.Путин: А когда начинают – с 5-го класса?

Е.Калинина: Со 2-го.

Обычно готовлю детей к экзаменам.

В.Путин: К экзаменам в вузы?

Е.Калинина: К единому государственному экзамену, к ОГЭ, ЕГЭ.

О.Васильева: По языку, имеется в виду.

В.Путин: По языку, понятно.

А сколько иностранных языков в вашей школе преподают?

Е.Калинина: Один.

В.Путин: Английский, да?

Е.Калинина: Да.

В.Путин: А школа специализированная или это в обычном режиме преподаётся?

Е.Калинина: Иностранный язык в обычном режиме, на углублённом уровне не изучается.

В.Путин: Что Вы считаете нужно сделать для совершенствования преподавания иностранных языков в школе?

Е.Калинина: Это очень сложный вопрос.

В.Путин: Так, а мы куда пришли–то? (Смех.)

М.Королёва: Можно я отвечу?

Кировская область, Мария Юрьевна Королёва.

В.Путин: Маша, помогите, да.

М.Королёва: У нас гимназия, где иностранный язык на углублённом уровне.

В.Путин: Подсказки запрещены, но…

М.Королёва: Мы считаем, что иностранный язык – это прикладной язык, и знать его должны все. У нас профильное обучение с 10-го класса, и у нас ОГЭ по английскому сдают все те, кто идёт на профиль. Поэтому для нас не новость, что вводится второй иностранный язык, и у нас это тоже есть. У нас и французский, и немецкий, один год латинский изучается. И у всех шок, что что–то вводится, а мы так давно живём, и результат у нас очень хороший.

В.Путин: Это какая школа, Маш?

М.Королёва: Гимназия №1, город Кирово-Чепецк, Кировская область. У нас инновационная школа, то есть площадка для многих проектов.

В.Путин: Латынь изучаете?

М.Королёва: Латынь.

В первом классе во втором полугодии ученики учатся на уроке музыки играть на флейте. В конце четвёртого класса на выпускном они играют «Гаудеамус» на флейте, а в 11-м классе они его поют.

В.Путин: Правда на латыни?

М.Королёва: На латыни.

Реплика: У нас тоже есть латинский язык.

М.Королёва: Это база же для всех языков, словообразование, потом даже для анализа текстов это очень помогает. У них мотивация: помимо всех тех языков, которые в школе есть возможность выбрать, они потом сами выбирают: «Я люблю Испанию и иду изучать испанский язык», – то есть очень мотивируем в плане языков.

В.Путин: Да. Что они у вас запоминают в основном из латыни?

М.Королёва: На латыни? В основном это пословицы. То есть то, что помню я с вуза.

В.Путин: Ave, Caesar, Imperator, morituri te salutant!

М.Королёва: Да. Но вот эти же пословицы могут помочь при написании того же эссе, сочинения, как какая–то цитата или ещё что–то, от которой можно оттолкнуться или, наоборот, поддержать своё мнение, как аргумент.

В.Путин: Здорово, интересно. Времени не жалко на это?

М.Королёва: Нет, не жалко.

В.Путин: Вы считаете это оправданно?

М.Королёва: Лично я считаю, что да. Потому что у нас есть те учащиеся, которые выбирают химический профиль, биологию, ещё что–то, есть те, которые идут в направление языков. Они понимают, что им нужно для поступления. Они выбрали вуз, они готовятся по определённым предметам, но они хотят изучать иностранный язык, а по часам, по всем этим СанПиНам они не могут взять больше. Есть такое, что они могут (у них попадает по расписанию), – они просто приходят на урок и сидят, потому что им хочется.

В.Путин: А родители как к этому относятся?

М.Королёва: Вместе с родителями идут к завучу и просят, чтобы дали им этот предмет, потому что они хотят, у них это получается: язык нужен, тем более в больших городах.

В.Путин: Интересно. Первый раз слышу, чтобы в школе преподавали латынь. Здорово!

М.Королёва: У нас это есть во многих школах. В Кирово-Чепецке у нас одна такая школа, в Кировской области есть.

Е.Калинина: Это компонент образовательного учреждения?

М.Королёва: Да, это как второй язык, наверное, вводят. Сейчас это стало вторым языком.

В.Путин: Здорово. Древнерусский ещё надо изучать. (Смех.)

М.Королёва: Это надо спросить у учителя русского – может быть, он и вводит это дополнительно в своих уроках.

В.Путин: Саша, древнерусский будем изучать?

А.Шагалов: Вы знаете, мне кажется, всё–таки в школе нет, потому что для студента филфака, это был, наверное, самый сложный предмет, один из самых сложных.

В.Путин: Древнерусский?

А.Шагалов: Да, для студентов филфака, для нас, он был очень сложным предметом, поэтому в школе – нет.

В.Путин: А Вы изучали древнерусский?

А.Шагалов: Старославянский, потом древнерусский. Но это очень сложные были темы, хотя ребята частично с ним встречаются, когда мы изучаем древнерусскую литературу.

Я приносил распечатанные копии летописей, там они посмотрели, насколько это сложно, где нет ни пробелов, ни знаков препинания, слова сокращены, попробуй это прочитать – это очень тяжело. Вот мы немножко переводили. Как элементы вводить можно на уроках, учителя сами иногда вводят, это очень интересно. Это чувство языка, история языка, как он менялся.

В.Путин: Да, это правда, живой организм.

А.Шагалов: Да, слова менялись, корни сохранялись, менялось значение и так далее. Это очень интересно.

А.Зимина: Меня, как учителя русского языка и литературы с 22-летним стажем, как многодетную маму, ну и, наверное, в первую очередь, как гражданина, волнует уровень культуры подрастающего поколения. Я думаю, что каждый из нас делает всё возможное, чтобы решить эту проблему и на уроках, и во внеурочное время, и во внеклассной работе, даже латинский мы теперь преподаём. И у каждого региона тоже есть свои способы решения этой проблемы. Например, в Самарской области у нас есть курс «Духовно-нравственная культура России». Я являюсь соавтором учебного комплекса и подарок Вам тоже привезла.

Вопрос такой: так как у нас единое образовательное пространство, так как у нас одна культура, общие корни, не считаете ли Вы возможным введение в школе культурологического курса, общего для всех детей, вне зависимости от национальной принадлежности и вероисповедования? В этом курсе, может быть, можно учесть, оставить несколько часов для изучения культуры своего региона, но тем не менее этот курс, наверное, на мой взгляд, способствовал бы воспитанию человека культуры, формированию национальной идентичности.

В.Путин: Ну, конечно, это полезно. Вопрос только в том, как организовать, какое время это будет занимать, как это будет в сетке, как те же самые СанПиНы будут соблюдаться? А так, безусловно, верно.

А.Зимина: Можно было выстроить это с 1-го по 11-й классы. Это можно было бы закончить и мировой культурой, есть широкий взгляд на этот вопрос.

В.Путин: Конечно, это ценные знания, базовые на самом деле. Это Министерство само должно подумать, посмотреть, как распределять эту нагрузку. Конечно, я же с этого начал, я же и говорил о том, что должен быть баланс между естественными науками и гуманитарными. И, разумеется, вопрос о культуре стоит во главе.

А.Зимина: Или можно было бы в рамках внеурочной деятельности. Но суть в том, чтобы это был единый курс, поскольку можно было бы здесь учесть практику регионов и создать какой–то предмет.

В.Путин: Мне кажется, что на уровне профессионального сообщества вам и нужно об этом подумать, инициировать этот вопрос на рассмотрение Министерства и так далее. Это, как мы понимаем, тонкая сфера. Я, конечно, за, точно совершенно, но это должно быть продумано и проработано на экспертном уровне.

Р.Калимуллин: Можно в продолжение темы подготовки педагогических кадров. Когда я молодым учителем пришёл в школу, одной из проблем было то, что было сложно вообще интегрироваться в эту среду, то есть очень мало было практики в период обучения в педагогическом вузе.

Абсолютно поддерживаю Ольгу Юрьевну, она говорила недавно о том, что педагогический бакалавриат привёл к тому, что, когда учишься в вузе, вообще педагогической практики в школе очень мало. Когда ты приходишь непосредственно на работу в школу, начинаешь работать, то очень сложно первый год даже применять те теоретические знания, которые у тебя есть, на практике, потому что не было среды, где это можно было отрабатывать. Например, я здесь думаю, что можно как–то подумать над тем, можно ли увеличить практические занятия в период обучения в вузе. И даже, может быть, по примеру конкурса «Учитель года» – он однозначно же способствует повышению престижа профессии – можно устроить конкурс профессионального мастерства студентов педагогических вузов.

У нас есть такая идея в Ульяновской области. Мы с нашей ассоциацией, областным клубом «Учитель года» такую программу готовили. Это однозначно будет способствовать усилению связки госшкол в части формирования педагогической практики и будет способствовать однозначно повышению престижа профессии среди самих студентов. И, мне кажется, это будет способствовать тому, что, когда человек придёт в школу, он уже будет иметь определённый опыт, навыки того, как нужно вести уроки, как их строить правильно, – вообще, как решать нестандартные ситуации. Потому что сегодня в вузе это в основном изучается на теории, не на практике, а практики не хватает.

В.Путин: Вы знаете, когда мы с бизнесом работаем, встречаемся, обсуждаем вопросы и проблемы, связанные с рынком труда, с подготовкой нужных специалистов для экономики, для наших инновационных, прежде всего, предприятий, то это вопрос номер один – подготовка кадров. Но там ещё можно понять, что есть какие–то сложности, связанные с тем, что нужно заинтересовать предприятия с тем, чтобы они брали будущих специалистов к себе на практику, хотя они напрямую в этом и заинтересованы, чтобы найти подходящих людей и подготовить их для практической работы. Но в государственных учреждениях, какими являются школы, условно государственных (они часто являются местными), во всяком случае всё, что входит в непосредственную сферу влияния со стороны государства, это само собой разумеющиеся вещи. Я не первый раз это слышу, но для меня даже странно, что здесь есть какая–то проблема: это вопрос только организации работы, подготовки кадров. Надеюсь, Министерство отреагирует на это. Здесь вообще нет никаких проблем, кроме одной – организовать работу.

Р.Калимуллин: Понимание этого есть, но на практике этот вопрос не решается.

В.Путин: Ну, конечно. И что касается конкурсов студентов педагогических вузов старших курсов – это тоже очень хорошая идея.

Р.Калимуллин: Вообще у нас идея, допустим, можно даже это интегрировать в WorldSkills, чемпионат рабочих профессий, в определённой степени, там компетенция уже заложена – преподавание в начальной школе; можно это, естественно, расширить на основную и старшую школу. То есть в определённой степени как–то интегрировать это движение.

В.Путин: Это не совсем WorldSkills, конечно, не рабочая профессия.

Р.Калимуллин: Понятно, что это не совсем рабочая профессия.

В.Путин: Как пример можно взять.

Р.Калимуллин: Как формат, скажем так.

В.Путин: Совершенно верно, совершенно точно, как формат, – и, отталкиваясь от этого, организовать эту работу. Надо посмотреть.

М.Королёва: На съезде, на нашей секции, где мы сидели, прозвучала такая идея – проведение международного конкурса между молодыми педагогами (может быть, даже и выпускниками вузов, высших учебных заведений) как раз на выявление лучших. Может быть, и опытом делиться.

В.Путин: Можно.

М.Королёва: Там и язык пригодится.

В.Путин: Латинский, да?

М.Королёва: Английский.

В.Путин: Вы знаете, точно совершенно, тут даже без латинского языка можно организовать на уровне СНГ. Там и польза будет с точки зрения продвижения русского языка, и с точки зрения профессионального роста в учительской среде. Это очень интересно, хорошая идея. Давайте мы проработаем и с коллегами поговорим на этот счёт.

Пожалуйста.

М.Луференков: Луференков Максим Николаевич, учитель информатики, Смоленская область.

Я о своём, о больном, – о предмете. У нас информатика в 11-м классе есть как экзамен по выбору ЕГЭ, и, в отличие от экзамена в 9-м классе (ОГЭ), он проводится в бумажной форме. Надо сказать, что тенденция такова, что большинство заданий на экзамене сводятся, на мой взгляд, к наиболее важной теме – это алгоритм, программирование, то есть умение мыслить. В связи с этим у меня вопрос, связанный с тем, планируется ли вводить компьютерную часть в этом экзамене, и если планируется, то когда, поскольку задания с развёрнутым ответом, которые пишут на информатике дети, – это задания, которые пишутся на бумаге в качестве программ на каком–то языке программирования, какой дети выбирают. Для меня это кажется очень неестественной вещью, когда человек программирует на бумаге. Хотелось бы знать, есть ли планы.

В.Путин: Это вопрос, я так понимаю, только материального обеспечения?

М.Луференков: Я понимаю так, что когда–то такая попытка была, но, видимо, эта попытка не удалась, поэтому сегодня самое сложное, что возникает при сдаче этого экзамена, когда ребёнок начинает писать программу на бумаге – и не может её понять и проконтролировать. Это ещё проблема и у экспертов, которые эту программу проверяют.

В.Путин: Я ещё всё–таки вернусь к тому, что я сейчас сказал, всё–таки прежде всего материальное обеспечение нужно.

М.Луференков: Наверное, да.

В.Путин: «Железо» нужно.

М.Луференков: Нужно «железо», конечно, да, – возможно ли это?

В.Путин: Возможно, конечно. Нужна просто отдельная программа, и нужно, чтобы Министерство с этой программой вовремя вышло при формировании бюджета, посмотреть, сколько это стоит, и постепенно, постепенно реализовывать. А разве та компьютеризация, которая проведена в школах, недостаточна?

М.Луференков: Недостаточна, конечно. В том смысле, что есть такой опыт, когда в 9-м классе экзамен проводится на компьютерах, вторая часть, и могут возникать проблемы с тем, чтобы, например, массово дети сдавали этот экзамен, поскольку, как правило, организуется не так много пунктов сдачи ЕГЭ. И если, например, в комнате сдают 50–60 человек, то организовать, например, классы для того, чтобы провести этот экзамен, становится сложно.

Я думаю, что организовать можно. Мне хотелось бы, чтобы этот экзамен проходил с помощью компьютера.

В.Путин: Естественно.

М.Луференков: Если вдруг Министерство пойдёт нам навстречу. Спасибо.

В.Путин: Нет, я думаю, что это не просто желание – это абсолютно естественная постановка вопроса, потому что, конечно, на бумаге, наверное, можно писать, но это совсем другая история.

М.Луференков: Мне кажется, это противоестественно.

В.Путин: Нужно просто организовать эту работу, а если потребуется дополнительное финансирование, надо просто посчитать сколько. Ведь определённая база уже есть, её только нужно, особенно в пунктах приёма ЕГЭ, модернизировать.

О.Васильева: Перераспределить можно просто.

В.Путин: Может быть, что–то добавить. Надо просто посчитать, надо счётные позиции. По стране, конечно, немало получится, но, может быть, и с нуля не нужно создавать как отдельную программу – просто посмотреть на имеющуюся базу, и, отталкиваясь от неё, нужно что–то добавить ещё. Ладно?

О.Васильева: Хорошо.

В.Путин: Пожалуйста.

В.Галимов: Владимир Владимирович, можно?

В.Путин: Да, разумеется.

В.Галимов: Владислав Николаевич Галимов, Красноярск.

Я очень люблю интеллектуальные игры, играть и проводить их. И есть такая замечательная игра «Умники и умницы». Если можно, по формату этой игры выберите, пожалуйста, вопрос по ключевым словам.

В.Путин: Нужно сформулировать вопрос?

В.Галимов: Нет, я Вам задам вопрос, а Вы выберите его по ключевым словам, которые я скажу: первое ключевое слово – «чтение», второе – «учебники», третье – «инженерная школа».

В.Путин: Чтение книги.

В.Галимов: Спасибо. Не удалось вывернуть на естественно-научную тему.

В.Путин: И научно-естественная среда тоже без чтения вряд ли возможна. Чтение может быть каким угодно, книжное или в электронном формате, но всё равно читать.

В.Галимов: У меня в связи с этим вопрос. Вы говорили о настоящих ценностях, и Александр Михайлович говорил о чтении. Мне очень понятно, что наша страна будет зависеть от того, что мы читаем и что читают наши дети. У меня, естественно, вопрос к Вам: а что Вы читаете, что Вы любите читать – ну, не по работе, а для души, скажем?

В.Путин: Я читаю то, что я не люблю читать. (Смех.)

А.Зимина: Не успеваете.

В.Путин: Читаю то, что не люблю. А вообще, из того, что люблю, – у меня на столе лежит постоянно Лермонтов. Я вот Лермонтова читаю с удовольствием для того, чтобы подумать о чём–то, отвлечься и попасть в другой мир, полезный, красивый и интересный.

В.Галимов: А из научно-популярного что–нибудь, может быть, когда–то читали – что Вам запомнилось?

В.Путин: Конечно. Про НИИЧАВО, я думаю, мы все читали. (Смех.)

Пожалуйста.

А.Барашев: Барашев Андрей Хугасович, город Ростов-на-Дону, учитель русского языка и литературы.

У меня вообще две реплики: одна – мечтательная и романтическая, а вторая – поумнее. Я, с Вашего позволения, начну со второй.

Я хотел бы задать такой вопрос…

В.Путин: А первый тогда можно опустить совсем.

А.Барашев: Первый, если Вы мне позволите, после.

Я хотел бы задать такой вопрос: нет ли какой–то перспективы развивать идею «Сириуса»? Я сейчас объясню, в каком плане. Дело в том, что в «Сириус», как правило, едут дети уже мотивированные. Может быть, имеет смысл создать какую–то сеть, если не в каждой области, не в каждом регионе, то, может быть, хотя бы на уровне федеральных округов, куда могли бы попадать, в подобные центры, дети, не которые уже высоко мотивированы, но которые мы бы хотели, чтобы стали таковыми. Потому что для многих «Сириус» – это недостижимая мечта, в общем–то.

В.Путин: Сириус – звезда.

А.Барашев: Правильно. Может быть, там попроще звёздочки будут какие–то разбросаны по всем федеральным округам. Собственно, это могло бы стать предварительным отбором, в том числе для «Сириуса». Я знаю, что в некоторых регионах такое практикуется и на уровне элитных школ, и вообще. Но, может быть, если бы это была какая–то единая сеть, то это был бы единый уровень преподавателей и подготовки детей.

В.Путин: Спасибо, что Вы вспомнили об этом. Мне это приятно особенно, потому что я этот «Сириус» придумал. Эта идея рождалась постепенно. Первоначально объекты, которые мы сейчас передали в этот образовательный центр, предполагалось передать для спортивной подготовки. Просто для различных спортивных целей. Просто размышляя на тему о том, что могло бы быть наиболее полезным для страны с точки зрения олимпийского наследия, постепенно, постепенно расширял и расширял возможности применения этой инфраструктуры и додумался до создания вот этого «Сириуса». Да и название даже сам придумал, потому что Сириус – самая яркая звезда на небе.

Конечно, исходил из того, что мы должны наладить работу с талантливыми детьми, вы это знаете, наверное, лучше, чем кто–либо другой. У нас так всякие иностранные фонды шастают по стране и уже на уровне школ начинают отбирать и на гранты сажать талантливых ребятишек, на гранты сажать уже, и потом их вывозят во всякие образовательные учреждения. Поэтому возникла идея, она должна была давно возникнуть – создать этот «Сириус».

На мой взгляд, он развивается очень успешно, и постепенно эндаумент мы нарастим. Это будет учебное заведение для талантливых детей, которые будут независимы от государства. Потому что оно будет в состоянии само себя содержать и развивать, что самое главное.

На сегодняшний день там нарастили количество направлений деятельности. Первоначально исходил, честно говоря, из того, что там будет в основном математика, физика, искусство и спорт, самое-самое, такое, где у нас есть большая компетенция, исторически сложившаяся. Сейчас мы его расширили, в том числе будет и русский язык, и литература. Мы передали туда не только пятизвёздочную гостиницу, где ребята живут, мы сейчас там и школу строим, и передаём огромное помещение, в котором размещался во время Олимпиады пресс-центр.

Там общая площадь – несколько московских Красных площадей, где собираемся делать технопарк детский и юношеский, и театр. Театр будет строить один из самых лучших в мире архитекторов по строительству музыкальных театров – господин Тойота. Он уже там был. Почему это важно? Потому что зал музыкального театра должен звучать как музыкальный инструмент сам по себе, и он добивается такого качества. И мне бы хотелось, чтобы такое качество было там во всём.

Мы уже говорили с коллегами о том, что, конечно, одного этого «Сириуса», наверное, недостаточно. Мы предполагаем, что мы будем детей собирать, там будут с ними работать, а потом будет образовываться сборная команда, и будут вызывать на второй, на третий раз. А потом в идеале будут сопровождать при поступлении в высшее учебное заведение и трудоустройстве.

Конечно, очень бы хотелось, чтобы нечто подобное было и в регионах Российской Федерации, хотя бы на региональном уровне, как первый шаг к расширению этой сети, и чтобы они все были между собой связаны, чтобы возникало некое сообщество «Сириуса», чтобы люди, которые уже там побывали, оставались, создавали свои социальные сети, и там, в этих сетях, общались, развивались, обменивались опытом каким–то и жизненным, и профессиональным.

Если вы обратили внимание, там у нас и ребята, которые занимаются математикой, допустим, естественными науками, спортсмены, хоккеисты, и фигурное катание, и балет. Мне очень хотелось, чтобы талантливые ребята каждый из своих сфер общались друг с другом, делились этим опытом друг с другом и понимали, что кроме их узкой специализации, которую они для себя выбрали, в которой они чувствуют себя сильными, есть ещё нечто другое. Жизнь более гармонична и гораздо интереснее, чем только та узкая специальность, которой они себя посвящают, хотя это чрезвычайно важно.

И, знаете, это получается прямо на конкретных примерах. Сейчас не буду вдаваться, чтобы времени не терять, но ребята друг к другу относятся с уважением. Я уже говорил как–то, по–моему, даже где–то публично, что были скептики, которые говорили: «Ничего у вас не получится. Почему? Потому что первое, с чего начнётся, это ваши хоккеисты, вот с такой огромной лапой, набьют морду математикам и прочим ботаникам». А ничего подобного не происходит, потому что те же «хоккеисты вот с такой лапой» и ребята, которые занимаются фигурным катанием или ещё чем–то, знают, что такое успех и труд, который нужен для того, чтобы этого успеха добиться, и относятся с уважением ко всем. Это очень важно. Такой опыт взаимного общения чрезвычайно важен.

Если вернуться к Вашему вопросу, то, конечно, очень бы хотелось, и мы будем к этому побуждать руководителей регионов, чтобы этот круг «Сириуса» расширялся.

А теперь – первый вопрос.

А.Барашев: Мечтательный.

В.Путин: Первый тоже, собственно, мечтательный. Мы мечтаем с вами о том, что это нам удастся сделать.

А.Барашев: Да. Я, собственно, хотел спросить про чтение, но так как ответ уже прозвучал, то поэтому я просто хочу Вас пригласить к себе на открытый урок по Лермонтову.

В.Путин: Что будем делать? Стихи читать?

А.Барашев: Почему нет?

В.Путин: Давайте сейчас начнём.

А.Барашев: Я думаю, что мне как учителю не хватает детей.

В.Путин: Вы представьте, что мы Ваша аудитория. Давайте, я начну, а Вы продолжите:

Люблю отчизну я, но странною любовью…

А.Барашев: Знаете, я вот что хотел сказать.

Я, с Вашего позволения, не буду продолжать. Я как–то вообще довольно мало читал стихов во время конкурса, этим у нас некоторые другие занимались конкурсанты. Я просто хотел бы продемонстрировать, что Лермонтов – это не совсем тот образ, который для многих из нас сложился, потому что первый образ Лермонтова, и если мы его будем сравнивать с Пушкиным, то, что он там более грустный, поэт луны по сравнению с Пушкиным, поэтом солнца. Мне бы хотелось, чтобы Вы поприсутствовали на уроке, где я пытался доказать, что это очень солнечный поэт.

В.Путин: С удовольствием.

А.Барашев: Спасибо.

В.Путин: Ещё раз, в какой школе Вы преподаёте?

А.Барашев: Лицей №11 города Ростов-на-Дону. Я не знаю, что теперь со мной будет, когда я вернусь.

В.Путин: А что такого?

Вы знаете, в Лермонтове ведь все видят то, что хотят. Он же гениальный был человек, разносторонний. Поэтому все, кто хочет что–то видеть в нём, это и видят. Если современным сленгом изъясняться, то в известной степени его можно назвать диссидентом, правильно? Ведь он очень критично относился ко всему. То, что я начал, «Родину»:

Люблю отчизну я, но странною любовью!

Не победит её рассудок мой.

Ни слава, купленная кровью,

Ни полный гордого доверия покой,

Ни тёмной старины заветные преданья

Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

Но я люблю – за что, не знаю сам –

Её степей холодное молчанье,

Её лесов безбрежных колыханье,

Разливы рек её, подобные морям…

Он любит Родину. А дальше он к людям переходит. Понимаете, это уникальное чувство, красиво, гениально изложенное.

Или «Прощай, немытая Россия». Казалось бы, такая вещь, грубоватая по отношению к стране: «Страна рабов, страна господ, и вы, мундиры голубые, и ты, им преданный народ». Но те, кто хочет увидеть этот негатив, на этом останавливаются, а там есть второе четверостишье:

Быть может, за стеной Кавказа

Укроюсь от твоих пашей,

От их всевидящего глаза,

От их всеслышащих ушей.

Это написано когда? По–моему, в 1841 году. А в связи с чем? Он ехал на Кавказ. Он же был офицер и воевал за интересы Отечества. С одной стороны, он не приемлет вот этого официоза, наушничества и всяких слежек и так далее, а с другой стороны, он готов жизнь отдать за интересы страны и Родины. Он был чрезвычайно храбрым человеком. И вторую часть стараются часто не замечать. И человек, который не любил Отечество всем сердцем, никогда бы не написал «Бородино».

А.Барашев: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста.

И.Филатов: Владимир Владимирович, Филатов Иван, Республика Татарстан.

Возвращаясь к теме «Сириуса», хочу сказать, что в Татарстане в принципе уже существуют такие образовательные школы.

В.Путин: Да, я знаю.

И.Филатов: Но тем не менее все эти школы остаются для, скажем так, обучения детей по определённым профилям. И сейчас национальная задача государства и бизнеса, как Вы говорили, – это востребованные профессии. Понятно, что на ближайшие десять лет вектор развития нам ясен, это всё–таки технический, чаще всего об этом говорят. А какие, на Ваш взгляд, профессии будут востребованы через десять лет?

В.Путин: Ну вот, спросил. Откуда я знаю? Это же зависит от того, как будет развиваться следующая, пятая, говорят, технологическая революция. На грани, на стыке наук. Мы с Андреем Александровичем недавно встречались с нашими достаточно молодыми, но уже крупными исследователями, которые и у нас в стране живут, и частично работают за границей. На стыке: биология – химия, биология – физика.

В.Галимов: Владимир Владимирович, в связи с этим про инженерную школу. Понятно, инженерные школы – это прежде всего физика, математика, информатика.

В.Путин: Генетика и медицина.

В.Галимов: Но биология – это же самая инженерная из всех существующих наук, потому что в природе уже давно придуманы те принципы, те конструкции. Но мне кажется, очень логично видеть биологию в инженерной школе как один из основных предметов. Во всяком случае, у нас такие попытки есть.

В.Путин: Ну да. Генная инженерия – это что такое?

В.Галимов: Безусловно. Даже сами слова: генная, клеточная инженерия.

В.Путин: Она активно сейчас развивается в некоторых странах, таких как Соединённые Штаты, Китай. У нас делаются первые шаги – к сожалению, первые шаги, – но в принципе у нас есть все шансы стать тоже одним из лидеров в этом направлении. Академик Тамм, по–моему, в своё время говорил, что XXI век будет веком биологии, так же как двадцатый был веком физики, но на стыке всё будет. На стыке всё и происходит.

Н.Мелкумова: Владимир Владимирович, можно в продолжение вопроса?

Мы говорим о профессиях будущего, а у нас такая проблема в нашем регионе – я из Ивановской области, из маленького городка Кинешма на Волге, – у нас не хватает настоящих профессий. То есть у нас реально не хватает преподавателей практически всех специальностей. Если говорить, например, о географии, то у нас преподаёт её кто угодно, только не учитель географии. Как решить эту проблему, на самом деле мы не знаем, потому что нет просто специалистов, и они не идут к нам работать, в наш маленький регион.

В.Путин: Эта проблема – самая животрепещущая, что называется. Здесь простыми лозунгами и словами красивыми не отделаешься. Нужно просто повышать престижность профессии, нужно заниматься этим видом деятельности и этим предметом как предметом чрезвычайно важным для страны в целом. Нужно пропагандировать эту важность, заработную плату учителей повышать, создавать условия. Это комплексная задача. Но Вы же знаете, мы как раз, в том числе и для поднятия престижа этого направления, воссоздали Русское географическое общество.

Н.Мелкумова: Это замечательно.

В.Путин: И продвигаем большое количество проектов по линии Русского географического общества. Так и будем делать дальше.

Н.Мелкумова: Спасибо.

А можно ещё в продолжение престижности профессии? Вы знаете, когда у нас проходил конкурс, нам не раз показывали отрывки из фильмов о советском учителе, и таких фильмов об учителях, истинных учителях, очень много. Я поймала себя на мысли, что современных–то фильмов у нас нет, которые прославляли бы профессию, показывали настоящего учителя. Включив телевизор буквально несколько дней назад, я столкнулась с тем, что опять на каком–то очередном ток-шоу говорили, наоборот, негативное об учителях. Может быть, как–то пора государству вмешаться в этот процесс?

В.Путин: Я думаю, что Вы всё–таки со мной согласитесь: всем погрозить пальцем и сказать «не сметь», «рот не разевать» невозможно в современном мире, правда? Но в целом нужно настраивать общество, настраивать средства массовой информации на серьёзные отношения к нашим реалиям, серьёзное отношение к таким направлениям деятельности, как педагогика, учительская деятельность.

Зубоскалить, конечно, тоже нужно и тоже важно, но надо не забывать, что является основой нашего существования – воспитание детей. И внимание к учительской профессии, конечно, должно не ослабевать.

Я думаю, что вы всё–таки согласитесь, мы в последние годы стараемся это делать и по линии материального благосостояния, хотя скромные зарплаты, – но всё–таки цель–то какая? Подвинуть. Недавно совсем и этого не было. Мы из года в год это делаем с целью вывести среднюю зарплату учителя на среднюю по экономике. Кстати говоря, в 2015 году это было 103,5 от средней по экономике в стране. Это опять средняя, но двигаться будем и дальше в региональном разрезе, просто не сделать таких резких скачков.

Что касается географии, это важнейшее направление, конечно. География – это не просто географическая карта, это наша страна с традициями, с культурой, но это и очень важная составляющая с точки зрения экономики. Чрезвычайно важная вещь.

Может быть, видели сейчас, был в Оренбургской области, лошадей Пржевальского там выпускали на волю. Пржевальский Николай Михайлович, кроме того, что был географом, был ещё и сотрудником русской военной разведки, и очень успешным. Так что география – очень важный предмет.

Е.Кабачкова: Отдельное спасибо от учителей географии. Я как раз учительница географии из Анадыря, мы очень радостно встречаем все эти новшества, которые у нас происходят, и, конечно, тот факт, что будет рассматриваться новая концепция – это очень важно. Я, например, даже на конкурсе в течение этих дней услышала один вопрос по отношению к себе: есть ли жизнь на Чукотке.

Мы, там живущие, понимаем, что у нас жизнь, мы живём точно так же, мы часть нашей огромной страны. Но мне иногда кажется, что её масштабность и важность её изучения, наверное, лучше всех мы как раз оцениваем. Потому что мы, находясь на крайнем северо-востоке, имеем возможность вместе с лучами солнца каждый раз осмотреть все наши необъятные просторы и понять их значимость. А на материке для многих и детей, и взрослых Анадырь – это какой–то «зарубежный» город, поэтому по всем проектам в области развития географии двумя руками «за».

В.Путин: На вопрос «есть ли жизнь на Чукотке» можно сказать, что она возрождается на Чукотке.

Е.Кабачкова: Это, кстати, тоже очень заметно, что она возрождается, последние годы показывают, что, конечно, мы начинаем подниматься.

В.Путин: Анадырь начал выглядеть по–другому. Он стал разноцветным, красивым, современным.

Е.Кабачкова: Да. Но это может понять только тот, кто там побывал.

В.Путин: И аэропорт замечательный. То, что нужно, во всяком случае, для этого региона. Все называют Японию страной восходящего солнца. Это обман общественного мнения. Потому что Чукотка – страна восходящего солнца, Россия – страна восходящего солнца. Самая восточная часть Евразии – это Чукотка. Там острова замечательные, и через Чукотку, через эти острова шло освоение Аляски.

Очень интересная, кстати говоря, история. И перспективный регион, там очень перспективные есть направления работы. В основном связанные, конечно, с добычей полезных ископаемых, но тем не менее такие перспективы там есть.

Е.Кабачкова: Есть, конечно, и туристическое в том числе.

В.Путин: Да, очень интересно. Но я не был, к сожалению, там. Я знаю всё, что у вас там происходит, но обязательно приеду.

Л.Бондарь: Две темы. Во–первых, самарские школьники просили Вам передать большой привет.

В.Путин: Спасибо.

Л.Бондарь: И второе. Так или иначе постоянно от естественнонаучного направления мы возвращаемся к вещам эстетическим. Вы читали Лермонтова, Вы говорили про восход на Чукотке. И у меня, соответственно, вопрос: уровень эстетики, красоты, духовно-нравственной культуры, то, что нельзя посчитать, – что с этим делать, как это оценивать? Шалва Александрович Амонашвили сказал про любовь, которую нельзя посчитать.

Дмитрий Дмитриевич Гущин, с которым мы общались, сказал, что образование нужно обсчитать, отцифирить, сделать так, чтобы можно было подвести какой–то итог. Я не представляю, как можно оценивать уровень эстетики, эстетического развития, красоты, духовно-нравственных возможностей. Но ведь учитель русского в первую очередь и все остальные педагоги должны ребёнка этому научить. Как быть с этим? И нельзя же оценивать это только с точки зрения того, сколько отчётных концертов дал класс или сколько стихотворений мы прочитали в День рождения Пушкина. Как Вы считаете, что с этим делать?

В.Путин: Во–первых, что касается русского языка, нужно, во всяком случае, уметь грамотно излагать свои мысли и грамотно писать. Это вещи если не счётные, то вполне осязаемые.

Л.Бондарь: Это счётные вещи, но до эстетики здесь – разрыв.

В.Путин: Я согласен.

Что касается эстетики, можно ли какие–то выработать оценочные критерии, конечно, это всё дело вкуса. Самому понятию эстетики ещё можно по–разному дать определение. Но какие–то критерии должны быть, потому что если вы ставите перед собой задачу определить уровень знаний, понимания человека, с которым вы занимаетесь определённым предметом, то вы должны выработать известные критерии оценки, а по–другому невозможно.

Какие это могут быть критерии, это я вас должен спросить, вы, специалисты, должны нас просветить и сказать, что мы полагаем, что при устном или письменном изложении своих взглядов на такие–то и такие–то вещи невозможно современному образованному, интеллигентному и просвещённому человеку не заметить то–то и то–то. Если то–то и то–то осталось незамеченным, значит, нельзя считать человека просвещённым. Ну а вот тонкости, детали – это всё–таки должны специалисты сформулировать.

Л.Бондарь: Я спросил, потому что я испытываю определённые опасения, может быть, мои коллеги тоже, что, если попытаться всё–таки классифицировать такие тонкие материи, мы можем окончательно потерять эту самую эстетику и красоту. Если её доверить исключительно учителям как личностям, каждый педагог – это личность, тогда всё–таки возникает вопрос, даже скорее это уже не вопрос, а ответ получается, что очень большую работу мы делаем безоценочной, как сказал кто–то из моих коллег, только совесть.

В.Путин: Вы понимаете, в чём дело: если бы мы сейчас говорили о работе в каком–то творческом коллективе, если бы мы говорили о работе в сфере науки, исследований – это одно дело. И здесь, может быть, действительно очень много вещей, которые нельзя сформулировать. Но если мы говорим о подготовке молодых специалистов, если мы говорим об образовании, то всё–таки какие–то критерии должны быть, причём они должны быть единообразно понимаемые. Они не могут быть как в математике, дважды два – четыре, это понятно. Но какие–то критерии надо сформулировать, иначе это один шаг до того, чтобы, используя какие–то вкусовые подходы, не заметить главного, недооценить человека, или, наоборот, переоценить там, где нечего и оценивать. Поэтому это профессиональное сообщество должно выработать эти подходы, эти критерии. Во всяком случае, в школьных прогр