Всего новостей: 2555791, выбрано 2 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Рачевский Ефим в отраслях: Образование, наукавсе
Рачевский Ефим в отраслях: Образование, наукавсе
Россия > Образование, наука > ria.ru, 20 декабря 2016 > № 2066316 Ефим Рачевский

Педагогическое сообщество активно обсуждает новый проект профессионального стандарта. Какие новые возможности для профессионального роста учителя открывает документ? Что даст он родителю, как отразится на жизни учеников? Чего ждут от него представители бизнеса, системы повышения квалификации преподавателей? Эти темы внесены в повестку дня Всероссийской конференции по обсуждению содержания профессионального стандарта педагога, которая пройдет 20 декабря в Московском государственном психолого-педагогическом университете. Свое мнение о документе высказал корреспонденту РИА Новости директор Центра образования № 548 "Царицыно" Ефим Рачевский.

– Ефим Лазаревич, что даст учителю новый стандарт?

– Прежде всего, я не уверен, что это стандарт. Это один из вариантов исполнения поручений президента, сформулированных на Госсовете по вопросам совершенствования системы общего образования, который проходил в декабре 2015 года. Там речь шла, и президент об этом говорил, о неких ориентирах или, если хотите, показателях для профессионального роста учителя.

Знаете, есть устойчивое выражение — "карьерный дипломат". Это дипломат, который стартовал когда-то атташе или третьим секретарем в МИДе, дорос до второго, первого советника, а потом стал послом. Диапазон градаций довольно широк: от секретарей двух уровней и классов до советников, посланников. Ранг Сергея Лаврова, как известно, Чрезвычайный и Полномочный Посол.

Что касается учителей, то у них такая карьерная лестница невозможна. Потому что учитель он и есть учитель. Все, выше званий нет. Но хорошо ли это? Если не ошибаюсь, году в 1984-м в недрах Министерства просвещения зародилась инициатива создания прототипа ныне предлагаемой системы педагогических званий. От "молодого специалиста" к просто "учителю" и еще выше к "учителю-методисту". По каждому из них производилась доплата, но недолго. Новшество не прижилось.

- Что же выходит? Наши учителя вот уже 30 лет живут без карьерного роста?

– Да, но идея "мотивационной вилки" остается в школе, продолжает волновать умы. Разработчики проекта-2016 остановились на трех должностях: "учитель", "старший учитель", "ведущий учитель". Зачем это понадобилось? Одна из причин состоит, по-моему, в несовершенстве новой системы оплаты труда. Кроме того, в превратном подчас толковании ее на практике. В глазах многих так называемая "НСОТ" представляет гигантскую и малопонятную хаотическую сущность, заменившую якобы прозрачную и четкую ЕТС. Но последняя не содержала в себе и намека на оценку качества учительского труда.

Возьмем ситуацию с доплатами учителю за качество работы. Предположим, он учит 11 класс. Причем добрая половина детей это какие-нибудь необыкновенные отличники, сдавшие ГИА на максимальные баллы. Но к нему пришедшие лишь полтора года назад. То есть, в десятый. Задаю вопрос: эти высокие баллы и прекрасно воспитанные дети, чья заслуга? Сегодняшнего их наставника? Или той команды мастеров, которая вела их с пятого по девятый классы? Или, возможно, семьи, нанявшей репетитора, устранившего пробелы в знаниях и привившего к ним вкус?

Другой пример. Как член экспертной рабочей группы по присуждению наград учителям – звания "Заслуженный учитель Российской Федерации", медалей, орденов, – постоянно читаю характеристики на претендентов. Самый ходовой показатель в этих характеристиках число победителей олимпиад среди обучающихся. Второй критерий – количество детей, успешно сдавших ЕГЭ. Ну, вот все. Понятия "учитель", "качество его труда" безмерные, а критериев этого качества – два.

Редко, когда попадается запись, отмечающая, что у учителя по химии столько-то человек стали кандидатами химических наук. Но тут-то как раз все понятно: перед нами замечательный учитель и ученики у него действительно блестящие. А вот ситуация с его коллегами куда запутаннее и сложнее. Поэтому мне думается, что если наложить новую иерархическую систему учительских званий на адекватный ей порядок объективной аттестации, то это поможет сделать и систему заработной платы более стройной. Если вдобавок одним из индикаторов успешности работника станет его востребованность в учительской и ученической средах.

– Что Вы имеете в виду?

– Иногда, желая навести справку о каком-либо коллеге, я ввожу его фамилию в поисковую строку Яндекса. Нажимаю на правую стрелку и выскакивают отклики, рекомендации. Они говорят сами за себя. Благо, сегодня не осталось школы, которая не взаимодействует в Сети. Это и дает основание для веры, что измерить индекс востребованности педагога будет просто, а подделать нелегко. Да и бессмысленно.

- А что Вы скажете о наборе компетенций, носителем которых предлагается, согласно новому стандарту, стать учителю?

— В них-то и состоит его содержательный остов. Если проект войдет в законодательную силу, то каждый мой коллега будет обладать знаниями в сфере возрастной психологии, это, во-первых. Второе: уметь работать с группой, где есть дети с особыми образовательными потребностями. Девиантные или наоборот, очень одаренные, ну и так далее.

Третье: вести образовательный процесс в группе, где не все дети являются носителями русского языка. То есть взаимодействовать с детьми мигрантов. И наконец, четвертое: он должен находить индивидуальный подход к каждому ребенку. Вот то новое, что есть в стандарте и чего не было в прежних должностных инструкциях, поскольку они были очень размыты.

– Вы с этим согласны?

– Обязательно согласен.

- Считаете их массовое освоение реалистичным?

— Если мы возьмем любого профессионального учителя, то он давным-давно реализует эти компетенции на деле. Делится мастерством с сослуживцами, отдает его ученикам. Но если "до стандарта" это было проявлением его личного мастерства, то после принятия документа станет неуклонным требованием. Не исполняешь, значит, не вписываешься в рамку профессионального стандарта. А это может послужить предметом для твоего увольнения.

– Хорошо, а что новый стандарт изменит в жизни семьи ученика, его семьи?

– Качество образования детей окрепнет. Каждая из перечисленных мною групп детей, а следовательно, и их родителей, найдет в стандарте опору для защиты своих прав и интересов. А директор школы – содержательное основание для более тщательного подбора и отбора кадров в целях дальнейшего роста качества знаний и воспитанности учащихся.

Россия > Образование, наука > ria.ru, 20 декабря 2016 > № 2066316 Ефим Рачевский


Россия. ЦФО > Образование, наука > ria.ru, 2 сентября 2016 > № 2066255 Ефим Рачевский

Рачевский: я не готов расстаться ни с одним из наших учителей

Какой будет российская школа в ближайшие 10 лет? Исчезнут ли родительские собрания, отметки, сменная обувь, "архаичная" система отопления и не всегда вежливые учителя? Об этом и многом другом в интервью корреспонденту РИА "Новости" рассказал в день 80-летия Центра образования "Царицыно" № 548 его директор, заслуженный учитель России Ефим Рачевский.

– Ефим Лазаревич, восемьдесят лет, которые отмечает ваше учреждение – это много или мало?

– Боюсь, что для образования это совсем мало. Откройте газету – в медицине каждый день совершается какая-нибудь революция, в производстве автомобилей чуть ли не ежегодно объявляется новая эра или прорыв. А вот система образования за эти восемьдесят лет изменилась не так чтобы сильно. Дети – да, они изменились поразительно. Насчет умнее, не скажу, но точно стали любопытнее, самостоятельнее, ответственнее. В школе, которую нынешние ученики знают как Центр образования "Царицыно", я работаю 36 лет, с 1980 года. Так что времени для наблюдений и сопоставлений было много.

– Педагогика следующих десяти лет, какой вы себе ее представляете?

– Очень надеюсь, что даже за этот чрезвычайно скромный срок в корне изменится система взаимодействия "учитель – ученик". Будет сдвигаться в сторону живой беседы, диалога, где педагогу отводится роль достаточно долго молчащего субъекта образования. И что из 45 минут урока учитель будет вещать минут пять-семь. Все остальное время дети будут самостоятельно работать. Что касается школьных отметок, то они начнут оценивать не временной промежуток (четверть, полугодие, год), а освоение детьми серьезных дидактических единиц или тем.

– Парадокс: Вы констатируете, что за 80 предыдущих лет школа не слишком изменилась, но возлагаете столько надежд на грядущее десятилетие…

– Здесь парадокса никакого нет: мир превратился в гигантский адронный коллайдер, нас всех захлестнули процессы глобального ускорения. Еще семь-восемь лет назад планшетник, который лежит у меня на столе, взаимодействие между учеником и учителем за пределами класса по электронной почте казались фантастикой. А сегодня все общаются друг с другом, информационных потоков стало бесчисленное множество, а "мобильное" знание обретает трехмерность, цвет, звук, движение, синхронность… Но продолжу свой прогноз. Я убежден в том, что через 10 лет из школьного обихода испарится словосочетание "вызвать в школу", исчезнут родительские собрания. Они трансформируются в сугубо персональное, тонко настроенное сотрудничество между учителем и семьей. Исчезнет такое явление как сменная обувь, все будут ходить исключительно в белых носочках…

– Это Вы шутите?

– Нет, очень просто: пришел, разулся, надел свежие белые носочки и ходи себе по чистым кабинетам со спокойной совестью. Об этом написал мне один пятиклассник по фамилии Романов Костя. Возможно, он в кино такое видел, не знаю, но мечта ребенка показалась правильной. Потому что она будет, став реальностью, свидетельствовать, знаете, о чем? Об изменении отопительных систем школы. И, во-вторых, породит процесс, который ни в сказке сказать, ни пером описать. Вообразите, в школах сначала становится намного чище, а затем тенденция становится бесповоротной: будет все чище и чище. А главное, через 10 лет изменится туалетная система, не будет этих несчастных туалетов с предбанниками и в фойе, а будет туалет на одного человека. Вы видите, я говорю о низких истинах, а не о поэзии. Но с этого начинается высокое… И, наконец, канет в небытие такое явление как учитель, который кричит. Последнего такого педагога мы уволили в мае этого года. Это был последний кричащий, но из числа 287 его безупречно доброжелательных и вежливых коллег.

– Какой период Вашего директорства, начиная с 1980 года, можно назвать самым счастливым?

– А мне все они кажутся счастливыми и веселыми, у меня нет "самого-самого".

– Вы счастливый человек?

– Приходишь в школу, подбегает пятиклассник, спрашивает: "Как дела, что там у нас с бюджетом?". Ну, прекрасно, правда? Счастье!

– Это у вас такой уровень гласности в образовательном центре?

– Это мы просто выполняем закон об образовании, его 29-ю статью, где написано, что вся информация должна быть в открытом доступе, на школьном сайте.

– Кто Ваш любимый педагог из числа великих?

– Ну нет у меня такого идеала, честное слово. Могу сказать об учителях центра, я их знаю и очень люблю. Без исключения, всех. Это важно, прямо так и напишите. Я не готов расстаться ни с одним из них.

Россия. ЦФО > Образование, наука > ria.ru, 2 сентября 2016 > № 2066255 Ефим Рачевский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter