Всего новостей: 2556674, выбрано 9 за 0.006 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Садовничий Виктор в отраслях: Образование, наукавсе
Садовничий Виктор в отраслях: Образование, наукавсе
Россия > Образование, наука > ras.ru, 10 июля 2017 > № 2238495 Виктор Садовничий

Виктор Садовничий: «Мы должны показать всем, что мы – великая научная страна»

В МИА «Россия сегодня» состоялась мультимедийная пресс-конференция ректора МГУ, академика РАН Виктора Садовничего.

«Конкурс среди поступающих в МГУ на бюджет на сегодняшний день в среднем составляет два человека на место, а всего в этом году планируется принять на бюджет 10 тысяч абитуриентов», - сообщил ректор вуза Виктор Садовничий. «Но это средняя цифра, есть факультеты, где конкурс на бюджетные места будет пять и семь человек – такова статистика, но поступить реально можно», - заявил Виктор Садовничий на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня».

По его словам, он всегда был противником отмены медалей и льгот, которые предусматривает медаль, и всегда выступал за то, чтобы льготы были больше, а роль медали была значительнее. А если возникают сомнения по объективности оценки выданной медали, вполне возможно провести параллельное тестирование знаний по присуждению медали по подобию проведения процедуры с ЕГЭ. Поэтому Виктор Садовничий обратился к главе Роспотребнадзора Сергею Козлову с предложением «навести порядок в стране с присуждением медали».

«Идея проведения олимпиад – это реализация идеи нашего университета, и она себя хорошо зарекомендовала. Олимпиадное движение ширится. Если на начальном этапе в олимпиадах участвовало 600 тысяч ребят, то теперь счет идет о двух миллионах. Что очень отрадно, в олимпиадах принимают участие школьники не только 11-х классов, но и 5-х, 6-х, 8-х классов. Они хотят пробовать себя, побеждать. Из участвующих до победы доходит чуть больше одного процента. Поэтому проведение олимпиад – это не самоцель победить и заработать медаль, а прежде всего возможность себя проявить. Каждая заявка на олимпиаду проходит экспертизу. В результате экспертиз утверждено 97 олимпиад на следующий год. Появились различные направления по интересам, всевозможные соревнования, кружки, школы робототехники, юных биологов, математиков. Из наших олимпиад выросло 11 международных олимпиад, то есть они получили статус международных. И мы гордимся, что наши команды побеждают за рубежом», - подчеркнул ректор МГУ.

Особое внимание на пресс-конференции было уделено перспективам международной деятельности, в том числе сотрудничеству с Пекинским политехническим институтом и Муниципальным народным правительством Шэньчжэня. По словам Виктора Садовничего, руководство Китайской Народной Республики очень заинтересовано в подготовке кадров - именно так возникла идея создания совместного университета.

«Наши китайские партнеры строят такое же высотное здание, как наша высотка МГУ на Воробьевых горах, строительство планируется завершить через год. Создана инфраструктура, ректор будет назначаться московским университетом, по окончании будет выдаваться диплом МГУ. Сейчас идет подготовка к приему. В начале августа мы примем 250-300 студентов. Занятия будут вестись на русском языке, магистерские программы – на английском, часть программ – на китайском. Конкурс большой, на балакавриат он составляет 5 человек на место. Китайцы очень заинтересованы в обучении и сотрудничестве, поэтому мы приглашаем абитуриентов из Таджикистана, Узбекистана, Баку, Еревана, впоследствии ждем желающих обучиться из дальнего зарубежья. С окончанием строительства такой же высотки в Китае, как наше здание МГУ на Воробьевых горах, можем обучать неограниченное количество.

6-7 сентября начнутся занятия в совместном университете в Шеньчжене. Это уникальный, ответственный проект, и наши китайские партнеры должны понять, что наш университет для них интересен», - заключил ректор МГУ Виктор Садовничий.

На пресс-конференции речь зашла о перспективах создания при МГУ Научно-технологической долины, о которой в прессе сообщалось ранее.

«Что касается проекта создания Научно-технологической долины, то на днях в Государственной Думе РФ начнется обсуждение в первом чтении принятия необходимых решений, необходимого закона для создания Научно-технологической долины. И мы надеемся, что до завершения этой сессии закон будет принят. Тогда, согласно закону, начнется привлечение инвесторов. Предполагается, что в нашей стране возникнет возможность развития новых территорий, примыкающих к университетам, когда эти территории могут быть предназначены для развития самого университета и для развития бизнеса и технологий на этих территориях. Это не научные парки, где фирмы арендуют территории и как-то координируют деятельность, а это территории развития университета, где научные школы, лаборатории создают возможности поиска новых технологий с новыми возможностями бизнеса. Ведь в современной ситуации уже невозможно мыслить без приложения технологий к научным идеям, без контакта с госкорпорациями, а также структурами, которые занимаются выпуском тех или иных изделий. Если все получится, как задумано, то через два года появятся новые проекты, которыми мы будем восхищаться. Это новое слово в глубоком понимании строительства университета, как структуры. Это не строительство учебного корпуса в прямом смысле слова, это строительство полигонов, лабораторий, может создание каких-то центров коллективного пользования, создание уникальных установок, типа супервычислителя и тому подобное. А я, как ректор, мечтаю, что там будут парки, аллеи, пешеходные тропы и велосипедные дорожки», - пояснил Садовничий.

Поскольку МГУ является одним из ведущих учебных заведений страны в развитии фундаментальных наук, то на пресс-конференции зашла речь о взаимосвязи вузовской и фундаментальной науки.

«Начну с того, что совсем недавно, 27 июня в МГУ состоялось совместное заседание Президиума РАН и Российского союза ректоров, в котором принимало участие 200 ученых, в основном - академиков. Встреча состоялась по моей инициативе, при поддержке исполняющего обязанности президента РАН академика Валерия Козлова. Эта многочасовая встреча показала, как важно академии и университетам работать вместе. Был сделан анализ результатов в выполнении совместных работ. К сожалению, было очевидно, что не хватало необходимой координации. Так получилось, что университетам удалось сделать больше за последнее время. Но академия-то уникальная! Академия - это ценность, которую страна никогда не должна потерять! Поэтому академия сейчас нуждается в поддержке и в новых концептуальных подходах. Президент России Владимир Путин дважды встречался с академиками, он придает огромное значение вопросам, связанным с деятельностью академии. Первый этап – выборы президента РАН, которые намечены на сентябрь. Сейчас зарегистрировано 7 кандидатов в президенты. На нашем совместном заседании мы определились и приняли решение, где мы можем фундаментально сотрудничать сообща – и кафедры и лаборатории и Научно - технологические долины и центры коллективного пользования. Мне кажется, что пора объединить фундаментальную науку идеологически и концептуально в один кулак. Сейчас есть определенный вызов перед академией и вузовским сообществом. После встреч Президента Владимира Путина с академическим сообществом и нашего совместного заседания академиков на базе МГУ я убежден, что будет намечена программа по развитию РАН, будет оказана необходимая поддержка государства. Мы должны показать всем, что мы великая научная страна», - сказал в заключение Виктор Садовничий.

Научная Россия

Россия > Образование, наука > ras.ru, 10 июля 2017 > № 2238495 Виктор Садовничий


Россия. ЦФО > Образование, наука > kremlin.ru, 25 января 2017 > № 2052189 Владимир Путин, Виктор Садовничий

Заседание попечительского совета МГУ.

Под председательством Владимира Путина прошло заседание попечительского совета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова.

Обсуждались промежуточные итоги программы развития МГУ до 2020 года и ход формирования научно-технологического кластера «Воробьёвы горы».

Кроме того, рассматривались вопросы развития фундаментальной науки и системы высшего образования в рамках Стратегии научно-технологического развития России, меры, направленные на повышение качества подготовки специалистов и их трудоустройство в отечественных компаниях.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами проводим очередное заседание попечительского совета Московского государственного университета как раз в день его основания. Этот день, как известно, стал традиционным праздником российского студенчества. Поэтому я хочу поздравить студентов, преподавателей, аспирантов, профессорско-преподавательский состав МГУ и не только МГУ, и студентов, и преподавателей всей страны хочу поздравить с праздником и пожелать всего самого доброго.

Хотел бы поблагодарить членов совета за активное участие в жизни МГУ. Предлагаю сегодня подробно обсудить некоторые решения, которые позволят университету и дальше играть определяющую роль в формировании интеллектуального и технологического потенциала России.

Университет всегда гордился своими выпускниками, и по праву. Они совершают уникальные научные открытия, добиваются успехов в бизнесе и на государственной службе, реализуют важные социальные, культурные, образовательные проекты, приносят славу и стране, и своей альма-матер.

Если оценивать университет по результатам и достижениям его выпускников, то здесь Московский государственный университет по праву занимает одно из первых мест в мире. Всё это повышает престиж, авторитет МГУ, причём не только в нашей стране, но и за рубежом.

Наши вузы, в том числе и МГУ, по целому ряду показателей существенно продвинулись в различных рейтингах. Вместе с тем мы с вами не раз говорили, что точечных успехов здесь, безусловно, недостаточно. Нужно ставить перед собой более амбициозные цели: войти в число мировых лидеров – прежде всего по подготовке высококлассных специалистов, по вкладу в создание прорывных разработок и развитие науки в целом.

Решение столь масштабной и столь важной задачи – это ответственность и перед подрастающим поколением страны. У нас немало одарённых ребят, которые хотят получить качественное, конкурентоспособное образование, уже с университетской скамьи участвовать в перспективных разработках, исследованиях, в научных проектах самого высокого уровня.

Со времён Михаила Ломоносова Московский университет всегда привлекал самых сильных, целеустремлённых молодых людей со всех уголков России. В прошлом году в МГУ поступил 371 победитель и призёр всероссийской олимпиады и 9 победителей и призёров международных олимпиад. В университете учатся и ребята, которые проявили особые способности в технической и гуманитарной сферах. Им предоставлены специальные гранты в размере 20 тысяч рублей ежемесячно. Будем и дальше оказывать содействие талантливым детям со всех уголков страны.

Виктор Антонович рассказывал, что заработала и университетская гимназия, её ученики уже приезжали в сочинский «Сириус», где слушали лекции учёных, представителей бизнеса, других известных и интересных людей, которые добились выдающихся результатов в своих сферах деятельности.

Обращаю внимание членов попечительского совета: нужно создавать необходимые условия не только для обучения, но и последующего трудоустройства одарённых ребят в органах власти и в отечественных компаниях. Они должны быть заинтересованы в том, чтобы работать именно на нашу экономику, на развитие нашей страны, в России.

Также просил бы подумать, как дополнительно поддержать студенческие коллективы, которые уже сейчас занимаются перспективными разработками по наиболее приоритетным для страны направлениям. В том числе речь может идти и об интеграции их проектов с деятельностью лабораторий мирового уровня, которые созданы также и в МГУ в рамках программы так называемых мегагрантов.

Хотел бы особо отметить, что многие из этих лабораторий возглавили как раз наши соотечественники, ранее выехавшие за рубеж, возвращающиеся, работающие всё больше у нас. Среди них, кстати говоря, есть и выпускники Московского государственного университета.

Уважаемые коллеги! В конце прошлого года мы приняли Стратегию научно-технологического развития России. Её реализация позволит повысить глобальную конкурентоспособность нашей страны, ответить на серьёзные, так называемые «большие вызовы», с которыми сегодня сталкиваются практически все государства мира.

В этой связи считаю, что нужно ещё раз посмотреть и на программы развития наших ведущих университетов, в том числе и Московского государственного университета. Речь идёт о создании так называемых технологических долин. Мы знаем, что в Московском государственном университете рассматривается такой проект. Я просил бы сегодня Виктора Антоновича Садовничего рассказать, как идёт работа и над данным проектом, как реализуются планы развития Московского государственного университета в целом.

Давайте начнём работать. Пожалуйста.

В.Садовничий: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович, за поздравления и тёплые слова в адрес Московского университета.

Уважаемые члены попечительского совета!

Сегодня, действительно, наш день рождения, и это главный праздник Московского университета, день его основания и ставший по указу Президента Российской Федерации в 2005 году, Вашему указу, Владимир Владимирович, Днём российского студенчества. Мы глубоко признательны Вам, Владимир Владимирович, за постоянное внимание к развитию образования и науки в России, к жизни Московского университета и за решение провести попечительский совет в этот день в Московском университете.

В повестке дня вопрос о развитии Московского университета. Разрешите мне коротко рассказать о том, что сделано нами за прошедший с последнего заседания попечительского совета год с небольшим, и, конечно, о наших планах на будущее.

Начиная с 2010 года деятельность Московского университета направлена на выполнение программы развития, утверждённой также Вами, глубокоуважаемый Владимир Владимирович. Бюджетное финансирование программы развития с 2010 по 2019 год составит около 11 миллиардов рублей. Вклад МГУ разными способами в эту программу за этот период составит около 50 миллиардов рублей. Программа выполняется успешно, и об основных итогах я сейчас доложу попечительскому совету.

Наше главное дело – учить. Московский университет работает, как мы знаем, по самостоятельно устанавливаемым образовательным стандартам. Эти стандарты уникальны, они только в одном университете – это шестилетнее обучение: специалитет шесть лет для ряда специальностей или так называемая интегрированная магистратура, то есть четырёхлетний бакалавриат и ещё два года в магистратуре, но по тому же научному направлению, обучение шесть лет. Например, математика, физика, биология. Таков наш выбор.

10 тысяч выпускников в 2015 году, более 7 тысяч в 2016-м окончили МГУ и, как уже было сказано, являются хорошими специалистами в своих областях знаний. Мы взяли на себя ответственность за этот эксперимент (шестилетнее обучение), добавили немножко собственных средств на стипендии студентам (шестой год) и убеждены, что для развития современной экономики, экономики знаний в современном государстве необходим именно такой срок обучения.

Хорошие специалисты получаются из хороших студентов, а студенты – из школьников. Более полувека – нашей университетской школе-интернату имени Колмогорова. Среди выпускников только одной школы – 8 тысяч кандидатов наук, каждый четвёртый выпускник – кандидат, более 800 докторов наук эта школа приготовила, 5 академиков, известные представители деловых кругов и бизнеса окончили эту школу.

С 1 сентября мы открыли гимназию, мы говорили о ней, Владимир Владимирович, на новой территории, здесь. Это шесть корпусов, уникальная инфраструктура, и там сейчас учатся талантливые ребята со всей России. Мы отбирали в несколько этапов, и в заключительном этапе они прошли подготовку в образовательном центре «Сириус». Мы абсолютно убеждены, что наша новая университетская гимназия будет ведущей школой страны в ближайшее время.

Высокий уровень выпускников признан и у нас в стране, и за рубежом. По данным федерального портала «Российское образование», МГУ занимает первое место по числу выпускников в правлениях крупнейших компаний России. А вообще-то среди университетов мы на первом месте как «кузница» олигархов. Мы не технический вуз, но у нас второе место по востребованности выпускников технических вузов, мы на втором месте. В недавно опубликованном мировом рейтинге университетов CWCU, это строгий рейтинг, я говорил об этом, по трудоустройству выпускников МГУ занимает третье место после Стэнфорда и Оксфорда по критерию успешности выпускников во всём мире.

И два слова о рейтингах. Для Московского университета, как и для других университетов России, это чувствительный вопрос. Известные международные рейтинги рассчитаны на англо-саксонскую модель образования, и они отводят нашим университетам места, которые, на наш взгляд, не соответствуют реальному положению дел. Есть Ваше поручение о разработке рейтинга – объективного, международного, отражающего деятельность университетов объективно. Московский университет возглавил эту работу. Мы создали Московский международный рейтинг «Три миссии университета». Он начал работать, собирать информацию. Эта инициатива поддержана в результате переговоров университетами Китая, Индии, Ирана, Турции, Японии. И в этом году, в сентябре, мы уже опубликуем первые результаты этого рейтинга, Владимир Владимирович, выполняя и Ваше поручение.

Московский университет как ведущий вуз страны выполняет важную международную миссию, я об этом немножко скажу. К пяти филиалам, созданным в столицах стран СНГ (в Астане, Баку, Ташкенте, Душанбе и Ереване, там 3000 наших студентов учатся, по просьбе руководителей этих государств они созданы), буквально на днях должен добавиться филиал в Словении – это страна НАТО. И мне известно, что в программе – приезд Президента Словении, он будет просить ставить этот вопрос, о создании филиала МГУ в Словении.

Обучение в филиалах ведётся университетскими преподавателями на русском языке. И это ещё один шаг в новое образовательное пространство. Мы хотим проводить свою культуру, свой язык.

В Китае недавно создан совместный университет, это впервые – МГУ и Пекинский политех. Уже получена лицензия на образовательную деятельность, заложен камень в главное здание, они хотят построить копию нашей высотки, и начали её строить. После окончания строительства, по их планам – 2018 год, университет будет принимать 5 тысяч человек в год, это совместный университет, но уже с сентября этого года мы планируем во временно возведённом здании начать занятия нескольких групп. Интересно письмо в Генконсульство РФ в Гуанчжоу, оно подчёркивает растущий интерес среди различных слоёв населения Китая к поступлению в перспективе в наш совместный университет.

И ещё. В Московском университете десять центров Ломоносова в разных странах мира. Там ведётся работа по распространению русского языка и культуры: и филиалы, и центры. На наш взгляд, это та «мягкая сила», которая работает на укрепление имиджа нашей страны. Я не могу не сказать о нашем замечательном филиале в Севастополе. Он создан в 1999 году, и при его создании тогда с крейсера «Москва», Владимир Владимирович, я показывал кусок только что открывающегося филиала. Вообще, были трудности в его работе в прошлом, но сейчас это одно из самых сильных учебных заведений на юге России, с мощной инфраструктурой территории Лазаревских казарм. Там учится 700 человек: жители Крыма, Севастополя, других регионов России. И, например, у одного из преподавателей самый высокий в Крыму и в Севастополе индекс цитирования научных работ, индекс Хирша, то есть там хорошие преподаватели.

Недавно состоялось заседание Президентского совета по науке и образованию, и было отмечено, что наши приоритеты должны обеспечить лидерство по избранным направлениям, но не ориентироваться на импорт технологий. Научные исследования в МГУ мы стараемся проводить в русле этих приоритетных направлений.

Я начну с информационных технологий, очень важного на сегодняшний день направления подготовки. Оно определяет уровень и развитие страны и авторитет страны. В мире идёт суперкомпьютерная гонка, и мы не можем оставаться в стороне. Наш суперкомпьютер «Ломоносов» остаётся самым мощным в России, он занимает высокие позиции в мире. Сейчас это три петафлопса, и в текущем месяце или нескольких мы нарастим его мощность до пяти петафлопсов. И вообще без супервычислений не решается сейчас ни одна высокотехнологическая задача. Всё большее значение приобретает работа с так называемыми Big Data, большими базами.

Приведу два примера. Первый. Информационные технологии необходимы для обеспечения компьютерной безопасности, для защиты передачи данных. Для этого используются так называемые хэш-функции, то есть электронный аналог отпечатков пальцев. И надо проверить, надёжна ли эта защита. Вот наши молодые преподаватели и студенты не так давно на суперкомпьютере «Ломоносов» поставили мировой рекорд по компрометации этой хэш-функции, самой сложной. И они остались все работать у нас в стране.

Второй пример. Утверждённая недавно Стратегия научно-технического развития направлена на преодоление больших, то есть глобальных вызовов. И к таким вызовам относится использование информационных технологий и развитие цифровой экономики. Мы создаём в МГУ национальный центр компетенций в области цифровой экономики для научных исследований и подготовки кадров. Имеется хороший задел в совместной работе с Федеральным исследовательским центром «Информатика и управление» РАН – это академик Соколов Игорь Анатольевич – и другими научными организациями реального сектора экономики и органами власти.

На основе нашего суперкомпьютера Московский университет предлагает сделать шаг дальше – предлагает создать опытный сегмент уже на базе российских процессоров «Байкал», чтобы перевести и оборонную, и гражданскую промышленность на отечественные суперкомпьютерные технологии и программное обеспечение, а самое главное – подготовку специалистов. Элементная база разрабатывается ведущей российской компанией «Т-Платформы», и уже ряд министерств использует эти разработки. Наши предложения в этом направлении поддержаны Владимиром Владимировичем. Есть поручение начать эту работу с Минпромторгом, и мы её начали.

О космических исследованиях. Мы, наверное, единственный университет не только в России, но и в мире, который запускает столько спутников. За 60 лет истории космических исследований мы поставили приборы на 400 спутниках, которые были разработаны учёными, аспирантами Московского университета. В нашем активе шесть спутников – целая флотилия, и на прошлом заседании мы докладывали о готовности к запуску тяжёлого спутника «Ломоносов», сделанного Московским университетом. В апреле 2016 года первым спутником, запущенным с космодрома Восточный, стал именно наш «Ломоносов». Мы помним этот старт, Владимир Владимирович, и Ваше решение на космодроме, когда спутник полетел утром на следующий день. И, конечно, спасибо Вам за это решение.

У Московского университета большая научная программа на этом спутнике. Мы зарегистрировали мощные ультрафиолетовые вспышки, открыли более 10 космических гамма-всплесков, мы регистрируем потенциально опасные объекты техногенного и природного происхождения. И вообще, полученная информация (она и сегодня поступает с орбиты) позволяет говорить об этом спутнике как о самом удачном космическом проекте последнего времени.

Ещё один наш космический успех. Недавно произошло важнейшее научное открытие в мире – зарегистрированы гравитационные волны. Они были порождены слиянием двух «чёрных дыр» массой 29 и 36 масс Солнца. И всё это произошло на расстоянии 1,3 миллиарда световых лет, но сигнал дошёл сейчас. И большую роль в этом сыграли физики Московского университета, группа Брагинского. И самый обширный и быстрый в мире поиск источника слияния этих «чёрных дыр» зарегистрировал наш робот-телескоп МГУ.

И мы предложили новый космический проект – создать группировку спутников для мониторинга в реальном времени в околоземном пространстве, самое главное, радиационной обстановки, потенциально опасных объектов природного и техногенного происхождения, космического мусора, астероидов, метеоров и так далее. Есть Ваше поручение, уважаемый Владимир Владимирович, осуществить этот проект совместно с Роскосмосом, и мы его уже делаем.

И недавно Московский университет принял решение открыть 43-й факультет, он будет называться факультет космических исследований. Мы открыли этот факультет. Он будет готовить специалистов в важнейших областях знаний, связанных с изучением космического пространства, – это космическая медицина, биология, подготовка космонавтов к полёту и их поведение в невесомости, изучение различных, ещё не объяснённых явлений в космосе, информационные технологии и, конечно, создание новых приборов. Научным руководителем этого факультета будет дважды Герой России, лётчик-космонавт Владимир Алексеевич Соловьёв. И в этом году мы уже начнём занятия на этом новом факультете космических исследований.

Одним из важнейших приоритетов для любой страны, конечно, – наука о жизни. Это направление интенсивно развивается в университете, в частности в Медицинском научно-образовательном центре, на факультете фундаментальной медицины. И мы хотим доложить, что сейчас наш медицинский центр функционирует в хорошем режиме, и только за неполный год его полной работы прошло лечение 1030 пациентов, проведено более 500 сложных операций по разным направлениям. А недавно в медицинском центре начал работать Институт регенеративной медицины. Такого института в России нет. Это самое большое производственное помещение высшего класса чистоты, которое бывает в России и Европе, площадью 400 квадратных метров. В этом центре будет проходить изучение клеточных препаратов и лекарственных средств. Минздрав признал и факультет, и этот центр головным в подготовке кадров по новому направлению – регенеративная медицина.

В связи с этим я хотел доложить, что по поручению Президента нам предстоит создать национальную антидопинговую лабораторию. Это открывает перед нами новые возможности, в том числе по проведению научных исследований. Эта лаборатория органично вольётся в наш медцентр, факультеты и будет окружена научной работой, а не только анализами. Мы готовы и выполняем это поручение Президента и уже создали учёным советом эту антидопинговую лабораторию. Но мы предлагаем разместить её на территории Московского университета. Здесь у нас есть очень хорошее здание. У нас имеется уже и проект по его реконструкции. Единственное, мы бы просили помочь нам войти в федеральную адресную программу, ФАИП, для того чтобы быстро реконструировать это здание, и мы бы полноценно начали функционировать, договорившись с ВАДА о работе этой антидопинговой лаборатории.

Конечно, этот проект весьма престижный, и он будет соответствовать мировой практике, когда антидопинговая лаборатория находится в независимом учреждении, в независимом месте – Московском университете, да ещё на его прежней, старой территории, в здании Московского университета. Мы просто просим помочь нам войти в программу по быстрой реконструкции этого здания.

И ещё я хотел сказать, что можно отметить, что эффективность науки сейчас оценивается по публикациям. Мы не всегда согласны с теми западными и другими предложениями, что учитывать при престиже работы учёного, и выступаем за то, чтобы наши российские журналы входили в списки, на которые ссылаются другие базы данных. Но даже в той ситуации, что есть, у Московского университета показатели цитируемости очень высокие: МГУ в два раза превышает российский и мировой уровень по доле высокоцитируемых статей. Мы в два раза превышаем мировой уровень. Это значит, что мы ведём не рутинные исследования, а работаем на переднем крае науки и занимаемся прорывными темами.

И ближе к заключению я хотел сказать о важном вопросе (Владимир Владимирович поднял его): продолжаем осваивать новую территорию. Речь идёт о научно-технологической долине. Нами уже на новой территории построено около миллиона квадратных метров новых площадей, и мы за эти 10–12 лет удвоили свой кампус. Всё, что было построено раньше, от Елизаветы, – был миллион. Мы удвоили. У членов попечительского совета имеются соответствующие материалы, фотографии возведённых учебных корпусов, лабораторий, зданий. Нами проделана большая работа над концепцией дальнейшего развития нашей территории. Выделено семь основных направлений, или кластеров, они соответствуют кластерам развития науки в России. Эта концепция одобрена учёным советом, она предусматривает развитие приоритетных направлений страны в области науки, технологий. Предполагается строительство учебно-научных корпусов, лабораторий, общежитий нового поколения, в том числе спортивных сооружений и иной инфраструктуры, закреплённой за Московским университетом. Такой проект имеется.

И вообще, я хочу привести слова одного из нобелевских лауреатов – Майкла Спенса. Он сказал: «Мы действительно в корне изменим ситуацию, если будем инвестировать в инфраструктуру и повышение эффективности образовательной системы». То есть мы в русле высказываний эксперта.

План планировки территории поддержан на публичных слушаниях жителями района, жителями города и руководством Москвы. На этой территории могут работать междисциплинарные научно-технологические группы, будет создана система эффективной коммерциализации исследований и разработок, расширены и диверсифицированы источники внебюджетного финансирования МГУ. Вообще реализация этого проекта укрепит позиции Московского университета, и он будет, безусловно, одним из самых мощных по инфраструктуре и ведущим университетом мира. К слову, это единственная возможность вообще в ближайшей перспективе развития университета, другой возможности уже не имеется.

Подробнее о нашем проекте «научно-технологической долины» мы говорили на предыдущем заседании. Сейчас время старта работ по реализации. Я докладывал предложения Московского университета Вам, уважаемый Владимир Владимирович, мы готовы претворять его в жизнь. Я надеюсь, что уже в ближайшее время мы доложим о первых результатах освоения этой территории и работы над этим проектом.

И закончить я хотел, чуть-чуть разогрев членов попечительского совета. Важной частью выступления я считаю, что надо выразить благодарность всем, кто оказывал и продолжает оказывать существенную помощь и поддержку Московскому университету.

Попечительство – это историческая традиция университета. При основании университета Прокопий, Григорий и Никита Акинфиевичи Демидовы пожертвовали 21 тысячу, а это больше выделенного монаршей рукой бюджета в то время на содержание студентов. А затем ещё подарили университету минералогический кабинет. Вообще традиция благотворительности никогда не прерывалась, и члены попечительского совета продолжают эту традицию. Я от всего университетского коллектива хотел бы выразить глубокую благодарность всем, кто оказывает существенную помощь и поддержку.

Я не могу назвать всех, не позволит время, но благодарю тех членов, которые проявили инициативу создания корпоративных факультетов в Московском университете для подготовки кадров для своих корпораций, – это Михаил Сафарбекович Гуцериев, Владимир Петрович Евтушенков, Олег Владимирович Дерипаска. Я хочу особо большую благодарность выразить Игорю Ивановичу Сечину за постоянную помощь, Николаю Петровичу Токареву, Сергею Викторовичу Чемезову, Григорию Викторовичу Берёзкину, Олегу Эдуардовичу Григору и, конечно, Сергею Семёновичу Собянину. Я, безусловно, благодарен всем членам попечительского совета, который поддерживает развитие университета.

Ещё об одной помощи-подарке. Рядом с нами находится Галерея русского пейзажа – 300 оригинальных картин Левитана, Васнецова, Шишкина. Я уже благодарил на прошлом заседании члена попечительского совета Сергея Сергеевича Беднова за передачу этих картин. Но совсем недавно собиратель всей этой коллекции Владислав Леонидович Малькевич, бывший президент Торгово-промышленной палаты, а в прошлом – заместитель Патоличева, и он был генеральным директором Экспоцентра, передал ещё 30 картин-оригиналов. И сейчас эта коллекция, мне кажется, не имеет равных в мире. Сейчас она выставлена здесь, на седьмом этаже.

В 2006 году в Московский университет была передана ещё одна историческая ценность: личный архив (это 100 тысяч листов) и библиотека (630 изданий) Ивана Александровича Ильина, известного философа, выпускника Московского университета. Более 40 лет эта библиотека хранилась в университете штата Мичиган, в Соединённых Штатах. Совсем недавно была передана университету, потому что обнаружилось завещание философа. Мы приняли этот дар. Иван Александрович покинул Родину в 1922 году. Он стал крупнейшим учёным философом, остался патриотом России и Московского университета.

На новой территории в Шуваловском корпусе есть ещё один музей – «Искусство природы в камне». Эту бесценную коллекцию минералов, настоящее сокровище, подарил итальянец, друг и благотворитель Московского университета Прима Ровес. Вы встречались с ним, Владимир Владимирович, во время одного из посещений в Московском университете.

И в заключение я хотел сказать ещё об одном человеке. Просто сегодня, именно сегодня, 25 января, исполняется 100 лет со дня рождения Ильи Романовича Пригожина, известного учёного, нобелевского лауреата. Сегодня ему 100 лет.

Ребёнком он уехал из России вместе с родителями первой волной эмиграции. В трудные 1990-е он, находясь в Брюсселе, стал организатором помощи учёным России (я был тем, кто выступал его партнёром с российской стороны, мы с ним очень дружили). Сотни наших учёных тогда получили поддержку из источников, которые он нашёл, в том числе личные средства передавал нашим учёным. И они остались работать в России, не уехали в другую страну.

Илья Романович очень любил Россию, всегда считал себя русским, был настоящим другом университета. Отмечая юбилей, мы снова обращаемся к его научным трудам, ведь его теория самоорганизации сложных систем, объясняющая в том числе и процессы, происходящие в обществе, в наши дни актуальна как никогда. Учение Пригожина о том, как из хаоса получается порядок, в том числе и в обществе, объясняет многое, в том числе и то, что происходит в других странах в наши дни. Я прошу у всех членов попечительского совета дальнейшей поддержки Московского университета. У нас есть счастливая возможность сделать наш университет бесспорным лидером среди университетов мира. Это, прежде всего, наше желание работать, мы хотим работать. Это 10 тысяч кандидатов и докторов наук МГУ, 300 академиков, 50 тысяч талантливых молодых людей обучающихся, 3,5 тысячи аспирантов, хорошая, уникальная инфраструктура, отличное научное оборудование. И при вашей поддержке, уважаемые члены попечительского совета, мы, можно сказать, обречены на успех.

И, завершая выступление, я хочу от лица многотысячного коллектива Московского университета поблагодарить Президента нашей страны, председателя попечительского совета, Вас, уважаемый Владимир Владимирович, за всё, что Вы делаете для университета, для образования, науки в нашей стране. Мы хотим заверить, что все мы направим все свои усилия на дальнейшее развитие Московского университета, отечественного образования и науки во имя нашей великой страны, нашего народа.

Спасибо.

В.Путин:Спасибо большое, Виктор Антонович.

Коллеги, какие есть замечания?

Пожалуйста.

Н.Макаровец:Конечно, деятельность МГУ многогранная. Но есть одно направление, которое возглавил не так давно Виктор Антонович. Это медицинское направление по созданию роботов в медицинской технике, которое, по существу, под руководством Виктора Антоновича зарождает у нас телемедицину.

Я Вам, Владимир Владимирович, докладывал, когда Вы были в Туле. Продвинулось на сегодня это направление. Смысл в том, что создан робот, который позволяет оценить жизнедеятельность человека по 12 параметрам, обобщающая программа позволяет оценить здоровье человека. Робот может обслуживать медсестра, фельдшер и иметь по Wi-Fi или используя другие каналы связь с центрами медицины. Это, безусловно, позволит нам решать проблему высококвалифицированных кадров в деревнях, где проблемы, в дальних местах, где есть проблемы, поскольку установление этой связи, конечно, сближает больного и нашу медицину.

На сегодня в Туле организовано серийное производство. «НПО «СПЛАВ» выступил индустриальным партнёром, вложил значительные деньги. С нами подписали соглашение Пермский край, Якутия о поставке туда роботов. Мы планируем, Владимир Владимирович, с Министерством обороны установить [это оборудование] в дальних регионах, в Арктике – договорённость достигнута, возможно, на погранзаставах. Таким образом приблизим медицинскую помощь к человеку и решим одновременно связь с высококвалифицированными врачами.

Нас хорошо здесь поддержал новый губернатор, он вписался. По существу, в Туле, в Тульской области мы уже организовали это направление, и я просто всех информирую и прошу членов попечительского совета обратить внимание на эти новые подходы. Понятно, что сегодня, скажем так, молодой врач – его и миллионом не заманишь в деревню. Не потому, что деревня плохая, – она великолепная, но современные молодые люди, врачи, они требуют среду, общение. В данном случае мы это общение подменяем такой связью. Поэтому этот новый подход, безусловно, очень значим. И я благодарю Вас, Виктор Антонович, за эту работу.

И второе, кратко. МГУ сегодня разработал ряд новых материалов в области полимерных смол. Я не знаю, до сих пор удивляюсь, как им удалось обойти там Дюпона и других, но по существу разработаны смолы для различных теплозащитных материалов и ракетной техники, и гражданской тематики, примерно в пять раз ускоряющих время отверждения. Для нашего предприятия мы сократим в 2–3 раза количество тяжелейших прессов, по которым просто и дорого, и их невозможно купить. Поэтому Тула выделила 18 гектаров земли, одна из кафедр будет там строить предприятие на тысячу рабочих мест, эта деятельность хорошо развивается. Поэтому я признателен Вам, Виктор Антонович, как научному руководителю, мы хорошо работаем и будем работать.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо, Николай Александрович.

Пожалуйста, коллеги, кто ещё хотел сказать.

Прошу Вас.

М.Гуцериев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые члены попечительского совета!

Московский университет – сегодня это лицо высшего образования в России, если можно так выразиться, барометр, определяющий нашу современную науку. Поэтому для нас очень важно не только ограничиться финансовой поддержкой вуза, МГУ, но и одновременно мы считаем возможным участвовать активно в образовательном процессе подготовки кадров, магистров в университете.

Нефтяные компании сегодня остро заинтересованы в притоке высокообразованного персонала. Нам нужны специалисты, не только досконально владеющие технологиями производства, но и способные сказать новое слово в истории российской нефтяной промышленности, сконструировать завтрашний день нашей индустрии. Поэтому мы считаем своей прямой обязанностью делать всё возможное для качественной подготовки самых эффективных специалистов. В этом и состоит основная причина создания и успешного развития нашего совместного проекта с МГУ – Высшей школой инновационного бизнеса МГУ.

Сегодня в двухстороннем диалоге и совместной работе вуза и компании нам удаётся находить новые уникальные методы и подходы к формированию образовательных программ, причём программ не абстрактных, дающих студенту некий академический багаж знаний, а максимально чётко и конкретно отвечающий реальным требованиям производства.

Высшая школа инновационного бизнеса МГУ – это корпоративный факультет, созданный при поддержке компании «РуссНефть». Все магистерские программы школы разработаны под практические задачи нефтегазового комплекса и адаптированы для обучения выпускников МГУ и других вузов. Хотелось бы коротко остановиться на трёх направлениях нашей школы – это факультет «Управление природными ресурсами». Специальность, цель программы – подготовка магистров в области управления природными ресурсами. «Геология» – магистранты получают базовые знания в области геологии и геофизических, инженерно-геологических исследований месторождений нефти и газа. И, конечно же, это направление химической переработки углеводородного сырья. Цель – подготовка специалистов в области переработки нефти, нефтехимии и газохимии.

Хочется отметить, что именно наличие трёх направлений, в рамках которых будущие магистры получают специализированное образование, является важнейшей отличительной чертой нашего корпоративного факультета. Нам уже десять лет. За это время мы выпустили более 213 магистров. Все они сегодня востребованы, успешно работают. Мы прослеживаем их дальнейшую судьбу. Они работают не только у нас, работают и в других нефтяных компаниях и в России, и за рубежом.

Некоторые, кстати, даже стали преподавателями, преподают в нашем вузе, который мы создали в Удмуртии. Мы построили большой корпус, создали Удмурдский университет нефти и газа. Построили там общежитие, спортзалы, стадионы, и выпускники-практики, которые работали на производстве и здесь обучались, они уже поехали преподавать. Мы построили им жильё в Удмуртии, они преподают в нашем вузе. Таким образом, мы это дело пропагандируем.

Сегодня мы полностью финансируем материально-техническую базу факультета, оснащаем современным научно-исследовательским и учебным оборудованием, приобретаем современное программное обеспечение, издаём методическую литературу, на 100 процентов оплачиваем труд преподавателей, на 50 процентов мы содержим всех магистрантов. Они приезжают в основном из Западной и Восточной Сибири, немного с Поволжья. Здесь, в Москве, им трудно, всё дорого, поэтому мы 50 процентов содержания берём на себя, и они не бедствуют – не голодные, сытые, то есть достойно этот год проводят в Москве. Со стороны МГУ – это обеспечение профессорско-преподавательского состава учебной базой и разработка специальных программ.

Также хочется отметить наши успехи. В целях подготовки специалистов для ведущих российских компаний за рубежом была разработана новая магистерская программа «Геолого-физические исследования и моделирование месторождений углеводородов» на английском языке. Изначально, с первого дня по последний, они обучаются только на английском языке и по окончании получают специальный диплом, приложение к диплому, и могут выезжать в любую точку земного шара и свободно общаться на английском языке. То есть обладают техническим английским языком. Это очень важно, чтобы управлять за рубежом какими-то активами.

Второй пример. Была создана Высшая школа инновационного бизнеса, разработана уникальная новая учебно-исследовательская программа при помощи МГУ, куда входят геологические маршруты по побережью Белого моря и морская геофизическая практика на маломерных судах. То есть конкретно мы покупаем необходимое оборудование, и они выезжают в районы Севера, в районы Сибири, Восточной Сибири и непосредственно там обучаются на местах. Это тоже наше большое достижение. Мы считаем, что студенты получают дополнительное образование.

Вот коротко о том, что мы делаем. За это время выпущено 213 магистров, и мы это количество активно увеличиваем, сотрудничаем, помогаем. В общем, мы будем дальше работать. Что возможно, мы всё делаем.

Спасибо за внимание.

В.Путин:Михаил Сафарбекович, а сколько всего студентов вы поддерживаете в вашем учебном заведении, здесь? Всего сколько?

М.Гуцериев:Здесь [в МГУ] 200 выпустили, а всего в год – 50–60 магистров, и 600 – учатся [в Удмуртии]. В год выпускается более 100 бакалавров. Половину мы сразу забираем на свои производства, другая половина – в свободном плавании.

Мы каждый год то стадион построим, то общежитие, то бассейн. То есть мы их [учебные заведения] не бросаем – они государственные, не частные, не платные, мы за это деньги не берём. То есть мы постоянно отправляем оборудование. В рамках доктрины помощи большого бизнеса мы это не пропагандируем, но мы стараемся сделать всё возможное, Владимир Владимирович, искренне и от души.

В.Путин: Спасибо.

Пожалуйста, кто ещё?

С.Собянин:Уважаемый Владимир Владимирович, для Москвы сегодня День студенчества очень важный [праздник], потому что около 1 миллиона жителей Москвы – это студенты. 800 тысяч – это студенты высших учебных заведений, около 200 тысяч – среднетехнических. То есть это практически чуть ли не каждый десятый москвич – студент или, по крайней мере, имеет прямое отношение к высшему образованию.

Поэтому мы, конечно, несмотря на то что высшее образование является федеральной функцией, оказываем активное содействие в развитии высших учебных заведений на территории Москвы, и, конечно, ведущему вузу – Московскому государственному университету. Как Виктор Антонович правильно сказал, площади университета за последние годы удвоились, это означает, что удвоилась и нагрузка на всю городскую инфраструктуру.

Поэтому мы, соответственно, вкладываем достаточно серьёзные ресурсы для развития инженерной и транспортной инфраструктуры. В частности, в ближайшее время, в ближайшие дни откроются две новые станции метро, это «Раменки» и «Ломоносовский проспект» на Солнцевской ветке метро. Это новый радиус, один из самых протяжённых радиусов метро в Москве. И в 2019–2020 годах будут ещё две станции открыты третьего пересадочного подземного контура метро. Это тоже мегапроект, но он как раз будет ориентирован, в частности, и на территорию МГУ. Таким образом, транспортная доступность этого мощного университетского центра будет обеспечена полностью.

Помимо этого, конечно, мы занимаемся и дорожной инфраструктурой. В частности, крупнейший подземный переход, который просили студенты, он также в прошедшем году, в конце года, был запущен.

Я благодарю Виктора Антоновича за то, что он создал действительно уникальную гимназию. Мы эту традицию распространяем на другие вузы, и у нас в этом году откроется уже таких университетских школ при университетах (в основном это 9–11 классы) в десяти университетах Москвы. Это очень хорошее начинание, потому что даёт ребятам полное представление о будущей профессии, которую они выбирают, будущем направлении их деятельности и готовит к вузовской учёбе, делая связку между средним общим образованием и высшим образованием. Это хорошее начинание, мы его будем распространять.

В.Терешкова:Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемый Виктор Антонович!

Уважаемые члены попечительского совета!

В Центре подготовки космонавтов мы с большой радостью восприняли известие о том, что наш самый главный университет будет заниматься подготовкой специалистов по космонавтике. Для нас ведь до сих пор никто специалистов не готовил. Приходит человек, конечно, у него высшее образование, но он и готовится к космическому полёту, и изучает необходимые дисциплины, которые нужны для выполнения космического полёта, поэтому база Центра подготовки космонавтов – она достаточно обширная.

Мы готовы тесно сотрудничать, предоставить эту базу, и я думаю, что, правда, нас из первых [космонавтов] осталось совсем немного, но мы готовы. Наши специалисты готовы проводить занятия и читать лекции не только о работе в космосе (она подчас изобилует всевозможными неожиданностями), но наша база готова для того, чтобы тесно сотрудничать.

Сейчас готовим предложения, Виктор Антонович, и хотелось бы видеть Вас в Центре подготовки, чтобы Вы посмотрели эту базу. У нас есть возможность и для расширения, но теоретические и практические занятия мы можем вести на базе Центра подготовки космонавтов. Тем более за эти годы накоплен больший опыт, и мы готовы поделиться.

В.Путин: Спасибо.

Да, пожалуйста, Игорь Иванович.

И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемый Виктор Антонович!

Уважаемые члены попечительского совета!

Для нашей компании Московский государственный университет имени Ломоносова является не просто вузом-партнёром, но опорным научным центром. С 2013 года у нас действует комплексное соглашение между компанией и университетом о сотрудничестве, и я хотел бы привести несколько важнейших направлений нашего совместного сотрудничества.

Во-первых, мы вместе занимаемся развитием университетской гимназии, о которой сказал Виктор Антонович, школы-интерната МГУ для одарённых детей. Оснащены профильные кабинеты физики, химии, биологии. Намечены темы проектного обучения гимназистов с привлечением наших корпоративных институтов. Это и геология, прежде всего моделирование месторождений и нефтепереработка.

Во-вторых, компания поддерживает создание на базе МГУ совместного российско-китайского университета, и с 2015 года на указанные цели также направляются средства компании.

Кроме того, компания присуждает гранты, стипендии учащимся. На базе МГУ проводятся ежегодные межрегиональные научно-технические конференции молодых специалистов, в которых участвуют, наряду со студентами, и сотрудники компании. Налажена работа по переподготовке и повышению квалификации кадров: 475 сотрудников в 2016 году уже воспользовались этими программами по 30 специальностям.

Третьим и важнейшим направлением сотрудничества является совместная научно-исследовательская деятельность, и в настоящее время портфель состоит из 21 проекта. Весомую часть нашего сотрудничества с университетом и «Иннопрактикой» составляет научная часть.

Я, Владимир Владимирович, хотел передать Вам один из завершённых проектов – это создание интерактивного экологического атласа Карского моря. Разрабатывается и уже используется микробный препарат для утилизации нефтяных загрязнений в условиях северных морей. Выявлены бактерии, способные активизироваться и действовать в условиях северных широт. Этот проект не только значим с научной точки зрения, но и с социальной, экологической, так как позволяет оберегать крайне уязвимую северную природу от нефтяных загрязнений.

В высокой степени разработки находится технология подготовки попутного нефтяного газа с использованием мембран нового типа. Значительное внимание уделяется проектам в сфере геологии, разработки трудноизвлекаемых запасов. Надо сказать, что здесь среди проектов один из сложнейших – это создание интерактивной геологической модели земного шара, которая саккумулирует все сведения о залежах [полезных ископаемых] на Земле. С учётом того, что компания работает по целому ряду (около 30 международных проектов), это, конечно, будет крайне востребовано нами.

Есть проекты и в нефтепереработке, по вопросам защиты здоровья, организации экстренной помощи на удалённых месторождениях (об этом также уже Виктор Антонович в своём выступлении сказал), по медицинскому обеспечению персонала на наших месторождениях, вахтовиков, кто работает на шельфе.

В заключение хотел бы отметить необходимость усиления нашего взаимодействия в целях скорейшего и эффективного внедрения результата совместных проектов. Сегодня инструментов для внедрения много. Вместе с тем внедрение остаётся самым слабым звеном технологического развития. Поэтому хотел бы подчеркнуть, что значимость проекта «технологической долины» на базе МГУ имеет, безусловно, серьёзное значение. Это может быть универсальной площадкой не только для выращивания новых идей, знаний, но и для воплощения их на практике, коммерциализации этих инноваций. Представляется, что опыт Сколково может быть в полной мере внедрён здесь на базе «технологической долины».

Г.Берёзкин:Спасибо большое.

Уважаемые Владимир Владимирович, Виктор Антонович и все члены попечительского совета! Я хотел бы вас попросить на секундочку вспомнить ваши студенческие годы. Это пять лет прекрасного периода жизни.

О.Григор:Шесть.

Г.Берёзкин:Даже шесть в некоторых случаях. [Годы], которые на самом деле были наполнены, вспомните сами, не только такими важными, серьёзными вещами, о которых мы с вами говорим, но и простой ежедневной человеческой, студенческой жизнью, о которой мы пока слова не сказали. Я хотел одно слово по этому поводу сказать.

Конечно, в университете всегда была колоссальная культурная и спортивная традиция. Виктор Антонович полгода назад попросил меня вместе с ним зайти в известный тем, кто здесь учился, легкоатлетический манеж. К сожалению, стало понятно, что при том объёме средств, которые у МГУ есть, легкоатлетическому манежу, спорту не хватало [средств] очень сильно. Течёт потолок, да и вообще он был рассчитан на 500 человек, а занимаются там 1500. Я даже предлагаю не смотреть на эти фотографии.

Что мы сделали? В-первых, для того чтобы что-либо с ним сделать, мы перекрыли всю крышу, и этот легкоатлетический манеж теперь не течёт. Через несколько недель уже будет на выходе проект, его делает та же компания, которая занималась легкоатлетическими сооружениями на сочинской Олимпиаде. И это не астрономические деньги, не ядерная физика. Я, честно, один не справлюсь. Предлагаю, кто может помочь в этом деле, – присоединиться, чтобы наш попечительский совет сделал такое простое, но конкретное для ежедневной жизни, важное дело.

В.Путин: На меня Вы смотрите. Туда смотрите, по сторонам. На Набиуллину тоже не надо смотреть. (Смех.)

Г.Берёзкин: Спасибо.

В.Путин:Спасибо, Григорий Викторович.

Пожалуйста, коллеги, кто бы хотел ещё сказать?

Прошу Вас.

М.Слипенчук:Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемый Виктор Антонович!

Уважаемые члены попечительского совета!

Говорят, что новое – это иногда хорошо забытое старое. Я хочу вспомнить слова Михаила Васильевича Ломоносова о том, что «богатство России будет прирастать Сибирью и Арктикой».

Я преподаю на географическом факультете и могу сказать, что, к сожалению, количества и объёма экспедиций сегодня явно недостаточно. Между тем это реально огромный, высокий потенциал для страны. Я сейчас обращаюсь к Вам, Владимир Владимирович, не только как председателю попечительского совета МГУ, но и как председателю попечительского совета Русского географического общества (одного из самых старейших в России). Может быть, имеет смысл возродить то, что было в Советском Союзе: комплексные, региональные, постоянно действующие экспедиции в тех регионах России, которые наиболее интересны с точки зрения приоритетного развития, причём именно комплексные экспедиции, чтобы участвовали преподаватели, учёные с разных факультетов и оценивать состояние можно было именно с разных сторон. И тем самым, может быть, как-то возродить систему регионального планирования – это даст существенную экономию, а тем компаниям, которые сегодня работают в Арктике, например, если брать приоритетные направления, даст большой потенциал для развития. Такое предложение – воссоздание комплексных, постоянно действующих экспедиций.

В.Путин:Михаил Викторович, предложение хорошее. Оформите его, ладно, и дайте мне, так чтобы у нас сразу была и реализация Вашего предложения.

М.Слипенчук:Хорошо.

М.Гуцериев: Я знаю, Владимир Владимирович, Вы занимались дзюдо, когда были студентом, а я занимался лёгкой атлетикой, десятиборьем. Я кандидат в мастера спорта. Поэтому половину затрат [на легкоатлетический манеж] я беру на себя.

(Аплодисменты.)

К.Дмитриев: Уважаемые Владимир Владимирович, Виктор Антонович!

Коллеги, я очень коротко хотел затронуть тему взаимодействия с бизнесом и с международными партнёрами, по которым, как мы считаем, МГУ сделал очень значимый прогресс за последние три года. С точки зрения взаимодействия с бизнесом и с точки зрения взаимодействия с партнёрами очень важно, чтобы технологии были востребованы. Несколько наших ведущих партнёров одобрили инвестиции в технологии по кондиционированию, по покрытию для лодок. Это взаимодействие необходимо продолжать. Мы считаем, что в рамках «технологической долины» именно взаимодействие с бизнесом и с международными партнёрами позволит обеспечить уверенность, что наши технологии лучшие в мире. И это взаимодействие крайне важно.

Спасибо.

В.Путин:Спасибо, Кирилл Александрович.

Уважаемые коллеги! Думаю, то, что я сейчас скажу, это вещи абсолютно бесспорные. Образовательная деятельность относится к вечным сферам деятельности человека. Это вечная сфера деятельности, наиболее привлекательная, наиболее интересная и наиболее благородная. И наиболее востребованная. Мы должны быть благодарны Московскому государственному университету за то, что он предоставил нам такую честь – поддерживать ведущий вуз нашей страны.

Хотел бы поблагодарить ещё раз всех членов попечительского совета. Знаю, что многие из вас искренне хотели быть членами попечительского совета, чтобы иметь отношение к жизни и деятельности Московского государственного университета и влиять на его развитие и помогать его развитию.

Из того, что мы сейчас слышали, совершенно очевидным является, что так оно и происходит. Попечительский совет не просто собирается один раз в энное количество месяцев, но и в течение всего года так или иначе поддерживает Московский государственный университет, вместе с ним выстраивает совместную работу по наиболее перспективным направлениям научных исследований, создаёт инфраструктуру: и научную, и, как сейчас выясняется, для занятий спортом.

Очень важно, я сказал об этом во вступительном слове и хотел бы сейчас повторить, очень важно сопровождать выпускников наших высших учебных заведений, в данном случае Московского государственного университета, вплоть до трудоустройства. Это чрезвычайно важная вещь. Чтобы молодые люди, когда приходят учиться, с первого курса уже понимали, что у них есть перспектива достойного трудоустройства в своей собственной стране, и с точки зрения материального обеспечения в будущем, и с точки зрения самореализации как будущих классных специалистов.

Ещё раз всем вам большое спасибо, а Московскому университету и всему нашему студенчеству пожелаем всего самого доброго!

Благодарю вас.

Россия. ЦФО > Образование, наука > kremlin.ru, 25 января 2017 > № 2052189 Владимир Путин, Виктор Садовничий


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 10 января 2017 > № 2031987 Виктор Садовничий

Встреча с ректором МГУ Виктором Садовничим.

Виктор Садовничий информировал Президента о ходе реализации программы развития Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова, а также о расширении филиальной сети вуза.

В.Путин: Виктор Антонович, как Московский университет закончил 2016 год?

В.Садовничий: Владимир Владимирович, мы очень хорошо завершили учебный год. У нас сейчас более 50 тысяч обучающихся: более 35 тысяч студентов, плюс аспиранты. В прошлом году мы выпустили 10 тысяч, в этом году у нас выпуск поменьше: получается семь с лишним тысяч. Четверть – это отличники.

Мы завершили ряд очень хороших проектов – проекты, связанные с введением нашей Университетской гимназии: построили, набрали уже первых талантливых ребят со всей России. Они учатся, были в «Сириусе».

Только что ввели общежитие на 3000 мест; введён медицинский центр (он европейского уровня по оснащению), несколько корпусов: Ломоносовский, Шуваловский, библиотека. Это 1 миллион квадратных метров практически за пять-семь лет. То есть программа развития, Владимир Владимирович, конечно, нами реализована.

Неплохо в науке мы выступаем. Впервые в истории российских университетов – и даже советских – зарубежный рейтинг поставил нас на третье место по востребованности выпускников, то есть по качеству. Такого никогда не было: третье место в мире, среди тысяч университетов мира Московский университет – третье место. Стэнфорд и Оксфорд впереди, а мы на третьем. Это очень хорошая оценка, раньше никогда такой оценки не было.

B.Путин: Стали более объективными.

В.Садовничий: Да.

Владимир Владимирович, мы реализовали Ваши указания, создали наш рейтинг, он начал работать, называется «Московский международный рейтинг». В сентябре покажем первый результат – мы обсуждали это на Совете по науке и образованию; объявим результаты уже нашего рейтинга, в том числе по зарубежным университетам.

В.Путин: А как работают филиальные сети?

В.Садовничий: Филиалы у нас уникальны. У нас шесть филиалов. Посмотрите, вот Севастополь, это Лазаревские казармы, мы их полностью реконструировали. Филиал работает с 1999 года, 700 студентов сейчас там обучаются. Это спортивный комплекс, такого комплекса на Юге России нет: вышка десятиметровая, бассейн. Это – научный кампус, учебные корпуса.

Вообще, филиал в Севастополе, когда ещё он был в то время, – нам очень мешали: не давали лицензии и пытались нас вытеснить. Мы применяли личные связи. Те руководители образования, которые сейчас уже у нас живут, – они помогали, и мы спасли его в то время. Он был в трудной ситуации – сейчас филиал хорошо живёт.

В.Путин: Специализация там есть?

В.Садовничий: Там 5 факультетов: математика, экономика, география, русский язык, физика.

В.Путин: Полноценный абсолютно филиал?

В.Садовничий: Да.

Наш филиал в Астане, я недавно там был: по указанию Президента Назарбаева создали научное подразделение, он меня просил приехать. Кроме филиала, мы участвуем в [научной работе] президентского центра в Астане.

Вот наш филиал в Ташкенте. Создан по просьбе Президента Каримова, работает с 2006 года.

Вот наш филиал в Баку, построен отдельный кампус, наверное – лучший университет в Азербайджане. Здесь 6 факультетов, 500 студентов – элита Азербайджана.

Всего у нас 3 тысячи студентов [учатся в филиалах]. Важно, что мы учим на русском языке, диплом МГУ, – и они остаются работать в республиках. То есть мы готовим друзей, мы надеемся.

Вот наш филиал в Душанбе, хорошо работает с 2010 года.

И филиал открыт в этом году в…

В.Путин: В Ереване, в Армении.

В.Садовничий: Президент курировал это.

Президенты курируют все филиалы лично. В целом это успех нашей миссии – я считаю это миссией.

Это Китай. Согласно Вашей договорённости с руководством мы открываем совместный университет в Шэньчжэне. Китайская сторона хочет построить вот такое здание – повторить МГУ. Заложили камень, получили лицензию, занятия начнутся с сентября. Это будет совместный университет Московского университета и Пекинского политеха – первый вообще в истории наших отношений совместный университет двух стран.

И ещё, Владимир Владимирович, после Вашей поездки в Словении тоже будет филиал Московского университета.

Очень сильные связи с Ираном. Мы подписали 37 соглашений с Ираном, открыли несколько центров Ломоносова.

Мы ведём такое наступление, как институты Конфуция китайские: мы открываем центры Ломоносова. Вот здесь центры…

В.Путин: В Ливане, в Италии.

В.Садовничий: Да.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 10 января 2017 > № 2031987 Виктор Садовничий


Россия. ЦФО > Образование, наука > kremlin.ru, 8 октября 2015 > № 1516055 Виктор Садовничий

Встреча с ректором МГУ Виктором Садовничим.

Виктор Садовничий информировал Владимира Путина о ходе реализации программы развития Московского государственного университета, в частности о планах строительства научно-технологической долины «Воробьёвы горы».

В.Путин: Как живёте, Виктор Антонович?

В.Садовничий: Спасибо, что приняли, и спасибо за встречу с учителями. Я возглавлял конкурс «Учитель года России», переживал за каждого учителя. Было приятно, что, как мне показалось, они понравились Вам, а Вы очень восхитили их. Спасибо за эту встречу.

В.Путин: Талантливые люди и увлечённые своей профессией.

В.Садовничий: Увлечённые и в этом году очень сильные: и «пятнадцать», и «пятёрка», и абсолютный победитель. Они шли на равных со своим сотоварищем, но победитель набрал чуть больше и стал по закону конкурса первым.

Два слова про университет. Вообще у нас неплохие результаты. Я хотел обсудить вопрос начала освоения технологической долины. Всё готово, прошёл общественный смотр, около 300 тысяч москвичей приняли участие в этой дискуссии. Подавляющее большинство поддержало развитие Краткая справка Московский государственный университет (МГУ) Московского университета и сопредельных территорий. Мы на низком старте, для того чтобы начать создавать первую, я так полагаю, в истории нашего образования технологическую долину при классическом университете на этих новых принципах.

Мы хотим, чтобы потенциал университета, а это 15 тысяч докторов и кандидатов наук, 5 тысяч аспирантов, 50 тысяч студентов пришли в эти лаборатории, на эту территорию и вместе с корпорациями, бизнесом на основе партнёрских отношений начали создавать новые технологии, новые образцы, подпитываясь ежегодно огромным потенциалом Московского университета и тех людей, которые будут согласны и будут желать работать в этой долине.

Это большая территория, около 100 гектаров, практически в центре Москвы. Проработаны все вопросы начала строительства, поскольку общественные слушания прошли, и Правительство Москвы выпустило соответствующий документ, то сейчас начинается проектирование. Моё обращение к вам поддержать этот проект, у меня есть письмо, чтобы мы начали эту работу: проектирование и строительство.

Я надеюсь, что через 4–5 лет будет создан уникальный комплекс, пространство, технологическая долина, которая будет построена на новых принципах. Это не обычный технопарк, а это университетский потенциал, университетские идеи, потребности корпораций, совместные лаборатории и создание уникальных, не имеющих аналогов образцов. Это первый вопрос.

Владимир Владимирович, я хотел бы ещё один вопрос обсудить. У нас создан медицинский центр, тоже впервые в классическом университете мы создали. Они были выделены в своё время в медицинские вузы, в том числе из Московского университета в 30-х годах – это Сеченовский университет теперь.

У нас не было медицины, но в 1992 году мне удалось вернуть факультет, чуть позже построить уникальный медицинский центр – 50 тысяч квадратных метров, 13 операционных, очень серьёзный центр, оснащённый новейшим оборудованием. Мы начали работать, получили лицензию, но он не вписан в структуру медицинского здравоохранения, потому что медвузы – при Минздраве, а к нему мы не имеем отношения.

Вторая моя просьба будет состоять в том, Владимир Владимирович, чтобы поддержать этот проект, поручить министерствам проработать этот вопрос с точки зрения статуса медицинского центра.

В.Путин: Что бы Вы хотели?

В.Садовничий: Я бы хотел, чтобы он вошёл в полноценную систему здравоохранения как одна из частей здравоохранения России. Сейчас это обучение просто.

В.Путин: Нужно с Минздравом проговорить и найти такую форму, которая бы позволяла сохранять его в университете, в системе высшего образования, но в то же время была бы связь с Минздравом. В этом цель заключается?

В.Садовничий: Да.

В.Путин: Давайте мы с коллегами пообсуждаем.

В.Садовничий: Ещё для информации, Владимир Владимирович. Мы в декабре должны запустить спутник «Ломоносов». Это Ваше указание, мы его выполнили. Спутник готов, мы хотим его запускать в декабре с «Восточного». Ведётся вся подготовительная работа. Я непрерывно обращаюсь в Роскосмос, Министерство обороны, потому что оно помогает нам и частоты, и доставку тяжёлого спутника – 600 килограммов.

И мы надеемся, что и Ваша поддержка, и указания, и та работа, которая подготовительная, позволит запустить уникальный научный спутник «Ломоносов». С огромным количеством приборов, сделанных в Московском университете.

В.Путин: Со сроками только проработайте вопрос с Роскосмосом.

В.Садовничий: Мы знаем, что могут быть определённые задержки, но мы готовы к старту в декабре.

В.Путин: Система связи должна быть отработана, электроснабжения, питания. Вопрос чисто технического характера, вопрос в том, чтобы всё сделано было качественно – это самое главное.

В.Садовничий: Владимир Владимирович, и ещё один вопрос – тоже наша удача: мы построили обсерваторию на Кавказе, в Карачаево-Черкесии. Это третье зеркало России, но оно самое качественное по автоматизации. Получаем уже уникальные результаты. Это целый город: это и телескоп, и корпуса, территория большая охвачена. И очень удачное место по ночным наблюдениям: очень видны звёзды.

В целом всё это оценено рейтингами, мы успешно повышаем свои позиции, нет такого рейтинга, где мы не входили бы в десятку, сотню, пятидесятку. Но объективно последние рейтинги ставят нас на второе-третье место в Европе, ну и где–то 20–24-е место в мире. Таковы успехи Московского университета даже по рейтингам, которые исповедуют немножко другие подходы к организации системы образования.

В.Путин: То есть Вы в целом оцениваете развитие университета как положительное, отвечающее сегодняшним требованиям?

В.Садовничий: Спасибо Вам, потому что и поручения, которые попечительский совет даёт, и Ваши указания, и возможность обратиться к Вам, я думаю, создают предпосылки нам работать ещё лучше. Обещаем это. И я думаю, что Московский университет должен подниматься по ступеням всё выше и выше. Мы постараемся, Владимир Владимирович, не подвести.

В.Путин: Хорошо, удачи.

В.Садовничий: Спасибо.

Россия. ЦФО > Образование, наука > kremlin.ru, 8 октября 2015 > № 1516055 Виктор Садовничий


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 15 января 2015 > № 1273634 Виктор Садовничий

Встреча с ректором МГУ Виктором Садовничим.

Виктор Садовничий информировал Владимира Путина о ходе реализации программы развития Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова и научных достижениях вуза.

В.ПУТИН: Виктор Антонович, мы не виделись с Вами после Вашего переназначения на высокую и очень важную в стране должность – ректора Московского государственного университета. Ведущий, крупнейший вуз страны, флагман, на который ориентируются все другие высшие учебные заведения в России, с замечательной историей, с глубокими корнями – образовательными, научными.

Знаю, что у Вас и большие планы по развитию и науки, и системы образования в МГУ.

В.САДОВНИЧИЙ: Спасибо, Владимир Владимирович! Спасибо за то, что Вы меня приняли и у меня есть возможность сказать несколько слов о Московском университете.

Нам 260 лет 25 января этого года. Мы, конечно, очень готовимся к этой дате, всё-таки это юбилей, это история старейшего университета нашей страны.

Московский университет встречает эту дату, этот новый год хорошими успехами. Мы выпускаем 7,5 тысячи студентов, 25 процентов из них – отличники. Это ребята, которые закончили только на «отлично», они идут в аспирантуру. У нас самая большая аспирантура – около 3,5 тысячи аспирантов в Московском университете, это пополнение наших научных рядов.

Мы выдаём собственные дипломы благодаря программе развития, которую утвердили Вы, Владимир Владимирович. Она успешно реализуется, и, собственно, наше знамя, наш путь развития – это наша программа развития.

На программу развития из бюджета с 2010 по 2015 год было выделено 7 миллиардов [рублей], и 30 миллиардов мы привлекли внебюджетных средств. А до 2020 года мы хотим привлечь до 50 миллиардов внебюджетных средств на программу развития.

Имеются хорошие достижения в нашем развитии. Я хочу рассказать об одном успехе: в декабре, несколько недель назад, мы открыли астрономическую обсерваторию в горах Карачаево-Черкесии. Это уникальная обсерватория, это город, построенный в горах. Телескоп оснащён новейшим оборудованием, новейшее зеркало. Хотя по размерам он второй в России, но по автоматике и возможностям он самый мощный.

В.ПУТИН: Теперь в космосе надо создавать систему соответствующую. МГУ в состоянии это сделать? Вы же уже запускаете, у вас пара спутников своих?

В.САДОВНИЧИЙ: Да.

В.ПУТИН: Работают?

В.САДОВНИЧИЙ: Работают.

И мы очень рады, что это достижение в наше время вошло уже в перечень международных достижений: мы открыли двойную звезду, которую не могли различить, считали, что это одна звезда, оказалось, что две. Такая оптика в нашей обсерватории.

В.ПУТИН: Здорово.

В.САДОВНИЧИЙ: Владимир Владимирович, Вы посещали супервычислитель. Неделю назад подведён рейтинг международных супервычислителей, мы на 22-м месте – то, что мы сейчас имеем. И впереди нет университетов мира, впереди только национальные центры Соединённых Штатов, Китая, Германии. То есть университет конкурирует с международными центрами, национальными центрами этих стран. И, как тогда Вы видели, мы готовы в ближайшее время достичь мощностей уже до 30 петафлопс, то есть лидировать в мире.

Задачи, которые мы вычисляем, я хотел немножко сказать, это очень серьёзные задачи. В том числе мы помогли Олимпийским играм: мы «продували» и вычисляли на супервычислителе трассу, трамплин. И Демченко готовили, олимпийского чемпиона. Мы его костюм на супервычислителе «обдували» и вычисляли. Так что это даже в таком вопросе помогает.

Конечно, у нас есть перспективы, Вы о них сказали, развития Московского университета. Хотим построить научно-технологическую долину впервые в России и даже в мире, по идее, мы хотим лучшую сделать. У нас имеется территория здесь, где мы находимся, в 100 гектаров. Мы хотим, чтобы достижения фундаментальной науки, достижения учёных могли быть перенесены в лаборатории, в центры коллективного пользования, но обязательна связь с нашими крупнейшими корпорациями. И мы готовы делать высокие технологии, по многим направлениям мы уже понимаем, что мы будем делать. Мы выделили семь приоритетов, где мы абсолютно лидируем в мире. Надеемся, что проект научно-технической долины будет осуществлён, поскольку все экономические вопросы нами решены.

Москва проделала очень большую работу, согласовала объёмы строительства. Вообще, проект долины – это 110 миллиардов рублей, из них примерно 65 процентов – это развитие и строительство лабораторий Московского университета, а остальное – это те средства, которые позволят реализовать [проект].

В.ПУТИН: Как научная деятельность в университете развивается, вот это направление?

В.САДОВНИЧИЙ: Владимир Владимирович, мы, вообще говоря, по науке сейчас сделали очень хороший рывок. Какие есть показатели? Например, цитируемость работ наших учёных. Мы в два раза превышаем общемировой уровень, наши учёные. Вообще, публикации учёных Московского университета – это 15 процентов всех публикаций России. У нас имеется ряд направлений, где мы безусловно лидируем.

Ещё об одном я хотел сказать. Николай Иванович Вавилов до войны собрал коллекцию семян, это был подвиг. Он собрал со всего мира коллекцию семян и поставил целью сберечь для будущих поколений, если вдруг какой-то вид исчезнет. И в окружённом Ленинграде зёрна голодающие люди сохранили, до единого зёрнышка. Это богатство научное, это так называемая коллекция Вавилова. Это был подвиг.

Но на сегодняшний день в мире нет коллекции клеточного материала, живых веществ, редких животных, исчезающих или, может быть, тех, которые исчезли, но есть материал, который можно в виде клеточного материала сохранить. И мы выдвинули, я выдвинул такую грандиозную идею – создать депозитарий, такой «Ноев ковчег» всех живых клеточных материалов, всех живых существ на планете. Мы выиграли самый крупный грант, 750 миллионов [рублей], грант Ваш, Владимир Владимирович, который распределяет Совет по науке [и образованию], мы одни из немногих. Там несколько грантов выиграли, но мы выиграли грант по депозитарию.

Сейчас приступили к реализации этого проекта, я руководитель, как ректор. И это грандиозная задача, она даже в мире будет очень значима, поскольку мы единственная страна, кто может такой депозитарий сейчас сделать. Есть разные банки хранилищ, но они локальные, а мы замахнулись, чтобы сделать общий. Может быть, информационные системы стянуть, контакты с существующими банками, но на новой территории, в этой долине мы хотим построить это хранилище. Это и криогенное хранилище, и другие.

Это тоже проект, который нас радует, и суперкомпьютер, спутники – мы готовим запуск спутника «Ломоносов», и Вы дали распоряжение осуществить его запуск на Восточном. Первый запуск на Восточном будет нашего спутника «Ломоносов». Он готов, это пятисоткилограммовый спутник, сделанный нами.

Спасибо за поддержку и за ту программу, которую Вы утвердили в 2010 году.

В.ПУТИН: Успехов Вам!

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 15 января 2015 > № 1273634 Виктор Садовничий


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 30 октября 2014 > № 1212158 Виктор Садовничий

Съезд Российского союза ректоров.

Владимир Путин принял участие в пленарном заседании Х съезда Российского союза ректоров.

Обсуждались вопросы развития системы высшего образования в стране, в частности меры, направленные на повышение качества обучения и укрепления материально-технической базы вузов, а также поддержка науки в высшей школе.

Российский союз ректоров – общероссийская общественная организация, объединяющая более 700 руководителей высших учебных заведений. Юбилейный съезд Российского союза ректоров состоялся в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова.

Перед началом заседания Владимир Путин осмотрел новый суперкомпьютерный центр МГУ имени Ломоносова. О работе комплекса и использовании суперкомпьютера «Ломоносов» Президенту рассказал ректор МГУ Виктор Садовничий. Главе государства продемонстрировали суперкомпьютерное моделирование изменения климата, моделирование космических кораблей, расчёты космической техники.

МГУ обладает самым крупным на сегодняшний день суперкомпьютерным комплексом в России. Его флагман – суперкомпьютер «Ломоносов» – построен на базе инновационных разработок российских учёных. Производительность машины достигает 1,7 петафлопс.

* * *

В.ПУТИН: Уважаемый Виктор Антонович! Уважаемые коллеги!

Очень приятно приветствовать вас на десятом, юбилейном съезде ректоров России. Здесь присутствуют руководители практически всех вузов нашей страны, а в России сейчас в этой системе у нас работают более 300 тысяч человек, обучается свыше пяти с половиной миллионов студентов – целая армия.

Система высшего образования была и остаётся мощным интеллектуальным ресурсом страны, она генерирует новые знания – и, разумеется, для этого и создавалась: готовит кадры для всех сфер жизни России.

За последние годы мы немало сделали, чтобы отечественные вузы, университеты развивались в соответствии с требованием времени, становились конкурентоспособными, задавали ориентиры передовым высокотехнологичным отраслям экономики.

У нас уже сформирована сеть ведущих университетов, реализуются планы по их дальнейшему развитию, и для этого выделены солидные бюджетные ресурсы.

Особое внимание уделяем вузовской науке, в том числе учреждены гранты господдержки научных исследований под руководством ведущих учёных, укрепляется система кооперации вузов и предприятий.

Принимаются меры по повышению и заработной платы профессорско-преподавательского состава. В соответствии с известными майскими указами к 2018 году она должна составить – и мы этого, и я тоже этого не забываю – не менее 200 процентов от средней заработной платы в соответствующем регионе Российской Федерации. И эти планы, безусловно, мы будем стремиться реализовывать, несмотря на известные сложности.

Отмечу в этой связи, что по итогам первого полугодия этого года заработная плата в системе высшей школы составила в среднем – имею в виду в среднем по стране – более 45 тысяч рублей. Конечно, где-то повыше среднего по региону, где-то пока не достигнута эта планка; в Москве, например, средний уровень заработной платы по региону достаточно высокий, и подобраться к этой планке непросто, но надо сказать, что и вузов здесь немало, если по-честному, и вы понимаете, на что я намекаю – 250 вузов в Москве. Специалисты, которые в этом зале находятся, понимают, что качество и количество в данном случае прямо пропорционально между собой связаны.

Хочу подчеркнуть: и рост заработных плат, и укрепление материально-технической базы вузов – всё это, прежде всего, инструменты развития, обновления высшей школы, инвестиции в решение базовой задачи – подготовку профессионалов, востребованных на рынке труда.

Надо признать, претензий к уровню высшего образования, к содержанию образовательных программ, к качеству преподавания пока ещё много, да вы и сами об этом знаете. Не каждый вуз готов работать по-современному, учить так, чтобы у выпускника оставались не только диплом, но и нужные знания и профессиональные навыки, которые он может использовать в своей практической деятельности после окончания высшего учебного заведения.

Убеждён, что высшей школе нужна большая открытость, нужны понятные механизмы, которые бы стимулировали перемены. И здесь серьёзную роль способно сыграть внедрение объективных систем оценки качества обучения – как вузовских, ведомственных, так и независимых. В этой связи в мае этого года было дано поручение Правительству, Министерству образования и науки.

Полагаю, что и Союз ректоров тоже должен подключиться к их выполнению. К вашему авторитетному мнению прислушиваются и в регионах, и на федеральном уровне. Вы лучше, чем кто-либо знаете, как наиболее эффективно и деликатно организовать эту работу, понимаете, что нужно сделать, чтобы система оценок, в том числе независимых, была неформальной, содержательной, непредвзятой и приносила реальную пользу всему этому сектору. При этом результаты оценки качества подготовки специалистов должны учитываться при принятии решений о государственной аккредитации вуза.

Наша высшая школа должна быть сильной, давать по-настоящему современное, достойное образование. Понятно, что освоить знания такого высокого уровня, такого качества может далеко не каждый человек. И, когда некоторые вузы зачисляют абитуриентов с очевидно неудовлетворительными знаниями, это не просто вызывает много вопросов. Подобная гонка за абитуриентами, а значит, и за финансированием, надо прямо сказать, подчас девальвирует высшее учебное заведение, размывает ценность, престиж, авторитет самого вуза. Какого качества специалистов мы получим на выходе? Понятно, что рассчитывать на хороший результат не приходится. В вузы должны поступать те, кто способен учиться там. Это относится к приёму на бюджетные места и тем, кто поступает в вуз на платной основе.

Наверное, в ходе дискуссий вы так или иначе приводили эту информацию, но для справки могу напомнить. По итогам проведения ЕГЭ в 2014 году Москва занимает первое место среди регионов по числу лиц, набравших по математике от 80 до 100 баллов. При этом здесь зафиксированы случаи зачисления на такие специальности, как «Авиационная и ракетно-космическая техника», «Аэронавигация», «Информационная безопасность», «Машиностроение», «Электро- и теплоэнергетика», абитуриентов, имеющих всего 24 балла по математике – по самому профильному, основному предмету, по сути дела. Есть и другие примеры, которые подтверждают тезис, который я только что сформулировал.

Уважаемые коллеги! Майские указы, о которых я уже упоминал, касающиеся высшей школы, реализуются на местах и в конкретных регионах, в конкретных вузах. Я не сомневаюсь, вы прекрасно знаете основные направления модернизации образования и те задачи, которые стоят перед нами всеми. Но хотел бы ещё раз обратить внимание на важность налаживания прямых тесных контактов с будущими работодателями ваших выпускников. Это абсолютно принципиальное требование для вузов, готовящих специалистов – и прежде всего инженерно-технического профиля.

Сегодня, в непростых экономических условиях, когда мы должны ускоренными темпами развивать несырьевые отрасли, на первый план, конечно, выходит максимальное сближение образования с производством, с практикой, с реальной жизнью. Создание прорывных технологий, обеспечение производств востребованными кадрами – это наша общая задача, и, конечно, такая связь с производством просто необходима. Российский союз ректоров, который имеет отделения в 72 регионах страны, может и должен внести свой вклад в достижение этой стратегической цели. Я очень рассчитываю, уважаемые коллеги, на ваше заинтересованное участие в этой работе.

И в заключение хотел бы вот о чём сказать, коснусь ещё одной темы, которая имеет прямое отношение к формированию современного облика высшей школы. Может быть, кто-то видел на экранах телевизоров, совсем недавно я встречался со студенческими спортивными клубами, и вот на что хотел бы обратить внимание. Вы знаете, это чрезвычайно важная работа – физическое состояние наших граждан, здоровый образ жизни. Я вас прошу поддержать эти начинания студентов. Вы знаете, когда я встречался с ними, вспоминал некоторые архивные материалы, которые почитываю: где бы и когда бы мы ни находились, почти на любом витке истории нашего тысячелетнего государства так или иначе всегда об этом говорили – о физическом состоянии и здоровье нации, и это всегда, во все времена выдвигалось как очень важная составляющая перспектив развития нашей страны.

Это общегосударственная задача, это не какая-то «развлекушка» – реально чрезвычайно важная вещь. И дело не только в том, чтобы нам сохранить какие-то материальные ресурсы и деньги на таблетках, – дело в том, что это действительно будущее нашей страны: будем мы образованными и здоровыми – у нас всё получится. Это одна из составных частей нашей совместной работы. Прошу вас просто обратить на это внимание и помочь тем молодым людям, которые эту работу организуют на местах в соответствующих высших учебных заведениях

Благодарю вас за внимание. Спасибо.

В.САДОВНИЧИЙ: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Дорогие коллеги!

Десятый съезд Российского союза ректоров, безусловно, важнейшее событие для образовательного сообщества, но и для жизни страны не меньше. Ведь образование – это один из самых важных факторов, ключевых факторов, который обеспечивает нашу достойную жизнь и в будущем обеспечивает конкурентоспособность, устойчивость развития нашей страны. О приоритетном внимании государства к образованию свидетельствует недавно принятый закон об образовании и Ваши, глубокоуважаемый Владимир Владимирович, встречи с нами. Мы высоко ценим Ваше участие в двух предыдущих съездах Российского союза ректоров. Только за последние три года прошло более 10 встреч с нами: на заседании Совета по науке и образованию, на собраниях Общероссийского народного фронта, на встречах спортивных, студенческих клубов и других встречах. Ваше сегодняшнее присутствие, Владимир Владимирович, говорит о том же – о Вашем постоянном внимании к системе образования. Мы выражаем Вам огромную благодарность, спасибо Вам.

В этом зале не только практически все ректоры России, но и наши коллеги из Казахстана, Белоруссии, Азербайджана, Таджикистана, Приднестровья, Абхазии. Здесь присутствуют депутаты Государственной Думы, представители различных общественных организаций. Давайте поприветствуем наших гостей в этом зале.

Уважаемые коллеги! Я должен сказать формальную фразу. На съезде зарегистрировались 487 членов Российского союза ректоров, кворум имеется, и мы можем объявить X съезд Российского союза ректоров открытым.

По уставу нам необходимо утвердить рабочие органы съезда. В розданных материалах есть предложения по составу. Если нет возражений, то прошу с ними согласиться. Нет возражений? Спасибо.

Главный вопрос нашей повестки дня: каким путём идти дальше нашей высшей школе? Требуются ли поправки к некоторым траекториям нашего движения? Что мешает нам более эффективно работать? И, главное, какую ответственность мы можем и должны взять на себя?

Утром в рамках работы нашего съезда состоялись заседания шести секций, в которых приняло участие около 600 участников и гостей съезда. Прошли конструктивные дискуссии. На этих дискуссиях выступили около 100 человек. Были выработаны важные предложения, обсуждалось будущее университетского образования, тот самый документ – доктрина «Новые университеты – для новой России», а также обсуждались задачи, стоящие перед высшей школой и Российским союзом ректоров.

Я хотел бы коротко остановиться на шести, на мой взгляд, ключевых моментах.

Первое – качество образования. Почему это главное? Потому что это вызов времени. Мир вышел на качественно новый уровень знаний. Если в начале ХХ века естественные науки завершили свою классическую стадию развития, то вслед за этим последовал всплеск новых открытий: теория относительности, деление ядра атома, полупроводники, электроника, лазеры, двойная спираль ДНК, и произошла революция информационных технологий, возникла генная инженерия, персонализированная медицина. Учёные стали понимать, что изучать надо не отдельные частицы, а общие закономерности, более сложные системы. Появились новые науки: синергетика, конвергентные науки, и всё это по-прежнему сопровождается громадным прорывом информационных технологий. И поэтому встаёт вопрос: чему и как учить. На наш взгляд, ответ один: надо научить учиться.

Прежние подходы изучения объёмов памяти, фактов без раскрытия глубинных связей между разными науками в настоящее время, на наш взгляд, непродуктивно. Как быть? Конечно, необходимо, с одной стороны, увеличить в учебных планах роль фундаментального ядра научных знаний, его основы, математики. Владимир Владимирович говорил об этом неоднократно. В то же время, поскольку мы привыкли учить студентов строго в рамках традиционных дисциплин: на физика учим, на биолога, на историков и так далее, – крайне важно ввести в учебные планы в качестве обязательных междисциплинарные курсы. К примеру, в Московском университете их 150, они обязательные и пользуются огромной популярностью у студентов. На наш взгляд, надо, тщательно обсудив, вернуться к вопросу о пятилетней и даже шестилетней подготовке ведущего инженерного корпуса нашей страны по монопрограммам, а также пятилетней подготовке учителей.

Давайте вспомним, в трудное послевоенное время в школах Советского Союза уже работали учителя с пятилетним педагогическим образованием. И этот факт, по-видимому, сыграл свою роль в том, что нам удалось первыми покорить космос, надёжно обеспечить обороноспособность, быть лидерами, как тогда говорили, в научно-техническом прогрессе.

Образование – скрепы государства, а значит, нужна мобильность студентов, аспирантов, преподавателей. В масштабах страны нельзя замыкаться, нужны практики, летние школы, повышение квалификации. Россия – огромная страна, у нас около тысячи вузов. И мы, союз ректоров, должны содействовать укреплению и единству российского образовательного пространства. Решению этой задачи мог бы содействовать межуниверситетский электронный ресурсный центр – такая общенациональная система дистанционного образования с интерактивным технологиями для всех категорий учащихся, для переподготовки и подготовки, повышения квалификации. Тем более, надо учитывать, мы подвергаемся активной экспансии зарубежных образовательных проектов в электронном формате, и нам необходимо развивать наши сильные образовательные традиции.

Второе – наука в высшей школе, об этом тоже говорил Президент. Уже из того, что было сказано, понятно, что учить студентов, не вовлекая их в научные исследования и не используя новейшие достижения науки, нельзя, тем более что научные школы многих российских вузов пользуются мировой известностью. Вместе с тем есть вопросы, которые необходимо рассмотреть и принять по ним решения.

К сожалению, разорвана важная цепь: образование – фундаментальные исследования – научный результат – внедрение его в технологию и производство. Отраслевые институты исчезли, а замены им мы пока не нашли. Хорошей альтернативой могут стать университетские научно-технологические долины, кластеры, технопарки, тесная связь с кооперациями, но, к сожалению, это ещё не вошло в нашу жизнь и не приносит, на наш взгляд, нужных результатов. Пока отсутствуют и чёткие механизмы имущественного взаимодействия даже государственных корпораций и университетов. Об этом много говорилось сегодня на секциях.

Для многих университетов важна возможность использования закреплённых за ними земельных участков в целях своего развития. Вот это здание построено именно благодаря этому взаимодействию. Однако есть постановление Правительства № 234, которое сейчас запрещает это делать. Конечно, вопрос использования земельных участков требует особого внимания, но мы бы просили Правительство найти механизм решения в интересах развития университетов – возможно, в отдельных случаях. Важную роль в принятии таких решений, это высказывалось, могли бы играть попечительские советы университетов.

О федеральных центрах коллективного пользования следует сказать. Когда мы включаем свет, мы не знаем, где находится электростанция. Центры коллективного пользования должны быть ресурсом, которым пользуются учёные нашей страны независимо от того, где они работают, в том числе, может, даже и наши зарубежные коллеги. А сейчас каждая научная организация сама закупает для себя необходимые приборы. Крупные федеральные центры коллективного пользования могли бы существенно оптимизировать процесс использования научного оборудования. Надо, чтобы они вошли в систему организации научной работы у нас в стране. Имеется Ваше поручение, Владимир Владимирович, по этому поводу, и сейчас, мне кажется, надо ускорить работу, она в самом начале, по созданию таких центров коллективного пользования.

Кстати, через эти центры и через совместные кафедры, технологические площадки с предприятиями мы могли бы поднять на новый уровень наше сотрудничество с Российской академией наук и её мощным потенциалом.

И ещё. Всем понятно, что наука в университетах должна быть приоритетом, но в 1990-х произошло обратное. Из бюджетов вузов ушла фундаментальная наука, это осталось только в некоторых университетах. Сейчас как раз обсуждается вопрос о том, чтобы в госзаданиях предусмотреть отдельным разделом финансирование научных работ, проводимых ведущими учёными и ведущими лабораториями. Нам кажется, это будет хороший шаг вперёд.

Осложняет нашу научную работу сейчас и требование финансовых гарантий со стороны университета при выполнении грантов, а при этом отсутствует авансирование работ. Тем самым университеты, выполняя грант, платят деньги сначала сами. Нам кажется, эти вопросы требуют соответствующего обсуждения.

Третье, университеты новой экономики. Все мы видим, что наша страна, её экономика сделали в последнее время огромные шаги в своём развитии. Достаточно сказать, что почти все наши уехавшие в 1990-е годы за рубеж коллеги, говорят: у вас сейчас жить лучше и условия для работы нормальные. Многие хотят вернуться и возвращаются. Это, безусловно, во многом заслуга руководства нашей страны и её Президента. Однако никогда в истории ни одного государства развитие экономики не было, как говорят математики, постоянно с положительной производной, по постоянно возрастающей. Тогда бы мы быстро ушли в бесконечность.

Будущее не будет простым для многих экономик мира – и нашей в том числе. Здесь действует много факторов, и специалисты это понимают. В этой сложной предстоящей партии выиграет та страна, которая среди многих возможных выберет правильный для себя путь. Поэтому наша с вами задача – оптимально определить стратегически значимые приоритеты там, где мы можем быть лидерами, и сконцентрироваться на них, дать этому необходимые силы и ресурс.

Главный залог успеха, на наш взгляд, – сочетание и поддержка наших преимуществ. Это огромный человеческий потенциал, широкое поле неосвоенных технологий, незапущенное производство, огромная территория, сырьевое богатство. Но всё это будут решать люди. Поэтому стратегически важно сейчас готовить специалистов, которые потребуются отраслям экономики, регионам через 5–10 лет в рамках уже нового технологического уклада. Хорошей площадкой должны стать инжиниринговые центры, другие формы взаимодействия университетов с промышленностью.

Я приведу лишь один пример. В результате такого сотрудничества на базе научных разработок Московского университета построено два завода: один в Туле – с оборонным предприятием «Сплав» по производству медицинского оборудования, другой – в Балашихе, по созданию материалов для тормозных систем гражданской и военной авиации. В Алексине запускается ещё один завод – для создания материалов для ракетной техники и кораблестроения. Я думаю, что подобные примеры может рассказать любой из вас и многие ректоры.

Что ещё нужно делать? Нам необходимо развивать мотивированный выбор траектории молодым человеком. Не делать так, что каждый сразу хочет закончить университет – и непонятно, какой он хочет. Надо эту мотивацию устраивать с самого начала профессионального образования, вплоть до высшего. Хорошие техникумы, сопряжённые с техническими университетами, должны готовить класс «голубых воротничков», очень нужных сейчас нам. А с другой стороны – необходим верный баланс сочетания образовательных стандартов и профессиональных, которые сейчас активно разрабатываются и будут законодательно вскоре закреплены. Важно, чтобы практико-ориентированный подход в профессиональных стандартах – он важен для работодателя, конечно, – не привёл к ослаблению роли фундаментального университетского образования, не сделать здесь ошибки. Мы привыкли, что часто в проводимых реформах мы занимаем крайнее положение маятника. Например, ввели обязательную болонскую систему четырёхлетнего образования, а забыли, что в промышленно развитых странах тщательно оберегают «жемчужины» с шести-, а то и восьмилетним образованием – например, École Polytechnique во Франции. В системе образования, как, может быть, нигде, прежде чем решать, надо семь раз отмерить. При этом надо учитывать, что технологии сегодня выходят на принципиально иной уровень. Это уже уровень молекулярной биологии, биоинженерии, наноуровень, а для этого необходимы моделирование, использование супервычислителей. Всё это требует при обучении усиления роли фундаментальной, естественно-научной и математической подготовки.

Университеты должны стать центрами развития регионов. Нам принадлежит важная роль в решении проблемы импортозамещения, в том числе продовольственной продукции. Что очень важно, решение этой проблемы – это не чисто экономическая, здесь есть и социокультурная, мировоззренческая составляющая, что «привозное – лучше».

К проблемам, возникшим в последние годы, следует отнести сильные потоки миграции перспективных кадров в столичные регионы и крупные города. Очень многие ректоры говорят, жалуются, звонят. Необходимо на уровне Правительства, на наш взгляд, начинать систематическую работу по решению этой проблемы. Надо создавать гибкую систему целевой подготовки, финансовой поддержки специалиста в самом начале его профессиональной карьеры, закрепить его стипендиями, премиями, грантами, другими обязательствами, чтобы он остался в регионе, – мы должны это сделать.

Университет сталкивается и с таким негативным действием демографического фактора, как сокращение числа абитуриентов, я имею в виду – ведущие университеты сталкиваются. И, значит, сокращается контингент обучающихся на платной основе. Нам действительно всё труднее выполнять свои дорожные карты, обязательства перед сотрудниками. Мы посчитали, что и этот вопрос надо спокойно обсудить с Правительством.

Четвёртое – образование и воспитание, роль гуманитарного знания. Гуманитарное образование оказывает определяющее влияние на развитие личности и нации в целом. Без него невозможно успешное развитие экономики, устойчивое развитие общества. Сейчас мы видим, что какое-то время назад мы упустили из виду две важные вещи: роль русского языка и истории государства нашего.

Русский язык – это важная скрепа в нашей многонациональной стране, его поддержка закономерно сопряжена с представлениями о нашей общей исторической судьбе, о судьбе народов России. Возвращение сочинения – правильный шаг, это очень верное Ваше решение, глубокоуважаемый Владимир Владимирович. Мы надеемся, что в будущем роль сочинения станет ещё более значимой.

Не менее важным является изучение отечественной истории, как дисциплины, показывающей единый исторический путь народов нашей страны, являющейся прочной основой патриотического воспитания. Нам кажется, что предмет «Отечественная история» тоже должен быть обязательным, как базовый при сдаче ЕГЭ и для получения школьного аттестата зрелости. Каждый гражданин нашей страны должен знать её историю, беречь традиции, любить свою землю и быть готовым за неё постоять.

И ещё об одном очень важном – о физической подготовке, Вы говорили об этом, уважаемый Владимир Владимирович, о подготовке молодых людей, их занятиях спортом. Студенческие спортивные клубы активно начали свою работу. На недавней встрече Президента с активом студенческих спортивных клубов многие предложения были обсуждены и поддержаны. Хорошее предложение прозвучало о сотрудничестве вузов со школами не только в учебных и научных делах, что мы делаем, но и в спорте. Мы должны это сделать.

И ещё. В своё время Московский университет выдвинул идею проведения фестивалей науки, и в этом году участниками IX Фестиваля науки стало более 2,5 миллиона людей. Молодёжь страны «заболела» наукой, можно сказать. А почему бы нам не организовать университетский фестиваль спорта? В течение года проходили бы массовые соревнования в наших университетах, а потом в определённые дни на определённых площадках в разных регионах университетские спортсмены подводили бы итоги, устраивали показательные выступления, знакомились бы друг с другом. Речь идёт о массовом спорте, но это ведь и ростки больших достижений. Я предлагаю идею фестиваля спорта продумать нам, уважаемые коллеги.

Пятое. Поиск и поддержка талантов. Россия богата талантами. Талантливые дети – бесценное национальное достояние. Это ресурс, из которого формируется интеллектуальная элита государства. Наша задача – найти их, поддержать и помочь реализовать себя. Много уже сделано. В олимпиадах школьников, которые мы организуем (я являюсь председателем этого совета), в прошлом году приняло участие 1,5 миллиона человек. В этом году мы ожидаем не меньше. Надо развивать также профессиональные конкурсы, проектные олимпиады в интересах социально-экономического развития регионов.

Очень важно вернуться к вопросу о создании школ-интернатов для одарённых детей. Они в своё время просто развернули в нужном направлении нашу систему школьного образования. Только одна школа-интернат при Московском университете за 50 лет своего существования подготовила 1000 докторов и 8 тысяч кандидатов наук – одна школа, пять академиков. Она занимает вот уже который год второе место в России по качеству подготовки школьников. Сейчас мы строим ещё одну школу для одарённых, через год её построим. Нам надо, университетам, обратить внимание на создание таких школ для одарённых при наших университетах.

Важна также работа университетов с талантливыми ребятами для подготовки их к участию в международных олимпиадах. Как всякие другие высокие достижения в международном масштабе, они требуют тщательной подготовки и соответствующей финансовой поддержки. Сейчас для организации школьных олимпиад, и проведения экспертиз заданий, и для подготовки команд в международных соревнованиях в том числе, мы, как правило, сами находим средства, но они уже для нас становятся значительными. Мы бы просили Министерство образования и науки выделить один или несколько специальных грантов для этой работы. Он окупится: таланты вернут этот капитал нашей стране.

И шестое – российские университеты в мировом образовательном пространстве. Да, современный мир становится всё более глобальным, однако очень важно здесь не поддаваться гипнозу, следуя внедряемым нам извне стандартам глобализации. Понятно, что мы живём в едином мире, на одной планете Земля, и лучший способ жить и развиваться разным странам – это сотрудничество. Но при этом мы – Россия, у нас своя история, свой менталитет и свои задачи. Мы должны учиться всему лучшему, перенимать всё передовое и при этом быть сильными, независимыми, способными обеспечить достойное будущее нашим людям. Как говорят на Востоке, надо выигрывать время, уверенно реагировать на изменения и делать конкретные дела.

Для университетов, конечно, очень важны международные связи, международное научно-техническое образовательное сотрудничество, академическая мобильность российских студентов и научно-педагогического сообщества, совместные программы, конференции, включённые в обучение стажировки. Всё большую роль играют совместные научные центры наши с зарубежными партнёрами. Мы всё это делаем и даже расширяем это для тех, кто сомневается.

Необходимым шагом в повышении международной конкурентоспособности российского образования является уже экспорт наших высококачественных образовательных услуг. Для этого нужно, конечно, выделять специальные стипендии и гранты и заниматься этим вопросом. Необходима финансовая поддержка на этом пути и строительство общежитий, ведь тогда иностранные студенты будут чаще выбирать нашу страну для учёбы, ректоры это хорошо знают.

Но надо честно признать, что на этом пути стоят не только наши недоработки и недостатки, но и мощная система конкурентной борьбы в международном масштабе. Нас уже приучили к индексу Хирша, импакт-факторам, названиям высокорейтинговых журналов и так далее. Конечно, играть надо уметь на любых полях и в плохую погоду, но необходимо объективное судейство. Нельзя допускать схему, что кто-то исследовал по специально им придуманной методике, опубликовал, – и всё, в России нет науки, нет образования, дело с ними иметь не надо, ехать учиться туда не надо. Находятся и те, кто на такие исследования начинает ссылаться.

Хочу сказать, что нам есть чем гордиться: своими достижениями в науке и образовании. Мы многое сделали первыми и рады, что весь мир пользуется этими достижениями, в том числе и те, кто утверждает, что в России нет науки или плохое образование. Вспомним: Ломоносов открыл атмосферу Венеры; Циолковский доказал возможность покорения космоса; Менделеев построил периодическую систему элементов; Попов изобрёл радио; Жуковский, Сикорский сумели обеспечить полёты летательных аппаратов, создали базу для современной авиации; Вернадский ввёл понятие ноосферы как глобальной сферы разума; Павлов открыл условный рефлекс. Мечников – природу иммунитета; Тимошенко научил весь мир строить мосты; Зворыкин изобрёл телевидение; Семёнов первым описал цепную реакцию; Курчатов, охладив некоторые горячие головы, обеспечил условия для сохранения глобального мира на планете, что мы и ощущаем; Королёв и Келдыш осуществили первый полёт человека в космос, мы запустили первый искусственный спутник, первый луноход; Басов и Прохоров создали первый лазер – этот перечень неполный. Можно многое сказать о современных наших успехах, и об этом обязательно будет сказано в своё время. Поэтому так важно вести работу по популяризации науки, пропаганде наших достижений, добиваться признания нашего вклада в мировую науку и образование.

Для объективной оценки университетов, в том числе и в целях повышения конкурентоспособности, необходимы рейтинги, но они должны строиться на критериях, определяющих качество образования, и адекватно отражать жизнь наших университетов. Такие рейтинги должны быть признаны в мировом сообществе и дополнять другие, тогда будет с чем сравнивать наши достижения и выбирать оптимальные решения, а не ориентироваться на заданные нам правила игры и бичевать себя.

Развивая международное сотрудничество, университеты могут стать той «мягкой силой», которая содействует укреплению имиджа России как страны, не требующей исключительного места в мире, но занимающей позицию, которую мы бы хотели, чтобы уважали. Мы должны трудиться на её благо.

Российский союз ректоров готов взять на себя ответственность за дальнейшее развитие высшей школы.

Позвольте ещё раз поблагодарить Вас, глубокоуважаемый Владимир Владимирович, за участие в нашей работе. Мы постараемся всё, что Вы сказали, всё намеченное выполнить.

Уважаемые коллеги, у нас работало шесть секций; модераторы, их было несколько, определили выступающих. Я хочу попросить первым выступить – это секция «Наука в университетах» – Гафурова Ильшата Рафкатовича, ректора Казанского федерального университета, Казань.

И.ГАФУРОВ: Спасибо большое. Глубокоуважаемый Владимир Владимирович, Виктор Антонович! Уважаемые коллеги!

Как только что Виктор Антонович сказал, я хотел бы доложить об итогах сегодняшнего заседания круглого стола на тему «Наука в высшей школе». Тезисно некоторые проблемные вопросы, которые [на секции] поднимались, Виктор Антонович уже озвучил, я несколько, может, подробнее расскажу о том, о чём мы говорили.

Прежде всего хочу сказать, что единодушным было мнение участников круглого стола о необходимости поддержания высокого уровня научных исследований в вузе. С одной стороны, состояние научных исследований играет решающую роль при выставлении рейтинговой оценки вуза, о роли рейтингов тоже говорилось немного, с другой стороны – наука рассматривается как база подготовки специалистов высокой квалификации.

Очевидными трендами современной системы высшего образования России стали создание новой вузовской иерархии, сети федеральных университетов, пула национальных исследовательских университетов, а также отбор и поддержка ведущих российских вузов в целях повышения их международной конкурентоспособности и вхождения в число топовых университетов мира. Причём отмеченная иерархия формировалась не волевым решением руководства, а на условии жёсткой конкурентной селекции. Видимо, как раз с этим фактом связано то, что основная часть вузовской науки именно сконцентрирована в этих университетах.

Все эти процессы позволили нам посмотреть на свои вузы со стороны, сравнить их с мировыми лидерами. Через этапы создания и анализа стратегии развития, осознания реальных миссий и целей прошли не только победители конкурсов, но и много других отечественных вузов. Эти процессы оказали огромное воздействие в целом на университетское сообщество.

Прежде чем перейти к обсуждению поднятых вопросов, хотелось бы отметить всестороннюю поддержку участниками дискуссии усилий руководства страны, направленных на модернизацию отечественной высшей школы и на концентрацию ресурсов и оптимизацию вузов исходя из принципов их эффективности.

Кроме того, участники дискуссии отметили положительное влияние на развитие науки в университетах, инициатив Правительства Российской Федерации; я хочу немного на них остановиться. Это, прежде всего, по переводу ведущих вузов в статус автономных учреждений и создание целой инфраструктуры финансирования работ по науке. Особенно хочется отметить мегагранты в рамках постановлений Правительства №№ 218 и 220. Мегагранты по 218-му постановлению мотивировали ведущие компании к кооперации с университетами для решения крупных практических задач.

В качестве примера приведу опыт Казанского федерального университета. Так, в результате выполнения проекта совместно с акционерным обществом «Нижнекамскнефтехим» учёными университета был создан катализатор для дегидрирования изопарафинов, который успешно прошёл все испытания и включён в технологическую цепочку производства изопренового каучука. А буквально вчера, 29-го числа, на площадке нашего нефтехимического гиганта с участием Андрея Александровича Фурсенко состоялось открытие катализаторной фабрики. Должен сказать, что соучредителями данной фабрики явились учёные университета и сам «Нижнекамскнефтехим», он будет выпускать более 2 тысяч тонн катализатора, что обеспечит полное импортозамещение потребности нефтехима в этом компоненте. Нами поставлена задача в ближайшие 3–4 года обеспечить не менее чем на 80 процентов импортозамещение катализаторов на этом крупнейшем в России нефтехимическом предприятии.

Подобных примеров успешной реализации совместных проектов вузов с промышленными компаниями можно привести немало, и об этом также упоминали коллеги во время обсуждения. В частности, «Бауманка» говорила о совместном проекте с Росатомом, и каждый, наверное, из здесь сидящих в зале также может привести хорошие примеры. Виктор Антонович упомянул то, что было сделано при помощи Московского государственного университета.

Уважаемый Владимир Владимирович! Просили бы Вас о пролонгации конкурсов в рамках 218-го постановления Правительства, как необходимой части дальнейших работ, в том числе и по импортозамещению. Такое поручение Вы давали, и мы готовы его реализовать. В целом должен сказать, что, когда перед нами ставится задача, мы можем концентрировать свои усилия и решать те задачи, которые ставятся.

Также хотелось бы особо отметить и постановление Правительства № 220 о привлечении в вузы ведущих учёных. Десятки лабораторий мирового уровня созданы под руководством всемирно известных учёных. Эти лаборатории поистине стали центрами притяжения молодёжи и стали поистине центрами превосходств. Предложение всех наших коллег – не только сохранить, но и развить эти инициативы, повышая их эффективность, с учётом полученного опыта. Здесь даже многие говорили о том, что те суммы мегагрантов, которые по 220-му постановлению получают приглашённые учёные, сегодня можно немного и сократить, но нужно увеличить просто их количество.

Между тем существуют и определённые проблемы. Здесь также коротко говорилось, и мы обсуждали более детально вопросы, связанные с оценкой науки и научной инновационной инфраструктуры. Более того, говорилось, что вопросы, касающиеся оценки эффективности научных исследований сегодня, должны в обязательном порядке рассматриваться в разрезе того, насколько наши научные исследования обеспечивают безопасность и конкурентоспособность нашей страны. Говорилось о том, что мы должны делать то, что мы должны делать, а не то, что мы умеем делать.

Конечно, всегда есть желание увидеть эффективность наших исследований и каким-то образом их оценить, в том числе и оценить денежные расходы. С этим трудно не согласиться. Определение оценки эффективности можно получить и с использованием количественных параметров, современные наукометрические инструменты позволяют оценить востребованность науки. Считается, что если это кому-то вообще интересно, то, чем мы занимаемся, то это в обязательном порядке должно быть опубликовано, причём в хороших высокорейтинговых журналах.

Следующий метод оценки – это экономический, который выражается в деньгах непосредственно. Точно так же говорили, что если наши разработки кому-то нужны, то можно их оценить по той сумме, сколько за них платят: либо государство через различные инструменты, фонды, либо это конкретные предприятия.

Но есть ряд направлений и тем, которые и публиковать сегодня невыгодно, и бизнес за них платить не готов. К таковым, в частности, относятся поисковые работы. Они могут быть не востребованы сегодня, но окажутся значимыми в будущем. Бизнес же традиционно осторожен в оценке будущего, он сегодня готов платить не за идею, а за конкретный продукт или за конкретное решение той или иной проблемы. Поэтому наше обсуждение показало, что университетам важно оформить и упаковать идею и в ряде случаев сформировать новую потребность, новый рынок для своей продукции.

Отработку этих решений предлагается осуществлять на базе университетских технопарков и бизнес-инкубаторов. Такая практика, к слову, успешная реализована во многих странах. Но мы столкнулись с рядом сложностей в вопросах создания вузовских технопарков и бизнес-инкубаторов. Номинально мы их, конечно, создаём, но, во-первых, мы ничего им не можем передать: ни оборудование, ни помещение. И проблема ещё заключается в том, что федеральные программы почему-то поддерживают только субъектовые и частные площадки, хотя сегодня имеющийся опыт свидетельствует об успешности технопарков и технополисов, созданных на базе или с участием вузов. Причём это участие должно быть каким-то образом юридически оформлено, чтобы наши взаимоотношения с этими организациями не выходили на уровень личных наших отношений.

Аналогичная ситуация и с важными государственными программами поддержки центров инжиниринга. Существующая система поддержки таких центров, когда роль вуза только в названии, а доля составляет менее одного процента (я говорю о долях в уставном капитале этих центров), видится нами слишком упрощённой. Вообще, позитивный тренд в экономике нашей страны возможен на базе развития малого высокотехнологического бизнеса именно в технопарках при университетах, с развёртыванием на их площадках малых инновационных предприятий, с привлечением в эти проекты венчурного капитала. Тем самым мы бы могли оказать определённое содействие в создании высокотехнологических рабочих мест, о чём говорилось и поручение в майских указах давалось: 25 миллионов должно быть создано. Но если университеты не подключатся, то я не думаю, что наши крупные предприятия смогли бы с этим справиться.

К сожалению, сегодняшняя ситуация такова, что различные ведомства действуют на этом поприще сами по себе, а вузы – как бы сами по себе. Хотелось бы надеяться, что в самое ближайшее время эта разобщённость прекратится, и инициаторы этих проектов будут двигаться в одном направлении слаженно на пользу общему делу.

Данный инструмент университетам нужен, поскольку именно через него можно осуществить сегодня и коммерциализацию научных разработок, и трансфер новых технологий в реальный сегмент. Сегодня становится всё более очевидной, особенно для ведущих вузов нашей страны, необходимость либо собственного опытного производства, либо определённым образом юридически закреплённого опытного производства на территории базовых предприятий.

Конечно, мы не могли на круглом столе обойти вопросы касательно участия в международных рейтингах. Отмечалось, что участие в международных рейтингах позволяет видеть основные тренды и приоритеты развития мировой науки и образования, позволяет знать, кто, чем и где занимается, чтобы не повторять чужих ошибок, используя лучшие технологии, выработать свои эффективные пути развития. Но это не должно быть повсеместным требованием.

В связи с этим понятны опасения, особенно наших коллег, занятых в гуманитарной сфере, которые ориентированы на решение задач скорее внутринационального, нежели глобального характера. Им, действительно, не приходится ожидать достойных оценок от международных экспертов, а посему считаем, что, участвуя в интернациональных рейтингах, совершенно не следует воспринимать их в качестве единственного или лучшего метода оценки собственной деятельности и тем более не стоит заниматься самобичеванием, как говорил Виктор Антонович, а то отсюда может возникнуть комплекс неполноценности, вот от чего нам в принципе надо точно избавиться. Если хотим двигаться дальше, нам надо помнить, что мы и по сути, и по форме другие, чем многие западные университеты.

Запад, как показывает сегодняшняя ситуация, не только един в оценке нашей системы образования, но он един и монолитен в подходах к оценке всего мирового устройства. Здесь единые ценности, единый военный блок, они сплочены более, чем в своё время члены ЦК КПСС, – всего, что касается нас, нашей страны. А система образования – это одна из наших частей, и ждать, что нас сразу впишут в приоритеты, наверное, не приходится.

Вообще же, оценка университета в основном зависит от его структуры и профиля подразделения. Скажем, естественно-научному блоку получить высокие рейтинги намного проще: публикации на английском языке, результаты исследований (они, по сути, универсальны и востребованы). Более того, через стену научного международного рейтингования выясняется, что мы делаем, каковы наши результаты, какие таланты работают в наших университетах и так далее.

При этом, конечно, надо учесть, что университеты, работающие в оборонном комплексе, а также разрабатывающие новые лекарства по федеральной целевой программе «Фарма-2020», возможно, тоже будут недооценены международными рейтингами по понятным причинам.

Помимо достижения высоких котировок в международных рейтингах с университетов никто не снимал решения задач, связанных с национальными интересами и социальной миссией. Здесь мне хотелось бы внести предложение о целесообразности создания образовательных холдингов, где подготовка, например, на уровне бакалавриатов, в основном гуманитарного, может быть, педагогического профиля, была бы сосредоточена в обособленных колледжах при университетах, а также филиалы можно было бы перевести в дочерние учреждения. Научное ядро, включая подготовку магистров с аспирантами, было бы целесообразно сконцентрировать в головном университете, который смог бы в таком формате участвовать в международных рейтингах с большим оптимизмом. Кстати, в международной практике такая система успешно действует, и нам надо просто внимательно на них посмотреть и, может быть, перенять определенный опыт.

В целях получения дополнительных стимулов для успешного участия ведущих российских университетов в глобальной конкуренции, об этом мы также говорили на «круглом столе», можно было бы в качестве эксперимента рассмотреть возможность присоединения к ним отдельных институтов и подразделений РАН, расположенных в тех же регионах, что и ведущие университеты. Тем самым мы бы сблизили свои весовые категории с потенциалом зарубежных референтных университетов, где, по сути, и наука, и образование сосредоточены в одном месте, а то в противном случае мы имеем разные весовые категории, а нас сравнивают как одинаковые университеты.

В виде некоего пилотного проекта (может быть, это не всем понравится, но я все-таки озвучу) – способность обеспечить продвижение в рейтингах. Мы могли бы предложить интеграцию классических университетов с медицинскими вузами в регионах, учитывая, насколько быстро можно достичь признания результатов в биомедицине и тем самым получить наибольший научный эффект, поскольку именно в этой области сегодня сосредоточено наибольшее количество исследований в мире, что, соответственно, влияет и на все индексы, и цитирование, и так далее. Наличие медицинских факультетов в классических университетах не только подняло бы рейтинги самих университетов, но и оказало бы определенное содействие в подготовке врачей, поскольку наш опыт показывает, что все научные открытия в этой области в последнее время, конечно, были сделаны, когда медицинские факультеты были в составах университетов.

Конечно, мы не могли обойти вопросы финансирования. Буквально несколько слов хочу сказать, пользуясь моментом. Понятно, что в условиях бюджетного дефицита просить государство об увеличении финансовой поддержки просто неуместно. Но, тем не менее, уважаемый Владимир Владимирович, касательно ведущих университетов, участвующих в проекте «5-100», хотелось бы, чтобы уровень финансирования все-таки сохранился и была выполнена заявка нашего Министерства, поскольку наши программы утверждены международным Советом, и все время вносить туда поправки просто неудобно. Также было бы целесообразно, наверное, и об этом мы говорили сегодня, найти иные источники и дать возможность привлечения в вузы дополнительных ресурсов со стороны бизнеса. Для этого можно было бы разработать определенные мотивационные факторы, как давая им определенные преференции, так и давая соответствующие моральные какие-то поощрения.

В заключение я хочу сказать, что все вопросы, которые обсуждались, конечно, проблемные, но уровень проблем сегодня совершенно другой, чем был два, три, четыре года назад. И за это хотелось бы сказать большое спасибо.

В.САДОВНИЧИЙ: Спасибо, Вы отчитались четко, поручения все выполнили.

Уважаемые коллеги, я бы хотел попросить выступить Алину Афакоевну Левитскую – ректора Северо-Кавказского федерального университета. Она один из модераторов секции «Гуманитарное образование и воспитание».

А.ЛЕВИТСКАЯ: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемый Виктор Антонович! Уважаемые коллеги, делегаты съезда, гости нашего съезда!

Участники нашей секции обсудили заданные темы нашей секции, вопросы, проблемы, их было очень много. Начали мы с того, что отметили единодушно не очень корректно сформулированную тему секции, название секции «Образование и воспитание», потому что мы все с вами знаем, что образование – это неразрывно связанные учебный и воспитательный процессы.

Я угроблю, наверное, отведенное мне время, если просто буду перечислять все темы. Просто скажу, что начиная от самых серьезных предложений, связанных с необходимостью внесения в действующий закон об образовании, в действующие стандарты существенных изменений, и заканчивая вопросами философии, идеологии современной детской игрушки – мы все это активно обсуждали, потому что это чрезвычайно важно для нашей молодежи, это все влияет на воспитание нашей молодежи, и договорились, что мы разобьем на две большие группы все наши предложения и замечания. Одна будет касаться этого раздела нашего проектного документа, мы его переделаем, взяв за основу то, что в нем есть. А вторая часть предложений будет адресована тем федеральным министерствам и ведомствам, к компетенции которых эти предложения и замечания относились. Поэтому с позволения участников секции, я об этом подробно больше не рассказываю.

Единственное, позволяю себе остановиться на том, что мы обсуждали все эти проблемы с позиций возможностей гуманитарного образования как своего рода особой системы координат для подготовки молодежи к жизни в многонациональном, многоязычном, поликультурном, полиментальном российском государстве и мире.

Мы были также единодушны, и честно себя покритиковали, в том, что в последнее десятилетие мы в большей степени были сосредоточены на проблемах, связанных с повышением качества профессионального образования, его конкурентоспособности, его практико-ориентированности, на формировании профессиональных компетенций, востребованных нашими крупнейшими работодателями, на усилении вклада вузовской науки в развитии экономики страны, на проблемах вхождения в рейтинги и так далее. Это все, конечно, чрезвычайно важно для системы нашего отечественного образования, но реалии современного мира таковы, что сегодня на первый план выходят как стратегические задачи – и в учебном процессе, и во внеучебной деятельности – формирования не только профессиональных компетенций, но таких личностных качеств, как гражданская зрелость, патриотизм, готовность к самопожертвованию, чувство ответственности, инициативность, лидерские качества, общая культура и так далее. Словом, те качества, без которых невозможна успешность известной формулы «кадры решают все».

Когда мы видим, как в разных странах мира, и далеких, и у наших ближайших соседей, сотни тысяч молодых людей становятся слепыми орудиями в руках преступных политиков, то понимаем, что этим юношам и девушкам не была своевременно сделана особая воспитательная «прививка», – «прививка», которая укрепляет духовно-нравственный иммунитет, повышает общекультурный уровень, усиливает гражданскую зрелость и личную ответственность молодого человека перед семьей, перед обществом, перед страной, перед народом. И мы задавали себе вопрос во время всех этих обсуждений: а мы в наших университетах все ли делаем для воспитания новых поколений представителей национальной интеллигенции, новых поколений управленческих элит, носителей востребованных этих качеств? И сегодня от университетского профессионального сообщества, может быть, как никогда требуется разработка соответствующих технологий, которые позволят точно определять параметры, механизмы, методики воспитательного воздействия на личность молодого человека с учетом особенностей трех профилей его идентичности: этнической идентичности, региональной идентичности, общероссийской идентичности.

Почему это так важно? У нас больше 10 лет на Северном Кавказе большая группа ученых и нашего университета, и Южного центра РАН ведет масштабные социологические исследования идентификационной матрицы. Эти исследования показывают, что российская гражданская идентичность молодежи юга России является устойчивой, но значительно уступает по значимости этническому и конфессиональному профилям самоидентификации молодого человека. Цифры опросов (я не буду вас грузить, только 2-3 цифры приведу) такие: этническую идентичность, как очень важную и важную называют почти 84 тысячи опрошенных, а соответствующую оценку гражданской идентичности, как важной и очень важной дают чуть больше 35 процентов опрошенных. Конфессиональную принадлежность, как очень важную, и важную оценивают 91 процент опрошенных молодых людей. Причем я хочу сказать, если 10 лет позиция гражданской идентичности, как важная была где-то на 10-м месте, потом на 7-м месте, сегодня она поднимается на 3-е, 4-е место, но продолжает уступать этнической и конфессиональным идентичностям. Когда мы анализируем, в чем дело, почему – ведь мы все эти годы работаем, мы в учебные процессы вводим междисциплинарные модули, инновационные курсы, 48 кафедр работают, на входе, на выходе анализируем, все в сознании меняется, – все равно такие цифры, становится понятно: основные смыслы, ценности, принципы человеческой жизни укладываются в понятийный аппарат именно этнической идентичности, этноконфессиональной идентичности, а факт принадлежности к российскому гражданству очень важен для молодых людей, но с точки зрения этих ценностей и смысла человеческой жизни он, конечно, уступает. Здесь мы понимаем, что наука наша сегодня в долгу перед нами, перед педагогами в том, чтобы разработать понятийный аппарат и дать научное глубокое описание понятиям, основам цивилизационной идентичности.

Что нас делает единой страной цивилизаций, что нас делает единой цивилизационной общностью, каковы доминанты этого культурного кода, который объединяет всех нас разной веры, разной национальности, разного языка, разной культуры в единый народ? В научной литературе такого описания нет, и нужны фундаментальные, системные, междисциплинарные, научные исследования, которые позволят нам уже дальше делать следующее движение и разрабатывать соответствующие технологии, методики воспитательного воздействия на молодежь, с тем чтобы именно цивилизационная идентичность осознавалась нашими молодыми людьми как ведущая. Это очень важно, потому что в условиях этой конкуренции между этнической и конфессиональными идентичностями и общероссийской идентичностью мы забываем о том, что именно эта конкуренция может определить цивилизационный выбор наших молодых поколений, то есть может уже завтра определять исторические судьбы России как страны цивилизации. Мы, конечно, стараемся это учитывать в многогранной работе с молодежью на Северном Кавказе и принимаем во внимание здесь, что у нас во всех субъектах Северного Кавказа, мы работаем плотно очень с Южным федеральным университетом и два федеральных университета здесь, на юге России. Мы понимаем, что лучше всего здесь сохранились многие из важнейших составляющих того культурного общецивилизационного кода, о котором довольно много в постановочном плане говорят и пишут ученые и политики. Я имею в виду такие значимые социальные ценности, как семья, почитание женщины-матери, институт уважительного отношения к старшим, забота о младших, «любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам», приверженность представлениям о мужской чести и достоинстве, ценность воинской доблести и патриотического самопожертвования, институт добрососедства и так далее.

Факт сохранения всеми народами, живущими на Северном Кавказе, этих ценностей как чрезвычайно значимых в жизни человека и общества, на наш взгляд, позволяет нам в повседневной работе с молодежью позиционировать Северный Кавказ как часть российского общества, неразрывную часть российского государства, где важнейшие для всех россиян смыслы, ценности, принципы сохранились лучше в силу разных причин, чем в других регионах России. Мы стараемся использовать сегодня понимание этих особенностей северо-кавказского менталитета не только для достижения позитивных воспитательных эффектов в молодежной среде, но и для противопоставления образа такого, по-своему уникального региона России, другому Северному Кавказу, несимпатичный облик которого формировался на протяжении последних десятилетий.

Уважаемые коллеги! Мы на секции говорили еще и о том, что 20 августа 2013 года у нас в стране была принята федеральная целевая программа «Укрепление единства гражданской нации и этнокультурное развитие народов Российской Федерации». В этой программе очень четко прописаны как раз те цели и задачи, о которых мы сегодня много говорили, и еще будем говорить, будем вносить свои предложения. Но парадокс состоит в том, что механизм вхождения в эту программу таким образом прописан, что университеты не могут заявлять свои проекты. Поэтому, Владимир Владимирович, обращаемся к Вам с просьбой дать поручение государственному координатору – заказчику этой программы (раньше был Минрегион, теперь Минкультуры) проработать наши предложения, внести изменения в механизм конкурсных отборов, с тем чтобы мы могли участвовать в этой работе, потому что странно, что университеты в этом не участвуют. Например, федеральным университетам Правительством страны даже в миссии наших университетов прописана эта деятельность. И мы с Южным федеральным университетом сделали такую заявку, а подать ее на конкурс не можем. Дополнительного финансирования не нужно, нужно изменить только механизм вхождения в конкурс.

Спасибо.

В.САДОВНИЧИЙ: Спасибо огромное, Алина Афакоевна.

Уважаемые коллеги! В нашем зале присутствует большой отряд ректоров негосударственного сектора и даже есть ассоциация соответствующая. Мы говорим о едином пространстве и поэтому, может, не только поэтому, я хотел бы попросить выступить Зернова Владимира Алексеевича – ректора Российского нового университета. Он председатель ассоциации негосударственных вузов, секция «Международное сотрудничество». Пожалуйста.

В.ЗЕРНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Виктор Антонович! Дорогие коллеги!

Многие вопросы осветил мой коллега из Казани, поэтому я только тезисно остановлюсь на том, что было на секции. Прежде всего, хочу выразить огромную благодарность коллегам из Нижнего Новгорода и лидеру Стронгину Роману Григорьевичу. Они не только задали темп обсуждению, но высказали огромное количество конструктивнейших предложений. Поэтому, прежде всего, Виктор Антонович, есть предложение под эгидой Российского союза ректоров провести конференцию по проблемам экспорта отечественного образования. Потому что здесь мы можем поставить эти вопросы, но решить их вряд ли сможем.

В современном мире конкурентоспособность системы образования во многом определяется конкурентоспособностью конкретных вузов, их позиционированием, их рейтингом. Об этом уже говорили, спорить с этим просто бессмысленно. Поэтому мы, как ассоциация, поддерживаем те меры, которые сейчас предпринимаются по повышению конкурентоспособности отечественных вузов. Но когда рейтинги только задумывались на заседаниях, в том числе Зальцбургского семинара, все ведущие эксперты мира отмечали, что не менее десятой части в топе [мирового рейтинга вузов] будут наши. Точнее, большинство говорило про 15-20, только некоторые говорили 10. Но реальность такова, что мы радуемся, если один или два вуза попадают в этот самый топ. Почему это произошло?

Мы много раз это обсуждали, не буду долго говорить, но в образовании очень слабая конкурентная среда.

Второе. На секции много раз обсуждалось (до этого на конференциях) – критерии оценки вузов внутри страны и в международных рейтингах между собой почти не коррелируют, и очень сложно определить лидеров. Критерии конкурентоспособности должны катализировать вузы и конкретных исследователей на достижение конкурентоспособных на мировом уровне результатов.

Известно, что две трети показателей любого мирового рейтинга – это генерация новых знаний. Поэтому если вуз показывает прорывные результаты, статьи и прочее, то, о чем говорил мой коллега, это должно все-таки отражаться и на внутренних критериях оценки.

В топе любого мирового рейтинга абсолютное большинство – это вузы негосударственной формы учредительства. А если брать первые десятки любого мирового рейтинга – только негосударственные вузы. У нас в стране, к сожалению, так сложилось, поддерживаются только вузы государственной формы учредительства. И даже если негосударственный вуз войдет в IREX, или в какой-либо еще мировой рейтинг, это никак на нем не отражается во внутренней деятельности. Почему?

Известно, что эффективность деятельности негосвузов намного выше, это мировая практика. Так, затраты на патенты, научные открытия существенно ниже в негоссекторе. Об этом много раз говорилось, и даже на коллегиях Министерства образования. Но чтобы вузы не превращались в фабрики по выдаче дипломов, необходимы четкие, ясные и, самое главное, легко верифицируемые критерии их оценки. За основу и на секциях, и на конференциях много раз мы предлагали принять критерии мировых рейтингов.

Сейчас эта проблема активно обсуждается – что делать с «фабриками» по выдаче дипломов? Вот приводили пример, по-моему, тоже из Нижнего Новгорода. Но если индекс Хирша [вуза] трудно отличить от нуля, а он работает, функционирует, то конечно, правильно делается, что с этим вузом нужно распрощаться, и правильно, что это и происходит.

Но с другой стороны, необходима и поддержка состоявшихся вузов. У нас, наверное, единственная страна в мире, которая делит вузы не по качеству, а по форме учредительства. Мы платим налоги, нам они не компенсируются, а если, не дай бог, у вуза есть земля и, не дай бог, в Москве, то налог на нее почти превышает всё то, что можно получить от деятельности (вот коллега из негосударственного сектора это поддерживает), которая может вестись. Поэтому не развиваются и школы, и другие [учреждения].

Еще одна проблема. Мы практически не учитываем экономическую устойчивость вуза. Доход от собственной деятельности, эндаумент, интеллектуальная собственность. Более того, статья 284 Налогового кодекса прямо говорит, что этот доход не должен превышать 10 процентов.

Например, наш вуз, мы уже успели получить доход от интеллектуальной собственности, и он уже около 10 процентов, нам налоговая четко говорит: что бы ты ни делал, но он у тебя не должен превышать. Отказываться от патента? Дарить? Но в мире есть четкие, ясные градации – 50 процентов. Из топовой части мирового рейтинга мы не нашли ни одного вуза, где бы этот доход был ниже 20, 30, а то и 45 процентов. И здесь не только стимуляция на развитие вуза, наоборот, хорошо, что вуз получает доход от интеллектуальной собственности, – меньше нагрузка, и есть что доплачивать преподавателям.

Конкретные предложения. Как уже говорили, за основу конкурентоспособности внутри страны принять четкие, ясные, легко верифицируемые параметры, лучше всего – это критерии мировых рейтингов, это соответствует духу и букве майских указов. И конечно, поддерживать вузы не только по форме учредительства, но и по результатам развития. Это относится не только к негосударственным, но и к вузам субъектов Федерации. Тот же университет «Дубна», он прекрасные имеет параметры по наукометрии.

Конечно же, то, что мы говорили про конференцию по экспорту образования. Проблема из проблем – это поддержка ученых, которые имеют прорывные технологии. Что делать? Доплачивать, если я опубликовал статью в журнале с высоким импакт-фактором. У нас такие есть преподаватели – [публикуются] и в Nature, и в Science. Это фактически то, что раньше было, прорывные технологии. Какое-то нужно все равно поощрение иметь.

Конечно же, чтобы мы развивали экспорт образования, необходима государственная программа, Владимир Владимирович. И это просьба – строительство кампусов, может быть, на несколько вузов, может быть, как-то по-другому, но это проблема проблем.

Практически все выступающие выражали, с одной стороны, благодарность, с другой стороны, просьбу не уменьшать поддержку экспорта русского языка, особенно в странах СНГ. Многие люди стараются учиться на русском языке, приезжают к нам. Людмила Алексеевна, спасибо огромное за эту поддержку, но желательно, чтобы она была еще выше, об этом говорили все выступающие.

Многие мировые вузы представляют собой консорциумы и холдинги в образовании, любой, какой ни возьми. У нас же эта форма, к сожалению, запрещена. Вот мой коллега говорил о взаимодействии с Академией наук. Если мы эту проблему решим, многие вопросы снимутся.

Ну и конечно, не могу обойти тему, которую мы многократно обсуждали с Виктором Антоновичем, это проблема мировых рейтингов. У нас она очень активно обсуждалась. Конечно же, играем на чужом поле, по чужим правилам. Можем ли выиграть? Мнение многих участников секции – можем, если будем играть в несколько раз лучше.

Но у нас есть и другое предложение. Я, готовясь к этому, специально посмотрел на позиционирование наших вузов по результатам поступления в них призеров международных олимпиад. Что меня на это натолкнуло? Любой физик, который будет в Кембридже, обязательно увидит дом Капица-хаус, где жил Петр Леонидович [Капица], и не пройдет мимо Тринити-колледжа, а там огромная доска, где написано, что 50 лет назад сюда поступил призер международной олимпиады.

Вот если бы мы такими знаками отмечали естественнонаучные факультеты МГУ и Физтех, хотя в МГУ, наверное, хватило бы места, где эти знаки разместить, а вот руководству Физтеха было бы сложно просто разместить их на зданиях, ведь победителей очень много.

На мой взгляд, нам необходимо сделать такой рейтинг. Если мы не сделаем, его очень быстро сделают китайцы. Мне об этом говорил представитель шанхайского рейтинга весной этого года. Он не понимает, почему мы не делаем. Он говорит: «Это же колоссальное достижение России!» Кстати, в первой тройке, ясно, мы, а в первой десятке – вторые или третьи, тут надо чуть-чуть посчитать, у меня данных не хватало. Но это колоссальный наш ресурс, колоссальный ресурс для повышения экспорта образования, и, главное, для того чтобы мы перестали сыпать не свой пепел на свои головы.

Ну и в заключение не могу не отметить, что поставив четкие и ясные задачи развития системы образования, мы сможем вернуть нашему образованию те позиции, которые мы всегда занимали на протяжении второй половины ХХ века, а именно мирового лидера. И это даст основу развития и конкурентоспособности экономики нашей страны.

Спасибо.

В.САДОВНИЧИЙ: Спасибо, Владимир Алексеевич.

Самая многочисленная, по понятным причинам, была у нас секция качества образования. Среди модераторов был Николай Михайлович Кропачев – ректор Санкт-Петербургского университета. Николай Михайлович, можно Вас попросить выступить?

Н.КРОПАЧЕВ: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Действительно, наша секция называется «Миссия университетов и современные условия повышения качества образования», я позволю себе добавить слова «и задачи общественной организации Российского союза ректоров».

Заседание этой секции действительно вызвало высокий интерес у участников – почти половина присутствующих сегодня в зале собралась на этой секции, поэтому предложений было очень много. Они все будут обобщены и переданы в президиум Российского союза ректоров и направлены в адреса всех вузов.

Выступавшие говорили не только о том, что мешает вузам выполнять их миссию, но и показывали способы решения. Я старался перед каждым из выступавших поставить вопрос, что вызвало напряжение, о том, какова может быть роль нашей общественной организации – Российского союза ректоров – в решении этих задач. Обобщая высказанные суждения и предложения, попробую резюмировать их следующим образом: в современных условиях важными факторами реализации миссии университетов является выявление и распространение нашей общественной организацией лучших практик, поиск механизмов и устранение сохранившихся наследственных заболеваний системы образования и формирование общих векторов движения.

Замечу, что идея распространения лучших практик косвенно содержится в уставе нашей общественной организации, где прямо говорится о необходимости сбора, изучения, анализа и распространения информации, касающейся сферы высшего образования в Российской Федерации. Однако для выполнения миссии университетов в современных условиях только информирования уже явно недостаточно. От информирования о лучших практиках, которое членов нашей общественной организации, в общем-то, ни к чему не обязывает, Российский союз ректоров как общественная организация, наверное, должен последовательно переходить к внедрению этих практик в вузах. Для этого надо использовать все инструменты, которые предоставлены нам действующим законодательством об общественных организаций, и права, которыми наделены ректоры вузов, входящие в нашу общественную организацию.

На съезде прозвучало множество примеров таких лучших практик. Это в области обеспечения качества подготовки выпускников, дистанционного образования, аттестации студентов, опыта создания баз практик учебных и научных, развития спорта, работы с талантливой молодежью, результатов коммерциализации, результатов научной деятельности в вузах и многое другое. Все они могут внедряться Российским союзом ректоров в жизнь наших вузов, создавая общее научно-образовательное пространство. Остановлюсь только на некоторых примерах.

Информационная открытость. Этот вопрос сейчас отчасти регулируется на законодательном уровне, вузам предписано размещать на сайте и в СМИ информацию для абитуриентов, кандидатов на должности, контролирующих организаций и общественности.

Однако все ли учтено, особенно если понимать, что в современном информационном обществе доступность этих и многих других сведений – залог качества и конкурентоспособности. Что мешало каждому вузу пять лет назад, например, взять и опубликовать информацию о средних зарплатах работников – деканов, проректоров, ректора? Ничего. Но мы, глядя друг на друга, ждали разрешения, и оно пришло в форме нормативного акта. А могли бы принять решение нашей общественной организацией и действовать соответствующим образом уже раньше.

Аналогичным образом можно было, не дожидаясь решения госорганов, самим договориться и внедрить в жизнь трансляцию защит диссертаций в Интернете. Вы понимаете, насколько это эффективно сказалось сейчас на качестве защит.

К примеру, сейчас нам нужно открывать информацию о наших ресурсах для проведения научных исследований, об образовательных программах, об условиях для проживания, для занятия спортом.

Доступность материально-технических ресурсов. Государство вкладывает огромные деньги, – и бюджетные, и какие-то почему-то они называются внебюджетными, хотя они тоже бюджетные, – в развитие материальной инфраструктуры для развития науки и образования. Такого еще не было в истории России уровня обеспечения. Тем самым заложены основы для развития университетов. Но как использовать этот ресурс максимально эффективно? Ведь научное оборудование перестает соответствовать современным требованиям через 3–5 лет. Думаю, что в наших с вами силах самим договориться и установить эффективные правила, а не только просить об этом министерство.

Виктор Антонович не раз говорил о необходимости создания единого образовательного пространства. Я бы сказал несколько иначе: научно-образовательного пространства. Уверен, что одной из основ, одним из элементов общенационального научно-образовательного пространства могли бы стать конкретные решения общественной организации Российского союза ректоров. Такую работу можно провести с привлечением руководителей научных институтов. В наших силах установить общие, то есть обязательные для членов нашей общественной организации правила жизни этого общенационального научного образовательного пространства, правила студенческих обменов, правила академической мобильности преподавателей, этические нормы, правила оценки качества специалистов, требования к открытости.

Об этических стандартах. Стабильное движение вперед возможно только при принятии, осознании, соблюдении и стремлении к развитию всеми участниками образовательных отношений базовых нравственных и научных ценностей, создание и сохранение которых является, в общем-то, миссией университетов. Трудности нормативного регулирования в этой области известны всем, но известны и позитивные опыты, которые есть в ряде вузов, которые решились и приняли этические кодексы, закрепили их в уставах. Это во многом позволяет снимать конфликты, которые ранее в этих вузах были чуть ли не нормой.

Наша общественная организация еще в 2012 году заявила о разработке этического кодекса для российского вузовского сообщества, в котором будут изложены положения профессиональной этики работников и обучающихся. Создание и принятие нашей организацией этического кодекса должно быть доведено до конца и, возможно, в самые короткие сроки.

Эти несколько примеров далеко не исчерпывают весь тот перечень позитивных практик, о которых говорилось, но я бы хотел сейчас подчеркнуть другое.

На протяжении длительного периода работы нашего Союза он обращался к Министерству образования и науки, к Правительству с просьбами и предложениями. Эти действия, обращения учитывались и приводили к конкретным результатам. И сегодня на секции выступающие не раз формировали обращение к Минобрнауке, к Правительству.

Мне кажется, что сегодня условия работы и государственная поддержка высшей школе таковы, что неприлично только просить и ставить вопросы. Нужно требовать. Требовать от самих себя, от академического сообщества, от руководства университетов, тем более руководство здесь представлено, в полной мере использовать те огромные возможности, которые нам предоставлены принятыми в последние годы государственными решениями. И союз ректоров, и ассоциации общественные, которых, вы знаете, несколько, и другие общественные организации, которые сегодня не назывались, могут и должны стать движущей силой этого процесса. Для этого у наших общественных организаций есть все организационно-правовые возможности.

Российской союз ректоров – общественная организация, построенная на принципах самоуправления. В части самоуправления обладает необходимой компетенцией. Органы управления в соответствии с уставом могут давать поручения членам союза, которые в свою очередь обязаны своевременно выполнять поручения руководящих органов. При выявлении хороших, а также плохих практик Российский союз ректоров не должен ограничиваться только распространением информации и просьбами к Министерству образования внедрять эти хорошие практики. Необходимо принимать решение об обязательности использования этой информации, инициировать соответствующие действия руководителей вузов.

Если мы начнем в полной мере использовать как созданные усилиями государства условия для развития системы образования, так и возможности нашего Союза для управления внедрением лучших практик, вклад нашей организации в повышение качества российского образования станет гораздо более значительным, более высоким. Следовательно, уставная задача развития системы высшего образования будет решаться гораздо более эффективно.

В заключение хотел бы остановиться еще на одном вопросе. Ко мне совсем недавно, позавчера, пришло два письма из одного и того же региона. Одно письмо пришло от ректора Донецкого национального технического университета, а второе – от ректора Луганского национального университета имени Тараса Шевченко. В этих письмах, в частности, говорится, в одном из них: «14 августа и 2 октября 2014 года университет был подвергнут массированному артобстрелу, в результате которого здания, сооружения, инфраструктура получили существенные повреждения и разрушения. Были также раненые и убитые сотрудники. Собственными силами за счет внутренних ресурсов университет сумел провести необходимые работы по ремонту и восстановлению материально-технической базы. 14 октября были начаты занятия в классически аудиторном режиме. Однако артобстрел 20 октября привел к новым разрушениям. Собственные ресурсы для ведения ремонтных работ исчерпаны. В условиях наступления зимних холодов нами предпринимаются экстренные меры по приведению учебных корпусов и общежитий в дееспособное состояние. Однако самостоятельно этой проблемы нам не решить. Просим принять эту информацию к сведению при определении перспектив наших взаимоотношений и сотрудничества».

Наш Союз ректоров порой принимает важные решения. Вы помните, как совсем недавно было принято важное решение, мы помогали пострадавшим от наводнения. Я предлагаю принять решение, и обязательно обязать всех членов нашей организации организовать помощь вузам Донбасса и Луганска.

В.САДОВНИЧИЙ: Спасибо, Николай Михайлович.

Московский университет уже три раза снабжал колонны и помогал, так что я призываю и других искать соответствующие способы. Спасибо.

Коллеги, у нас еще была секция «Экономика и вузы». Александр Леонидович Шестаков, ректор Южно-Уральского университета, 5 минут, если можно.

А.ШЕСТАКОВ: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Виктор Антонович! Уважаемые коллеги!

Секция «Вузы и новая экономика», была плодотворная дискуссия, я тезисно остановлюсь на основных вопросах, которые обсуждались на сессии.

Первый вопрос – это экономика, финансы университетов. Отмечалось, что в последние годы удалось добиться заметного роста финансирования образования в расчете на одного студента по бюджетному образованию на 26 процентов, по внебюджетному – на 38 процентов. Это произошло по разным причинам, это и повышение расходов на образование, это и сокращение численности обучающихся и еще ряд причин. Но в то же время норматив финансирования остается низким, на одного студента в среднем по стране 130 тысяч рублей – это низко даже по сравнению со средним, со школьным образованием. Так, по Москве 125 тысяч рублей на одного школьника. Сегодня не то время, когда нужно просить денег у Правительства, но мнение секции состоит в том, что в этих условиях нужно дать свободу университетам для зарабатывания денег, для использования инфраструктуры университета, комплекса университета с этой целью. И есть предложение позволить университетам, чтобы согласование по использованию имущества университетом давал наблюдательный совет университета. Это будет проще, это даст возможность университетам повысить свою экономическую состоятельность.

Также обращалось внимание на то, что внебюджетные средства часто рассматриваются как дополнительный доход университета. Здесь уже говорилось о том, что это те же средства, те же бюджетные средства, которые направлены на те же задачи. В этой связи пожелание о том, что все-таки считать внебюджетные средства такими же средствами, которые зарабатывает университет для ведения образования.

Вторая позиция. Рассматривался вопрос качества образования. Отмечалось, что ключевой момент в качестве образования – это наука, которая должна быть и есть в университетах. И с точки зрения повышения уровня науки целесообразно создавать исследовательские лаборатории. Исследовательские лаборатории, в которых бы участвовали и вносили участие в это (и финансовое, и реально организационное) крупные предприятия, крупные фирмы, в интересах которых часто это исследование проводится. В этой связи целесообразно дать преференции, налоговые преференции, финансовые преференции этим предприятиям, этому российскому бизнесу, для того чтобы он более активно вкладывал средства в развитие исследовательского сектора университетов.

В этой связи также звучало предложение, которое уже здесь было озвучено, что целесообразно включать институты Российской академии наук в комплексы, когда в результате происходит преобразование нашей системы. Это усилит научную составляющую университетов.

Третья позиция. Рассматривались вопросы, связанные с сетевыми технологиями. Сейчас эта проблема дебатируется, и здесь мы видим большое преимущество в развитии этих технологий в перспективе. Но я могу сказать, что сегодня сетевые технологии уже работают в части суперкомпьютерного образования, суперкомпьютерных расчетов. То суперкомпьютерное направление, которое было основано Виктором Антоновичем Садовничим, привело к тому, что в федеральных округах существуют серьезные суперкомпьютерные центры, и программа подготовки специалистов, программа выполнения расчетов, существует, университеты по факту работают друг с другом. И в этой связи высказывалось предложение, чтобы развитие этих сетевых технологий не приводило к сокращению финансовых средств в университетах за счет того, что это все-таки оптимизация нашей деятельности.

Второе предложение в этой части. Суперкомпьютерные технологии развиваются очень активно, требуют постоянного обновления. Здесь нужна федеральная поддержка по федеральным программам, которые это дело поддерживают. В этой связи предложение. Дееспособные центры, которые есть в каждом федеральном округе, каким-то образом поддержать в этом развитии.

Еще один вопрос рассматривался относительно роли университетов в экономике развития регионов. Сейчас существует такая ситуация, когда появился федеральный закон, в котором регионам предписано готовить и осуществлять стратегию своего развития. Этот закон сейчас требует нашего участия в подготовке стратегии развития регионов и в ее реализации. 218-е постановление Правительства – это очень хорошая модель, которая позволяет создавать новые технологии и реализовывать их. В этой связи мне представляется, что будет разумно увеличить размеры, число проектов по 218-му постановлению и привязать их к стратегии развития регионов. Может быть, стоит выделить квоту для региона относительно базовых отраслей, базовых, якорных проектов, которые их развивают.

И последнее, о чем я хотел бы сказать. В нашей жизни вопрос студенчества, вопрос общежития, вопрос платы за общежитие постоянно поднимается в университетской среде. Здесь звучало такое предложение, что, безусловно, нельзя отказываться от социальных функций общежитий, но и уравнивать плату общежития для всех категорий обучающихся неразумно, нерационально. И звучало предложение о том, что есть смысл перейти на целевое финансирование этих расходов за счет социальных стипендий тем студентам, которые в этом действительно нуждаются.

Вот основные предложения, вопросы, которые рассматривались на секции «Университеты и экономика». Доклад закончен.

В.САДОВНИЧИЙ: Спасибо. Александр Леонидович, много сделавший для поддержки инженерного образования.

Коллеги, у нас еще одна секция, модераторы определили, что выступит Сергей Николаевич Иванченко – ректор Тихоокеанского государственного университета, это заключительное выступление.

С.ИВАНЧЕНКО: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Виктор Антонович! Уважаемые коллеги, гости съезда!

Наша секция работала очень активно, представители от всех регионов от Дальнего Востока до западных территорий нашей страны, поэтому мы обсудили практически все вопросы, которые сейчас находятся на повестке дня и связаны именно с поиском и поддержкой талантов. Роль Министерства образования, роль государства, региональных органов власти и плюс к этому, конечно, наша с вами университетская работа, которая начинается, можно сказать, от детского сада и заканчивается уже подготовкой специалистов высшего звена.

Секция отмечает, что одной из важнейших задач российской высшей школы является обеспечение эффективного функционирования общенациональной системы работы с молодыми талантами. В их числе развитие механизмов поиска, выявления, поддержки и сопровождения таланта с помощью среды, в том числе и электронной, из обучающих и мотивирующих, побуждающих к будущей профессиональной деятельности программ и проектов.

По итогам работы секции были сформулированы предложения. Мы их обобщили. Чтобы не задерживать внимание, я зачитаю основные.

Первое. Обеспечить создание межуниверситетского информационно-образовательного интернет-портала и региональных центров компетенции, а также совершенствовать государственную информационную политику по популяризации достижений российской науки, по поддержке мероприятий по поиску и развитию талантов, обеспечению свободного доступа к информационным ресурсам по работе с талантливой молодежью и подготовке к интеллектуальным мероприятиям.

Второе. Предложить меры по включению региональных олимпиад и конкурсов в перечень олимпиад школьников с целью вовлечения талантливой молодежи, проживающей в Дальневосточном, Крымском федеральных округах и странах СНГ, а также профессиональных конкурсов и проектных олимпиад. В частности, это конкурсы и проектные олимпиады инженерного и аграрного профиля. Кстати, вузы, ассоциации, как раз аграрии, приняли очень активное участие в данной секции, и всех предложениях именно по развитию аграрного образования. Именно сейчас, на современном этапе, мы считаем, что развитие аграрного образования требует большой поддержки и особого внимания.

Необходимо также поддержать участие корпораций и предприятий в этой проектной деятельности на основе частно-государственного партнерства в интересах социально-экономического развития регионов и перспективных отраслей экономики. Мы знаем достаточно примеров, когда сейчас бизнес совместно с университетами создают профилирующие классы в школах, и затем уже непосредственно идет и профориентационная работа, и эти ребята поступают в наши университеты, и мы совместно работаем далее. Но здесь тоже есть определенные проблемы. Все они сдают ЕГЭ, и их дальнейшее обучение для данных предприятий возможно по целевому заказу. Хотя многие бизнесмены выходят с предложением о том, чтобы мы могли дать определенные льготы при зачислении данных ребят именно в те конкретнее вузы, чтобы они работали на тех конкретных предприятиях, именно в тех регионах, где они обучаются.

Следующее, третье. Расширить спектр вузовских программ по ранней профессиональной ориентации детей и молодежи, в том числе с ограниченными возможностями здоровья. Это тоже вопрос, который обсуждался очень активно на секции, и здесь выработаны пути поддержки системы кружков, центров технического творчества, летних школ, оздоровительных лагерей с тематическими сменами. Кроме того, на нашей секции также был заслушан доклад председателя общественной организации спортивных клубов, с которыми Владимир Владимирович встречался в Сочи. Я думаю, те начинания, которые были обозначены на этой встрече, были поддержаны участниками секции, и дальнейшее развитие совместно с вузами послужит дальнейшему развитию спорта в наших университетах.

У меня все. Спасибо за внимание.

В.САДОВНИЧИЙ: Спасибо, Сергей Николаевич.

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги, я позволю себе несколько замечаний, неконцептуальных, конечно, но которые возникали по ходу выступлений коллег.

На предмет поиска талантов. Чрезвычайно важная работа, и, конечно, не менее важно помочь молодому человеку сориентироваться в огромном потоке информации, направить его в наиболее перспективную для конкретного человека нишу, не менее важная вещь, чем найти. И конечно, уже заранее нужно подумать, чтобы этот талант от нас никуда не утёк, нужно заранее уже совместно с будущими работодателями определять и будущий путь молодого человека. Это все должно быть решено в триедином пространстве.

Теперь по поводу одной из наиболее сложных тем – это уровень доходов преподавателей высшей школы. Вы знаете о планах и целой программе повышения уровня заработной платы учителей школ. Понятно, я думаю, для всех, почему это было сделано, почему мы решили именно со школ начать, подтянуть до средней зарплаты по регионам. Конечно, в известной степени это приводит к отдельным перекосам в системе оплаты труда, это касается и высшей школы. Вместе с тем на что хотел бы обратить внимание?

Ссылаться все время на Москву не очень корректно, здесь особая ситуация, здесь уровень жизни очень высокий, но даже здесь уровень доходов школьных учителей уже не только сопоставим, а в некоторых случаях, наверное, даже и повыше, чем уровень доходов в среднем по системе высшего образования. Конечно, это можно отнести как раз к так называемому перекосу, об этом, конечно, мы будем думать. И притом что нужно думать и об оптимизации системы высшего образования, про ту же Москву я сказал, 250 вузов, а если посмотреть, сколько человек работает на каждого конкретного студента? Есть же определенные нормы, мы к этому должны стремиться, нужно оптимизировать систему образования. Нужно посмотреть на то, сколько зарабатывают руководители вузов, сколько зарабатывает средний профессорско-преподавательский состав, на что тратятся другие деньги, которые вуз зарабатывает. Это требует серьезной оценки, и здесь как раз ваша роль – роль совета ректоров, на мой взгляд, очень серьезной может быть, разумеется, если ваша работа будет проходить так, как об этом сегодня коллеги говорили, то есть предельно открыто. Это касается не только системы образования, защиты диссертаций, что чрезвычайно важно, и нужно это обеспечить, но и такой очень чувствительной сферы, как сферы материальной. Но при всем этом, и я сказал об этом во вступительном слове, мы, безусловно, будем стремиться к исполнению, и на это буду настраивать и Правительство Российской Федерации, будем стремиться к исполнению тех параметров, о которых было заявлено еще в 2012 году.

Так, вразброс у меня будет в связи с тем, что разные коллеги выступали здесь, кое-что для себя помечал.

По поводу сложных процессов, которые происходят на юго-востоке Украины, в Новороссии, в Донбассе. Я прошу совет ректоров никого не обязывать все-таки. Я понимаю, что хочется как лучше, я знаю, как у нас люди настроены, как относятся к этим тяжелым, трагическим событиям. Уверен, что все, кто сможет, и так сделают все, что возможно для того, чтобы поддержать людей. Тем более, в таком благородном деле, как восстановление образовательных учреждений и помощь молодым людям.

Что касается распространения лучших практик. Безусловно, я здесь полностью с коллегой Кропачевым согласен, здесь Союз ректоров может сыграть свою очень важную роль своевременно, грамотно, тактично и профессионально выстроить эту работу. Это чрезвычайно важно.

Теперь центры коллективного пользования. Мы с Виктором Антоновичем обсуждали, перед тем, как зайти в зал, он похвастался некоторыми достижениями МГУ и с гордостью говорил об этих достижениях, они есть, безусловно, в том числе и очень солидная база – лабораторная, исследовательская. И я знаю, что и Академия наук, и ведущие вузы страны всегда выступали за развитие центров коллективного пользования. Это уже создано, работает, и, надеюсь, будет развиваться дальше.

Дальше, по поводу науки в вузах. Я тоже об этом сказал, но только на что бы хотел обратить внимание. Наука чрезвычайно важна для вуза, и именно поэтому мы приняли соответствующее решение, связанное с инновационной деятельностью в вузах. Это решение было направлено не только на то, чтобы дать возможность высшим учебным заведениям заработать и занять своих аспирантов, студентов старших курсов и преподавателей этим видом деятельности. Это было связано и с желанием немножко приподнять, даже не немножко, а именно приподнять вузовскую науку. Но все-таки (и здесь я позволю себе подискутировать с Виктором Антоновичем) главная задача высшего учебного заведения – подготовка специалистов.

То же самое относится и к другой теме, которую здесь коллега из частного высшего учебного заведения затронул. Разрешено зарабатывать столько-то, а мы можем заработать больше. Вуз создается не для того, чтобы деньги зарабатывать, а для того, чтобы студентов готовить. Хотя я не настаиваю на том, что именно 10 процентов, может быть, может быть 25, может 50, я не знаю, просто мы не должны упускать главного, чтобы не было выхолощено самое главное.

По поводу возвращения специалистов, скажем, из-за рубежа. Мы, конечно, будем приветствовать и всячески способствовать этому процессу, он имеет место и набирает обороты, но без всяких обид, понимаете, ведь жизнь сложна и многообразна. Сколько было проблем в 90-е годы, и спортсменов это коснулось, и деятелей искусства, науки, образования. Люди чувствовали себя невостребованными в своей собственной стране. Уехали, так сложилась жизнь, ничего здесь страшного нет. Мы будем приветствовать тех, кто хочет вернуться, но награждать не за то, что человек вернулся, а награждать за то, что он что-то может, и не за то, что он там не может трудоустроиться на сегодняшний день. Это тоже чрезвычайно важная вещь. Этот процесс должен быть абсолютно объективным, нацеленным на повышение уровня нашего образования, а не подчинен какой-то моде, понимаете? Это нам не нужно, никакой моды здесь быть не может.

Тезис очень хороший прозвучал: университеты должны стать центром развития регионов. Абсолютно точно. Вы знаете, это должно быть интеллектуальной доминантой университета – развитие региона. Именно поэтому мы приняли в свое время решение передать комплекс зданий и сооружений, которые строили на Дальнем Востоке для проведения саммита АТЭС, азиатской части мира, под нужды университета. Знаете, просто так сидели и думали: вот мы настроим, что с этим делать? Самое простое – это гостиницу какую-то сделать, потом передать региону, либо жилье даже, что чрезвычайно важно, нужно решать жилищную проблему. И все-таки, в конце концов, мы решили отдать под нужды высшего учебного заведения. Вместе с тем, и вот на что хочу обратить внимание, тезис «Университет должен быть центром развития регионов» должен быть наполнен конкретным содержанием. Для каждого конкретного региона стоят и общенациональные задачи, и свои региональные, которые на самом деле вписываются и в общенациональные. Что имею в виду? На примере Дальневосточного университета, нужно не просто порадоваться, что вуз получил такую площадку, или не горевать по поводу того, что там что-то технически не доделано, что-то не работает. Я надеюсь, что все в конце концов должным образом заработает, но самое главное, чтобы этот вуз, так же, как и другие в своих регионах, отвечали требованиям развития региона. Ну вот, скажем, для Дальнего Востока, что важно? Мы будем там, несмотря на все сложности, я еще этим позанимаюсь в ближайшее время, развивать судостроение, дальневосточный кластер судостроения. Мы там строим космодром, вы знаете. Нам нужны специалисты, работающие в этой сфере. У нас там уже на достаточно хорошем уровне развития находится авиастроение как гражданское, так и боевой кластер. Нам нужны специалисты в этой части. Понимаете, когда человек уезжает в Москву или в Петербург, потом вернуть его даже на очень хорошее предприятие в Комсомольске-на-Амуре достаточно сложно. Готовить нужно на месте, и это очень важно.

Оценка качества образования. Эти вопросы постоянно находятся в центре дискуссии. Нужно ли нам обращать внимание на международные рейтинги? Нужно. Мы не должны изолироваться ни в коем случае. Но нужно это, знаете, на ясном глазу всё оценивать. Ведь там свои критерии есть, эндаументы, о которых здесь упоминалось. Там одним из главных показателей дееспособности вуза является уровень эндаумента. Нет у нас пока такой практики, она широко не применяется, но это не значит, что от этого страдает качество образования. Там немножко другая система, потому что эндаумент позволяет привлекать со всего мира лучших профессоров. Ну, это – да. Это отражается на качестве? Отражается. Но это главный критерий уровня подготовки специалистов? Нет. А там это один из главных.

У нас много своеобразия и много того, что нас отличает от других. Но замыкаться в себе, в своей скорлупе, не смотреть, что происходит вокруг, тоже нельзя. Нужен ли нам собственный рейтинг? Ну конечно, нужно делать. И можно ли добиться какого-то признания в рамках этих международных рейтингов? Вряд ли. Вы знаете, почему? Да все просто и примитивно. Потому что эти рейтинги – это один из инструментов конкурентной борьбы на рынке образовательных услуг. Кто будет этот инструмент использовать себе во вред и в нашу с вами пользу? Ждать такого вряд ли представляется возможным. Ждать-то можно, но результата не получим ожидаемого. Тем не менее, повторяю еще раз, замыкаться нельзя. Надо внимательно смотреть и вырабатывать свои критерии. И можно ли выработать объективные критерии? Конечно, можно, сто процентов.

Теперь по поводу (здесь коллега Гафуров выступал) необходимости продолжения конкурсов. Это мы когда-то придумали, в том числе присутствующий здесь Фурсенко Андрей Александрович. Андрей Александрович, где Вы? Вас все время поругивают, но есть за что и похвалить. Это он придумал на самом деле эту форму: деньги давать предприятиям, чтобы они выдавали соответствующие средства вузам для выполнения конкретных задач, чтобы была увязка конкретных производственных задач с работой вуза и его финансированием. Я сейчас не знаю, Правительство продлило эту программу, или нет?

РЕПЛИКА: Продлило.

В.ПУТИН: Продлило. Вот действующий министр кивает головой, значит, все в порядке.

По поводу того, что мегагранты можно было бы разукрупнить и сделать их поменьше, но количеством побольше, я всегда знал, что в Татарстане живут люди не только умные, но и хитрые. Что такое разукрупнить мегагранты? Это, значит, уже будут не мегагранты, следующий шаг – сказать: надо увеличить финансирование этих мегагрантов. На самом деле это правильно, но это нужно сопоставлять с бюджетными возможностями, но действовать, конечно, желательно и в этом направлении.

Вот здесь конкретный вопрос: передача федеральными предприятиями в собственность вузов соответствующих помещений для организации технопарков, есть ограничения. Есть, потому что ведь это федеральная собственность, и нужно, для того чтобы отчуждать даже в пользу вуза, пройти определенную процедуру, потому что если мы до безобразия это все упростим, то мы создадим условия для злоупотреблений. И под видом вуза эти площади будут уходить, вместо вуза там сделают какую-нибудь баню со странным набором услуг. Все нужно, но надо аккуратнее, к этому нужно очень аккуратно подходить. Но если такая проблема существует, над этим точно надо подумать, с этим я согласен. И прошу коллег, которые здесь присутствуют, из Администрации, из Правительства подумать на эту тему, вместе с Союзом ректоров и с соответствующими специалистами, с юристами, может быть, изобрести такую формулу, которая позволила бы и злоупотребления исключить, и в то же время либерализовать эту работу.

Образовательные холдинги. Я не понял, почему запрещены? Разве они запрещены? Жорес Иванович Алферов сделал такой образовательный холдинг. Я понимаю, что он нобелевский лауреат, он может себе позволить действовать вне правил, но я там был, я чего-то не помню каких-то нарушений. У него и школа, и вуз, и сразу связь с Академией, с академическим институтом. Это работает у нас. Я не понимаю здесь опасений по поводу того, что есть какое-то нарушение, и знаю точно, что и Академия наук поддерживает этот процесс. Владимир Евгеньевич тоже здесь, по-моему, мне сказали. Да, был здесь, как до него дошло – сразу куда-то испарился. Я точно знаю, что он поддерживает, он мне об это буквально вчера рассказывал.

Поучаствовать в программах Минкультуры. Конечно, вузы должны участвовать в программах Минкультуры. Здесь другому ведомству, равноценному Минобразования, сложно будет с этим бороться. Я попрошу тогда Администрацию Президента с руководством Правительства переговорить, с Председателем. Конечно, вузы должны принимать участие в конкурсах не только по линии Минкультуры, но и при выполнении работ по линии других ведомств. Какие здесь могут быть ограничения, я не понимаю. Это искусственное ограничение, его нужно снять.

По поводу внимания к поддержке русского языка мне нечего добавить, кроме того, что я самым горячим сторонником этой работы являюсь, и всячески, конечно, будем помогать и поддерживать.

И в завершение. И Виктор Антонович об этом сказал, и коллега с Кавказа об этом говорила. Причем коллега Левитская отнесла эту работу – работу в гуманитарной сфере – к числу стратегических. Полностью с этим согласен. В чем дело? Если мы с вами не сможем сформировать, воспитать хорошего специалиста, у нас, конечно, не будет будущего. Это очевидный факт. Нам нужны люди со специальными знаниями и навыками. Но если мы не сможем воспитать человека с широкими, глубокими, всеобъемлющими, объективными знаниями в гуманитарной сфере, если мы не воспитаем человека самодостаточного, но осознающего себя частью большой великой многонациональной и многоконфессиональной общности, если мы этого не сделаем, у нас с вами не будет страны. Чрезвычайно важная задача стоит перед вами в гуманитарной сфере.

Спасибо вам большое. Я хочу пожелать вам успехов.

В.САДОВНИЧИЙ: Одну минуточку. Владимир Владимирович, Московский университет, Почта России и «Учительская газета» объявили всероссийский конкурс «Лучший урок письма». Сто тысяч школьников писали сочинение. Тема была – «Человек, которому я доверяю». Мы отобрали несколько сочинений на эту тему. Это пишут дети 9-х, 10-х классов. Они пишут о Вас, они доверяют Вам.

В.ПУТИН: Спасибо.

В.САДОВНИЧИЙ: Хотел бы подарить эти сочинения, Владимир Владимирович, может, Вы их посмотрите. Но здесь есть и поздравления с Вашим Днем рождения. Мы присоединяемся ко всему тому, что сказали дети. Спасибо Вам.

В.ПУТИН: Спасибо большое. Говорю без всякой этой иронии, это ко многому обязывает. Спасибо большое.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 30 октября 2014 > № 1212158 Виктор Садовничий


Россия. ЦФО > Образование, наука > itogi.ru, 2 апреля 2012 > № 526504 Виктор Садовничий

Альма-Патер

Виктор Садовничий — о краденом костюме, зэковских часах, «красных директорах» и ходячих легендах, о том, каково быть ректором МГУ вопреки воле Ельцина и почему бывший студент Горбачев прошел мимо родного общежития, о выступлении под куполом журфака без страховки, а также о далеком космосе и крепких земных тылах

Его имя известно любой семье, где есть старшеклассники или студенты. Академик, признанный в мире математик Виктор Садовничий вот уже двадцать лет на посту ректора МГУ им. Ломоносова бдительно охраняет чистоту традиций главного вуза страны.

— Виктор Антонович, а ведь руководство страны, кажется, не горело желанием видеть вас в этой должности. Как удалось избраться ректором?

— Коллизия была непростая. Шел 1992 год. В ректоры я действительно не собирался, спокойно работал первым проректором. Но после развала СССР стало ясно, что ректора Анатолия Алексеевича Логунова «уходят». Не вписался он в тяжелое и смутное время начала 90-х. Он такой, знаете, одиночка, истинный ученый, честный человек. А главное — характер непростой. В брежневские времена я был в хороших отношениях с Елютиным, министром высшего образования СССР. Так вот, приезжая в университет, он шел ко мне, а не к Логунову: отношения между ними не складывались. Были случаи, когда на общем собрании коллектива МГУ ставили вопрос о снятии Логунова с должности ректора, а я выступал и защищал его.

В конце 91-го Ельцин позвал для беседы меня и двух моих коллег по университету, Лунина и Емельянова. И Шевченко, помощник Ельцина, попросил меня позвонить Логунову: почему-то они не пригласили его напрямую. Может, меня больше знали, потому что тогда я добивался автономии МГУ, обошел кабинеты Бурбулиса, Гайдара...

Звоню Анатолию Алексеевичу. Говорю: «Ельцин зовет нас к двум часам». А он: «Я не пойду». И бросил трубку. Я приехал в Кремль в нужное время, зашел в приемную. И буквально за секунду до входа в кабинет Ельцина приходит Логунов.

Мы сели — Ельцин и мы вчетвером. Президент спрашивает: «Как университет?» МГУ тогда еще был в Советском Союзе, а речь шла о переходе под юрисдикцию России. Я вел все дела, говорю: «Борис Николаевич, у нас есть просьба. Издайте указ об автономии Московского университета. Указ я согласовал с Бурбулисом, с Гайдаром». «Хорошо, подпишем», — говорит Ельцин.

Логунов стал просить о финансировании Института физики высоких энергий в Протвине. Ельцин отказал. Но когда мы уже уходили и речь зашла о возможном новом ректоре МГУ, Логунов назвал Емельянова: мол, рекомендую его. Борис Николаевич, видимо, не зная всей обстановки, начал того поздравлять. Во мне все вскипело: нет, вот тут уж баста! В этот момент я принял решение баллотироваться.

Емельянов — депутат-аграрий, наш профессор. Но я искренне считал, что больше могу сделать для МГУ.

Выборы были трудные. Четыре кандидата: Емельянов, Лунин, академик Скулачев и я. После первого тура нас осталось двое: Скулачев и я. На выборы пришел министр науки и высшей школы Борис Салтыков. Он резко выступал против моей кандидатуры — видимо, по поручению Ельцина. Буквально с трибуны призывал голосовать против.

— Кто же Ельцина так накрутил?

— В его окружении меня относили к «красным директорам» — я ведь был членом парткома университета. А такой человек не должен стать ректором. Ректором должен был стать реформатор. Но на выборах Салтыкову практически не дали говорить. Кстати, сейчас у нас с Борисом Георгиевичем хорошие деловые отношения.

Университет тогда фактически выбирал свой путь: куда мы пойдем, что с нами будет. Наверное, я ответил на это в своей программе.

— Трудно было ректору-самовыдвиженцу уживаться с властями?

— С некоторыми чиновниками сложно. При этом Егор Тимурович Гайдар, например, относился очень благожелательно; кроме автономии университета он еще подготовил указ президента об особо ценных объектах наследия России. МГУ попал в узкий перечень этих объектов. Это очень нам помогло, в частности дало прибавку в полтора оклада всем сотрудникам.

А вообще позиция по поводу разных политических катаклизмов тех лет трактовалась не в мою пользу. Когда Белый дом в 1993 году штурмовали, с Моховой надо было студентов убирать: там все бурлило. Надо было сделать так, чтобы никто никуда не пошел, не попал под пули. Мы из окна моего кабинета видели выстрелы у Белого дома. Вечером меня позвали на Шаболовку, на прямую трансляцию. Там собрались радикально настроенные люди. А я зашел в студию и сказал: «Это трагедия для страны...» Примерно через полгода Сергей Александрович Филатов (глава администрации президента. — «Итоги») повторил мои слова.

Думаю, во власти были силы, желающие другого ректора. Более того, мне говорили, что уже и решение подготовлено. Но произошел разворот на 180 градусов. Меня пригласили в Кремль по какому-то поводу, и это приглашение стало поворотным в наших отношениях с Борисом Николаевичем. После этого он стал меня поддерживать.

— То есть это была личная встреча с Ельциным?

— Нет. Не с ним, с Наиной Иосифовной.

— Чем вы так ее расположили?

— Не знаю. Видимо, она сумела убедить мужа, что я работаю, что университет твердо стоит на ногах и растет, несмотря на тяжелые годы. Это произошло после моих вторых выборов в 1996 году. Ситуация явным образом изменилась.

— Да, но вторые выборы вы выиграли еще до этого. Там-то вам почему подножку не подставили?

— Во-первых, за четыре года авторитет мой укрепился, факультетские и институтские ученые советы выступали за меня. Во-вторых, в верхах в 1996 году было, прямо скажем, не до МГУ: президентские выборы поважнее. А с Борисом Николаевичем у меня с тех пор отношения складывались позитивно, все наши встречи были конструктивными.

— Тем не менее вскоре вас стали считать чуть ли не главным оппонентом правительственной реформы образования.

— В предлагаемых изменениях во главу угла ставился подход к образованию как услуге, без учета того, что это неотъемлемая часть культуры и к ней надо относиться бережно. Настоящее фундаментальное образование — это наше преимущество, наша традиция. Между тем реформы буквально насаждались. И постепенно наука стала выводиться за пределы высшей школы. Я довольно сильно оппонировал тогдашним министрам образования, в частности Владимиру Михайловичу Филиппову (министр образования РФ в 1999—2004 годах. — «Итоги»). Он, кстати, первым начал произносить аббревиатуру «ЕГЭ». Сама система ЕГЭ, конечно, «списывалась» с заграницы. Но там, как всегда, все несколько по-другому. А у нас главная идея была в том, что нельзя доверять итоговую оценку тому преподавателю, который тебя учил. Но ведь учеба в школе это все-таки не производство подшипников. Настоящий преподаватель знает ученика. Он вложил в него душу. Поэтому я не понимал, зачем надо учителя отстранять от процесса оценки. Вот и начал оппонировать новаторам. Уже более десяти лет борюсь, и удалось доказать, что ЕГЭ — не единственный способ оценки способностей.

— Но ЕГЭ все же внедрили.

— Когда Андрей Александрович Фурсенко вступил в должность, мы с ним много говорили. Он не был однозначно за ЕГЭ! Он понимал плюсы и минусы, мне так казалось. Потом все-таки министерские тенденции взяли верх...

Тут, мне кажется, вопрос в системной недооценке самого процесса образования. Ты учился-учился, творчески к этому подходил, а тебе — вот, вопросник! Отвечай, и мы тебя оценим на всю оставшуюся жизнь. Я считаю, такой формальный подход не годится. Школьника надо почувствовать: может, он талантлив по-своему, может, он очень слаб в одном, но силен в другом.

Я прошел мехмат и видел много математиков от Бога, которые на странице текста делали уйму ошибок. И что: потерять такого математика? Поэтому нужны и олимпиады, и творческие конкурсы.

— Сами-то как попали на элитный мехмат? Парень из харьковского села, у которого родители даже писать не умели...

— Отец был мастером на все руки. Он печник, столяр, краснодеревщик, кузнец. Золотые руки! И я пацаном еще смотрел, как он рассчитывал разные нагрузки. Условно: кладется печь, так надо же рассчитать, выдержат ли перекрытия. И отец уже в уме как-то понимал, что надо считать размер балки и вес, потому что от этого зависит нагрузка. Я этот закон механики уже в университете учил, а он это интуитивно просчитывал. Поэтому вкус к расчетам, измерениям привил мне отец своим мастерством. Когда в школе начались задачи — из пункта А в пункт Б вышел пешеход, а навстречу велосипедист... — я приходил домой, заводил разговор с отцом, и он, не зная, что такое «пункт А», логически рассуждал и помогал мне решать.

В старших классах мне повезло: у нас появился замечательный учитель математики. И сразу выделил меня. Мы образовали кружок, в нем были только я и он: другие школьники пробовали, но потом уходили. И уже в школе мы прорешали все задачи из Моденова («Сборник экзаменационных задач по математике». — «Итоги»).

Дальше надо было в институт поступать, а без паспорта тогда из села нельзя было уехать. Так вот, я и еще трое ребят подались на шахту. Решили: сойдем, как увидим первые терриконы. Ночь ехали, зайцами, конечно. Утром приехали. Идем к ближайшей шахте. Это была Никитовка. Нас сразу развернули: молоды еще. Говорят, идите на другую, там возьмут. Взяли. Две недели учеба, потом даже денег дали. Куда кого поставить, мастер определял по крепости. Я был поплотнее, меня в забой. А это непросто — спуститься на 600 метров в клети: везде течет, капает, темно. Привыкал помаленьку. Наконец нас поселили в общежитие. Мне досталось место с тремя зэками.

— Первые университеты?

— Да... Представьте, я получал до 500 рублей в то время. Куда с ними деться? У меня коричневый чемодан был — туда деньги и складывал. И никогда ни рубля, ни копейки не пропадало. Просили взаймы: проиграются — занимают. Но отдавали! А когда уезжал, они мне костюм решили подарить и часы. В происхождении костюма я засомневался. Их главный — Миша-заводила — постановил: «Ладно. Но часы возьми. Это наши». Я их носил, даже когда доцентом стал. Все знали в университете, что эти часы Куйбышевского завода зэки мне подарили.

— А когда доцентом стали?

— Все по плану. В 1958 году поступил в МГУ. В 1963-м получил диплом. В 1966 году окончил аспирантуру. Потом кандидатская. В 1966-м я уже был ассистентом, в 70-м — доцентом.

Мне было очень трудно первые два курса, даже думал уйти. Правда, повезло с куратором группы Олегом Сергеевичем Ивашевым-Мусатовым. Он стал меня успокаивать, говорил: терпи. Олег Сергеевич был приемным сыном академика Колмогорова. Все мы любили и уважали его как доброго и внимательного наставника. Так вот он насчет меня как в воду глядел. В конце второго курса был организован семинар по функциональному анализу. Я сразу влюбился в эту науку. И стал заниматься ею с третьего курса.

Сейчас у многих студентов другие идеалы. А мы мечтали стать Колмогоровыми! Горели учебой, наукой. Остаться в аспирантуре в МГУ — мечта! Распределиться на работу в Академию наук — победа! Однажды сидим на лекции, а в это время в Москву возвращается первый космонавт Юрий Гагарин. Мы просим: «Отпустите, по Ленинскому проспекту Гагарин проезжать будет». Профессор посмотрела строго: «Самый большой вклад во встречу Гагарина — это если вы поймете то, о чем я вам сейчас говорю». И верно: весь наш космос не состоялся бы без фундаментальной науки.

К концу четвертого, на пятом курсе я фактически написал свою первую научную работу. И зря ее не опубликовал: на нее до сих пор коллеги ссылаются.

— Когда ощутили в себе административное начало?

— Пожалуй, когда стал старостой курса. А началось все с похода на первом курсе, когда наша группа заблудилась. Тогда на мехмате были так называемые звездочки. Что это значит? Вывешивался листок: «Уважаемые первокурсники! Собираемся в субботу на этой звездочке». Дальше — карта, например, Нахабина и звездочка нарисованная. И каждая группа идет своим путем к этой «звездочке». Все было по-студенчески: чай, костер, гитара. Мы пришли на такую «звездочку», переночевали, а в воскресенье вечером пошли домой. Человек двадцать, в основном девчонки. Разошелся дождь, и мы заблудились. Девчонки захныкали: ночь, дождь, лес. А я — все-таки шахтер как-никак! — бью себя в грудь: мол, знаю, как выйти. Ничего я не знал, конечно. Построил их, и шли, шли и в итоге вышли на железную дорогу. А на следующий день выборы старосты курса. И одна встает и говорит: «А что нам выбирать? Вот он нас из леса вывел».

Со второй «звездочкой», напротив, вышел конфуз. Добрались мы на точку в лесу под Абрамцевым. Разбили лагерь на ночлег. Придумываем всякие смешилки. Мне надо было встать на бревно, его держали на плечах двое парней, выпить из горлышка немного горячительного и при этом не свалиться. Акробатический номер в самом разгаре, как вдруг из леса выходит какой-то человек и спрашивает: «Какой вуз, факультет, курс?.. Ах, мехмат?!» Недоумеваю: это кто? Оказалось, наш ректор — математик, академик Петровский, у него рядом дача. Но строгостей не последовало: понимал — студенты на отдыхе. Это ему, Ивану Георгиевичу Петровскому, который ректорствовал 22 года, приписывают знаменитую фразу: «МГУ — корабль неуправляемый, но непотопляемый».

На четвертом курсе я стал секретарем комитета комсомола на мехмате. А учась в аспирантуре, двигался и по партийной лестнице. Партком тех лет совсем не был похож на аналогичный орган эпохи «позднего Брежнева». Тогда там были в основном участники войны — заслуженные люди. У них было свое понятие партийности, порядочности. Они на меня рассчитывали, поддерживали. Я бы сказал, что с этими людьми и сейчас бы куда угодно пошел. Это люди совести. Так что конфликта поколений не было.

— К этому времени вы уже были женаты?

— Да, я женился на пятом курсе. Мы в одной группе учились. Она из Красноярска, по тогдашним правилам распределялась вне Москвы. А меня оставляли в аспирантуре. Так что выручал только загс. Ну и любили друг друга, конечно. Я жил в общежитии в высотке как аспирант, а ее не пускали. И она под забором вечером пролезала.

Иногда я шел к директору Дома студента. Просил: дайте ей пропуск, мы женаты уже три года. И ребенок у нас уже есть. Пропуск выдавали, но временный.

...Самые плодотворные годы для науки были 70-е. Судите сами: на мехмате преподают академик Келдыш — главный теоретик космической программы, Охоцимский — главный расчетчик траекторий. Ильюшин лекции читает, Седов — главный гидромеханик, Петров Георгий Иванович — директор Института космических исследований, сподвижник Королева. Колмогоров — ему нет равного в мире! Александров — выдающийся ученый! Тут просто идешь — и через шаг встречаешь человека-легенду.

Расскажу один курьезный случай. На мехмате работал Меньшов Дмитрий Евгеньевич, выдающийся математик. Не от мира сего. У него всего один пиджак был. Он булавкой его застегивал. Жил в коммунальной квартире, спал на сундуке, укрывался трофейной румынской шинелью. Все деньги — а он большие деньги получал — отдавал соседям, бабушкам «божьим одуванчикам». Они ему морковку готовили. А он был в науке — весь! И вот однажды на его день рождения коллеги решили пригласить его в ресторан. Сидят Колмогоров, ректор Петровский, академик Александров, Меньшов и я. Истории всякие рассказывают.

Меньшов, к примеру, любил ходить пешком. И забрел как-то на территорию военной части. 50-е годы, строгий режим. (Это все рассказывает Колмогоров, а Меньшов слушает и хохочет.) Сел он на пенек. Подъезжает караульный: «Вы кто?» — «Я ученый, лауреат Государственной премии, член-корреспондент». — «Ну пошли, академик». Посадили его в карцер. Три дня его нет. Петровский поднимает на ноги милицию. Через неделю нашли... Дальше сам Меньшов принимается вспоминать. «Я сижу в карцере, ем перловку. Открывается дверь, заходит командир: мол, извините, Дмитрий Евгеньевич, мы сейчас отвезем вас домой... А как в карцере хорошо было! Один — работай не хочу!» — заключил Меньшов.

Вот такие ученые были! В 60—70-е годы мы реально понимали, что равных в мире по образованию и науке нам нет. И математиков таких нигде нет и в помине.

— Когда растеряли больше: в 80-е, в 90-е или в нулевые?

— При Горбачеве, с 85-го началось. Сначала эйфория: демократизация. Она нужна была, никто не против, прошлое надоело. Но очень быстро ученые стали нищими и начали уезжать. В конце 80-х инфраструктура университета пришла в полный упадок. Плитки на высотном здании мало того что были сильно закопченные, они начали падать. Кровля, а она плоская, из материалов 50-х годов, вышла из строя. Лифты остановились. Все это свалилось на первого проректора Садовничего. Выбивать лимиты на все приходилось с Госплана. Был случай, когда я сидел в приемной у Байбакова до часу ночи, а потом он вышел и сказал: «Все, утром». И я не уезжал из Госплана, чтобы в 7 утра быть первым.

Когда лимиты выделялись, а частично это была валюта, надо было решать, кто сможет выполнить работу. И начинались поиски, поездки, переговоры... Отчистить облицовочную плитку высотки из наших никто не взялся. Нашел специалистов во Франции. Пескоструили специальными шариками, похожими на пшенку. Они сбивали грязь и растекались защитной пленкой. Тогда уже у них было нано!

В открытой клети поднимался вдоль фасада на 22-й этаж посмотреть, как работают французы. С учетом наших ветров действо не для слабонервных. Спецы отстукивали каждую плиточку, слабые плитки закрепляли. Мухинские монументальные скульптуры, из которых уже росли березы, восстановили полимерами. Так что если высотку МИДа просто покрасили, то МГУ сделали по высшему разряду, и высотка сейчас сияет.

Пришлось поездить и по Финляндии. Там я купил всю кровлю для МГУ. Протекал уникальный купол над факультетом журналистики. Кто заменит? Приезжаю на одну фирму, говорят: вот такой мы купол можем сделать, лезьте, смотрите. Взобрался по отвесной лестнице на 50-метровую высоту. И засомневался: вроде бы тонкое стекло у фирмачей, в Москве бывает и град. Финн невозмутимо похлопал по куполу: «Вот слезем, я покажу, какое у нас стекло». Взял полосу длиной в метр, положил ее краями на два кирпича и заставил меня походить по стеклу, попрыгать. Стекло лишь слегка прогибалось. Так журфак получил новый купол.

— Тут-то на отремонтированное здание на Моховой и положили глаз недобрые люди.

— Однажды дошли слухи, что Хасбулатов готовит решение разместить там Российскую академию естественных наук. Мы с Ясеном Николаевичем Засурским (тогда декан журфака МГУ. — «Итоги») включили все доступные рычаги. «Ну, раз МГУ против...» — не стал настаивать спикер Верховного Совета. И журфак остался в своих стенах. Смутное было время, когда даже политики избирались членами-корреспондентами РАН от разных обществ, часто мало связанных с наукой.

Время было трудное, но при всех потерях, отъездах ученых не могу сказать, что мы потеряли в МГУ что-то существенно важное. Это оказалось непросто. Каждый день приходилось что-то придумывать: доклады ректора практически раз в месяц, поддержка молодых разными способами, работа с ветеранами. В общем, надо было поддерживать дух, настроение. А потом начался рывок. Удалось удвоить инфраструктуру Московского университета. Вскоре должны достроить миллион квадратных метров в университетском кампусе. И это в эти-то годы!

— Бум наступил с помощью «Интеко»?

— Да, и «Интеко» тоже строило. А потом нашлись и другие решения. Мы сделали мощный рывок в нашей инфраструктуре. Реконструирован лагерь в Пицунде. Отстроены пансионаты в Красновидове и Звенигороде. На Воробьевых горах построены учебные и научные корпуса, фундаментальная библиотека, медицинский центр... Ну а Лужков — он очень поддерживал. Как можно что-нибудь строить без согласования городских властей?

И медовуху он привозил студентам на 25 января. А в этом году, кстати, медовуха уже была из моего меда. У меня нет пасеки. Но я езжу каждое лето проведать могилы своих родителей. И по дороге — Симферопольскому шоссе — местные жители продают свой мед. Каждый раз покупаю 3—4 банки на обратном пути. Этот мед постепенно накапливался у меня на даче. И вот я собрал все эти трехлитровые банки и отвез на переработку для Татьяниного дня 2012 года...

...У меня нормальные деловые отношения с городом. Кстати, Сергей Семенович Собянин уже четыре раза был в МГУ.

— Получается, с властью договариваться проще, чем гасить конфликты внутри университета?

— МГУ — большой живой организм. Где-нибудь что-нибудь да вспыхнет, хотя я не припомню, чтобы ректор был тому инициатором. Недавно выплеснулся в СМИ «квартирный бунт». В главном корпусе МГУ — четыре жилых крыла. Я поселился здесь очень давно, еще не будучи ректором. Квартира по нынешним меркам небольшая, кухня 8 метров. Но удобно: рядом с работой. Я всегда считал — и многие так считают, — что это квартиры для профессорско-преподавательского состава. Они по статусу 1953 года служебные. Но если сейчас в каких-то квартирах живут внуки, а деда-профессора уже нет, никто их не выселяет. Считаем: это семья. И финансовые условия проживания благоприятные. Общую инфраструктуру, лифты, ремонты, уборку, озеленение и прочее берет на себя университет.

И вдруг нашлась инициативная группа и стала настаивать на социальном найме с последующей приватизацией. Что получается? Четверть главного корпуса, символа образования, создаваемого всем народом, станет частной, а новым профессорам уже недоступной? Инициативщики говорят: дайте гарантии. Ты хороший, а уйдешь, кто-то нас возьмет и выселит. Я думаю, можно сверху такие гарантии дать. А если хочешь приватизировать — через дорогу, в новых домах можешь квартиру от МГУ получить, а в высотке — отдать. Я обратился везде, где можно, с просьбой решить эту проблему.

Или вот еще история. Социологический факультет. 2007 год. Деканат не слишком обращает внимание на рост цен в столовой. Студенты возмутились. Вторым всплеском их негодования стал учебник под редакцией декана. Там, по их мнению, было немало заимствований у других авторов. Активистов начали по разным причинам отчислять. Я студентов поддерживал. Кого-то перевел, восстановил. Но, с другой стороны, не имел права пойти на их требования и снять декана. Он избран ученым советом факультета.

Вообще социология — наука интересная. Появился новый факультет современных социальных наук. Руководить им взялся академик РАН Геннадий Васильевич Осипов, выдающийся ученый.

Это, кстати, моя линия: появилось более 20 новых факультетов.

— Ну да. Сборы от платы за обучение растут.

— Нет. У нас доля платных мест была все время 15 процентов. Я не пускал больше платных студентов. И даже когда уже все вузы подняли планку до 80 процентов, у нас она все равно была в два раза меньше — 40 процентов. И на новых факультетах тоже учатся бюджетники.

— МГУ всегда посещали высокие лица. Но чтобы президент страны дважды подряд побывал на одном факультете, такого не припомню...

— Я же был свидетелем всего этого. Там на самом деле ситуация была немножко непродуманная. Журфак есть журфак. Живые студенты. Они, понятно, очень реагируют на все: и пишут, и снимают. И когда объявили, что приедет президент, возник вопрос: а кто участники встречи? Оказывается, не свои. Разгорелся конфликт.

Через пару дней на одном официальном мероприятии в Кремле я набрался смелости и подошел к президенту. Надо сказать, Дмитрий Анатольевич быстро все понял и вскоре дал ответ: «Я встречусь со студентами, уже только журфака, отвечу на все их вопросы». И добавил: «Это моя аудитория, я ее понимаю».

В Татьянин день 2012 года он общался с будущими журналистами два с половиной часа. Закрытых вопросов не было. В Дмитрии Анатольевиче чувствовался хороший профессор, контакт установился доверительный.

Запомнился приход в МГУ в середине 2000-х Владимира Владимировича Путина. Актовый зал — более тысячи человек. Я выступаю, говорю о важности поддержки ученых, науки. Привожу пример: современники Фарадея, открывшего электромагнитную индукцию и обогатившего тем самым человечество, не смогли оценить всю значимость его открытия. Его друзьям даже пришлось хлопотать о правительственной пенсии для него, поскольку ученый очень нуждался. Тут же Владимир Владимирович говорит в микрофон: «Но в этом-то мы точно не виноваты». И добавляет: «Науку мы будем поддерживать». Меня всегда поражало умение Путина слушать собеседника и быстро, точно реагировать... Проще назвать тех президентов, кто не был в МГУ.

— И кто?

— Например, Горбачев. Они с Раисой Максимовной учились на юридическом и философском факультетах, Михаил Сергеевич начинал свою карьеру в комсомольской организации МГУ. Однако президент СССР так и не согласился на встречу со студентами. Несколько раз просили. Даже комнату в общежитии, где они жили, хотели показать. Почему не приехал — загадка.

Вот Билл Клинтон пошел на неординарный шаг. Он выступал в нашем актовом зале перед двумя тысячами студентов. Все было напичкано охраной. На кафедре слева и справа под углом стояли пуленепробиваемые стекла. Внутри по ним шла бегущая строка: так Клинтон читал текст. Такое я видел впервые. Президент США много шутил. После выступления настроение ему добавила довольная Хиллари. Но не попавшие в зал студенты собрались перед главным входом на улице и тоже ждали хотя бы несколько слов от президента США. Я попросил его выйти к ним. Но тут подошел шеф его охраны: туда нельзя из соображений безопасности. «Студенты ведут себя шумно, прыгают», — расшифровал слова бодигарда Клинтон. Неудивительно: так они разогревались в промозглую погоду. «Господин президент, но вы же обещали студентам встречу на свежем воздухе, они вас ждут», — продолжаю его уговаривать. Он немного подумал и сказал: «О-кей! Но идите первым и попросите их на пять шагов отступить от лестницы. Если они вас послушают, я выйду». Иду на улицу: «Ребята, прошу вас, взявшись за руки, отступить на пять шагов назад». А ведь надо подвинуть толпу в 2—3 тысячи человек. Но студенты сделали это очень дружно и быстро. «Ваша просьба выполнена», — обращаюсь к Клинтону. Начальник охраны кивает. Клинтон, не надевая пальто, выходит на крыльцо. Потом я провожаю чету к другому выходу. Перед бронированным лимузином он поворачивается ко мне с рукопожатием: «Теперь я знаю, что в Московском университете есть ректор».

С Мстиславом Ростроповичем было легче. Он выступал в МГУ. Потрясающее впечатление! Потом мы поднимались ко мне на девятый этаж попить чаю. Позволяли себе по рюмочке коньячку. И тут начиналось: он — анекдот, я — анекдот. Такие крепкие, мужские. Вдруг я понимаю, что в этом деле переиграть его не смогу. Поднимаю руки вверх...

С президентом Южной Кореи Ким Дэ Джуном, тоже выступавшим в актовом зале МГУ, я был знаком задолго до его официального посещения. Знал этого выдающегося корейца как свободолюбивого политика, я давно с ним дружил, выступал в Корее на конференции, посвященной проблемам демократического развития, и общался с ним, никак не думая, что он станет президентом страны, причем с ярко выраженной демократической ориентацией, стремлением к развитию связей с Северной Кореей. В 1998 году я был приглашен в числе немногих иностранных гостей (нас было человек шесть) на президентскую инаугурацию Ким Дэ Джуна. Инаугурация совпала с азиатским кризисом, когда все корейцы сдавали ценности, украшения — лишь бы сохранить экономику. Тут не до торжеств. Среди немногочисленных гостей из-за рубежа, на что я обратил внимание, был Сорос.

— Крестьянская жилка, тяга к земле в чем сейчас выражается?

— Тяга осталась. У меня она в генах. Люблю копаться на своем участке. Он небольшой, 15 соток, но все, что ем, у меня свое. От картофеля до помидоров. О почве стараюсь заботиться. За годы вырос прекрасный сад.

Никогда не лягу спать, если полтора часа не похожу. Даже если это глубокая ночь. Когда я был свободным математиком, то некоторые теоремы доказал исключительно на прогулке. Приходил — только записывал. Так я доказал основной результат своей докторской диссертации. Сейчас тоже в голове что-то все время прокручиваешь. Ректорская работа по-настоящему трудная.

— Кстати, поздравляю с премией правительства в области науки и техники за 2011 год.

— Да. В этой работе я развивал методы математической обработки космической информации. Они опубликованы во многих моих статьях и в книгах. Вообще космическая проблематика для меня, как и математика, — судьба. Еще в 70-х Георгий Береговой, в то время руководитель Центра подготовки космонавтов, обратился ко мне с просьбой создать тренажер, имитирующий невесомость и перегрузки. Мы создали такой единственный в мире аппарат, и почти все космонавты проходили на нем подготовку. Эта работа, а также ее продолжение были удостоены Госпремии СССР и Госпремии РФ. А работа по запуску наших трех университетских спутников — это тема для отдельной беседы.

И сейчас много задумок. Честно говоря, хочется что-то еще сделать в науке. У меня много планов в рамках созданного недавно в университете Института человека — ряд междисциплинарных проектов, связанных с теми же космическими исследованиями, стратегическими информтехнологиями, созданием новых медицинских инструментов, разработкой проблемы виртуальной реальности...

— Насколько я знаю, вы с точностью предсказали кризис 2008 года.

— Благодаря нашей математической модели, разработанной в институте, созданном мною вместе с Нобелевским лауреатом Ильей Пригожиным.

— А можете ли рассчитать повороты в своей судьбе, например отставку?

— Я не ясновидящий. Реальной угрозы отставки нет и не было. Это, наверное, не так делается. Да и возраст позволяет. Теперь действует принятый по инициативе Дмитрия Медведева закон об особом статусе Московского и Санкт-Петербургского университетов. Их ректоры могут занимать свои должности и после достижения 70-летнего возраста. Нет, пока в хорошей форме, надо работать. И тылы крепкие. Две дочки, сын, вся семья — математики, в том числе и жена.

Олег Пересин

Досье

Виктор Антонович Садовничий

Родился 3 апреля 1939 года в селе Краснопавловка Харьковской области. После школы работал шахтером.

В 1958 году поступил в МГУ им. М. В. Ломоносова. Вся жизнь и работа связаны с МГУ: аспирант, ассистент, доцент и далее — все ступени научной и административной карьеры.

Доктор физико-математических наук (1974), профессор (1975).

Более 10 лет, с 1982 года, работал проректором и первым проректором. Ректором МГУ избран 23 марта 1992 года. После этого переизбирался трижды — в 1996, 2001, 2005 годах. Сейчас занимает свой пост по указу президента Дмитрия Медведева.

Основатель крупной научной школы. Ему принадлежат фундаментальные труды по математике и механике, получен ряд важных результатов в области функционального анализа. Построена математическая модель физиологического состояния человека в условиях невесомости, на основе которой был создан впервые в мире тренажер, имитирующий невесомость в земных условиях.

В 1997 году избран действительным членом РАН. С 2008-го — вице-президент РАН. Президент Российского союза ректоров и Евразийской ассоциации университетов. Награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» II, III и IV степени, Святого князя Даниила Московского II степени (РПЦ), многочисленными зарубежными орденами и знаками отличия. Лауреат Госпремии СССР, Госпремии РФ в области науки и техники, премии им. М. В. Ломоносова.

Женат. Имеет сына и двух дочерей.

Россия. ЦФО > Образование, наука > itogi.ru, 2 апреля 2012 > № 526504 Виктор Садовничий


Россия > Образование, наука > ria.ru, 17 января 2012 > № 473574 Виктор Садовничий

Руководители российских вузов не должны втягивать свои учебные заведения в политические игры, сказал во вторник РИА Новости ректор Московского государственного университета имени Ломоносова Виктор Садовничий.

Ранее СМИ сообщали, что о попытке фальсификации подписей в поддержку кандидата в президенты РФ, губернатора Иркутской области Дмитрия Мезенцева. В "сборе подписей" в одной из аудиторий Московского государственного университета путей сообщения (МИИТ) участвовали около 40 человек, как молодежи, так и людей пенсионного возраста. Они вносили в подписные листы паспортные данные жителей разных областей РФ, в том числе Ленинградской, Брянской, Белгородской, Самарской, Воронежской областей, жителей Вологды, Астрахани и Ростова-на-Дону.

"Внутрь вузов не следует втягивать политические процессы и движения. Задача ректоров учить честных людей, любое мероприятие, где люди обучаются нечестности должно быть изгнано из университета. Если молодому человеку такой урок показали, значит это на всю жизнь", - считает ректор МГУ.

Также он считает, что руководители вузов не должны превышать рамки своих полномочий и навязывать свои политические взгляды.

"Безусловно, каждый ректор имеет свою позицию. Но я, как ректор, не буду выражать свое убеждение, чтобы кого-то заставить поменять мнение", - отметил Садовничий.

При этом он добавил, что каждый студент имеет право на свое собственное мнение и в праве участвовать в политическим мероприятиях, которые он считает нужными.

"Если мы в университетах разведем политические дискуссии или еще хуже - это не правильно, мы должны учить. При этом каждый студент может высказывать свою точку зрения, если он считает нужным высказываться и, не нарушая закон, что-то сделать - ради бога. Но опыт и история показывают, в первую очередь университеты должны учить", - заключил ректор.

Россия > Образование, наука > ria.ru, 17 января 2012 > № 473574 Виктор Садовничий


Россия > Образование, наука > ria.ru, 10 января 2012 > № 469043 Виктор Садовничий

Ректор МГУ Виктор Садовничий предложил определить минимальное число самых необходимых в России университетов.

В интервью "Российской газете" во вторник Садовничий заявил, что по его мнению, слияние многих ВУЗов, которое проводится в России, необходимо осуществлять, определив прежде самые важные для страны учебные заведения.

"Иногда говорят: нам нужно 50, 100 университетов. Я боюсь этих цифр. Я бы пошел с другого конца, определил нижнюю планку - минимум университетов, без которых не обойтись", - сказал он.

По его мнению, некоторые ВУЗы нуждаются в этом укрупнении, но это решение подходит не ко всем университетам.

Осенью 2011 года президент РФ Дмитрий Медведев заявил о необходимости создания общей системы по слиянию высших учебных заведений. По данным Минобрнауки, на этот период за последние полтора года были реорганизованы и закрыты около 40 вузов - более 10% от общего числа.

Садовничий предложил ввести в стране систему, когда студенты смогут получать знания сразу в нескольких образовательных центрах.

"Надо обязательно использовать академическую мобильность студентов. Не обязательно их учить все время в одних стенах. Можно предлагать программы в других центрах. Необходимо создать российскую систему академической мобильности", - заявил ректор.

Россия > Образование, наука > ria.ru, 10 января 2012 > № 469043 Виктор Садовничий


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter