Всего новостей: 2554804, выбрано 2 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Фроянов Игорь в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаОбразование, наукавсе
Россия > Образование, наука > lgz.ru, 29 сентября 2016 > № 1915757 Игорь Фроянов

Уметь защищать и защищаться

Шемшученко Владимир

Почему история стала настоящим полем битвы

Существует формула, приписываемая М.Н. Покровскому: история – это политика, опрокинутая в прошлое. Может быть, именно поэтому сейчас так часто вспоминают Ивана Грозного и Иосифа Сталина? Причём не столько историки, сколько политики и наши «заклятые друзья». Об этом и многом другом – в интервью писателя и историка Игоря ФРОЯНОВА.

– Многим известно высказывание: историю пишут победители… Не кажется ли вам, что число «победителей», заявляющих о своей исключительности, неуклонно растёт?

– Да, такое высказывание существует. Но я сомневаюсь, что назначившие себя победителями таковыми являются на самом деле. Взять, к примеру, США и ведомый ими Запад – их коллективная заявка на роль победителей кажется мне несостоятельной. Потуги и претензии к «победительству», несомненно, есть, но это всего лишь попытки выдать желаемое за действительное. Здесь возникает простой вопрос: победа над кем? Вся послевоенная история говорит нам о том, что борьба, которую можно уподобить войне (холодной войне), отнюдь не завершена, ибо Россия ещё не повержена.

Надо признать определённый успех в борьбе США и коллективного Запада против нас, против бывшего СССР (форма существования исторической России), против России нынешней, но следует также сказать и о том, что окончательной победы над нами они не достигли и вряд ли добьются этого в будущем. А потому говорить применительно к нашей эпохе, что «историю пишут победители», как мне кажется, с их стороны довольно претенциозно и безосновательно. Однако это вовсе не значит, что наши противники и в дальнейшем не будут пытаться присвоить себе лавры победителей. Они это делают и сейчас, обращаясь к истории со своими как бы наблюдениями и сентенциями. По моему глубокому убеждению, это всего лишь попытки с негодными средствами.

Иначе выглядит тезис о победе, если мы рассмотрим его применительно к нашей внутренней жизни. То, что произошло в 90-е годы прошлого века и в определённой мере продолжается сейчас, мы можем рассматривать как победу либералов над почвенниками и патриотами. Вот почему либералы в роли победителей, распоясавшись, «пишут историю» в угодном им ключе – в поношении русского народа, этого, по их заявлениям, быдла, привыкшего к рабской покорности.

История, особенно недавняя, сейчас в значительной степени «либерализована» по содержанию, то есть в сущности своей искажена. И сейчас среди двух лагерей историков (патриотов и либералов) идёт своеобразная борьба, и она не закончена.

– Игорь Яковлевич, не этой ли борьбой объясняется отсутствие единого учебника истории?

– Наличие множества учебников по истории для средней школы – следствие, надеюсь, временной победы либералов. Так сказать, «чистый либерализм» ратует за различную оценку тех или иных исторических событий, хотя мы знаем, что истина одна. И всё же это полбеды. В нашем случае мы имеем дело с «грязным либерализмом», за которым скрывается определённая разрушительная цель. Наличие множества учебников по истории было предназначено не для того, чтобы наши учащиеся знакомились с многообразием исторической палитры, а для того, чтобы расшатать историческое сознание подрастающего поколения. А это значит – лишить народ в перспективе исторического сознания, правильного восприятия прошлого.

С таким народом можно творить всё что угодно. Поэтому я воспринимаю множество подходов к трактовке исторических событий в школьных учебниках как враждебную акцию против России. И совершенно не случайно Западом были брошены солидные средства на организацию подобной разноголосицы. Тут уместно вспомнить недобрым словом и г. Сороса, финансировавшего враждебные русскому этносу учебники, а также историческую литературу антирусской направленности. Отсюда возникает проблема государственного значения: надо уметь защищаться и защищать наших детей на поле брани истории. А это означает, что преподавание истории в школе и вузе – дело огромной важности. Государство должно полностью взять его в свои руки и обеспечить создание единого учебника, обязательного для всех средних учебных заведений, независимо от государственной или частной их принадлежности.

Однако что такое единый учебник по истории? Ведь он может быть написан под разным углом зрения – и в либеральном, и в национально-патриотическом ключе. Вот почему весьма существенно то, кто будет управлять процессом создания подобного учебника. И здесь, кроме государства, никто на эту роль претендовать не может и не должен. Именно государство должно быть единственным заказчиком, поставившим исполнителям определённые задачи и строгие рамки. Так называемая общественность с её «плюрализмом» мнений, доводящая общественное сознание до невменяемого состояния, должна быть решительно пресечена в попытках влияния на содержание школьных учебников. Переживающая идейный разброд и шатания со времён горбачёвской перестройки наша «общественность» тут плохой советчик – если не исключить её влияние, мы никогда не получим полноценный учебник патриотического, гражданского свойства.

Нельзя забывать, что представители нашей либеральной общественности доминируют в СМИ и, более того, занимают высокие посты в органах высшей государственной власти. Я не против либерализма вообще. Что греха таить – в советское время личность была «придавлена». Её нужно было раскрепостить. И в этом либералы сыграли положительную роль, дав простор развитию индивидуума. Но людская популяция имеет не только индивидуальные, личностные интересы, заложенные изначально природой; для её существования на земном шаре огромное значение имеет и общественный интерес, то есть интерес общества в целом.

В результате событий, произошедших в 90-е годы, мы получили раскрепощение личности (быть может, чрезмерное), и в конечном счёте личный, эгоистический интерес стал вытеснять интерес общественный, преобладать над ним. Произошёл резкий перекос, влияющий на социальный климат в стране. А когда в социуме возникает подобная ситуация, общество, будучи неустойчивым и склонным к революционным экспериментам, находится в опасности. Здесь нужен баланс интересов, и его должно устанавливать и поддерживать государство. С точки зрения практических действий для достижения баланса, явно нарушенного, необходимо очищение высших сфер государственной власти от либералов. Это требование времени. Пусть они занимаются разработкой планов, пусть работают экспертами, пусть обсуждают нечто. Но решения должны сейчас принимать не они, а патриоты-государственники. Если в обозримое время этого не произойдёт, мы окажемся на грани гибели.

– Не является ли одним из таких шагов отставка министра образования Дмитрия Ливанова и назначение на этот пост Ольги Васильевой?

– Это назначение в ряду других кадровых изменений внушает некоторую надежду. Но не стоит забывать, что над Ольгой Васильевой, придерживающейся исторически укоренённых (консервативных) взглядов, стоят члены правительства, придерживающиеся откровенно либеральных идей. Боюсь, что они не дадут новому министру осуществить изменения в сложившейся либеральной системе образования, хотя она весьма подготовленный специалист. Посмотрим, что покажет время…

– В следующем году исполнится 100 лет с момента гибели Российской империи, но до сих пор идут споры о том, что это было: Февральский и Октябрьский перевороты или Великая Октябрьская социалистическая революция. Предлагается даже объединить все эти события в единую Великую русскую революцию. Что по этому поводу думаете вы?

– Почувствовал в этом признание того, о чём творцам минувших революционных событий в России и их нынешним последователям следовало бы умолчать.

Несомненно, в февральских и октябрьских событиях, произошедших в 1917 году, приняли активное участие деятели, связанные с масонством. Масоны ещё со времён Французской революции перевели в практическую плоскость задачу сокрушения «амвонов и тронов». К началу XX века они в данном отношении многого добились. Трудно отрицать их причастность к революционным событиям в России. Эта причастность очевидна. Достаточно сказать, что первый состав Временного правительства был сплошь масонский. Тем самым обнаруживается существенное влияние «надмировых» сил (по выражению И. Ильина, «мировой закулисы») на развитие революционного процесса в России. Об этом свидетельствует и финансирование революционеров (как «февралистов», так и «октябристов»), шедшее из-за рубежа.

Вслед за современниками революционных событий (Милюков, Троцкий и др.) можно назвать Февральскую революцию и Октябрьскую революцию переворотами. Но как быть с тем, что в революционном движении участвовали народные массы, недовольные существующим режимом? Старый режим так и не решил «вопрос о земле» – основной для крестьянской страны. Отсюда я полагаю, что революции 1905 и 1917 годов являлись крестьянскими по своей социальной сути.

И если рассматривать проблему с этой точки зрения, то надо согласиться с тем, что Великая Октябрьская социалистическая революция являлась одновременно и переворотом, и революцией, в отличие от Февральской революции, бывшей только верхушечным политическим переворотом. Но это только одна сторона дела. Другая состоит в преемственной связи между Февралём и Октябрём, что было обусловлено деятельностью масонских организаций. По моему убеждению, Февраль и Октябрь – акты одного и того спектакля. И совсем не случайно Ленин приветствовал Февраль как начало мировой революции, о которой неизбывно грезили большевики типа Троцкого (кстати сказать, масона). Они уподобляли Россию вязанке хвороста, предназначенного для разжигания пожара мировой революции. И надо благодарить провидение за И.В. Сталина, который спас историческую Россию, взяв курс на построение социализма в одной стране.

В интервью не к месту вдаваться в детали и факты. Поверьте на слово, они у меня есть. Скажу лишь, что между Февралём и Октябрём существует связь, причём не относительно последовательности, а по сути дела. Речь идёт об их направленности против исторической России с целью разрушения Российской империи, вызывавшей давнюю злобу Запада. Ради достижения этой цели устроители революции в России были готовы на всё – вплоть до передачи власти большевикам. И Керенский, как свидетельствуют факты, подготовил передачу и передал власть Ленину. Нечто подобное мы наблюдали в конце XX века, когда Горбачёв передал власть Ельцину.

Так что правильно, я думаю, поступают те, кто объединяет Февраль и Октябрь. Остаётся объединить горбачёвскую перестройку со временем «реформ» Ельцина, которые сгубили историческую Россию, выступавшую под видом Союза Советских Социалистических Республик.

– Вы упомянули «возбуждение масс» в процессе революционных событий в России в начале прошлого века. Что вы можете сказать о «возбуждении масс» на нынешней Украине?

– Историческое несчастье украинского народа заключается в том, что этот народ не имеет должного опыта государственного строительства. Это в значительной мере объясняет нынешнюю смуту. Украинцы, в отличие от русских, в государственном смысле люди менее дисциплинированные. Русские же веками воспитаны в духе государственной дисциплины. И этим в значительной мере объясняется успех России.

Если этот шабаш безответственных, полукриминальных элементов на Украине будет продолжаться, страна просто погибнет.

– Как вы думаете, почему отменили праздник 7 ноября?

– Историко-культурный стандарт, утверждённый Президентом РФ, трактует «Февраль» и «Октябрь» как единую революцию. Если учесть этот факт, то 7 ноября – уже не праздник.

– Оставит ли нас Запад когда-нибудь в покое?

– Сложилась группа людей, которые поставили перед собою задачу власти над миром. Для них власть – высшая ценность. Но на пути достижения мирового господства возникают препятствия, к числу которых с давних времён относится православная Россия. Не устранив это препятствие, невозможно добиться мирового господства. А отсюда систематическая и планомерная борьба с Россией. Она началась ещё в конце XV века. А уже в XVI веке появился план завоевания России и её расчленения на части. С того самого времени мы наблюдаем попытки этот план воплотить в жизнь. По Версальскому договору, например, территория Российской империи весьма похожа на нынешнюю Россию за редким исключением. Прибалтика, Белоруссия, Украина, Средняя Азия, Закавказье уже отторгнуты от исторической России. Но никто на этом останавливаться не собирается. Кстати, глобализация – одна из форм и средств достижения мирового господства.

– Мы здесь затронули тему единого учебника по истории для средней школы. Как вы считаете, «Архипелаг ГУЛАГ» – чтение для школьников душеполезное?

– Я считаю, что подобные произведения ничего, кроме сумбура, в головах школьников не породят.

– Игорь Яковлевич, как вы думаете, почему сейчас возник значительный интерес к фигуре царя Ивана Грозного?

– Всегда, когда появляется необходимость в мобилизационной форме государственного существования, на горизонте появляются «собиратели земель русских». Внешние обстоятельства и наше внутреннее состояние таковы, что без восстановления имеющегося исторического опыта построения мобилизационного государства нам не выжить. Олицетворением такой формы управления государством являются Иван Грозный и Иосиф Сталин – самые ненавистные для наших либералов исторические деятели.

В завершение отмечу, что мы озабочены не только нынешним состоянием нашей страны и общества, мы озабочены и тем, что будет с нами в ближайшем будущем. Это означает, что мы должны правильно сориентироваться в выполнении тех задач, которые действительно ставит перед нами жизнь. По моему глубокому убеждению, решать внешние и внутренние задачи одновременно нельзя. Нам это не по силам. На мой взгляд, президент РФ В. Путин сделал правильный выбор, начав с решения внешних задач. Нам нужно полностью вернуть стране суверенитет, укрепить военную мощь, стать неприступными. В противном случае нам просто не дадут приступить к решению внутренних задач.

Беседу вёл Владимир ШЕМШУЧЕНКО

Россия > Образование, наука > lgz.ru, 29 сентября 2016 > № 1915757 Игорь Фроянов


Россия. СЗФО > Образование, наука > portal-kultura.ru, 22 июня 2016 > № 1804897 Игорь Фроянов

Игорь Фроянов: «История наша, как мать: мы обязаны ей жизнью»

Алексей ЗАХАРЦЕВ, Санкт-Петербург

Потомок кубанских казаков, он никогда не скрывал патриотических и русофильских убеждений. В 2001-м вследствие либеральной травли это стоило ему должности декана истфака Санкт-Петербургского университета. В канун своего 80-летия крупный ученый, доктор исторических наук Игорь Яковлевич Фроянов ответил на вопросы «Культуры».

культура: Каково это — быть историком в нашей стране, где прошлые победы и достижения являются предметом ожесточенных споров?

Фроянов: Это непросто везде, поскольку история тесно соприкасается с настоящим, с интересами людей ныне живущих, хотя речь, казалось бы, идет о «делах давно минувших дней». И нередко правители используют, а то и переворачивают исторические факты, исходя из конъюнктуры текущего момента. Так что столь ходкое у нас изречение, будто Россия — страна с «непредсказуемым прошлым», не более чем плод балагурства русофобов.

Все мы до сих пор находимся под впечатлением ХХ века. Он в России был насыщен событиями, которые меняли ситуацию с головокружительной быстротой. И наших историков часто понуждали к тому, чтобы объяснять динамичные перемены в угодном для власти ключе.

Вспомним время перестройки. Все начали искать «белые пятна». Вдруг обнаружилось, что исторических знаний, которыми мы располагаем, совершенно недостаточно и что они якобы искажают действительность. Бросились исправлять, дополнять будто бы потаенное, недосказанное или тщательно скрывавшееся советским режимом. Причем этим отличались не столько ученые (хотя и многие из них повинны в том), сколько околонаучная публика — политики, публицисты, журналисты. В качестве примера я мог бы назвать ныне ушедших от нас Юрия Афанасьева, Александра Яковлева и прочих «архитекторов» да «прорабов» горбачевской эпохи. Ими руководило скорее желание замутить историческую память народа, нежели стремление адекватного познания. Они прекрасно понимали смысл происходивших перемен, знали, куда собираются вести страну — к уничтожению советского государства. Чтобы осуществить задуманное, нужно было привести людей в хаотическое состояние. Поиски «белых пятен» как раз и преследовали такую цель. Из прошлого извлекались исключительно негативные факты, события получали искаженную интерпретацию.

культура: Как эта технология работает, мы сейчас с горечью наблюдаем на примере Украины, не так ли?

Фроянов: Да, подобный сценарий, провоцируемый извне, собирались осуществить и у нас. Причем в Киеве внешнее управление настолько очевидное и беспардонное, что порой даже не верится, как такое возможно. В РФ в начале 90-х похожие вещи протаскивались скрыто, на Украине же все обнажено, простите, до «срамных мест». В чем причина различия в подходах? Думаю, западные сценаристы не могли не понимать, что в лице России имеют дело со страной, обладающей очень мощной инерционной исторической силой. Преодолеть ее нагло, в открытую, как на Украине, невозможно. Разложение последней проще осуществить, ибо она не имела собственной, воспитанной веками независимой государственности.

культура: Честному историку надо быть смелым, не всем Вашим коллегам это удается...

Фроянов: Все зависит от способностей к подлинному историческому мышлению, от следования профессиональной школе и, конечно же, этики ученого. В аспирантуру Ленинградского университета я поступил в 1963 году, с осени 1966-го работаю на истфаке СПбГУ. Нигде и ни разу совместительством я не занимался. А посему не без гордости могу заявить, что служил и служу Ленинградскому, Санкт-Петербургскому университету. Ему и моим наставникам я обязан всем, что имею.

Было, разумеется, много достойных и даровитых ученых, благодаря которым сформировалась наша славная историческая наука. И чтобы быть ей, как говаривали предки, «в версту», а тем более умножить ее достижения, необходимо соответствовать высокой гражданственности, стараться жить в согласии с совестью — не предавать самого себя, знаний и убеждений. Как говорил Козьма Прутков: «Единожды солгавший, кто тебе поверит?»

культура: Удалось ли отечественной исторической науке сохраниться после крушения СССР?

Фроянов: Последствия буржуазного переворота, осуществленного Горбачевым и Ельциным, отрицательно сказались и сказываются на ней, потому что историю нередко пытаются превратить в разменную монету для так называемой элиты современного российского общества. Одни стараются доказать благодетельность перемен, другие извлекают из русской истории мрачные, а порой позорные страницы, придавая им всеобъемлющий характер, третьи вообще в нашем прошлом не видят ничего назидательного, призывая стыдиться его. Но история — это то, что было, о чем нельзя судить с этической точки зрения, поскольку этические ценности со временем меняются. Она какая есть, ничуть не хуже, чем у других народов, в частности на Западе. Главное, что следует помнить: это моя страна, я должен гордиться происхождением, воспитать таким образом детей и внуков.

культура: Наверное, для этого историю в школах нужно преподавать по единому для всех учебнику?

Фроянов: Да, я в этом убежден. Поныне в школьном обиходе действует множество учебных пособий, написанных нередко под заказ фонда Сороса; в каждом — свои интерпретации, одурманивающие молодые неокрепшие умы. В школе подобное недопустимо. Именно в эти годы закладываются фундаментальные основы мировоззрения человека. Государство не может быть безразличным, оно должно взять в свои руки воспитание завтрашнего поколения и перестать экспериментировать, привлекая так называемую общественность. Нельзя дозволять делать то, что сейчас творят полуграмотные менеджеры. Ведь желание погружаться в науку у молодежи есть. По внутренним своим качествам наши дети еще не испорчены.

Я разделил бы историческое обучение на два этапа. Первый — когда закладываются базовые знания. А потом, по мере взросления человек сможет ознакомиться и со спорными моментами и выработать самостоятельную гражданскую позицию.

Историю уместно сравнить с матерью. Она может быть разной: доброй и ласковой, строгой и даже жестокой. Но при этом нельзя забывать, что, как матери, мы обязаны ей жизнью.

культура: Вы продолжаете вносить весомый вклад в подготовку профессиональных историков: на днях вышел в свет Ваш труд энциклопедического масштаба «Лекции по русской истории. Киевская Русь»...

Фроянов: Это курс, много лет читаемый мною студентам СПбГУ. Сейчас работаю над второй частью, которая будет называться «Лекции по русской истории. Московская Русь», где речь пойдет о периоде с монгольского нашествия до венчания на царство Ивана Грозного.

культура: Обычно в первое десятилетие любого века обозначался художественный стиль времени — в архитектуре, живописи, литературе, музыке. Сейчас уже 2016 год, а мы такого явления что-то не наблюдаем...

Фроянов: Думаю, это от того, что у нас нет перспективной идеи, не знаем, куда идем. В советский период было ясно — строим новое общество, называйте его коммунистическим, социалистическим, как хотите. Однако это строительство имело определенные реальные результаты, пусть недостаточные, могло показаться, что и неудачные, но тем не менее был огромной силы заряд стремления вперед. А ныне мы не очень-то представляем даже вектор.

культура: А Вы как сами видите наше будущее?

Фроянов: Я бы ответил так: заглядывать в далекое «светлое завтра» сейчас мы не можем. После потрясений 90-х у нас сегодня одна цель — окрепнуть, напитаться, восстановить былой жизненный потенциал. Для этого нужно решить две важнейшие задачи: внешнюю (политическую) и внутреннюю (экономическую и социальную). Без этого стране просто не выжить. Первая связана с восстановлением полного суверенитета России, а вторая подразумевает развитие национально-ориентированной экономики, малого и среднего бизнеса, народных предприятий и более определенного перехода на рельсы социального государства. Волей-неволей придется рано или поздно вернуть российские деньги, «хранящиеся» за рубежом, прижать олигархов и особенно чиновничество, погрязшее в коррупции.

Решать одновременно названные проблемы невозможно, необходимы приоритеты. И наш президент, на мой взгляд, поступает правильно, начав дело с внешней задачи. Нам не дадут устроить внутреннюю жизнь на традиционных ценностях, поднять народное хозяйство на должный уровень, если мы не изживем макроэкономическую зависимость от Запада.

Однако уже на этом этапе важно проводить очищение власти от тех, кого принято именовать западниками, либералами. Пускай остаются экспертами и консультантами, но без права решающего голоса. Руководство страны должно стать монолитным, в нем не место соперничеству групп с разной идеологией.

культура: А во внешней политике что посоветуете?

Фроянов: На Западе — стремиться к установлению союзнических отношений с Германией. Для этого есть необходимые исторические предпосылки, несмотря на две кровопролитные войны, спровоцированные англосаксами. Есть еще и другая почва для сближения. Великая Отечественная завершилась для Советского Союза блестящей победой, полным разгромом Германии. Но Вторая мировая на этом не прекратилась. Она окончилась, по мнению, скажем, Билла Клинтона падением СССР в 1991 году. Если это так, получается, что и Москва, и Берлин больше всего пострадали в той страшной войне. Повторяется в некотором роде ситуация, существовавшая накануне Генуэзской конференции 1922-го, открывшей период сотрудничества Советской России с Германией.

На Дальнем Востоке наш естественный союзник в нынешних исторических условиях — Япония. В других регионах Востока перспективны Индия и некоторые мусульманские государства, например Иран и Сирия. Наша страна обладает уникальным историческим опытом общения и взаимодействия, который пока не используется в полной мере.

Для решения любых задач России исключительно важен «евразийский фактор», а именно — огромное, органически спаянное геополитическое пространство Русского мира, создававшееся столетиями. Оно обеспечивало внешнюю безопасность народам, входившим в состав Российской империи и Советского Союза. К восстановлению такого пространства надо стремиться. Полагаю, понимание необходимости нового объединения придет, в конце концов, и к элитам отколовшихся от СССР территорий. Для этого потребуется время, которое, как известно, не только лечит, но и учит.

Россия. СЗФО > Образование, наука > portal-kultura.ru, 22 июня 2016 > № 1804897 Игорь Фроянов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter