Всего новостей: 2659937, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Грановская Рада в отраслях: СМИ, ИТОбразование, наукавсе
Грановская Рада в отраслях: СМИ, ИТОбразование, наукавсе
Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Медицина > rosbalt.ru, 14 августа 2017 > № 2293795 Рада Грановская

Русским станет легче жить, если они научатся улыбаться

Национальный характер может меняться, но это потребует серьезных усилий, считает психолог Рада Грановская.

«Всегда и в любой ситуации оставайтесь доброжелательным».

О барьерах между различными культурами и опасных российских национальных мифах в интервью «Росбалту» рассказала профессор, доктор психологических наук, старший научный сотрудник отдела организации научно-исследовательской работы ФГБУ «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины им. А.М. Никифорова МЧС России» Рада Грановская.

— Не так давно спикер Госдумы Вячеслав Володин высказал предположение, что страны Запада «генетически не любят славянские народы». Могут ли национальные стереотипы хоть в какой-то степени объясняться генами?

— Разумеется, цели, ценности и идеалы не возникают у человека из ниоткуда. Но их формирует вовсе не генетика, а поведенческие образцы социальной среды нашего детства. То, как именно они осваиваются ребенком, и определяет набор ценностей и смыслов, которыми будет руководствоваться впоследствии взрослый человек. Причем большое значение имеют не только культурные традиции, но и более глубокие пласты психики, опирающиеся на базовое вероисповедание. И не важно, является ли человек актуально верующим, главное — что он воспитывался в сфере одной из мировых религий.

В общем, социальная среда, в которой вырос ребенок, оказывает на него практически неуправляемое воздействие. В психологии этот феномен называется «социальный импринтинг». И, с одной стороны, такое пожизненное влияние культуры детства имеет защитную функцию, а с другой — мешают в будущем быстро и легко приспособиться к новой среде и найти общий язык с ее представителями. Причем чем человек старше, тем это сопротивление больше.

— Почему так сложно отказаться от штампов в оценках других народов?

— Во-первых, всегда нужно помнить, что когда мы говорим о национальностях, речь идет о мифах. Факты здесь играют минимальную роль. Людей объединяют язык, история, культура, территория, религия, традиции и обычаи. Именно этот конгломерат сплачивает национальности. И очень часто, когда человек начинает общаться с людьми с иным менталитетом, главной причиной конфликта становится подсознательное пренебрежение к «инородцам». Оно вырастает из этих мифов и проявляется, когда человек позволяет себе смотреть на мир только с позиции своей культуры и не принимать во внимание другие.

— От чего зависит желание и готовность преодолевать эти барьеры?

— К сожалению, внутренние установки меняются только в экстремальных условиях. Чем безвыходнее ситуация, тем быстрее наступают перемены. Естественно, это далеко не всегда вопрос жизни и смерти. Например, желание заключить выгодную деловую сделку может заставить гигантскими шагами, иногда за несколько часов, пройти путь от полного отторжения, неприятия и брезгливости к интересу, уважению и взаимопониманию. Огромным стимулом всегда будет и главная человеческая потребность — необходимость общения.

— Есть ли универсальные методы, которые позволяют людям, принадлежащим к разным культурам, быстрее находить общий язык?

— Нужно искать какую-то объединяющую платформу для дальнейшего поведения. В ситуации ограниченного ресурса времени и при жесткой конкуренции негативное отношение к чужакам обостряется. Поэтому так важно понимать и ценить любые формы сотрудничества. И если оно организовано во имя общих целей, то велики шансы, что накал враждебности снизится и участники будут более расположены к сочувствию и взаимопониманию. В этом плане прекрасным примером являются научные контакты и спорт — именно эти сферы способствуют пониманию своей схожести с представителями других групп.

Кроме того, важны не только общие цели, но и совместные переживания. Ориентируйтесь на любые ситуации, вызывающие общее эмоциональное настроение. Если вам нужно найти общий язык с представителем другой культуры, пригласите его на какое-то традиционное торжество или ритуал. Совместные праздники и общий смех не только действуют как чрезвычайно сильное средство отведения агрессии, но и обеспечивают взаимное сопереживание и чувство социального единения. А это как раз то, что ломает стереотипы.

Ну и наконец, если вы собираетесь в другую страну, то стоит получить хотя бы общее представление о ее главных ценностях и особенностях культурной среды. Тогда у вас будет больше шансов не попасть впросак и лучше понять тех, с кем предстоит общение.

— Почему нам зачастую так сложно найти общий знаменатель при выстраивании отношений с большинством европейцев, хотя мы и принадлежим к христианской цивилизации?

— С одной стороны, Россия, конечно, относится к европейской культуре. Но это слишком общая характеристика, не учитывающая множество нюансов. Ведь и среди европейских народов существуют совершенно разные национальные традиции, которые находят отражение в повседневной жизни и препятствуют полноценной коммуникации. Даже дистанция общения имеет национальные отличия. Разговаривая с итальянцем, финн стремится увеличить расстояние и постоянно отодвигается. Итальянец, наоборот, старается его сократить и надвигается на собеседника. В итоге у финна остается впечатление, что в этой беседе от него чего-то хотели, но он не знает, что именно. А итальянец полагает, что его не понимали, и поэтому уходили от разговора.

Точно так же у любого народа свои традиции темпа речи, пауз, очередности вступления в переговоры, жестов, допустимых тем светской беседы и т. д. При общении с представителями новой для себя культуры всегда необходимо учитывать, какую черту характера они считают главным достоинством. У англичан, например, процветает культ частной жизни, и они безмерно уважают самообладание и невозмутимость. А для немцев культурный код — это порядок, и ничто они не ценят так, как время. Опоздание на тридцать минут в Германии будет восприниматься как оскорбление, хотя в Латинской Америке за это даже извиниться не придет в голову.

Именно из таких, казалось бы, мелочей, которые очень часто игнорируются, и выстраиваются межнациональные барьеры, которые очень сложно преодолеть, если обе стороны не будут подстраиваться друг под друга.

Наконец, всегда очень важно получить представление о главных ценностях страны, в которую вы попали. Главное, что сближает и отдаляет людей друг от друга, — сходство и различие их ценностей и мотивов. Пожалуй, наиболее универсальный критерий их разделения — индивидуалистические и коллективистские. И вот тут мы как раз очень сильно отличаемся от большинства западных стран. Великобритания, США, Австралия, Германия, скандинавские страны и т. д. относятся к индивидуалистическим культурам. А на русских очень сильное влияние оказали наша история и православие. Мы слишком долго были общинным народом. И в этом отношении русские гораздо ближе к другим странам с коллективистской культурой — Японии, Китаю, арабским государствам. Поэтому мы зачастую намного проще находим с ними общий язык, чем европейцы.

— Насколько вообще большое значение для человека имеет соблюдение традиций?

— Их роль, на самом деле, весьма двойственна. С одной стороны, для устойчивого поведения любой человек должен руководствоваться какой-то вневременной закономерностью. Но все хорошо в меру. Избыток постоянства снижает способность ориентироваться в новой ситуации. А это влечет за собой сопротивление изменениям, которые опровергают ранее приобретенный опыт. Хотя жизнь нас всегда принуждает подстраиваться.

— В случае необходимости один человек может перестроиться, принять и перенять поведение и традиции другого народа. А могут ли такие изменения происходить на уровне культурной среды в целом? Возможно ли, например, формирование ценностей, ранее нехарактерных для той или иной культуры?

— В некоторых случаях это возможно, но речь идет о процессе очень долгом и невероятно сложном.

— А вы можете привести пример, когда это все же произошло?

— Пожалуй, самого большого прогресса добились японцы. По своей психической организации они совершенно не приемлют индивидуализм и не признают выдающихся личностей. То есть для японской культуры неприемлемы те, кто стремится опередить остальных. Здесь сказалось островное положение страны, частые стихийные бедствия и недостаток природных ресурсов. На протяжении столетий японцы четко осознавали, что в одиночку человек выжить не может и всегда надо опираться на помощь других. Поэтому в национальном характере выработались специфические черты, ограничивающие индивидуализм. Японцы считают, что необходимо любой ценой сохранить хорошие отношения с окружающими. Их главная установка — «не выделяться». Это очень хорошо отражает одна из ключевых японских поговорок: «если гвоздь высовывается — его надо вбить».

Но на определенном этапе такой подход обернулся серьезными проблемами. Поначалу страна могла развиваться за счет покупки технологий других государств. Но этот период довольно быстро прошел, и надо было начинать стимулировать собственные научные достижения. И тут-то насущная необходимость натолкнулась на мощное препятствие — национальные традиции. Ведь именно развитие индивидуализма способствует творческим способностям. А как раз этого японцам и не доставало.

Чтобы переломить негативное отношение к индивидуальным достижениям, были предприняты по-настоящему масштабные усилия. В том числе, для развития творческой инициативы у детей были приглашены учителя и психологи со всего мира.

— Это помогло?

— За первые сорок лет ситуация менялась чрезвычайно медленно, поэтому число патентов и масштабных изобретений увеличивалось не так быстро, как хотелось бы.

Тогда было придумано вот что: на предприятиях ввели вознаграждение за инициативу, причем в весьма своеобразной форме. Каждый работник может направить руководству какое-либо предложение в запечатанном конверте. Еще до его вскрытия он получает премию. А если после того, как конверт распечатают, в письме обнаруживается нечто содержательное и приносящее прибыль, то сотруднику выдается дополнительное вознаграждение. В результате тенденция к самореализации в изобретениях действительно стала возрастать.

— Вам не кажется, что русской культуре тоже не хватает индивидуальных ценностей?

— Нет, на мой взгляд, нам недостает совсем другого. Русскому менталитету всегда был свойственен большой масштаб. Идеи и мышление у нас тоже очень масштабные — общее понимание, как и что работает, ценится гораздо больше, чем детали. Поэтому в России много выдающихся ученых, но почти нет тех, кто грамотно внедряет научных изобретения в жизнь. Нам это просто неинтересно, потому что мы уже все придумали. Довести дело до конца и сделать так, чтобы идеи работали в повседневной жизни, — вот с чем у нас очень плохо. А успешного и устойчивого развития без такой рутинной работы и организованности очень трудно добиться.

— Но все же перемены в менталитете возможны, и шансы развить определенные черты у будущих поколений имеются?

— Шансы есть. Но для этого нужно что-то делать, разрабатывать соответствующие программы. Однако у нас даже необходимости такой не осознают.

А еще нам не помешает научиться быть более доброжелательными к окружающим. Русские, в отличие от тех же американцев, почти никогда не улыбаются. И мы не то что не можем — не хотим. Внутри русского человека что-то протестует. Поэтому выражение наших лиц очень редко можно называть располагающим. А это крайне важно. Так что очень советую посидеть полчаса перед зеркалом и потренироваться. Вы даже представить себе не можете, как вам это поможет в жизни!

— Вы упомянули, что любой национальный характер формируют мифы. Но далеко не все из них играют положительную роль. Какой наш самый опасный миф?

— «Жить надо по совести, а не по закону». Совесть у каждого своя, а закон, на который может любой человек опереться, должен быть общим. Но мы, к сожалению, про свои законы вообще ничего не знаем. В России о Конституции-то большая часть жителей не имеет никакого представления. У нас не понимают, что именно закон — это рамка свободы. Кто не знает закон, тот несвободен. Поэтому учить основное законодательство своей страны нужно, начиная со школьной скамьи. Возможно, именно тогда придет осознание, что по закону все-таки жить лучше.

— С опасными мифами и недостатками все более-менее понятно. А в чем мы выигрываем благодаря нашим культурным особенностям?

— Поскольку у нас никогда ничего жестко не регламентировано, то в экстремальной ситуации мы действуем, как правило, гораздо лучше и не чувствуем себя загнанными в тупик. Русские люди подсознательно готовы к худшему сценарию, поэтому он нас не пугает. Кроме того, я считаю, что наши коллективистские ценности — это большое преимущество. Просто нужно научиться его грамотно использовать.

— Стали ли представители различных культур ближе друг к другу благодаря глобализации информационного пространства? Или здесь есть свои подводные камни?

— Конечно, мир стал более открытым. Сегодня мы больше узнаем друг о друге и в той или иной степени воспринимаем черты разных народов. И если мы при этом не теряем свою культуру, то тогда все как минимум неплохо. В противном случае последствия будут ужасны. Ценен вклад в цивилизацию любой культуры. Если они будут смешиваться, то часть из них просто исчезнет и мы обеднеем невероятно.

— Вы можете дать совет, который позволит избежать неловких ситуаций, даже если ничего не знаешь о культурных традициях человека, с которым общаешься?

— Всегда и в любой ситуации оставайтесь доброжелательным. Вы можете нарушить чуть ли не все принятые в чужой культурной среде правила, но вам простят любую оплошность, если будут чувствовать ваше доброжелательное отношение. В противном случае вы почти наверняка столкнетесь с отторжением.

А еще читайте детям с раннего возраста сказки народов мира. В них всегда есть очень колоритные стереотипы, по которым можно узнать много особенностей разных культур. В будущем это не раз поможет.

Беседовала Татьяна Хрулева

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Медицина > rosbalt.ru, 14 августа 2017 > № 2293795 Рада Грановская


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 15 апреля 2016 > № 1725119 Рада Грановская

Разделение общества на интеллигенцию и рабочих сохраняется, но в новом наполнении. Причем, люди с клиповым мышлением представляют собой скорее последнюю категорию. Просто сегодня эти люди трудятся в другой — интеллектуальной — промышленности. Об особенностях нового типа мышления «Росбалту» рассказала профессор, доктор психологических наук Рада Грановская.

— Рада Михайловна, в прошлом своем интервью для ИА «Росбалт» вы говорили о том, что люди с клиповым мышлением элитой не станут. В чем причина? Можно ли говорить о том, что новый тип мышления порождает поверхностность и даже посредственность?

— Понимаете, все не так просто. Дело в том, что скорость появления новых сведений по сравнению с прошлым веком увеличилась в 50 раз. Жизнь ускоряется. Безусловно, способность быстро включиться и обработать информацию — большой плюс. Другое дело, что поистине сложные задачи людям с клиповым мышлениям не под силу, поскольку, чаще всего, на простые они не делятся. Но ведь такие задачи встречаются достаточно редко.

— Получается, стратегические задачи все же дело той самой элиты, под которой мы понимаем людей с логическим типом мышления?

— Верно. Причем, нужно понимать, что во все времена элита была в меньшинстве. В этом смысле сегодня ничего нового не происходит: разделение общества на интеллигенцию и рабочих сохраняется. Однако кое-что все же поменялось, и сегодня мы фактически имеем дело уже с интеллектуальным «станком», который все так же требует от работников высокой производительности, скорости. Нам кажется, что это интеллектуальный труд, но на самом деле, это не так. Это те же рабочие, просто сегодня они трудятся в другой — интеллектуальной — промышленности. Таких людей всегда было больше, и в каком-то смысле они всегда будут преуспевать. Но мы же мечтаем не только о работе у «станка» для своих детей…

— Вы уже сказали о том, что и раньше элита была в меньшинстве. А что представляло собой большинство?

— Эти люди, так же, как и сейчас, двигались по линии ускорения восприятия и приобретения навыков быстрого включения. Они и выдвигались в категорию более эффективных работников. То есть, и раньше большинство ставило на скорость и эффективность.

— Есть мнение, что люди нового типа плохо переносят одиночество. Это так?

— В СПбГУ провели эксперимент. Учащимся старших классов предложили провести 8 часов без гаджетов. Из 150 испытуемых выдержали лишь трое: два мальчика и одна девочка. Один из них клеил модель парохода, второй высаживал цветы, а девочка записывала свои мысли и переживания.

Эксперимент показал, что большинству молодых людей с собой просто не интересно, у них нет внутреннего занятия, которое позволяло бы им не тяготиться одиночеством.

— Как это связано с клиповым мышлением?

— Человек творческий не бывает в одиночестве, у него всегда есть компаньон — его отдаленная цель, задача. Он постоянно возвращается к ней в разное время суток, и этот процесс невозможно выключить. Клиповое внимание включается на короткий интервал, который условно называется «внимание щелчка», то есть, человек концентрирует на чем-то внимание ровно на то время, за которое происходит переключение программы на ТВ. Серьезную задачу за такое время решить невозможно. Поэтому творчество и клиповое мышление не совместимы в том понимании, к которому мы привыкли. Люди с клиповым мышлением хуже переносят одиночество, поскольку они реализуются чаще в общении.

— Получается, люди с новым типом мышления не способны генерировать новое?

Понимаете, мы рассуждаем в рамках старых ценностей. Но хорошо ли сегодня быть занудой, который вцепился в одну задачу, и не отпускает ее годами, не зная даже, выйдет ли из этого что-то? За это время он мог бы выполнить много мелких задач, но актуальных задач, и быть эффективным.

— И все же, что, по-вашему, перспективнее: скорость или глубокий детальный анализ?

— Это очень сложный вопрос. Большинство родителей, вся наша система образования, делают ставку на скорость, считая, что в противном случае ребенок окажется в аутсайдерах. Между тем сравнительно небольшое количество умных и, что очень важно, богатых людей, пришли к тому, что нужно воспитывать детей «по-старому». Они не разрешают им сутками сидеть за компьютером, ограничивают время общения с гаджетами продолжительностью 45 минут — 1 час в день. При этом обязательно включают в программу музыкальное развитие и спорт. Словом, успешные люди сегодня делают ставку на последовательный тип мышления. Брать ли с них пример — дело каждого.

— Есть ли точка невозврата, и можно ли переучиться, воспитать в себе или своем ребенке иной тип мышления?

— Это зависит, конечно, от возраста и от таланта родителей и воспитателей. Дело в том, что дети вообще всякие указания плохо переносят. Их нужно завлекать, демонстрировать, что есть что-то интереснее гаджетов. Это довольно сложная работа, но очень важная.

— Как влияет клиповое мышление на разные сферы жизни, в том числе, на межличностные отношения?

— Клиповое мышление не позволяет терпеливо выслушать собеседника, глубоко вникнуть в его проблему. Естественно, отношения из-за этого страдают. Более того, общаясь в Сети, где достаточно поставить смайлик, чтобы «улыбнуться», мы разучились проявлять свои эмоции в жизни, что тоже обедняет общение.

Социальные сети — отдельная тема. Мне кажется, что нужно было бы найти новое слово, потому что в Сети нет общения — это нечто совершенно иное. И люди начинают это чувствовать: чаще ходят на концерты, в театры, парки. Живое общение возвращается. Думаю, со временем общение в Интернете останется исключительно в виде обмена информацией.

Анна Семенец

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 15 апреля 2016 > № 1725119 Рада Грановская


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter