Всего новостей: 2652295, выбрано 2 за 0.015 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Алимов Мади в отраслях: Образование, наукавсе
Алимов Мади в отраслях: Образование, наукавсе
Казахстан. Украина. Узбекистан. РФ > Миграция, виза, туризм. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 6 марта 2018 > № 2522981 Мади Алимов

Медвежья хватка: о некоторых тревожных для Казахстана тезисах в послании Путина

Пожалуй, ни одно выступление президента РФ Владимира Путина не получало такого широкого резонанса, как его последнее послание. И если англосаксонский мир сконцентрировался на милитаристской части речи российского лидера, то мы бы хотели остановиться на двух небольших абзацах, которые вызывают у нас вполне понятную озабоченность, поскольку эти инициативы в обозримой перспективе могут создать немало проблем для будущего нашей государственности.

Речь идет о вполне конкретно прозвучавшем предложении Путина усилить работу по привлечению в Россию талантливой молодежи из других стран. Итак, цитата: «Предлагаю создать максимально удобные, привлекательные условия для того, чтобы талантливая молодёжь из других стран приезжала учиться в наши университеты. Они приезжают. Но нужно создать условия, чтобы лучшие иностранные выпускники наших вузов оставались работать в России. Это в полной мере касается зарубежных учёных и квалифицированных специалистов. Считаю, что надо серьёзно усовершенствовать и процедуру предоставления гражданства Российской Федерации. Фокус внимания должен быть на тех, кто нужен стране: на молодых, здоровых, хорошо образованных людях. Для них нужно создать упрощённую систему получения гражданства в России».

Согласитесь, весьма любопытная установка для страны, испытывающей все более нарастающий прессинг в виде всевозможных санкций. Следует понимать, что под талантливой молодежью из других стран подразумеваются не юные и толковые немцы, французы, англичане и «разные прочие шведы». Очевидно, что речь идет о перспективных молодых людях, населяющих пространство, которое в сегодняшней России именуется «ближним зарубежьем». Тем более что в этом же послании Путин несколько раз акцентировал внимание на «потерях» современной России из-за развала Советского Союза. Видимо, теперь Кремль берет курс на то, чтобы компенсировать эти самые потери путем выкачивания из сопредельных государств их интеллектуального потенциала. Ведь РФ устами своего лидера не просто приглашает талантливую молодежь учиться и набираться ума-разума, но и обещает сделать все для того, чтобы лучшие иностранные выпускники российских вузов остались в этой стране. Для чего и планируется ввести упрощенную систему получения гражданства.

В этой связи стоит напомнить, что с осени 2012 года в России действует «Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом». Причем под соотечественниками подразумеваются все бывшие граждане СССР. Программа предусматривает приём переселяющихся людей, возмещение их затрат на переезд и выплату им единовременного пособия на обустройство (подъёмные). Только в 2014-м и 2015-м по этой программе в РФ ежегодно прибывали более ста тысяч человек. Причем 98 % переселенцев – из стран СНГ. Основными их «поставщиками» являются Украина, Казахстан, Узбекистан. И следует понимать, что новая установка российского руководства – это, по сути, продолжение все той же политики, с акцентом на молодежь, выросшую под флагом независимости.

По оценкам экспертов, в современных условиях территориальный передел мира все более ощутимо трансформируется в формат интеллектуального передела мира. Имеется в виду, что ведущие страны все больше средств и сил направляют на захват интеллектуальных ресурсов. Именно по этой причине интеллектуальная миграция становится все более серьезной проблемой для многих государств. Особенно для тех, которые не очень богаты и относительно слабо населены. К ним относится и Казахстан. Поэтому перед нашей страной во всей своей остроте встает очень важный и даже принципиальный вопрос: сможем ли мы в обозримой перспективе остановить интеллектуальную эмиграцию или хотя бы снизить ее уровень? От ответа на него будут зависеть основы уже национальной безопасности. И здесь нет ни капли преувеличения.

«Утечка мозгов» сама по себе уже давно стала для Казахстана одной из актуальнейших проблем. Особенно выпукло она проявилась на фоне перманентно ухудшающейся демографической ситуации. И теперь к этому добавляется откровенно экспансионистская политика нашего северного соседа в образовательной сфере, в которой мы уступаем ему по всем параметрам.

Неэффективность государственного управления наукой и падение уровня образования в Казахстане давно стали притчей во языцех. А в последние годы эта тенденция и вовсе приобрела почти катастрофический характер. Количество молодых людей, уезжающих из страны именно из-за низкого (и продолжающего снижаться) уровня образования, растет, можно сказать, в геометрической прогрессии. И, судя по всему, ситуация будет только усугубляться.

Мы не раз затрагивали данную проблему и сегодня позволим себе напомнить лишь некоторые основные аспекты. Казахстанская молодежь уже давно голосует ногами против отечественной системы образования. Например, в прошлом году в СМИ появилась информация о том, что порядка 69 тысяч юношей и девушек из нашей страны обучаются в российских вузах. Причем речь шла не только об этнических русских. Анализ миграционных потоков в направлении России показывает, что казахи составляют порядка 5-7 процентов от общего числа желающих выехать в соседнюю страну. И среди них, по оценкам экспертов, преобладает молодежь, которая осознанно выбирает вузы и рабочие места на территории РФ. Причины такого выбора тривиальны: более высокое качество образования при относительно низкой стоимости обучения, а в последующем более широкие возможности в плане трудоустройства.

Как утверждает известный казахстанский эксперт Марат Шибутов, в нашей стране лишь один из шести выпускников вузов находит работу сразу после получения диплома, и только один из 24-х — по специальности. Учитывая все вышеназванные факторы и особенно последний из них, можно с большой долей вероятности предположить, что эти почти 70 тысяч наших соотечественников Казахстаном уже потеряны.

И еще немного статистики по этому же поводу, которую привел Шибутов. В 2010/2011 учебном году в российских вузах проходили обучение 30 699 юношей и девушек из Казахстана (шестая часть всех иностранных студентов в РФ), а на начало 2015/2016 учебного года их было уже 67 727 (четверть всех иностранных студентов). Летом 2017-го в Россию, судя по данным из разных источников, поехало еще больше выпускников казахстанских школ, чем в предыдущие годы. Вполне возможно, что общее количество наших молодых соотечественников, получающих образование в соседней стране, перевалило уже за 80 000 – это треть всех иностранных студентов в РФ.

Согласитесь, весьма удручающая для нас статистика. И если отталкиваться от последней директивы Путина, то в ближайшей перспективе она может стать еще более печальной.

После тезисов, озвученных в послании российского президента, пазл складывается окончательно, и вырисовывающаяся картина не оставляет места для иллюзий.

Напомним, не прошло и года, как премьер-министр правительства РФ Дмитрий Медведев послал постсоветскому пространству другой не менее любопытный месседж: «Экспорт образования — это не только и даже не столько возможность для университетов заработать, это, прежде всего, один из сильнейших факторов межличностных коммуникаций, расширения культурных контактов, привлечения в национальную экономику наиболее талантливых людей, которые в ней могут и остаться». Звучит несколько мягче, чем в послании ВВП, но от этого, как утверждает русский фольклор, «хрен редьки не слаще».

Теперь это уже не заявка, а четко обозначенная стратегия, последствия реализации которой придется расхлебывать нам, соседям и вроде как союзникам РФ. Только вот вопрос: какие же мы после этого союзники, если нас явно собираются демографически и интеллектуально обескровить? Тут впору кричать «Караул!».

Исход из Казахстана молодежи, на обучение и воспитание которой (в детсадах и школах) наше государство потратило время и деньги, означает, что мы фактически лишаемся возможности стабильного развития в будущем. Хотя бы потому, что это некому будет делать. Население будет неуклонно стареть, а уровень общей квалификации неизбежно снижаться. Уже сегодня налицо депрофессионализация кадров во многих сегментах экономики и особенно в управленческой сфере. Учитывая все эти тенденции и недвусмысленные намерения могущественного соседа, можно однозначно констатировать: перед нами маячит перспектива разрушения интеллектуального потенциала Казахстана. Пока это не очень бросается в глаза, но лишь пока. А что нас ждет завтра? Не будет ли уже поздно пить боржоми?

Возможно, кто-то посчитает, что мы сгущаем краски. Дескать, нарастание миграционных процессов – это вполне закономерное для современного мира явление. Но думать так – значит уподобляться страусу в известной позе. Потому что «утечка мозгов» и особенно молодых мозгов способна нанести невосполнимый урон основам национальной безопасности, будущему Казахстана. Как считают эксперты, постоянный отъезд перспективной молодежи из развивающихся стран в высокоразвитые государства – это не просто миграция отдельно взятых граждан, а явление более глубокого порядка. И называется это совсем по-другому – целенаправленное перекачивание высокопроизводительных сил из бедных стран в богатые.

Что это может означать конкретно для нас? Во-первых, нас обрекают на сохранение и даже усиление крена в сторону наиболее ресурсоемких топливно-сырьевых отраслей. Проще говоря, мы можем стать обычной колонией с отсталой экономикой. Во-вторых, интеллектуальное обескровливание нашей экономики способно поставить крест на планах по ее технологической модернизации, а значит, и на всех наших намерениях, связанных с вхождением в когорту наиболее развитых стран мира.

Выдающемуся французскому ученому Блезу Паскалю приписывают следующую фразу: «Достаточно будет уехать тремстам интеллектуалов, и Франция превратится в страну идиотов».

Интеллектуальный уровень любого общества зависит от системы знаний, от того, как она организована, от того, как обучают детей и молодежь. Чем больше в стране образованных и культурных граждан, тем устойчивее ее общество и тем больше у него шансов выстоять перед любыми внешними угрозами и вызовами времени. Судя по всему, российские лидеры четко осознали этот актуальный для всех времен тренд и готовы сделать все возможное для того, чтобы переломить негативные тенденции у себя. В том числе и за счет своих ближайших соседей.

Готовы ли к этому мы?..

Автор: Мади Алимов

Казахстан. Украина. Узбекистан. РФ > Миграция, виза, туризм. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 6 марта 2018 > № 2522981 Мади Алимов


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 15 апреля 2016 > № 1723311 Мади Алимов

Почему нет пророков в отечественном образовании? Часть II

Автор: Мади Алимов

В Казахстане как-то не принято давать оценку руководителю, когда он при делах. А вот бросать вдогонку камни - это запросто. И уж тем более у нас не практикуется анализ работы того или иного крупного чиновника по прошествии лет. И хотя с момента ухода Б. Жумагулова минуло почти три года, нам кажется, время для этого пришло.

PhD-заслон

Старая система присвоения ученых степеней кандидатов и докторов наук, показавшая свою эффективность в прежние годы, после внедрения "рыночных подходов" полностью себя дискредитировала и изжила. Об этом все знали, но ни один министр до Бакытжана Жумагулова не решился предпринять в этой сфере решительные шаги. Хотя сама жизнь настоятельно требовала этого.

Согласовав свои планы с главой государства, он начал действовать. Было четко и однозначно заявлено, что преж­няя система присвоения ученых степеней приказала долго жить. Были закрыты более 200 диссертационных советов. Так завершилась бесславная история насквозь коррумпированной системы, где "все были довольны": и диссертационные советы вместе с сонмом "научных негров", готовивших клиентам за солидную плату диссертации "под ключ", и сами диссертанты, мечтой которых был вожделенный диплом об ученой степени, но которые в подавляющем большинстве своем не имели никакого желания работать в науке. Конвейер по производству псевдонаучных диссертаций был остановлен, и можно себе представить, какое "ополчение" недовольных сформировалось из числа бывших членов советов и их потенциальных клиентов.

Пожалуй, это была одна из самых рискованных реформ Б. Жумагулова. Реакция в обществе оказалась неоднозначной, проявлялись элементы непонимания и даже открытого противостояния. Однако министр, заняв жесткую позицию, все же смог переломить ситуацию.

Кое-кто до сих пор путает новые степени докторов PhD со старыми степенями докторов наук, и на этой основе распространяются байки о якобы резком падении уровня подготовки научных кадров. Но это не так. Степень доктора PhD - лишь "стартовый пропуск" в науку, и в какой-то мере ее можно сравнить с прежней степенью кандидата наук. Но при этом есть и отличия: степень доктора PhD можно получить только после очного обучения в вузе, а не просто представив неизвестно как полученную диссертацию.

Что же касается ученой степени для авторитетных ученых (докторов наук), то в соответствии с наиболее распространенной мировой практикой теперь в Казахстане ее аналога нет. Взамен этого возможности в плане научной карьеры пополнены учеными званиями профессора и ассоциированного профессора.

Есть еще один немаловажный эффект. Если раньше в науку шел только мизерный процент "свежеостепененных" ученых, то нынешние доктора PhD практически все идут работать именно в науку и образование. То есть это стало по-настоящему работающей системой подготовки научных кадров, а не механизмом удовлетворения личных амбиций.

Эволюция ЕНТ

Была существенно усовершенствована процедура Единого национального тестирования (ЕНТ). На 30% обновлена база тестов, а также устранены некорректные вопросы, по которым были претензии. Кроме того, созданы тесты нового поколения, ориентированные не только на выявление остаточных знаний, но и на определение способностей к дальнейшему обучению, уровня логического мышления, базовых компетенций.

Это стало самым масштабным изменением ЕНТ за все время его существования. Такой подход нанес удар по сложившейся практике "натаскивания" учеников на вопросы ЕНТ, банальной зубрежке ответов в ущерб нормальному изучению предметов. Был поставлен заслон списыванию, использованию телефонов и подсказок, даже со стороны педагогов.

Как следствие, заметно снизился средний балл ЕНТ. Что, естественно, не понравилось ни педагогам, ни родителям, ни руководству школ, ни местным органам, терявшим позиции в рейтинге. И здесь был сделан важный шаг: по поручению президента страны результаты ЕНТ были исключены из рейтинга акимов.

Тем не менее до сих пор идет постоянное давление в плане призывов вернуться к школьным экзаменам и отказаться от ЕНТ. Это очень устроило бы школы, да и какую-то часть родителей, которые получили бы возможность на месте "разводить" все вопросы. Объективность оценки почему-то мало кого волнует. Да и вузы были бы не прочь вернуть себе инструмент вступительных экзаменов с той же целью. Все эти "прелести" мы уже проходили, но позже отказались от них. Однако заинтересованных лиц все еще много, и споры пока не утихают.

Еще один аспект совершенствования ЕНТ, который начала прорабатывать команда Б. Жумагулова, - возможность сдачи тестов в течение года. Это позволит резко снизить психологическое давление на выпускников и перевести отношение к ЕНТ с эмоционального уровня на деловой. Примеры в мире имеются - тесты TOEFL и подобные им. Сегодня мы видим, что МОН начало шаги в данном направлении, в частности повторное тестирование.

Ученья свет и учебников тьма…

Ранее нередко случалось так, что одни и те же авторы буквально "поточным методом" разрабатывали чуть ли не десятки учебников. И никакого спроса с них не было, кроме "критики снизу" (от родителей и педагогов), на которую никто не обращал внимания. Естественно, за всем этим стояли достаточно серьезные деньги, а значит, были заинтересованные люди. Об этом много писалось в СМИ.

Бакытжану Жумагулову стоило больших трудов и нер­вов направить процесс в рациональное русло. Была создана новая система подготовки и издания учебников, включающая их общереспубликанскую экспертизу. В число экспертов вошли депутаты парламента, видные ученые и педагоги, представители СМИ и гражданского общества.

Конечно, в этом направлении нужна постоянная работа. Но первые и очень важные шаги к новому качеству учебников были сделаны.

Дуализация системы ТиПО

В вопросе подготовки специалистов среднего звена по поручению главы государства начала внедряться дуальная система, принятая в Германии и ряде других стран мира. Она предполагает очень простое решение проблемы. Обучение делится на две части: теоретическое в стенах колледжа и практическое у работодателя. В итоге на выходе получаются квалифицированные конкурентоспособные специалисты, обученные работать на современных предприятиях и востребованные ими.

Такой подход в корне отличается от прежнего, существовавшего в Казахстане до 2010 года. Наша система ТиПО - это в большей степени частный сектор, и он нацелен, главным образом, на прибыль от учащихся, которую получали без особых затрат, обучая их только в стенах колледжей фактически без производственной практики. Неудивительно, что такие "специалисты" никак не соответствовали реальным потребностям предприятий и общим местом стал рефрен о "дефиците кадров среднего звена".

Дуальная система потребовала принципиально нового отношения к подготовке кадров со стороны работодателей. Они оказались вынуждены переходить от созерцательной позиции иждивенцев, пассивно ожидающих, когда к ним придут "идеальные" специалисты, к активному и заинтересованному участию в обучении и серьезных затратах на него. То есть и для них, и для колледжей были введены элементы беспокойства - требование обеспечить реальное трудоустройство, переход от массовой штамповки дипломов юристов и экономистов к подготовке технических специалистов, поиск для них места производственной практики и т.д.

Появилась совместная ответственность за это дело со стороны Министерства образования и науки и местных исполнительных органов, крупных предприятий и объединений.

Квалификация как фактор прорыва

Серьезный прорыв был совершен в разработке и внедрении Национальной системы квалификаций (НСК) в Казахстане. Значение его трудно переоценить. К примеру, внедрение подобной системы в Южной Корее стало главным фактором ее прорыва из беднейших стран "третьего мира" в число "азиат­ских тигров" и лидеров современных технологий.

Что касается сферы образования, то НСК подразумевает введение независимой сертификации выпускников колледжей и вузов объединениями работодателей. Это позволит гораздо объективнее оценивать профессионализм специалистов. Одновременно она станет объективным мерилом качества работы самих вузов и колледжей, будет поставлен еще один барьер перед выпуском псевдоспециалистов и штамповкой "пустых" дипломов.

Модернизация программы "Болашак"

Раньше программа "Болашак" была ориентирована на подготовку в зарубежных вузах бакалавров. Теперь мы сами научились достаточно хорошо готовить их. Поэтому "Болашак" был переориентирован на подготовку магистров и докторов PhD, на стажировку специалистов. Сегодня попасть прямо со школьной скамьи в престижнейшие зарубежные вузы через эту программу стало невозможным. Тем самым перекрыт канал для многих "сильных мира сего", стремящихся обучать своих детей в лучших вузах мира за государственный счет. И в этом смысле их реакция была вполне предсказуемой. Но данная переориентация объективно обоснована и направлена на повышение качества подготовки специалистов.

"Перезагрузка" финансирования науки

Идея была выдвинута главой государства еще в 2009 году, но реализована только при Жумагулове в 2011-м. Поскольку именно при нем был принят новый закон "О науке". Суть новации состояла в том, что распределение денег было полностью передано непосредственно ученым, национальным научным советам. Таким образом чиновники лишались важнейшего рычага влияния и манипулирования средствами. Думается, что такой добровольный "секвестр" своих полномочий со стороны министерства вошел в число весьма нечастых примеров объективного отношения к эффективности госуправления.

Была кардинально усилена и экспертиза научных проектов, к ней стали привлекаться зарубежные ученые. Были введены такие новые виды финансирования, как грантовое для самих исследований и базовое для материально-технического и административного обеспечения и роста потенциала государственных научных организаций и вузов.

Этот принципиально новый подход обеспечил резкий рост интереса и активности ученых, а также повышение уровня научных проектов.

Дом для студентов

В Казахстане более 20 лет фактически не строились общежития для студентов. И впервые за многие годы именно Б. Жумагулов поставил вопрос об обеспечении жильем студентов государственных вузов. Эта инициатива была поддержана президентом Н. Назарбаевым и правительством РК. И начала реализовываться уникальная программа "Студенческое жилье". За 2010-2015 годы были построены десятки общежитий.

Что же касается частных вузов, то параллельно с этой программой был внедрен новый механизм их стимулирования к строительству своих общежитий и улучшению условий для студентов. Впервые МОН стало требовать от част­ных вузов решения социальных вопросов студенчества, и такой подход дал эффект.

От ПГК к ВОУД

Промежуточный государственный контроль (ПГК) ко второму десятилетию XXI века тоже превратился в бюрократическую коррупциогенную процедуру, не дающую объективной картины качества образовательных услуг.

По настоянию министерства из закона "Об образовании" была исключена норма о ПГК и совершен переход к ВОУД (внешней оценке учебных достижений). Принципиальное отличие заключается в отказе от правовых последствий в отношении организаций образования по итогам мероприятия.

Теперь главный упор делался на мониторинг и информирование учащихся, родителей о качестве предоставления образовательных услуг. Был снят излишний ажиотаж вокруг этой процедуры, что позволило облегченно вздохнуть всем руководителям организаций образования.

И в этом вопросе министр встретил реальное противодействие, поскольку чиновники теряли соответствующие рычаги управления. Но введение такого новшества было необходимым.

Разорванный круг

При Б. Жумагулове впервые за годы независимости был поднят и решен вопрос обеспечения вузов учебниками, и прежде всего на государственном языке. Ранее вузовские учебники на казахском языке централизованно практически не издавались и уровень их был слабый. А самые передовые в мире учебники на английском языке, если и попадали в число нужных, то сначала годами переводились на русский, а уже потом тем же темпом на казахский. Студентам они доставались через 5-7 лет после зарубежного издания. Так что ни о какой оперативности в освоении казахской молодежью передовых знаний не было и речи. Учебники были устаревшими и по качеству, и по содержанию. А по сути, их де-факто и не было.

Вместо этого министерство наладило оперативный перевод лучших зарубежных учебников с английского сразу на казахский язык и не менее оперативное их издание. В итоге в вузы поступили сотни тысяч современных учебников по многим дисциплинам. Такой механизм в Казахстане был запущен впервые.

Учиться там, учиться тут…

Впервые в Казахстане был системно проработан и внедрен механизм академической мобильности. Лучшим студентам и магистрантам за счет государственных средств (это практически уникальное явление в мировой практике) была предложена возможность пройти определенный срок обучения в лучших зарубежных университетах. При этом данное обучение и освоенные знания учитывались в их родных вузах, а учебные программы заранее согласовывались. Это было поистине прорывным и системно продуманным проектом министра. Такой шаг вывел наше высшее образование на новый уровень международного признания.

Также впервые была проведена системная работа по привлечению в наши вузы авторитетных зарубежных профессоров. Да, такая практика существовала и ранее, но она была эпизодической, кратко­временной и бессистемной, вследствие чего не оказывала заметного влияния на учебный процесс.

Отныне же приглашения приобрели серьезный характер, стали длительными и детально согласованными с учебным процессом, а их роль в повышении качества подготовки специалистов значительно возросла.

Прорыв в научно-информационную Ойкумену

Известно, что трудно делать науку, не имея представления о мировых достижениях и проблемах в рассматриваемой сфере. К сожалению, еще с советских времен доступ наших ученых к мировой копилке знаний был крайне ограничен. Прорыв в данной области Казахстан осуществил (причем первым в СНГ) в 2011-2012 годах, когда были заключены соглашения и приобретены генеральные лицензии крупнейших мировых ресурсов научно-технической информации - издательств Elsevier (Нидерланды), Thomson Reuters (США), Springer (Германия). Это создало системные условия для кардинального повышения уровня и результативности отечественных исследований, доступа к статьям и книгам зарубежных ученых, а также публикации работ наших ученых в изданиях зарубежных стран.

Министерство открывается обществу…

Для обеспечения большей открытости работы министерства и диалога с обществом Б. Жумагулов инициировал создание при МОН Совета по связям с общественностью. В его состав вошли депутаты парламента РК, видные ученые и общественные деятели, представители СМИ, международных организаций и ведущие работники образования. Также впервые была разработана концепция имиджевой деятельности МОН РК. Реализация этих начинаний позволила вывести на принципиально новый уровень взаимодействие министерства и общества. Ничего подобного в практике работы МОН до этого не было.

Иностранное усыновление: примат прав ребенка

В Казахстане проблема законного и незаконного вывоза детей-сирот за границу уже долгое время будоражила общественность, вызывая озабоченность судьбой таких малышей в связи с участившимися фактами издевательского отношения к ним со стороны приемных родителей-иностранцев.

До 2010 года на усыновление за границу было передано более 10 000 казахстанских детей. Позиция Б.Жумагулова в этом вопросе была однозначно принципиальной и не допускающей зарубежное усыновление, которое уже давно превратилось в крупный международный бизнес и по факту не гарантирует соблюдения элементарных прав ребенка.

В период его пребывания на посту министра за три года иностранцами не был усыновлен ни один ребенок. Тем самым поставлен жесткий и принципиальный заслон иностранному усыновлению. Это решение было принято вопреки серьезному давлению зарубежных агентств, вовлеченных в такой бизнес.

Вместо резюме

Согласитесь, что уже на основе изложенного можно сделать вывод, что Б. Жумагулову в должности министра образования и науки удалось сделать немало. Причем речь идет не о рутинных, а о новых и реально влияющих на качество образования вещах. Хотелось бы особо подчеркнуть, что в нашем анализе мы затронули только "верхушку айсберга", поскольку за бортом повествования остались такие начинания, как подушевое финансирование, корпоративное управление в организациях образования, национальный реестр аккредитационных агентств, Темиртау­ский форум профтехобразования, стимулирование международных публикаций ученых, программа функциональной грамотности и т.д.

Для непосвященного звучит несколько абстрактно, но смеем утверждать, что даже этот перечень поднимает планку оценки сделанного Б. Жумагуловым и, думаем, объективно свидетельствует о том, что он по праву может считаться одним из лучших министров образования в истории постсоветского Казахстана.

Важно не упускать из виду и идеологический аспект реформ. Поскольку сфера образования так или иначе затрагивает интересы почти каждого человека, граждане вправе знать и понимать, что и зачем в ней делается. Сказанное вовсе не означает, что по каждому аспекту необходима широкая общественная дискуссия (по опыту нашей же недавней истории мы знаем, что так можно заболтать любые добрые начинания), но целенаправленная разъяснительная работа должна быть обязательно. Только в этом случае можно рассчитывать на высокий конечный эффект.

У этой проблемы есть и другой, сугубо субъективный аспект. Следует понимать, что реформы в образовании не всегда являются реализацией каких-то амбициозных устремлений министра. Большинство из них продиктовано жизнью, но при этом обязательно затрагивают чьи-то интересы, а значит, их реализация будет сопровождаться серьезным сопротивлением. И вот тут-то от министра-реформатора требуется не только профессионализм, но порой и личное мужество. Такое по плечу далеко не каждому.

Министры приходят и уходят. Сколько их было за эти 25 лет, мы уже сказали. Кого из них помнят или хотя бы вспоминают изредка? Но когда они оставляют за собой не груз проблем, а багаж реальных и достойных дел, польза от которых очевидна, то общество должно воздать им должное.

Это было бы честно и справедливо…

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 15 апреля 2016 > № 1723311 Мади Алимов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter