Всего новостей: 2550502, выбрано 1 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Зверев Герман в отраслях: Рыбавсе
Зверев Герман в отраслях: Рыбавсе
Россия. Весь мир > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 27 июня 2017 > № 2225335 Герман Зверев

Подготовка к новому закреплению квот – безусловный приоритет.

В мае Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров провела общее собрание, на котором определила главные направления работы на ближайший год. Члены ассоциации обратили внимание как на системные вопросы развития отрасли, так и на ряд болевых точек, создающих барьеры для хозяйственной деятельности компаний в регионах. Каким образом ассоциация планирует решать эти задачи и как будет строиться взаимодействие с государством, в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал президент ВАРПЭ Герман Зверев.

– Герман Станиславович, общее собрание ВАРПЭ одобрило заявки на вступление в ассоциацию целого ряда новых членов. Примечательно, что это организации не только рыбодобывающего сектора, но и из других сфер – железнодорожных перевозок, проектирования, портовых услуг. Каким образом, на ваш взгляд, такое широкое представительство может помочь в решении вопросов рыбохозяйственного комплекса?

– Прежде всего, в ВАРПЭ вернулись два института, которые до этого являлись членами нашей организации, – это ВНИРО и Гипрорыбфлот. ВНИРО был одним из учредителей ассоциации, это головной научно-исследовательский институт. Для нас важно такое партнерство, особенно сейчас, когда обсуждается создание национальной системы экологической сертификации промысла водных биоресурсов. Возможно, в сентябре на круглом столе в рамках Международного рыбопромышленного форума в Санкт-Петербурге мы уже сможем показать контуры этой системы. Но это реально сделать только в диалоге с ВНИРО.

Гипрорыбфлот переживал достаточно сложные времена, но выжил, выстоял, и сейчас у него есть неплохие шансы стать одним из сильных инжиниринговых центров в сфере судостроения. Спрос на такого рода компетенции у наших предприятий вырос.

В ВАРПЭ вошли организации, которые играют – каждая в своей нише – уникальную роль. Например, «Аквакультура Зауралья». Мало кто знает, что это предприятие является одним из ведущих российских экспортеров кормов для креветки и занимает около 2% мирового рынка артемии на стадии цист. Или ОАО «ВМРП» – крупнейший рыбный порт в России и в мире.

Мы приняли в ВАРПЭ Ассоциацию операторов рефрижераторного подвижного состава и правильно сделали. На протяжении нескольких лет между различными сегментами рыбного рынка – рыбаки, портовики, перевозчики, оптовики-трейдеры – шли на повышенных тонах споры о величине маржи, о наценке, о стоимости доставки рыбы. «Война всех против всех»! Ничего полезного ни для бизнеса, ни для потребителя не было. На заседании Госсовета в октябре 2015 года министр Александр Ткачев обратил внимание президента на тарифные перекосы в железнодорожной логистике, вице-премьер Юрий Трутнев предметно занялся проблемой, и ОАО «РЖД» нашло решение: и по тарифам, и по скоростным поездам. Теперь перевозчики рефгрузов считают рыбаков надежными и важными союзниками. Сейчас мы вместе готовимся к требованиям нового технического регламента «О безопасности рыбы и рыбной продукции».

– Какие приоритетные задачи вы видите в свете стартовавшей кампании по распределению квот на инвестиционные цели?

– Если говорить об инвестиционных квотах, то хочу напомнить, что в мае прошлого года я высказал свою точку зрения по этому поводу в интервью Fishnews и не отказываюсь ни от одного слова. Я тогда обратил внимание на существенные зазоры в этом законопроекте и на то, что он не вполне согласовывается с некоторыми другими законодательными актами, например, с законом об инвестиционной деятельности. Благодаря позиции фракции «Единая Россия» в Госдуме между первым и вторым чтением в законопроект были внесены важные поправки, исключавшие, к примеру, риск наделения квотой под контракт, а не под построенное судно или завод. Но не все удалось исправить.

К сожалению, не решен вопрос, связанный с береговыми заводами. Предлагаемый ВАРПЭ способ защиты национальных интересов и обеспечения эффективности использования водных биоресурсов при распределении инвестквоты для береговых заводов был использован только отчасти. Разработчики проектов постановлений согласились с нашей обеспокоенностью и с тем, что нужна защита от мошенника, но эту защиту сделали не там и не так: за неисполнение условий договора установили штраф. Но проблема в другом! Береговые предприятия должны будут доставлять добытую при освоении инвестиционной квоты рыбу из всех подзон дальневосточных морей: предприятие на Южных Курилах – из Западно-Беринговоморской зоны, предприятие во Владивостоке – из северной части Охотского моря. Такой экономический механизм не будет мотивировать строительство береговых фабрик – он нерентабелен.

Другой пример – измененные правила обмера судов. После внесения проектов постановлений в аппарат правительства был исправлен один из пунктов требований к объектам инвестиций. Вместо формулировки «наибольшая длина» появилась формулировка «длина судна определяется по правилам обмера морских судов, установленным международными договорами (конвенциями) РФ». Это тоже неправильно. Это одна из разновидностей болезни, которой заражено наше законотворчество в целом, – использования заумных, усложненных терминов. Закон о рыболовстве, который был принят в прошлом году, к сожалению, в полной мере страдает этой болезнью.

Была в проекте постановления правительства четкая фраза о наибольшей длине между перпендикулярами. Нет, надо было сумничать. Юристы увлеклись борьбой хорошего с лучшим, а в итоге возникла норма, которая повлечет за собой удлинение судна и соответственно удорожание его строительства.

Причина ляпов в том, что сохраняются «слепые зоны», недоступные для процедуры оценки регулирующего воздействия (ОРВ). В процессе подготовки постановлений мы их анализировали, процеживали через процедуру ОРВ, но затем после завершения этапа ОРВ в документах появились новые пункты, в том числе вот эти странные требования к обмерам судов.

Есть и другие замечания. На общем собрании ВАРПЭ приводился пример взаимоисключающих подходов касательно признания судна российским. Минпромторг признает судно построенным в России только в том случае, если и главный двигатель судна произведен в России. Минсельхоз такое требование при наделении построенного в России судна инвестквотой не предусматривает. Кому верить? Надеемся получить ответ на ближайшем заседании правительственной комиссии, которую возглавляет вице-премьер Аркадий Дворкович. У предприятий большая тревога – построят они судно, а им скажут: «Главный двигатель импортного производства – инвестквота вам не положена».

– А какие шаги планируется предпринять по предстоящему закреплению квот на 15-летний период?

– Эту тему мы обсуждали и на совете ВАРПЭ 11 апреля, и на общем собрании 25 мая. Она признана главной задачей для ассоциации. Два члена совета – Дмитрий Кожарский и Руслан Теленков – определены в качестве сокоординаторов. Мы планируем вместе с Росрыболовством в ближайшие полтора месяца провести тестовые расчеты по некоторым подзонам.

На портале проектов нормативных правовых актов размещено уведомление об одном из постановлений правительства, устанавливающих процедуру перезаключения договора о закреплении доли квот. Однако самого текста на сайте нет. Такие уловки порождают дополнительную нервозность для бизнеса. Мало того что закон написан сложно и мутно, и уже по этой причине резко увеличивает градус настороженности в отрасли. Так еще не публикуются для обсуждения и ключевые документы.

Почему я называю это уловкой? Потому что мы уже знакомы с этой технологией: разместить на сайте regulation.gov.ru уведомление о начале процедуры обсуждения проекта постановления, подержать это уведомление три месяца, а потом – за три дня до окончания процедуры публичного обсуждения – разместить сам проект. Времени для того, чтобы толком изучить текст, уже не останется, зато в сопроводительных документах будет указано, что текст находился на стадии обсуждения три месяца.

Мне кажется, в Росрыболовстве недооценивают необходимость тесной повседневной совместной работы с отраслевыми объединениями при подготовке нормативных актов, устанавливающих правила доступа к изначальному производственному ресурсу с 1 января 2019 года.

– Как вы считаете, насколько целесообразно предложение собрать на площадке рабочей группы при Минсельхозе расширенное совещание с участием рыбаков, где Росрыболовство представило бы детальную схему будущего перезакрепления?

– Это хорошее предложение. Такие встречи нужно проводить и на Камчатке, в Магадане, в Мурманске, во Владивостоке – везде. Нужно делать тестовые расчеты, чтобы уже сейчас руководитель каждого предприятия понимал, какой объем ресурсов будет закреплен за предприятием с 1 января 2019 года. Отрасль хорошо помнит, как происходило заключение договоров в 2008 году, все помнят свои страхи – не забыли.

Если бы речь шла просто о перезаключении договоров, такой тревоги не было бы. Однако с 1 января 2019 года появляется новая правовая конструкция – единый договор, а значит, возникает вопрос: «Каким окажется ресурсное наполнение единого договора, суммирующего промышленную и прибрежную квоты предприятия?»

Справедливости ради хочу заметить, что руководитель Росрыболовства Илья Шестаков постарался убрать «арбузную корку», на которой можно было сильно поскользнуться и получить открытый перелом. Я имею в виду рыбохозяйственный реестр. В новой редакции закона рыбохозяйственный реестр как «фильтр» при закреплении долей на новый период уже не предусмотрен.

Возникли колоссальные сомнения относительно того, насколько точно, полно и всеобъемлюще рыбохозяйственный реестр зафиксировал реорганизационные процедуры, которые происходили с 2008 года. Малейшая ошибка – это тонны, десятки и тысячи тонн. В Росрыболовстве увидели слабое звено и поняли: если сделать его фундаментом будущей кампании по перезаключению, все может обрушиться с большим грохотом. Теперь необходимо и другие «слабые звенья» выявить и устранить.

– Еще одна важная тема – изменение налогового законодательства в отрасли. Росрыболовство уже предложило учесть нагрузку на предприятия в связи с реализацией инвестиционных проектов и отложить внесение поправок в Налоговый кодекс до 2019 года. Вы также обращали внимание на необходимость плавных изменений. Каким образом ВАРПЭ будет отстаивать свою позицию?

– Здесь не все зависит от Росрыболовства, есть перечень поручений президента № 2338 от 9 ноября 2015 г., который содержит ряд задач для правительства. Эти поручения были даны в совершенно конкретной финансово-экономической ситуации осени 2015 года и при их подготовке оценивалась налоговая эффективность, налоговая отдача на тот момент.

За прошедшие почти два года ситуация сильно изменилась. В 2015-2016 годах налоговые поступления рыбной отрасли увеличились в два раза – до 39,5 млрд рублей. Причем 20 млрд рублей приходится на НДФЛ и страховые взносы – это налоги на заработную плату. Совершенно по-другому проявил себя ЕСХН. С момента его введения в 2009 году и до 2015 года поступления от ЕСХН были незначительными – чуть более 1 млрд рублей, и параллельно с этим не росли отчисления по налогу на прибыль. Конечно, это вызывало вопросы. ЕСХН даже называли «убийцей» налога на прибыль. Но показатели 2016 года опровергли эту теорию: очень большой рост по налогу на прибыль (свыше 5 млрд рублей) и очень большой рост по ЕСХН (более 4 млрд рублей). Сейчас стало очевидно, что ЕСХН себя оправдал.

ВАРПЭ подготовила экономическое исследование, есть расчеты, и мы предлагаем первое – сохранить ЕСХН, и второе – переходить от уплаты 15% ставки сбора за пользование ВБР к уплате 100% ставки в течение пяти-семи лет начиная с 2019 года. Такой подход разделяют и Росрыболовство, и Минсельхоз, и вице-премьер Аркадий Дворкович, но окончательное решение пока не принято.

– Все меньше времени остается до перехода на электронную ветеринарную сертификацию товаров. Как вы оцениваете ситуацию с готовностью к работе в новых условиях для рыбной отрасли?

– В начале июня Россельхознадзор отчитался о том, что на сегодняшний день менее 0,5% ветеринарных сертификатов на все виды поднадзорной продукции оформляется в электронном виде. Напомню, осталось шесть месяцев! С 1 января 2018 года все предприятия, которые не смогут оформлять ветеринарные сертификаты в электронном виде, окажутся правонарушителями.

ВАРПЭ собирает данные о том, какие предприятия зарегистрировались в системе «Меркурий» и с какими проблемами они сталкиваются. Мы работаем в тесном контакте с региональными властями. Губернатор Камчатского края Владимир Илюхин и губернатор Сахалинской области Олег Кожемяко уделяют этой подготовительной работе большое внимание. Что мы видим? Мы видим, что не отлажена система ввода данных в ГИС «Меркурий», неясна организационно-правовая схема выдачи ветеринарных сопроводительных документов на лососевом промысле (а это 10% общероссийского вылова). В целом техническая, организационно-правовая, кадровая и информационная готовность рыбной отрасли к введению электронной ветсертификации не превышает 10%.

Чтобы успеть к 1 января 2018 года, понадобятся титанические усилия. Мне кажется, значительная часть бизнеса, особенно в регионах, пока недооценивает, с чем они столкнутся. Все рыбоперерабатывающие предприятия будут обязаны маркировать каждую партию продукции, все распределительные центры будут обязаны сортировать партии продукции по дате производства и наименованиям и привязывать эту информацию к конкретному сертификату.

Существует иллюзия, что розничные сети будут работать с входной информацией производителей и оптовиков через единый интеграционный шлюз. Это не так! Каждая крупная розничная сеть уже заявляет о том, что у нее будет свой модуль, привязанный к собственной системе управленческого учета. Это означает, что рыбопереработчик, который поставляет продукцию в «Ашан», «Перекресток», «Метро», должен будет вводить для каждой из сетей дополнительную маркировку, содержащую специализированную информацию для каждой розничной сети. Справятся рыбопереработчики с этим? Может быть, справятся, но не все и не сразу. А пока не справятся, будут ежедневно выплачивать немалые штрафы.

Пока никто не задумался и о том, как будут осуществлять гашение электронных ветеринарных сертификатов бюджетные учреждения – школы, детские сады, больницы. Откуда у них средства на приобретение соответствующего оборудования? Одним словом, очень много вопросов.

– Продолжается реформа контрольно-надзорной деятельности. Среди приоритетов – переход на риск-ориентированный подход, систематизация и актуализация требований, усиление профилактики. Как вам кажется, сможет ли рыбная отрасль при движении в общем русле снять часть избыточных барьеров?

– На мой взгляд, в отношении рыбной отрасли допускается системная несправедливость. Производители зерна в прошлом году собрали порядка 119 млн тонн, из них экспортировали более 30 млн тонн. При этом почти 15% зернового экспорта вернулось в Россию уже в виде комбикормов. В рыбной отрасли нет такой арифметики. Самый экспортный биоресурс – минтай: в прошлом году экспорт продукции из минтая – 800 тыс. тонн, ввоз в Россию продукция из минтая – 4,5 тыс. тонн. Реэкспорт – менее 1% (в пересчете на вес улова).

Другой пример. Росстат, Минсельхоз и Счетная палата никак не могут подсчитать, сколько же в стране крупного рогатого скота (то ли 19 млн голов, то ли 21 млн голов) или сколько в стране производится молока. Но это не мешает ежегодно направлять из федерального бюджета в агропромышленный комплекс 300-350 млрд рублей. Однако по поводу рыбной отрасли, которая вообще не получает бюджетных субсидий, постоянное подозрение: плохо ловите, мало платите. Вы будете смеяться, но часто нас учат жизни те самые получатели миллиардов бюджетных дотаций.

При этом финансирование важнейших государственных полномочий по регулированию рыболовства режется «бюджетной гильотиной». В 2018 году, если не изменим ситуацию, бюджетное финансирование госпрограммы «Развитие рыбохозяйственного комплекса» сократится на 20% по сравнению с 2015 года – почти на 2,5 млрд рублей.

Между тем в 2015-2016 годах и в первом полугодии 2017 года денежные поступления рыбной отрасли в федеральный и региональные бюджеты – в виде налогов, в виде пошлин, в виде платы на аукционах – составили 110 млрд рублей. С учетом прогнозируемого объема налоговых поступлений в текущем году, в целом за 2015-2017 годы рыбная отрасль перечислит в бюджет не менее 150 млрд рублей, а бюджетное финансирование государственных полномочий в сфере рыболовства за 2015-2017 годах составит примерно 30 млрд рублей.

На каждый бюджетный рубль отрасль в 2015-2017 годах перечисляет в казну пять рублей, а если посчитать налоги, которые поступят от судостроительных верфей, от заводов-производителей судового оборудования, то налоговая эффективность рыбной отрасли дает коэффициент 1:6,5. Это чрезвычайно высокий показатель.

Поэтому ВАРПЭ обратилась в Правительство, к депутатам Государственной думы и членам Совета Федерации с предложением не только не снижать в 2018 году бюджетное финансирование государственных полномочий в сфере рыболовства (подчеркну – государственных полномочий, а не бизнеса), а наоборот – увеличить финансирование аварийно-спасательного флота и рыбохозяйственной науки. Нас поддержал президент РСПП Александр Шохин, который также обратился в Правительство.

Теперь о контрольно-надзорной деятельности. Здесь много перекосов. Все помнят, как руководство отрасли агитировало рыбаков возобновить промысел иваси и скумбрии. Предприятия инвестировали в закупку оборудования свыше 6 млрд рублей и собираются в этом году выйти на промысел скумбрии, рассчитывают, что около 30 тыс. тонн скумбрии смогут выловить в исключительной экономической зоне Японии поздней осенью. Однако у ФАС возникла идея – продать право на вылов скумбрии в ИЭЗ Японии на аукционе. Это самый натуральный барьер. Вместо того чтобы максимально облегчить возобновление промысла иваси и скумбрии, рыбакам предлагают сначала выложить деньги за право осуществлять добычу. Конечно, мы с этим не согласны.

Или кодификация орудий лова, которой сейчас занимается Росрыболовство. Спорная процедура с неясными правовыми основаниями. Если кодификация орудий лова – это государственная услуга или государственное полномочие и установлена соответствующим нормативным документом, то должен быть утвержден административный регламент оказания этой услуги или осуществления этого полномочия. Мы задавали этот вопрос на собрании ВАРПЭ, но пока не пришли к общей позиции с Росрыболовством, будем работать в этом направлении дальше. Очень странно видеть в родном ведомстве такое отношение к рыбакам.

Ведь та же Пограничная служба ФСБ России сейчас работает с рыбаками вдумчиво, без головотяпства. «С чувством, с толком, расстановкой» мы вместе обсуждаем проблемы и ищем подходы к их решению. В сентябре во Владивостоке погранслужба проведет вместе с рыбацкой общественностью обстоятельное обсуждение проблемных вопросов в сфере госконтроля. Такое же внимательное отношение к предложениям рыбацкого сообщества и в Генпрокуратуре: благодаря заместителю генпрокурора РФ по ДВФО Юрию Гулягину, благодаря Минвостокразвития создан очень действенный формат обсуждения «болячек» в законодательной и правоприменительной сферах – рабочая группа при заместителе генпрокурора.

– В качестве важного направления для работы ассоциации также определено очищение рынка рыбной продукции от фальсификата, борьба за качество товаров. Какие здесь запланированы первоочередные шаги?

– Мы обсуждали эту тему с руководством Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ), с «Рыбным союзом», с Роскачеством. Прежде всего, все понимают, что присутствие такой продукции на прилавках – это плохо. Эти деньги воруются у потребителей, которые покупают рыбу. Эти деньги воруются у нас, потому что мы теряем рынок. Эти деньги воруются у государства, потому что такую продукцию проводят по «серым» схемам.

К сожалению, подмена видового состава, неправильная маркировка рыбы и морепродуктов – это международная проблема. Например, тестирование Национальной лабораторией инспекции рыбы и морепродуктов США с 1988 по 1997 годы выявило неверную маркировку 37% рыбы и 13% морепродуктов. В розничной торговле фермерская рыба нередко выдается за дикую, которая стоит гораздо дороже.

Однозначных рецептов здесь нет и одними запретами не справиться. Решать проблему надо производителям вместе с розничными сетями, с привлечением науки, бизнеса и государства. Сейчас мы рассматриваем предложение подписать такое соглашение между АКОРТ, ВАРПЭ, «Рыбным союзом», Союзом независимых сетей России и Росрыболовством.

– С момента избрания президентом ВАРПЭ вы активно поднимаете вопросы аквакультуры. Каких результатов уже удалось добиться в этой сфере и какие проблемы стоят на повестке дня?

– Ждем выхода поправок в постановление Правительства от 29 декабря 2016 г. № 1528. Предложение о включении товарного рыбоводства в перечень отраслей, на которые распространяется государственное субсидирование процентной ставки, согласовано, в том числе Минфином. Возвращение субсидирования было одной из тех задач, которые я обозначал и на правлении, и на общем собрании Росрыбхоза. Кроме того, ВАРПЭ вместе с Росрыбхозом участвует в обсуждении поправок в закон об аквакультуре. Аквакультура стала одним из основных направлений в работе ВАРПЭ – так решило общее собрание 25 мая.

Анна ЛИМ, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. Весь мир > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 27 июня 2017 > № 2225335 Герман Зверев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter