Всего новостей: 2660132, выбрано 1 за 0.010 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Карпов Павел в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаОбразование, наукавсе
Россия > Образование, наука > ria.ru, 11 июля 2012 > № 598039 Павел Карпов

Карпов: возможно, независимые организации лучше оценят работу школ

По мнению экспертов Общественной палаты РФ, представители разных социальных слоев страны не имеют равного доступа к качественному школьному образованию. Есть школы, работающие на хорошем мировом уровне, а есть «образовательные гетто», дающие максимум «неудов» по единому государственному экзамену. О том, как преодолеть разрыв, рассуждает директор московской школы № 261 Павел Карпов.

- Павел Владимирович, школьное образование в России стало серьезной проблемой: одни школы дают сильных выпускников, другие - максимум «неудов» по ЕГЭ. Дети такие разные?

- Российские школы можно разделить на школы искусственного отбора и те, куда попадают все. Большинство лучших школ относится к первой категории - чтобы там учиться, нужно пройти сложные входные тестирования. Директора здесь часто говорят: наша школа работает с одаренными. Но это ребята, кому семья обеспечила хорошую подготовку к учебе и готова оказывать любую поддержку.

В обычные школы попадают дети, в том числе, из неблагополучных семей, не способных мотивировать их учиться. Равнодушие родителей - ключевой фактор низкой успеваемости. В нашей школе много детей из разных семей включая семьи с низким достатком, и тех, для кого русский не родной. Но если родители считают образование важным, дети успешно учатся.

- Может быть, все дело в педагогах?..

- Не всегда. Опыт объединения «сильных» школ со «слабыми» показывает: «сильная» школа может предпочесть просто забрать себе помещения и выжить детей «слабой» школы. Коллективу не хочется работать со сложным контингентом. Учитель, способный работать лишь с мотивированными детьми из семей, готовых компенсировать все недостатки его преподавания, - плохой профессионал. Если «хорошая» школа не может работать со слабыми учениками, она хороша лишь за счет специфики отбора учащихся, но не благодаря администрации и педагогам.

- Может ли школа компенсировать детям различия между семьями?

- С трудом. Наша система образования на это не рассчитана. Советская школьная программа предполагала, что родители мотивируют учиться и компенсируют все недостатки школы. Но и в советский период это происходило не всегда: к концу начальной школы в каждом классе появлялись устойчивые «двоечники» и «отличники». Преодолеть разрыв было практически невозможно.

Лучший путь - не допустить формирования в классе группы отстающих. Нужно убедить родителей не отдавать в школу не готовых к ней детей. Сейчас многие стремятся отдать как можно раньше, не дожидаясь желания ребенка учиться. И нужно постоянно следить, как ребенок справляется со школьной программой. Школе же нужно менять программы обучения. Мы в начальной школе внедряем элементы подхода Эльконина-Давыдова для преподавания русского, математики и предмета «Окружающий мир». Результаты улучшились. Плюс июнь у нас месяц учебный, мы приглашаем всех детей заниматься дополнительно.

- Допустим, объединили школы - и новой администрации приходится иметь дело с пяти-, шести-, семиклассниками, «не вылезающими из двоек»...

- Здесь требуется много кропотливой работы. Нам удается добиться кое-каких результатов путем вовлечения детей в дополнительное образование. Школа открыта до вечера, есть театр, изостудия, спортивные секции, куда ребенок может прийти учиться и общаться сверх программы. Ведь убедить подростка в ценности образования - проблема. А если учитель и школьник что-то вместе творят, скажем, в театре, взрослому проще стать для ребенка значимым человеком, которого тот будет слушать. Можно сказать, допустим: что-то ты плохо читаешь, давай-ка заниматься будем, и есть шанс, что подросток послушает.

Кроме того школа должна быть честной с проверяющими органами. Но это означает, что система удостоверения качества образования в школе требует доработки, поиска новых показателей. Для меня, когда я только начал работу в 261-й школе, успехом было то, что дети, в 8-м классе читающие по складам, в 9-м уже получали «двойки» за незнание конкретного материала, а не за тотальную безграмотность, которую удалось преодолеть учителю. Система образования сейчас в поиске адекватных способов измерения динамики результатов каждого ученика и общего прироста качества работы школы. Возможно, имеет смысл поручить это независимым общественным организациям, а не госструктурам.

- Получается, вся проблема с объединением школ - в том, что родители не готовы к равенству детей?

- И в этом. Конечно, человеку сложно понять, что для государства его подготовленный ребенок имеет такую же ценность и такое же право на лучшее будущее, как ребенок из бедной семьи, которого не учили читать перед школой.

Другая «беда» - депрофессионализация директорского корпуса. У нас, когда объединяют школы, директора родителям любят говорить: «наверху» придумали очередную глупость - вместо того чтобы предложить вместе поработать над тем, чтобы все осуществить как можно лучше. Нужно понимать: проблема любой хорошей идеи (как с объединением школы) не только в сложности ситуации в целом, но и в тех, кто ее реализует.

Материл подготовила Екатерина Рылько (НИУ ВШЭ)

Россия > Образование, наука > ria.ru, 11 июля 2012 > № 598039 Павел Карпов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter