Всего новостей: 2654408, выбрано 13 за 0.010 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Лавров Сергей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмСМИ, ИТОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияМедицинавсе
Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 3 сентября 2018 > № 2720270 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе встречи со студентами и профессорско-преподавательским составом МГИМО, Москва, 3 сентября 2018 года

Уважаемый Анатолий Васильевич,

Дорогие друзья,

Прежде всего хотел бы присоединиться к ректору МГИМО МИД России А.В.Торкунову и поприветствовать здесь первокурсников. У вас начинается новый этап жизни, во многом неизведанный, но, я уверен, что с традициями Университета и с помощью ваших преподавателей и коллег, которые уже прошли год или несколько, обучаясь в МГИМО, вы этот период новых для вас ощущений преодолеете успешно, закалитесь в «боях» на первом курсе и будете готовы к новым достижениям.

Хотел бы также искренне поприветствовать послов многих стран, студенты из которых здесь учатся. Надеюсь, это участие в нашем сегодняшнем мероприятии подтверждает высокую оценку того качества, которое дает образование МГИМО, снискавшее себе репутацию не только в нашей стране, но и во всем мире.

Мы в МИД России очень рады, что МГИМО, который считается нашим учебным заведением при Министерстве, пользуется такой популярностью. Цифры, которые А.В.Торкунов только что привел, действительно впечатляют. Думаю, что те, кто выбрал МГИМО в качестве места, где вы хотите получить образование, не прогадали. Работа очень интересная и востребованная. Какие бы затем направления вашей деятельности вы не избрали, будь то чистая дипломатия, международная юриспруденция, экономика или журналистика, я убежден, что скучно вам не будет.

Ситуация в мире сегодня не дает скучать, мы все это знаем. Происходят, по истине, тектонические сдвиги. Сразу после распада СССР выдвигались концепции о том, что теперь-то уже наступил конец истории и неолиберальная модель экономики и политической жизни восторжествует во всем мире. Казалось, что тенденция развития нашего мира шла именно в направлении глобализации, при повсеместном распространении явлений взаимозависимости, взаимопроникновения и открытости. Казалось, что все границы вот-вот исчезнут, и человечество будет жить по образцу и подобию того, что американский философ Ф.Фукуяма имел в виду, когда сказал о наступлении конца истории после исчезновения Советского Союза. Но жизнь оказалась гораздо более многограннее. Эти тенденции к глобализации и максимизации взаимозависимости во всех областях стали наталкиваться на желание народов все-таки не забывать о своих корнях и помнить о своей культурной и национальной идентичности. Такие примеры множатся на наших глазах. Поэтому задача политиков – искать компромиссы между целесообразностью и неизбежностью использования преимуществ новой промышленной, прежде всего цифровой, революции с одной стороны, и желанием народов не терять свои корни и сохранять те традиции, которые передали им их отцы, деды и прадеды. Так что проблемы действительно серьезные.

Мы, вместе с нашими единомышленниками по ОДКБ, СНГ, ШОС, БРИКС и многими другими партнерами за рубежом, стараемся продвигаться по пути поиска согласия и примирения этих двух абсолютно объективных, не придуманных тенденций к глобализации всего и вся. Это диктуется самим развитием мирового хозяйства и одновременно обеспечением сохранности людьми своих национальных особенностей, культурной идентичности и ценностей. О ценностях много говорят, но они бывают разными. Их нужно уважать у каждого народа и не пытаться «стричь всех под одну гребенку», требуя смириться с ценностями, которые предлагает неолиберальное западное общество. Тем более, что и в самом западном обществе эти ценности сейчас подвергаются серьезному сомнению. Поиск такого компромисса и баланса интересов будет иметь судьбоносное значение для всего человечества, и эта работа только в самом разгаре. На этом пути будет много проблем, сложностей, столкновений мнений, наверняка, будет немало примеров борьбы, в том числе не очень честной и справедливой. Но это жизнь, и мы выступаем за то, чтобы все решать через диалог.

Есть небольшая группа стран, возглавляемая США, мы все это видим, которая не хочет диалога, а хочет вместо дипломатии применять диктат, ультиматумы и шантаж. Наблюдаем это каждый день. Сейчас идет ревизия всего и вся, начиная от Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию иранской ядерной программы, Парижского соглашения по климату, Соглашения о североамериканской зоне свободной торговли, но пока еще до конца это сделать не удалось. Уже во весь рост –проблема будущего ВТО, которую США прямо называют несправедливой и устаревшей. Методы, которые сейчас применяет Вашингтон, иначе как стремлением к тотальному доминированию не назовешь. Чуть что не так – дипломатия отбрасывается в сторону и применяются санкции, причем американские законы экстраполируются на весь остальной мир. Экстерриториальность применения мер одностороннего нелегитимного принуждения уже становится серьезнейшей проблемой как среди развивающихся государств, так и западных стран – прямых союзников США. Мы не извлекаем никакого удовольствия от наблюдения за этими противоречиями, которые множатся и углубляются. Еще раз подчеркну, мы заинтересованы в стабильном мире, стабильности вокруг наших границ и в том, чтобы все конфликты и кризисы, которые так или иначе влияют на безопасность наших граждан и нашего государства, преодолевались через переговоры и поиск разумных компромиссов. Мы готовы к таким компромиссам.

В любом конфликте или кризисе, в урегулировании которого Российская Федерация так или иначе принимает участие, будь то Сирия, где мы стояли у истоков резолюции 2254 СБ ООН, которая сейчас является базой для сирийского урегулирования по мере уничтожения остатков террористов и решения гуманитарных проблем, или украинское урегулирование, где мы сыграли решающую роль в выработке Минских договоренностей, которые остаются единственным путем преодоления кризиса на Востоке Украины, мы готовы всячески способствовать их разрешению, но, к сожалению, не только от нас зависит достижение урегулирования на основе минского «Комплекса мер». Едва ли до выборов на Украине киевские власти смогут изменить свою полностью деструктивную линию на саботаж и подрыв всего того, о чем договорились лидеры России, Германии, Франции и Украины в феврале 2015 года. Тем не менее, еще раз повторю, других коллег у нас нет. Те, кто стремятся свое доминирование сохранить любой ценой, идут против истории, потому что уже не первое десятилетие в мире укрепляются новые центры экономического роста и мощи, с которой приходит и политическое влияние. С этими центрами уже невозможно не считаться. Такие попытки есть, но они явно ущербные, ни к чему хорошему не приведут и, скорее всего, отзовутся бумерангом для тех, кто их принимает.

Вижу перспективы в тех инициативах, которые сейчас реализуются и обсуждаются на Евразийском пространстве. Вам известно, что есть наш Евразийский проект и китайская концепция «Один пояс – один путь». Евразийский экономический союз (ЕАЭС) в мае этого года заключил соглашение с КНР по вопросам экономического сотрудничества. Это является очень важным фундаментом того, что Президент Российской Федерации В.В.Путин назвал Большим Евразийским проектом, имея в виду, что мы должны использовать геополитические и геоэкономические преимущества на нашем общем Евразийском пространстве. Причем не придумывать какие-то умозрительные схемы, которые будут устраивать нескольких участников, а потом навязывать все эти схемы остальным.

Мы в ЕАЭС и ШОС идем от жизни, стараемся продвигать те конкретные проекты, которые буквально сегодня «просятся» в работу. Таким образом, методом практических и согласованных всеми участниками шагов, мы наращиваем потенциал для дальнейшей интеграции и высказываемся в пользу того, чтобы эти процессы проходили с участием стран-членов ЕАЭС, ШОС и АСЕАН. Подчеркну, что немаловажно, постоянно отмечаем готовность «держать двери» в этих процессах «открытыми» и для ЕС, где, кстати, уже раздаются голоса о том, что без более тесного вовлечения в процессы Евразийской интеграции, ему будет трудно выдерживать конкуренцию в современном мире, которая становится все более острой. Все чаще подвергается испытаниям то, когда методы несправедливой конкуренции идут в ход.

Отмечу еще один феномен последних восьми лет – «Группа двадцати». Саммиты, которые ежегодно проходят в рамках «Группы двадцати», доказывают, что это перспективное объединение, прежде всего потому, что в нем, как и в перечисленных мной других структурах, где Россия активно участвует, действует принцип консенсуса. Там нельзя ничего навязать, а нужно договариваться. Пусть не быстро, с некими задержками и использованием компромиссов, но договариваться нужно. Не случайно, что «Группа двадцати», помимо экономических, макроэкономических, финансовых вопросов, международно-валютной системы, в последние годы все чаще обращается к нескольким темам внешнеполитической повестки дня. Это, по-моему, отражает понимание участниками «Группы двадцати», а это ведущие страны всех ключевых регионов мира, того, что здесь, где им не могут навязать какие-то односторонние решения, они хотят больше использовать возможности для продвижения политической повестки дня, причем продвижения в согласованном, устраивающем всех виде.

Горизонты открываются широкие, непростые. Я коснулся лишь нескольких проблем, стараясь задержаться на коренных противоречиях, которые сейчас возникают в мире и над разрешением которых выпускникам МГИМО придется работать очень скоро. А первокурсники и те, кто продолжают учиться, я уверен, только выиграют от того, что будут глубоко погружаться в материю с помощью ваших великолепных преподавателей и сотрудников Министерства иностранных дел России, которые с удовольствием читают лекции и проводят семинары.

Вопрос: В последние годы все большую популярность набирает т.н. цифровая дипломатия. Социальные сети становятся важным инструментом для информационно-разъяснительной работы. Скажите, пожалуйста, пользуетесь ли Вы социальными сетями и есть ли у Вас аккаунты в ведущих социальных сетях?

С.В.Лавров: Вы абсолютно правы. Социальные сети – это часть нашей жизни, как личной, так все больше и больше профессиональной. Потому что без социальных сетей, наверное, сейчас ни одна профессия не может обойтись, а дипломатия тем более. Одна из задач дипломатии – распространять информацию, разъяснять то, чем занимается та или иная страна. В МИД России в последние годы достаточно активно используются социальные сети. У нас есть аккаунты в ведущих социальных сетях: «Твиттер», «Фейсбук», «Инстаграм», «ВКонтакте». В Департаменте информации и печати МИД России имеется специальный отдел цифровых информационных технологий. Особое внимание уделяем подаче контента на иностранных языках. Официальные аккаунты МИД России на русском и английском языках, но помимо этого в «Твиттере» у нас есть аккаунт на испанском языке, а также аккаунты на арабском языке в «Твиттере» и «Фейсбуке». На официальном сайте МИД России сейчас есть версии на всех официальных языках ООН плюс немецкий (русский, английский, французский, испанский, китайский, арабский и немецкий). Это не предел. Есть большой спрос на вещание на других языках, прежде всего, европейских, но и не только. Будем стараться это делать, но сами понимаете, это требует определенных ресурсов. Соответствующие вопросы решаются не очень быстро.

Лично у меня нет аккаунтов в социальных сетях, но мне рассказывают о том, что там происходит.

Вопрос: В марте этого года факультет управления и политики МГИМО запустил программу возвращения российских студентов «Highly Likely Welcome Back», которая предусматривала возвращение студентов из вузов Великобритании и США. Многие не верили, что студенты из Лондона захотят вернуться в Россию и изучать политологию и государственное управление в МГИМО. Однако, нас двенадцать человек, кто сразу подал документы из Нью-Йорка, Лондона и Сан-Диего. Мы очень благодарны руководству Университета за предоставленную возможность и проявленный патриотизм. Как Вы считаете, какие перспективы у российско-американских отношений? Как долго будет продолжаться политика провокаций в адрес нашей страны?

С.В.Лавров: Во-первых, я могу сказать, что интересно то, о чем вы сказали в самом начале. Молодые люди, наверняка, не по принуждению, а на основе собственного выбора решили перебраться на учебу в Российскую Федерацию, это лишний раз подчеркивает качество образования, которое дает наш Университет, и надеюсь, что вы не разочаруетесь, и спрос на выпускников МГИМО никогда не будет падать, а только возрастать.

Что касается российско-американских отношений, по сути дела, эта тема бездонная и можно говорить очень долго. Наверное, самое главное здесь заключается в том, что нынешняя Администрация США проводит тезис, который был присущ всем без исключения ее предшественникам, а именно – Америка превыше всего, наиболее жестко, если не сказать, агрессивно. Это такие очень простые прямые действия, которые с дипломатией уже мало чего общего имеют. Требования. Если партнер отказывается, его начинают прижимать, подвергать ограничениям, санкциям, ультиматумам, угрожать. Я не думаю, что это перспективный метод ведения дел в мире, но такова философия и образ действия нынешней Администрации.

Повторю еще раз, мы не признаем нелегитимных шагов, которые предпринимает Вашингтон, перечеркивая много важного из того, что было достигнуто, начиная от иранской проблемы, которая была урегулирована в беспрецедентном документе, и заканчивая уже постановкой под сомнение необходимости нахождения в ВТО. Не говорю уже про позицию США в отношении палистино-израильского урегулирования. Эта позиция перечеркивает все решения СБ ООН и декларирует нежелание США их исполнять.

В такой обстановке, безусловно, очень важное значение имеют личные контакты. Я присутствовал на встречах Президента Российской Федерации В.В.Путина с Президентом США Д.Трампом. Общался с Госсекретарями США Р.Тиллерсоном и М.Помпео. Это люди, которые, по-моему, понимают необходимость ладить с нами, как они говорят, в том числе в интересах США. Экономические объемы сейчас у нас мизерные по сравнению с другими нашими партнерами, но, конечно, американские компании заинтересованы в российском рынке, и экономический интерес США на перспективу не может игнорировать потенциал российского рынка и сотрудничества с Россией. Это касается также и урегулирования международных кризисов и конфликтов, будь то на Ближнем Востоке, на севере Африки, на Украине, конфликт, который США, в общем-то при администрации бывшего президента Б.Обамы активно сформировали и сохраняют сейчас в разогретом состоянии, прежде всего, для того, чтобы у нас на границе были раздражители.

Ко всему этому примешивается внутриполитический скандал в США, когда демократы проиграли, когда стали всплывать факты манипулирования демократами законами США в Национальном комитете Демократической партии, которые касаются выдвижения кандидатов. Когда кандидата от народного крыла Демократической партии Б.Сандерса, по сути дела, зажали в нарушение всех существовавших норм. Помимо этого, когда Д.Трамп победил в США, демократы не могли в это поверить и до сих пор не могут этого пережить. Выдумки про российское вмешательство везде и всюду, выдумки о том, что нас нужно наказывать за Украину, даже за Северную Корею нас нужно, оказывается, было наказать, если слушать целый ряд высказываний членов Палаты представителей или сенаторов. То есть, нет на свете такой проблемы, где Россия не играла бы негативную роль, судя по подходам американских представителей, которые сейчас просто одержимы русофобией. Я уверен, что это не стопроцентная одержимость, но в Вашингтоне стало плохим тоном говорить позитивно о нормализации отношений с Россией.

Сенатор США Р.Пол приезжал к нам в августе, до этого – еще группа сенаторов. Они были подвергнуты остракизму, когда вернулись. Повторю, это стало просто такой «эпидемией». Те, кто осмелится говорить о необходимости все-таки нормально разговаривать, выкладывать на стол озабоченности и просить партнера объясниться – они в меньшинстве. Вот хороший пример, о котором мы уже упоминали, про пресловутое вмешательство в выборы, взлом всех возможных аккаунтов и манипулирование списками избирателей. Мы же предлагали еще администрации бывшего президента США Б.Обамы создать рабочую группу по кибербезопасности. Об этом Президент Российской Федерации В.В.Путин напомнил Президенту США Д.Трампу, когда они встретились в Гамбурге в июле 2017 года. Президент США Д.Трамп сказал, что это хорошая идея. А когда он вернулся, то в Конгрессе поднялся такой шум, его стали обвинять в том, что он был готов согласиться разговаривать с русскими на тему, которая используется нами, якобы, для вмешательства во внутренние дела США. Это такая очень больная логика, но, тем не менее. Поэтому мы не впадаем ни в какую истерику, не хотим отвечать по принципу «око за око, зуб за зуб». Мы реагируем на санкции, вводим встречные ограничительные меры, но не так, чтобы вредить самим себе, а так, чтобы просто обозначить те конкретные персоналии, которые раскручивают этот совершенно ненужный ни американцам, ни Европе, да и нам тоже и всему остальному миру маховик русофобии.

Открыты к переговорам. В Хельсинки был нормальный разговор. Однако после совместной пресс-конференции Президента России В.В.Путина и Президента США Д.Трампа поднялась истерика. Я считаю, что американской политической системе должно быть стыдно за то, что они произвели вот такую волну в отношениях с Россией – это себя не уважать. Если они считают, что мы руководим всем миром, то, как быть тогда с их заявлениями, что Америка превыше всего и она сама определяет, как пути человечества будут выглядеть в будущем.

Подчеркну еще раз, мы за взаимоуважительный, равноправный диалог. По-другому с нами разговаривать не надо. Люди, которые не знают историю, наверное, должны немного почитать книжки. Как только США будут готовы к разговору, за нами дело не станет. Повторю еще раз, мы видим, как желание Президента США Д.Трампа иметь нормальные отношения с нами блокируется русофобским лобби в Вашингтоне. Из-за этого развязаны и все внутренние расследования прокурора США Р.Мюллера, работающего уже два года. Так и не было представлено ни единого факта, который хоть как-то указывал бы на Россию во внутренних американских проблемах.

Вопрос: Вы ежегодно посещаете десятки стран и знакомитесь с их историй, культурой и обычаями. Какое место на родине Вам ближе всего?

С.В.Лавров: У нас есть наша столица – «дорогая моя столица, золотая моя Москва». Я очень люблю Сибирь. Каждый год стараюсь там бывать. В основном это Алтайский край, Хакасия, Тува. Стараюсь где-то недельку летом и зимой. Это заряжает очень сильно на весь год. Если там не были ни разу, рекомендую.

Вопрос: События в Армении идут вразрез со словами нового руководства страны об отказе от преследования своих политических предшественников. Какова позиция России? Насколько опасна данная ситуация для развития интеграционных процессов СНГ?

С.В.Лавров: Мы, прежде всего, заинтересованы в том, чтобы ситуация в странах, которые имеют с нами союзнические отношения и отношения стратегического партнерства, была стабильной, чтобы внутренние процессы там развивались в конституционном русле и были бы максимально благоприятные возможности для развития экономики, улучшения социальной сферы. Это все то, что мы стараемся делать через наше интеграционное объединение – Евразийский экономический союз, а в плане безопасности, конечно, через Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Очень внимательно следили за теми событиями, которые развернулись в Армении после вступления в силу конституционной нормы о том, что все основные полномочия переходят к премьер-министру, которого избирает Парламент страны. Мы не делали никаких шагов и заявлений, которые могли бы хоть как-то, даже с тяжкой, интерпретироваться как вмешательство во внутренние дела. Не могу сказать, что все остальные внешние игроки поступали таким же образом, но я сейчас не буду на этом останавливаться.

Нас, конечно же, тревожит, что ситуация в Армении сейчас продолжает бурлить. Расследуются события десятилетней давности. Вам известны факты об арестах, которые происходят. Считаем это, безусловно, внутренним делом Республики Армения. Очень хотим, чтобы все эти внутренние дела оставались на прочной почве закона, Конституции и были поскорее преодолены с тем, чтобы Армения могла сконцентрироваться на созидательных задачах.

В ближайшее время планируется еще одна встреча Президента России В.В.Путина и Премьер-министра Армении Н.В.Пашиняна. Думаю, что нам будет важно услышать, как сам новый лидер Армении оценивает перспективы развития ситуации в его стране.

Как я уже говорил, нам совершенно небезразлично как в этой ситуации выглядит обязательство Армении перед ОДКБ. Мы исходим из того, что эти обязательства действуют и их в полной мере необходимо выполнять, в том числе в части укрепления репутации и престижа нашей общей Организации.

Вопрос: Недавно Вы назвали прошедший в России Чемпионат мира по футболу 2018 взлетом народной дипломатии. Удалось ли, по Вашему мнению, преодолеть стереотипы, которые сложились о России на Западе?

С.В.Лавров: Думаю, что да. Я убежден, что это был действительно триумф народной дипломатии. Государство предприняло огромные усилия, чтобы создать все необходимые условия для спортсменов, болельщиков и для тех, кто были гостями этого потрясающего праздника. Помимо технологической и организационной стороны дела решающую роль сыграли россияне, которые, общаясь с зарубежными болельщиками, показали, что мы открытые, добрые, гостеприимные и веселые люди, ценим юмор и любим хорошую компанию. Это приходилось наблюдать в самых разных вариантах.

Есть события и явления, которые лучше многих официальных ситуаций помогают людям сближаться и лучше узнавать о странах, в которых они еще не были, и они, по большому счету, помогают дружить.

Сегодня мы все скорбим по поводу того, что ушел из жизни И.Д.Кобзон, который также был народным дипломатом, нес правду о России и русской душе во многие страны мира. Точно так же Чемпионат мира по футболу 2018 многим «раскрыл глаза». Неслучайно множество обращений с выражением пожеланий вновь приехать в Россию. Как вам известно, Президент Российской Федерации В.В.Путин дал поручение Правительству Российской Федерации, и было принято решение сохранить действующим до конца года «паспорт болельщика». То есть обладатели этого паспорта могут после Чемпионата мира сколько угодно раз до конца года вновь приехать в Россию, а их родным и сопровождающим, если таковые будут, визы будут выдаваться оперативно и бесплатно.

В субботу Президент России В.В.Путин был в образовательном центре «Сириус» в г.Сочи и высказал мысль о том, что и при проведении олимпиад по различным дисциплинам также необходимо отказываться от виз и вводить безвизовый режим. Я думаю, что это магистральное направление для максимального облегчения общения между людьми с особым упором на молодежь. Рассчитываем на вас, что в стенах МГИМО традиции интернациональной дружбы будут процветать и крепнуть.

Вопрос: Нам известно, что многие дипломаты продолжают свою профессиональную деятельность в области высшего образования. В МГИМО на многих кафедрах в разное время преподавали выдающиеся специалисты в области международных отношений. Есть ли у нас шанс увидеть Вас однажды в рядах преподавателей МГИМО?

С.В.Лавров: Если чаще буду приходить, то я, наверное, вам надоем. Если серьезно, то я регулярно выступаю в МГИМО, Дипломатической академии МИД России (ректор Е.П.Бажанов не даст соврать). Регулярно общаюсь с молодыми людьми в других форматах. Совсем недавно вернулся со Всероссийского молодежного образовательного форума «Территория смыслов на Клязьме», до этого был на форуме «Россия – страна возможностей», а также – на встрече с финалистами Всероссийского конкурса «Лидеры России». В прошлом году участвовал во Всемирном фестивале молодежи и студентов. Мне кажется, есть немало форматов, которые позволили бы общаться, не впадая в меркантилизм, потому что, если здесь преподавать, надо же деньги у ректора простить. Тем не менее, буду стараться передавать те скромные знания и опыт, которые у меня есть, нашим молодым друзьям.

Вопрос: 27 августа США ввели новые ограничительные меры в отношении России, связанные с т.н. «делом Скрипалей». Как Москва будет учитывать новые санкции Вашингтона при построении двустороннего диалога?

С.В.Лавров: Уже сказал несколько слов на эту тему. Повторю еще раз, мы, конечно, не оставим это без реакции. Об этом будет объявлено. Это необязательно будет симметричный ответ. Считаю, что симметричный ответ – не всегда оптимальный способ действий.

Санкции введены на основе абсолютно лживых утверждений. До сих пор «хайли лайкли» остается единственным, что могут вменить Российской Федерации устами британского руководства. А Скотленд-Ярд как честные сыщики, по-прежнему, отвечая на вопросы журналистов, говорят, что расследование не закончено и сейчас они ничего не скажут. Судите сами, как это все произошло. В том, что США решили бежать впереди Лондона, думаю, проявляется умение британской дипломатии уговаривать и выпускать впереди себя тех, кто может брать на себя «черную» работу. Когда сразу после этого трагического случая ЕС реагировал достаточно сдержанно, Соединенное Королевство приложило огромное количество усилий, чтобы уговорить примерно две трети членов ЕС выслать по одному, два, три российских дипломата вслед за британцами. Когда мы спрашивали у наших партнеров в Европе, которые были вынуждены пойти на этот шантаж и «выкручивание рук», предъявили ли им англичане что-то сверх того, о чем они говорят публично, сверх «хайли лайкли», нам отвечали, что нет, но обещали сделать это позже. Регулярно интересуюсь, до сих пор никто никому ничего не представил.

Конечно, британские традиции хорошо известны. Я искренне снимаю шляпу перед британскими дипломатами, которые в период, когда страна уходит полностью из ЕС, умудряются влиять на политику Евросоюза в отношении России и также на США. Они далеко не «младший брат», и во многих случаях определяют те действия, которые хотят увидеть от США. Это печальная история.

Нас не связывает с Великобританией ничего непоправимого. Все события, которые послужили резкому охлаждению, если не замораживанию всех отношений, из разряда «хайли лайкли» - убийство в 2007 г. А.Литвиненко, когда расследование было в итоге засекречено и мы до сих пор не имеем никакой информации, убийство многих других россиян, включая Н.Глушкова, А.Перепеличного, да и случай со Скрипалями, когда российскую гражданку и ее отца (он имеет двойное гражданство) не показывают уже три месяца. Что с ними? Где они? У нас очень много вопросов.

Такая изощренная, циничная линия, базирующаяся на «хайли лайкли», печалит, потому что подрывает возможности развития наших нормальных отношений на основе взаимной выгоды. У нас немало совпадающих интересов, которые сейчас искусственно отставлены в сторону.

Вопрос: Помимо основной учебы я хотела бы вступить в Клуб ведения переговоров МГИМО (Negotiation Сlub). Могли бы Вы дать несколько советов по ведению переговоров и рассказать о самых сложных переговорах в Вашей жизни?

С.В.Лавров: На мой взгляд, здесь нельзя дать какого-то единого рецепта. Каждый переговорный раунд имеет свою специфику, прежде всего, потому что по ту сторону стола сидят разные люди. У каждого человека, когда он садится за стол переговоров, проявляются индивидуальные черты. Если не знаешь человека, нужно попытаться в ходе первого обмена фразами, любезностями понять, как с ним выстраивать разговор. Если это твой давний знакомый, то ситуация гораздо легче.

Например, я провел с бывшим Госсекретарем США Дж.Керри множество часов, согласовывая целую серию документов по сирийскому урегулированию. Сначала мы успешно создавали международную группу поддержки Сирии, потом тоже успешно разрабатывали резолюцию 2254 СБ ООН (она была принята единогласно). Затем уже осенью 2016 г. после того, как в сентябре Президент России В.В.Путин и Президент США Б.Обама встретились в Китае и определили возможности очень тесного сотрудничества по ликвидации террористических группировок в Сирии, мы с Дж.Керри встретились еще раз и согласовали документ, который, к сожалению, американцы не смогли выполнить, так как ключевым, первым шагом было отмежевание вооруженной оппозиции, готовой к диалогу о будущем Сирии, от террористов. Они обязались это сделать, но не сделали.

Я полагаюсь на свои ощущения, интуицию. Бывает ошибаюсь, но надо погрузиться в конкретную ситуацию. Рецепта на все случаи жизни Вы никогда не получите. Дипломатия – это искусство договариваться. Также как вы договариваетесь с родителями, друзьями о чем-то, где у вас не совпадают взгляды на сто процентов, также примерно и здесь.

Вопрос: В этом году Международный экономический форум в Санкт-Петербурге проходил под лозунгом «создавая экономику доверия». Можно ли считать, что заявленный лозунг себя оправдал?

С.В.Лавров: Он нужен. Насколько он себя оправдал и насколько доверие вернулось в международные экономические отношения, пока еще рано говорить. Но то, что экономика давления и односторонних требований всеми отторгается, это очевидный факт. Внесение такой темы как «экономика доверия» заинтересовало и привлекло немало бизнесменов. Они нуждаются именно в этом, чтобы не опасаться каждый день, что их кто-нибудь опять накажет «из-за угла» и они даже не будут знать об этом, пока не произойдет то, чем им угрожают.

Вопрос: Существует ли такой концепт как «доверие» в международных отношениях? Или он исключен?

С.В.Лавров: Он существует на самом деле. Есть партнеры, которым ты доверяешь. Это ты должен понять сам. Но существует и другой, как вы говорите концепт – «доверяй, но проверяй». Его выдвинул ещё Р.Рейган в отношении СССР. Честно скажу, в отношениях со многими коллегами на международной арене проверять не помешает.

Вопрос: Сегодня бытуют два противоборствующих мнения. Одно гласит, что высшее образование должно быть делом избранных. А другое напротив, говорит о том, что сегодня запросы общества таковы, что высшее образование должно быть у каждого. Как Вы считаете?

С.В.Лавров: Я считаю, что все должно быть на основе свободы выбора и желания человека, что должно оставаться решающим при определении его судьбы.

Вопрос: Юриспруденция, особенно международная, не терпит двойных стандартов. В этой связи хочется поговорить о ситуации на Украине, где произошло убийство главы ДНР А.В.Захарченко, и в Сирии.

Недавно проходили Ваши переговоры с Заместителем Председателя Совета министров, Министром иностранных дел и по делам соотечественников за рубежом Сирии В.Муаллемом. Насколько они оказались конструктивными, каких решений Вы добились и что будет с т.н. «провокациями» в Идлибе? Какими могут быть наши дельнейшие действия по линии ОЗХО и ООН относительно урегулирования ситуации в Сирии?

С.В.Лавров: Мы достаточно подробно излагали содержание бесед с моим сирийским коллегой, так же, как состоявшихся до этого встреч с турецкими представителями, Министром обороны Турции Х.Акаром и Министром иностранных дел М.Чавушоглу, которые посетили Москву. Там всё очень просто. Была создана, среди прочих, зона деэскалации Идлиб, в которой предполагается прекращение боевых действий. Причём режим прекращения огня не распространяется на террористов (там прежде всего осталась «Джабхат ан-Нусра» и ещё несколько группировок, которые на 100 процентов с ней слились). Так же, как в предыдущих случаях, о которых я упоминал, касаясь разговоров с администрацией Б.Обамы, есть требование отмежевать вооружённых боевиков, которые готовы участвовать в политическом урегулировании, от бандитов, террористов, которые в качестве таковых обозначены Советом Безопасности ООН и которые не пойдут ни на какие компромиссы.

Для того, чтобы поддерживать режим прекращения огня, за исключением террористов, по внутреннему периметру созданы 12 турецких наблюдательных постов, а по внешнему – сирийские войска и наша военная полиция. Режим прекращения огня нарушается с завидной регулярностью уже более двух месяцев. Из этой зоны производят обстрелы позиций сирийской армии, пытаются устраивать набеги на них, запускают оттуда огромное количество беспилотников, пытаясь атаковать нашу военную базу в Хмеймиме (было сбито более 50 беспилотников). Бесконечно терпеть такое положение невозможно.

Мы сейчас вместе с турецкими коллегами, сирийским Правительством и иранцами, как участниками «Астанинского формата», предпринимаем самые активные усилия для того, чтобы «на земле» (этим, по понятным причинам занимаются прежде всего военные), размежевать нормальных вооружённых оппозиционеров от террористов и при этом сделать так, чтобы мирные люди не пострадали.

На пресс-конференции, которая состоялась после наших переговоров, Заместитель Председателя Совета министров, Министр иностранных дел и по делам соотечественников за рубежом Сирии В.Муаллем упомянул о том, что сирийские власти активно продолжают политику локальных замирений с тем, чтобы в том или ином квартале Идлиба или в его пригороде договориться с местными властями об изгнании оттуда «плохих парней» и продвигают концепцию создания гуманитарного коридора. Всё это в работе. Едва ли кто-то может поспорить с тем, что террористам в Сирии не место, и сирийское Правительство имеет полное право добиваться их ликвидации на своей территории.

Насчёт того, что юриспруденция не терпит двойных стандартов, я позволю себе с Вами не согласиться. Бывает, что терпит и ещё как. Например, в своё время создали Международный трибунал по бывшей Югославии. Судили в нём 80 процентов сербов, а представителей остальных народностей, которые населяли балканские страны – в порядке исключения.

Есть ещё немало примеров, в том числе в деятельности Европейского суда по правам человека, когда несколько раз принимались неправосудные решения, на основе их собственной констатации, что Россия, дескать, не осуществляет эффективный контроль, например, в Приднестровье.

Я за то, чтобы юриспруденция, особенно международная, всячески уважалась, но она тоже должна уважать те принципы, на основе которых действует международное право.

Вопрос: Как Вы думаете, каково будущее российско-американских отношений? Какие шаги могут предпринять США и Россия, чтобы положить конец войне на Украине?

С.В.Лавров: Ближайшее будущее российско-американских отношений не очень лучезарное, но, убеждён, что, в конечном счёте, они вернутся на уровень настоящего стратегического партнёрства. Во время Второй мировой войны мы были союзниками. Когда Россия и США ладят между собой, весь мир от этого выигрывает – становится меньше конфликтов, кризисов, меньше льётся крови и появляется больше выгод для экономических операторов наших стран.

Президент России В.В.Путин и другие представители нашей страны неоднократно говорили, что мы готовы в отношениях с США идти навстречу друг другу так быстро и на такую глубину, насколько к этому готовы в Вашингтоне.

Отмечаю хорошие связи, которые по-прежнему сохраняются на уровне гражданского общества. У нас есть прекрасный совместный проект «Диалог Форт-Росс», участники которого ежегодно встречаются в Америке и на российской территории.

Есть Американо-российский деловой совет (АРДС), который в ближайшие дни будет проводить очередное заседание.

Политикам неплохо было бы прислушаться к тем людям, от имени которых они хотят делать Америку снова великой.

Что касается Украины, то единственный способ урегулировать украинский кризис – выполнить Минские договорённости от 15 февраля 2015 г., которые были единогласно одобрены в Резолюции СБ ООН. Там очень чётко всё написано. Главной задачей для решения всех аспектов украинского кризиса, именно это зафиксировано в Минском документе, под которым подписался Президент Украины П.А.Порошенко, главным методом решения этих проблем является прямой диалог с Донецком и Луганском, от которого украинские власти бегут всеми возможными способами.

Наши американские коллеги, назначив К.Волкера специальным представителем США по Украине, работают не очень беспристрастно, а по сути дела поддерживают все капризы украинской власти. Уверен, будучи умными людьми, они понимают, что эти капризы вредоносны и перечёркивают перспективу урегулирования. Надеюсь, дисциплинирующее воздействие США на Киев последует, потому что украинцы больше никого не слушают.

Вопрос: Я представляю газету «Международник», в которой Вы в своё время тоже печатались. При такой сложной международной обстановке, какие успехи российской дипломатии за последние пять лет Вы обозначили бы?

С.В.Лавров: Об этом не нам судить. Если население, судя по опросам общественного мнения, в целом оценивает внешнюю политику Российской Федерации позитивно – это приятно. Самоудовлетворения никогда не должно быть ни в одной профессии, не только в дипломатии. В любой профессии самоудовлетворение – это плохо.

Из последнего отмечу то, что важно было сделать. Мы завершаем оформление договоров, которые обеспечивают незыблемость наших границ. Со всеми соседями, за исключением Эстонии (это тоже дело не очень далёкого будущего) оформлена граница.

Важнейшим шагом в том же направлении и не только, было подписание Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, которое состоялось совсем недавно. Это важно для безопасности страны и обеспечения её экономических интересов.

Второе направление, которое мне кажется тоже очень важным – это последовательное движение к безвизовому режиму со всеми странами. У нас сейчас полностью отменены визы примерно с третью государств, с которыми мы работаем. Ещё в таком же количестве стран действуют льготные визовые режимы, которые существенно облегчают жизнь нашим гражданам, путешествующим за границу. Хотелось бы двигаться более активно по всем этим направлениям.

Что касается газеты «Международник», то мы там не печатались, а рисовали её красками. Здесь присутствует Ю.Г.Кобаладзе, который как раз рисовал и был причастен к выпуску «Международника». Склеивались два ватманских листа и там писали от руки карандашами и мелками.

Всем ещё раз огромное спасибо, мои поздравления и хорошей учёбы.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 3 сентября 2018 > № 2720270 Сергей Лавров

Полная версия — платный доступ ?


Россия. ЦФО > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 30 июля 2018 > № 2694601 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Всероссийском молодежном образовательном форуме «Территория смыслов на Клязьме», Владимирская область, 30 июля 2018 года

Добрый день,

Скажу честно: вышли из вертолета, пошли по деревянным мостовым, и стало приятно вновь оказаться здесь, потому что это очень хорошее место, как говорят, «намоленное», с прекрасной энергетикой. В этом огромная заслуга организаторов – Росмолодежь, Владимирская область – и всех, кто помогает содержать лагерь в прекрасном состоянии, постоянно его улучшая. Конечно же, в этом заслуга и тех, кто проводит здесь смены на «Территории смыслов на Клязьме».

Еще раз повторю, мне приятно общаться с людьми, которые интересуются внешней политикой. Мы очень ценим поддержку, демонстрируемую нашим обществом, в том числе молодежью, в отношении внешнеполитического курса Президента Российской Федерации В.В.Путина, который мы стараемся максимально эффективно претворять в жизнь. Безусловно, в этом корни всех тех задач, которые мы реализуем, добиваясь максимально благоприятных внешних условий для развития страны, для того, чтобы ее граждане жили лучше и чувствовали себя безопасно, на равных, когда они покидают свою страну и путешествуют по миру.

Ситуация в мире сложная. Я не буду ее подробно излагать. Если вы занимаетесь политическими вопросами, наверняка, представляете, что происходит.

В двух словах. Объективный процесс формирования того, что мы называем «полицентричным миром», предполагает появление новых центров экономической и финансовой мощи, а с ними, конечно, приходит и политическое влияние. Этот процесс развивается естественным образом. Одним из его воплощений является феномен БРИКС. Пару дней назад его саммит завершил работу в Йоханнесбурге, были одобрены документы, подтверждающие нацеленность всех пяти стран на решение задач, которые Россия активно продвигает на международной арене: отстаивание международного права, норм, принципов и целей Устава ООН, включая уважение суверенитета, равенства государств, обеспечение исключительно мирного решения споров и конфликтов, неприемлемость применения силы или угрозы силой в обход Устава ООН и многое другое.

Конечно, не все довольны, когда происходит такая объективная перестройка мировой системы и экономического, финансового ландшафта. Наши западные коллеги (их можно понять) много столетий вершили судьбы мира, «заказывали музыку», определяли моду, правила. Теперь они должны более демократично подходить к этой ситуации, потому что жизнь заставляет, и у них нет возможности решать все в одиночку. Этот процесс болезненный. Они, конечно, в итоге придут к необходимости договариваться, но пока этого еще не произошло. Пока еще они надеются по инерции как-то вернуть то, что уходит безвозвратно. Процесс будет длительным. Это целая эпоха, которая началась с развитием полицентричных тенденций, с подъемом стран – таких ныне экономических гигантов, как Китай, Индия, но и, конечно же, с момента, когда Россия перестала стесняться своей самобытности, корней и культурно-цивилизационной идентичности. Все это, безусловно, вызывает резкое отторжение.

Культура договариваться подменяется угрозами, ультиматумами, санкциями. Это сейчас происходит в сфере международной торговли, где буквально разворачиваются торговые войны между США и Китаем, США и ЕС. Угрозы сменяются договоренностями начать диалог, искать какие-то компромиссы, но, в целом, очень напряженная ситуация сохраняется не только в сфере международной торговли, но и мировой политики. Культура диалога как-то отходит на второй план. Когда наши американские коллеги выдвигают какую-то инициативу, а мы предлагаем им ее обсудить, потому что она нам не очень подходит, то в большинстве случаев американцы отвечают, что мы стоим на пути прогресса, решения сложных проблем и они будут применять против нас те или иные санкции. Это сплошь и рядом.

Повторю, процесс формирования полицентричного, демократического и более справедливого миропорядка неизбежен так же, как неизбежно и то сопротивление, которое старые силы оказывают новым тенденциям в мировой политике. Это жизнь. Утешает то, что все-таки тех, кто «за» коллективные подходы к мировым делам, большинство. Большинство разделяет нашу позицию о том, что нужно друг друга уважать. Какими бы большими или малыми ни были страны, они должны разговаривать на основе взаимного учета интересов, уважения. Когда на таких основах строится диалог, то многое получается.

Упомяну нашу заинтересованность в дальнейшем укреплении Организации Объединённых Наций и её Совета Безопасности ООН, который является опорой справедливого миропорядка. По большому счету, еще в 1945 г. в Уставе ООН уже были заложены те принципы функционирования мира, которые востребованы сегодня. В эпоху «холодной войны» эти принципы были в «полуспящем» состоянии. Сейчас они, безусловно, остаются актуальными, в том числе, исходя из того, о чем я сказал: это констатация незыблемости суверенного равенства государств, необходимости избегать вмешательства во внутренние дела и многое другое. Сейчас Устав ООН в контексте тенденции к многополярности на мировой арене обретает новое дыхание и становится гораздо более востребованным в практических делах.

Поддерживаем также ОБСЕ, которая должна вернуться к принципам, заложенным в Хельсинкском Заключительном акте и других документах, принимавшихся на высшем уровне. Они должны лежать в основе ведения дел в Евроатлантическом регионе. Эти принципы тоже пытаются ревизовать явочным порядком. В Евроатлантике пытаются действовать на основе неких ультиматумов, но это подрывает, как я уже сказал, то, о чем договаривались раньше.

Такие объединения, как СНГ, ОДКБ, Евразийский экономический союз, сближают нас с теми, кто многие столетия жил в одном государстве с Россией, кто является нашими братьями, соседями, с которыми мы переплетены тысячами нитей – экономически, инфраструктурно и чисто в человеческом плане, порой даже и в семейном. Множество семей объединяет наше т.н. постсоветское пространство.

Я уже упомянул БРИКС, ШОС. Как говорил Президент Российской Федерации В.В.Путин в ходе пресс-конференции в Йоханнесбурге, они не предполагают подчинения какому-то одному лидеру, а подразумевают выработку общеприемлемых договоренностей, уважение культуры консенсуса.

В заключение упомяну «Группу двадцати», которая была создана, когда западная «Группа семи» осознала, что не сможет одна решать проблемы мировой экономики и международной валютно-финансовой системы. Сейчас «Группа двадцати», которая с 2010 г. ежегодно проводит встречи на высшем уровне, включает в себя западную «Большую семерку», всех членов БРИКС и их единомышленников, выступающих с единых позиций по вопросам международных финансовых и экономических отношений с такими странами, как Индонезия, Египет, Саудовская Аравия, Мексика.

«Группа двадцати» – это очень интересный феномен, который замышлялся для того, чтобы договариваться по принципиальным вопросам функционирования мирового хозяйства. В ситуации, когда к экономике неизбежно приплетаются крупные политические проблемы, «Группа двадцати», наверное, будет все более активно заниматься и ими. Не случайно, уже три года подряд наряду со встречами на высшем уровне и министров экономики двадцати стран стали проводится встречи министров иностранных дел. Это здоровый процесс, потому что, повторю, «Группа двадцати» работает не на основе каких-то сложных и замысловатых правил и процедур, а на основе консенсуса. Чтобы решение было принято, должны согласиться все. Если кто-то не согласен, то, значит, и решения не будет. Это стимул к выработке общеприемлемых подходов.

Остальное время я бы предпочел заполнить интерактивно. Я в вашем распоряжении.

Вопрос: Западные СМИ, болельщики и главы государств высоко оценили организацию Чемпионата мира по футболу в России. На встрече в г.Хельсинки Президент России В.В.Путин подарил Президенту США Д.Трампу официальный мяч турнира. Повлиял ли прошедший Чемпионат мира на репутацию России в глазах Запада, или это всего лишь временное потепление отношения к нашей стране?

С.В.Лавров: Вы и все присутствующие сами знаете ответ. Его знают и все те, кто хотя бы раз посмотрел репортаж по телевидению о том, как проводили здесь время болельщики. Это был, без преувеличения, по-настоящему всплеск, взлёт народной дипломатии. Сотни тысяч иностранцев смогли посетить более десятка российских городов, собственноручно или «собственноглазно» убедиться в том, как живёт Россия и наши граждане. Это величайшее достижение. По тем сюжетам, которые показывали по телевидению, материалам в Интернете и обсуждениям в ходе личного общения с иностранными болельщиками было видно, что подавляющее большинство иностранных болельщиков, за какими-то единичными исключениями, были здесь искренне счастливы и хотят вернуться, потому что они поняли знаменитое гостеприимство нашего народа.

Хотелось бы, чтобы эта атмосфера сохранялась и впредь, но, понятно, что месяц, который отводится на Чемпионат мира, всё-таки особенный. В отсутствие такого рода крупнейших международных мероприятий не будет постоянных танцев, песен и шашлыков на улице Никольской или в каких-то других фан-зонах. Для меня абсолютно очевидно, что приехавшие сюда люди убедились в надуманности тех рассказов о России, которые сейчас модно выставлять для потребления массового читателя и зрителя на Западе.

То же самое относится не только к Чемпионату мира, а к любому другому вопросу, который волнует западных лидеров на территории России. Например, слышим много разговоров про Крым. Ответ тот же самый – надо приехать и посмотреть своими глазами. Уже всё больше представителей общественности, журналистов и бизнесменов едут в Крым и видят, что там люди живут так, как они решили, а не так, как это происходит, когда кто-то оккупирует или аннексирует ту или иную территорию. Крым вернулся, и то, что 19 апреля теперь будет Днём принятия в Россию Крыма, Тамани и Кубани, что произошло в 1783 г., отражает чаяния крымчан и всех наших граждан.

Вопрос: Ежегодно проводятся Российский-Японский, Российско-Индийский молодёжные форумы. По их итогам готовятся резолюции, но постоянной внесессионной работы не существует. Могли бы мы совместно с Росмолодёжью и при кураторстве МИД создать с российской стороны комитеты, которые будут поддерживать постоянное взаимодействие с Японией, Индией и Китаем?

С.В.Лавров: Росмолодёжь здесь представляет руководитель А.В.Бугаев, который работает не только в этом лагере, но и по другим направлениям реализации молодёжной политики. МИД России тесно сотрудничает с Росмолодёжью. Я посмотрю, в чём там проблема и, если есть какая-то бюрократическая заковырка, которую надо ликвидировать и открыть шлюзы для прямого общения, мы, конечно, это сделаем. Но, воспринимая на слух предложение о том, чтобы как-то активизировать работу молодёжных форумов от сессии к сессии, чтобы в промежутках между заседаниями и принятием резолюций осуществлялись контакты, не вижу никаких проблем. Если у молодых людей, которые реально участвуют в работе форумов с Индией, Японией и Китаем, есть какой-то недостаток поддержки, хочу понять, в чём проблема. Например, всегда есть вопрос денег, требуемых для поездок. Здесь надо просто понять, о чём идёт речь. Если Ваша инициатива на этих и других направлениях сковывается какими-то бюрократическими препонами, дайте знать, какими конкретно, и мы с Росмолодёжью обязательно будем всё это рассматривать и преодолевать.

Вопрос: Как Вы видите развитие российско-украинских отношений?

С.В.Лавров: Вы имеете в виду отношения в целом?

Вопрос: Да, тенденции и перспективы.

С.В.Лавров: Мы – братские народы с тысячелетней совместной историей. То, что сейчас происходит – аномалия. Это к вопросу о том, как в современном мире выстраивать дела.

Все международно-правовые документы, начиная с Устава ООН, требуют суверенного равенства государств, уважения права народов самим выбирать своё будущее и не вмешиваться во внутренние дела друг друга, решать все проблемы исключительно мирно, без применения силы или угрозы силой. Это концептуальный подход, предполагающий коллективность, взаимоуважительную совместную работу и исключающий попытки достигать каких-то плюсов для себя за счёт других.

У нас был пример в рамках ОБСЕ и Совета России-НАТО. На саммитах президенты и премьеры стран-членов ОБСЕ принимали торжественные политические декларации о том, что безопасность должна быть равной и неделимой, и никто не должен обеспечивать свою безопасность за счёт безопасности других. Этот принцип был одобрен и действовал примерно с 1991 г., когда впервые за существование ОБСЕ группа её стран-участниц осуществила агрессию против другого члена Организации (имею в виду бывшую Югославию). Мы стали задавать вопросы о том, как это соотносится с теми заклинаниями, которые наши западные коллеги произносили вместе с нами. Чтобы преодолеть эту двусмысленность, мы предложили сделать политический принцип о том, что никто не должен укреплять свою безопасность за счёт безопасности других, юридически обязывающим и принять договор о евроатлантической безопасности, который бы кодифицировал соответствующие положения о равной и неделимой безопасности. Члены НАТО нам возразили, что они готовы предоставлять юридические гарантии безопасности только в рамках НАТО, то есть по сути дела, этим они стимулировали не только сохранение в Европе разделительных линий, но и их продвижение всё дальше на Восток. Они поощряли тех, кто раздумывает, как вести свои внешнеполитические дела, к выстраиванию в очередь на приём в НАТО. Этот подход подрывает очень многое из того, к чему человечество изначально стремилось.

Говорю это применительно к Украине, потому что ещё в 2004 г., когда был первый «майдан», наши западные коллеги в разгар подготовки к выборам и тех демонстраций, которые сопровождали предвыборный период на «майдане», стали публично, не стесняясь, заявлять в микрофон, что украинский народ должен сделать выбор: он либо с Россией, либо с Европой. Сам по себе такой вопрос является провокационным и абсолютно неприемлемым в современном мире.

Эти «рачители» верховенства права настояли на том, чтобы исход тех выборов на Украине решался с нарушением Конституции этой страны. Если помните, тогда состоялись два тура с одним результатом, а они заставили Конституционный суд Украины принять решение о проведении третьего тура, не предусмотренного украинской Конституцией, который в итоге поменял результаты первых двух туров. Это надругательство над международным и национальным правом.

Логика в стиле «Украина либо с Россией, либо с Европой» никуда не исчезла и до сих пор продолжает оставаться в умах наших западных коллег, хотя они стали немного задумываться над причинами происходящего. Их подопечные категорически отказываются выполнять Минские договорённости и даже требования Запада о том, чтобы нынешние украинские власти навели порядок в своей экономике, начали всерьёз бороться с коррупцией и запустили осуществление необходимых реформ, если хотят получить кредиты от МВФ.

Истоки этого кризиса лежат, как неоднократно говорил Президент России В.В.Путин, в событиях лета 2013 г., когда украинское руководство завершало переговоры по соглашению об ассоциации с ЕС. Поскольку это наш ближайший экономический торговый партнёр, мы поинтересовались, нет ли в этом соглашении об ассоциации с ЕС чего-то такого, что каким-то образом затрагивало бы наши с Украиной договорённости о торговом режиме. Когда мы ознакомились с этим документом, который нам не сразу показали, выяснилось, что там есть целый ряд вопросов, создающих серьёзные проблемы не столько и не только для российско-украинских торговых и в целом экономических отношений, но и для функционирования зоны свободной торговли СНГ, которая включала в себя Россию, Украину и целый других стран Содружества. В проекте соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС предусматривалось фактическое обнуление тарифов по большинству позиций, а в наших отношениях с ЕС в ходе изнурительных восемнадцатилетних переговоров о вступлении в ВТО был согласован целый ряд защитных мер.

Мы предложили не допускать анархизма в этой сфере, сесть и обсудить, как это обнуление будет сочетаться с тем, чтобы мы могли защищать свой рынок. ЕС обязался соблюдать эти договорённости. Условились, чтобы Россия, Украина и ЕС сели и посмотрели, как гармонизировать то, что Украина уже обязалась делать в рамках зоны свободной торговли СНГ, и то, к чему она только приступала в тот момент. Еврокомиссия категорически и высокомерно отказалась даже обсуждать эту тему.

Экс-президент Украины В.Ф.Янукович понял, что здесь нужно ещё подумать, потому что, если бы он подписал эти «нулевые тарифы» с ЕС, то мы были бы вынуждены закрыть границы с Украиной для того, чтобы понять, как мы можем и дальше защищать свои отрасли экономики от товаров ЕС в той степени, в которой Европейский Союз с нами договорился при вступлении в ВТО. Он даже не то, чтобы отменил подписание, а попросил отложить его, чтобы все эти вопросы проанализировать в более спокойной обстановке. Этого ему не простили, и именно это послужило причиной взрыва народного гнева, который мы наблюдали на майдане, активно поощряемого европейцами и, конечно, американцами. Оттуда всё потекло. Когда 20 февраля была подписана договорённость, соглашение об урегулировании между экс-президентом В.Ф.Януковичем и лидерами оппозиции, и под ним поставили подписи министры иностранных дел Германии, Польши и Франции, нас просили это соглашение поддержать, и мы это сделали.

Высказались в пользу того, что раз уж договорились, то надо соблюдать эти договоренности, хотя по тому соглашению экс-президент Украины В.Ф.Янукович отказывался от всех своих полномочий, по сути дела, соглашался на досрочные выборы не позднее осени 2014 г. То есть все, по-моему, уже было согласовано для того, чтобы оппозиция на внеочередных выборах пришла к власти, и все бы оставалось так, как оно происходило – и в том, что касается газовых цен, и во многом другом.

Однако на утро после подписания этого соглашения произошел государственный переворот, и наши западные коллеги, которые своими подписями гарантировали действенность этого документа, просто замолчали. Как будто «набрали в рот воды». И когда мы стали их немножечко стыдить и говорить о том, почему же они за ночь поменяли свою позицию, то услышали в ответ, что экс-президент Украины В.Ф.Янукович уехал из Киева. Во-первых, он уехал в Харьков, во-вторых, это никак не связано с тем, что было записано в Соглашении. Первый пункт гласил, что Президент Украины и оппозиция договариваются создать в качестве первого шага преодоления кризиса правительство национального единства. А когда произошел вооруженный путч, то А.П.Яценюк пошел на майдан и призвал поздравить их с формированием «правительства победителей». Есть разница – «правительство национального единства» и «правительство победителей»?

К тому же эти «победители» первым своим актом приняли закон (который, правда, не был подписан, но это прозвучало на всю страну и на весь мир), резко ограничивавший право на использование русского языка. Это был сигнал, сразу воспринятый русскими и русскоязычными на Украине. Когда бывший в то время лидером «Правого сектора» Д.А.Ярош, являвшийся движущей силой этого майдана, через несколько дней после переворота заявил, что русский никогда не будет думать как украинец, чествовать украинских героев, имея в виду Р.И.Шухевича и С.А.Бандеру, и поэтому русский должен быть изгнан из Крыма. Вот почему-то об этом говорить не хотят.

Д.А.Ярош в то время был достаточно влиятельным националистическим радикалом, именно он стал организовывать «поезда дружбы» в Крым, как он их называл, с хорошо вооруженными боевиками, которых крымчане останавливали в меру своих сил, а также стоял за попыткой захвата здания Верховного совета Украины. Так что гносеология этой истории хорошо известна.

Прошу прощения, что так долго отвечаю на этот вопрос, можно было просто сказать, что мы с украинцами хотим быть друзьями, как всегда это и было, но тут нужно понимать предысторию этого конфликта.

Несмотря на всю пропагандистскую машину, которая работает в Киеве и в западных столицах и вдалбливает обывателю через телевизионные экраны, страницы газет, Интернет и социальные сети, что Россия – агрессор и оккупант, что Россия будет под санкциями, пока не отдаст Крым, и многое другое, несмотря на все эти годы оболванивания общественного мнения на Западе, считаю, что большинство нормальных украинских граждан понимают всю нелепость, антиисторичность происходящего. А тот факт, что не один миллион украинских граждан ежегодно отдыхает в Крыму, по-моему – одно из лучших свидетельств того, что не удастся вбить клин между нашими народами. Чем скорее временщики, незаконно захватившие в Киеве власть и пытающиеся сейчас держаться за нее и высасывать последние «соки» из украинского народа, будут разоблачены самим украинским народом, тем, наверное, будет полезнее для украинцев и для наших отношений.

Вопрос: «Ленинский комсомол», Липецкая область. Мы говорим о доверии, я полагаю, на самом высоком уровне, на международной арене, но сегодня вокруг России сжимается кольцо враждебных военных баз. Системы ПРО развертываются у наших границ, НАТО движется на восток, в связи с этим вопрос: как отразилось на безопасности России решение Президента России о закрытии наших военных баз на Кубе и во Вьетнаме? Считаете ли Вы это решение правильным?

С.В.Лавров: Я тоже был комсомольцем. Даже был секретарем комитета комсомола Министерства иностранных дел с 1976 по 1980 гг., но, правда, не «освобожденным», а это была общественная нагрузка. У нас тогда не было «освобожденных» секретарей.

Что касается решений о военных базах на Кубе, во Вьетнаме, Вы знаете, они принимались в определенные исторические периоды на основе анализа, который в то время российское руководство, Генеральный штаб провели относительно факторов, влияющих на безопасность Российской Федерации. С тех пор ситуация в мире, конечно же, изменилась, но могу Вас заверить, я просто знаю, о чем говорю, что те функции, которые выполняли наши базы на Кубе и во Вьетнаме и которые сейчас сохраняют свою актуальность, не были затронуты. Наш флот имеет возможность посещать Камрань, а также и другие точки, которые расположены в этой части мира и в других океанах.

Наша обеспеченность информацией о том, какие планы вынашиваются в отношении Российской Федерации военными США и других западных стран, гарантирована. Вы упомянули противоракетную оборону: думаю, всем уже известна оценка нашего Президента России В.В.Путина той ситуации, которая складывалась вокруг Договора по ПРО. В 2002 г. США в одностороннем порядке решили выйти из этого «краеугольного» документа, как его все называли, с точки зрения международной стабильности, и нам было заявлено, что это не против нас, поэтому мы можем делать все, что считаем нужным в ответ, а они будут считать, что это не против них. Кстати, противоракетная оборона тогда обосновывалась грядущей иранской угрозой, потом к ней добавилась северокорейская, а наши военные и дипломаты изначально показывали американским партнерам прямо на картах, пальцах, что все это выглядит не очень убедительно, что на самом деле глобальная система противоракетной обороны США создается таким образом, чтобы опоясывать Россию, а затем и Китай. В ответ нам говорили, что это не так. Все наши предложения о том, чтобы сесть и разработать такую противоракетную оборону, которая будет общей для России, США и Европы и будет нацелена против ракетных угроз, исходящих из-за пределов нашего общего географического пространства, были отвергнуты без объяснения внятных причин.

Иранская ядерная угроза была купирована Совместным всеобъемлющим планом действий, из которого сейчас американцы вышли. Корейская ядерная угроза также перестала набирать свою остроту, учитывая прямой диалог между Президентом США Д.Трампом и Председателем Госсовета КНДР Ким Чен Ыном, между Северной и Южной Кореей. Когда мы задаем вопрос, не пора ли немного сбавить обороты в развертывании глобальной системы ПРО, нам уже говорят, что нет, так как могут быть рецидивы, а некоторые более честные политики в США задаются вопросом, зачем им сбавлять обороты, когда нужно сдерживать Китай и Россию. То есть, как говорится, «на воре и шапка горит». Это не в первый раз.

Но тот ответ, который был подготовлен нашим Генеральным штабом, военно-промышленным комплексом, презентован Президентом России В.В.Путиным 1 марта в ходе послания Федеральному Собранию, по-моему, убедительный. Он лишний раз показывает – что бы ни происходило в мире, безопасность нашего государства и наших граждан, а также наш суверенитет, будут надежнейшим образом защищены. Это неоднократно подтверждал Президент России В.В.Путин. Заверяю вас, что это основывается на реальных материальных переменах, которые происходят в нашей стране и в нашей армии.

Вопрос: Магистральная цель данной смены – выявить и определить тренды современного политического поля, механизмы принятия решений. Какие новые эффективные инструменты политики могут появиться в ближайшем будущем?

С.В.Лавров: По-моему, во вступительном слове я постарался кратко повторить то, что мы уже не раз излагали, а именно тенденции к формированию многополярного мира, которые сейчас наблюдаются в мире. Когда Е.М.Примаков, став министром иностранных дел, впервые заговорил в 1996 г. о том, что мир будет многополярным, что целый ряд новых быстроразвивающихся центров будут играть все более важную роль и уравновешивать друг друга, тем самым обеспечивая сбалансированность международной системы, многие скептически улыбались. Но это было очень прозорливое наблюдение, как и много другое, что делал Е.М.Примаков.

Сейчас уже никто даже не подвергает сомнению происходящее в мировой экономике и финансах, а также в мировой политике. Поэтому этот тренд – позитивный. Он внесет больше демократии в международные дела, справедливости.

Кстати, про демократию и верховенство права. Когда мы ведем переговоры по резолюциям будь то в ООН, в ОБСЕ или где-то еще и когда наши западные коллеги везде – к месту, не к месту – включают фразу о необходимости поддержки демократии и верховенства права внутри каждой страны, мы неизменно говорим, что согласны, только просим добавить: «и на международной арене», чтобы демократия и верховенство права были на международном уровне, они всячески пытаются от этого «отрулить» – вот, мол, внутри стран это сделаем, а там посмотрим. Не случайно сейчас, если Вы обратили внимание, они уже не употребляют термин «международное право», а предпочитают говорить «rules-based order» – «порядок, основанный на правилах». Думаю, что это не оговорка, вернее, это оговорка «по Фрейду», потому что всем понятно, что такое международное право. Это Устав ООН, подписанные, ратифицированные и действующие договоры, а «порядок, основанный на правилах» – там не поймешь, кто эти правила устанавливает.

Россию обвиняют в том, что она «ревизионистская держава», потому что ревизует некий порядок, который всех устраивал. Примеров не приводится. Здесь в одну кучу валят и то, что мы самим фактом своей независимой внешней политики бросаем вызов Западу, а также пытаемся насильно удержать вокруг себя страны бывшего СССР в рамках СНГ, ОДКБ, теперь и ШОС. Пытаются демонизировать эту Организацию в немалой степени потому, что она приросла новыми членами – Индией и Пакистаном – и превратилась в достаточно мощный структурный механизм, который будет притягивать к себе все больше и больше стран. Нас обвиняли, как вы знаете, в том, что мы поубивали всех мирных граждан в Сирии.

Американская коалиция действует там крайне нетранспарентно. Они стараются скромно молчать о том, что сотворили с г.Ракка, который почти стерт с лица земли и где еще не убраны трупы мирных граждан и не разминированы огромные территории. «Дело Скрипалей», отравление всех и вся, вмешательство в выборы и т.д. Это все при том, что относительно вмешательства в выборы мы многократно говорили о необходимости вернуться к существовавшей договоренности, которую американцы решили не выполнять – имею в виду создание рабочей группы по кибербезопасности, в рамках которой рассматривают любые претензии друг к другу. Это актуально потому, что есть такая тема, как международная информационная безопасность. Киберпространство сегодня становится сферой злоупотребления очень многими группами людей – начиная от террористов, заканчивая просто мошенниками. Недавно «Фейсбук» не обеспечил режим конфиденциальности десятков миллионов пользователей. «Кембридж Аналитика», получив доступ к данным, использовала их в нечистоплотных целях, связанных с внутриполитическими делами, в т.ч. с выборами. Мы уже достаточно давно предлагаем разработать в ООН правила ответственного поведения в киберпространстве. Сейчас, как вы знаете, там нет правил. Страна, которая препятствует этому – США. Это не удивительно, потому что они имеют доминирующие позиции вообще в том, что касается управления Интернетом.

Кстати про Интернет. Есть такая организация, специализированное учреждение ООН, Международный союз электросвязи (МСЭ). В рамках МСЭ уже значительно больше 10 лет ведется диалог о необходимости демократизации управления Интернетом. Наверное, излишне говорить о том, какая страна стоит на пути договоренности на этот счет. Помимо ежегодных резолюций, которые «пробивают» идею правил в сфере международной информационной безопасности, в этом году внесен проект Конвенции о предотвращении использования киберпространства в преступных целях. Наши коллеги настаивают на том, что нужно всем соблюдать некие правила, на которых зиждется мир, избегая термина «международное право». Они так одержимы этой идеей, но при этом очевидны отсутствие правил в киберпространстве, стремление России каким-то образом начать обсуждать эти правила (это совместная инициатива с ШОС и БРИКС) и блокирование американцами данных предложений.

То же самое касается целого ряда других сфер, о чем сейчас говорили на саммите БРИКС. Одна из тем, отраженных в итоговой Декларации, – это необходимость активизировать усилия, чтобы не допустить вывод оружия в космос. С конца 2000 г. существует российско-китайское предложение, выдвинутое на Конференции ООН по разоружению – проект договора о неразмещении оружия в космическом пространстве. Его готовы обсуждать развивающиеся страны, Европа, но США в одиночку возражали и возражают против такого предложения. Сейчас появились сообщения о том, что у них в рамках новых бюджетных выкладок Пентагона планируется ассигнование на тему подготовки к выводу оружия в космос. Это еще одна сфера, где правил нет, и наши западные коллеги, прежде всего Вашингтон, хотели бы сохранить это отсутствие правил, потому что им так проще решать свои задачи.

Можно привести много примеров. Я упомянул тему ревизионизма, нас обвиняют, что мы ревизуем все и вся, но за последний год главными ревизионерами были США. Они вышли из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе, ЮНЕСКО и Совета ООН по правам человека, который был создан на основе предложений Вашингтона. Раньше была Комиссия ООН по правам человека, они превратили ее в Совет ООН по правам человека. Он был реформирован на основе предложений наших западных коллег. США ревизовали своими действиями все международно-правовые основы, одобренные в ООН и касающиеся урегулирования на Ближнем Востоке, прежде всего между палестинцами и израильтянами, а также подвергли сомнению необходимость ВТО и многое другое.

Я старался не повторяться и дать вам несколько примеров, которые показывают, что процесс относительного снижения влияния Запада в мире и увеличения влияния стран, входящих в БРИКС и ШОС, вызывает сопротивление со стороны тех, кто утрачивает свою долю влияния. Этот процесс будет сопряжен с конфликтами и кризисами, потому что растущие экономики и центры влияния в мире не захотят мириться с тем, что их будут искусственно ограничивать в своем развитии, они не согласятся с тем, что их право определять собственные пути развития будет подвергаться сомнению и их право торговать с кем и чем они хотят будет предметом ультиматумов и угроз, как это сейчас происходит с контрактами на поставку российского вооружения в целый ряд государств: Турцию, Индонезию, Индию, когда Вашингтон в открытую требует от этих контрактов отказаться.

Подмена культуры дипломатии, диалога и умения договариваться на культуру «ультиматумов и угроз» печальна. Это создает непредсказуемость и дополнительный конфликтный потенциал. Но мы люди не только вежливые, но терпеливые и настойчивые, поэтому у нас немало союзников. Будем продвигаться по пути, который начертан историей и объективен, а не выдуман кем-то в кабинете.

Вопрос: Рад приветствовать Вас от лица Всероссийской общественной организации «Молодая Гвардия Единой России». Наша организация ведет активную работу на международном уровне, мы выстраиваем контакты с молодежными крыльями политических партий, общественными организациями, журналистами, блогерами. И такая деятельность имеет плоды. Например, завтра сюда к нам на форум приедет делегация молодых депутатов от партии «Баас» из Сирии. С уверенностью можно сказать, что у нас и нашей страны есть очень много друзей по всему миру. «Молодая Гвардия» – не единственная организация, которая занимается подобной деятельностью, и у нас есть в связи с этим предложение создать на базе МИД реестр общественных организаций, которые занимаются такой деятельностью с указанием не только названия, но и вида деятельности для консолидированной работы в этом направлении.

С.В.Лавров: Мы только за общественную дипломатию, за расширение наших контактов с общественной дипломатией, особенно с молодежными организациями, потому что за вами будущее. Чем плотнее вы общаетесь со сверстниками из других стран, тем больше устойчивость нашей внешней политики на долгие годы вперед. Конечно, в этом смысле отмечу небывалый успех XIX Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в октябре прошлого года в Сочи, который действительно помог сближать, объединять молодых людей из самых разных стран. Что касается конкретно Вашего вопроса, я так сходу сейчас не могу пофантазировать. Изложите это на бумаге, чтобы мы поняли, как это структурно, организационно можно устроить.

Вопрос: Как Вы оцениваете роль Парламентской ассамблеи Совета Европы, Парламентской ассамблеи ОБСЕ? Нужно ли Российской Федерации участвовать в таких организациях?

С.В.Лавров: В любой ситуации парламентское измерение структур, которые создаются государствами, наверное, позитивно. Парламент — это орган, который формируется напрямую народами, парламентарии обличены полномочиями от своих избирателей. Замечу (и не в скобках, а с восклицательным знаком), что это просто неприемлемо, когда говорят, что наложенные на Россию санкции, в том числе в отношении парламентариев, применяют за то, что крымчане изъявили свое желание вернуться на Родину, что Россия защищает в Донбассе жителей Донецка, Луганска и соответствующих территорий от национал-радикалов.

У нас недавно была делегация американских сенаторов, один из которых находился в нашем ответном списке, но мы, тем не менее, проявили добрую волю и разрешили ему приехать в составе этой группы. Он, кстати сказать, излагал достаточно разумные взгляды, как и большинство из них, за исключением одного сенатора, который и в Вашингтоне потом возвращался к этой теме, имею в виду Дж.Кеннеди (это однофамилец). Он достаточно сурово спрашивал, чего мы хотим от них, США, в отношении Сирии, Украины. Я ему сказал, что мы не только от них, мы хотим от всех выполнения тех договоренностей, которые были достигнуты. По Сирии есть резолюция Совета Безопасности ООН, которая говорит, что только сами сирийцы определяют судьбу своей страны, включая её руководителей, а это не вполне вписывается в позицию Запада, который эту резолюцию, кстати, пытается трактовать узко. Что касается Украины, тоже есть резолюция, одобрившая минский «Комплекс мер», в соответствии с которым Киев должен решать свои вопросы и договариваться обо всем напрямую с Донецком и Луганском, что там записано. Это все, больше мы от них ничего не хотим, что касается Сирии и Украины. Знаете, что он мне сказал? Спросил, что они получат от нас взамен. Я ответил, что взамен они получат то, что мы будем выполнять эти резолюции, тем более, что они уже выполняются нами.

Поэтому насчет парламентских контактов, я считаю, что их нужно всячески поощрять. Но, конечно, нужно видеть, что попытки спекулировать и злоупотреблять парламентскими контактами, в том числе в рамках парламентских ассамблей, которые Вы упомянули, есть. Они нагнетаются и будут продолжаться, потому что хотя большинство парламентариев в Совете Европы и в ОБСЕ все-таки проявляют разумные, прагматичные подходы, как минимум понимают, что в силу самого факта существования России без нее очень трудно о чем-то договариваться на нашем общем пространстве, но есть и агрессивное, русофобское меньшинство (примерно знаете, наверное, о каких странах происхождения таких парламентариев я говорю). Они требуют всячески нас антагонизировать, маргинализировать, изолировать.

Есть разница между Парламентской ассамблеей Совета Европы и Парламентской ассамблеей ОБСЕ. Парламентская ассамблея ОБСЕ — это орган рекомендательный, он вырабатывает решения, которые являются ориентиром, как и Генеральная ассамблея ООН. Совет Европы — это структура, которая базируется не на политических, а на международно-правовых договоренностях, на двух с лишним сотнях конвенций. Большинство из них применяются в Российской Федерации, мы их подписали, ратифицировали. И Парламентская ассамблея также является частью этого механизма, в рамках которого создано единое правовое поле для всех европейских стран.

После того, как Парламентская ассамблея Совета Европы в нарушение основополагающего принципа, закрепленного в статуте Совета Европы (а именно, что все делегации во всех органах Совета Европы должны иметь равные права), лишила прав российскую делегацию, мы думали, что озарение, отрезвление, придет быстро. Ждали год, но оно не пришло. Тогда мы сказали, что, если они не хотят, чтобы мы участвовали в процессе принятия решений, тогда мы будем задерживать наши взносы. Вы видели, какой шум поднялся? Но никакого платежа без представленности. Этот принцип еще американцы придумали, когда удерживали свои взносы в ООН, причем у них ситуация была иная, их никто никуда не выгонял. Получилось так, что в период нашего неголосования и неучастия в работе Парламентской ассамблеи Совета Европы (этот орган, при всей его «рекомендательности», все-таки выбирает должностных лиц Совета Европы) уже выбраны больше половины членов Европейского Суда по правам человека, Комиссар Совета Европы по правам человека. В будущем году предстоят выборы Генерального секретаря Совета Европы. Если он тоже будет избран без нас, то нам будет очень трудно в своих шагах опираться на легитимность органов, которые были сформированы в ситуации, когда российские парламентарии были дискриминированы и не имели возможность голосовать.

Говоря о Совете Европы, не могу не упомянуть не очень позитивные тенденции в деятельности Европейского Суда по правам человека. Он постоянно пытается возвращаться к обвинению России в том, что происходит на неподконтрольных нам территориях, в частности в Приднестровье. Они еще в нулевые годы применили так называемую концепцию «эффективного контроля», приняли постановление о том, что Россия контролирует Приднестровье, и теперь нам пытаются инкриминировать всё, что там происходит с правами человека. Это очень плохой путь, он не доведёт ни до чего хорошего эту структуру.

Иногда неолиберализм, одержимость новыми либеральными ценностями, которые Запад сейчас пытается противопоставить традиционным ценностям, закрепленным в универсальных документах, такими как Всеобщая декларация прав человека, захлёстывает и Европейский Суд по правам человека. Я с изумлением узнал, что был такой эпизод: в 2010 г. в одном украинском городе некая дама жарила яичницу на Вечном огне. Её осудили условно за осквернение могил, памятников. Она стала судиться в судах высшей инстанции, прошла украинскую цепочку, суды везде подтвердили приговор, условное наказание. Она пошла в Европейский Суд по правам человека, который несколько месяцев назад вынес постановление о том, что были нарушены её права, и присудил заплатить ей несколько тысяч евро. Считаю, что если судебная система будет основываться на такой логике, то это просто возмутительно. Это подрывает само доверие к такого рода судебным решениям.

Вопрос: Как Вы знаете у нас под боком, в 200 км, уже на протяжении четырех лет идет гражданская война. Я видел эту войну, периодически езжу туда, потому что доставляю гуманитарную помощь. Я был на передовой, под обстрелами. У меня вопрос по поводу Минских соглашений. Они ведь не соблюдаются. Каждый день летят снаряды, не было такого дня, чтобы это не происходило. ОБСЕ это регистрирует, но толку пока не особо видно, потому что умирают мирные граждане, военные. Когда Украина наносит удар по Донецкой Народной Республике, ДНР говорит, что не может в ответ ударить, тем самым подставляя «вторую щеку». Как это можно решить?

С.В.Лавров: Вы абсолютно правы, Киев саботирует свои обязанности. Началось это с того, что он сделал вид, будто в Минских соглашениях ничего не записано о необходимости прямого диалога между Киевом, Донецком и Луганском. Стали изобретать какие-то посреднические структуры, так появилась контактная группа, которую Киев упорно называет «трехсторонней», дескать, это Киев, Москва и ОБСЕ, хотя в контактной группе есть на полных правах четвертая сторона – Донецк и Луганск. Они там представлены. Даже в презентационном плане говорить «трехсторонняя контактная группа» – это какая-то иллюзия жизни в вымышленном мире. Это плохо и показывает, что менталитет заточен совсем на другое.

Я уже касался основ этого кризиса. Считаю, что европейские страны, которые своими подписями гарантировали соглашение между экс-президентом Украины В.Ф.Януковичем и оппозицией, несут прямую ответственность за то, что происходит сейчас. Мы проявили максимум доброй воли. Несмотря на то, что эти власти совершили массу преступлений, в мае 2014 г. мы признали избрание П.А.Порошенко Президентом Украины, исходя из того, что он декларировал себя «президентом мира» и готовность немедленно сесть за стол переговоров и решить все эти проблемы. Он обманул нас, Запад и, главное, свой народ. Я уже говорил о том, какие звучали первые решения, как пытались захватить Крым, когда произошёл незаконный захват власти. Но надо помнить еще и о том, что те районы, которые сейчас называют «отдельные районы Донецкой и Луганской областей», никаких агрессивных действий не предпринимали. Они увидели нарушение Конституции и попросили дать им возможность разобраться в чём дело, не трогать их. У них была такая позиция. Да, там переизбрали нескольких губернаторов, потому что они поддержали этот путч. Но эти же люди были объявлены террористами за то, что они попросили оставить их в покое и дать понять, о чём идёт разговор. Была объявлена антитеррористическая операция, и на них напали. Они же не нападали на власти, на авторов переворота.

Такая «жизнь в зазеркалье» воспринимается нашими западными коллегами как аргумент для того, чтобы занимать ту позицию, которую они занимают. Мы много раз говорили с ними откровенно, доверительно, открыто. У меня уже устойчивое впечатление, что подавляющее большинство из них прекрасно понимает, что происходит. А происходит то, что Президент Украины П.А.Порошенко был объявлен светочем демократии, а его режим – образцовым, поскольку он стремится к современным ценностям, на Запад. Подспудно, конечно, основную роль играло то, что он будет выступать частью программы, проекта сдерживания России. Об этом не говорится, но подразумевается в качестве одной из основных предпосылок происходящего.

По мере того, как они понимают, что он недоговороспособен в отношении любого пункта Минских договоренностей, осознают также, что он не может контролировать национал-радикалов. Совсем недавно пять западных международных НПО – «Хьюман Райтс Уотч», «Фридом Хаус», «Международная амнистия» и ряд других опубликовали открытое письмо Президенту Украины П.А.Порошенко, в котором перечисляли преступления, совершенные национал-радикалами только за 2018 г. Там идёт речь о нападении на женский марш 8 марта, поджоге венгерского центра в Ужгороде и подобных действиях в Ивано-Франковске, Львове и других городах Украины. Никакой реакции нет.

Запад убедился, что т.н. «добровольческие батальоны», включая печально известный «Азов», которому даже Конгресс США запрещал продавать оружие, никуда не делись, а формально они были включены в ВС и Национальную гвардию Украины, хотя реально не подчиняются центральным военным штабам, а, может быть, даже и наоборот, задают тон тем позициям, которые занимают военные и силовики в Киеве. Запад, конечно, за это время убедился, что Президент Украины П.А.Порошенко недоговороспособен также в том, что касается реформ, которых требует Международный валютный фонд. Единожды сказав, что это победа демократии, заявив, что выполнять Минские договорённости должна прежде всего Россия и вложив такой политический, не говоря уже о финансовом, капитал в украинские власти, Запад уже не может без потери лица, как ему кажется, сказать, что он был не прав, и что нужно оказывать воздействие прежде всего на Киев. Не знаю, насколько эти соображения ложно понятого престижа и угрозы потери репутации будут доминировать. По моим оценкам и данным, когда западные коллеги, по крайней мере, европейские, общаются с руководителями нынешней Украины без прессы, то они высказывают достаточно нелицеприятные вещи и добиваются какой-то реакции, но мы её, по большому счету, не видим.

Возвращаясь к вопросу о том, что же делать, то, как бы это ни казалось банальным, нужно требовать выполнения Минских договоренностей, так как в них отражены законные чаяния дончан и луганчан. Минские договорённости согласованы с их участием и участием Германии и Франции, которые представляют весь Европейский союз. Более того, через неделю после подписания этих договорённостей мы обеспечили единогласное принятие резолюции Совета Безопасности ООН, утвердившей эти Минские договорённости в полном соответствии с духом и буквой той бумаги, на которой они изложены. Надо добиваться этого. Я об этом говорил нашим коллегам в Европе.

Сейчас мы с начальником Генерального штаба ВС Российской Федерации В.В.Герасимовым ездили, в том числе в Берлин и Париж. Там говорили в основном про сирийских беженцев. Это острая тема для европейцев и стран ближневосточного региона. Мы хотим согласовать принципы общей работы. Также затрагивалась Украина. Они предложили собрать новый саммит «нормандской четверки» (Германия, Франция, Россия, Украина), задающей тон в этой работе и поддерживающей процессы, которые затем должны получить оформление в Контактной группе, где уже есть представители Донбасса. Напомнили им, что в октябре 2016 г. очередной саммит проходил в Берлине, за год до этого в Париже. Тогда в Берлине лидеры четырех стран с указкой на карте смотрели, что там происходит, и сошлись на необходимости не просто начать отвод тяжелых вооружений, но и развести силы и средства. Договорились начать с трех пилотных участков – Петровское, Золотое и Станица Луганская, и сделать это в течение месяца. За это время из двух первых населенных пунктов силы и средства были отведены на согласованное расстояние. В отношении Станицы Луганской украинская делегация стала требовать недели полной тишины до того, как состоится такое разведение. На вопрос, почему в двух предыдущих случаях это не было выделено в качестве требования, ответа нет – здесь, мол, такая специфика, нужна неделя.

С тех пор миссия ОБСЕ двадцать два раза официально докладывала, что в Станице Луганской, в этом районе, было семь и более дней соблюдения режима прекращения огня. Украинская сторона говорила, что это не их статистика, а они насчитали пару выстрелов. Я не утрирую. До сих пор эта договорённость лидеров не выполняется. Более того, в первые два пункта, откуда в свое время были разведены силы с обеих сторон, опять входят и начинают в этих «серых» зонах окапываться. Пока такая не абстрактная, а сугубо конкретная договорённость первых лиц государств «нормандской четверки» о трех конкретных населенных пунктах не будет выполнена, считаю, что проводить очередной саммит будет не очень хорошо для репутации «нормандского формата». Не говоря о том, что в политической области такая элементарная вещь, как известная может быть многим «формула Ф.-В.Штайнмайера» не может быть положена на бумагу уже два с половиной года (скоро будет три).

В октябре 2015 г. занимавший в то время пост Министра иностранных дел ФРГ Ф.-В. Штайнмайер предложил примирить позиции о том, что должно быть первым – принятие закона об особом статусе Донбасса и его вступление в силу или проведение выборов. Он предложил компромисс: закон об особом статусе вступает в силу на временной основе в день голосования и на постоянной – в день опубликования доклада ОБСЕ об этих выборах (обычно это занимает пару месяцев). Подразумевалось, что этот закон вступит в силу на постоянной основе, если доклад ОБСЕ подтвердит, что выборы были свободными и справедливыми, но украинцы пытались под этим предлогом оттянуть выполнение договорённости. Скоро будет уже три года, как я сказал, как эта договорённость наряду со Станицей Луганской блокируются нашими украинскими коллегами и на встречах экспертов «нормандского формата», и в Контактной группе. Они категорически отказываются класть ее на бумагу. Ещё раз скажу, в этих условиях надо просто требовать. По-моему, наши западные партнеры, по крайней мере, в своих внутренних дискуссиях и приватных контактах с Киевом это осознают.

Вопрос: После 1991 г. Россия простила долгов на 140 миллиардов. Почему наша страна всем прощает долги? Эти деньги могли бы пойти на увеличение пенсии нашим ветеранам. Мы помогаем тушить пожары в Греции, а они высылают наших дипломатов. Может быть, пора переходить к прагматичной реальной политике?

С.В.Лавров: Во-первых, насчет 140 миллиардов. Здесь нужно принимать в расчет, что тогда долги калькулировались в ситуации, когда СССР не был неотъемлемой частью международной валютно-финансовой системы, рубль не был в нее интегрирован и курс просто устанавливался Госбанком Советского Союза. Некоторые могут помнить, когда доллар стоил 63 копейки. Если считать по этому курсу долги, а их СССР раздавал немало, прежде всего, странам, боровшимся против колониализма, за независимость (в основном это была военная помощь), то, конечно, это далеко от реальности.

Во-вторых, такого рода кредиты, которые предоставлялись борцам за независимость, по определению не опирались на какие-то международно-правовые договорённости. В значительной степени это были деньги, выдаваемые негосударственным субъектам.

В-третьих, как я понимаю, значительная часть этой суммы касается также долгов бывших советских республик. Они действительно были погашены Россией по договорённости, которая называлась «нулевой вариант» и предполагала, что Россия оплатит все долги, которые советские республики, ставшие независимыми, имели на тот момент, и в обмен получит всю заграничную собственность СССР за рубежом.

Не думаю, что те суммы, о которых Вы говорите и которые унаследованы от СССР, решили бы какие-то внутренние проблемы или существенно помогли бы их урегулированию, потому что эти долги на девяносто с лишним процентов, так я думаю, были невозвратными. До сих пор сохраняются некоторые долги, унаследованные от советской эпохи. Несколько лет назад мы списали африканским странам долгов, остававшихся с советских времен, на несколько миллиардов долларов, которые мы бы никогда не получили, потому что юридически очень трудно доказывать, по какому курсу предоставлялись эти деньги.

Насчет реальной политики и вопроса относительно того, не пора ли вернуться к прагматизму – да, пора. Мы стараемся действовать именно так. Все-таки наряду с прагматизмом у нас есть еще качества, которые определяют наши ценности – это добрососедство, стремление к справедливости, готовность поддержать близких людей. Все это проявляется, в том числе в рамках ОДКБ. Но такая готовность наших союзников по ОДКБ, конечно, должна тоже к чему-то обязывать и быть встречной. Здесь я с Вами абсолютно согласен.

По Греции мы уже делали комментарий. Могу еще раз сказать, у нас нет оснований сомневаться, что эти решения принимались под жестким давлением тех, кто хочет формировать из любой страны участника антироссийского фронта.

Россия. ЦФО > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 30 июля 2018 > № 2694601 Сергей Лавров

Полная версия — платный доступ ?


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 2 марта 2018 > № 2517283 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на совместном заседании Наблюдательного и Попечительского советов МГИМО 2 марта 2018 года

Уважаемые коллеги,

Друзья,

Рад видеть всех членов Наблюдательного и Попечительского советов МГИМО. Наши совместные заседания утвердились в качестве важного элемента принятия ключевых решений в сфере управления МГИМО как площадка для всестороннего обсуждения рождающихся идей и планов. Хотел бы особо подчеркнуть значение наших заседаний как механизма общественного контроля над деятельностью Университета. Для нашего Министерства и других министерств и ведомств, которые связаны со сферой внешней политики и международной деятельности, осуществляют контакты с международными партнерами, МГИМО по-прежнему остается важнейшим источником кадровых ресурсов специалистов-международников.

Сегодня МГИМО – это не просто учебный центр. Здесь активно занимаются переподготовкой как российских, так и зарубежных коллег в сфере новых угроз и вызовов, в области информационной безопасности, спортивной дипломатии и спортивного права. Нет нужды говорить, насколько важно это в нынешней ситуации. Образовательный процесс осуществляется в тесном контакте с такими партерами как Совет Европы, ОБСЕ, ЮНКТАД, ВТО, международные арбитражные инстанции.

Разумеется, мы очень ценим значение МГИМО для Министерства иностранных дел и других органов государственной власти и управления как источника не только кадровых ресурсов, о которых я уже сказал, но и интеллектуальной подпитки, надежного партнера по информационно-аналитическому сопровождению проектов и шагов на внешнеполитическом направлении.

Все более представительными становятся результаты научной деятельности. С МГИМО аффилированы 11 научных журналов, входящих в систему ВАК. Удерживаются стабильно высокие позиции в авторитетных международных рейтингах. Популяризация российских экспертных подходов и исследователей – это неотъемлемая составляющая продвижения объективного образа нашей страны за рубежом, повышения авторитета в академических кругах. Думаю, что все мы можем похвалить МГИМО, который продолжает наращивать интенсивность работы на этом направлении, повышая свою востребованность как источник достоверной аналитической информации о России, о наших подходах к ключевым проблемам глобальной и региональной безопасности и международного развития.

Считаю, что для укрепления позиций в сфере академической дипломатии (теперь уже есть такой термин), следует по максимуму использовать имеющийся потенциал, прежде всего, то обстоятельство, что МГИМО – базовая структура для наших дискуссионных механизмов с целым рядом стран, например, Российско-чешского дискуссионного форума. Особое внимание стоит уделить становлению нового канала российско-французского взаимодействия по линии гражданских обществ, созданного в прошлом году, – «Трианонского диалога». Это было совместно решение Президента России В.В.Путина и Президента Франции Э.Макрона во время визита В.В.Путина прошлым летом в Версаль. Сопредседателем этого вновь созданного «Трианонского диалога» с нашей стороны назначен А.В.Торкунов, с французской стороны – бывший посол Франции в России П.Морель.

В нынешнем году МГИМО предстоит активно подключиться к проведению Года Японии. Для этого есть хорошая основа: на базе Университета действует совместная группа историков, а японисты – как работающие в МГИМО, так и выпускники (например, Ф.К.Шодиев) – занимают высшие строчки профессиональных рейтингов, руководят двусторонними институтами неформального общения в сфере культуры, предпринимательства, информационного обмена.

Уникальные возможности для углубления взаимодействия с многосторонними институтами предоставляет деятельность Центра АСЕАН при МГИМО. В числе задач, которые стоят перед этой важной структурой, – содействие в организации бизнес-миссий для российских предпринимателей и руководителей регионов Российской Федерации в страны АСЕАН.

Говоря о региональной составляющей деятельности МГИМО, хотел бы упомянуть успешную реализацию проекта Одинцовского кампуса при содействии Губернатора Московской области А.Ю.Воробьева. Кампус вобрал в себя как традиционные компоненты высшего образования, так и Горчаковский лицей и даже среднее профессиональное образование по профильным для вуза специальностям – экономика, юриспруденция, банковское дело. В МГИМО пошли на смелый шаг, открыв новые направления и программы подготовки по бизнес- и прикладной информатике, системному анализу и моделированию социально-экономических процессов. Думаю, результат показывает, что, пойдя на этот шаг, в университете не ошиблись. Тем самым, «цифровая экономика» плотно входит в образовательный процесс.

МГИМО укрепляется как опорный вуз в системе переподготовки кадров для региональной и муниципальной власти Подмосковья, а его деятельность придает импульс всей системе образования региона. Наряду с Губернатором Московской области А.Ю.Воробьевым, хотел бы отметить главу Одинцовского района А.Р.Иванова, который также оказывает непосредственное внимание работе МГИМО в рамках кампуса.

Отдельная тема – наращивание МГИМО, параллельно с содержательной реформой образования, своих инфраструктурных возможностей. Речь, прежде всего, о 18-этажном здании общежития на Проспекте Вернадского. Впереди работы немало, но основная часть уже сделана.

Процесс реформирования рассчитан еще на несколько лет. Но поставленные в его рамках задачи реализуются системно – в рамках принятой в 2015 году Стратегии развития МГИМО. Ее успешное осуществление обеспечивает в том числе стабильная работа Эндаумента МГИМО, который благодаря последовательной поддержке попечителей, за которую мы искренне признательны, стал значимым механизмом проектного финансирования.

К слову, в результате нашего прошлогоднего заседания, в ходе которого была проведена детальная презентация, многие из присутствующих стали нашими соратниками по развитию МГИМО, по реализации конкретных проектов. Еще раз самые теплые слова признательности за помощь.

Основные приоритеты Стратегии связаны с укреплением преподавательского состава и администраторов, а также с повышением качества преподавания, дальнейшим продвижением вуза в рамках общероссийской программы развития экспорта образовательных услуг, цифровизацией образовательного контента и кардинальной модернизацией IT-возможностей. МГИМО выходит в новые сферы образования и исследований – экология и природопользование, анализ товарно-сырьевых рынков, менеджмент инноваций и уже упоминавшиеся математико-экономические специальности и программы, совершенно новые подходы к изучению финансов и риск-менеджменту. Это амбициозная, но вполне решаемая задача – вывод на качественно новый уровень экономической школы МГИМО. Убежден, что направления приложения усилий в Стратегии выбраны правильно, и за это стоит поблагодарить весь профессорско-преподавательский состав во главе с ректором МГИМО А.В.Торкуновым.

Сегодня нам предстоит заслушать А.В.Торкунова на тему исполнения плана финансово-хозяйственной деятельности МГИМО и основных финансовых индикаторов на текущий год. Подробные материалы по этим вопросам заблаговременно разосланы.

Наблюдательный совет энергично работает в заочном режиме, контролирует хозяйственную и административно-организационную активность МГИМО. Задача Попечительского совета – посмотреть на эти процессы через оптику долгосрочного планирования, а по итогам

дискуссии – одобрить проект решения. Разумеется, с учетом тех замечаний, предложений и комментариев, сделанных в ходе сегодняшнего заседания.

Благодарю за внимание и передаю слово А.В.Торкунову.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 2 марта 2018 > № 2517283 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 24 января 2018 > № 2471366 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на открытии XXVI Международных Рождественских образовательных чтений, Москва, 24 января 2018 года

Ваше Святейшество,

Ваше Преосвященство,

Уважаемые коллеги,

Друзья,

Хотел бы также сердечно поприветствовать организаторов, участников и гостей очередных, уже 26-х Международных Рождественских образовательных чтений.

Для меня большая честь вновь выступить на открытии этого форума, ставшего за долгие годы плодотворной работы авторитетной площадкой для обсуждения актуальных, волнующих всех нас вопросов общероссийской повестки дня. Вырабатываемые в его рамках инициативы и рекомендации вносят полезный вклад в обеспечение гармоничного развития России, упрочение общегражданского, межнационального и межконфессионального мира и согласия.

Актуальность темы нынешней встречи (об этом уже говорилось до меня) трудно переоценить. Президент Российской Федерации В.В.Путин, выступая на заседании Архиерейского собора 1 декабря прошлого года, подчеркнул, что сегодня мы видим, как размываются традиционные ценности во многих странах, и это ведет к взаимному отчуждению, обезличиванию людей.

Очевидно, что пересмотр базовых норм морали, вседозволенность, доведенная до абсурда толерантность наносят непоправимый ущерб нравственному здоровью людей, лишают их культурно-цивилизационных корней. Например, в ряде стран-членов Евросоюза вводятся запреты на религиозную атрибутику, родителей лишают права воспитывать детей в духе христианской морали и другие примеры, которые приводились во вступительном слове Его Святейшества. Хотел бы напомнить, что в своё время Евросоюз отказался закрепить в своих уставных документах тезис о том, что Европейская цивилизация имеет христианские корни. Думаю, что тот, кто стыдится своих нравственных корней, не может уважать представителей других вероисповеданий, точно также, как не вызывает у них уважения к себе. Это создаёт питательную среду для ксенофобии и нетерпимости, открывает путь к саморазрушению общества. Важно энергично противостоять псевдолиберальным подходам, поощряющим деструктивные модели поведения.

Глубокую тревогу вызывают агрессивные попытки навязывать другим народам мира чуждые им ценности.

На примере Ближнего Востока и Севера Африки мы видим, к чему приводит безответственная «социальная инженерия». В результате вмешательства Запада во внутренние дела суверенных государств – Ирака Ливии, Сирии образовался политический, правовой и во многом духовный вакуум, который заполнили террористы, бросившие вызов всему человечеству. Преследованиям и гонениям подвергаются представители всех конфессий, особенно христиане, которые под угрозой физического истребления были вынуждены массово покидать места исторического проживания. Особенно взрывоопасной оказалась ситуация в Сирии.

Сегодня положение в этой многострадальной стране начинает постепенно выправляться. Благодаря поддержке, которая была оказана российскими вооруженными силами законному правительству в Дамаске, благодаря активными дипломатическими усилиями Москвы, удалось разгромить группировку ИГИЛ в Сирии и сохранить сирийскую государственность, создать предпосылки для решения гуманитарных проблем и реального политического урегулирования на основе решений СБ ООН. В настоящее время мы продолжаем работать над организацией Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, который призван помочь реализовывать достигнутые в Совете Безопасности ООН договорённости.

Будем и впредь помогать политическому урегулированию других кризисов и конфликтов, которыми, к сожалению, столь богат ближневосточный регион. Исходим из того, что их скорейшее преодоление вернет людей к себе на родину, поможет восстановить разрушенные храмы. Вместе с Русской Православной Церковью, Ватиканом, коллегами из Армении, Белоруссии, других стран мы организовали своего рода движение в защиту христиан на Ближнем Востоке, проводя специальные мероприятия в рамках ОБСЕ и Совета ООН по правам человека.

Не могу не затронуть и ситуацию на соседней Украине, также ставшей жертвой опаснейших геополитических экспериментов. Пришедшие к власти в результате государственного переворота деятели пытаются вбить клин между двумя братскими народами. Ведется открытая борьба против русского языка – именно на это нацелен украинский закон «Об образовании», грубо нарушающий международные обязательства Киева. Продолжается попустительство захватам храмов канонической Украинской православной церкви, насилию в отношении ее клира и верующих. Не прекращаются попытки ограничить деятельность этой крупнейшей конфессии Украины, расколоть церковные общины. Мы потребовали конкретной реакции на все эти противоправные действия со стороны ОБСЕ, Совета Европы, ООН, а также Евросоюза. Пока такой реакции мы в должной мере не увидели.

Внесли предложение в ООН и ОБСЕ о пресечении такого позорного, безнравственного явления, как война с памятниками, которая развернута на Украине, в Польше и в некоторых странах Прибалтики.

Хотел бы еще раз напомнить, что единственным путем урегулирования внутриукраинского кризиса, преодоления разделительных линий в обществе остается полная и последовательная реализация Минского «Комплекса мер», одобренного Советом Безопасности ООН. Основное препятствие на этом пути – киевская «партия войны», которая хочет похоронить Минские договоренности и идет на поводу у экстремистов, объявив блокаду Донбасса и приняв в Верховной Раде закон, оправдывающий силовое решение внутриукраинского кризиса.

Ваше Святейшество,

Дорогие друзья,

Наша дипломатия продолжит отстаивать нравственные начала международной жизни, продвигать в межгосударственном общении принципы честности, правды, добра и справедливости. Такая линия, несмотря на все сопротивление ей, пользуется широкой поддержкой в мировом сообществе. Все большее число людей, в том числе и на европейском континенте, смотрят сегодня на нашу страну как на защитницу традиционных ценностей.

Опора на идеалы, общие для всех мировых религий, уважение самобытности и культурно-цивилизационного многообразия народов мира, их права на выбор собственного пути развития – важнейший ориентир в деле поиска эффективных ответов на многочисленные вызовы и угрозы современности. МИД России готов к дальнейшему укреплению плодотворного взаимодействия, которое сложилось у нас с Русской Православной Церковью, ее приходами за рубежом, другими традиционными конфессиями России.

Уверен, что свой вклад в решение этих и других важнейших задач внесут Рождественские чтения. Желаю вам плодотворной работы и интересных дискуссий.

Спасибо за внимание.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 24 января 2018 > № 2471366 Сергей Лавров


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > mid.ru, 21 октября 2017 > № 2371810 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова для фильма о XIX Всемирном фестивале молодежи и студентов, Сочи, 21 октября 2017 года

Вопрос: 70 лет назад состоялся первый Фестиваль молодежи и студентов. Тогда молодых людей сплотила вера в то, что дружба и искренность могут растопить лед недоверия. Какой главный смысл у фестиваля сегодня? В чем его важность?

С.В.Лавров: Как это ни странно, я думаю, что смысл нынешнего фестиваля тоже в том, чтобы дружба и взаимное доверие растопили лед нынешней атмосферы, которая сложилась в международных отношениях. Молодое поколение имеет все основания этот лед растопить через такие мероприятия, как сегодняшний фестиваль.

Вопрос: На фестиваль приехало более 30000 человек из 188 стран мира. Это очень разные люди – из разных стран, с разным политическим строем, с разной культурой и вероисповеданием. Что, по Вашему мнению, все-таки объединяет этих людей?

С.В.Лавров: Стремление общаться, делать это на основе взаимного уважения. Не только на фестивале представлены различные вероисповедания, культуры и цивилизации - это картина современного мира. Это культурно-цивилизационное разнообразие должно быть нашим общим богатством, на основе которого мы должны стремиться к процветанию и развитию всех сфер человеческой жизни, в какой бы части мира это ни происходило.

То, что молодежь, которая сегодня собралась в Российской Федерации, в Сочи и других городах, представляет собой очень репрезентативный срез мировой цивилизации, позволяет надеяться, что когда эти молодые люди возьмут в свои руки бразды правления в своих странах и во внешнеполитических делах, мы не будем наблюдать такие печальные события, которые сегодня происходят на международной арене.

Вопрос: На фестивале обсуждается много проблем современного мира. Как Вы думаете, что должны сделать молодые люди уже сегодня, чтобы начать менять мир к лучшему?

С.В.Лавров: Честно говоря, мне придется повториться. Они должны лучше понимать и слышать друг друга, а главное - делать выводы из того, что люди разные, мир многообразен. Невозможно обеспечить процветание какой-то одной его части, как бы она ни называлась («золотой миллиард», как это раньше было принято, или что-то еще) за счет бед и прозябания огромной территории остальных регионов. Только на основе коллективных решений, которые будут обеспечивать баланс интересов, а не доминирование чьих-то интересов над интересами других, можно обеспечить устойчивое развитие мира, включая устойчивое развитие мировой экономики во всех ее сегментах на Западе. В этом смысл всего происходящего и нашей внешней политики. Мы продвигаем повестку дня, которая объединяет, а не пытается назначить кого-то главным, а все остальные должны слушаться.

Я убежден, что дух фестиваля, атмосфера, которая создана здесь организаторами, прекрасно этому способствует. Желаю всем участникам больших успехов.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > mid.ru, 21 октября 2017 > № 2371810 Сергей Лавров


Россия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 6 октября 2017 > № 2340641 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на IV Международном форуме выпускников МГИМО, Астана, 6 октября 2017 года

Уважаемые Касым-Жомарт Кемельевич,

Кайрат Кудайбергенович,

Анатолий Васильевич,

Дорогие друзья,

Очень приятно быть на этом Форуме, который уже стал традиционным. Надеюсь, что традиция будет сохранена. Прежде всего позвольте огласить приветствие Президента России В.В.Путина участникам и гостям IV Международного форума выпускников МГИМО:

«Дорогие друзья,

Приветствую вас по случаю открытия IV Международного форума выпускников МГИМО.

В этом году гостей из разных стран – сотрудников государственных ведомств, дипломатов, ученых-международников, журналистов, общественных деятелей, представителей деловых кругов – встречает Астана, которая по праву считается одним из центров многосторонней дипломатии, международного экономического сотрудничества и евразийских интеграционных процессов.

МГИМО пользуется заслуженным авторитетом в России и за ее пределами, славится своими научными школами и добрыми традициями фундаментального образования. Многонациональное сообщество его выпускников объединено не только теплыми чувствами к своей «alma mater», но и приверженностью принципам взаимного уважения, искренней заинтересованностью в развитии международного сотрудничества.

Хотел бы искренне поблагодарить Президента Республики Казахстан Нурсултана Абишевича Назарбаева, Председателя Сената Парламента Республики Казахстан Касым-Жомарта Кемельевича Токаева – выпускника МГИМО, а также всех казахстанских коллег, принявших участие в подготовке столь масштабного мероприятия.

Уверен, что участников форума ждут интересные, содержательные дискуссии, которые послужат укреплению дружбы и взаимопонимания между народами разных стран.

Желаю вам успешной работы и всего самого доброго.

В.Путин»

Со своей стороны хотел бы также выразить глубокую признательность всем руководителям Казахстана, лично Президенту, Председателю Сената, всем нашим друзьям за поддержку в организации форума, за оказанные его участникам исключительно теплый прием и гостеприимство.

Рад сегодня встретиться с вами. Вижу в зале много хорошо знакомых лиц, друзей. Высокий уровень присутствующих из десятков государств мира – убедительное свидетельство незыблемости мгимовского товарищества. Всех нас, где бы мы ни трудились, объединяют годы учебы в alma mater, которая для многих стала без преувеличения «вторым домом».

Мы гордимся тем, что родной Университет, не останавливаясь на достигнутом, продолжает динамично развиваться, наращивать учебный и научно-исследовательский потенциал, прочно удерживать высокие показатели в международных и отечественных академических рейтингах. Совершенствуется система подготовки специалистов-международников в самых разных областях – от экономики и политологии до государственного управления. Важным событием в жизни вуза стало открытие в прошлом году кампуса в городе Одинцово Московской области.

Университет последовательно расширяет свои международные связи, предоставляет возможность преподавателям и студентом стажироваться за рубежом, приобретает новых иностранных партнеров. В числе последних примеров – подписание в ходе официального визита Президента России В.В.Путина в Ашхабад Соглашения о сотрудничестве между МГИМО и Институтом международных отношений МИД Туркменистана.

Для дипломатов особенно важно, что Университет - не только «кузница кадров» для внешней политики, мировой лидер по количеству преподаваемых иностранных языков, но и цитадель «дружбы народов». Среди его выпускников – представители более пятидесяти государств.

Руководство МГИМО всемерно поддерживает в университете атмосферу межнационального и межконфессионального согласия, помогает осознать значение патриотизма, уважительного отношения к представителям других культур и религий, умения честно высказывать свою позицию и слышать позицию собеседника. Все эти качества крайне необходимы для специалистов-международников в любой стране. Сегодня, когда продолжается процесс формирования устойчивой полицентричной системы мироустройства, отражающей культурно-цивилизационное многообразие современного мира, усилия по воспитанию молодежи в духе открытости и взаимопонимания, а не запрограммированной конфронтации, востребованы как никогда.

Россия проводит активный внешнеполитический курс, продвигает объединительную, сбалансированную, устремленную в будущее повестку дня, нацелена на выстраивание равноправных, взаимовыгодных отношений со всеми без исключения государствами и интеграционными объединениями на основе соблюдения принципов международного права, уважения интересов друг друга и невмешательства во внутренние дела. Именно такие подходы, когда никто не навязывает свои взгляды и рецепты другим, когда во главу угла ставятся ценности правды, справедливости, умение мыслить самостоятельно, органично присущи нашему университету.

Рассчитываю, что реализация насыщенной программы форума позволит не только вспомнить «дух МГИМО», погрузиться в его неповторимую атмосферу, но и рассмотреть новые инициативы, призванные способствовать сохранению доверия и взаимопонимания, углублению сотрудничества между странами и народами.

В заключение хочу – в качестве Председателя Попечительского совета МГИМО – выразить искреннюю признательность всем входящим в его состав друзьям – как россиянам, так и гражданам зарубежных стран. Особая благодарность – попечителям, поддерживающим своими взносами в «Эндаумент», позволяющий Университету получать дополнительные ресурсы для поступательного развития.

Желаю вам плодотворного общения, ярких впечатлений, всего самого хорошего.

Россия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 6 октября 2017 > № 2340641 Сергей Лавров


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 1 сентября 2017 > № 2292997 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе встречи со студентами и профессорско-преподавательским составом МГИМО и Дипакадемии, Москва, 1 сентября 2017 года

Уважаемый Анатолий Васильевич,

Уважаемый Евгений Петрович,

Дорогие друзья,

Хотел бы искренне в очередной раз на этой традиционной встрече приветствовать первокурсников, преподавателей, руководство МГИМО и Дипакадемии. Но, прежде всего, первокурсников, которые сегодня впервые вступают в новый этап уже самостоятельной жизни и вливаются в ряды тех, кто решил посвятить свою жизнь профессии специалиста-международника, неважно из какой международной сферы – будь то дипломатия, бизнес, журналистика или международные отношения. Сейчас очень много профессий, которые не могут быть полноценными без международного фактора.

Я только что присутствовал на торжественной линейке в первый учебный день гимназии имени Е.М.Примакова Московской области, где говорили о значении, которое в нашей стране придается молодому поколению. Наверное, и в этой аудитории уместна эта тема, потому что через какое-то непродолжительное время именно вам предстоит брать на себя ответственность за обеспечение развития нашего Отечества, защиты его интересов на международной арене. Неотъемлемое условие для того, чтобы страна развивалась эффективно – обеспечение максимально благоприятных внешних условий за счет проведения ответственной, самостоятельной, ориентированной на национальные интересы внешней политики. Таким курсом мы следуем последовательно.

Президент Российской Федерации В.В.Путин неоднократно подчеркивал, что то, что мы сейчас наблюдаем в виде конфронтации, попыток изолироваться или самоизолироваться – это совсем не наш выбор. Мы открыты для сотрудничества со всеми, кто к этому готов, но, разумеется, на основе взаимного уважения, равноправия, учета интересов друг друга, соблюдения международного права во всей его полноте, а не только в той части, которая сегодня отвечает конъюнктурным стремлениям того или иного нашего партнера.

Россия обладает уникальным геостратегическим положением, значительным военно-политическим и экономическим потенциалом, статусом постоянного члена Совета Безопасности ООН и благодаря всем этим факторам является одним из ключевых центров человеческой цивилизации. Мы не раз в нашей истории доказывали, что способны успешно решать задачи внутреннего развития, эффективно отстаивать свой суверенитет, а при необходимости защищать права наших соотечественников за рубежом, служить опорой союзникам. История убеждала уже не раз, что подчинить нас какому-то чуждому влиянию, пытаться решать свои проблемы за наш счет не получится, и я уверен, не получится и впредь. Повторю еще раз, эти уроки извлекаются, наверное, не всеми.

Не секрет, что определенной части того, что принято называть политической элитой на Западе не нравится наша самостоятельная политика. Там хотели бы иметь дело с послушной Россией, готовой идти на уступки во вред себе. Отсюда – стремление наказать нас за то, что мы отстаиваем свое законное место в международных делах и в мире. Вы, наверняка, знаете, как происходят попытки такого наказания. Используются различные инструменты сдерживания, санкции, информационные войны, нацеленные на то, чтобы извратить наши принципиальные подходы к различным международным проблемам и опорочить наш курс в международных делах.

Хорошо известно, кто на самом деле в последние годы нарушал основополагающие принципы международного права – суверенное равенство государств, обязательства не вмешиваться в их внутренние дела и мирным способом урегулировать все споры. Все это Устав ООН. Знаем, кто попрал обязательства в ОБСЕ, резолюции СБ ООН, бомбил Югославию, Ирак и Ливию, сеял хаос в регионе Ближнего Востока и Северной Африки и кто дал возможность поднять голову террористическому интернационалу, благодаря чьим авантюрам была создана «Аль-Каида», ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра», которые сейчас являются главными врагами всего человечества.

Россия всегда выступала и будет выступать против беззакония на международной арене. Совсем недавно мы совместно с Китайской Народной Республикой подписали декларацию о повышении роли международного права в межгосударственных отношениях и распространили ее в качестве официального документа ООН. Пригласили к дискуссиям, но энтузиазма со стороны наших западных партнёров не наблюдаем, хотя будем твердо продолжать работать в интересах стабилизации мирового порядка.

При этом очень важно понимать, что мы не стремимся ни к возрождению империи, ни к геополитической или какой-то иной экспансии. Все, что мы хотим, – строить свою жизнь самим, без чужих подсказок и непрошенных советов, без попыток натравливать на нас дружественные и родственные нам народы, с которыми нас связывают многие столетия совместной истории, культуры, традиций и семейные узы. При этом и мы сами не навязываем свои взгляды и рецепты никому. Но, как я уже сказал, мы не приемлем логики чьей-то исключительности, по принципу «что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку».

Мы видим, что многим на Западе трудно признать очевидную вещь – «постбиполярный» этап закончился. Расчеты заменить его воцарением гегемона провалились. Сегодня идет процесс становления нового, более справедливого и демократического полицентричного мироустройства. Его суть – в появлении и укреплении новых центров экономической мощи и связанного с этим политического влияния. Руководствуясь собственными национальными интересами, страны и возрождающиеся центры силы стремятся активно участвовать в формировании международной повестки дня, чтобы она отражала их интересы, уверенно берут свою часть ответственности за поддержание безопасности и стабильности на различных уровнях. По сути, многополярность – это воплощение культурно-цивилизационного многообразия современного мира, желания народов самим определять свою судьбу, естественного стремления к справедливости, причем так, как это видели те, кто писал Устав ООН. Перечитав его, мы поймем, что ничего сверхъестественного те, кто хочет большей справедливости в мировых делах, не просят.

Стремление узкой группы западных государств воспрепятствовать чаяниям народов, не гнушаясь диктата и применения силы в обход СБ ООН, конечно, тормозит становление многополярного миропорядка, но остановить этот объективный и неумолимый процесс никто не в состоянии.

Мы убеждены в безальтернативности возрождения культуры диалога, поиска компромисса, возвращения к созидательной дипломатии как инструменту согласования общеприемлемых решений – в политике, экономике, финансах, экологии. Только объединяя усилия всем миром и на основе баланса интересов можно выйти на эффективные развязки, и делать это следует не откладывая.

Напряженность последних лет дорого обходится для международной стабильности. Особую тревогу вызывают настойчивые усилия НАТО по изменению военно-политической ситуации в Евроатлантике, включая наращивание военного присутствия и инфраструктуры в приграничных с Россией регионах, и, конечно же, создание европейского сегмента американской глобальной ПРО. Наверное, это понятно тем, кто инициирует подобные неконструктивные действия, что при любом развитии событий мы сможем надежно обеспечить суверенитет и безопасность страны. Но как страна ответственная, мы твердо привержены тем декларациям, которые принимались за последние 20 лет в ОБСЕ и Совете Россия-НАТО. Мы все хотим сформировать пространство равной безопасности в Евроатлантике и Евразии, никто из нас не будет укреплять свою безопасность за счет ущемления безопасности других. К сожалению, эти декларации остались на бумаге в виде политических обещаний. Наши попытки сделать их юридически обязательными были отвергнуты западными странами. Убежден, если бы этого не произошло и если бы равная и неделимая безопасность действительно обрела юридически обязывающую форму, то многих конфликтов, которые сохраняются сейчас в Европе давно бы не было, их бы урегулировали. Я думаю, это касается приднестровского, карабахского и косовского конфликтов. При наличии юридически обязывающих норм равной безопасности уже давно можно было договориться о неприменении силы в Закавказье, чего мы давно добиваемся. Самого свежего украинского кризиса, наверное, вообще бы не было, если бы мы все уважали те обязательства, которые брали на себя в ОБСЕ – равной и неделимой безопасности.

Тем не менее, мы будем по-прежнему добиваться объединения усилий всех стран в Евроатлантике и во всем мире для отражения общих для всех страшных угроз, прежде всего угрозы международного терроризма. Мы помогаем законному Правительству Сирии ликвидировать террористов и способствуем общесирийскому политическому процессу, причем работаем со всеми сторонами и не поощряем вмешательства извне, исходя из того, что судьбу своей страны должны определять сами сирийцы. Ровно на основе таких же принципов мы работаем со всеми участниками кризисов в Ливии, Ираке, Йемене для решения стоящих перед этими странами проблем. Предлагаем помощь в возобновлении палестино-израильских переговоров, продвигаем инициативы о национальном примирении в Афганистане, в мирном урегулировании ядерной проблемы Корейского полуострова.

Долгосрочный характер носит реализация инициативы Президента России В.В.Путина по формированию Большого Евразийского партнерства, который предусматривает налаживание открытой многосторонней торгово-экономической кооперации стран-участниц ЕАЭС, ШОС, АСЕАН, а в перспективе и других государств Азии и Европы, в интересах формирования единого экономического пространства от Атлантики до Тихого океана. Это давняя идея, но сейчас с учетом живого интереса, который проявляется к ней в региональных интеграционных группировках, вполне может претвориться в конкретные дела.

Надеемся, что здравый смысл и политическая мудрость позволят восстановить наши отношения с ЕС и его членами на основе подлинного добрососедства, предсказуемости и открытости.

Что касается еще одного нашего соседа – США, то, как говорил Президент Российской Федерации В.В.Путин, мы не ищем ссоры с этой страной и были всегда дружественно настроены к американскому народу. Сейчас открыты для конструктивного взаимодействия – там, где это отвечает российским интересам. Искренне хотим, чтобы двусторонняя политическая атмосфера стала нормальной. Но, как вам известно, для танго нужны двое. Пока, по-моему, наши американские партнеры исполняют раз за разом индивидуальный брейкданс.

Мы в целом по-прежнему будем продвигать позитивную повестку дня, взаимоуважительные подходы, искать и находить компромиссы. Именно таким образом выстраиваем наше взаимодействие в ЕАЭС, ОДКБ, СНГ, ШОС, БРИКС и на двусторонней основе без преувеличения со странами всех континентов.

Спасибо. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: В июле Россия, США и Иордания договорились о создании зоны деэскалации на юго-западе Сирии, однако встретили жесткую критику со стороны Израиля. С чем, на Ваш взгляд, связана подобная реакция этой страны?

С.В.Лавров: Я бы не сказал, что это решение стало неким шагом в сторону игнорирования интересов безопасности Израиля. Когда это решение готовилось, то наряду с трехсторонними российско-иордано-американскими контактами израильские партнеры информировались о том, в каком направлении движется эта работа. По завершении основной ее части (модальности конкретного функционирования данной зоны, обеспечения ее мониторинга, наблюдения за ненарушением прекращения огня, за доставкой гуманитарной помощи еще предстоит согласовать, хотя зона уже функциональна) мы слышали, в том числе во время визита Премьер-министра Б.Нетаньяху в Сочи для встречи с Президентом России В.В.Путиным, то, что Израиль по-прежнему озабочен своей безопасностью. Мы это прекрасно понимаем. Всегда во всех наших дискуссиях по ближневосточной проблематике, будь то сирийская, ливанская, палестино-израильская, мы исходим из того, что в любой договоренности (к сожалению, их пока не так много) интересы безопасности Израиля, как, естественно, и всех других стран, должны быть обеспечены. Мы заверили израильских коллег, что если у них и есть какие-то опасения насчет того, что их безопасность будет уязвлена, то они не должны иметь под собой каких-либо оснований, потому что мы твердо привержены тому, чтобы этого не произошло. Подтверждением того, что так оно и есть, является комментарий самого Б.Нетаньяху в ответ на измышления какой-то израильской газеты о том, что его встреча с В.В.Путиным закончилась плохо. Он назвал это абсолютной неправдой. Это, наверное, самый хороший ответ на Ваш вопрос.

Вопрос: Еще Император Николай I в беседе с Послом Франции говорил, что его брат завещал ему крайне важные дела, и самое важное дело – восточное. Г.Киссинджер также отмечает, что события на Востоке, в частности в Сирии, демонстрируют чудовищную тенденцию распада государственности, постоянных споров и войн. В данном регионе ключевую роль играют ближневосточные державы, в частности Катар. Как, на Ваш взгляд, сирийский вопрос влияет на развитие двусторонних российско-катарских отношений?

С.В.Лавров: Нет ничего удивительного в том, что такие постоянно огнедышащие регионы, как Ближний Восток, Балканы, привлекающие к себе различных внешних игроков (причем не только соседних, но и издалека), остаются в центре внимания мировой политики многие века. Отсюда Вы «перекинули мостик» к нашим отношениям с Катаром. У нас очень хорошие отношения со всеми странами региона, включая государства Персидского залива, как арабские, так и Иран, с которыми мы выстраиваем доверительные отношения, всегда основываясь на желании понять конкретные интересы, которые продвигают наши партнеры в той или иной ситуации. Мы не согласны с теми, кто заявляет, что ту или иную страну в этом регионе нужно «посадить в коробку» (если переводить прямо) и вообще не выпускать за ее границы, чтобы она нигде ни на кого не влияла. Это нереально. Любая страна – большая или маленькая – имеет в современном мире свои интересы, которые не могут ограничиваться ее внутренним периметром. Всегда будет интерес работать с соотечественниками, соплеменниками той же конфессии, которой принадлежишь ты.

Недавно состоялась наша поездка в Кувейт, ОАЭ, Катар, через несколько дней мы едем в Саудовскую Аравию и Иорданию. Со всеми этими странами у нас хорошие отношения.

Если говорить о сирийском кризисе и его влиянии на наши отношения с Катаром, то с момента, когда администрация Б.Обамы полностью оказалась несостоятельной в выполнении договоренности, которую мы достигли с Дж.Керри еще в сентябре 2016 г. (несостоятельность объяснялась тем, что они провалили свое обещание отмежевать бандитов из «Джабхат ан-Нусры» от нормальной оппозиции, расписавшись в беспомощности), мы поняли, что нужно искать договороспособных партнеров, и таковыми оказались Турция и Иран. Мы договорились с ними о начале астанинского процесса, к которому в качестве наблюдателей подключились иорданцы и США, уже при Администрации Д.Трампа. Этот процесс продолжает активно работать, в его рамках одобрена и реализуется на практике Концепция создания зон деэскалации. Об одной (юго-западной) мы только что говорили. Созданы также зоны в Восточной Гуте и в районе г.Хомс, которые также достаточно успешно налаживают свое функционирование, – там решаются вопросы патрулирования, мониторинга, доставки гуманитарной помощи. МИД и Министерство обороны России настойчиво просят международные гуманитарные организации не тянуть с направлением такой помощи под предлогом выдуманных проблем с Правительством Б.Асада. Проблем нет – безопасность обеспечена. Дело в том, чтобы направлять помощь непосредственно в эти зоны по маршрутам, которые наиболее эффективны, однако наши партнеры пытаются сохранять «трансграничные» маршруты, которые использовались с территорий Турции и Иордании при практическом отсутствии какого-то контроля со стороны ооновцев. Там просто физически трудно это обеспечить и важно понимать, что перевозят в тех или иных грузах. Уверен, что большинство товаров являются гуманитарными, но учитывая, что на территории стран региона действуют различные неподконтрольные никому группировки, могут быть и злоупотребления. Мы хотим этого избежать.

Когда мы стали работать в «астанинском формате» с Ираном и Турцией, то специально поинтересовались у арабских коллег в регионе, устраивает ли их такой формат. Конкретно Катар и Саудовская Аравия сказали нам, что их подходы к сирийскому урегулированию представляет Турция, но параллельно с этим мы вели двусторонний диалог с Эр-Риядом и Дохой. Мой нынешний визит подтвердил, что у нас с Катаром, по большому счету, есть нюансы в подходах – мы более близки с проправительственными силами, а они с оппозиционными. Но желание прекратить войну, понимание важности использования в этих целях зон деэскалации и налаживания прямого диалога между всеми нетеррористическими вооруженными отрядами и Правительством у нас абсолютно идентичные. Также катарские коллеги подтвердили нам необходимость обеспечить светский характер сирийского государства, в котором все этноконфессиональные группы будут пользоваться равными правами и будут одинаково защищены.

Повторю, легких партнеров, наверное, нигде нельзя найти, но если ты слушаешь своего собеседника и стараешься его услышать, то он отвечает взаимностью, и тогда вы находите решения, позволяющие двигаться вперед. Это гораздо сложнее, чем требовать, чтобы все подчинились твоему мнению, а неподчинившихся тут же, без всякой дипломатической дискуссии, загонять в санкционные режимы. Но у меня нет сомнений в том, что это в миллион раз продуктивнее.

Вопрос: Каковы были Ваши впечатления от первой заграничной командировки?

С.В.Лавров: Сразу после института я поехал в командировку в качестве секретаря-референта в Посольство в Коломбо в Шри-Ланке. Когда самолет приземлился (в Посольство летело несколько человек, включая дежурных комендантов), нас встречал микроавтобус с сотрудником Посольства и водителем. Мы ехали, когда уже было темно кругом. Квакали лягушки, шумели цикады. Спустя минут двадцать мы спросили, далеко ли до города, а нам ответили, что мы уже в городе.

Я провел четыре года в этой прекрасной стране, которая только вышла из гражданской войны. Природа очень щедро одарила именно Шри-Ланку великолепными пляжами, горными районами (в течение нескольких часов можно из комфортного горного воздуха попасть на жаркий пляж). В этой стране, конечно, есть и интересные исторические памятники: старый город Канди, Нувара Элия, горная вершина Адамов пик (по легенде, именно туда попали Адам и Ева, когда их изгнали из Эдема). Страна была в состоянии только после гражданской войны, и многое было там не в порядке.

Второй раз я оказался в Шри-Ланке года четыре назад, и сразу же взыграли ностальгические чувства. Мне понравилось, что страна уверенно развивается, становится краше. Для нас наиболее важным было то, что уже построили новое Посольство России, которое стало проектироваться, когда я еще находился там в 1973 г. Поэтому долгострой, к сожалению, свойственен и нашим зарубежным партнерам (правда, там были бюрократические сложности). Посольство получилось прекрасным, чему я очень рад.

Первая командировка – это всегда новый мир, открытие для себя новых друзей. Если кто-то бывал за границей с туристической целью до того, как поехать туда работать, то это совсем другая история. В командировке ты общаешься, понимая, что это часть твоей работы, и ты должен, в идеале, получать удовольствие от общения с зарубежными партнерами, но и понимать, как это поможет тебе формулировать те вещи, которые требуются от тебя по служебным обязанностям.

Вопрос: Известно, что с основания ЕС Франция играла значимую роль в судьбе Евросоюза. Изменится ли траектория развития этого объединения с приходом нового лидера Франции?

С.В.Лавров: Президент Франции Э.Макрон обещает именно это, заявляя, что скоро у него будут конкретные идеи, как встряхнуть и возродить Европу, вернув ей активный интерес к решению своих проблем и преодолению сложностей, связанных с «брекзитом» и, прямо скажем, засильем брюссельской бюрократии, что вызывает недовольство не только у открытых критиков Еврокомиссии, таких как Польша, Венгрия и ряда других стран, но и у грандов – Германии, Франции, – это подспудно все равно проскальзывает. Это и понятно: Германия – самая мощная страна и, наверное, это должно быть отражено в том, как функционирует ЕС и как там принимаются решения. У кого больше экономического, политического, финансового веса, тот вправе претендовать на то, что его голос будет звучать громче и весомее. Однако еврокомиссары часто считают себя самыми главными и поэтому допускают, что национальные правительства можно игнорировать так же, как сейчас происходит с проектом «Северный поток–2». Есть официальное заключение юридической службы самой Еврокомиссии о том, что проект никоим образом не нарушает действующие в Евросоюзе правила и не требует никаких дальнейших согласований, а отдельные еврокомиссары говорят, что их юрслужба это сказала, но они будут думать по-другому. Это пример того, как действия Брюсселя воспринимаются в качестве тормоза на пути реализации взаимовыгодных проектов.

За последние несколько лет Франция действительно была больше поглощена внешнеполитическими инициативами и уделяла мало внимания Европе, как бы отдавая лидерство Берлину. Сейчас Президент Э.Макрон сказал, что считает важным не только сохранять германо-французскую связку, но и делать ее более сбалансированной. Это его решение. Будем наблюдать и делать выводы, поскольку для нас небезразлично, как развивается ЕС. Хотим видеть его единым, сильным и опирающимся на принципы межгосударственного общения, которые всегда использовались в нормальных ситуациях: равноправие, взаимное уважение и поиск баланса интересов.

Вопрос: Представляется, что Вашингтон рассматривает российскую дипсобственность в США как «разменную монету». Правда ли это? Если так, то что они хотят получить взамен?

С.В.Лавров: Если честно, даже не хочу это комментировать.

Мы наблюдаем какие-то пароксизмы, связанные с той самой исключительностью, которую Президент США Б.Обама постоянно подчеркивал, аррогантно указывая на место, по его разумению, которое должны занимать все остальные страны.

Санкции против России начались еще в 2013 г., задолго до украинских событий. Придумывались разные поводы. Была раздута история вокруг трагедии с юристом С.Л.Магнитским. Сейчас выясняются многие интересные факты, которые те, кто стоят за раздуванием данного скандала и принятием на его основе санкций, стараются замотать, воздействовать на суды, в которых рассматриваются иски в отношении того же самого У.Браудера, напрямую связанного, по убеждению наших следователей, с аферами, которые привели к смерти С.Л.Магнитского. Потом были другие санкции. На нас обижались из-за того, что Э.Сноуден решил не лететь туда, где ему грозила смертная казнь, попросив у нас убежища по гуманитарным соображениям. Б.Обама в 2013 г. даже отменил визит в Москву, который был согласован накануне саммита «Группы двадцати» в Санкт-Петербурге.

Неумение воспринимать реальность очень характерно для администрации Б.Обамы. Э.Сноуден попросил политического убежища в России в то время, как в США политического убежища просят миллионы людей, а некоторых они сами выкрадывают и обвиняют в чем угодно. Э.Сноуден, наверное, по американским законам совершил некие неправомерные действия, но нам США вообще никогда никого не выдавали даже, когда это были люди, совершившие преступления в России. Он в России ничего не нарушал и попросил защитить его от американской Фемиды, которая вполне могла приговорить его к электрическому стулу.

Еще один немаловажный факт – пока Э.Сноуден летел из Гонконга в Москву, чтобы дальше пересесть на рейс в Латинскую Америку, у него аннулировали паспорт. По всем, в том числе международным законам, мы не имели права никуда выпускать его из аэропорта, где и решалась судьба предоставления ему убежища.

Наверное, президент Б.Обама испытывал какие-то комплексы, что проявилось в неспособности выполнить договоренность о сирийском урегулировании. Американцы оказались просто неспособны сделать то, о чем договорились и что однозначно отвечало их интересам. Может, не захотели, а может, оказались неспособны отделить ту самую «Джабхат ан-Нусру» и прекратить с ней сотрудничать. Наши подозрения всегда крутились вокруг того, что они хотят впоследствии использовать ее для свержения режима Б.Асада, и пока не подкреплены ничем, кроме фактов, которые говорят о том, что они не борются против «Джабхат ан-Нусры» и не выполнили свое обещание изолировать ее.

Возможно, на почве расстройства внешней политикой и поражением Демократической партии на президентских выборах Б.Обама совершил, как я считаю, абсолютно неприличный шаг и за день до Нового года выгнал 35 российских дипломатов, что с семьями составляет более 100 человек, дав им два дня на то, чтобы они убрались. Это означало, что они не смогут дождаться прилетавшего через три дня прямого рейса Москва–Вашингтон, а должны будут ехать с детьми в Нью-Йорк 500 с лишним километров в не очень простых условиях, с багажом и прочим скарбом. Это было не очень благородно, тем более со стороны лауреата Нобелевской премии мира. Людям специально создали условия, когда они должны были натерпеться физических и бытовых сложностей из-за того, что на отъезд им дали два дня, было необходимо собирать вещи и уезжать. Конечно, российское руководство направило туда спецрейс, чтобы нормально, по-человечески всех вывезти.

Плюс, американцы арестовали, а, по сути, национализировали российскую собственность. Мы думали, что нынешняя Администрация сможет проявить здравый смысл, но, к сожалению, этого не позволили русофобы в Конгрессе, принявшие закон, в котором отнятую российскую собственность будет невозможно вернуть без «благословения» на то самого Конгресса. При нынешнем составе Конгресса и антироссийской истерике это практически невозможно. Произошедшее нарушает и американские законы, поскольку речь идет о нашей собственности, а в США она может быть отнята только по решению суда. Но их это не останавливает – у них специфическое понятие сути правового государства.

Как вы знаете, мы ответили абсолютно адекватно. Не стали делать чрезмерных шагов, попросили американскую сторону привести в полное соответствие количество российских и американских дипломатов с обеих сторон. Причем, если угодно, благородно включили в число российских дипломатов не только наши двусторонние дипломатические миссии в США, но и Представительство России при ООН (хотя оно не имеет никакого отношения к российско-американским отношениям и аккредитовано не при Белом доме, а при Генеральном секретаре ООН), а это более 150 человек. То есть, мы позволили американцам сохранить дополнительно больше на 150 сотрудников, занимающихся двусторонними вопросами в России, по сравнению с нашими сотрудниками, которые занимаются аналогичными вопросами в США. Мы считали, что это справедливо. Также мы попросили их прекратить использовать собственность, которая не идет ни в какое сравнение с комплексами под Вашингтоном и Нью-Йорком. Там это серьезные объекты, где можно отдыхать, принимать иностранных гостей, заниматься спортом, а здесь это небольшая территория в Серебряном Бору и небольшой склад, где они что-то хранили.

По поводу того, что вчера сообщил мне Госсекретарь США Р.Тиллерсон и что потом нам расписали в ноте, у меня двойственное ощущение. Они явно хотели как-то зацепиться за нашу логику о том, что 455 дипломатов – это паритет, и стали отталкиваться от этой логики, сократив на одну единицу количество российских генконсульств в США. У нас были генконсульства в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Сиэтле и Хьюстоне. Это давняя история, потому что при СССР у США тоже было четыре генконсульства: в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Владивостоке и Киеве. СССР не стало, Киев перестал быть местом, где находится американское генконсульство в России, и мы предложили США открыть четвертое генконсульство на нашей территории. Они отказались, сказав, что трех им достаточно. Здесь, конечно, можно говорить о паритете, но он все равно остается специфическим, поскольку, как я сказал, в количество дипломатов мы включили сотрудников Постпредства при ООН. Сейчас я говорю об этом и понимаю, что влезать в детали этой темы не очень хочется.

Отмечу, что закрытие генконсульства в Сан-Франциско, о котором было объявлено, также сопровождалось требованием освободить его за двое суток. Мы дали американцам месяц на то, чтобы они привели количество своего персонала в соответствие с количеством нашего в США, а наших 35 человек с семьями выгнали за двое суток и сейчас заставляют за это же время закрыть генконсульство. Сказали, правда, что все, кто работают в генеральном консульстве и еще в двух точках, занимавшихся в основном экономическими вопросами в Вашингтоне и Нью-Йорке, не обязательно должны уезжать, если не хотят, и могут быть переведены в другие наши загранучреждения – в Посольство в Вашингтоне и генконсульства в Сиэтле и Нью-Йорке.

Мы только ночью получили подробную ноту. Занимаемся этим и отреагируем, как только закончим анализ. Хочу сказать, что вся эта история с обменом санкционными выпадами затеяна была не нами, а администрацией Б.Обамы именно с целью подорвать российско-американские отношения и не позволить Д.Трампу выйти на стезю своего президентства с конструктивными предложениями, чтобы максимально затруднить для него выполнение своих предвыборных заявлений о необходимости нормализации отношений с Россией. Президент США Д.Трамп и сейчас повторяет эти заявления. Президент России В.В.Путин неоднократно говорил о том, что мы также в этом заинтересованы, но взаимоуважительное движение должно быть встречным. Мы к этому готовы. Разговор на эту тему продолжится независимо от того, когда и как мы отреагируем.

Вопрос: На пятом году членства России в ВТО в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации был внесен законопроект о денонсации протокола о присоединении России к соглашению. Как Вы считаете, какое влияние оказывает настоящая политическая ситуация на экономическую составляющую членства России в ВТО?

С.В.Лавров: Уже совершенно точно, что такое влияние не позитивно. Уже не раз мы говорили, что секторальные торгово-экономические санкции, которые ввели против нас, подрывают принципы и дух ВТО и соглашений, заключенных в ее рамках. Не раз говорили и о том, что планы по созданию региональных торгово-экономических блоков закрытого характера, которые вынашивала еще администрация Б.Обамы, также создают риски для глобальной открытой торговой системы, воплощенной в ВТО.

Сейчас, когда мы были вынуждены в ответ на абсолютно нелегитимные санкции ЕС и США предпринять ответные встречные меры, возникает достаточно много торговых споров, которые в нынешней ситуации не очень просто рассматривать. Мы выступаем всегда за то, чтобы любые споры урегулировались на основе взаимоприемлемых договоренностей за пределами арбитражных процедур. Не всегда это получается. Короткий ответ: «да», это не помогает эффективному использованию преимуществ, которые однозначно для России присутствуют в случае нормального функционирования всех механизмов ВТО.

Вопрос: Я гражданин Республики Беларусь. Недавно в Польше был принят закон, предусматривающий снос памятников периода Советов, в т.ч. порядка нескольких сотен памятников солдатам Красной Армии, которые ценой своей жизни освободили от фашизма саму Польшу и всю Европу. Такое вопиющее решение является оскорбительным для России и других стран, участвовавших в борьбе с фашизмом. В чем, на Ваш взгляд, причина такого поведения со стороны Польши? Каким образом можно было бы предотвратить негативные последствия подобных действий?

С.В.Лавров: Причина, по-моему, заключается в тех, кто заводит националистические настроения в польском обществе, кто очень старательно переписывает историю, кто пытается возродить польский национализм с позиций преподносимой исключительности, кто пытается свалить вину за все польские беды на нашу страну. Все это включает мероприятия, которые сейчас проводятся с целью преподнести Пакт Молотова-Риббентропа как начало и реальную причину Второй Мировой войны, забывая о том, что когда был Мюнхенский сговор и Чехословакию «поделили», Польша молча забрала себе «очень лакомый кусок». То, что это явилось серьезным толчком к созданию конфликтного потенциала в Европе, в Польше предпочитают не говорить. Так же предпочитают не говорить о том, что задолго до Пакта Молотова-Риббентропа Великобритания и Франция заключили схожие договоренности с гитлеровской Германией. Я не буду брать более древнюю историю, те времена, когда Польша продвигала идеи «троеморья», опять-таки стремясь упрочить свое влияние по периметру наших границ, не говоря о том, когда Польша внутри России пыталась укреплять за счет наших земель свои позиции.

У нас с поляками есть совместная Российско-польская группа по сложным вопросам. У каждой страны есть полное право иметь свой взгляд на свою историю, историю своих соседей и историю своих отношений с другими странами. Эта Комиссия работала достаточно продуктивно. На некоторых этапах выходили на совместные статьи, и была даже идея о совместном учебнике, посвященном значительному периоду отношений между Россией/СССР и Польшей. Сейчас Польша заморозила все без исключения форматы нашего общения: комиссии, которые существовали под эгидой министров иностранных дел и с участием других ведомств и целый ряд других каналов. Польша пытается формальное сохранение бумаги об этой Группе использовать для того, чтобы навязывать свои представления о происходящем. В ситуации, когда происходит то, с чего Вы начали свой вопрос, это абсолютно неприемлемо.

Вы знаете, у поляков много проблем с интерпретацией событий Второй Мировой войны, причем далеко не только с нами. Недавно у них были проблемы с украинцами, где на кладбище во Львове вандалами были обезображены могилы. Украинская сторона не нашла ничего лучше, как опять обвинить нас, что-де польские захоронения были осквернены российскими бандитами во Львове.

Я считаю, что привносить эти исторические фантазии в сегодняшнюю реальную политику очень опасно. В Польше ощущается реальное «промывание мозгов» населению в однозначно антироссийском ключе. Параллельные заявления о том, что они готовы общаться, предложения о встречах, лишь подчеркивают, что на таком фоне это просто невозможно.

Постоянно раздувается вранье в связи с трагедией, произошедшей в апреле 2010 года, когда самолет президента Польши Л.Качиньского с большим количеством представителей руководства разбился под Смоленском, задев березу в условиях плохой видимости, когда все рекомендовали не заходить на посадку. Все давно установлено. Сейчас пытаются делать какие-то абсурдные заявления о том, что обнаружены следы каких-то взрывчатых веществ на крыльях самолета. Все давным-давно было согласовано и завизировано нашими польскими коллегами.

Мне трудно здесь что-то добавить. Я вижу одержимость тем, чтобы создать в польском обществе атмосферу полного неприятия всего, что связано с Россией. Это плохо и абсолютно не соответствует принципам, под которыми подписалась Польша, вступая в ООН и при создании ОБСЕ. На это обращают внимание в той же ОБСЕ, потихоньку начиная критиковать Польшу. Надеюсь, что если все это продолжится, то будут критиковать за подобные ультранационалистические настроения более серьезно.

Вопрос: Говоря о будущем российской дипломатии, не подскажете, что должно стать ее основой для претворения в жизнь нашего внешнеполитического курса? Есть ли такие неэффективные методы, которые необходимо было бы исключить, т.е. другими словами, которые свое «отжили»?

С.В.Лавров: Если говорить в таком политическом плане, в том, что касается политических методов, то я уже упоминал, что методы диктата, ультиматума и санкций свое «отживают». На мой взгляд, они уже должны по сути дела считаться отжившими свое. Почему я упомянул санкции в качестве части дипломатии? Когда сейчас идет дискуссия вокруг КНДР и что с ней делать, мы и китайцы говорим, что исчерпаны все возможные санкции, которые были нацелены на то, чтобы не дать КНДР использовать внешние связи для развития запрещенных ей Советом Безопасности ООН ракетных и ядерных программ. Все мыслимые и даже немыслимые санкции, которые напрямую мало относятся к этим сферам жизнедеятельности КНДР, уже приняты Советом Безопасности ООН. В дополнение приняты односторонние санкции, которые мы считаем абсолютно нелегитимными. Если есть санкции Совета Безопасности ООН по одному вопросу, о котором договорились, то участник этой договоренности не имеет ни морального, ни юридического, я считаю, права делать что-то сверх этого. Коллективные санкции как решение Совета Безопасности ООН обязательны для всех. По моему убеждению, от таких решений нельзя ничего отнять (не выполнять что-то из того, что было согласовано), но ничего нельзя также и прибавлять. Когда мы сейчас с Китаем говорим, что методы давления исчерпаны и призываем придумать условия, чтобы сесть за стол переговоров, то нам отвечают, что военного решения никто не хочет (Россия и Китай, конечно, тоже никакого военного решения не приемлют). Но чтобы этого не было, то нужно «продолжить дипломатию». На наш вопрос о способе, отвечают предложением принять дополнительные санкции. Наши западные партнеры в своем менталитете определяют санкции как метод дипломатического инструмента. От них надо отказаться, равно как и от ультиматумов.

За американцами это стало водиться достаточно давно, а сейчас к этому стали привыкать европейцы. Как только они выносят свое предложение, которое явно сформулировано в одностороннем ключе и не отражает интересов того, кому это предложение делается, а мы и другие при этом призываем сесть, поговорить и обсудить, то отказываются, ссылаясь на время и указывая на санкции как инструмент «ускорения». Так сейчас пытаются действовать в отношении Южного Судана, который администрация Б.Обамы сознательно выпестовала и «отколола» от Судана. Сейчас в Южном Судане США что-то не понравилось, и они хотят применять против этой республики новые санкции по принципу «что хочу, то и ворочу». Формально это дипломатическая позиция, но этому не место в дипломатии.

В дипломатии есть место культуре консенсуса, культуре поиска диалога. Как в любой семье, когда у Вас не очень хорошее настроение, но Вы хотите чего-то добиться от товарища или родственника, то можно кричать (в зависимости от того, боится он Вас или нет, он может согласиться или нет), но лучше всего всегда, подавив в себе все нервные потуги, начать договариваться. Еще раз подчеркну, это гораздо дольше, чем крик с надеждой, что кто-то дрогнет, но в подавляющем большинстве случаев это единственный путь.

Если рассматривать то, о чем Вы спросили, с точки зрения современных технологий, то, конечно, их надо осваивать: социальные сети, электронную почту как средство доставки информации, многое другое. По мере развития нового технологического уклада эти возможности будут только расширяться, но это никогда не заменит прямой человеческой дипломатии через общение по двум причинам. Во-первых, сейчас очень много хакеров и «утечек». Они гораздо легче происходят именно в электронных средствах информации, нежели с традиционных носителей. Многие будут опасаться слишком много доверять новым технологиям, по крайней мере в том, что касается самых деликатных вещей. Во-вторых, ничем не заменить ситуацию, когда ты смотришь человеку в глаза и когда понимаешь, отвечает ли он тебе искренне (а не думает, как ему сформулировать реакцию на твой твит). По-моему, все так.

По поводу того, что касается ошибок, то в каждом случае их надо рассматривать индивидуально. Кто-то когда-то ошибся в Совете Безопасности ООН и на Корейском полуострове в начале 50-х гг. появились американские войска под названием «Войска ООН». Это конкретная ошибка. Необходимо рассматривать историю дипломатии в каждом конкретном случае.

Вопрос: В течение этого года мы наблюдаем тревожные сведения касательно настроений новой американской Администрации по выходу из Парижских соглашений. Судя по всему, это происходит, потому что эти соглашения не соответствуют интересам американской элиты. В связи с тем, что Вы в своем выступлении говорили об этом, а мы наблюдаем не одно десятилетие, что часто для США международные нормы или Устав ООН не становятся средством ограничения их власти, какие рычаги должны быть созданы? Какими способами можно воздействовать, в частности на США, чтобы решать общемировые и важные вопросы, которые представляют интерес для всего человечества?

С.В.Лавров: Я убежден, что только диалог и открытость к диалогу на основе равноправия, готовность услышать реальные озабоченности, которые побудили США выходить из Парижских соглашений, как и готовность и необходимость услышать реальные озабоченности любой страны, которая меняет свое отношение к тому или иному международному документу. Это происходит не первый раз.

Б.Обама баллотировался с обещанием сделать несколько сугубо конкретных вещей: закрыть нелегальную базу в Гуантанамо (чего он не сделал) и ратифицировать, среди прочего, Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Об этом он перестал даже упоминать через пару лет, и тоже не сделал. Это серьезные вещи, возможно, не менее серьезные, чем соглашения по климату. По большому счету, это добровольное дело. В этом и состоит сила международных договоров и конвенций — к ним присоединяются добровольно. Страна, которая увидела, что «вырисовывается» текст, который не учитывает ее интересы, вполне вправе не присоединиться. Так многие не присоединяются к Статуту МУС. Россия, подписав его, очень долго присматривалась, как он будет работать. В итоге мы отозвали свою подпись, потому что Обвинитель МУС повел себя абсолютно неадекватным образом, просто отказавшись рассматривать жалобы жителей Южной Осетии на то, как они подверглись нападению грузинской армии. Вместо этого он заявил, что будет рассматривать, как югоосетины действовали по отношению к напавшим на них грузинам.

Возвращаясь к парижскому документу. Он рамочный, а не прямого действия. Мы при подписании четко сказали, что будем рассматривать вопрос о его ратификации в зависимости от того, какой сложится механизм его реализации. Предусмотрено, что подписавшие страны после того, как эта рамочная договоренность будет одобрена, начинают процесс переговоров о том, что конкретно она означает, в том числе каковы доли сокращения выбросов, как и кем они будут контролироваться. Это самое главное, потому что это по большому счету конкретизированный лозунг. Там нет механизма его имплементации. Мы будем ждать, пока он будет согласован, посмотрим, насколько понятным, отвечающим нашим интересам и интересам других государств его удастся сделать, насколько он будет жизнеспособен. Это абсолютное право страны подвесить свое присоединение к той или иной международной конвенции. Но при всех обстоятельствах нужно разговаривать и убеждать. Президент США Д.Трамп, придя к власти, обещал пересмотреть многие сферы внешней политики в военно-политической, экономической, торговой и экологической сферах. Еще только формируется позиция Администрации, ей не дают нормально работать, хотят сделать все, чтобы она так и осталась в таком нерабочем состоянии. Несколько сотен чиновников второго уровня – заместители и ниже глав ведомств – не только не назначены, но даже их кандидатуры не внесены в Конгресс. Пытаются связать руки, придумать какие-то российские вмешательства, связи Д.Трампа и его семьи с Россией. Скоро будет уже десять месяцев, как играет эта тема в США. Она всплыла прямо накануне голосования, ни единого факта никто на стол так и не положил. Я считаю, что это стыдно для взрослых людей, которые занимают не самые последние посты в исполнительной, судебной и законодательной власти в США.

Вопрос: Встреча президентов России В.В.Путина и США Д.Трампа стала одной из главных интриг саммита «Большой двадцатки». Ранее Вы заявляли, что она внесет ясность в будущие отношения этих двух стран. Оправдались ли эти ожидания? Что изменится в российско-американских отношениях?

С.В.Лавров: Я считаю, что никто никогда не может внести стопроцентную ясность, хоть миллион раз встречайся. Но стало яснее, что Д.Трамп, как он сам неоднократно заявлял после встречи (в т.ч. совсем недавно), заинтересован в нормализации отношений с Российской Федерацией. Это встречное желание. У нас точно такая же позиция. Мы готовы двигаться с той скоростью и на ту глубину, которая будет комфортна для Администрации Д.Трампа. Мы понимаем, что их пытаются сейчас «поджарить» по каждому поводу, извините за жаргон. Не считаем необходимым как-то активничать на американском направлении, но понимаем, что Администрацию просто хотят подрубить. В этом контексте и рассматриваем санкционные действия, которые Конгресс США навязывает Президенту США Д.Трампу (это теперь уже не вызывает ни у кого сомнения), принятие закона, который не столько направлен против России, сколько на достижение той же самой цели – связать Д.Трампу руки, не позволить ему в полной мере использовать свои конституционные полномочия в сфере внешней политики.

Жизнь никогда не бывает одноцветной, она всегда намного богаче. Диалектика нас учит, замечая неприемлемое и учитывая то, что делается враждебного в отношении тебя, делать выводы о своей реакции, но она должна быть такой, чтобы в дополнение к нанесенному тебе ущербу сам себе дополнительно еще не навредил. Естественно, при этом мы будем жестко отвечать на те вещи, которые наносят нам ущерб абсолютно на ровном месте и которые продиктованы только желанием испортить наши отношения с США.

Вопрос: Каковы на сегодняшний день позиция и роль России в сфере международного экологического сотрудничества?

Ответ: Я этого только что коснулся. Мы являемся частью Парижского соглашения по климату, хотим, чтобы оно приобрело очертания, которые уже позволят судить о том, насколько эффективно оно будет исполняться. Волею судеб после того, как распался СССР, когда у нас промышленность «лежала на боку» (а после этого восстанавливалась очень непросто, но с использованием современных экологических технологий), у нас количество выбросов углекислого газа в атмосферу сейчас такое, что мы без какого-либо напряжения к 2030 г. не только достигнем той доли, уровня которой нам предстоит достичь, но наши показатели будут гораздо ниже этой квоты. Наша позиция в том, что касается проблемы изменения климата, объективно очень прочная и честная. Но повторяю, нам помогла ситуация, когда у нас был глубокий кризис после распада СССР. В принципе мы выступаем за то, чтобы экономическое сотрудничество развивалось и углублялось, но чтобы это делалось не на основе каких-то панических однозначных утверждений и требований, а на основе научного анализа. По тому же изменению климата в последнее время появилась масса глубоких научных статей, которые анализируют состояние климата планеты за несколько тысячелетий. Я не специалист, но наверняка те, кто принимают решение сегодня, должны быть знакомы с этими исследованиями. Мне кто-то сказал, что есть школы мысли скептиков, которые считают, что все эти требования внедрения новых дорогостоящих технологий (иначе-де планета «перегреется» и наступит коллапс) очень напоминают «Проблему 2000 г.». Может быть, Вы не помните, была такая «Проблема 2000 г.», когда накануне нового тысячелетия огромное количество людей подчеркивали необходимость срочно закупать новые компьютеры, потому что старые при этих трех нулях просто выключатся. Кто-то продал очень неплохую партию этих компьютеров по всему миру. Потом, когда выяснилось, что старые компьютеры прекрасно пережили новогоднюю ночь, мы забыли это. Но проблема такая была.

Я не хочу сказать, что то же самое происходит с изменением климата, отнюдь нет. Сейчас появляется массив научного анализа про тысячелетний ряд наблюдений. Когда в Антарктиде нашли замерзшую воду подземного озера – это тоже помогло сделать выводы, которые касаются анализа изменений климата в течение многих тысячелетий. Поэтому мы за научный подход. Сейчас Президент Российской Федерации В.В.Путин показывает пример борьбы со свалками, это ведь тоже экология. Для нас она гораздо важнее, по-моему, чем сейчас понять, насколько важно будет понижать нашу долю выбросов углекислого газа. Поэтому к экологии подходим комплексно. Заверяю Вас, что на международных конференциях по окружающей среде нашу позицию воспринимают с большим уважением, у нас много идей и предложений, которые, в конечном счете, становятся предметом международных договоренностей.

Вопрос: Сергей Викторович, для многих студентов Вы сегодня кумир и на Вас равняются. Скажите, а кто был Вашим кумиром, когда Вы были студентом?

С.В.Лавров: Это не очень, наверное, правильно – у меня было много кумиров. Тогда таким словом не апеллировали, относили его к разряду беллетристики, но были люди, которых мы считали примером и хотели быть на них похожими. Например, Е.М.Примаков – несомненно, один из них. Не хочу никого обидеть. Кумир – это что-то заоблачное, а люди, на которых равнялись, наверное, их фамилии ничего вам не скажут, не буду перечислять, чтобы не забыть и не обидеть кого-то. Это люди, которые учили меня работать, когда я пришел после МГИМО (У) сначала на пару месяцев в МИД, а потом поехал в Шри-Ланку. Я им всем очень благодарен, до сих пор со многими из них встречаюсь, общаюсь. Здесь у Вас тоже есть учителя, которые наверняка надолго запомнятся Вам после того, как Вы успешно закончите это прекрасное учебное заведение.

Вопрос: Недавно были новости о том, что Парламент Республики Молдовы отправил запрос в ООН о выводе российских миротворцев из Приднестровья, на что Президент Приднестровья В.Н.Красносельский ответил, что, вероятнее всего, в этом случае будет война. Как Вы оцениваете эту ситуацию? Каков риск обострения конфликта?

С.В.Лавров: Я не думаю, что нужно предрекать войну. Никто этого не хочет, кроме тех, кто водил рукой представителей молдавского Правительства, когда они писали ноту о необходимости вывода наших военнослужащих из Приднестровья. Те, кто подсказал это молдавскому Правительству – хотят войны между нами и Украиной, между нами и Молдовой. Это линия на сдерживание России. Как говорится, ничего лишнего. Санкции и все остальное оттуда. Наши военнослужащие находятся в Приднестровье на основе соглашений, которые были заключены вскоре после того, как горячую фазу конфликта в начале 90-х удалось погасить благодаря российской армии, после этого соответствующее подразделение российской армии было преобразовано в объединенную группу российских войск Приднестровья с единственной целью – охранять колоссальные запасы боеприпасов на складах Колбасна. Параллельно были созданы миротворческие силы, в которые также вошли наши военнослужащие, которые занимаются поддержанием стабильности на Днестре.

С тех пор, как эти решения были приняты, ни единого срыва в какие-то силовые акции в Приднестровье не происходило. Были напряженные инциденты, но никогда никто ни в кого не стрелял. Все понимали, что вывод нашей группы войск, которая охраняет склады с боеприпасами, зависит от того, насколько успешно будет решаться вопрос политического урегулирования. Потому что население Приднестровья, после того, как они почувствовали горячую войну с Молдовой, которая была остановлена, заявило, что они никуда не отпустят военнослужащих и не дадут вывезти оружие до тех пор, пока им не предоставят те права, о которых была договоренность. Мирные граждане буквально ложились на рельсы.

Когда в 2003 г. начался процесс планового урегулирования, в соответствии с которым в рамках территориально-целостной Молдовы Приднестровье получало особый статус, за тот период, когда готовилось это соглашение, вывезли половину того, что хранилось на этих складах, и все было нормально. И вывезли бы давным-давно все остальное, если бы тогдашний Президент Молдовы В.Воронин не отказался подписать парафированный текст соглашения, потому что ему позвонили из Брюсселя. Все это знают.

Вот почему там находятся наши военнослужащие, которые уйдут, как только будут созданы условия для вывоза этих смертоносных запасов. Те люди, которые подсказывают Молдове совершать эти конфронтационные действия, именно они тормозят работу группы «5+2», которая создана под эгидой ОБСЕ и занимается урегулированием. Им не нужно урегулирование, им нужно что-то неприятное сделать для Российской Федерации, опять втянуть нас в очередную кризисную ситуацию.

Вопрос: В 2018 г. пройдут выборы Президента Российской Федерации. На сегодняшний день таких ярких, сильных, харизматичных личностей, как Вы, которые смогли бы взять ответственность за страну и повести за собой народ, не так уж и много. Рассматриваете ли Вы себя как кандидатуру для выборов?

С.В.Лавров: Нет, не рассматриваю. Скажу откровенно, не в порядке лести, а в порядке искреннего заявления, мне очень комфортно и приятно работать с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным. Я вижу, что у нас есть еще целый ряд задач, которые необходимо решить на внешнеполитическом фронте, и то, что Министерство иностранных дел России этим активно занимается, я считаю самым главным в своей жизни.

Вопрос: Все мы знаем, что в октябре в Сочи состоится Всемирный фестиваль молодежи и студентов, и МГИМО (У) также активно интегрировано в подготовку. Планируете ли Вы посетить Фестиваль?

С.В.Лавров: Да, я планирую посетить этот Фестиваль. Сейчас решается логистическая часть этой темы, потому что одновременно там будут проводиться заседания дискуссионного клуба «Валдай», на которых будут присутствовать иностранные гости, с которыми придется провести переговоры. Мы стараемся спланировать это таким образом, чтобы все это посмотреть и обязательно пообщаться с участниками Фестиваля.

Вопрос: В ответе на один из вопросов Вы упомянули Иран как партнера России. Некоторое время назад в вестнике «РБК» была размещена информация о проекте создания Ираном и Россией судоходного канала из Каспия в Персидский залив. Вы можете прокомментировать какую-нибудь информацию о реализации этого проекта? Какие выгоды может получить Россия от создания данного канала? Какое сопротивление может встретить данный проект в мировом сообществе?

С.В.Лавров: Проще было бы остановиться на первом вопросе, могу ли я это подтвердить. Я этого не знаю. Остальные вопросы уже, наверное, не актуальны. Но такие идеи, наверняка, могут витать у кого-то в головах. Сейчас каналы – модная тема. Наши никарагуанские друзья хотят параллельно Панамскому каналу через свою территорию рыть канал, там даже всерьез это обсуждается.

Про канал, о котором Вы упомянули, вообще ничего не слышал. Слышал, что на каком-то этапе были идеи построить канал между Черным и Каспийским морями, но научная проработка этой темы показала ее рискованность. Но буквально сегодня прочитал, что на Украине в сети Интернет открыто голосование за то, чтобы прорыть канал, отделив физически Крым от Украины. Такие идеи появляются.

Вопрос: Какие шаги в международной политике должна предпринять Россия для укрепления курса национальной валюты?

С.В.Лавров: Это совсем не моя специальность. Я не хочу давать дилетантских советов. Мне кажется, что у нас курс валюты после известных резких падений стабилизировался. И то, что я читаю в различных публикациях, в том числе на Западе, это всеми признается. Как дальше будет развиваться дело, я сказать Вам не могу. Следите за тем, как комментируют это специалисты.

Вопрос: Вы известны всем не только как Министр иностранных дел России, но и как многогранная личность, автор стихов, Ваши выступления мгновенно разбирают на цитаты, поскольку у Вас есть свой индивидуальный стиль, характеризующийся виртуозным владением речью и остроумием. Я, как студентка, не могу не задаваться вопросом, как, занимаясь профессионально любимым делом, которое увлекает и требует максимальной отдачи, не дать ему полностью себя поглотить, а суметь сохранить разнообразие внутреннего мира и свою индивидуальность? Как в погоне за совершенством не переступить грань между профессионализмом и обезличенностью? Не могли бы Вы, опираясь на Ваш опыт, дать мне и моим товарищам совет?

С.В.Лавров: Очень трудно проводить психоанализ самого себя. Для меня работа всегда была на первом месте, но не руководствуйтесь этим в своей жизни. Я никогда не переходил к каким-либо досугам, пока не сделаю всю свою работу. Я это делал с остервенением, желая, может быть, иногда в ущерб качеству закончить поскорее.

Вопрос: За последние полгода ситуация на Корейском полуострове резко накалилась за счет участившихся ракетных запусков, совершаемых Северной Кореей и резкой реакции США. В то же время Россия предпринимает все попытки сохранить мир. Как вы думаете, сможет ли Россия не допустить военного вмешательства США в дела стран Корейского полуострова?

С.В.Лавров: Одна Россия, конечно же, не сможет. Здесь надо опираться на здравый смысл многих государств. Прежде всего, у нас с Китайской Народной Республикой есть совместные подходы и инициатива, которая была закреплена в заявлении министров иностранных дел России и Китая 4 июля, когда здесь с визитом был Председатель КНР Си Цзиньпин. Она распространена в ООН – СБ ООН, ГА ООН и также во всех резолюциях. Мы напоминаем о том, что во всех резолюциях, которыми вводились санкции СБ ООН, обязательно есть положения о том, что необходимо добиваться мирного решения, возобновления переговоров и так далее.

Сейчас мы оказались в той ситуации, о которой предупреждали – спираль конфронтации начинает раскручиваться очень опасным образом. Последовательность воспроизводится одна и та же. Где угодно можно начать запуск ракеты или ядерные испытания, результат – резолюции с санкциями. Затем очередные учения США и новый запуск в ответ на эти учения – новые резолюции и санкции. Мы предложили поддержать последовательный подход к разрядке напряженности. В этом контексте поддержали китайскую инициативу т.н. «двойной заморозки», то есть Северная Корея замораживает все свои запуски и испытания, а США и Южная Корея резко сокращают масштабы своих военных учений. Мы это говорили еще Дж.Керри. Американцы нам сказали то же самое, что сейчас повторяют в Администрации Д.Трампа – это неравноценное предложение, потому что запуски и ядерные испытания Северной Кореи запрещены СБ ООН, а военные учения – это абсолютно легитимная вещь. На это мы отвечаем, что не стоит упираться в такую легалистскую логику. Конечно, никто не обвиняет американцев в том, что они нарушают международное право, но, если дело идет к войне, а американцы сами признают, что военная опция у них остается в очень активной разработке, то тогда, наверное, если мы хотим предотвратить войну, первый шаг должен сделать тот, кто умнее и сильнее. Тут не может быть сомнений, кто в этой паре обладает такими качествами. Хотя, кто знает.

Министр обороны США Д.Мэттис несколько раз говорил, что военное решение этой ситуации будет сопряжено с колоссальными человеческими жертвами. Нам американцы это тоже подтверждают. Мы у них спрашиваем, что эти жертвы, прежде всего, будут среди ваших союзников – Японии, Южной Кореи, а они нам намекают, что, может, мол, сложится такая ситуация, когда не останется другого выбора. Это совершенно жуткий вариант развития событий. Будем все-таки добиваться того, чтобы эти переговоры возобновить. Мы знаем, что американцы по какому-то полускрытому, полуофициальному и полуакадемическому каналу разговаривают с представителями Пхеньяна. Не будем иметь ничего против, наоборот, мы будем только за, если они договорятся о какой-то деэскалации, чтобы все остыли, сели за стол переговоров и начали говорить.

У нас есть общая цель – денуклеаризация Корейского полуострова, чтобы на Севере не было ядерного оружия и на Юге, чтобы не было ни своего, ни американского ядерного оружия. Но также необходимо признать, что любая страна, включая Северную Корею, имеет право на гарантию безопасности. Много же было угроз, что там сменят режим, объединят ее насильно с Южной Кореей. В этом смысле мне стало очень приятно, когда недавно Государственный секретарь Р.Тиллерсон выступил с инициативой «четырех нет» – применению силы, смены режима, ускоренному объединению Северной и Южной Кореи и перехода американскими войсками 38-й параллели. В общем-то правильные слова. Но, к сожалению, пока они никак не трансформируются в какие-то шаги, которые можно было бы использовать для начала этих переговоров. Мы стараемся по своим каналам со всеми участниками т.н. шестисторонних переговоров нащупать какие-то вещи, которые позволят всем нам все-таки разработать нечто функциональное и увести ситуацию в сторону от этих обоюдных военных угроз. Конечно, это будет предполагать категорический отказ Северной Кореи от всяких испытаний и запусков ракет.

Вопрос: Известный британский государственный деятель У.Гладстон говорил, что главным принципом внешней политики является успешное управление внутри страны. Как Вы относитесь к этому высказыванию? Считаете ли его правильным?

С.В.Лавров: Чем сильнее любая страна экономически, социально и в плане обеспечения собственной безопасности, тем эффективнее ее внешняя политика. В этом нет сомнений. То, что сейчас наша внешняя политика набрала очень хороший ход, вышла на хороший уровень и достигла высот, на которых с Россией уже никто не может не считаться, отличает нас от той ситуации, которая была в девяностые годы, когда у нас просто не было никакой экономики, была развалена социальная сфера. Безусловно, у нас сейчас есть трудности, сопряженные с известными обстоятельствами, но по большому счету это экономика, которая работоспособна. Это признается уже всеми. Мы это ощущаем на внешнеполитическом фронте, нам легче работать с такой экономикой, нежели с той, которая была в девяностые годы.

Вопрос: Всем известно, что у Вас очень насыщенная и интересная биография. Вы побывали во многих странах, знакомы со многими выдающимися личностями, с главами других государств. Какой момент в Вашей дипломатической жизни стал самым ярким и запоминающимся, стал Вам уроком и, возможно, станет уроком и для нас?

С.В.Лавров: Самые яркие моменты в моей жизни связаны не только с дипломатической службой. Не хочу оказаться в ситуации, когда я что-то забуду упомянуть. Много было моментов, которые доставляют удовлетворение проделанной работой. Это и целый ряд двусторонних договоров, которые мы заключили с соседними странами, в том числе в отношении окончательного урегулирования проблемы границ. Это было важно после распада СССР. Это и договорённость по ядерной программе Ирана, которая заняла многие годы. Надеюсь, сейчас мы не позволим дать ее развалить, хотя многие в Вашингтоне советуют это сделать поскорее. Это плохая идея, которая встраивается не в логику режима нераспространения ядерного оружия, а в логику поддерживания управляемого хаоса. Как только где-то что-то намечается в конструктивном ключе, те, кто хочет «ловить рыбку в мутной воде», обязательно должны вставить туда какую-то новую занозу. Вспоминается также договоренность с экс-Госсекретарем США Дж.Керри по Сирии год назад сразу после встречи президентов России В.В.Путина и США Б.Обамы в Китае, где они окончательно согласовали на компромиссной основе в концептуальном плане остававшуюся проблему. Нам было поручено положить это на бумагу. Это заняло какое-то время. Документ был готов. Это был настоящий прорыв. Я думаю, что если бы тогда американцы не оказались беспомощными в подавлении «Джабхат ан-Нусры», сирийский кризис сейчас был бы уже в стадии политического урегулирования без каких-либо рецидивов. Есть много всего. Я просто с ходу об этом не думал. Мемуары писать не собираюсь, поэтому приятное в этой жизни не систематизировал.

Вопрос: Как уже отмечали многие эксперты, в том числе и Вы, за последние несколько десятков лет ряд западных стран выработал систему дестабилизации и нарушения суверенитета более слабых, беззащитных государств. На протяжении последних двадцати-тридцати лет она успешно применялась в Восточной Европе и на Ближнем Востоке. Ирак, Ливия и ряд других стран стали ее жертвами. Но в случае с Сирией, когда ее Президент Б.Асад вместе с Россией стал отстаивать суверенитет своего народа, многие увидели возможность обрушения этой злой и несправедливой системы. Верите ли Вы, что победа в Сирии станет принципиальным фактором в изменении устоявшейся системы на Ближнем Востоке? Если да, то в какую сторону она изменится?

С.В.Лавров: То, что достижение урегулирования в Сирии станет безусловно позитивным фактором не только для Ближнего Востока, но и для всех международных отношений, сомнений нет. По крайней мере, это остановит черед грубейших вторжений, которые произошли – в Ираке без всякого обсуждения в СБ ООН, в Ливии, где было нарушение того ограниченного мандата, который выдал Совет Безопасности ООН. Именно то, что Сирия сейчас пошла по другому пути благодаря в том числе и нашей помощи, злит наших западных партнеров. В стремлении сохранить и удержать доминирование, которым они наслаждались многие века, они идут на такие резкие движения и необдуманные поступки.

Кстати, они сами рассуждают о том, когда они снимут против нас санкции. Мы изначально сказали, что эта тема нас не касается. Вы их вводили, вы их и снимайте. Мы обсуждать какие-то условия снятия санкций не собираемся. Но они сами в разговорах с собой, с мировой общественностью, с прессой и СМИ начинают говорить, что Россия должна выполнить Минские договоренности, хотя в них десять раз упомянут киевский режим, а Россия – ни разу. Сейчас многие начинают понимать абсурдность этого условия, в частности, политики в Германии уже публично говорят об этом, но тем не менее в том духе, что хотят снять санкции, понимают, что с Россией надо взаимодействовать, без нее трудно решать многие проблемы, но пусть она сначала выполнит Минские договоренности. Потом вдруг стала появляться тема Сирии – если бы только Россия стала сотрудничать с нами по Украине, и еще бы по Сирии перестала поддерживать Б.Асада, тогда бы мы и сняли с нее санкции. Как по З.Фрейду, они выдают правду о том, что им не нравится все, что касается хоть какой-то позитивной роли России. К сожалению, такие люди есть, но к счастью, их становится все меньше и меньше. Но те, кто придерживается таких позиций, пока у власти надолго и останутся. Нужно работать с теми, кто такие позиции занимает.

Но в более широком плане, конечно, это будет сигналом о том, что нельзя больше диктовать в одностороннем порядке решения, не учитывая мнение ни страны, о которой идет речь, ни тех стран, которые также заинтересованы в том или ином вопросе. Это не переломит тенденцию. Общие тенденции, как я об этом говорил в самом начале, тяготеют к многополярному миру, но до этого будет переходная эпоха, если мы правильно оцениваем то, что видим сейчас в международных отношениях. Но в рамках этой эпохи пока еще мы остаемся на восхождении к пику сопротивления этой тенденции. Пик недалек. Все больше наших западных партнеров понимают, что нужно не то, что смириться с объективностью, а понять реальные тенденции современности, что свои национальные интересы тем же западным странам гораздо проще и эффективнее обеспечивать, идя в ногу с этой тенденцией, а не против течения.

Вопрос: Как известно, история развивается по спирали. Как Вы думаете, в истории Российского Государства и его дипломатии были схожие с современной ситуацией периоды?

С.В.Лавров: Идентичного никогда ничего не бывает, но история повторяется несколько раз. Периодов, когда нас сдерживали, очень много. Их можно даже не перечислять. Если Вы занимаетесь историей, Вы их все знаете. На нашей территории была смута, были захватчики. Никогда это не заканчивалось тем, что наш народ пропадал, смирялся. Всегда рано или поздно он находил в себе силы. В «горячей» войне, как это было в Великую Отечественную войну и в Отечественную войну 1812 года, это была решительная и резкая национально-освободительная борьба. В других ситуациях требовалось больше времени, может быть, другой вид мужества, больше связанный с терпением и созданием условий, чтобы ты возобладал. Я думаю, что и сейчас терпения нам не занимать. «Горячей» войны никто не хочет, мы не собираемся в ней участвовать, но видя то, что происходит вокруг, мы должны иметь вооружение, армию, флот, воздушно-космические силы, которые соответствуют современным реалиям.

Я читаю многие западные материалы. Они сейчас открыто об этом пишут аналитические заметки во всяких военных журналах, признают, что у нас суперсовременная армия и воздушный флот. Их больше всего поражает и то, что это и очень сильный военно-морской флот. Мы говорим это не для того, чтобы провоцировать кого-то на гонку вооружений или испытать на прочность. Просто ситуаций, когда слабовооруженная страна становится объектом поглощения не в юридическо-правовом плане, а в плане самостоятельности, достаточно много.

Повторю еще раз, периодов, когда нас пытались сдерживать разными способами, включая военные, немало. Но сдерживали и санкциями. Это же не первый раз, когда против нас в таком масштабе применяются санкции. Вспомните советское время, если Вы читали про ту историю. Тогда тоже санкций было немало. Самое главное, что помимо того, что у нас есть огромная богатейшая территория, армия, флот и военно-космические силы, у нас есть российский народ, который генетически впитал в себя нашу цивилизационную культуру, открытость ко всему миру при понимании, что мы будем готовы разговаривать и дружить с теми, кто хочет отвечать взаимностью на равноправной основе и кто не будет приходить «в наш монастырь со своим уставом». Я убежден, что эти качества очень хорошо знают все те, с кем общаются наши люди, когда бывают за границей и принимают гостей здесь. Очень рассчитываю, что Ваши коллеги из зарубежных государств, учась бок о бок с нашими гражданами, во всей полноте почувствуют эту великую черту российского народа.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 1 сентября 2017 > № 2292997 Сергей Лавров

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > fadm.gov.ru, 11 августа 2017 > № 2272177 Сергей Лавров

Сергей Лавров: На переговорах в основном вспоминаю стихи дедушки Крылова

Министр иностранных дел России Сергей Лавров встретился в пятницу с участниками Всероссийского молодёжного образовательного форума «Территория смыслов на Клязьме». В ходе более чем полуторачасового общения глава внешнеполитического ведомства страны ответил на вопросы молодых политологов и социологов о политике России на международной арене.

В своём вступительном слове Лавров заявил о переломном этапе, наступившем в сфере международных отношений.

«Сейчас мы переживаем однозначно переломный этап в международных отношениях. Уходит прошлая эпоха, которая характеризовалась тем, что несколько столетий то, что мы называем Западом, доминировало в международных делах, и объективно формируется то, что мы называем полицентричным миропорядком», — сказал Лавров.

По его словам, вместе с теми, кто стоял у истоков развития современного мира — западными странами, появляются новые центры экономического роста и новые центры финансовой мощи.

«А со всем этим приходит и политическое влияние. И эти новые страны хотят отстаивать свои интересы, в том числе и участвуя в формировании международной повестки дня, задавая свою тональность, особенно в том, что касается регионов, где соответствующие центры силы формируются», — добавил глава МИД, пояснив, что речь идет о таких странах как Китай, Индия, Бразилия, ЮАР.

Сергей Лавров также признался, что на переговорах часто вспоминает басни Ивана Крылова.

Один из участников форума, упомянув об известном хобби министра, поинтересовался, вспоминает ли глава МИД России свои стихотворения на переговорах.

«Вспоминаю, но не свои, а в основном дедушки Крылова», — с улыбкой ответил министр.

Он также выразил надежду, что после голословных обвинений РФ во «вмешательстве» в выборы, США не будут так же действовать на выборах в 2018 году в России.

«Надеюсь, что после всех голословных обвинений в наш адрес, а ни единого факта не было предъявлено в течение тех девяти или десяти месяцев, что твердят в Вашингтоне о нашем вмешательстве в эти выборы, что сама острота этой темы для американского истеблишмента заставит их лишний раз подумать», — сказал Лавров, отвечая на вопрос одного из участников «Территории смыслов», стоит ли России ожидать иностранного вмешательства на выборах президента в 2018 году.

«А если это (вмешательство — прим. ред.) будет происходить, у нас есть наши законы, есть Венская конвенция о дипломатических отношениях, которая прописывает очень конкретно, что можно делать дипломатическим представителям и чего им нельзя делать. Мы будем руководствоваться ею и нашими законами», — добавил он.

Ещё один вопрос касался впечатлений Лаврова от совместной работы с Евгением Примаковым.

«Он (Примаков — прим. ред.) не был никогда «однополярником». Он никогда не исповедовал односторонность своих оценок, никогда не был уверен в собственной правоте, если ты предъявлял ему какие-то аргументы», — сказал министр.

Глава МИД РФ отметил, что ему больше всего запомнился разговор с Примаковым в русской бане в Нью-Йорке в сентябре 1996 года. Лавров рассказал, что тогда отказался от назначения в Вашингтон и хотел остаться в Нью-Йорке, поскольку считал, что именно там в ООН «бурлит жизнь, там все страны представлены, послы ходят, информация сама идет к тебе в руки». В ответ Примаков назвал его «политически неграмотным», но в итоге оставил работать на прежнем месте.

В ходе общения один из участников форума, студент из Дагестана, поблагодарил главу МИД РФ Сергея Лаврова, заявив, что тот «ни разу не облажался».

«Сергей Викторович! Хотел бы поблагодарить вас, что, находясь постоянно на виду у миллионов, вы никогда не облажались», — сказал молодой человек, чем вызвал шквал аплодисментов своих коллег.

«Мамой клянетесь?», — уточнил Лавров, когда аплодисменты стихли.

«Да! Именно благодаря вам и Владимиру Владимировичу (Путину) Российская Федерация остается самой лучшей и могущественной страной во всех смыслах», — ответил участник, после чего перешел к своему вопросу: кого видит Лавров своим преемником на посту главы внешнеполитического ведомства?

«Вы, наверное, знаете, что у нас назначения в правительство проводит президент. Поэтому решать будет российский народ», — дипломатично ответил глава МИДа.

Напомним, Всероссийский молодёжный образовательный форум «Территория смыслов на Клязьме» проходит во Владимирской области с 27 июня по 20 августа 2017 года. В этом году площадка принимает 7 тематических смен.

Партнёрами смены «Молодые политологи и социологи» являются Всероссийский центр изучения общественного мнения, Фонд «Общественное мнение», Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова и Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики».

Организатором форума «Территория смыслов на Клязьме» выступает Федеральное агентство по делам молодежи.

Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > fadm.gov.ru, 11 августа 2017 > № 2272177 Сергей Лавров


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 13 июля 2017 > № 2252971 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе церемонии закрытия «перекрестного» российско-германского Года молодежных обменов, Берлин, 13 июля 2017 года

Уважаемый господин статс-секретарь,

Коллеги, друзья,

Прежде всего хотел бы передать Вице-канцлеру, Федеральному министру иностранных дел ФРГ З.Габриэлю пожелания скорейшего выздоровления. Действительно, жизнь богата сюрпризами. Надеюсь, там нет ничего серьезного.

Сегодня мы проводим церемонию закрытия «перекрестного» Года молодежных обменов России и Германии.

Как уже сказал статс-секретарь М.Эдерер, можно с уверенностью утверждать, что «перекрестный» Год удался. В новейшую историю двусторонних отношений вписана еще одна яркая страница. Состоялись сотни мероприятий, работал российско-германский молодежный парламент, проводились научно-практические конференции, форумы, многочисленные акции в сфере образования, культуры, спорта. Надеюсь, всем присутствующим и тем, кто помимо вас принимал участие в мероприятиях этого года, содержательная программа предоставила самые широкие возможности для неформального и творческого общения, которое позволяет откровенно обсуждать любые вопросы и высказывать свою точку зрения.

Я считаю, что все, что помогает поддерживать и укреплять доверие и взаимопонимание между нашими народами, приобретает особое значение в нынешней ситуации в Европе. Пожалуй, впервые после окончания Второй мировой войны стали раздаваться голоса о признаках отчуждения между россиянами и немцами. Считаю, что допустить этого ни в коем случае нельзя. Слишком тяжелым был путь послевоенного примирения и последующего сближения. Слишком высокая цена была за это заплачена. Поэтому инвестиции в молодежь, которые сейчас осуществляют правительства России и Германии, – это важнейший залог того, что никогда ничего подобного в нашей истории не повторится, и мы, напротив, будем опираться на те исторические страницы наших отношений, которые всегда оказывали на нее позитивное влияние.

Отрадно, что, несмотря на определенные испытания, российско-германский диалог постепенно возвращается в конструктивное русло. Хотя проблемы остаются (нечего их скрывать), мы видим, что в немецком обществе, как и во многих других странах Европы, растет понимание того, что язык давления, угроз и ультиматумов не дает результатов, а наносит обоюдный ущерб. Мы проводим самостоятельную, независимую внешнюю политику, отвечающую нашим национальным интересам и опирающуюся на убеждения о правде, справедливости, которые в нас воспитали наши предки. При этом наши действия на международной арене никогда не выстраиваются в эгоистичной манере, не ставят целью нанесение экономического или политического ущерба нашим партнерам. К сожалению, здесь мы не всегда встречаем взаимность. Некоторые наши партнеры буквально провозгласили цель – нанести урон Российской Федерации. Мы исходим из того, что это аномалия, и этот период, безусловно, будет преодолен. Российская политика всегда основывалась и будет основываться на принципах уважения интересов других стран, на готовности вырабатывать компромиссы, выходить на взаимовыгодные решения любых вопросов. В особенности это относится к Германии – нашему важному и давнему партнеру.

С удовлетворением отмечаем постепенное восстановление двусторонних форматов взаимодействия. Возобновляется деятельность межведомственной Рабочей группы высокого уровня по вопросам политики безопасности. Идет интенсивный политический диалог, в том числе на высшем уровне и уровне министров. Продолжаются межпарламентские, межрегиональные, межведомственные обмены.

Положительные сдвиги наметились в торгово-экономической сфере, чему во многом способствует успешное функционирование межведомственной Рабочей группы по стратегическому сотрудничеству в области экономики и финансов. После нескольких лет спада в торговле взаимный товарооборот за первые четыре месяца нынешнего года вырос почти на 30 %. Думаю, эту тенденцию необходимо всячески поддержать и закрепить. Реализуются совместные проекты в сфере инноваций, высоких технологий, энергетики. Видим оживление инвесторов.

Ведется совместная работа в культурно-гуманитарной, научно-образовательной и историко-мемориальной областях, а также по линии гражданских обществ, в том числе в рамках таких авторитетных форумов, как «Петербургский диалог» и «Потсдамские встречи».

Так что примеров плодотворного сотрудничества у нас достаточно. Считаем важным не останавливаться на достигнутом, продолжать движение вперед, не поддаваясь влиянию переменчивых политических ветров, выстраивать прагматичное взаимодействие, что всегда, по-моему, отличало немцев и русских.

Очевидно, что отношениям добрососедства и партнерства нет разумной альтернативы. В основе такой позиции – осознание долгосрочного, стратегического характера российско-германских связей, их значения для стабильности в Европе.

Как сказал статс-секретарь М.Эдерер, сегодня мы не ставим точку в проведении «перекрестных» годов. Пару недель назад в Краснодаре в ходе российско-германской Конференции городов-партнеров, которая прошла с большим успехом, мы с Вице-канцлером, Федеральным министром иностранных дел ФРГ З.Габриэлем дали старт новой совместной инициативе – «перекрестному» Году регионально-муниципальных партнерств. Реализация этого проекта, безусловно, обогатит межрегиональные обмены, будет всемерно способствовать дальнейшему углублению межобщественных контактов.

Я считаю, что и диалог между молодежью России и Германии не завершится с проведением Года, который мы сегодня закрываем, но останется важной составной частью устремленной в будущее двусторонней повестки дня. Господин М.Эдерер сказал, что молодежь договаривается, по крайней мере, в рамках таких мероприятий лучше, чем договариваются правительства. Я бы очень хотел, чтобы молодежь поскорее вошла в политику и избиралась в правительства, а также укрепляла основы нашей дружбы. Именно молодым россиянам и немцам очень скоро предстоит обеспечивать гармоничное, поступательное развитие своих стран и, конечно же, определять общее будущее нашего общего европейского дома.

Приношу самые искренние слова признательности всем организаторам этого мероприятия. Желаю вам всего самого доброго!

?

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 13 июля 2017 > № 2252971 Сергей Лавров


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 15 февраля 2017 > № 2078103 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместного заседания Наблюдательного и Попечительского советов МГИМО, Москва, 13 февраля 2017 года

Уважаемые коллеги, друзья,

Очень приятно видеть такое представительное собрание, которое своим составом подчеркивает широкую поддержку МГИМО. Для многих присутствующих Университет является альма-матер. Нам очень приятно, что и те, кто получил высшее образование в других учебных заведениях нашей Родины, поддерживает наш институт, в том числе своим личным присутствием.

Мы проводим очередное совместное заседание Наблюдательного и Попечительского советов МГИМО. Напомню, что в соответствии с обновленным недавно Уставом и российской образовательной практикой эти два органа отвечают за стратегические вопросы управления вузом, его финансово-экономическое состояние, вырабатывают рекомендации относительно направлений развития Университета и рассматривают наиболее значимые проекты.

В прошлом году МГИМО продолжал динамично развиваться, удерживать высокие позиции в международных и в российских университетских рейтингах.

Знаковым событием 2016 г., в котором многие присутствующие лично принимали участие, стало открытие кампуса в г.Одинцово Московской области. Летом прошлого года состоялся первый полноценный прием студентов как на программы высшего, так и среднего и профессионального образования. В Одинцовском филиале нашего университета открыт Горчаковский лицей, в котором обучаются школьники десятых и одиннадцатых классов. На повестке дня открытие восьмых и девятых классов в этом инновационном учебном заведении.

Попечители оказывали Одинцовскому кампусу значительную помощь, а Наблюдательный совет провел в Одинцово свое заседание летом прошлого года. Рассчитываю, что данное направление будет по-прежнему привлекать внимание всех наших попечителей и членов Наблюдательного совета.

Отмечу, что и в центральном комплексе МГИМО происходят серьезные изменения. Продолжается и, надеюсь, скоро завершится строительство нового общежития. По планам, который подтверждает Ректорат, наверное, уже к концу 2018 г. общежитие сможет принять первых студентов.

Руководство МГИМО продолжает уделять повышенное внимание обновлению информационно-технологической инфраструктуры, что особенно важно в контексте развития дополнительного и бизнес образования. Очевидно, что реализация всех этих планов потребует серьезного содействия с нашей стороны, в том числе морально-политического, но и, не буду скрывать, финансового.

Несмотря на известную ситуацию в мировых делах, МГИМО наращивает по восходящей свои связи с зарубежными партерами. По данным, которыми я располагаю, до четверти студентов бакалавриата имеют возможность ежегодно проходить зарубежные стажировки, а в магистратуре этот показатель приближается к сорока процентам. Это, по-моему, как раз тот случай, когда потраченные на эти стажировки средства будут возмещены сторицей.

В «копилке» прошлого года – подписание меморандума о сотрудничестве с Университетом Оксфорда. Подготовлен целый ряд конкретных программ взаимодействия в сфере экономики, энергетики, устойчивого развития, изучения проблем миграции. Мы должны, наверное, по заслугам оценить тот факт, что Университет продолжает принимать активное участие в работе таких международных форумов, как Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ) и Восточный экономический форум (ВЭФ). МГИМО является соучредителем Валдайского клуба. На базе вуза успешно функционирует Центр АСЕАН. Это очень важно, учитывая нацеленность нашей страны на углубление стратегического партнерства с этой структурой, объединяющей 10 государств Юго-Восточной Азии. В МГИМО сохраняется и продолжает работать Европейский институт, несмотря на то, что в контексте последнего развития в отношениях России с Евросоюзом, наши европейские партнеры вынуждены были остановить финансирование этого института. Как мне сказал Ректор МГИМО А.В.Торкунов, финансирование и предоставление грантов для учащихся в этом институте продолжается. Мы рассчитываем, что Евросоюз по крайней мере не будет дальше сокращать свое участие в этом очень перспективном проекте, который в свое время был запущен по предложению и инициативе Брюсселя.

Думаю, что у нас есть основания гордиться тем, что выпускники МГИМО занимают руководящие посты в федеральных и региональных органах власти, коммерческих структурах, СМИ. При этом очень приятно, что Университет не останавливается на достигнутом, совершенствует систему подготовки специалистов в сфере прикладной экономики, политологии, государственного управления. Продолжается обновление внутренней структуры факультетов и кафедр. Как я понимаю, в феврале-апреле этого года будут проведены выборы руководителей важнейших подразделений нашего ВУЗа.

В текущем году состоится четвертый Международный форум выпускников МГИМО. Это новая традиция, которая была заложена три года назад. Очередной четвертый форум пройдет в Казахстане. Думаю, что мы приложим максимум усилий, чтобы это мероприятие прошло на самом высоком и достойном уровне.

Сейчас хотел бы предоставить слово Ректору МГИМО А.В.Торкунову, который подробно расскажет о работе Университета в прошлом году и о планах на текущий год. При этом, хотел бы обратить ваше внимание на то, что по итогам сегодняшнего заседания нам предстоит, надеюсь, утвердить соответствующие финансовые показатели, внести редакционные изменения в текст Устава МГИМО, что позволит Горчаковскому лицею в Одинцово вести образовательную деятельность, как я уже сказал, не только в десятом и одиннадцатом классах, но и в восьмых и девятых классах.

Приглашаю к заинтересованному обсуждению.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 15 февраля 2017 > № 2078103 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 14 декабря 2016 > № 2023097 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе встречи с участниками научно-образовательной программы «Диалог во имя будущего» и активистами Клуба друзей Фонда им. А.М.Горчакова, Москва, 14 декабря 2016 года

Уважаемый Леонид Вадимович,

Уважаемые коллеги,

Формат нашей традиционной встречи в этом году в рамках программы «Диалог во имя будущего» расширяется, как сказал Леонид Вадимович, за счет подключения активистов Клуба друзей Фонда им. А.М.Горчакова. Мне приятно, что мы видим все больше молодых людей из разных стран – ученых и представителей региональных молодежных программ Фонда им. А.М.Горчакова, людей, которые заинтересованы лучше понять происходящее в международных отношениях и позицию России в этих непростых раскладах. Конечно, мы стремимся всячески удовлетворять такой интерес.

Считаю, что мир можно и нужно сделать более безопасным и комфортным. Если бы это желание разделялось всеми участниками международных отношений, наверное, мы бы сейчас жили более спокойно и были бы уверены в завтрашнем дне. Но, к сожалению, некоторые наши коллеги не могут устоять перед соблазном удержать свои доминирующие позиции в мире, менять политические уклады в суверенных государствах по своему разумению, экспортировать только уже не революцию, а демократию, хотя очень часто экспорт демократии в большинстве случаев заканчивается кровопролитием. Конечно, это все противоречит принципам международного права и необходимости обеспечить демократический характер современного миропорядка. Такая линия не согласуется и с историческим опытом. За прошедшие многие десятилетия человечество не раз убеждалось, что мечта о мировом господстве – это очень опасная химера.

Навязывание извне моделей развития без учета национальных традиций любой ценой, включая провоцирование переворотов и прямое военное вмешательство, которые уже привели к разрушению государственности в ряде стран, превратили обширные регионы, прежде всего, Ближний Восток и Север Африки, в зону хаоса, анархии, источника новых террористических угроз, всплеска экстремизма. Повторю, это все прямое следствие порочной практики вмешательства во внутренние дела, манипулирования государственным развитием и страстью к геополитической инженерии.

Нас особо беспокоит ситуация в Сирии. Как вам известно, уже шестой год подряд мы наблюдаем там трагедию. Полтора года назад была реальная угроза захвата террористами столицы страны. В тот момент по просьбе законного Правительства Сирии Россия направила подразделение своих Воздушно-космических сил (ВКС) для оказания содействия сирийской армии в борьбе с террористами. Это не позволило состояться планам, которые вынашивали игиловцы в отношении взятия под свой контроль не только обширных территорий в Ираке, где они уже освоились достаточно основательно, но и в Сирии, включая восточное побережье, Алеппо и Дамаск. На эти неблаговидные цели работает целый «террористический интернационал» – десятки тысяч боевиков из более чем 80 стран. Лишь вмешательство наших ВКС позволило сирийской армии с большим трудом остановить эту угрозу и сейчас начать теснить террористов. Надеюсь, что за два-три дня окончательно решится ситуация в Восточном Алеппо, где нами созданы гуманитарные коридоры, по которым вышли и выходят десятки тысяч мирных жителей, им оказывается гуманитарная помощь. Созданы коридоры для боевиков, которым предложено уйти по-хорошему, по-доброму и даны гарантии их безопасности, лишь бы они только оттуда ушли. Другое дело, что потом придется иметь дело уже с теми территориями, на которых они вновь осядут. Сейчас главное все-таки завершить трагедию Алеппо, вернуть людей к мирной жизни, начать восстанавливать этот древний и наиболее крупный сирийский город. Рассчитываю, что через два-три дня боевики закончат сопротивление. То меньшинство, которое откажется это сделать, сделает свой выбор самостоятельно.

Понятно, что решение кризиса может быть только политическим. Это относится к Сирии, Ливии, Йемену, Ираку. Происходящее в этих странах, особенно в Ираке, в том, что касается попытки взятия Мосула, не менее драматично сопряжено также с исходом большего количества гражданского населения, трагедиями, когда американская авиация и коалиция, которую возглавляют США, уже не первый раз бьют по ошибке по откровенно не тем объектам: либо по позициям регулярной армии, либо по гражданским позициям.

Как часто бывает в этом мире, вся пропагандистская машина нацелена исключительно на демонизацию сирийской власти, России и Ирана как сторонников Президента Сирии Б.Асада в борьбе с терроризмом, на изобретение различных фейков, которые доказывали бы военные преступления, совершаемые в Восточном Алеппо. Уже есть немало примеров, когда эти попытки оказывались разоблаченными. Есть такая организация «Белые каски», ее даже «Би-Би-Си» номинировала на Нобелевскую премию мира как организацию, которая якобы бродит по завалам после российских бомбардировок и спасает людей из-под разрушенных зданий. По «Би-Би-Си» показывали соответствующие ролики, а потом в «Ютьюбе» выложили полное видео, в котором зафиксирован не только момент извлечения мужчины из-под обломков, но и как его готовили: сначала он залез под эти обломки, а потом его оттуда спасали. Они сделали несколько дублей. «Би-Би-Си» даже были вынуждены оправдываться, потом было сказало, что они разобрались с вопросом. Оказалось, что просто эти «Белые каски» решили пошутить. Невинное заявление. Потом была история про восьмилетнюю девочку Айю, которую, если верить репортажам о ее судьбе, трижды спасали разные люди в разных сирийских городах от верной смерти в один и тот же день. С ней также был сделан фейковый ролик.

Эта ситуация привычная. Когда западные страны задаются целью кого-то демонизировать, они прибегают к откровенной лжи. Потом сознаются в ней, но поезд уже ушел. Англичане в прошлом году наконец признались, что вводили в заблуждение все мировое сообщество, когда говорили, что у С.Хусейна есть ОМУ. Об этом знали также американцы, по крайней мере ЦРУ, которое подсунуло пробирку бывшему Госсекретарю США К.Пауэлу. Тот, будучи уверенным, что американская разведка не подведет, в СБ ООН тряс этой пробиркой.

Прямая ложь, подлог – это методы, которыми, к сожалению, пользуются давно, и наши западные коллеги освоили их весьма основательно. Но обманувши однажды, ты не можешь рассчитывать, что тебе будут по-прежнему верить. Я, кстати, слышал из первых уст оценки независимых гуманитарных организаций, которые имеют своих представителей в Восточном Алеппо. Никто из них не подтверждает, что там совершаются зверства, похищение людей призывного возраста, которые выходят из Восточного Алеппо. С другой стороны, они люди подневольные: международные НПО получают деньги за свою работу, и они, к сожалению, когда у них созревает объективная оценка, далеко не всегда могут делиться ею публично.

Тем не менее я уверен, что те, кто хотел бы знать правду, имеют все возможности это сделать. Мы по-прежнему убеждены, что военного решения конфликтов не существует ни в Сирии, ни где-то еще. По всем кризисным направлениям, о которых я упомянул (Сирия, Ирак, Ливия), идут политические процессы. Причем ни в Ираке, ни в Ливии, ни, особенно, в Йемене никто не требует немедленно прекратить вооруженные действия и соблюдать там неделю или две полной тишины, прежде чем садиться за стол переговоров. А вот в Сирии требуют. Но эти требования тишины каждый раз нацелены только на одно: чтобы боевики перевели дух, подкрепились, получили новое вооружение, боеприпасы, что и случилось совсем недавно в Пальмире. Громко разрекламированная операция по освобождению Мосула вдруг была остановлена, город до конца не окружили и оставили коридор бандитам и игиловцам, которые вышли оттуда живые и здоровые, с оружием, в том числе с тяжелым, и двинулись в сторону Пальмиры, получив сигнал, что Мосул брать сейчас не будут, операция отложена вроде до весны. Поэтому такие игры до добра не доводят.

К сожалению, никто из игроков в эту геополитическую инженерию не делает выводов из прошлых уроков. Для того, чтобы противостоять советским войскам в Афганистане, США поддержали моджахедов, активно их вооружали и по итогам той афганской кампании появилась «Аль-Каида», которая полностью вышла из-под какого-либо контроля США и 11 сентября 2001 года нанесла удар по тем, кто ее собственно выпестовал. В 2003 г. США совершили интервенцию в Ирак под подложным предлогом и выбросили на улицу всех членов партии «Баас». Они составляла костяк армии, полиции, сил безопасности С.Хусейна. Все эти молодые, зрелые мужчины, хорошо обученные военному делу, оказались без работы. Сейчас они составляют основную боевую силу ИГИЛ, а возглавляет эту организацию А.Б.аль-Багдади, которого американцы в 2006 г. выпустили из иракской тюрьмы. Я не говорю, что это было сделано сознательно, что они специально хотели создать ИГИЛ, но сделав то, что они сделали в Ираке, они этих людей превратили в своих врагов. За ИГИЛ в основном воюют не религиозные фанатики, а люди, которые поняли, что если у них нет работы, а здесь им платят деньги, то это неплохой способ заработать и не остаться без средств к существованию.

Сейчас американцы наконец-то стали все-таки бороться с ИГИЛ, но только после того, как игиловцы убили американских граждан. В последние два года американцы этим занимаются. До этого американская коалиция работала ни шатко, ни валко, но они по-прежнему всячески уходят от того, чтобы выцеливать боевиков «Джабхат ан-Нусры». Получается, что вслед за созданием «Аль-Каиды» и ИГИЛ американцы вольно или невольно прикладывают руку к тому, чтобы создать еще одного монстра, который потом будет бесконтрольно совершать жуткие теракты по всему миру.

Сейчас «грохнуть» может где угодно. Взаимодействие спецслужб, политиков, военных крайне необходимо, чтобы создать какую-то страховочную сетку, чтобы мы имели систему обмена информацией. Предложение ФСБ о создании базы данных террористических организаций сейчас широко поддерживается. Уверен, что это очень перспективная инициатива. В принципе, это конкретный шаг в русле той идеи, которую выдвинул Президент России В.В.Путин, выступая в прошлом году на ГА ООН, о формировании подлинно универсального антитеррористического фронта. Мы работаем над этими задачами и, как я уже сказал, давно готовы к тому, чтобы ООН возобновила переговорный процесс. Пока с переговорами тянут. Там есть капризные люди, которые сформировали т.н. «Высший комитет по переговорам» (ВКП). Это одна группа сирийской оппозиции, в основном состоящая из эмигрантов, имеющая мало влияния на то, что происходит «на земле», но почему-то получающая мощную поддержку т.н. «Группы друзей Сирии», в которую входят западные страны и страны региона. Многие из них настаивают, что именно ВКП должен быть единственным представителем оппозиции на переговорах с Правительством. Сам комитет говорит, что он не будет вести переговоры с Правительством, пока Б.Асад не уйдет или каким-то иным образом не исчезнет с лица земли, хотя резолюция СБ ООН, требующая переговорного процесса, написания конституции, проведения выборов, не ставит никаких предварительных условий для начала таких переговоров.

Пока ооновцев буквально держат за руки и не пускают выполнять то, за что они получают деньги в соответствии с резолюцией СБ ООН, мы вместе с нашими коллегами уже начали работать с теми, кто реально контролирует ситуацию «на земле». Мы разговариваем со всеми боевыми группами, кроме ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусры», которые включены в террористические списки. Мы ведем диалог со странами региона, в том числе с нашими турецкими коллегами, у которых тоже есть контакты с боевиками «на земле», в том числе с вооруженной оппозицией. Думаю, что этот канал может стать более эффективным, чем многомесячные бесплодные «посиделки» с нашими американскими коллегами. Контакты сохраняются, но каждый раз, когда мы о чем-то договариваемся, американцы «отруливают» в строну от уже достигнутых договоренностей. Так было в сентябре, в начале декабря. Нам читают лекции и говорят, что Россия предлагает согласовать коридоры, чтобы боевики вышли, но сначала нужно немедленно остановить любые боевые действия и только потом, через несколько дней, такие коридоры можно будет создавать. Этот аргумент высказывается с августа. Чем препираться и пытаться навязать нам паузы, которые всегда использовались для подкрепления боевиков, американцы давным-давно могли бы согласиться потратить три дня, создать эти коридоры, и мы бы давно убрали этих боевиков из Восточного Алеппо. Но у них вот такое, непонятное для меня отношение. Единственное объяснение, о котором я уже упоминал, в том, что они хотят вывести «Джабхат ан-Нусру» из-под ударов. Тем не менее, вы видите, что боевики уже выходят из Алеппо, многие поняли, что там бесполезно оставаться, покидает город и гражданское население. Кстати, американские представители международных организаций публично заявляют, что это плохая идея, что, мол, русские выгоняют гражданское население из Алеппо. Никто никого не выгоняет. Уходит только тот, кто хочет уйти. Когда планировалась операция по взятию иракского Мосула, американцы занимались ровно тем же самым, чем и мы в Алеппо. Они призывали мирное население уйти из города. Но то, что можно американцам, они не готовы разрешить Российской Федерации.

Два слова о других наших делах. Мы за то, чтобы помимо антитеррористического сотрудничества объединять усилия по всем другим проблемам мировой политики. Здесь есть над чем работать – различные конфликты, в том числе застарелые, чего стоит один ближневосточный конфликт. Его неурегулированность оказывает очень серьезное влияние на способность экстремистов вербовать сторонников в свои ряды, ссылаясь на то, что палестинцам обещали государство в 1948 г., время прошло, а палестинского государства как не было, так и нет.

Есть широкое поле для сотрудничества по экономическим вопросам, вопросам социального развития, борьбы с наркотрафиком и наркоиндустрией в целом. Все это является содержанием нашей повестки дня, постоянных контактов, в том числе в рамках ООН, «Группы двадцати», ШОС, БРИКС, ЕАЭС, СНГ, ОДКБ. Все эти организации развивают тесные контакты между собой и с другими многосторонними структурами.

Несколько слов о Концепции внешней политики, которую Президент Российской Федерации утвердил 30 ноября 2016 года. Это обновленная Концепция, отражающая изменившуюся в мире обстановку, но полностью подтверждающая преемственность нашего внешнеполитического курса, его базовые принципы: самостоятельность в рамках международно-правовых обязательств Российской Федерации, многовекторность (наша готовность работать со всеми, кто к этому так же готов на основе равноправия и взаимной выгоды), открытость для развития сотрудничества со всеми именно на такой основе. Безусловно, мы видим, что эти принципы находят широкую поддержку у большинства наших партнеров в контексте объективного процесса становления более справедливого, устойчивого, полицентричного мироустройства, которое будет лучше отражать культурно-цивилизационное многообразие современного мира и, конечно, уважать стремление народов самим определять свое будущее.

Мы приветствуем желание и интерес общественности, который проявляется в контактах с нами и в запросах на сотрудничество с Министерством иностранных дел. У нас есть регулярный формат такого диалога с гражданским обществом – ежегодные встречи Министра с неправительственными организациями и регулярные контакты этих организаций с теми департаментами МИД, по профилю которых соответствующие НПО осуществляют свои программы. Мы очень ценим вклад Фонда публичной дипломатии им.А.М.Горчакова, Российского совета по международным делам, Совета по внешней и оборонной политике, Фонда «Русский мир» в продвижении диалога и создании диалоговых площадок с тем, чтобы распространять объективную информацию о России и о наших подходах к международным делам. Уверен, что перед учеными, политологами, экспертами стоят очень важные задачи. Мы заинтересованы в ваших исследованиях, в живом обмене мнениями. Идеи, рождающиеся в такого рода диалоге, мы активно использовали при обновлении упомянутой мной Концепции внешней политики Российской Федерации. Конечно же, мы заинтересованы продолжать общение и искать его новые формы.

Как вы знаете, сейчас появился новый формат – международные «Примаковские чтения», который совсем недавно прошел в России с большим успехом. Чтениям предшествовал саммит мировых «мозговых трестов». В Москву съехались эксперты мирового уровня. Разговор был продолжен на прошлой неделе на международном семинаре Совета по внешней и оборонной политике с интересным названием «Лицемерие против дипломатии». Мне тоже довелось поучаствовать в этом интересном мероприятии, где были представлены видные представители интеллектуальных элит Европы и США.

Как сказал Президент Российской Федерации В.В.Путин в послании Федеральному Собранию, мы не хотим ни с кем противостояния, не ищем и никогда не искали врагов, нам нужны друзья, но мы не будем благодушно смотреть на попытки ущемлять наши собственные интересы, пренебрегать ими, будем строить свое будущее самостоятельно, без чужих подсказок, опираясь при этом на международное право, собственный опыт и опыт тех стран, которые заинтересованы в равноправном диалоге и в обмене такими историческими оценками.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 14 декабря 2016 > № 2023097 Сергей Лавров


Россия. Киргизия > Образование, наука > mid.ru, 16 сентября 2016 > № 1908127 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на открытии школы им. А.П.Чехова, Бишкек

Уважаемые Эрлан Бекешович,

Сергей Николаевич,

Наталья Александровна,

Дорогие друзья,

Сегодня радостный трогательный день. Вернее, главный день был 1 сентября, когда школа им. А.П.Чехова открыла свои двери для учащихся. В рамках мероприятий, которые проводятся по линии саммита СНГ в Бишкеке и параллельно осуществляются по двусторонней линии, у нас с моим коллегой и другом Министром иностранных дел Киргизской Республики Э.Б.Абдылдаевым есть возможность посетить это учебное заведение, которое является плодом сотрудничества наших стран, причем не только по правительственной линии, но и по линии гражданского общества.

Как сказал С.Н.Перемышлин (Председатель ОФ «Русское достояние»), это одно из живых проявлений тех усилий, которые были предприняты в рамках одобренной Президентом Российской Федерации В.В.Путиным концепции «Русская школа за рубежом». Это один из первых объектов, который был сооружен и сдан в рамках этой концепции, причем в рекордно короткие сроки: как я понимаю, за три месяца здание было полностью переоборудовано, отремонтировано, оснащено самыми современными средствами для организации учебного процесса по высшим мировым стандартам.

Огромная признательность Российскому Фонду Мира во главе с Л.Э.Слуцким, киргизскому общественному фонду «Русское достояние» во главе с С.Н.Перемышлиным, конечно же, руководству Киргизской Республики – Президенту страны А.Ш.Атамбаеву, Министру иностранных дел Э.Б.Абдылдаеву, руководителям других ведомств, прежде всего связанных с образованием. Это отражение наших союзнических отношений и стратегического партнерства. Я убежден, что это огромный вклад в созидание новых успехов на пути укрепления нашей дружбы.

Мы очень ценим, что в Киргизии русский язык является официальным наряду с государственным киргизским языком. То, что сейчас сказал С.Н.Перемышлин о надеждах и планах русской общины Киргизии в том, что касается расширения русскоязычного образовательного пространства, тоже заслуживает самой активной поддержки. Мы обязательно рассмотрим предложения, о которых Вы упомянули.

Хочу сказать, что выпускники этой школы получат уникальную возможность выбирать. Перспективы их жизненных планов существенно расширятся, потому что они будут иметь документ об образовании, сертифицированный по стандартам Киргизии и по стандартам Российской Федерации. Выпускники смогут сдавать тест, который является обязательным для киргизских школ, и ЕГЭ, который обязателен в России и который, кстати, будет совершенствоваться, как сказала недавно новый Министр образования и науки России О.Ю.Васильева, с тем, чтобы все-таки глубже вникать в те знания и способности, которые присутствуют у учеников.

Я искренне поздравляю всех учащихся, директора Н.А.Копаницу, всех сотрудников и коллектив. Рассчитываю, что помимо трехсот ребят, поступивших в школу, оставшиеся из тысячи желающих все-таки будут иметь возможность в какой-то обозримый период также получать двойное образование, тем самым расширяя перспективы своих жизненных планов.

Поздравляю, прекрасный день, всем всего самого доброго.

Россия. Киргизия > Образование, наука > mid.ru, 16 сентября 2016 > № 1908127 Сергей Лавров


Россия. ЦФО > Образование, наука > mid.ru, 24 февраля 2016 > № 1677974 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на заседании Наблюдательного и Попечительского советов МГИМО МИД России

Уважаемый Анатолий Васильевич,

Уважаемые члены Наблюдательного и Попечительского советов,

Друзья,

Рад вас приветствовать на сегодняшнем заседании, оно впервые проходит в новом формате. Здесь собрались две очень важных для МГИМО структуры – Наблюдательный и Попечительский советы. Нам предстоит обменяться мнениями по актуальным проблемам развития Университета, обсудить вопросы, которые касаются финансово-юридических аспектов его деятельности.

Попечительский совет успешно работает на протяжении уже десяти лет. Трудно переоценить его вклад в стратегическое развитие Университета, в повышение роли Alma mater в международной образовательной, экспертной среде, в налаживание продуктивного диалога между органами государственной власти, гражданским обществом, деловыми кругами и, собственно, МГИМО. Отмечу, в частности, что усилиями попечителей был сформирован Эндаумент-фонд, который используется для реализации целевых перспективных проектов и укрепляет уверенность вуза в завтрашнем дне (сегодня его капитал достиг уже 1,5 млрд.руб.).

Наблюдательный совет создан в соответствии с требованиями российского законодательства в качестве составной части новой структуры управления Университетом. Его первое полноформатное заседание мы провели в октябре прошлого года и сегодня работаем в новом формате.

2015 год был для МГИМО успешным, и это широко признается. Один пример: в международном рейтинге исследовательских центров мира «2015 Global Go To Think Tank» Пенсильванского университета МГИМО занял двенадцатое место в мире и первое в России в классификации ведущих экспертно-аналитических центров на базе университетов, вошел в тройку лучших исследовательских центров России (после Московского Центра Карнеги и ИМЭМО РАН). Высокую оценку заслужила его научно-исследовательская деятельность в области экономики, обороны и безопасности, международного развития, управления. Все это говорит об успешном начале выполнения принятой в прошлом году Стратегии развития МГИМО до 2020 года, ключевым элементом которой является повышение международной конкурентоспособности Университета.

Важнейшее событие в жизни МГИМО – учреждение филиала Университета на базе кампуса, который расположен в подмосковном Одинцово. Большую роль в этом сыграл присутствующий здесь член Попечительского совета, губернатор Московской области А.Ю.Воробьев. Уверен, что создание филиала позволит МГИМО укрепить потенциал в области подготовки управленческих и экономических кадров. Рассчитываю, что руководство МГИМО вместе с правительством Московской области воспользуются имеющейся практикой и подумают над созданием аналога Попечительского совета для поддержки и развития уже конкретно филиала.

Как обычно, была весьма насыщенна международная деятельность Университета. МГИМО, в частности, стал организатором нескольких крупных научных и экспертных мероприятий, в том числе Глобального университетского саммита БРИКС и IX Конвента российской ассоциации международных исследований.

Продолжена традиция регулярных встреч мгимовцев – вслед за первой и второй встречами, которые состоялись в Баку и в Москве, в октябре прошлого года в Ереване прошел III международный форум выпускников. Такая работа вносит весомый вклад в расширение и укрепление сети международных контактов Ассоциации выпускников МГИМО, которая в текущем году, кстати, отмечает 25 лет со дня основания.

Еще о юбилеях. Мы в прошлом году отпраздновали 200-летие Лазаревского института восточных языков. МГИМО унаследовал научную школу, педагогические кадры и уникальную библиотеку Московского института востоковедения, который являлся преемником Лазаревского института. Рассчитываем, что Университет будет и впредь, опираясь на проверенные временем традиции, готовить для коллектива Министерства высококлассных специалистов-востоковедов.

Россия. ЦФО > Образование, наука > mid.ru, 24 февраля 2016 > № 1677974 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter