Всего новостей: 2553779, выбрано 8 за 0.035 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Ливанов Дмитрий в отраслях: Образование, наукавсе
Ливанов Дмитрий в отраслях: Образование, наукавсе
Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 19 мая 2016 > № 1762358 Дмитрий Медведев, Дмитрий Ливанов, Владимир Фортов

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о развитии ведущих университетов в целях повышения их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров.

Стенограмма:

Д.Медведев: Сегодня мы обсудим один крупный вопрос о том, как идёт работа по повышению конкурентоспособности наших ведущих университетов, как они двигаются в международных рейтингах.

Напомню, мы поставили перед собой такую задачу – чтобы не менее пяти университетов вошли в топ-100, причём в достаточно короткой перспективе, к 2020 году. Дело это сложное. Как мы все понимаем, рейтинги нам нужны не ради самих рейтингов, а для качества подготовки специалистов, для того чтобы учиться в наших университетах было и полезно, и престижно. Экономике нужны профессионалы, которые легко ориентируются в закономерностях глобального рынка, глобальной экономики, понимают все процессы, которые происходят в технологическом развитии всего человечества, и, естественно, в социальных закономерностях ориентируются.

Послушаем, какие стандарты в настоящий момент заданы. Для нас важно, чтобы во всех этих соревнованиях принимали участие (в рейтинговании) не только столичные вузы, в качестве которых мы в общем и целом не сомневаемся, потому что они всегда были на приличном уровне, хотя и у них есть определённые проблемы. Но нужно, чтобы и в других научных центрах, в других регионах развивалось высшее образование.

У нас есть университеты мирового уровня. Да, многие считают, что их позиции в рейтингах недооценены. Очевидно, что у нас мало опыта продвижения самих себя на образовательном рынке. Гораздо лучше и проще это делают прежде всего англосаксонские университеты – просто потому, что они когда-то эту историю затеяли, – тем не менее прорываются и университеты из других стран. И нам нужно учитывать это и учиться показывать свои сильные стороны.

Для укрепления, для улучшения наших позиций в рейтингах был создан Совет по повышению конкурентоспособности ведущих университетов. В него входят представители нашей высшей школы, нашей науки, нашего бизнеса и зарубежные коллеги.

Мы оказываем университетам поддержку в виде субсидий. Каждый университет формирует программу и представляет её на конкурс. Я один раз следил за тем, как подводятся итоги. Там на самом деле соревнование идёт, выглядит вполне прилично это всё. С 2013 по 2015 год было подано 88 заявок, 21 вуз стал победителем. Соответственно, эти университеты получили средства. В общей сложности было выделено 30 млрд рублей. В текущем году мы предусмотрели такие субсидии для университетов в размере 11 млрд рублей, и сегодня мы эти деньги распределяем.

Принятые меры уже принесли определённые результаты. Растёт число университетов в общих списках мировых рейтингов (пока, наверное, не на тех местах, какие мы для себя хотели бы, но в целом движение в правильном направлении). Улучшаются позиции в предметных рейтингах, причём это не только те позиции, те отрасли, где мы традиционно были сильны (это математика, физика), но в последние два года мы продвинулись и в некоторых социальных направлениях. Многие вузы улучшили результаты своих научных исследований, число публикаций, индекс цитируемости увеличился в два раза по отношению к 2012 году. Но проблем всё равно в этой сфере много.

Сегодня у нас несколько выступающих: это и Министр образования, и наши коллеги, представляющие ректорское сообщество и, по сути, потребителей, – ректор Томского университета Эдуард Владимирович Галажинский и Сергей Владиленович Кириенко как генеральный директор «Росатома».

Сегодня мы также рассмотрим законопроект, который вносит изменения в закон «О ветеранах». Речь идёт о придании статуса ветерана боевых действий нашим гражданам, которые были направлены в Сирию для ведения боевых действий. Там проводятся известные операции, причём успешно. Принятие этого законопроекта позволит распространить на них меры социальной поддержки, которые у нас получают ветераны боевых действий, что вполне справедливо.

Также мы продолжим работу по снятию с предпринимателей избыточных нагрузок. Сегодня мы рассмотрим законопроект, который направлен на совершенствование положений регламента о требованиях пожарной безопасности. В нём предлагается установить добровольный порядок составления декларации безопасности для малого и среднего бизнеса. Объекты, на которые собственники составят такие декларации, не будут включаться органами пожарного надзора в план проведения проверок. Это облегчение жизни для бизнеса, но в то же время здесь, конечно, должен быть баланс, для того чтобы не создать проблем для безопасности.

Также мы рассматриваем изменения в законодательство по финансовому рынку, изменяем закон о консолидированной финансовой отчётности.

Сегодня мы рассмотрим и целый ряд международных документов, включая ратификацию конвенции, которая направлена на борьбу с опасным воздействием канцерогенных веществ.

Давайте приступим к обсуждению первого вопроса.

Пожалуйста, Дмитрий Викторович Ливанов.

Д.Ливанов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Как, Дмитрий Анатольевич, Вы уже сказали, Правительству поручено обеспечить вхождение к 2020 году не менее пяти российских университетов в первую сотню ведущих мировых университетов согласно мировому университетскому рейтингу. Правительством Российской Федерации для решения этой задачи утверждён план мероприятий по развитию наших ведущих университетов. В этом плане намечены меры по организации конкурсного отбора университетов, имеющих высокие шансы на выдвижение на ведущие позиции в рейтингах, по предоставлению им поддержки за счёт федерального бюджета, и определены основные блоки мероприятий, нацеленных на обеспечение повышения международной конкурентоспособности наших университетов.

В 2013 году распоряжением Правительства зафиксированы объёмы государственной поддержки, утверждены правила распределения и предоставления субсидий.

В формате конкурсного отбора и механизмов последующей поддержки университетов мы учли опыт других стран в реализации подобных программ. Ещё до начала 2000-х годов аналогичные проекты были начаты в пяти странах, к 2010 году – ещё в 11 странах, в последние годы – ещё в трёх странах, включая и Россию.

Почему это важно? Наличие сильных университетов с высокой международной репутацией – это не только условие ускоренного формирования интеллектуального, экономического капитала страны, но и фактор её международного влияния, продвижения в мире своих гуманитарных и технологических стандартов.

Конкурсный отбор на право получения поддержки основывается на подготовленных самими университетами программах повышения конкурентоспособности, в них университеты берут на себя конкретные обязательства по достижению целевых показателей.

Совет был сформирован Правительством Российской Федерации, Дмитрий Анатольевич, Вы об этом сказали. В его состав входят ведущие российские и зарубежные эксперты в области высшего образования, представители Российской академии наук, предпринимательского сообщества.

В 2013 году совет рекомендовал 15 вузов-победителей, в 2015 году был проведён ещё один отбор и перечень участников увеличился до 21 университета.

Университеты – участники программы расположены в 13 регионах Российской Федерации в шести федеральных округах.

Отдельно отмечу, что два наших самых известных вуза – Московский государственный университет и Петербургский государственный университет – формально не участвуют в мероприятиях программы, поскольку в силу своего особого статуса они обеспечиваются финансированием своих программ развития на внеконкурсной основе.

Каждый университет – участник программы ежегодно докладывает о результатах реализации мероприятий своей программы, в зависимости от результатов и качества планов на будущее фиксируется объём бюджетных ассигнований на следующий год.

Реализуемый нами проект по повышению международной конкурентоспособности университетов уже имеет серьёзные положительные результаты.

В целом по группе университетов – участников проекта за три года общее число публикаций в международных научных журналах выросло в 2,5 раза, число высокоцитируемых публикаций (это верхние 10%) – в 3,5 раза. Удвоилось число иностранных студентов, а число сотрудников, имеющих опыт работы в ведущих мировых университетских центрах, увеличилось более чем в 10 раз. Как следствие, за этот срок число участников проекта, участвующих в мировых университетских рейтингах, увеличилось с пяти до 13, при этом в топ-400 этих рейтингов уже входят пять университетов – участников проекта.

В силу исторических причин многие наши университеты характеризуются высоким уровнем научно-образовательных специализаций – это физика, естественные науки, математика, информационные технологии. Поэтому наряду с институциональными мы отслеживаем и предметные международные рейтинги. Здесь у нас тоже значимое продвижение, в разных предметных рейтингах на позиции в топ-200 наши вузы отмечены уже 14 раз. Это Новосибирский госуниверситет, МФТИ, МИФИ (в рейтинге по физике и математике), Высшая школа экономики (в рейтинге по социально-гуманитарным наукам). Активно продвигаются Казанский федеральный университет, Томский университет, Петербургский политех и так далее.

В рамках развития образовательных программ и научного потенциала наших университетов мы считаем ключевым усиление международной кооперации. Международное сотрудничество – это способ быстрого восполнения дефицита компетенций. Например, в ряде направлений биомедицинских исследований или социально-гуманитарных исследований, где мы пока отстаём, международная кооперация позволяет преодолеть соответствующее отставание путём привлечения к реализации образовательных программ и научных проектов зарубежных специалистов, в том числе представителей российской научной диаспоры, имеющих значимый задел и наработки в данной сфере.

Результат подобной работы – это новые образовательные программы, обеспечивающие рост качества образования, увеличение доли иностранных студентов, выход на новые источники финансирования и, что немаловажно, рост узнаваемости университета в международном академическом сообществе.

В течение трёх лет нашей работы с университетами произошла серьёзная модернизация системы управления университетами, их образовательными и научными блоками. В университетах – участниках программы сформированы авторитетные наблюдательные советы (в работе которых, кстати, Дмитрий Анатольевич, ряд членов Правительства принимает активное участие) и международные научно-консультативные советы, которые, по существу, определяют научную политику ведущих университетов.

На последнем заседании международного совета, которое прошло в марте этого года, было обозначено смещение акцентов проекта с поддержки общесистемных мероприятий к поддержке отдельных приоритетных направлений и тех структурных подразделений университетов, которые обеспечат быстрое их развитие. Университеты уже выделили в своей структуре подобные подразделения, в настоящий момент вносят уточнения в свои «дорожные карты» по повышению конкурентоспособности, фиксируя конкретные показатели развития.

Другая наша задача – это выстраивание акцентов в решении не только текущих, но и перспективных, в том числе практико-ориентированных задач в научно-технологической сфере. В рамках проекта университеты, помимо развития своего сотрудничества с нашими ведущими крупными компаниями, традиционными отраслями, выходят и на научно-технологические задачи с горизонтом планирования три, пять и более лет.

Наконец, есть ещё одно важное направление нашей деятельности – это распространение лучших практик проекта для других университетов. Мы проводим ежеквартальные мероприятия по обмену опытом. С прошлого года на эти мероприятия приглашаем все университеты. Таким образом, лучшие практики, опробованные в рамках проекта, распространяются на всю систему нашего высшего образования.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! В заключение хочу отметить, что мы в соответствии с постановлением Правительства, о котором я уже сказал, подготовили проект распоряжения о распределении субсидий университетов на 2016 год. Он прошёл необходимое согласование, разногласий по нему нет.

Прошу поддержать наше предложение по данному вопросу.

Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо.

Теперь, пожалуйста, коллеги, о которых я говорил.

Эдуард Владимирович Галажинский, ректор Томского государственного университета.

Э.Галажинский: Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Правительства!

Как ректор одного из университетов, которые находятся в этой программе, хотел бы сказать несколько слов о процессах реальных изменений и трансформаций, которые происходят сегодня в университете, и подтвердить, что программа является не просто субсидиарной поддержкой нашего развития, а очень мощным средством пересборки российского образования и выхода его на авангардные позиции.

Те средства, которые мы сегодня обсуждаем, в бюджетах университетов составляют на самом деле 10–15%, но рост показателей развития измеряется в диапазоне от двух до пяти раз. На примере нашего университета могу показать. Допустим, публикации в высокорейтинговых международных журналах: если в 2013 году эта цифра составляла 400, то в 2015-м мы вышли на объём 2200, причём половина из них – в лучших журналах мира (50% журналов в первом-втором квартиле). Это говорит о том, что качество исследований, которые мы представляем, соответствует лучшим международным образцам и, по сути, идёт освоение нашими университетскими людьми новых стандартов международной научно-образовательной деятельности.

Ещё важный момент – это, действительно, изменение системы управления. Вузы сегодня открываются активно, созданы наблюдательные советы, международные советы. Мы настаиваем на том, чтобы наши партнёры и стейкхолдеры влияли на изменения и принятие политик университета в разных областях.

На мой взгляд, сама программа является мощным стимулом, драйвером формирования сообщества ведущих российских университетов, обмена опытом и в некотором смысле зоной ближайшего развития всей системы российского образования.

Поэтому от имени ректорского сообщества я хочу поблагодарить членов Правительства за эту поддержку очень мощную и сказать, что сегодня она крайне необходима. Процессы изменения таких мощных социальных систем, как университеты, очень длительны, нелинейны, и последовательность здесь, конечно, чрезвычайно важна, потому что новые стандарты должны однозначно уже восприниматься всеми как новая норма.

Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо.

Пожалуйста, Сергей Владиленович.

С.Кириенко: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Правительства! Для «Росатома» это является очень важной частью, поскольку (Дмитрий Анатольевич, Вы это хорошо чувствуете по своим переговорам) практически каждая страна, с которой мы начинаем работать по атомной энергетике, первый вопрос, который ставит, – это подготовка кадров. Только на этой неделе четыре страны об этом вели разговоры. Поэтому для нас, в общем, пакет услуг профильного университета (МИФИ) и консорциума вузов (у нас 20 вузов для атомной отрасли работают) – это часть продукта, который мы продаём. Если он будет неконкурентоспособен, то мы всё остальное тоже не продадим. Мы подключились к программе изначально, и должен сказать, что она работает.

Цифры по нашему консорциуму и по МИФИ: конкурс вырос более чем в два раза на одно место, по профильным специальностям – в три раза на одно место. МИФИ был в 2012 году на 40-м месте по баллу ЕГЭ, в 2015 году – на восьмом в стране. В три раза выросло количество иностранных студентов (сейчас 950 уже), профессоров, имеющих опыт преподавания в университетах мирового уровня, – в 30 раз, то есть было восемь, когда программа стартовала, сейчас почти 300.

По рейтингам. По общему рейтингу – в топ-300 и по двум предметным – в топ-100. По QS (по физике и астрономии) – в топ-100, по Times 36-е место по физике занимает на сегодняшний день МИФИ. Заработная плата выросла в 2,5 раза, количество международных программ, которые проводятся в МИФИ, – в 10 раз. И партнёрство с университетами, научными институтами из 14 стран: было шесть таких программ, сейчас 55, что, конечно, сказывается на авторитете международном и восприятии, что крайне важно для всех наших партнёров, с которыми мы договариваемся. Количество публикаций выросло в 3,2 раза. Могу только подтвердить ещё раз, что программа работает.

Что для нас как для заказчиков очень важно? Вы знаете, психология поменялась, на мой взгляд, с этой программой. Потому что до этого, при всём уважении к нашим университетам, это всё-таки были бюджетные, затратные учреждения, и все наши обсуждения шли по поводу того, что «помогите деньгами» и «что с нас спрашивать, мы по определению затратное учреждение».

Программа поставила университеты в конкурентные условия, и не какие-то там отложенные, будущие. Каждые полгода надо снова выстраивать рейтинг, и снова университеты понимают, что достаточно проиграть по нескольким параметрам, и ты вылетаешь из приоритетных, поэтому включается конкуренция.

Я говорю на примере МИФИ, поскольку являюсь там ещё и председателем наблюдательного совета, понимаю, что люди просто внутри МИФИ по-другому начинают об этом рассуждать. Я впервые вижу, что они рассуждают на том уровне, на котором рассуждают корпорации, конкурирующие на рынке. Они думают о стратегии, они думают, в чём их конкурентные преимущества, они понимают, что просто ходить и клянчить дополнительные деньги, если ты не будешь соответствовать, будет недостаточно. Это, на мой взгляд, самое качественное изменение и крайне важное. Просил бы поддержать предложение Министерства образования.

Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Сергей Владиленович. Пожалуйста, коллеги, теперь можно что-то добавить или предложить.

В.Скворцова: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Минздрав горячо поддерживает программу. Я хотела бы отметить, что в 2015 году первый отраслевой вуз попал в список 5–100 – это наш Первый Московский государственный медицинский университет имени Сеченова.

Твёрдо можно констатировать, что те целевые показатели, которые выставляет этот проект, чрезвычайно значимы, повышают планку развития вуза и перестраивают программу развития. Мы сейчас готовим целую плеяду наших медицинских университетов к тому, чтобы они принимали участие в дальнейших конкурсных процедурах и развивались во всех случаях по программам, близким к той, которую предлагает Минобрнауки.

Спасибо большое.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, прошу.

В.Фортов: Я хочу сказать, что действительно цифры очень впечатляющие, и, конечно, это движение в правильном направлении.

Меня смущает немножко следующее: как бы мы не стали терять темп. Потому что те цифры, которые были названы – в три раза, в пять раз больше публикаций, – это явно эффект роста: когда вы стартуете с низкого уровня, тогда, конечно, любая дельта много значит. Это нормальное явление.

Но если думать о будущем, я бы предложил обратить внимание на научную сторону дела. Во всех этих рейтингах научная компонента занимает очень большое место, и, не подтянув её, очень трудно добиться результата.

Если вы сравните ситуацию в наших университетах и западных или восточных, то легко увидите, что, конечно, и приборное оснащение, и кадровое оснащение там значительно более мощные, потому что традиционно так получилось, что наука делается у них в университетах, у нас – в Академии наук. Но Академия наук, конечно, может – и должна, я убеждён в этом – принимать более активное участие. Нужно использовать возможности академии, для того чтобы поднимать уровень преподавания именно в научной компоненте.

Нельзя сказать, что Академия наук не участвует в этом процессе. Сегодня 30% публикаций, которые заметны на международном научном ландшафте, делаются учёными совместно – и Академией наук, и вузами, это очень хорошо. Но явно мы должны здесь добавить, с моей точки зрения, потому что смотрите, что получается? Получается, что вузы составляют 19% от всех структур, которые проводят исследования, и вклад их публикаций – 41% (это из той справки, которая у Вас есть), Академия наук – 14% и даёт 60% публикаций. Соединить академическую часть с вузовской – по-моему, это задача на будущее, повторяю, иначе, как мне кажется, будет очень трудно удержать высокие темпы, которые здесь необходимы. Это как бы первый месседж.

Надо сказать, что это не новая логика, большинство институтов, которые прозвучали в Вашем докладе, Дмитрий Викторович, физтех, МИФИ, НГУ, строились именно по такой системе, когда существует очень плотная связка между наукой и образованием. Мой родной физтех на этом построен. На втором году обучения, когда нам было по 16–17 лет, мы уже работали в почтовых ящиках на самой современной аппаратуре, на самых мощных компьютерах, с самыми квалифицированными преподавателями. Причём это преподавание не такое, что «мама мыла раму» – переведите на английский язык, а это реальное дело, которое потом летало в космосе и так далее.

Поэтому я хочу обратить внимание на эту сторону дела и подумать о том, что потенциал Академии наук должен быть использован, и мы готовы этим заниматься, тем более что вот такой был Фрэнсис Бэкон, который первый 600 лет назад дал определение, что такое наука. Он говорил, что наука – это две вещи: первое – получение новых знаний и второе – передача этих знаний от поколения к поколению.

Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Владимир Евгеньевич. Есть ещё комментарии? Нет? Если нет, тогда будем считать, что всё-таки мы находимся, несмотря на различные нюансы, на правильном пути по развитию ведущих университетов. Поддержку мы продолжим, деньги будут распределены и университеты их получат. Надеюсь, они их будут тратить рационально и добиваться вот тех самых успехов, на которые мы рассчитываем. Потому что, повторю то, с чего сегодня начал, конечно, нам нужны эти рейтинги не ради самих рейтингов, а ради того, чтобы были качественные знания, и, как справедливо сейчас только что процитировали Фрэнсиса Бэкона, для того чтобы передавать их по наследству, то есть, иными словами, из поколения в поколение. Просил бы, естественно, министерство этим и руководствоваться. А что касается лучшего использования научных критериев, то здесь сомнений быть не может, мы должны делать всё, для того чтобы развивалась университетская наука, и, соответственно, эта наука должна быть одним из ключевых индикаторов в рамках этих рейтингов.

Спасибо.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 19 мая 2016 > № 1762358 Дмитрий Медведев, Дмитрий Ливанов, Владимир Фортов


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 10 ноября 2015 > № 1546067 Дмитрий Медведев, Дмитрий Ливанов

Cелекторное совещание о программе «Содействие созданию в субъектах Российской Федерации новых мест в общеобразовательных организациях» на 2016–2025 годы.

Стенограмма:

Д.Медведев: Уважаемые коллеги! У нас сегодня важное совещание, можно даже сказать, долгожданное, потому что мы обсудим вопрос, касающийся программы строительства новых школ по всей стране.

Это сверхмасштабный проект, поэтому нужно чётко понимать, как обстоят дела в каждом конкретном регионе, так как ситуация отличается: где и сколько школ нужно построить, а где какое количество школ нужно реконструировать, сколько школ требует капитального ремонта, где в будущем может быть нехватка мест. То есть ситуация зависит в очень значительной степени от специфики нашей страны, и наша программа, которую мы с вами начинаем, под эти стандарты должна быть сформирована.

Мы также уделяем большое внимание образовательным стандартам, образовательным программам, но условия, в которых ребёнок учится, конечно, исключительно важны. Качественное образование можно получить только в хорошо оснащённых школах – это мировой опыт. Невозможно, просто сидя на лавках, в школе, где нет никаких элементарных удобств, получать образование сегодня. Должны быть компьютеры, должен быть интернет, нормальные столовые, нормальные спортивные залы для гармоничного образования. Наконец, просто должна быть нормальная канализация и горячая вода, что есть далеко не везде.

Последние несколько лет мы совместно с регионами при активном участии партии «Единая Россия» занимались модернизацией системы дошкольного образования, чтобы к 2016 году обеспечить всех детей в возрасте от трёх до семи лет местами в детских садах. Программа эта стала одной из самых успешных, мы действительно вправе считать, что она удалась.

Сегодня проблема очерёдности в детские сады решена практически на 100% (в возрасте от трёх до семи лет). Тем не менее жизнь есть жизнь: скоро все дети, для которых мы построили эти новые сады, отправятся в школы. Уже в этом году первоклассников на 145 тыс. больше, чем в прошлом, через 10 лет общее число школьников вырастет ещё на 3,5 млн – это очень большая цифра. Они должны учиться в нормальных, современных учебных заведениях.

Самостоятельно справиться с такой задачей региональным властям будет весьма непросто, мы это понимаем. Именно поэтому мы начинаем программу «Содействие созданию в субъектах Российской Федерации новых мест в общеобразовательных организациях», которая рассчитана на период до 2025 года.

О необходимости такой программы мы говорили несколько раз. Впервые поручение о проработке этого вопроса было дано ещё в 2013 году на заседании Правительства. Регулярно этот вопрос обсуждается на встречах с активом партии «Единая Россия». На последнем партийном мероприятии было принято решение начать такую работу со следующего года. Надеюсь, что и эта наша новая программа будет столь же успешной, как та, которую мы реализовали по детским садам.

Напомню, что сегодня каждая четвёртая школа работает в две или три смены. Многие здания физически и морально устарели. Некоторые из них просто практически непригодны для проведения занятий. В некоторых регионах ситуация существенно хуже, чем в соседних. Таким образом, значительное количество школ нуждается в капитальном ремонте, переоснащении, или же в регионах должны быть созданы новые школы, если ремонтировать школы не имеет смысла.

Предполагается, что каждый регион разработает собственную программу, где будет учтена потребность в школьных местах и положения федеральной программы. Подчёркиваю ещё раз (обращаюсь ко всем субъектам Федерации, ко всем руководителям регионов, которые находятся сегодня на видеосвязи и которые присутствуют в этом зале): есть значительная специфика в каждом регионе. Это не программа по детским садам, где мы в значительной мере просто создавали новые детские сады – их просто не было, этих детских садов, поэтому мы их строили и строили, где-то более крупные, где-то поменьше. Проекты были разные, что, наверное, тоже можно по-разному оценивать, но это была в основном новая стройка. Здесь задача более сложная. Тем не менее там, где нам потребуется строить, необходимо спроектировать школьные здания по современным стандартам, используя типовую проектную документацию из реестра Министерства строительства, конечно, с учётом всех демографических тенденций, которые существуют.

Также важно учитывать и международные практики. Программы модернизации школ запускались во многих странах. Да практически любая страна их запускает, причём не имеет значения, с развивающейся экономикой это страна или весьма развитая. Много примеров, когда такие программы запускаются в очень развитых государствах, тем не менее даже в них школы приходят в негодность или отстают от веления времени. Где-то они проходили успешнее, где-то менее успешно, в любом случае опыт нужно использовать.

По предварительным оценкам, на выполнение программы в течение последующих 10 лет потребуется почти 3 трлн рублей, из них около 2 трлн может потребоваться из федерального бюджета. За счёт этих средств должно быть создано более 6,5 млн мест в общеобразовательных организациях по всей стране. Колоссальная цифра, конечно. Нам нужно разработать механизм реализации программы, софинансирования расходных обязательств субъектов Федерации, нужно подумать о том, как мы приступим к работе в следующем году. Уже в следующем году потребуются довольно значительные суммы, которые измеряются десятками миллиардов рублей. Думаю, что эта цифра окончательно нами будет установлена, но это будут весьма значимые позиции. Соответствующие поручения Министерству образования и науки, Министерству финансов я по итогам нашего сегодняшнего обсуждения дам.

Теперь, пожалуйста, сообщение Министра образования. Дмитрий Викторович (обращаясь к Д.Ливанову).

Д.Ливанов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники совещания!

Задача новых образовательных стандартов – это не только дать ребёнку знания, но и обеспечить формирование современной личности, воспитать достойного гражданина нашей страны. Все без исключения специалисты в сфере образования, учёные сходятся в том, что реализация этой задачи возможна только через совмещение урочной и внеурочной деятельности, фактически через работу школы в режиме полного дня. Это, конечно, невозможно в условиях второй, тем более третьей смены. Именно поэтому, Дмитрий Анатольевич, Вы утвердили программу Правительства по содействию созданию в субъектах Российской Федерации новых мест в общеобразовательных организациях на десятилетний период.

Реализация программы планируется в два этапа. На первом этапе (к 2020 году) предполагается перевести 1–4-е классы, то есть начальную школу, и 10–11-е классы на обучение в одну смену, естественно, при удержании существующего односменного режима обучения. На втором этапе (к 2025 году) обучение в одну смену будет введено и для всех обучающихся 5–9-х классов. При этом 100% школьников из зданий школ с износом более 50% и выше будет переведено в новые школы.

Задача эта очень масштабная с учётом положительной демографической динамики, увеличения ежегодного количества школьников, с учётом того, что значительное количество школьных зданий, которые сегодня используются, было построено в середине прошлого века и сегодня ресурс многих из них близок к исчерпанию.

Мы предлагаем в 2016–2017 годах в качестве первого шага за счёт средств федерального бюджета в каждом регионе построить одну крупную школу мощностью от тысячи и более обучающихся. Архитектурное и содержательное решения этой школы будут соответствовать самым передовым педагогическим технологиям и, естественно, всем требованиям государственных образовательных стандартов. Эта школа будет оснащена современным учебным оборудованием и будет задавать, таким образом, для региона модель современного образования – образования XXI века.

Мы также считаем важным, чтобы новая школа сразу формировалась как часть уже существующей успешной образовательной организации, одной из лучших в регионе, например, в качестве структурного подразделения. Это не только позволит решить задачу ликвидации двухсменного обучения, но и существенно увеличит число школьников, обучающихся в самых лучших школах.

Естественно, программа предполагает и софинансирование со стороны регионов. Мы предлагаем регионам в соответствии с уже разработанными в каждом регионе программами ликвидации сменного обучения направить средства на создание мест для учащихся в первую смену за счёт других форм – не нового строительства, а пристроев, реконструкции, ремонта школ, возвращения в систему ранее переданных зданий (а таких зданий довольно много, по нашим оценкам), развития сетевого взаимодействия, в том числе с использованием ресурсов вузов, учреждений культуры, спорта и так далее. Все эти ресурсы необходимо использовать максимально эффективно, они есть.

Мы вместе с регионами в течение 2015 года разработали (и в каждом регионе они приняты) региональные программы, нацеленные на решение задачи создания новых мест в школах в соответствии с прогнозируемой, текущей потребностью, состоянием фонда школьных зданий, естественно, с учётом миграционных потоков. Мы сейчас видим задачу унификации этих программ: естественно, они должны быть приведены в соответствие с принятой Правительством программой. Мы в течение ноября разошлём в регионы предложения по доработке программ, до конца года с каждым регионом эти программы доработаем и утвердим.

В 2016 году строительство будет осуществляться с использованием проектов зданий из реестра типовой проектной документации Минстроя России. Сейчас идёт активная работа по расширению реестра. Мы считаем, что к концу года в него будет входить около 60 школьных проектов мощностью от 1 тыс. до 1,5 тыс. мест.

Очень важно, чтобы все регионы, у которых есть уже опыт успешного строительства современных школьных зданий, сейчас активно включились в эту работу. И конечно, уже сейчас нужно начинать работу по землеотводу, по поиску площадок для новых школьных зданий, подготовку земельных участков.

С учётом перспективы реализации программы в 2017 году и последующих годах мы вместе с Минстроем сформировали современные функциональные требования к зданиям и помещениям школ. Эти требования прошли общественное обсуждение. Они учитывают и лучший мировой опыт, и наши строительные традиции. На основе этих требований разработаны сейчас архитектурные решения к абсолютно новым проектам школьных зданий, которые будут сформированы по модульному многофункциональному принципу. Это обеспечит максимально эффективное использование ресурсов.

Естественно, эти проекты будут полностью адаптированы к разным климатическим зонам, сейсмическим условиям, которые крайне многообразны в нашей стране, а также будут учитывать региональные возможности по производству строительных материалов, чтобы максимально оптимизировать расходы на их доставку.

В 2016 году – естественно, и дальше – мы готовы в пилотном режиме с теми регионами, которые уже к этому готовы, осуществить проектирование на конкретных земельных участках этих новейших школьных зданий по эталонным модульным типовым проектам, с последующим распространением этого опыта на всю территорию Российской Федерации. Предлагаем регионам активно в эту работу включиться, но она, естественно, требует и снятия избыточных ограничений по некоторым строительным и санитарным правилам и требованиям. Эту работу мы сейчас тоже ведём вместе с Роспотребнадзором, Минстроем и МЧС, надеемся к концу года её завершить.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо. Коллеги, мы все с вами понимаем, программа очень масштабная. Начинаем мы её, мягко говоря, не в самый благоприятный период. Не скрою, мы долго взвешивали, делать или не делать, но с учётом того, что всё-таки школьное образование – важнейшая часть нашей жизни, воспитания наших детей, мы вопреки каким-то другим решениям пойдём именно на то, чтобы открыть финансирование этой программы и начать работу, включая и новые стройки, в следующем году, даже при понимании того, что по целому ряду направлений мы вынуждены либо свернуть финансирование, либо приостановить его. Я имею в виду не образовательные проекты, а некоторые другие.

Я к тому это всё говорю, что деньги, выделенные в рамках этой программы, нужно будет ценить на вес золота. Это на самом деле деньги на исключительно важные цели, направленные на будущее наших детей, на создание школ для их нормального, современного образования.

Давайте послушаем некие общие представления, которые, наверное, есть у коллег. Я просил бы сейчас, может быть, даже на цифры особо не напирать, потому что это требует определённого обсчёта. Я сам сказал, что в следующем году потребуются десятки миллиардов рублей, но, я думаю, может быть, до 50 млрд рублей нам придётся зарезервировать, для того чтобы эта программа стартанула, приблизительно так же, как мы делали с детскими садами. Но это цифры предварительные, подчеркиваю, и вас всех тоже просил бы с деньгами максимально аккуратно обращаться.

Давайте послушаем разные регионы. Пожалуйста, Челябинская область, Борис Александрович Дубровский.

Б.Дубровский: Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

В Челябинской области продолжается работа по переходу школьников на односменный режим обучения. Проблема перегруженности образовательных школ актуальна для всех крупных городов области. Мы при этом прогнозируем рост числа южноуральцев в возрасте от 6 до 18 лет, а значит, нагрузка на школы будет увеличиваться. Кроме того, примерно 370 школ в регионе имеют износ свыше 50%.

Для решения поставленной задачи к 2025 году необходимо построить 45 новых зданий школ, 25 пристроек к имеющимся зданиям. За 10 лет нам необходимо создать свыше 40 тыс. новых школьных мест. Общая потребность средств на реализацию всего проекта в Челябинской области с 2016 по 2025 год составляет порядка 20 млрд рублей в текущих ценах.

У нас есть подготовленный проект региональной государственной программы на 2016–2018 годы. По этой программе предусмотрено финансирование из областного бюджета в сумме 2 млрд рублей, причём (мы это уже запланировали) в 2016 году – 300 млн, в 2017, 2018 годах – по 800 млн. На эти деньги мы предполагаем построить шесть школ, создать 4 тыс. мест. Реализация этой программы позволит нам увеличить долю обучающихся в одну смену с 80 до 87%.

Эти шесть школ мы будем строить по проектам, которые были созданы в регионе в старые времена – есть проекты 1990-х и начала 2000-х годов. Мы эти проекты берём только потому, что они готовы, прошли экспертизу и мы можем с них стартовать.

Для того чтобы входить в эту масштабную работу, которую предполагает программа и о которой, Дмитрий Анатольевич, Вы говорите, мы ставим перед собой задачу сформировать четыре типовых проекта по технологии информационного моделирования зданий на 1,5 тыс. мест, 1 тыс., 500 и 300 обучающихся. Эти проекты у нас будут готовы к середине 2016 года, они пройдут госэкспертизу и получат статус типового проекта. По ним мы будем в дальнейшем реализовывать эту задачу.

Также хотел бы отметить, что очень интересен подход Московского государственного строительного университета по разработке проектов общеобразовательных организаций нового типа, о чём сейчас говорил Дмитрий Викторович в своём докладе. Тем более что у нас в регионе имеется практика проектирования по технологии информационного моделирования зданий. Мы готовы на основе подготовленных архитектурно-планировочных решений исполнить проектирование по этим технологиям и построить в регионе общеобразовательную организацию нового типа, назовём её «школа будущего». Готовы стать такой пилотной площадкой.

Прошу Вас, Дмитрий Анатольевич, поддержать нашу инициативу.

Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Борис Александрович.

По поводу типовых проектов я уже два слова сказал. Мы исходим из чего? Полезно, кстати, что мы сейчас в таком составе общаемся здесь, на связи все губернаторы или лица, их замещающие. Мы будем эти типовые проекты создавать общефедеральные или же всё-таки исходим из того, что типовые проекты будут носить региональный характер? Как это мыслится?

Д.Ливанов: В Минстрое России сформирован реестр типовых проектов. Естественно, это проекты, которые уже реализованы в разных регионах. Там есть проекты северных регионов, Центральной России и юга.

Д.Медведев: Потому что у нас, конечно, есть северные регионы, где холодно, есть южные.

Д.Ливанов: Конечно. Именно поэтому важно, чтобы база этих проектов была достаточно полной и каждый регион мог выбрать проект – и по численности, и по всему, что связано с климатом, – подходящий для реализации в конкретном месте.

Д.Медведев: Хорошо, давайте так и сделаем. Этих проектов должно быть некоторое разумное количество, их не может быть сотни, но их не должно быть и два-три, потому что всё-таки разница между Чукоткой и Краснодарским краем у нас существует и строить нужно немножко по-разному по понятным причинам, и себестоимость строительства разная. Давайте такую базу сформируем, чтобы коллеги могли выбрать, в том числе имея в виду и свой опыт. Договорились.

Теперь, пожалуйста, подключите Кировскую область. Никита Юрьевич Белых.

Н.Белых: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники совещания! Мы как раз из северных регионов. Мы в этом году завершаем программу по созданию дополнительных мест в детских дошкольных учреждениях. Собственно говоря, реализация этой программы стала возможной только благодаря тому, что мы использовали проекты повторного применения.

Был у нас, в Кирове, и Дмитрий Викторович, и Наталья Владимировна Третьяк недавно видела, какие мы строим современные детские сады на 240–260 мест по уже отработанным проектам. Поэтому у меня никаких сомнений нет, что необходимо создавать типовые проекты для реализации программы по строительству школ. Более того, у нас на сегодняшний момент сформирован проект, который прошёл госэкспертизу, который я готов завтра представить Министерству строительства для включения его в реестр рекомендуемых проектов, – это проект школы на 1 тыс. мест, современный абсолютно. Более того, под эту школу и ещё под 13 школ в областном центре выделены и сформированы земельные участки по 3 га каждый, поскольку этот проект предполагает не только само современное здание школы, но и футбольное поле, спортивный комплекс и всё необходимое для того, чтобы осуществлять современные образовательные процессы. По нашим расчётам, весь проект, с учётом спортивного зала и спортивного комплекса, будет составлять чуть более 500 млн рублей на школу в 1 тыс. мест. По нашим данным, это одно из лучших на сегодняшний день соотношений по стоимости одного учебного места.

Мы уже и с Дмитрием Викторовичем на эту тему разговаривали, и с заместителями Министра образования, они в курсе этой программы. Ещё раз говорю, есть и проект, уже прошедший экспертизу, есть сформированные участки. Мы готовы в течение следующего года уже сдать эту школу и готовы, собственно говоря, рассматривать этот проект именно как типовой для многих северных регионов.

Я хочу обратить Ваше внимание, Дмитрий Анатольевич, на то, что надо заниматься не только строительными проектами. У нас очень серьёзный резерв существует в части тех требований Роспотребнадзора, которые, на наш взгляд, являются на сегодняшний день избыточными, то, о чём Дмитрий Викторович упомянул.

Если мы говорим о классах-комплектах, Вы знаете, что на сегодняшний день у нас классы не более 25 человек. Я сам заканчивал физико-математическую школу в классе в 30 человек, и, собственно говоря, никаких проблем по этому поводу не испытывали. Более того, расчёты показывают, что если сформировать классы (там, где это возможно, естественно) до 30 человек, это позволит существенно снизить двухсменную нагрузку там, где она существует. Для себя считали: только по Кировской области, если будет принято решение с 25 до 30 человек увеличивать классы, 577 классов высвободится, которые могут принять тех учеников, которые сейчас учатся во вторую смену.

Кроме того, мы специально провели анализ и у Министерства образования запрашивали информацию. На сегодняшний день по норме площади на одного учащегося в классе мы «обгоняем» все ведущие страны, то есть у нас на одного ученика приходится 2,5 кв. м в классе. В США это 1,5 кв. м, в Сингапуре – 1,6, в Испании – 1,5, в Германии – чуть-чуть больше 2 кв. м.

Если эти решения, о которых я говорю, по увеличению класса-комплекта совместить с нормированием по площади на одного ученика, то это означает (в тех же классах на 60 кв. м, которые у нас проектируются), что 30 человек могут совершенно безболезненно и спокойно заниматься в учебном заведении. Лучше высвободившиеся возможности направить как раз на создание дополнительной инфраструктуры, потому что учебный процесс – это не только, а в некоторых случаях не столько классы, сколько помещения для коллективных занятий.

Я считаю, что, помимо поиска оптимальных строительных проектов, необходима очень серьёзная работа с Роспотребнадзором, тем более что практика такая есть. Я напомню, что буквально три года назад были сняты ограничения, которые у Роспотребнадзора существовали по детским дошкольным учреждениям. Раньше там тоже было чётко предписано, какое количество детей должно быть в группе. Три года назад было принято решение, согласно которому эта цифра стала плавающей, исходя из площади того места, где занимаются дети.

Это позволило существенно решить вопросы по созданию мест в детских дошкольных учреждениях. Учитывая, что мы сейчас запускаем такую же программу по образовательным школам, как по детским дошкольным учреждениям, я считаю, что такие же решения, естественно, согласованные с Минздравом, Роспотребнадзором и всеми необходимыми структурами, необходимо принимать. Это даст нам серьёзную возможность по облегчению той финансовой нагрузки, которая, безусловно, потребуется для строительства школ.

У нас только по городу Кирову (это областной центр – наиболее проблемная точка в этом плане) сформировано 14 земельных участков под вот эти 14 типовых школ по 1 тыс. учеников, с оптимальным соотношением по цене. Мы готовы в любой момент, как только Дмитрий Викторович и Михаил Александрович Мень дадут команду, выехать, с тем чтобы наш проект, который уже прошёл госэкспертизу, был включён в состав этих реестров и в дальнейшем рекомендован для повторного использования северными территориями.

Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо.

Я бы также обратил серьёзное внимание на то, что было сказано сейчас губернатором в отношении того проекта, который подготовлен. Естественно, мы его ждём, тогда давайте мы его рассмотрим.

Очень важная тема затронута – формирование земельных участков, потому что если что-то строить, коллеги… Понятно, из Москвы никто этого делать не будет, это всецело ваша ответственность, и вам нужно подготовить землю, всю инженерную инфраструктуру, для того чтобы сказать: всё, мы готовы строить. Тогда уже под это можно искать деньги.

В отношении требований Роспотребнадзора: справедливо, что эти требования формировались зачастую в прежних условиях. Я не хочу сказать, что они абсурдны. На самом деле, если серьёзно говорить, то большой класс лучше, чем маленький, это очевидно. Но, с другой стороны, по понятным причинам здесь должна быть разумная достаточность. Просто разгонять метры ради того, чтобы строители заработали больше денег, – это точно не наша задача. Поэтому можно посмотреть и на площадь классов.

Что же касается комплектности классов. Только что Никита Юрьевич сказал, что он в физико-математической школе учился, и класс был 30 человек. Я не учился в физико-математической школе, я учился в обычной школе, но класс был 40 человек. Наверное, это тоже не то, к чему нам нужно стремиться, – восстанавливать такое количество учеников в классе, потому что очевидно, что целый ряд занятий, целый ряд уроков в таком составе провести невозможно. Например, языком заниматься 40 человек не могут, это бессмысленная трата времени. Но действительно какие-то разумные границы посмотреть можно, 25 или 30 человек. Давайте это всё обсудим.

Ольга Юрьевна, я просил бы вас вместе с Роспотребнадзором посмотреть эти цифры на предмет их обоснованности.

О.Голодец: Хорошо.

Д.Медведев: Договорились.

Пожалуйста, теперь Петербург давайте включим. Георгий Сергеевич Полтавченко, пожалуйста.

Г.Полтавченко: Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

У нас ежегодный рост численности детей школьного возраста составляет порядка 2%, и если он на 1 сентября текущего года составлял 421 024 человека, то мы прогнозируем численность школьников в 2020 году уже 468 696 человек. Естественно, с учётом этого занимаемся очень серьёзно вопросами создания новых учебных мест, строим новые школы. За последние пять лет в городе вновь открыты 23 построенные школы, реконструированы и капитально отремонтированы 69 школ. В этом году мы еще четыре школы открыли.

Я хотел бы сказать, что и на 2016–2017 годы мы планируем открыть восемь новых школ и провести реконструкцию еще двух школ.

И у нас неплохо начинает получаться работа с инвесторами. На сегодняшний день мы заключили 79 соглашений с юридическими лицами в отношении объектов социальной инфраструктуры, которые строятся за счёт инвесторов.

По условиям этих соглашений только в 2016–2017 годах в собственность Санкт-Петербурга должно быть передано 17 объектов с земельными участками под общеобразовательные учреждения, из них семь объектов будет передано на безвозмездной основе, 10 объектов – с использованием механизма долгосрочной аренды или выкупа.

И здесь хотел бы поднять один вопрос, Дмитрий Анатольевич, мы его уже поднимали, он касается того, что инвесторы готовы безвозмездно передавать такие объекты в собственность регионов, но просили бы рассмотреть возможность внесения соответствующих поправок в Налоговый кодекс Российской Федерации и другие подзаконные акты, которые регламентируют долевое участие в жилищном строительстве.

Дело в том, что Налоговый кодекс и 214-й федеральный закон не предусматривают какие-либо вычеты налоговые при передаче в безвозмездную собственность субъектам Российской Федерации таких социальных объектов, а это означает удорожание для инвесторов где-то на 20% стоимости этого объекта, так как дарение объекта может быть осуществлено только за счёт чистой прибыли.

Мне кажется, было бы целесообразно рассмотреть во всяком случае этот вопрос более серьёзно. На мой взгляд, это позволило бы значительно ускорить решение той проблемы, которую мы сегодня обсуждаем.

Ещё один вопрос, он, наверное, характерен для городов с высокой плотностью населения, – это вопрос вообще наличия земельных участков, в частности изъятия, может быть, земельных участков для государственных нужд, как раз для строительства социальных объектов. Это у нас сегодня не предусмотрено.

И ещё один вопрос. Трудно вписать даже в такие типовые проекты школы в районах с плотной городской застройкой, и, может быть, было бы правильно рассмотреть возможность повысить этажность школ. У нас сегодня в городах до четырёх этажей (я имею в виду в крупных городах) – может быть, сделать пяти-, шестиэтажные школы? Потому что на верхних этажах можно спокойно размещать актовые залы, зоны для обучения старшеклассников, зоны для индивидуальных занятий, для внеклассных занятий.

Понятно, что это можно сделать только в тех районах, где сейсмичность ниже 6 баллов, но, во всяком случае, можно было бы это рассмотреть.

И ещё один шаг, который мы сегодня делаем в решении данной проблемы. Мы при строительстве и реконструкции дошкольных учебных учреждений ведём работу таким образом, что при необходимости эти заведения можно трансформировать в короткое время в начальные школы и наоборот. Мне кажется, коллегам, может быть, тоже стоит посмотреть на этот опыт.

И в заключение хотел выразить готовность Санкт-Петербурга участвовать в федеральной программе на условиях, естественно, софинансирования.

Единственное, Дмитрий Анатольевич, мне хотелось бы попросить рассмотреть возможность использования этих дополнительных средств – помощи из федерального бюджета не только на строительство, но и на оснащение, и, возможно, на выкуп школьных заведений у инвесторов.

Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо.

Важные темы поднял Георгий Сергеевич, я прокомментирую их.

Хочу, чтобы у всех это тоже в голове отложилось: мы с вами, коллеги, начинаем программу не строительства новых школ, а модернизации школьного образования в смысле модернизации школьных зданий. Где-то, во многих местах, нам нужно новое строительство, это абсолютно справедливо. Но в ряде случаев действительно гораздо целесообразнее модернизировать здание или что-то выкупить, как справедливо говорят, ещё что-то сделать, не говоря уже о капитальном ремонте и связанных с этим решениях.

Потому что нам в конечном счёте нужны просто современные, благоустроенные школы, а не новые строительные объёмы, хотя, безусловно, в них тоже есть некоторый смысл – просто для дополнительного разогрева экономики, что в наших условиях не лишнее.

Тем не менее, ещё раз подчёркиваю, это программа не строительства новых школ, а создания в субъектах Российской Федерации новых мест – как за счёт строительства, так и за счёт реконструкции существующих школ. Вот это ответ на вопрос губернатора Санкт-Петербурга.

В отношении ряда изменений, в том числе касающихся передачи объектов, построенных за счёт частного, коммерческого финансирования, в собственность субъектов Федерации и налоговых последствий, давайте мы просто сформулируем поручение, подумаем, поработаем. И Минфин поработал бы, и я просил бы, может быть, коллег из Государственной Думы. Сергей Иванович (С.Неверов), Вас как нашего коллегу и одного из руководителей «Единой России», с учётом того, что партия этот проект воспринимает как очень значимый, просил бы тоже на это обратить внимание. Сделайте предложения.

По вопросам изъятия земельных участков, учёта специфики крупных городов, таких как Москва, Санкт-Петербург, столицы субъектов Федерации, – действительно, всё это нужно будет обязательно проанализировать, потому что специфика здесь есть.

Вы упомянули ещё одну тему – этажности школ, что опять же для крупных субъектов Федерации имеет значение. Традиционно, с советских времён, школы были четырёхэтажными, только чтобы детям не ходить высоко, такой был в этом резон. Но, во-первых, действительно можно целый ряд технических помещений вынести на верхние этажи, а во-вторых, никто не запрещает и лифты поставить – это всё равно, может быть, будет дешевле, нежели вместо одной школы с лифтами построить две школы.

В общем, всё это тоже нужно изучить, подготовить предложения. Думаю, это позволит нам лучше строить и снизить стоимость стройки, а на самом деле в конечном счёте это просто новое количество мест.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 10 ноября 2015 > № 1546067 Дмитрий Медведев, Дмитрий Ливанов


Россия. Весь мир > Образование, наука > bfm.ru, 3 ноября 2015 > № 1538740 Дмитрий Ливанов

Ливанов: Каждый вуз получает деньги на рост зарплаты, но не каждый правильно использует

Руководитель Минобра обсудил с главным редактором Business FM Ильей Копелевичем актуальные проблемы российских вузов, а также связь образования с инновациями и бизнесом

Каковы планы по созданию инновационных центров вокруг университетов в России, с чем связано продвижение вузов РФ в мировых рейтингах? Об этом министр образования Дмитрий Ливанов рассказал Business FM в рамках форума «Открытые инновации».

Дмитрий Викторович, наше интервью на форуме «Открытые инновации», конечно, заставляет нас в первую очередь говорить о связи между высшим образованием, наукой и бизнесом и инновационным процессом. Самое громкое явление — это создание нового инновационного центра вокруг МГУ. МГУ — это вообще самостоятельная структура. Не то, что она находится под крылом напрямую министерства, я знаю, вы не прямо отвечаете за этот проект. Но, тем не менее, можно ли говорить, что это некая модель, и что вокруг российских крупных университетов будут возникать инновационные центры, которые будут устанавливать некую связь между именно университетами, бизнесом, инновациями и коммерцией?

Дмитрий Ливанов: Мы видим за последние 10 лет радикальное улучшение качества работы нашего университета в сфере науки и инноваций. Это связано и с теми инвестициями, которые делало и будет делать государство в развитие научных исследований в вузах. Это связано и с работой самих вузов по улучшению качества наборов, по выстраиванию системы кооперации с промышленностью. И путь, по которому сегодня идет наша страна, он гармоничен тому, как инновационные системы развиваются во всех странах, которые ставят перед собой амбициозные задачи глобального лидерства. Вокруг университетов всегда формируются инновационные кластеры, вокруг сильных университетов. Почему? Потому что там есть студенты, там есть научные лаборатории, там кипит жизнь, и там возникает то, что называется стартапы, то есть молодые инновационные высокотехнологичные компании, которые не хотят утрачивать связь с университетом. Именно так работает Кремниевая долина, возникшая, вокруг Стэнфорда, именно так работают инновационные кластеры Кембриджа. Именно так поэтому в принципе будет работать и технологическая долина МГУ. И не случайно, например, в сколковском проекте тоже в центре проекта университетского Сколтеха, и чем дальше, тем в большей степени, наши ведущие вузы понимают, осознают важность инновационного развития, важность трансфера, результатов из системы исследований в реальный бизнес, в экономику. А трансферы осуществляются только людьми, теми людьми, которые исследования проводят, теми студентами, которые работают в лабораториях.

Можно говорить, что возникает некая новая архитектура в нашей, громкими словами говоря, политике модернизации. 5-6 лет назад, когда в принципе эта политика — как политика — выстраивалась, центрами инновационного развития считались три института развития: Российская венчурная компания (РВК), фонд «Сколково», «Роснано», которые разные стадии бизнеса обеспечивают. Как вот эта новая модель будет взаимодействовать с тем, что существует? Потому что, так или иначе придется, делить ресурсы. Для того, чтобы создавать инновационные центры вокруг университетов, потребуются деньги. Пока что государственные деньги на инновации расходуются через эти институты развития.

Дмитрий Ливанов: Здесь нет никакого противоречия, потому что институты развития — РВК, фонд «Сколково», «Роснано» — это, в основном, финансовые институты, которые финансируют развитие инновационных проектов, развитие молодых высокотехнологичных компаний. А университет — это та естественная среда, где эти компании возникают, вокруг которых они физически располагаются и осуществляют свою деятельность. Поэтому все наши ведущие вузы, университеты без исключения работают со всеми ведущими институтами развития.

То есть речь идет не о деньгах, а о локации?

Дмитрий Ливанов: Конечно, это подсистема одной большой инновационной системы, которые дополняют друг друга, и если бы одного из этих элементов не было, то инновационная система в целом была бы неэффективной.

Хорошо, пока мы знаем именно об инновационном центре на базе МГУ. Есть ли в проекте подобные планы, связанные с какими-то другими крупными российскими университетами?

Дмитрий Ливанов: Все наши крупные вузы работают над созданием инновационного пояса. У нас, если мне сейчас память не изменяет, около тысячи университетских компаний, то есть это те компании, где университеты входят в уставный капитал, передав туда интеллектуальную собственность, созданы за последние годы. И, конечно, эти компании, как правило, располагаются вокруг или на территории университетов. Технопарки, бизнес-инкубаторы существуют в десятках наших вузов, прежде всего, конечно, ведущих вузов, где высока интенсивность исследований и высоко качество студентов. Поэтому этот процесс идет, сейчас мы ожидаем гораздо большего внимания российских компаний именно к российской инновационной системе, потому что во многом возможности импорта зарубежных технологий на сегодня ограничены, особенно в чувствительных областях. Это делает неизбежной более тесную связь между наукой и образованием, с одной стороны, и высокотехнологичными компаниями с другой стороны. А это есть еще одно очень важное условие развития инновационной системы.

Приводя в пример Силиконовую долину и Стэнфордский университет, другие аналогии, вы апеллировали именно к западному опыту построения системы связи между наукой и, как у нас раньше говорили, производством, а по-новому говоря, бизнесом. В Советском Союзе ведь вертикаль выглядела иначе. Вузы готовили кадры, академические институты отбирали лучших, они стояли в центре системы и имели связь уже с отраслевыми институтами. И вот отраслевая наука в советской системе играла роль research&development, такая была конструкция. И правильно я понимаю, что в рамках новой политики роль академических институтов фактически не видна? Они сохранят свое место или мы, действительно, планируем построить новую модель, а старую потихонечку забыть? Ничего мы не потерям, меняя вот этот маршрут движения научных результатов в производство?

Дмитрий Ливанов: Мы видим, анализируя мировой опыт, это, кстати, далеко не только западный опыт — и Японии, и Сингапура, и Южной Кореи, и Китая — что университеты являются кластерами роста инновационных компаний.

Но у них не было такой академии наук, как у нас, исторически.

Дмитрий Ливанов: В Китае была академия наук, сопоставимая по своим масштабам с Академией наук СССР и с Российской академией наук, просто она прошла этап реорганизации и очень серьезных изменений 10-15 лет назад и в значительной степени уже, конечно, изменилась. Что касается нашей системы академических институтов, то она сейчас находится на этапе реформирования, по существу об этом хорошо известно. Сейчас пройден только нулевой этап, этап изменения подведомственности, но изменения механизма управления финансирования научных исследований пока не произошло, это дело ближайшего будущего. Как только это произойдет, естественно, академические институты станут более открытыми для инноваций, для взаимодействия с компаниями, станут более привлекательными для молодых людей, которые приходят со студенческой скамьи, хотят заниматься наукой. В основном, конечно, система академических институтов, как и раньше, будет сориентирована на проведение фундаментальных исследований, очень многие из этих институтов имеют уникальное научное оборудование, уникальную инфраструктуру, очень дорогостоящую, для выполнения фундаментальных исследований. Но многие из них в последние годы, это заметно, чем дальше, тем в большей степени, я надеюсь, они будут вовлечены и в контакт с промышленностью. Здесь, конечно, требуется терпение, потому что изменение такой масштабной и такой консервативной системы требует серьезного времени.

Но все-таки все должны понимать приоритеты. Если я еще раз воспроизведу упрощенно модель инноваций советскую — она опиралась на академические институты и на отраслевые. Отраслевая наука у нас ведь тоже сохранилась или все-таки весь центр тяжести уйдет именно в инновационные центры при вузах, а отраслевая наука — это уже тело, которое не дышит.

Дмитрий Ливанов: Во всем мире отраслевая наука не является государственной, она является корпоративной, и основные исследования нацелены на создание новых продуктов, новых услуг, они ведутся крупными компаниями. Мы знаем, что доля инвестиций в исследования и разработки больших корпораций, в том числе транснациональных, глобальных, достигает 10-12 процентов от объема выручки. Большинство именно таких компаний имеют свои исследовательские центры, которые, по существу, и выполняют ту роль, которую в Советском Союзе играла система отраслевых НИИ. Но понятно, что советской экономики больше не существует, поэтому и советская наука как часть большого советского народно-хозяйственного комплекса, как раньше говорили, не могла сохраниться в том же виде — точно так же, как не может работать орган в организме умершего человека. Это невозможно. Поэтому наука сейчас активно меняется, и, собственно говоря, никакого альтернативного пути развития для российской науки нет. Она будет все в большей степени перемещаться в университеты, она будет в большей степени открыта к взаимодействию с бизнесом.

Еще одна важная тема: критерии оценки вузов. Мы знаем, что за последние два года целые пачки наших университетов различных попали на относительно неплохие строчки в рейтингах, где мы раньше не были. У меня вопрос, прежде всего, с чем это связано? Настолько стали лучше работать и преподавать за последние два года, или мы просто научились правильно, как говорится, бумаги заполнять для попадания в рейтинги?

Дмитрий Ливанов: Мы не ставим перед нашими вузами конкретных задач по продвижению определенных рейтингов, поскольку любой рейтинг условен, ни один из них не является идеальным, а кроме того, сами правила рейтингования постоянно меняются, поэтому мы сейчас говорим о другом: наши вузы должны достигать таких показателей своей работы, которые были бы сопоставимы с показателями международных научно-образовательных центров. И здесь мы понимаем, что впереди еще очень большой путь, который не за два года, не за пять лет, скорее всего, пройти нельзя. Если мы посмотрим на те проекты, аналогичные нашему, которые реализовывал Китай, или который реализовывает Германия, то характерное время от начала до видимого, значимого, очевидного всем результата — это около десяти лет. Поэтому мы наши вузы настраиваем на серьезную и многолетнюю работу. Здесь очень важно и создавать конкурентную среду в кадровой системе, принимать на работу самых лучших преподавателей, научных сотрудников. Здесь очень важно и развивать инфраструктуру, строить новые кампусы, оснащать университеты самым современным оборудованием. Мы, действительно, два года назад начали проект повышения конкурентоспособности наших вузов, так называемый «Проект 5.100», но два года — срок абсолютно недостаточный для того, чтобы увидеть серьезные результаты. Я понимаю: наши вузы действительно продвигаются в этих рейтингах, но отношение к этому должно быть спокойным. Это связано в том числе и с тем, что они просто стали лучше и более профессионально сообщать о себе, о своих реальных результатах. Раньше они не уделяли этому внимание, а сейчас всерьез занялись этим делом. Поэтому здесь речь идет не столько о самих показателях деятельности, а об узнаваемости университетов и о внимании к ним со стороны международного экономического сообщества.

И последний, но важный вопрос на фоне кризиса. Мы знаем, что поставлена задача повышения зарплаты преподавателям в вузах, между тем финансирование, как мы тоже знаем, не увеличилось. Мы наблюдаем в различных вузах конфликтные ситуации, когда задача повышения зарплат решается путем сокращения штатов и увеличения нагрузки на оставшихся. И далеко не всегда преподавателям это удобно. Зачастую у нас преподаватели предпочитали, может быть, работать не очень много за маленькую зарплату, но с профессиональной точки зрения, в очень уважаемом и интересном для них вузе, зарабатывать в других местах — вплоть до частных школ. Вот сейчас вот эта ломка в ряде вузов вызывает конфликтные ситуации, а кое-где даже отставки ректоров, поскольку они где-то не выполняют поставленные задачи. Видите ли Вы эту проблему, и что можно сказать преподавательскому сообществу по ее поводу?

Дмитрий Ливанов: Во-первых, хочу обратить внимание на то, что деньги специально были добавлены нашим вузам на решение задачи с повышением заработной платы. Специально мы еще в 2012 году, в 2013-м с Министерством финансов РФ согласовали дополнительное финансирование вузам в связи с необходимостью решения задач повышения зарплаты, и каждый наш государственный вуз без исключения получает в 2014 и в 2015 году дополнительные деньги на повышение заработной платы преподавателей. И будет получать дальше — я еще раз обращаю на это внимание. Каждый вуз получает, но не каждый вуз правильно их использует. Мы видим, что 90% наших высших учебных заведений здесь никаких проблем не испытывают, и зарплата повышается, и преподавательский состав сохраняется. Но есть, конечно, вузы проблемные, где в силу неквалифицированного руководства возникают проблемы, такие, как были в Университете геодезии и картографии или в Химико-технологическом университете имени Менделеева. Там я несколько раз проводил совещание, это делаю раз в полгода, когда мы по таким проблемным вузам детально, по каждому из них, анализируем ситуацию, смотрим на то, что происходит, выявляем проблемы и решаем, чем мы можем помочь. Но в этом году терпение иссякло, то есть нельзя каждый год, каждые даже полгода, докладывать: «Да, сейчас ситуация плохая, но в течение нескольких месяцев она улучшится». Все эти вузы — и МИГАИК, и МХТУ имени Менделеева получали дополнительное финансирование ровно в том же объеме, что и другие московские и российские вузы.

То есть проблема всегда локальная?

Дмитрий Ливанов: Всегда локальная. Есть, конечно, глобальная проблема. Я тоже об этом часто говорю. Она связана с тем, что у нас сокращается количество абитуриентов, то есть количество выпускников 11 класса, в силу демографических причин. Сейчас их примерно в два раза меньше, чем было 5-6 лет назад. Это объективный факт, который виден по статистике. И это означает, что абитуриентов стало меньше и, конечно, конкуренция между вузами за абитуриентов усилилась, и понятно, что сильные вузы в этой конкуренции побеждают, туда приходят, как и раньше, абитуриенты и становятся студентами, а слабые вузы проигрывают, и там контингент студентов сокращается. И, конечно, в этом случае они вынуждены сокращать преподавателей, потому что число преподавателей должно быть увязано с количеством студентов. Поэтому никакой централизованной политики по сокращению числа преподавателей нет, но в тех вузах, которые не могут обеспечить набор студентов в этих условиях высокой конкуренции, это приходится делать. И это делают сами вузы, никто никаких параметров по сокращению преподавателей не ставит. Но, действительно, проблема в том, что число студентов серьезно сократилось. Поэтому, кстати, мы всячески содействуем тому, чтобы в наши вузы привлекали как можно больше иностранных студентов. Это важно не только с точки зрения экспорта нашего образования и распространения в мире наших образовательных, культурных, технологических стандартов, это важно и для того, чтобы мы компенсировали тот дефицит наших собственных абитуриентов и студентов, который сложился.

Илья Копелевич

Россия. Весь мир > Образование, наука > bfm.ru, 3 ноября 2015 > № 1538740 Дмитрий Ливанов


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 9 июня 2015 > № 1394566 Дмитрий Ливанов

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России.

Дмитрий Ливанов на заседании президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России.

Д.Ливанов: Спасибо, уважаемый Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги! Дмитрий Анатольевич, Вашим поручением обязанности по разработке национальной технологической инициативы в Правительстве Российской Федерации были возложены на Министерство образования и науки. Я коротко расскажу о проделанной нами работе и о тех соображениях по организационной рамке инициативы, которые на сегодняшний день сложились. Несколько замечаний по самому формату национальной технологической инициативы.

Первое. Мы анализировали аналогичные инициативы в других странах. Они были созданы в Китае, в Германии, в целом ряде других государств. Принципиальной особенностью инициатив подобного рода является эффективная консолидация усилий разных участников инновационного процесса – бизнеса, сферы образования и науки. Но всегда крайне важна активная поддержка государства. Вот эта активная, проактивная, я бы даже сказал, позиция государства по продвижению технологической инициативы является залогом успеха, именно это и позволяет создавать эффективные организационные решения, которые в дальнейшем являются катализаторами новых рынков.

Мы обращаем внимание на то, что ключевой вызов технологической инициативы – это преодоление разрыва между сферой фундаментальных результатов, с одной стороны, и сферы прикладных коммерциализируемых результатов, с другой стороны. И в этом преодолении важнейшую роль будут играть наши ведущие научно-образовательные центры, ведущие университеты и институты Федерального агентства по научным организациям. В этой связи мы предлагаем сформировать три исследовательских фронта. Фактически мы о них уже докладывали на заседании президиума. Это связано с развитием нейротехнологий, это связано с развитием передовых производственных технологий, это связано с развитием квантовых технологий и фотоники. Фактически сегодня, если мы посмотрим на исследовательскую повестку наших ведущих университетов, то они уже активно включены в работы по этим трём фронтам. Наш анализ показывает, что только в прошлом году общий объём средств, направляемых на исследования по этим трём направлениям, превысил 5 млрд рублей. При этом средства федерального бюджета составляют меньше половины этих средств. Поэтому мы считаем принципиально важным использовать уже существующие заделы наших ведущих университетов и научных организаций в «дорожных картах» НТИ, развивать их в формате центров технологических компетенций и передачи знаний, в том числе на базе созданной инфраструктуры инжиниринговых центров или центров передовых производственных технологий. По сути дела, координационные центры будут созданы в наших ведущих университетах – Московском физико-техническом институте, МГУ имени Ломоносова, питерском политехе и других.

Второе. Мы провели обсуждение инициативы со всеми заинтересованными ведомствами: это Агентство стратегических инициатив, Минпромторг, Минэнерго, Российская академия наук, Минэкономразвития, наши институты развития и так далее.

Последнее крупное обсуждение состоялось буквально неделю назад, это было расширенное заседание межведомственной комиссии по технологическому прогнозированию при нашем президиуме, и мы там окончательно синхронизировали наши позиции. Фактически сегодня все участники работы согласны с единым видением того, как нам предстоит действовать.

Третье. Системообразующие документы Национальной технологической инициативы – это «дорожные карты» по различным направлениям, нацеленные на формирование перспективных рынков. Эти карты должны включать в себя, во-первых, обоснование выбора конкретных рынков и групп технологий, во-вторых, целевые параметры этих рынков к 2035 году, третье – это необходимое для успеха технологическое, ресурсное, кадровое и инфраструктурное обеспечение, четвёртое – те институциональные преобразования, которые требуется провести, и, наконец, пятое – это ожидаемые результаты работы, система ключевых событий проектов и программ со сроками их осуществления, естественно, ответственными. За форсайт и разработку «дорожных карт», мы тоже об этом договорились, основную ответственность несёт Агентство по стратегическим инициативам (сейчас Дмитрий Николаевич Песков об этом расскажет), а рассмотрением проектов «дорожных карт», организацией работы федеральных органов исполнительной власти в связи с их согласованием, уточнением и исполнением будет заниматься специально созданная для этого рабочая группа нашего Совета по модернизации экономики. А за президиумом совета предлагается закрепить общее руководство Национальной технологической инициативы, включая как утверждение «дорожных карт», так и назначение лидеров рабочих групп, выдачу поручений федеральным органам исполнительной власти, институтам развития и так далее.

Следующее. Основные практические шаги по реализации Национальной технологической инициативы, которые нам предстоит осуществить в ближайшее время, – это закрепление за основными участниками соответствующих обязанностей и полномочий, прежде всего в части разработки и утверждения «дорожных карт». Это разработка со всеми заинтересованными министерствами и ведомствами порядка реализации этих «дорожных карт», и (естественно, к этому мог бы подключиться экспертный совет при Правительстве) это экспертная поддержка процессов разработки и реализации «дорожных карт».

Очень важную роль в успехе будет играть правильное формирование консорциумов, то есть институтов частно-государственного партнёрства по поддержке реализации отдельных инициатив. Здесь мы считаем важным сформировать требования к таким консорциумам, зафиксировать их функциональные обязанности и полномочия. Естественно, что здесь будут широко привлекаться и институты развития, имея в виду и то, что за Российской венчурной компанией предполагается закрепить функцию проектного офиса инициативы.

И в заключение два момента, касающиеся основной деятельности Министерства образования и науки применительно к работе по Национальной технологической инициативе. Первое. Мы просим закрепить за нами координацию научно-исследовательского и – совместно с профильными ведомствами – технологического аспектов реализации «дорожных карт». Во-вторых, мы обращаем внимание на то (это, кстати, очень широко обсуждалось во время всех предыдущих наших встреч), что в связи с реализацией Национальной технологической инициативы возникает острая потребность в ускоренном, интенсивном формировании человеческого капитала по целому ряду новых направлений. Здесь я уже отметил необходимость активного вовлечения ведущих университетов, в которых будут создаваться передовые образовательные программы и одновременно вестись исследования на переднем крае науки и технологий. Кроме этого мы будем уделять особое внимание развитию, внедрению новых продвинутых программ дополнительного образования детей. Это тоже крайне важно, поскольку именно интерес детей в конечном счёте создаёт мотивацию на поступление в ведущие университеты на инженерные, технологические программы, на занятие наукой. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, продолжить прошу коллегу из Агентства стратегических инициатив, тоже максимально компактно.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 9 июня 2015 > № 1394566 Дмитрий Ливанов


Россия. ЮФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 5 июня 2015 > № 1390891 Дмитрий Медведев, Дмитрий Ливанов

Дмитрий Медведев провёл совместное заседание попечительских советов Южного и Сибирского федеральных университетов.

Глава Правительства России Дмитрий Медведев является председателем попечительских советов Южного и Сибирского федеральных университетов.

Всем привет! Поздравляю студентов и преподавателей Южного федерального университета с юбилейной датой. Вы отмечаете 100-летие, если исчислять возраст от ваших предшественников. На самом деле 100 лет – это и много, и мало. Сегодня Южный федеральный университет – один из ведущих университетов нашей страны. Мне очень приятно, что я имею некоторое отношение к его созданию в новом, нынешнем качестве. И надеюсь, что предстоящие 100 лет будут ещё более успешными. А сегодня университет – это все вы. Вы – наше будущее. Хочу пожелать вам максимальных успехов, хочу, чтобы вы все стали классными специалистами. Уверен, что это возможно сделать в стенах Южного университета. И в эту прекрасную дату, в этот прекрасный день желаю, чтобы вы справились с текущими трудностями и после этого мероприятия всё-таки успешно сдали сессию. Она же не для всех ещё закончилась. Успехов вам всем! С праздником! До встречи!

Стенограмма заседания попечительских советов Южного и Сибирского федеральных университетов:

Д.Медведев: Добрый день, коллеги! У нас сегодня мероприятие, которое, скажем так, у нас давно не проводилось. Это третье совместное заседание попечительских советов Южного и Сибирского федеральных университетов.

Мы их несколько раз проводили после создания двух, тогда первых федеральных университетов. Первое заседание было в апреле 2008 года в Москве, второе – в феврале 2013-го в Красноярске. И сегодня мы встречаемся на юге, в Ростове-на-Дону, в стенах Южного федерального университета, который отмечает по принципу правопреемства в этом году своё столетие. Я поздравляю с юбилеем всех преподавателей, всех студентов, всех, кто в разные годы и в разных стенах разных учебных заведений, объединённых сегодня под лейблом университета, учился, нынешних студентов, конечно, у которых сессия.

Университет менялся, менял своё название, структуру, но самое главное, что сейчас он развивается как один из первых двух федеральных университетов и сегодня является не только ведущим вузом юга России, но и одним из 10 федеральных университетов.

Мы создавали систему федеральных университетов, по сути лидеров, чтобы соответствовать требованиям глобального мира, современной экономики, готовить для регионов специалистов качественно иного уровня, способных к творческой работе, к практической работе, объединяя и гуманитариев, и технарей. Такие университеты должны стать своего рода большими корпорациями, интегрированными, многопрофильными структурами, где есть и учебные аудитории, и инновационные центры, и опытные производства, и, самое главное, условия для апробации результатов, для разработки и внедрения новых технологий – всё, что в конечном счёте должно дать импульс развитию целых территорий и даже федеральных округов.

Под эти стратегические задачи были выстроены программы развития федеральных университетов, в том числе двух крупнейших из них, то есть Сибирского и Южного, выделены значительные средства. Сегодня мы можем уже говорить об определённых промежуточных результатах. Они видны не только в обновлённой университетской инфраструктуре – где-то получилось, где-то пока ещё не так видно, но тем не менее она всё равно развивается. Но самое главное, главный результат – это успешные студенты. Отмечу, что за эти годы университеты укрепили технологическую базу, накопили научно-инновационный потенциал, эффективнее заработали малые предприятия, о которых мы тогда только начинали говорить, когда создавали их, стали больше получать патентов на изобретения. Сегодня тоже об этом поговорим.

В образовании, как и в науке, которая не может развиваться отдельно от системы образования, важно двигаться быстро. Поэтому и Сибирский, и Южный университеты подготовили новые редакции программ развития до 2021 года. Документы учитывают общие подходы к программам федеральных университетов. Напомню, что эти подходы утверждаются Правительством Российской Федерации. Главное, что программы скорректированы с учётом современных технологических процессов, их трендов, как принято говорить, дополнены перспективными направлениями, такими как биомедицина и интеллектуальные материалы. В учебный процесс внедряются новые формы обучения – сетевые, дистанционные системы обучения, которые адаптированы для людей с проблемами по здоровью. В прошлом году оба университета уже провели набор студентов на сетевое обучение.

Уточнён ряд показателей, на которые должны выйти университеты к 2021 году. В частности, вырастет доля магистров и аспирантов (по сравнению с 2015 годом – от полутора до трёх раз). Рассчитываем, что больше иностранных студентов приедут на учёбу. Это всегда важно, прежде всего для того, чтобы поддерживать престиж нашего образования. Всё-таки приезд иностранных студентов – это всегда индикатор качества обучения, от этого не уйти. И так весь мир построен – люди ездят учиться в разные страны, это в глобальном мире действительно очень важно. Нужно, чтобы наше образование становилось более привлекательным в этом плане.

В программах учтена система мониторинга эффективности, введённая с 2012 года для всех вузов страны. Это даст возможность сопоставлять результаты и объективно оценивать работу каждого университета. Акцент сделан на достижении качества образования, в том числе за счёт более высоких требований к абитуриентам, большей результативности НИОКР, а также на вопросе международного признания университетов.

Федеральные университеты наряду с научными институтами должны стать интеллектуальной базой для предприятий и ключевых отраслей всех своих регионов. Активнее участвовать в развитии высокотехнологичных производств, в том числе импортозамещающих. Потенциал для этого есть. И Сибирский, и Южный федеральные университеты успешно сотрудничают с крупными компаниями, среди которых наши очень большие организации, такие как «Росатом», Объединённая авиастроительная корпорация, концерн «Алмаз-Антей» и ряд других. Сибирский федеральный университет является участником 13 региональных и 15 федеральных технологических платформ, Южный – 23 технологических платформ и инновационно-технологического кластера «Южное созвездие».

Перед тем как приехать к вам, я участвовал в работе первого форума по продовольственной безопасности. Южный федеральный университет имеет здесь мощную базу, в том числе ботанический сад. Надеюсь, он будет модернизирован, чтобы разрабатывать собственные биотехнологии, которые будут способствовать импортозамещению в сельском хозяйстве. Как вы понимаете, спрос на это сейчас огромный. Тесная связь с производством даёт вузам возможность внедрять программы под заказ работодателя, а студентам – расширять практические навыки.

Я знаю, что многие ведущие предприятия считают ваши университеты своими опорными вузами. Были открыты базовые кафедры: в Сибирском университете их уже 30, в Южном – пока четыре. Согласно программам развития к 2021 году должна возрасти доля студентов целевого набора – в три-пять раз это должно увеличиться. Это касается таких профессий, как инженеры, врачи, педагоги. Ещё раз обращаюсь ко всем руководителям университетским: надо нам именно на этом сконцентрироваться, хватит готовить юристов с экономистами, нам их уже достаточно. Когда-то их мало было, вот когда я заканчивал Ленинградский университет. Сейчас их уже достаточно. Качество у них очень разное. Нужно сделать акцент на инженерном образовании, на качественном медицинском образовании, на качественном педагогическом образовании.

Сейчас мы все активно возрождаем инженерное образование под задачи инноваций. Это образование должно в полной мере стать элитным, таким, кстати, как оно было, воспринималось в 1960-е годы, привлекать именно талантливых ребят. Сложность, скорость технологических изменений в мире такова, что нужно постоянно повышать качество подготовки современного инженера за счёт современных компетенций, востребованных компетенций, продвинутых программ, практик в зарубежных центрах. Сибирский университет здесь делает определённые успехи. Совместно с работодателями внедрено шесть магистерских корпоративных программ обучения, реализуются и другие программы. Надеюсь, что эта работа будет продолжена, включая проект специального инженерного образования. Состоялся первый выпуск магистров этого проекта. Южному университету также следует обратить более пристальное внимание на инженерное образование. Понятно, что у каждого университета своя история и свои составные части, но я специально хотел на этом акцентировать внимание руководителей университетов.

Также хотел бы выразить надежду на то, что члены попечительских советов, которые сегодня представляют бизнес – и крупные компании, и не очень крупные компании, – помогут университетам и своими идеями, и иными средствами поддержки, их никто ещё не отменял, а также предложат новые проекты для развития. Это касается повышения конкурентоспособности в целом нашей страны, нашей экономики, нашего образования, нашей промышленности, связей с зарубежными бизнес-компаниями и, конечно, трудоустройства и дальнейшей карьеры выпускников. Это важнейший показатель того, насколько университет отвечает потребностям рынка. По итогам вот таких совместных мероприятий я давал поручения, готов это сделать и сегодня по итогам обсуждения. И хотел бы, чтобы вы вкратце рассказали, как обстоят дела. Начнёт Министр образования, потом я дам, естественно, высказаться руководителям университетов.

Пожалуйста, Дмитрий Викторович (обращаясь к Д.Ливанову).

Д.Ливанов: Спасибо, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Я коротко скажу о том месте, которое федеральные университеты занимают в нашей системе высшего образования. Программа создания и развития федеральных университетов началась в 2006 году, когда по Вашей инициативе, Дмитрий Анатольевич, были созданы два первых федеральных университета – Южный и Сибирский. Сейчас у нас 10 федеральных университетов. В конце прошлого года, мы все помним, в группу федеральных университетов влился и Крымский федеральный университет имени Вернадского. Ректор сегодня здесь с нами. Мы можем сейчас уверенно сказать, что это было абсолютно правильное стратегическое решение. Оно привело к консолидации ресурсов – интеллектуальных, материальных, организационных. И сегодня федеральными университетами накоплен потенциал, позволяющий реализовывать масштабные образовательные и научные проекты. Достаточно сказать, что если сегодня в федеральных университетах обучается примерно 4% студентов, то примерно 8% студентов – это магистранты. Таким образом, здесь преимущественно сконцентрированы магистратура и аспирантура и научная деятельность. 10% всех публикаций, которые делают российские университеты, – это публикации федеральных университетов. Вообще я должен сказать, что тот курс на повышение научной активности университетов, который был взят примерно 10 лет назад, полностью себя оправдал. Нам крайне важно, чтобы студенты вовлекались – ещё будучи студентами, на студенческой скамье – в современные научные исследования, выполняли на высоком уровне научные работы. Сейчас наши университеты, Дмитрий Анатольевич, уже обогнали по общему объёму публикаций в высокорейтинговых научных изданиях институты Российской академии наук – это произошло год назад, и университетский сектор, по существу, стал ведущим сектором в нашей системе фундаментальных исследований.

Мы также отмечаем, что федеральные университеты впервые приступили к реализации сетевых образовательных программ. Что я имею в виду? Ещё с 1990-х годов многие вузы начали программы обмена с зарубежными университетами – это очень хорошо, это расширило кругозор студентов. Но мы обратили внимание, что очень мало наши студенты перемещаются между нашими университетами. И действительно, это существенно понижает образовательный потенциал нашей системы высшего образования. Сейчас именно федеральные университеты разработали целую систему, целую группу сетевых образовательных программ, когда у каждого студента есть возможность отдельный курс пройти либо семестр или даже учебный год провести в другом федеральном университете, в другом регионе, увидеть другую культуру, другой регион, познакомиться со своими коллегами из других городов. Мы считаем это крайне важным. Только за последний год объём научных исследований, выполняемых федеральными университетами, в целом увеличился более чем на миллиард рублей, количество статей в престижных научных журналах увеличилось на тысячу, каждый федеральный университет сейчас активно, динамично развивается. По существу, федеральный университет в своём федеральном округе, в своём регионе является центром интеллектуального, культурного, научного, инновационного развития, интегрирует ресурсы. Очень важно и то, что закономерным результатом этого развития является вхождение наших университетов в глобальные международные рейтинги и улучшение их позиций. В прошлом году Дальневосточный, Казанский, Уральский и Южный университеты вошли в международный рейтинг университетов. До сотни пока ещё далеко, но мы видим очень позитивную динамику.

Мы сейчас пересмотрели, скорректировали программы развития федеральных университетов как с учётом новых вызовов, которые стоят перед нашей экономикой, системой образования, так и с учётом накопленного опыта. Мы отразили в обновлённых программах развития мероприятия по расширению внутрироссийской академической мобильности, по взаимодействию с предприятиями, с промышленными лидерами. Возрастёт роль университетов как центров подготовки кадров для новых промышленных проектов. И, что очень важно, мы отразили в программах развития также вопросы создания доступной среды для обучения лиц с ограниченными возможностями здоровья.

В целом программы развития федеральных университетов, в том числе Южного и Сибирского, отражают основные направления развития университетов на ближайшие годы. Мы также сформировали единую для всех ведущих университетов страны систему мониторинговых показателей, что нам позволит сопоставлять развитие вузов, понимать, какой из них развивается быстро, а где требуется решение для оказания дополнительной поддержки.

В целом, Дмитрий Анатольевич, мы оцениваем позитивно развитие и Южного, и Сибирского федеральных университетов. Ректоры вузов расскажут более подробно об основных результатах. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Я сейчас передам коллегам слово. Подробно, но компактно расскажите о результатах. Мы с вами понимаем, что всякие рейтинги не надо переоценивать. И недооценивать их не надо. Потому что рейтинги – это некий консенсус (правда, определённых групп) по поводу того, как позиционируется тот или иной университет. Да, там есть засилье университетов из определённых стран. Не потому, что они такие вредные, просто потому, что они начали формироваться раньше наших – это тоже правда. То, что Южный федеральный университет в ведущих рейтингах (причём, скажем так, в недружественных нам) увидели, – уже событие. Это неплохо. Потому что, как ни крути, несмотря на 100-летнюю историю, как нынешний современный образовательный центр, как университет вы возникли относительно недавно. И то, что через 10 лет результаты Южного университета разглядели, – это хорошо. Надеюсь, что то же самое в ближайшее время произойдёт и с Сибирским, потому что понятно, ещё раз говорю, что это довольно субъективная история. Вы знаете, и ведущие наши университеты редко поднимаются выше, чем в первую сотню. Зависит от отдельных специальностей, отдельных видов наук – где-то у нас и ведущие позиции. Надо за этим всем следить и работать и на этот результат, не преувеличивая, ещё раз говорю, и всё-таки понимая, что это некая модель ситуации, некая оценка.

Пожалуйста, Марина Александровна (обращаясь к М.Боровской), начните как ректор Южного университета.

М.Боровская (ректор Южного Федерального университета): Спасибо большое. Уважаемые коллеги, хочу сказать, что, наверное, сегодня в рамках как раз актуализации программы развития важно посмотреть на те программные задачи и те основные целевые показатели, которые стояли перед университетом, в той программе, которая была ранее утверждена распоряжением Правительства 2010 года. И здесь нужно сказать, что целый ряд этих показателей, которые запланированы уже на 2014 год, по факту реализации 2014 года показывают, что такая актуализация, наверное, программе необходима.

Я бы хотела обратить ваше внимание на структуру контингента студентов. Сегодня структура контингента студентов Южного федерального университета, которая в своё время составляла 60% – гуманитарный блок и общественные науки, а 40% – инженерные и естественные науки, изменилась в сторону укрепления естественнонаучного и инженерного блока. Сегодня соотношение этого контингента студентов составляет 53% – естественнонаучные и инженерные специальности, а 47% – это как раз блок гуманитарных специальностей и специальностей, связанных с общественными науками.

В этой же структуре также изменилось и внутреннее соотношение контингента студентов, потому что серьёзно увеличена доля магистерской подготовки. И по цифрам 2015 года мы уже можем сказать, что в естественно-научной и физико-математической подготовке, а также в инженерной – доля магистратуры начинает подрастать, что тоже позволяет нам уже в этом году, в наборе 2015 года, укрепить подготовку управленческих кадров, которые будут готовиться в инженерных группах и группах естественно-научной подготовки.

Говоря об основных результатах научной деятельности, необходимо сказать, что одним из важных показателей развития, безусловно, являются объёмы научных исследований, которые есть у университета. Сегодня по результатам 2015 года объём научных исследований Южного федерального университета составляет чуть более 1,5 млрд рублей. Это говорит о том, что позиции, связанные с привлечением научных исследований, хоздоговорная деятельность, связанная с различного рода участием в федеральных целевых программах, позволяют увидеть, что научный потенциал университета востребован.

Также хочу отметить и долю доходов, полученных от интеллектуальной собственности. Общая доля этих доходов в структуре университета сегодня составляет чуть больше 200 млн рублей. И для нас это тоже достаточно важная позиция, потому что мы начинаем получать эти доходы, которые способны обеспечивать программу уже дальнейшего развития.

Я хочу обратить ваше внимание на тот подход к междисциплинарным исследованиям, которые сегодня реализует Южный федеральный университет. В тех основных укрупнённых группах направлений подготовки – естественнонаучном блоке, инженерном образовании, гуманитарном, социальной подготовки, педагогики, психологии и архитектуры, то есть в тех основных группах, которые сформировались у Южного федерального университета, сегодня серьёзно вырисовывается такая карта мегапроектов, которые реализует Южный федеральный университет, исходя из пяти укрупнённых групп вот таких базовых научных исследований.

Сегодня междисциплинарные исследования внутри университета, а также за его пределами строятся в области группы медицины и биотехнологий. В 2014 году нам удалось около 600 млн рублей получить за счёт поддержки именно этого профиля исследований.

Также серьёзным выглядит проект, и сегодня он реализуется на междисциплинарном уровне, в области информационных технологий, нанотехнологий, интеллектуальных материалов. И здесь тоже у Южного федерального университета есть соответствующие успехи – 650 млн рублей мы получаем за счёт такого междисциплинарного подхода к реализации этого научного направления.

Инженерное направление также серьёзно представлено развитием научной тематики в области робототехники, систем управления, навигации и связи. Здесь объём немножко снизился по сравнению с 2013 годом, но это говорит о том, что два проекта были переходящего периода и немножко были изменены в объёмах. Но мы надеемся, что в 2015 году нам удастся, во-первых, вернуться к тем 230 млн, которые были в предыдущем году, и нарастить эти объёмы.

Также сложился общий междисциплинарный проект в Южном федеральном университете в области геополитики, геоэкономики и проектов социально-экономического развития юга России. И здесь тоже есть, может быть, такие незначительные по сравнению с теми областями, но всё-таки неплохие результаты – 98 млн рублей мы сегодня получаем от реализации проектов, связанных именно с решением задач для юга России.

Также хочу сказать, что проекты и программы по развитию Азово-Черноморского бассейна реализуются в университете. В 2014 году объём этих проектов чуть превысил 52 млн рублей.

Конечно, основную часть исследований проводит сегодня группа инженерных специальностей и направлений подготовки. Здесь сегодня общий объём исследований на 900 млн. И, конечно, естественнонаучная подготовка – здесь объём исследований превышает 500 млн рублей, что позволяет нам, во-первых, продолжить работу по укреплению междисциплинарных исследований и вовлечь в эти области исследований все группы специальностей и направлений подготовки и научных коллективов, которые в этом участвуют.

Также хотела обратить ваше внимание на показатели использования учебно-научного оборудования, что позволило нам в течение трёх лет увеличить всё-таки объёмы в том числе и научных исследований. И на прошлом попечительском совете я как раз докладывала о том, что результаты действительно были не так хороши, потому что речь шла о том, что загрузка оборудования 2012 года в университете составила только 13,5%.

Безусловно, в течение трёх лет, организуя работу по увеличению норматива загрузки того лабораторного исследовательского оборудования, которое имеется в университете, сегодня, в 2015 году, мы можем отметить, что этот показатель составил 63,5%, что, наверное, отражается и в той области роста научных исследований, той интеграции, которая сегодня осуществляется в университете.

Хотела обратить ваше внимание также на оборот предприятий инновационного пояса и сказать, что сегодня эти предприятия, которые встроены в орбиту Южного федерального университета, в целом формируют инновационный пояс. Оборот этих предприятий составляет 2,5 млрд рублей. И здесь хотела бы немножко уточнить цифры, связанные с базовыми кафедрами. Базовые кафедры Южного федерального университета действительно находятся в количестве четырёх, но это те кафедры, которые созданы в учреждениях, имеющих образовательную деятельность. В целом же корпоративных кафедр университета сегодня насчитывается около 20. Это те кафедры, которые сегодня работают в корпоративной структуре и работают в таких компаниях, как «НПО "Квант"», Азовский оптико-механический завод, и в других производственных компаниях, с которыми мы ведём работу, связанную с организацией практик для подготовки наших студентов.

Хотела бы обратить внимание на международную деятельность университета: контингент обучающихся в университете сегодня в сравнении с 2012 годом постепенно подрастает. Соответствующий интерес иностранных студентов к образовательным программам университета постоянно растёт. И, конечно, здесь можно говорить об увеличении интереса к международному научному сотрудничеству и тем международным коллаборациям, которые в этой части возникают. Но здесь мы вынуждены были провести небольшие преобразования, связанные с организацией международной деятельности, потому что то распоряжение Правительства, которое касалось списка глобального образования, показало, что вузы, с которыми мы выстраивали до этого международную деятельность, были разной степени качества. Поэтому на сегодняшний момент мы сосредоточились на тех образовательных учреждениях, которые попадают в перечень глобального образования. И сегодня можем сказать, что уже пятёрка ведущих университетов в этой части начинает сотрудничество с Южным федеральным университетом. Мы понимаем, что эти задачи постепенно будут решены и повысят качество и подготовки, и сотрудничества университетов.

Позвольте обратить также внимание на работу Южного федерального университета в интересах юга России. На сегодняшний момент сформирован научно-исследовательский консорциум вузов юга России, которые в целом участвуют в подготовке целого ряда научно-исследовательских проектов, что позволяет нам совместно с научно-исследовательскими образовательными учреждениями юга России подавать совместные заявки, выигрывать и реализовывать эти проекты. Объём деятельности сегодня такого научного консорциума составляет порядка 44 млн рублей.

Нам постепенно удаётся объединять тематические планы и области исследований этих научных коллективов, тем самым немножко структурировать нашу научную деятельность и совместно решать задачи, связанные с развитием науки и образования.

Говоря о консорциуме научно-исследовательской деятельности вузов юга России, могу сказать, что сегодня те 29 вузов, которые объединились для таких программ совместного сотрудничества, имеют целый ряд результатов и в области научных своих успехов, и в публикационной активности, и в области сотрудничества по прикладным исследованиям и разработкам, что позволяет укрепить потенциал не только академического сообщества Южного федерального университета, но и потенциал научных коллективов тех учреждений, которые сотрудничают с Южным федеральным университетом.

Хотела бы обратить ваше внимание на те ключевые показатели, которые содержатся в программе актуализации, что именно актуализирует Южный федеральный университет. Доля обучающихся по программам магистратуры и аспирантуры в 2014 году в Южном федеральном университете в плане составляла 13%, а по факту она составила 19,6%, что позволяет нам актуализировать этот показатель и заявить его в программу развития Южного федерального университета до 2021 года в размере уже 28% от общей доли обучающихся.

Также могу сказать, что средний балл ЕГЭ, который Южный федеральный университет продемонстрировал в 2014 году, составил 71,6 балла, что позволяет актуализировать этот показатель и в 2021 году заявить его как показатель 79,5%.

Что касается объёма научно-исследовательской деятельности, в предыдущей программе развития содержался показатель, касающийся количества научно-исследовательских тем и проектов. Это количество нами выполняется, но это всё-таки достаточно субъективная цифра. Поэтому мы предлагаем его изменить на уже конкретный объём НИОКР на одного научно-педагогического работника, выраженный в соответствующих тысячах рублей, и заявляем его как 410 тыс. рублей на одного научно-педагогического работника к 2021 году.

Также меняется соотношение по доле иностранных студентов, объём внебюджета сегодня уже нами реализован – 41%. Поэтому мы хотим просить попечительский совет поддержать нас в принятии этого показателя как 53% доли внебюджетных доходов в общей структуре доходов университета.

Также мы актуализируем общие доходы университета на одного НПР (научно-педагогического работника). Немножко увеличиваем эти значения и говорим о том, что доля научно-педагогических работников высшей квалификации в общей численности коллектива академического сообщества университета до 39 лет уже может составить к 2021 году 33%.

Уважаемые коллеги, благодарю за внимание и прошу поддержать нашу программу на предмет её актуализации до 2021 года. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Знаете, я посмотрел показатели развития, на которые ориентируются и один, и другой университет. Я понимаю: как бы мы ни праздновали юбилеи, но университеты новые объективно по своей природе, по педагогическому коллективу, по задачам, которые вы решаете. Тем не менее надо ставить амбициозные цели. Я не считаю, что 70 баллов, например, которые здесь заявлены для Сибирского университета к 2021 году, – это сильно амбициозная цель, да и 79,5 – тоже не сверхъестественная цель.

Я понимаю, что есть текущая ситуация, но надо всё-таки подумать о том, чтобы постараться подтягивать вот эти показатели даже под показатели других университетов федеральных и исследовательских университетов в особенности. Я не предлагаю сразу же поставить такие цели, как в московских университетах самых продвинутых, но амбициозные цели ставить надо. 70 – это точно не амбициозная цель.

Пожалуйста, Евгений Александрович (обращаясь к Е.Ваганову), вам передаю слово на этой мажорной ноте.

Е.Ваганов (ректор Сибирского федерального университета): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Обязан проинформировать о том, что все поручения предшествующего заседания попечительского совета университетом выполнены. И хотя СФУ и не попал в число 15 университетов, получающих поддержку, многие из наработок по повышению конкурентоспособности были включены в скорректированную программу развития, которая представлена на утверждение. Кроме того, созданный центр стратегических разработок для Сибири провёл несколько мероприятий в рамках экономических форумов и подготовил ряд аналитических записок.

Проделанная работа позволила определить приоритеты в выборе конкретных действий на среднесрочную перспективу, что позволило университету в течение двух лет закрепиться в топ-15 лучших университетов страны (правда, по версиям российских агентств, экспертов РА «Интерфакс»). Успешность выбранной политики подтверждается ростом привлекательности университета у абитуриентов и стабильным спросом на выпускников: 72% – трудоустроенность по специальностям. Полагаем, это неплохой результат для нынешнего времени. Этому способствует расширение спектра взаимодействия с работодателями, в первую очередь расширение числа базовых кафедр на предприятиях-партнёрах.

Поскольку в университете половина студентов обучается инженерным специальностям, то развитие инженерного образования – предмет нашего особого внимания. Здесь апробированы и успешно реализуются комплексные программы подготовки инженерных кадров, сквозные для бакалавриата и магистратуры, разработанные под конкретный заказ работодателей, с обязательной стажировкой в ведущих российских и зарубежных центрах, сетевые программы магистратуры, а также мультидисциплинарные проекты по заказам предприятий или муниципалитетов, например в строительстве. Это прямо отражается и на стабильном заказе на исследовательские и проектные работы, а также на привлечении выпускников для работы на кафедрах и в исследовательских лабораториях университета, на малых предприятиях при университете и средней заработной плате научно-педагогических работников.

Расширение научной работы преподавателей и студентов – ещё одно важное направление, в материальную базу которого в период становления были вложены значительные средства. И отдача очевидна: постоянный рост числа публикаций, цитирования по ведущим международным базам данных. Это и вхождение два года назад одного из пяти журналов, издаваемых университетом, в международную базу Scopus, это и рост привлекательности наших журналов для коллег из России и из-за рубежа – доля их публикаций сейчас в наших журналах превышает 60%. Отмечу, что все эти пять наших журналов имеют современные электронные порталы и печатают работы, прошедшие лицензирование, бесплатно.

Среди приоритетных направлений на среднесрочную перспективу выделяем как важнейшее развитие магистратуры, технологически ориентированной и конкурентоспособной. Именно магистры, прошедшие хорошую школу исследовательских лабораторий и новых технологий, могут двигать эти технологии и создавать новые в производстве.

Объём НИОКР свидетельствует, что университет достаточно успешно заполняет нишу, утерянную ранее отраслевой наукой. Как один из примеров приведу, что под разработки нашего выпускника и его группы предложено построить предприятия для выпуска особо чистого алюминия, правда, за рубежом.

Для региона не менее важным является активное включение университета в инновационную структуру, инфраструктуру, и это в первую очередь подготовленные люди, люди, знающие новое в мире науки и осваивающие новые технологии. В наращиваемой магистратуре и аспирантуре университету необходимо использовать потенциал научных лабораторий РАН, но с взаимными обязательствами, а не так, как сейчас: хочу возьму, хочу нет.

Конечно, независимо от этого университет в последние годы вложился в формирование новых исследовательских центров и лабораторий, привлекая ведущих зарубежных и российских учёных, понимая, что эти направления крайне важны в первую очередь для края. Так, исследовательская лаборатория по экономике фокусирует свою работу на экономике лесного сектора, крайне важном секторе производства в Сибири. Центр лесной экономики развивает новые направления генетического анализа лесных растений и их природных врагов – фитофагов.

Но даже с исследовательскими лабораториями РАН и базовыми кафедрами это не превышает пока 100–110 центров, тогда как один из западных университетов-аналогов по многим характеристикам, начиная от климата, кончая объёмом и влиянием на региональную инфраструктуру, Университет Альберта, решающий аналогичные задачи для региона, насчитывает более 400 исследовательских лабораторий и центров.

Мне кажется, что здесь необходимо более содержательное взаимодействие и большая интеграция с исследовательскими центрами РАН, которая даст новый толчок для развития университета. И уже сейчас университет даже при нынешних исследовательских структурах испытывает недостаток научно-производственных площадей, в первую очередь для формирования элементов технопарка, и, естественно, это ограничивает развитие.

В заключение отмечу, что хотя программа развития университета представлена достаточно формально, но многое, что составляет её так называемую дорожную карту, проработано в деталях и заложено во многие управленческие решения, равно как и в самой модернизированной системе управления университетом.

Особо отмечу комплекс мероприятий, направленных на привлечение талантливой молодёжи в университет. Здесь, согласен, наверное, нужно поамбициознее ставить планы и по поводу балла ЕГЭ. Но хотелось бы, чтобы те действия, которые мы предпринимаем для привлечения талантливой молодёжи, тем не менее в какой-то степени сказывались и на общем: мы всё-таки не только талантливых, но и среднеталантливых, и не очень сильно талантливых воспитываем. Поэтому, говоря о таком стипендиальном обеспечении, нужно, мне кажется, чтобы стипендиальное обеспечение было как-то скорректировано на инфляцию и так далее, то есть чтобы студенты и в этом отношении не потеряли.

Считаем, что мы всё-таки амбициозные планы имеем – это задачи университета в социально-экономическом развитии региона и в привлечении людей для реализации первоочередных инвестпроектов Красноярского края и в целом Сибири. Рассчитываем, что всё это будет выполнено.

Благодарю за внимание.

Д.Медведев: Я готов поддержать то, что Евгений Александрович сказал по поводу более тесной интеграции с академическими структурами, с системой Академии наук и использования того потенциала, который есть. Это, кстати, может быть, даже в большей степени проявляется в Сибирском федеральном округе, в основных сибирских научных центрах, будь то Новосибирск, Красноярск и целый ряд других. Здесь у нас присутствует руководитель Федерального агентства научных организаций, вместе с Академией наук (можно было бы это прямо отметить в протокольном решении попечительского совета) эту работу нужно будет проводить.

Россия. ЮФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 5 июня 2015 > № 1390891 Дмитрий Медведев, Дмитрий Ливанов


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 15 июля 2014 > № 1125012 Дмитрий Медведев, Дмитрий Ливанов

О развитии системы высшего образования.

Стенограмма:

Д.Медведев: Начну не с темы совещания. У нас в Москве произошло трагическое происшествие в метро, авария произошла, погибли люди. Больше 100 человек уже находятся на излечении в больницах. Я хотел бы передать от имени всех здесь присутствующих и Правительства России в целом соболезнования родственникам погибших. И безусловно, необходимо помочь Москве в ликвидации последствий этого тяжёлого происшествия – и по линии, естественно, медицинской, и по всем остальным направлениям, по которым в таких случаях необходимо принять решения. С целым рядом членов Правительства я уже переговорил. Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец), вы тоже посмотрите внимательно за ситуацией.

Наше с вами сегодняшнее совещание посвящено развитию системы высшего образования. Сегодня мы поговорим о том, насколько эффективны российские вузы. Тема очень жаркая, вызывающая очень разные оценки, полярные, но очевидно, что эта тема имеет для нас всех стратегическое значение, потому что от уровня подготовки специалистов зависит будущее нашей страны.

Мы должны готовить специалистов, которые способны выдержать глобальную конкуренцию, которые способны конкурировать со своими коллегами из других стран, а это, наверное, главное требование – отвечать на вызовы технологического развития, добиваться капитальных изменений в экономике.

В последние годы было принято довольно много решений по модернизации высшей школы, проведена её структурная перестройка. Мы, я считаю, добились неплохих успехов в формировании сети исследовательских университетов и вообще ведущих российских университетов. Реализуем программу повышения их международной конкурентоспособности. Я сегодня посмотрел, даже был отчасти приятно удивлён: доля обучающихся в таких вузах составляет у нас уже 17%, что само по себе, безусловно, неплохо, потому как это почти пятая часть. Общим местом стало низкое качество образования, но вот у нас пятая часть, мы считаем, на весьма приемлемом уровне находится. Вопрос в том, чтобы подтянуть остальные, ну а по некоторым другим – разобраться и принять решение.

Да, проблемы есть. За последние 20 лет высшее образование стало социальным императивом, то есть этого образования желают практически все. Абсолютное большинство родителей считает его обязательным для своих детей. Появилось, с другой стороны, огромное количество возможностей, куда пойти учиться. В разы выросло число государственных и, что особенно характерно для современного периода, негосударственных вузов, появились филиалы в огромном количестве, платные отделения везде практически есть. Но при этом есть и издержки. Они заключаются в том, что диплом получить несложно, гораздо труднее получить настоящие знания, то есть человек с дипломом далеко не всегда является носителем адекватных знаний. Это касается всех, кстати, университетов, но наиболее сложная ситуация в негосударственных вузах и филиалах этих негосударственных вузов. И зачастую это связано с тем, что вуз неспособен обеспечить просто необходимый уровень образовательных программ. Нет преподавателей, нет соответствующей базы для их подготовки, нет нормальных условий для учёбы, что тоже очень важно, особенно по отдельным видам специальностей, и для исследовательской работы тоже нет возможностей, отсюда – низкий рейтинг вуза, большой разрыв в уровне подготовки с лидерами образования.

Даже на инженерные специальности, где, скажем откровенно, учиться всё-таки сложнее, чем на некоторых гуманитарных, зачисляются абитуриенты с плохими баллами по профильным предметам. Я уж не говорю о диспропорции, которая существует в целом в подготовке кадров, – почти половина студентов учится на юридических и экономических направлениях, почти половина. То есть, мы быстро преодолели перекос советского времени, когда юристов и экономистов было очень мало, с учётом перехода к рыночной экономике начали усиленно готовить и тех, и других, но, к сожалению, это тоже юристы и экономисты очень разного качества, не говоря уже о том, что нашей экономике, нашему государству такое количество людей этой специальности не нужно, просто не нужно.

Очевидно, что нам не нужны бесполезные учебные заведения, которые штампуют невостребованных специалистов. Это перегружает рынок труда работниками низкой квалификации, в результате все страдают – предприятия, по сути, переучивают выпускников, а государство, если это государственный вуз, просто вкладывает немалые деньги впустую. Но, с другой стороны, и сами люди, которые потратили своё время и деньги, если были на платном отделении, никаких знаний нормальных не получают.

Надо этот сегмент лучше контролировать. Мы решения принимали. С 2012 года начата работа по оценке вузов и проводится мониторинг их эффективности, вот он-то как раз и вызывает наибольшее число споров и столкновений. Наряду с качеством образования должно учитываться и то, как трудоустроены выпускники, уровень организации исследовательской работы студентов, квалификация преподавателей, а также реализация программ послевузовского и дополнительного профессионального образования – насколько эти формы образования соответствуют запросам рынка. Сегодня министр об этом расскажет.

В завершение хотел бы вот что сказать. Уже началась работа, связанная с переориентацией на кадровые потребности регионов и на кадровые потребности отдельных отраслей и компаний. Мы всех активно в этот процесс вовлекаем. Усилия должны быть направлены, естественно, на то, чтобы наш диплом был адекватной оценкой знаний в Российской Федерации и котировался за границей. Для повышения качества образования более активно стали использоваться механизмы профессиональной аккредитации образовательных программ. Работу эту нужно продолжить, привлекая всех, кто в этом заинтересован, а это сами наши граждане, это эксперты, это работодатели. И, конечно, результаты мониторинга должны быть прозрачными, открытыми, должны совершенствоваться и сами критерии оценки.

При этом хочу обратить особое внимание на то, что больше всего обычно волнует людей, когда речь идёт о последствиях мониторинга, а именно о реорганизации сети высшего образования. Очевидно, что в ходе реорганизации университетов, если до этого доходит дело (а в ряде случаев это просто необходимо), должны быть соблюдены все условия, установленные трудовым законодательством и законодательством об образовании, включая трудовые права преподавателей. Естественно, должна быть определена судьба студентов: они должны иметь возможность завершить учёбу на тех же условиях, на которых они поступили в университеты, это ключевой фактор при реорганизации сети высших учебных заведений.

Есть и другие проблемы, давайте их компактно обсудим.

Сначала слово для доклада министру. Пожалуйста.

Д.Ливанов: Большое спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

По сравнению с советской образовательной системой у нас в стране сегодня в 5 раз больше образовательных организаций, которые осуществляют реализацию программ высшего образования. Сегодня у нас действует примерно 1 тыс. головных вузов и около 1,5 тыс. филиалов. В основном, конечно, это филиалы государственных вузов и негосударственные образовательные организации.

Бурный рост образовательной системы произошёл в 1990-е годы, именно тогда появился сектор платного образования, высшее образование стало общедоступным и массовым. В принципе в большом количестве вузов нет ничего плохого, а чем больше в обществе хорошо образованных людей, тем, естественно, лучше. Но, к сожалению, практика показала, что количество здесь далеко не всегда переходило в качество. Проводимые в последние три года мероприятия по повышению уровня качества работы нашей образовательной системы – это и мониторинг высших учебных заведений, это новые подходы к лицензированию и государственной аккредитации, это плановые проверки Рособрнадзора – показали, что значительная доля наших филиалов как государственных, так и негосударственных вузов, а также существенная часть негосударственных вузов не отвечают, прямо скажем, минимальным предъявляемым требованиям. По результатам проведённого мониторинга в текущем году более 1 тыс. вузов и филиалов не выполнили установленные пороговые значения показателей деятельности. Есть разные мнения по отношению к этому мониторингу, этим критериям, на основе которых он проводится, но я хочу отметить, что результаты мониторинга неизменно подтверждаются затем в ходе проверочных мероприятий Рособрнадзора, который всегда следует за этими результатами.

Кстати говоря, в этом году мы проводили мониторинг по критериям, которые были полностью согласованы с Российским союзом ректоров и Ассоциацией ведущих университетов России. Студенты тех вузов, в которых по результатам мониторинга выявлены неудовлетворительные показатели деятельности, демонстрируют низкий уровень знаний, качество образования там не соответствует требованиям, установленным федеральным государственным образовательным стандартом. В подавляющем большинстве в этих вузах и филиалах студенты обучаются по заочной форме по образовательным программам в области экономики, управления, юриспруденции.

Д.Медведев: Дмитрий Викторович, можно не повторять. Я уже обличительную часть провёл, теперь нужно к приговору переходить. Давайте эту часть огласим.

Д.Ливанов: Если говорить о количественных характеристиках, в настоящее время мы оцениваем число студентов, которые обучаются по некачественным образовательным программам, примерно в 1 млн 700 тыс. человек – это примерно 30% нашего студенчества.

Д.Медведев: Сколько у нас студентов всего?

Д.Ливанов: Всего 5 млн 600 тыс.

Это, безусловно, является недопустимой ситуацией. Мы ставим задачу, чтобы подготовка специалистов велась только по тем образовательным программам, которые гарантируют каждому студенту качественное и в будущем востребованное образование. Таким образом, основной наш целевой индикатор деятельности состоит в том, чтобы к 2017 году у нас все студенты учились по образовательным программам, отвечающих высоким требованиям качества.

Для исправления ситуации мы предлагаем ряд мер. Это прежде всего обеспечение перевода всех студентов в сильные, устойчиво развивающиеся вузы. Эти вузы возьмут ответственность за переучивание и доучивание этих студентов. Мы реализуем целый ряд проектов по поддержке и развитию образования, прежде всего в регионах. Это и проект «Кадры для регионов», который мы реализуем, который нацелен на создание опорной сети ведущих региональных вузов; это поддержка программ стратегического развития в отношении более 70 вузов; это проект по поддержке педагогического образования и специальный проект, который мы с нового года запустим, – это поддержка программ в сфере подготовки кадров для оборонно-промышленного комплекса.

Мы понимаем, что работа по мониторингу будет регулярной, но, безусловно (Вы об этом сказали), она должны быть максимально публичной и прозрачной. У нас есть специальный информационный ресурс, на котором по каждому вузу и филиалу развёрнута полная аналитическая информация о его деятельности: о наличии государственной аккредитации, лицензии на право образовательной деятельности, наличии предписания Рособрнадзора и о результатах мониторинга, который мы уже три раза проводили. В настоящий момент ресурс посетило более 300 тыс. человек, то есть интерес очень большой.

Мы также предлагаем целый ряд мер по повышению требований к качеству приёма абитуриентов. Действительно, ситуация, когда в вуз, особенно технический вуз, поступает человек со средним баллом единого экзамена 30, 35, 40, является абсолютно недопустимой. Это же, кстати, отмечалось на последнем заседании Совета при Президенте по науке и образованию, который был специально посвящён проблемам инженерного образования. Там отмечалась необходимость повышения требований при поступлении на инженерные образовательные программы, поэтому мы будем последовательно поднимать пороговые значения, необходимые для поступления на эти программы.

Мы также активизируем работу по вовлечению профессиональных сообществ в оценку качества выпускников, в процесс профессионально-общественной оценки качества образования. Здесь мы ожидаем более активных действий со стороны работодателей, сегодня их недостаточно. Пока по существу единственным успешным примером является наше сотрудничество с Ассоциацией юристов России, где был проведён полный мониторинг, анализ всех программ в области юриспруденции и права. В дальнейшем, по мере формирования профессиональных стандартов, будут пересмотрены и образовательные стандарты – они будут основываться на профессиональных стандартах, на требованиях работодателей, и под это уже будет выстроена система оценки качества подготовки по каждой из таких программ.

За последние два года мы провели реорганизацию и объединение 22 вузов, реорганизовано 173 филиала, почти в 300 филиалах прекращён приём студентов на программы высшего образования, их реорганизация будет завершена до 2017 года. Особо хочу обратить внимание, что реорганизация филиалов государственных вузов зачастую предполагает прекращение подготовки только по программам высшего образования, но филиалы будут и могут вести подготовку по программам среднего профессионального образования, профессиональную переподготовку специалистов.

По результатам мониторинга 2014 года в отношении 220 филиалов государственных вузов были разработаны и будут реализованы планы-графики реорганизационных мероприятий, которые в том числе предусматривают полное прекращение набора на обучение в данных филиалах уже с этого года. Мы к тому же прекратили в 157 филиалах уже в этом году набор на непрофильные специальности. Совсем недавно были объявлены решения Рособрнадзора о запрете набора на 1-й курс 12 негосударственным вузам, в том числе такому флагману нашего негосударственного сектора, как так называемая Современная гуманитарная академия. Мы всё сделаем для того, чтобы не допустить студентов на некачественные образовательные программы. С сентября 2013 года отозвано более 300 лицензий на право ведения образовательной деятельности в негосударственном секторе.

Д.Медведев: А сколько у нас всего сейчас университетов и филиалов?

Д.Ливанов: Всего у нас 2350 организаций, имеющих лицензию на программы ВПО.

Д.Медведев: 2350. Из них собственно университетов?

Д.Ливанов: У нас головных вузов 1000.

Д.Медведев: Головных вузов.

Д.Ливанов: А остальные – филиалы. 1 тыс. вузов, 1300 филиалов.

Д.Медведев: Понятно.

Д.Ливанов: По нашим планам, к 2017 году все студенты будут обучаться по программам, прошедших проверку, верификацию с точки зрения качества. Вузы и филиалы, неспособные обеспечивать должный уровень подготовки, будут лишены государственной аккредитации, в ряде случаев и лицензии. Значительно усилиться роль крупных региональных вузов в регионах России, в них произойдёт и концентрация ресурсов, и они будут более сконцентрированы на решении социальных вопросов, вопросов удовлетворения региональных рынков труда.

Мы также обращаем внимание, что общего сокращения объёмов подготовки по всем уровням высшего образования не произойдёт, произойдёт существенное перераспределение ресурсов. Программы магистратуры и аспирантуры будут сосредоточены в ведущих университетах, в том числе в опорных региональных вузах. По нашим оценкам, магистратура, наоборот, переместится из московских вузов, многие из которых не имеют, к сожалению, сейчас ресурсов, потеряли связь с рынком труда и не могут обеспечить высокий уровень образования, в региональные опорные вузы.

Вузы, которые не обладают достаточным образовательным ресурсом, сконцентрируются на подготовке кадров по программам бакалавриата для обеспечения в первую очередь кадровых региональных потребностей. Особый акцент мы здесь делаем на программах прикладного бакалавриата, то есть практико-ориентированной подготовке, и для обеспечения гарантий качества подготовки по этим программам будет создана система независимой внешней оценки уровня знаний, своего рода единый бакалаврский экзамен как после второго курса, так и после выпуска из бакалавриата.

Безусловно, особого мнения заслуживает тема обеспечения прав преподавателей и студентов. Обязательным условием всех мероприятий является право студента на завершение учёбы на тех же условиях и по той же образовательной программе, на которую он поступал. Принимая решение о реорганизации образовательного учреждения, учредители обязаны определить, где и как студенты будут на этих условиях завершать образование. В том случае, если учредитель негосударственного вуза не выполнит этих требований, ответственность за них возьмёт на себя Министерство образования и науки, то есть мы в любом случае всех студентов доучим.

Мы обращаем внимание, что процедура оптимизации реорганизованных вузов требует, безусловно, дополнительных средств. У нас в этой связи дополнительная потребность на 2015–2016 годы в средствах на повышение уровня материально-технического оснащения, разработку новых программ повышения квалификации преподавателей составляет примерно 5,5–6 млрд рублей ежегодно.

Мы также проводим работу по совершенствованию нормативно-правового регулирования в части установления полномочий Рособрнадзора по приостановке действия лицензии на образовательную деятельность при выявлении нарушений в области законодательства об образовании и лицензионных требований, а также в части соответствия требованиям всех разделов федеральных государственных образовательных стандартов. В первом чтении соответствующий законопроект Государственной Думой уже принят. Уверен, что реализуемый комплексный подход, направленный на развитие нашей системы образования, позволит нам уже в ближайшее время гарантировать, что каждый абитуриент, поступая в любой вуз нашей страны, получит качественное и востребованное высшее образование.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Тема эта очень щепетильная, поэтому с цифрами нужно быть максимально аккуратными. Вы сказали про 1,7 млн студентов, которые так или иначе, по мнению министерства, находятся в условиях, когда далеко не по всем параметрам деятельности этого университета им оказываются образовательные услуги. Но это не значит, что все эти студенты после проведения этого мониторинга и других процедур должны будут переводиться в другие университеты. Это просто некая оценка, которая показывает состояние дел, но это не решение о том, какое количество университетов подлежит реорганизации, какое количество студентов может оказаться в других университетах, это просто оценка и, естественно, для нас определённый знак того, в каком состоянии находится система образования.

Давайте всё это пообсуждаем.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 15 июля 2014 > № 1125012 Дмитрий Медведев, Дмитрий Ливанов


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 10 апреля 2014 > № 1050111 Дмитрий Медведев, Дмитрий Ливанов

Заседание Правительства.

Основной вопрос повестки – об итогах реализации ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007–2013 годы» и «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 годы.

Стенограмма:

Д.Медведев: Прежде чем рассмотрим основные вопросы повестки дня, хотел бы отметить один важный аспект деятельности Правительства – это механизм оценки различных решений, которые были приняты, и их исполнения. Хочу проинформировать: я подписал распоряжение Правительства, которое направлено на такое совершенствование оценки как руководителей федеральных органов исполнительной власти, так и органов власти субъектов нашей страны.

Существенно расширены показатели развития конкуренции внутри тех индикаторов, которые там используются. В сравнительных рейтингах руководителей теперь будет учитываться уровень социально-экономического развития их региона, причём в более полном варианте. Целевые значения для оценки теперь будут устанавливаться на каждый последующий год.

Теперь по повестке дня. У нас один вопрос, связанный с подведением итогов работы по двум ФЦП, которые касаются нашей науки. Первая – это «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса на период с 2007 по 2013 год», а вторая ФЦП – это «Научные и научно-педагогические кадры инновационной экономики», она действовала с 2009 по 2013 год.

В этой сфере это, наверное, самые крупные целевые программы. Они направлены на развитие научно-технического потенциала и наиболее значимых приоритетных отраслей науки, должны были простимулировать разработку современных, в ряде случаев прорывных, технологий и, конечно, способствовать тому, чтобы молодёжь лучше приходила в науку, образование, сферу высоких технологий.

Всё это необходимо, для того чтобы изменить структуру нашей экономики, перевести её на инновационный путь развития. Эта цель, конечно, не снимается и сегодня. Она амбициозна, и только такая работа позволит раскрыть интеллектуальный и промышленный потенциал страны.

За годы реализации этих двух программ общий объём финансирования составил порядка 270 млрд рублей. Из федерального бюджета было выделено около 200 млрд рублей, из других источников – оставшаяся часть.

По итогам получен достаточно внушительный перечень новых технологий, часть из них внедрена и даже доведена до коммерческого воплощения. Объём высокотехнологичной продукции, который был создан за счёт коммерциализации этих разработок, по подсчётам, составил порядка 215 млрд рублей, то есть, безусловно, отдача есть, причём несколько больше даже, чем мы планировали (а мы планировали около 150 млрд рублей). Но, конечно, важно сделать и следующие шаги – повышать эффективность такого рода расходов.

Д.Медведев: «За годы реализации этих двух программ ("Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса на период с 2007 по 2013 год" и "Научные и научно-педагогические кадры инновационной экономики") общий объём финансирования составил порядка 270 млрд рублей. Из федерального бюджета было выделено около 200 млрд рублей, из других источников – оставшаяся часть. По итогам получен достаточно внушительный перечень новых технологий. Объём высокотехнологичной продукции, который был создан за счёт коммерциализации этих разработок, по подсчётам, составил порядка 215 млрд рублей».

Главное, наверное, что программа стала стимулом для молодых учёных из академического и вузовского секторов. Достаточно сказать, что в этих программах участвовали молодые исследователи, средний возраст которых не превышает 35 лет. При этом более 20 тыс. студентов, аспирантов, молодых докторантов продолжили заниматься наукой по этим программам, и надеюсь, что этот курс останется неизменным. Более подробно об этом доложит Министр науки и образования.

Мы сегодня рассматриваем в очередной раз большое количество субсидий по регионам.

На модернизацию региональных систем дошкольного образования 40 млрд выделяется, о чём мы с вами договаривались совсем недавно. Субсидии получат все субъекты нашей страны, включая и Республику Крым, и город Севастополь.

Для проведения сезонных полевых работ выделяется дополнительно ещё 4,15 млрд рублей. Средства будут направлены на субсидирование краткосрочных кредитов на развитие растениеводства, с учётом которых общий объём поддержки по данному направлению составляет 7,5 млрд рублей. Об этом я недавно говорил, общаясь с нашими руководителями сельских поселений в Волгограде, в субботу на прошлой неделе.

На выполнение в 2014 году мероприятий по приведению гидротехнических сооружений в безопасное техническое состояние также запланированы субсидии в размере 2,8 млрд рублей.

Д.Медведев: «Запланированы и дополнительные средства для софинансирования строительства 114 спортивных объектов, на что будет выделено 4,9 млрд рублей».

Запланированы и дополнительные средства для софинансирования строительства 114 спортивных объектов, на что будет выделено 4,9 млрд рублей, и адресная финансовая поддержка спортивных организаций, которые готовят спортивный резерв – это также в повестке дня.

Приступим к обсуждению итогов реализации двух целевых программ, по науке и научным кадрам.

Дмитрий Викторович (обращаясь к Д.Ливанову), пожалуйста, прошу вас.

Д.Ливанов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Эффективность сектора исследований и разработок – один из ключевых факторов социально-экономического развития России. Именно современные технологии, инновации обусловливают конкурентоспособность нашей экономики и безопасность нашего государства.

Задача развития отечественной науки заключается в повышении эффективности её работы посредством институциональной модернизации, включая развитие системы воспроизводства конкурентоспособного кадрового потенциала, являющегося для нас одним из ключевых национальных ресурсов.

При этом федеральные целевые программы выступают одним из основных инструментов государственной политики для решения системных проблем в научной сфере. Мой доклад посвящён итогам реализации двух программ, завершившихся в 2013 году. Это, как Вы, Дмитрий Анатольевич, отметили в своём вступительном слове, программа «Исследования и разработки» и программа «Научные и научно-педагогические кадры». Данные программы являются составными частями государственной программы Российской Федерации «Развитие науки и технологий» до 2020 года, характеризуются сбалансированностью и взаимоувязанностью целей.

Д.Ливанов: «Программа "Исследования и разработки" направлена на развитие научно-технологического потенциала Российской Федерации для реализации приоритетных направлений развития науки, технологий и техники. Эта программа мобилизовала активную часть российской науки, а также инновационно активного бизнеса, сконцентрировала их внимание на приоритетах, и мы получили в итоге как существенные заделы, так и конкретные результаты».

Программа «Исследования и разработки» направлена на развитие научно-технологического потенциала Российской Федерации для реализации приоритетных направлений развития науки, технологий и техники. Можно сказать, что эта программа мобилизовала активную часть российской науки, а также инновационно активного бизнеса, сконцентрировала их внимание на приоритетах, и мы получили в итоге как существенные заделы, так и конкретные результаты. Именно благодаря данной программе был задан мощный импульс активной части наших учёных из корпоративного, вузовского, академического секторов для дальнейшего развития их научных групп, коллективов, повышения их конкурентоспособности на мировом уровне.

Одновременно с этим программа «Кадры» позволила сформировать общефедеральную систему мер по развитию научных и научно-педагогических кадров, достроила цепочку подготовки, закрепления и поддержки различных групп научных работников, от аспирантов до ведущих исследователей.

В программе был сделан акцент на поддержку молодых исследователей, научных коллективов, развитие мобильности, привлечение для работы в науке талантливых аспирантов и студентов.

Показатели реализации двух программ представлены на слайдах. Я бы обратил особое внимание, что целевое назначение программ определяет и сам характер их итогов. Это акцент на получение нового научного результата, новой технологии, новой продукции либо на существенное повышение уровня кадрового потенциала нашей науки, привлечение в неё молодых исследователей.

Д.Ливанов: «Программа "Кадры" позволила сформировать общефедеральную систему мер по развитию научных и научно-педагогических кадров, достроила цепочку подготовки, закрепления и поддержки различных групп научных работников, от аспирантов до ведущих исследователей».

Существенная часть программы «Исследования и разработки» была связана с реализацией механизмов государственно-частного партнёрства в науке. Это обеспечило привлечение более 50 млрд рублей негосударственных инвестиций в развитие научных исследований.

Итоги реализации обеих программ показали высокий уровень востребованности их результатов в научном сообществе. В целом плановые значения целевых индикаторов и показателей достигнуты. В частности, оформлено более 5 тыс. патентов, опубликовано около 90 тыс. научных статей, подготовлено и защищено более 12 тыс. научных диссертаций.

Следует отметить и состав исполнителей проектов. В программе «Исследования и разработки» участвовали ведущие организации корпоративного, вузовского, академического секторов науки, способные генерировать новые знания и охраноспособные научные результаты.

Основными участниками программы «Кадры» стали вузы и академические научные организации, их доля в общем числе участников составляет почти 90%.

Д.Ливанов: «Существенная часть программы "Исследования и разработки" была связана с реализацией механизмов государственно-частного партнёрства в науке. Это обеспечило привлечение более 50 млрд рублей негосударственных инвестиций в развитие научных исследований».

Всего в период реализации программы «Кадры» в научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах приняли участие свыше 112 тыс. докторов наук, кандидатов наук, аспирантов и студентов. При этом более 20 тыс. молодых людей (студентов, аспирантов, докторантов, исследователей) остались работать в сфере науки, образования и высоких технологий.

Коротко остановлюсь на нескольких значимых научных результатах, полученных в рамках программы «Исследования и разработки». Это только три примера, но они позволяют представить масштаб проектов и решаемых научных задач.

Первое. Физико-технический институт имени Иоффе разработал автономные гибридные энергоустановки на основе солнечных модулей и дизельных генераторов для энергоснабжения удалённых потребителей, позволяющие экономить более 20% дизельного топлива, а в летние месяцы – до 80% за счёт выработки электричества солнечными модулями. При этом стоимость пиковой мощности фотоэлектрического модуля в 3 раза ниже, чем у существующих аналогов.

Второй пример: на основе разработок Национального исследовательского университета МИЭТ разработана первая мелкосерийная партия носимых аппаратов вспомогательного кровообращения с имплантируемым роторным насосом крови. Аппарат уже успешно используется в НИИ скорой помощи имени Склифосовского, а его расчётная стоимость в несколько раз ниже стоимости зарубежных аналогов.

Третье. НИИ механики Московского государственного университета создал и испытал программно-аппаратный комплекс дублирования опорно-двигательного аппарата человека, оказывающий в том числе помощь людям при ослаблении двигательной способности. К разработке проявили интерес медицинские организации, МЧС России, Минобороны России и так далее. Также здесь качество сопоставимо с существующими аналогами, а цена существенно ниже.

Д.Ливанов: «Обеспечение прорыва по отдельным приоритетным технологическим направлениям и получение качественно новых результатов обусловливают акцент именно на поддержке проведения прикладных научных исследований, направленных на решение важнейших научно-технических государственных проблем».

Учитывая успешность реализации этих завершённых программ, мы разработали, и Правительство уже приняло решение об утверждении новой целевой программы «Исследования и разработки» на 2014–2020 годы, которая представляет следующий этап государственной политики по развитию сектора прикладных исследований и разработок. Необходимо подчеркнуть, что обеспечение прорыва по отдельным приоритетным технологическим направлениям и получение качественно новых результатов обусловливают акцент именно на поддержке проведения прикладных научных исследований, направленных на решение важнейших научно-технических государственных проблем.

В этих условиях большой упор в новой программе делается на директивную тематику исследований с обязательным участием в реализации проекта, в том числе финансовым участием, сторон, заинтересованных в результатах, включая и федеральные органы исполнительной власти.

Д.Ливанов: «В новой программе "Исследования и разработки" средства переориентируются на поддержку прикладных научных исследований прежде всего в рамках деятельности технологических платформ. Проекты, сформированные технологическими платформами, будут рассматриваться, естественно, при условии привлечения ими внебюджетных источников финансирования».

Таким образом, в новой программе «Исследования и разработки» средства переориентируются на поддержку прикладных научных исследований прежде всего в рамках деятельности технологических платформ. Проекты, сформированные технологическими платформами, будут рассматриваться, естественно, при условии привлечения ими внебюджетных источников финансирования.

В целом проекты по новым конкурсам выигрывают те участники, которые сформулируют в заявке результат исследований с количественными и качественными характеристиками, укажут конкретного потребителя результата и того индустриального партнёра, который будет его использовать.

Д.Ливанов: «В 2013 году произошли серьёзные изменения в системе финансирования фундаментальных и поисковых исследований. Создан Российский научный фонд, который составляет сегодня основу этой системы. Это обусловило передачу финансирования основных мероприятий программы "Кадры" в этот фонд, который обладает и возможностями, и гибкой системой инструментов для поддержки научных исследований, проводимых научными коллективами, научными организациями и вузами».

В 2013 году произошли серьёзные изменения в системе финансирования фундаментальных и поисковых исследований. Создан Российский научный фонд, который составляет сегодня основу этой системы. Это обусловило передачу финансирования основных мероприятий программы «Кадры» в этот фонд, который обладает и возможностями, и гибкой системой инструментов для поддержки научных исследований, проводимых научными коллективами, научными организациями и вузами. Таким образом, мы перешли на грантовую поддержку фундаментальных и поисковых научных исследований – форму, которая наиболее комфортна для учёных и научных коллективов, эти исследования проводящих.

Я хочу обратить внимание на то, что Российский научный фонд в своей линейке конкурсов полностью обеспечивает преемственность программы кадров в части реализации её ключевых мероприятий.

Тем не менее некоторые мероприятия программы «Кадры» выпали из программы Российского научного фонда, поскольку мы считаем их важными. К ним относятся мероприятия по развитию мобильности научных кадров, организация обмена научным опытом, выявление талантливой молодёжи в рамках российских и международных научных школ и конференций, конкурсов, олимпиад. Мы будем поддерживать эти мероприятия в рамках внепрограммных инструментов финансирования.

Д.Ливанов: «Мы перешли на грантовую поддержку фундаментальных и поисковых научных исследований – форму, которая наиболее комфортна для учёных и научных коллективов, эти исследования проводящих. Российский научный фонд в своей линейке конкурсов полностью обеспечивает преемственность программы кадров в части реализации её ключевых мероприятий».

С учётом последних изменений программы «Исследования и разработки», потребностей федеральных органов исполнительной власти, а также работы научных фондов мы считаем принципиально важным усилить межведомственную координацию механизмов государственной поддержки проведения научных исследований.

Так, мы уже выступили с инициативой создания единого подхода к формированию государственных заданий для научных организаций в сфере науки для всех федеральных органов исполнительной власти.

Мы разработали предложения о включении в «дорожные карты» ведомств, в которых есть подведомственные научные организации, бюджетных средств, мер по увеличению размеров заработной платы научных сотрудников в соответствии с теми целевыми указаниями, которые содержатся в майских указах Президента.

Мы считаем, что распределение бюджетных ассигнований на повышение заработной платы учёных нужно осуществлять на вневедомственной основе с учётом единых критериев по референтным группам и организациям, исходя из профильных областей знаний, специфики деятельности, региональных особенностей этих организаций.

В 2013 году мы также изменили принципиально порядок оценки результативности деятельности научных организаций. С этого года работает система межведомственной, вневедомственной оценки, что позволит федеральным органам исполнительной власти сопоставлять показатели деятельности подведомственных организаций с другими организациями независимо от их ведомственной принадлежности.

Д.Ливанов: «В 2013 году мы изменили принципиально порядок оценки результативности деятельности научных организаций. С этого года работает система межведомственной, вневедомственной оценки, что позволит федеральным органам исполнительной власти сопоставлять показатели деятельности подведомственных организаций с другими организациями независимо от их ведомственной принадлежности».

Нам также необходимо в этом году усилить работу в области интеграции науки и образования. Будет запущен целый ряд таких интеграционных проектов. Необходимо вывести на новый уровень государственную поддержку ведущих научных школ, действующих на базе организаций, имеющих профильные диссертационные советы. Реализация новой программы «Исследования и разработки», развёртывание полномасштабной деятельности российского научного фонда позволит нам сформировать эффективный современный механизм развития нашей науки, укрепления потенциала в секторе исследований и разработок в России.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы выступить?

Никто? Всем всё понятно, всё согласовано, итоги понятны, подведены.

Хорошо. Конечно, несмотря на завершение работы по этим программам, в целом работа по реализации задач в области развития науки и поддержки научных кадров должна быть продолжена в рамках других действующих в настоящий момент программ – собственно, так, как мы и договаривались. Их промежуточные итоги и окончательные итоги мы будем рассматривать в рабочем порядке.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 10 апреля 2014 > № 1050111 Дмитрий Медведев, Дмитрий Ливанов


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 3 апреля 2014 > № 1044619 Дмитрий Ливанов

Брифинг Министра образования и науки Дмитрия Ливанова по завершении заседания Правительства.

Стенограмма:

Вопрос: Дмитрий Викторович, добрый день! Алексей Курилов, «Интерфакс». По ситуации в Крыму с детскими садами. Есть ли информация, насколько там актуальна проблема очередей и сколько детей?

Д.Ливанов: Действительно, инфраструктура дошкольного образования, да и вообще образования в Крыму, очень изношена. Фактически масштабных инвестиций в неё в течение последних 20 лет не было. И в дошкольном образовании имеется достаточно большая очередь из детей, которые не могут пока получить место в детском саду. Мы сейчас анализируем ситуацию, собираем всю информацию. Могу сказать, что Крым и Севастополь будут включены во все наши программы образовательные, в том числе и в программу обеспечения 100-процентной доступности дошкольного образования.

На следующем заседании через неделю Правительство рассмотрит вопрос о распределении субсидий российским регионам на модернизацию региональных систем дошкольного образования. Всего будет распределено 40 млрд рублей на этот год (это как раз на создание новых мест в системе дошкольного образования), и Крым, и Севастополь примут участие в этом распределении, наряду с другими российскими регионами получат соответствующие средства. И задача, таким образом, будет заключаться в том, чтобы максимально быстро, в течение месяца развернуть на территории новых российских регионов эти работы, то есть строительство новых объектов, реконструкцию существующих, развитие негосударственного сектора в дошкольном образовании и так далее.

Вопрос: «Учительская газета», Светлана Руденко. Как обстоит ситуация с повышением заработной платы воспитателям детских садов? Уже сегодня практически во всех регионах заработная плата учителей равняется средней по экономике. Какова ситуация с заработной платой воспитателей и какова ситуация с кадрами? Потому что сейчас есть проблема нехватки воспитателей для детских садов, тем более, будут строиться новые. Будут ли все детские сады обеспечены квалифицированными кадрами?

Д.Ливанов: У нас указом Президента была поставлена задача доведения в 2013 году заработной платы в дошкольном образовании до уровня средней заработной платы в общем образовании. Я могу сказать, что по итогам 2013 года, по данным Росстата, средняя заработная плата в дошкольном образовании составила 96% – это в среднем по России от целевого показателя.

Естественно, по разным регионам ситуация неоднородная. В 25 субъектах Российской Федерации средняя заработная плата воспитателей в детских садах превысила уровень средней зарплаты в общем образовании, но есть у нас 10 регионов, в которых целевой показатель достигнут менее чем на 90%. Я сегодня как раз на заседании Правительства на это обратил внимание. Но в целом за 2013 год рост заработной платы в дошкольном образовании был беспрецедентен. Она выросла почти на 50%: в 2012 году это было 12 700 рублей, а в 2013 году средняя зарплата педагогов дошкольного образования – 23 360 рублей. Тем не менее некоторые регионы отстают, и в 2014 году мы ставим перед ними задачу это отставание преодолеть, выйти на безусловное выполнение целевых показателей.

Что касается оснащения системы дошкольного образования квалифицированными кадрами, это действительно важная задача, и здесь очень важно думать не только о количестве воспитателей, но и об уровне их подготовки. Мы уверены в том, что повышение заработной платы приведёт к повышению интереса выпускников педагогических вузов и колледжей к преподаванию в системе дошкольного образования, и мы уже видим приток молодых кадров в этот сектор. Но особое внимание уделяем и повышению квалификации. Только в прошлом году 40% всех педагогов дошкольного образования прошли повышение квалификации – это 254 000 человек, а в этом году и следующем году мы обеспечим повышение квалификации для оставшихся 60%. Таким образом, к 2016 году все люди, которые работают в системе дошкольного образования, пройдут программу повышения квалификации, будут готовы к работе с новым образовательным стандартом дошкольного образования.

Вопрос: РИА «Новости», Кирющенко Ольга. У меня вопрос немножко не по теме сегодняшнего заседания. Вашему министерству было дано поручение до конца недели разработать «дорожную карту» по развитию системы образования в Крыму. Есть ли уже какие-то готовые основные её моменты? Когда, к какому сроку все крымские учебные учреждения смогут перейти на российские стандарты полностью, какие затраты для этого понадобятся и откуда они возьмутся? Будут ли это местные средства или федеральные и в каком объёме?

Д.Ливанов: Мы ставим задачу максимально быстрого, хотя, естественно, поэтапного перехода системы образования Крыма на российские образовательные стандарты по всем уровням образования – дошкольному, общему, дополнительному образованию детей, среднему профессиональному образованию и высшему образованию. Сейчас в Крыму работает целая группа моих коллег – специалистов из разных департаментов министерства, для того чтобы сформировать очень конкретные планы такого перехода.

Что для нас принципиально важно сделать быстро именно сейчас? Обеспечить итоговую аттестацию выпускников 9-х и 11-х классов. Каждый из выпускников школ Крыма и Севастополя получит аттестат российского образца. Те из них, кто выразит такое желание, получат и аттестаты украинского образца. Мы создадим в российских вузах в этом году дополнительные бюджетные места для абитуриентов из Крыма, и с учётом того, что сдача единого государственного экзамена для них не будет обязательной в этом году, будет создана и особая процедура поступления выпускников крымских школ в российские высшие учебные заведения. Мы можем уверенно сказать, что каждый выпускник Крыма и Севастополя, который успешно пройдёт итоговую аттестацию в школе и успешно пройдёт систему вступительных экзаменов российских вузов, станет студентом российских высших учебных заведений. Отдельно у нас есть проблема: многие студенты из Крыма, которые сейчас учатся в вузах на территории Украины, выражают желание перевестись в российские вузы. Мы также ведём учёт этих студентов, и для каждого из них такая возможность будет создана.

Ещё очень важная задача – подготовка к новому учебному году. Мы обеспечим всех без исключения крымских школьников новым комплектом российских учебников, чтобы новый учебный год они уже могли начать по российским образовательным программам. И все учителя, которые работают в школах Крыма и Севастополя (это примерно 20 тыс. человек), за летние месяцы пройдут переподготовку очень интенсивную, чтобы они могли вести соответствующее преподавание в школах.

Уже объявлено решение Правительства об очень серьёзном повышении заработной платы в бюджетной системе Крыма и Севастополя, естественно, в том числе в системе образования. До июля средняя заработная плата по всем уровням образования будет доведена до средней по Российской Федерации, а это по разным уровням образования будет рост от 2 до 3,5 раз. То есть рост будет очень серьёзный, и для нас очень важно, чтобы крымские педагоги почувствовали уже в течение ближайшего месяца-двух очень серьёзное улучшение своего материального положения и, следовательно, своего социального статуса.

Вопрос: «Интерфакс», Лана Самсония. По поводу норм ГТО... Подписан был указ Президента. Говорят, что это будет необязательным для школьников, но тем не менее будет учитываться при поступлении в вузы. Проработаны уже какие-то нормы, как будет внедряться? Минобр уже проработал какие-нибудь нормативные акты? И ещё по поводу значка. Будет же соответствующий значок. Он будет соответствовать прошлому значку? Есть ли уже компания, которая будет производить эти значки, или тендер какой-то будет разыгрываться?

Д.Ливанов: Указ о Всероссийском физкультурно-спортивном комплексе ГТО вступает в силу с 1 сентября 2014 года. За то время, которое осталось до этого срока, все необходимые нормативные акты будут подготовлены и вступят в силу. Сейчас уже есть подготовленная Министерством спорта раскладка по возрастам (она ведь не только для детей, она в том числе и для взрослых людей), тем видам упражнений, которые нужно выполнить на три вида этих значков, и, собственно говоря, те результаты, которые нужно в рамках этих упражнений получить. Там плавание, бег, метание чего-то, подтягивания, отжимания и так далее. Это всё есть в открытом доступе, можно с этим ознакомиться.

Мы считаем принципиально важным, чтобы в каждой школе программа физвоспитания была организована таким образом, чтобы состояние здоровья детей, учеников в школе улучшалось, а не ухудшалось, как сейчас очень часто происходит. Таким образом, здесь важны не сами абсолютные показатели, за сколько человек бегает стометровку (или полтора километра) или плавает, а важно то, какова динамика этих результатов. Естественно, школьная программа по физкультуре должна учитывать состояние здоровья детей, их реальные возможности, и в этом смысле мы говорим о максимально возможной вариативности подходов при преподавании физкультуры в школе.

Что касается учёта этих результатов при поступлении в высшие учебные заведения, то мы будем учитывать разные виды внеучебных достижений школьников, в том числе и достижения в спорте. Это не обязательно сдача на золотой значок норм ГТО – возможно, это победа в каких-то соревнованиях, наличие спортивных разрядов и так далее. Окончательное решение здесь будут принимать сами высшие учебные заведения. Для каких-то вузов эти спортивные достижения будут особо важны, для каких-то они могут быть менее важны, и они отдадут приоритет участию, например, в творческих конкурсах, какие-то вузы будут учитывать в составе портфолио участие, например, в каких-то инженерных или технических соревнованиях и конкурсах и так далее. То есть мы здесь дадим вузам максимальные возможности отбора именно тех абитуриентов, в которых они заинтересованы. Но ещё раз обращаю внимание, что спортивные достижения, в том числе и результаты сдачи этого комплекса ГТО, также будут включены в перечень возможных опций.

Вопрос: А значок?

Д.Ливанов: Про значок мне сейчас трудно говорить, поскольку с 1 сентября это только начинается. Наверное, значки начнут выдаваться не раньше, чем через год. Пока о системе закупок мы не думаем.

Вопрос: ИТАР-ТАСС, Ирина Лебедева. Дмитрий Викторович, вы были в Симферополе, говорили о том, что ЕГЭ школьники будут сдавать на добровольной основе. Также говорили о том, что будут созданы все условия для выпускников. Скажите, есть ли уже понимание, какое количество пунктов приёма ЕГЭ будет организовано на территории Крыма?

Д.Ливанов: Это будет ясно после того, как выпускники 11-х классов окончательно выразят интерес к сдаче единого государственного экзамена. На сегодняшний день из 18 тыс. выпускников 11-х классов школ Крыма и Севастополя примерно 2 тыс. выразили уже желание сдавать единый государственный экзамен. Для этих детей будут организованы пункты приёма в четырёх крымских наиболее крупных городах – это Симферополь, Севастополь, Керчь и Феодосия. Сколько будет этих пунктов приёма, ещё раз хочу подчеркнуть, зависит от того, сколько людей запишется на единый государственный экзамен. Если их будет 2 тыс. или чуть больше, то этих четырёх пунктов будет вполне достаточно.

Вопрос: Алексей Курилов, «Интерфакс». Насчёт мониторинга вузов, который стартовал весной этого года. Как руководство высших учебных заведений отправляет документы, необходимые для этого? И, в частности, будут ли вузы Крыма и Севастополя участвовать в этом мероприятии?

Д.Ливанов: У нас срок предоставления информации тем вузам – и государственным, и негосударственным, которые участвуют в мониторинге, по-моему, 20 апреля. Сейчас, естественно, интенсивно все вузы этим занимаются. Пока окончательные итоги подводить рано. Что касается вузов Крыма и Севастополя, естественно, в этом мониторинге они участия не принимают. Постепенно с учётом их нынешнего уровня развития, с учётом готовности их информационной инфраструктуры (потому что пока она не на высоком уровне, к сожалению), естественно, они будут в эту работу включаться, но это уже будет происходить не в этом, а начиная со следующего года.

Вопрос: Агентство «ИТАР-ТАСС». У меня небольшой уточняющий вопрос по ГТО. Может быть, кто-то из коллег по Правительству уже отреагировал на этот закон? Может быть, кто-то уже готов сдавать нормативы? Вы лично готовы? Планируете? Если да, то пригласите журналистов?

Д.Ливанов: Хорошо, обязательно. Я готов, но не потому, что хочу сдать нормы ГТО, а просто потому, что забочусь о своём здоровье, регулярно занимаюсь спортом. Я думаю, что мне вполне по силам будет, естественно, для своей возрастной категории, эти нормы сдать.

Вопрос: Из коллег никто не проявлял..?

Д.Ливанов: Я не знаю. Я думаю, что будет большой интерес у коллег в этом, но здесь, конечно, важно подать пример.

Вопрос: Можно уточнить по поводу дополнительных бюджетных мест для студентов из Крыма? Есть ли уже какая-то оценка, сколько их понадобится и для новых абитуриентов, и для тех, кто захочет перевестись из украинских вузов?

Д.Ливанов: Традиционно в вузы Крыма и Севастополя поступало примерно 7 тыс. выпускников одиннадцатых классов крымских школ. Естественно, в этом количестве, или, может быть, чуть большем мы в этом году создадим бюджетные места. Примерно 8–9 тыс. мест будет создано в других вузах Российской Федерации, в зависимости от тех пожеланий, которые выскажут и сами выпускники одиннадцатых классов, и органы исполнительной власти Крыма и Севастополя. Сейчас сбор этой информации идёт. Я думаю, что до конца апреля мы уже будем иметь окончательную ясность.

Спасибо.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 3 апреля 2014 > № 1044619 Дмитрий Ливанов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter