Всего новостей: 2550321, выбрано 4 за 0.016 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Любимов Иван в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыОбразование, наукавсе
Россия > Образование, наука > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2437976 Иван Любимов

Двигатель прогресса. Как высшее образование сдерживает рост экономики России

Иван Любимов

Старший научный сотрудник Института Гайдара

Недостаток человеческого капитала вполне может оказаться одним из важнейших факторов, мешающих долгосрочному экономическому росту

В последние годы в России насчитывалось 950 высших учебных заведений, в которых обучалось 5,2 млн студентов. Подобные масштабы высшего образования выводят российскую экономику в группу мировых лидеров по охвату молодого поколения высшим образованием. С ростом доли молодежи, становящейся студентами, увеличивается и показатель среднего числа лет образования — основного показателя, при помощи которого в мире измеряется размер человеческого капитала.

Если верить в то, что число университетов, студентов и лет образования на душу населения отражает размер знаний, то искать причины стагнации, в которой сегодня находится российская экономика, следует не в образовании, а в других сферах, например в плохой защите прав собственности.

Стоит, однако, обратить внимание на то, что российские студенты массово вовлечены в работу во время обучения (в академической литературе этот феномен получил название earning while learning). В соответствии с данными Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ около 2/3 российских студентов из ответивших на соответствующий вопрос в анкете совмещают образование с частичной или полной занятостью. Последний результат может послужить серьезным аргументом, ставящим под сомнение складывающееся на основе количественных показателей благоприятное впечатление о положении дел в сфере третичного образования в России.

Учеба и работа

Работа во время обучения необязательно является тревожным сигналом. В сложной экономике, экспортирующей электронику, скоростные поезда и аппараты МРТ, студенты должны достаточно долго и тяжело учиться, чтобы получить возможность занять рядовую должность в компаниях, разрабатывающих и выпускающих технологичные товары и услуги. Едва ли в таком случае у учащихся получится заменять обучение работой.

Устроившись на работу на полный рабочий день, они перестанут успевать понимать учебный материал, без знания которого невозможно освоить ни текущий предмет, ни часть связанных с ним следующих курсов. На их образовании, а также на интересной технологичной работе, скорее всего, придется поставить крест. Поэтому более вероятно, что студенты главным образом будут уделять свое время обучению, дополняя его связанной с ним работой. Например, проходя стажировку в компании в качестве помощника инженера или младшего аналитика и получая представление о том, как именно использовать полученные в университете знания.

Однако если речь идет о менее сложной экономике, в которой доминируют не слишком технологичные сектора, такие как торговля, сырьевая отрасль, простые банковские услуги и т. д., то в такой стране для успеха на рынке труда продолжительного и тяжелого обучения, как правило, не требуется. Конечно, работодателям часто нужны работники с высшим образованием. Отдельные исследования подтверждают, что в России работники в среднем получают более высокий доход, если заканчивают высшее учебное заведение.

Опыт или знания

Однако последнее, возможно, лишь служит указанием на то, что полностью отказаться от образования и заменить его рабочим опытом для значительного числа рабочих мест невозможно. Работодателям часто вполне достаточно, чтобы студенты освоили предметы, которые преподаются в течение первых 2-3 лет обучения. После чего для работодателей становится более важным, чтобы новичок приобрел рабочий опыт в их компании. Это стимулирует многих студентов, даже обучающихся в лучших высших учебных заведениях, замещать обучение работой, нередко уделяя учебе лишь то время, которое требуется для того, чтобы не быть отчисленным и не остаться без диплома.

Кроме того, в менее сложной экономике недостаточно высокое качество большинства университетов может быть другой причиной, по которой многие студенты предпочитают устроиться на работу во время обучения. Зачем посещать занятия, на которых мало чему учат, когда вместо этого можно получить опыт работы? В этом случае студенты могут предпочесть также уделять учебе лишь время, необходимое для получения диплома.

Таким образом, причинами работы во время студенчества может быть как незначительный спрос на знания, так и недостаточное предложение качественных знаний.

Создание новых учебных заведений — не такая сложная задача, если речь идет об аренде зданий и оборудования классных комнат партами, стульями и техникой. Намного более важными и трудными задачами являются наем знающих преподавателей и профессиональных менеджеров, отбор хорошо подготовленных абитуриентов, а также создание для выпускников технологичных рабочих мест, на которых продвинутые знания оказываются востребованными. Именно выполнение этих задач, а не размножение организаций, получающих юридический статус высшего учебного заведения, является отражением процесса накопления человеческого капитала. Нет уверенности, что многие высшие учебные в России в действительности участвуют в этом процессе. Поэтому недостаток человеческого капитала вполне может оказаться следующим после недостаточной защиты прав собственности сдерживающим ограничением долгосрочного экономического роста.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2437976 Иван Любимов


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 24 октября 2017 > № 2361542 Иван Любимов

Время или глубина: как оценить качество российского образования

Иван Любимов

Старший научный сотрудник Института Гайдара

В университетах часто нет предложения серьезных знаний, ведь рынок труда далеко не всегда предъявляет на них спрос.

В профессиональной дискуссии продолжается спор о том, какого качества образование получают жители России. Одни участники этого спора полагают, что оно высоко. Они ориентируются на среднее число лет образования, по которому Россия действительно близка к богатым развитым странам, таким как Швеция или Нидерланды. Их оппоненты указывают на то, что сопоставление лет образования лишь отражает время, проведенное в школе и университете, а не размер полученных знаний.

Но что можно считать знаниями? Как их измерять, если не при помощи лет, проведенных в учебных заведениях? Знания можно считать полученными тогда, когда они становятся функциональными и индивид может анализировать при помощи них те или сферы окружающего его мира, и, если это возможно, использовать в качестве инструкции к действию.

Временное запоминание символов, слов или фраз, составляющих математические выражения, социальные законы, ключевые части философских воззрений и пр., которое многие склонны воспринимать в качестве знаний, ими на самом деле не является. Индивид, получающий знания на таком уровне, не только не в состоянии анализировать с их помощью окружающий мир, но и даже представлять себе абстрактный модельный мир, который визуализируется разумом в случае понимания хотя бы теоретической структуры. Такие результаты невозможно назвать знаниями. И то время, которое было потрачено на такие результаты, не может служить мерой знаний.

Создает ли образовательная среда в российских ВУЗах стимулы и возможности к получению знаний? К сожалению, далеко не всегда. Распространенная практика списывания на экзаменах, оценки, выставляемые «автоматом», использование конспектов лекций вместо серьезных учебников и академических статей, совмещение учебы и работы в течение полного рабочего дня и многое другое — все это в значительной мере уменьшает возможность для обучения.

В частности, работа в течение полного рабочего дня во время обучения до минимума сокращает количество часов, доступных для того, чтобы получать знания. Стоит подчеркнуть, что речь не идет о практиках или кратковременных стажировках в компаниях, которые как раз помогают сделать знания функциональными и скорее дополняют обучение. Речь идет именно о замещении учебы работой, в результате которого университетские знания начинают накапливаться значительно медленнее.

По распространенности таких явлений как списывание или совмещение работы с учебой можно лучше оценивать уровень полученных знаний, чем при помощи одних лишь лет образования. И если систематически собираемых опросных данных о списывании в российской системе образования не существует, то данные о совмещении работы и учебы, напротив, доступны. Более того, при помощи этих данных можно выявить как минимум две проблемы.

Во-первых, работа во время обучения в некотором университете становится возможной, если качество образования в нем относительно невысокое. В тех ВУЗах, где материал сложный, экзамены трудные, в результате чего значительная часть студентов не доходит до финишной линии и не получает дипломов, не справляясь с обучением, учиться и работать одновременно могут лишь выдающиеся студенты, число которых ничтожно мало. Поэтому в принципе, возможность постоянной работы в течение полного рабочего дня, практикуемая в массовых масштабах, скорее всего указывает на относительную слабость образовательной программы. Если экзамены по тем или иным причинам сдавать легко, то можно почти не учиться, используя высвободившееся время для работы.

Во-вторых, то обстоятельство, что российские студенты массово работают во время обучения, а затем благополучно делают карьеру, часто опережая в доходах тех, кто вместо работы учится, указывает на то, что знания выше определенного порогового уровня, например, соответствующего 3-му курсу бакалавриата, российским работодателям как правило не нужны. Часто, им важна демонстрация когнитивных навыков студентов, способных сдать несколько ключевых экзаменов, а не определенные навыки и знания.

Однако в сложных экономиках входные требования для работы в технологичных фирмах включают продвинутые знания и навыки, а не одни лишь когнитивные навыки, позволяющие выполнять задачи среднего уровня сложности. В России же часто сложные знания, которые студенты могут получить во время обучения в университете, если программа последнего серьезная, после начала совмещения работы с учебой кажется им имеющей исключительно академическое, но не прикладное применение. Так как многие из них не связывают свое будущее с академической сферой, эти знания представляются им бесполезными для построения успешной карьеры.

Скорее всего, обе проблемы действуют одновременно, т.е. в университетах часто нет предложения серьезных знаний, а рынок труда далеко не всегда предъявляет на них спрос. Таким образом, часть отраженных в статистике лет обучения становится всего лишь числом лет, которое студент имел отношение к ВУЗу, а не числом лет обучения, поэтому судить об образованности выпускников российских университетов по годам обучения не совсем правильно. Чтобы этот показатель стал более информативным, на перечисленные недостатки российской системы образования стоит обратить внимание.

Но стоит ли решительно бороться со всеми ними? С большинством из них — непременно. Упрощенные формы проверки знаний, такие как оценки за экзамены, проставленные «автоматом», должны быть отменены, списывание — наказываться как минимум удалением с экзамена. Что касается возможности работать во время обучения, то это намного более тонкая проблема, скорее всего требующая разных ответов в разных ситуациях. В случае откровенно слабых предметов и программ правильнее отменить их, а не наказывать студента за пропуски. Кто и как это должен делать — отдельный разговор. В случае же серьезных программ, казалось бы, все зависит от спроса на продвинутые знания. Если он незначителен, то программы также можно было бы сделать проще, высвободив время для работы. Однако обучение продвинутым знаниям — это один из способов формирования мировой российской профессиональной диаспоры, включая ту ее часть, которая остается в России. Последнее — шанс на привлечение сюда современных знаний, включая науки, инженерное дело, архитектуру, управление, маркетинг и пр., если и когда все это станет здесь по-настоящему востребованным.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 24 октября 2017 > № 2361542 Иван Любимов


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 22 августа 2017 > № 2314657 Иван Любимов

Эмиграция образования: государству не стоит выстраивать барьеры студентам

Иван Любимов

Старший научный сотрудник Института Гайдара

Политики и церковь предлагают ограничить права российских студентов на обучение или продолжение карьеры за рубежом

Время от времени представители политических, а теперь и церковных верхов призывают ограничить права российских студентов на обучение или продолжение карьеры за рубежом. Совсем недавно, в таком же духе высказался глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата, предложивший не позволять студентам учиться за рубежом, если существует риск их невозвращения.

В представлении высказавшегося церковного функционера, и далеко не только в его представлении, эмиграция умов представляет собой чистую утечку знаний, которая не приносит стране происхождения никаких выгод. Казалось бы, с этим трудно поспорить: талантливый студент уезжает в хороший американский или европейский университет, заканчивает его и, найдя работу в одной из богатых стран, остается там навсегда, таким образом лишая Россию своих способностей и полученных знаний. Поэтому, чтобы накапливать таланты и знания здесь, им нельзя позволять уезжать на учебу или работу в те страны, где они могут захотеть остаться.

К сожалению, это, казалось бы, бесспорное заключение, имеет крайне небольшое отношение к действительности. Дело в том, что в странах, не достигших уровня экономической зрелости, возможность эмиграции является сильным стимулом к получению образования, однако в итоге эмигрировать удается лишь части тех, кто заканчивает университеты. В результате, эмиграция помогает накоплению человеческого капитала. Об этом довольно много пишется в академической литературе, в частности, связывающей проблемы международной миграции с экономическим ростом.

Многие студенты, поступающие на продвинутые образовательные программы в России, рассчитывают после окончания обучения получить приглашение от одного из ведущих мировых университетов и продолжить образование в его докторантуре, в случае завершения которой они также не исключают продолжение своей карьеры за рубежом. Вчерашние школьники, которых принимают в университеты Австралии, Канады, ЕС или США, также нередко вдохновлены возможность устроить свою жизнь в богатых странах.

Без этой возможности стимулы к обучению способных россиян на продвинутых программах как в России, так и за рубежом, были бы значительно ниже. Таким образом, возможность остаться жить и работать в развитых странах увеличивает число способных молодых людей, желающих обучаться на серьезных программах, вместо того, чтобы закончить посредственный университет, не дающий ощутимых возможностей ни для развития, ни для карьеры, или, что еще хуже, вовсе отказаться от образования, занявшись простым бизнесом или выбрав простую профессию. Однако дело в том, что образование — это входной билет в мир возможностей, дающий шанс на карьеру и жизнь в богатом мире, но не в мир гарантий такой жизни. Поэтому часть из тех молодых людей, кто планирует продолжить обучение за рубежом после завершения продвинутой образовательной программы в России, не смогут этого сделать потому, что не будут приняты теми университетами, в которых они хотели бы учиться, или изменят свои планы в связи с теми или иными обстоятельствами. Часть из тех, кто сумеет поступить и закончить обучение за границей, не найдут там работы и вынуждены будут приехать назад или захотят это сделать, отдав предпочтение продолжению своей карьеры в стране происхождения.

Именно таким образом в значительной мере идет накопление человеческого капитала в современных Китае и Индии — отучившись за рубежом, в Австралии, Канаде, ЕС или США, молодые люди из этих экономик возвращаются в страны своего происхождения, чтобы продолжить там академическую карьеру, начать работу в компании или устроиться на госслужбу. Разумеется, примеров стран, выигравших от возможности эмиграции своих молодых талантов, гораздо больше: и в странах Латинской Америки, и на Африканском континенте не составит большого найти труда ключевые фигуры в правительстве, бизнесе или академической сфере, закончившие лучшие международные университеты и после этого вернувшиеся в свои страны.

Обстоятельство, которое может лишить мотивации к возвращению способных молодых людей, состоит в отсутствии развития, экономическом, технологическом, культурном и нравственном застое или даже деградации в стране происхождения, а также отсутствии возможностей повлиять на эту ситуацию. Если экономика, ввиду, например, слабой защиты прав собственности и, как следствие, недостаточных инвестиций в технологичные отрасли, фокусируется на создании простых товаров и услуг, то продвинутые знания в такой стране едва ли будут востребованы.

Если, в добавление к этому, в стране происхождения выпускникам крайне сложно занять административные посты, предоставляющие им полномочия для проведения преобразований в бизнесе, науке, медицине или госуправлении, а те индивиды, кто такие посты занимают, не мотивированы к проведению реформ, то возвращение человеческого капитала в такую страну действительно не имеет большого смысла: высоки шансы что в результате этого возвращения их способности и полученные знания будут в значительной мере утрачены. Осознавая эти риски, выпускники действительно будут прикладывать все возможные усилия для того, чтобы не возвращаться в свою страну или покинуть ее, если они еще не успели этого сделать.

Но если страна не готова предоставить таким людям ни профессиональных возможностей для современной научной, инженерной или медицинской работы, ни административных возможностей для проведения реформ в соответствующих сферах, то, совершенно очевидно, что эмиграция образованных индивидов никак не повлияет на развитие такой экономики. Остается только не дать талантам и знаниям этих людей пропасть и послужить мировому развитию там, где для них есть и соответствующие рабочие места, и административные полномочия.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 22 августа 2017 > № 2314657 Иван Любимов


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 июля 2017 > № 2235831 Иван Любимов

Атмосфера изоляции: российские университеты отдаляются от мировой науки

Иван Любимов

Старший научный сотрудник Института Гайдара

У развивающихся университетов, как и у развивающихся экономик, существуют сдерживающие развитие барьеры — недостаточное финансирование, плохое управление, коррупция, несовершенные правила финансирования, изоляционизм

Рубен Ениколопов из Российской экономической школы и университета Помпеу Фабра написал текст о том, что одним из важнейших барьеров для развития российской науки является изоляционизм, в который, как может показаться, все больше погружается не только российская экономика, но и академическая сфера.

Нет сомнений в том, что изоляционизм способен нанести науке самый серьезный ущерб, а российская академия действительно может оказаться со временем в большей мере чем в последние годы изолированной от взаимодействий с международными научными школами. Однако, несмотря на этот риск, изоляционистское ограничение не кажется сегодня наиболее серьезным барьером для ее развития.

Нарастающая изоляционистская атмосфера может быть самым важным ограничением для академического роста лишь в случае небольшого числа университетов, которых в некоторых сферах, например, таких как экономика или политология, можно пересчитать по пальцам одной руки. Как правило, такие университеты возглавляет ректор, являющийся неплохим фандрайзером. Кроме того, он также часто состоявшийся ученый, неплохо разбирающийся за счет своего научного опыта в механизмах развития научной школы и способный предложить эффективную стратегию академического развития. Поэтому благодаря деньгам, которые находит университет, у него есть возможность нанимать хорошо публикующихся профессоров и подающих надежду доцентов, и, благодаря их усилиям, становиться все более известным как на национальной, так и международной академической сцене.

Важной частью функционирования такого университета, сотрудники которого имеют возможность и способны заниматься исследованиями на высоком международном уровне, является взаимодействие с международными научными школами, состоящее из научных стажировок, соавторства, конференций и т. д. Таким образом университеты присоединяются к мировым кластерам знаний, ведь не секрет, что львиная доля научной деятельности сконцентрирована в развитых странах — ради получения новых идей, академического ноу-хау, которые, дополняя собственные знания и идеи сотрудников успешных российских университетов, помогают им в повседневной исследовательской работе.

Политический изоляционизм, заключающийся в создании юридических и социальных ограничений на взаимодействие с окружающим миром, может сократить масштабы кооперации с мировыми научными школами и таким образом существенно снизить возможность для проведения исследований мирового уровня. Очевидно, что для наиболее успешных университетов политический изоляционизм может являться наиболее сильным ограничением для дальнейшего академического развития.

Однако теперь представим себе наиболее часто встречающийся в России тип университета. Бюджет последнего сравнительно небольшой, поэтому ему сложно привлекать успешно публикующихся исследователей или покупать современное оборудование и материалы. Проблема недостаточного финансирования усугубляется тем, что значительную часть бюджета забирает себе ректорат — в виде зарплат и премий. В таком университете или научно-исследовательском институте работают в основном пожилые сотрудники, которым остается только уйти на пенсию, а из новичков приходят часто те, кто временно нуждается в свободном графике (который предоставляет академическая работа), но не связывает свою жизнь с академической работой.

Проблемы этих университетов не ограничиваются небольшим размером бюджета. Нередко такими университетами руководят люди, не слишком хорошо разбирающиеся в науке, однако имеющие научные степени и звания. Нередко, эти степени и звания заработаны в основном за счет усилий их коллег и подчиненных, но их обладатели стараются побыстрее забыть об этом обстоятельстве, и в конечном счете находят возможным формулировать академическую повестку для своих университетов. Эта повестка может в лучшем случае включать в себя устаревшие исследовательские вопросы, а в худшем вообще иметь лишь отдаленное отношения к науке.

Совсем не обязательно, что эти две проблемы — недостаток средств и некомпетентное управление — сосуществуют в одном университете или институте. Небогатый университет может возглавлять квалифицированный менеджер, а благополучный с финансовой точки зрения институт — самодур.

Важно то, что едва ли такой университет или исследовательский институт сможет установить серьезные академические связи с международным научными школам, даже если захочет этого. Во-первых, его сотрудники, как правило, плохо говорят и пишут на английском языке, уже давно являющемся рабочим языком академической профессии. Во-вторых, и это важнее, качество исследований такого университета не интересно ни одной более или менее качественной международной научной школе. В лучшем случае такие университеты смогут устанавливать символические связи с серьезными университетами, делая взаимные визиты вежливости, но никакого фактического научного взаимодействия между ними не возникнет. Но вполне возможно, что ни ректор, ни сотрудники не захотят никакого реального международного взаимодействия, т. к. в случае кооперации им придется открыться для своих партнеров, обнажив многие неприглядные детали своей профессиональной жизни.

Является ли политический изоляционизм для подобных университетов проблемой? Ждет ли их рост, если политический изоляционизм пойдет на убыль? Очевидно, что нет. Главные проблемы таких вузов — недостаточное финансирование, в особенности академических расходов, а также некомпетентное управление, часто также дополненное коррупцией. Именно эти проблемы являются для таких университетов или исследовательских институтов ключевыми.

И даже после того как эти барьеры будут в значительной мере сняты, вуз все еще может упереться не в изоляционистские, а совсем в другие ограничения. В частности, российская наука главным образом финансируется из бюджета, и поэтому правила финансирования и стандарты академической отчетности в ней устанавливаются чиновниками. Так, многие государственные гранты содержат требование опубликовать научную работу не позже чем через 14-15 месяцев после начала исследования. Однако публикация в качественном международном журнале часто требует значительно большего времени — 20-30 месяцев, а то и 3-4 лет.

Только год требуется исследователю для того, чтобы написать работу в первой редакции, дальше ее нужно презентовать на нескольких конференциях, чтобы получить достаточно замечаний и критики и учесть их до отправки работы в журнал. Отправленная в научный журнал работа будет рассмотрена рецензентом только через несколько месяцев, возможно, через год. И ответом на нее, скорее всего, будет отказ в публикации или требование о доработке — конкуренция в ведущих журналах очень высока. Таким образом, правило о необходимости публикации работы через 14-15 месяцев ограничивает исследователей в качестве работы, в результате чего ее невозможно будет публиковать в журналах, входящих в первые сотни ведущих академических изданий.

Таким образом, если представить, что у университета или института достаточный бюджет и не коррумпированное и компетентное руководство, окажется ли наступающий изоляционизм главным ограничением его развития, если бюрократические правила де-юре сокращают его возможности создавать качественные работы? Возможно да, если начальники находят эффективные способы обходить бюрократические ограничения. В противном случае качество академических работ остается недостаточно высоким, и такой университет едва ли сможет выйти на международный исследовательский рынок и стать интересным для ведущих международных школ и исследователей, а следовательно, изоляционизм вновь не будет играть на этом этапе роль ключевого ограничения для его развития.

Таким образом, у развивающихся университетов и исследовательских институтов, как и у развивающихся экономик, постоянно существует множество сдерживающих их развитие барьеров — недостаточное финансирование, плохое управление, коррупция, несовершенные правила финансирования, изоляционизм и пр., которые создают среду, заметно отличающуюся от той, в которой работают ведущие международные научные школы. Для эффективного развития университетов важно уметь идентифицировать те барьеры, которые служат основными ограничениями для их развития в настоящий момент, а не только и не столько те, которые ограничивают их развитие на длинных временных дистанциях. Заниматься поиском вероятных проблем следует индивидуально, собирая об университете как можно более полные данные. Например, если публикации сотрудников некоторого университета не встречаются даже в хороших российских журналах, то более вероятной причиной такой стагнации является недостаточный бюджет, а не политический изоляционизм.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 июля 2017 > № 2235831 Иван Любимов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter