Всего новостей: 2550431, выбрано 3 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Мороз Михаил в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаНедвижимость, строительствоОбразование, наукаАрмия, полициявсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > zavtra.ru, 1 апреля 2017 > № 2124715 Михаил Мороз

 Политические "зацеперы"

О протестах и политических "зацеперах"

Михаил Мороз

О протестах и политических "зацеперах».

Протестная вспышка 26 марта этого года, озарившая крупные города России, повергла всю власть в состояние подавленности и того угнетенного состояния, какое бывает у человека, когда у него от неожиданной вспышки молнии и мгновенного треска грома немеет язык и в бессилии отвисает челюсть. К тому же эту «молнию» втянули зажечь не старикам-пенсионерам, не рафинированной интеллигенции, а молодежи -школьникам и студентам.

Власть надолго умолкла, давая себе срок постепенно выйти из состояния жуткого оцепенения. И вот, когда ошеломительное воздействие вспышки стало снижаться, вернулся дар речи. Но речь хоть и вернулась, но не родила ничего вразумительного для объяснения того, почему произошла такая неожиданность: протестовать против коррупции пришли юнцы, детвора, у которых родители материально не бедствуют. Напротив, их материальное благополучие взрастало на фоне жутчайшего разрыва с основной массой трудящихся. Копился их наворованный капитал в условиях «лихих 90-х». Продолжал он, капитал, расти безудержно, бессовестно, без оглядки на жутчайший отрыв от беднеющего населения, которому власть, защищая себя и олигархические круги от народного негодования, кидала обглоданные кости, и в наше время. И «тучное». И кризисное.

И вот удивление: на протест вытянули (в основном) сытых юнцов! Это тех, которые еще недавно восторгались вождем, верили ему, любили его пламенной юношеской любовью, творили ему немыслимые рейтинги! Как объяснить такое?

Очевидно, что у детей чувство справедливости взбухает сразу, оно не изгоняется из их сознания и не подвергается ими взвешиванию, когда и зачем его, это чувство, лучше всего пускать в дело. Несправедливость наши дети, даже сытые (быть может, они-то и в первую очередь), воспринимают с болью и с таким отчаянием её сокрушить, что готовы на любые крайние действия. Они экстремисты. Но своему экстремизму они внутренне находят вполне резонные обоснования: несправедливость, ложь, лицемерие власти должны быть немедленно истреблены, сокрушены, уничтожены! А обозначенные молодежью свойства нынешней власти наличествуют в такой степени, что становятся видны не только подросткам, но и ребятишкам детсадовского возраста.

Кроме того, подросткам, особенно из среды сытой молодежи, «мажорам», не обретшим истинные жизненные смыслы, непременно важно быть действенными, активными, им до смерти хочется быть замеченными, отмеченными, и обязательно, «лайками». Это их естественное желание: утвердиться в жизни - во что бы то ни стало стать успешными. И чтобы властвовать, руководить. По примеру «успешных» и наглых взрослых они хотят подчинить себе «лузеров», влачащих жалкое, неприметно-безответное, покорное существование. В какой-то степени эти подростки – политические «зацеперы».

Такие подростки, не находя в неправедной, жестокой «свинцовой действительности путей выхода наружу бурной энергии, которую они естественно накопили, готовы сразу откликнуться на умелый (внешне справедливый и ко времени) призыв ловкого политика бороться с коррупцией, которая не уменьшается, а увеличивается, несмотря на показательные посадки. Впрочем, даже дети видят, что одних воров сажают, а других выпускают. (Правда, надевают на некоторых временно браслеты. Это делается для выпускания горячего социального пара. А им и хорошо, и привольно. Живут себе в особняках. Готовят майдан – в отместку ).

Даже неловко, что описываю банальные вещи. Но эти банальности не видела и не видит до сих пор власть.

На что она надеялась? Что все каналы ТВ под её руководством проводят такую информационную политику, которая не позволит юношам и девушкам «сбиться с пути», намеченного властью? Что все эти бесконечные на каналах ТВ сериалы на тему провинциальных «золушек», вынуждающих в конце концов всех негодяев-богатеев плакать и каяться в содеянных грехах в отношении «незаурядных девушек», понаехавших из сел и деревень покорять столицу, отвлекут подростков от правды и истины? Или бесконечные сериалы про бандитов и полицию, где средства борьбы и насилия таковы, что не отличишь, где бандит, а где полицейский, воспитают истинный патриотизм у молодежи? Или возведение спорта в ранг национальной идеи, а достижения в нем с помощью допинга может стать хорошим примером для подрастающего поколения? Разве выезд на «встречку» можоров от футбола и праздно отдыхающей «золотой молодежи» не истребляет истинные национальные смыслы и талант у юношей и девушек?

Но надо сказать власти и её телевизионным трубодурам: дети на дух не переваривают эти дешевые трюки ТВ. И не пялятся в кинескоп. Для них это "отстой" Интернет - их стихия. А там... Нечего лишний раз говорить, что "там"...

С помощью приемов лжи и лицемерия власть взрастила жутких по поведению экстремалов. Но этим буйным подросткам, наделенным от природы страстными желаниями некой правды, пусть и дурно понятой и безрассудно защищаемой, жулики от политики и предложили поиграть в борьбу с коррупцией, которую воры (как систему) и породили во времена ельцинского безумия и распродажи Отечества.

Власть не хочет менять систему, не хочет менять курс. А раз так – неизбежность протестных действий, и всё более справедливых, даже «безумных и беспощадных», будет только нарастать. И никакая Росгвардия, с её экипировкой, выучкой, жесткостью, уже не поможет.

А в борьбе за власть на данном этапе победит та часть коррумпированной буржуазии, которая успела обокрасть страну еще в 90-е годы, но которую чуть только отпихнула от властной вертикали нынешняя коррумпированная буржуазия в цивилизованной по виду обертке. Воровская буржуазия ельцинско-гайдаровского пошиба рвется к власти с помощью денег Запада, заворожив ими «политических зацеперов» - юношей и девушек, отрекшихся от нынешнего вождя, потому что он явно не на стороне истинной социальной правды. Да и побузить хочется….

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > zavtra.ru, 1 апреля 2017 > № 2124715 Михаил Мороз


Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 3 марта 2017 > № 2094215 Михаил Мороз

 Еще раз о судьбе русского слова

Грустное эссе о родной речи

Михаил Мороз

Еще раз о судьбе русского слова (грустное эссе о родной речи)

Как-то роясь в своих старых школьных тетрадях, я наткнулся на записанную мной к какому-то уроку выдержку (нарочно не скажу «цитату») из В.И.Даля. Она меня изумила нынешней её злободневностью (намеренно не скажу «актуальностью»). Я почувствовал необходимость её острее, чем тогда, когда готовил высказывание гениального создателя Толкового словаря к уроку. Наверное, потому, что не возникало под сердцем тревожного предчувствия, что с нашим языком может случиться такое горе, такая беда от неминуемых потерь в нём. Вот это высказывание:

«Испещрение речи иноземными словами вошло у нас в поголовный обычай, а многие даже щеголяют этим, почитая русское слово, до времени, каким-то неизбежным худом, каким-то затоптанным половиком, рогожей, которую усыпали цветами иной почвы, чтобы порядочному человеку можно было бы по ней пройти».

Иной мой супротивник (нарочно не употреблю «оппонент») может мне возразить, сказавши: «Вот видите, слова эти Даль записал где-то в середине 19 века, а язык русский развивался, самоочищался от скверны и чужести и дожил до наших дней. Поэтому нечего беспокоиться. Произойдет самоочищения нашего языка и в дальнейшем». Возможный, предполагаемый (нарочно не употреблю «виртуальный») мой собеседник во многом и на счастье наше прав: со времен Даля язык наш (не без издержек) развивался, переживал смуты и жуткие войны и предстал перед очередным смутным временем во всём своём величии и великолепии. И это несмотря на ужаснейшие потери в 20-м веке его, русского слова, носителей — русских людей.

Но вот наступила новая смута. И в это время новой смуты мы вдруг не обнаруживаем самого главного носителя русской речи, гениальнейшего её творца и кудесника — русского крестьянина. Он исчез. Его почти не стало, потому что ушла в небытие общинная крестьянская жизнь. Произошло невиданное для Руси опустынивание огромных пространств, на которых не увидишь подчас ни одного коренного крестьянина. Есть, конечно, современные землевладения. Они очень похожи на латифундии, где используется почти рабский, мало оплачиваемый труд наёмных рабочих. Это часто заезжие люди из СНГ, китайцы (в Сибири), вьетнамцы и даже наши доморощенные люмпены (бродяги, босяки, преступники, спившиеся, опустившиеся люди). Современные политологи для обозначения людей, опущенных в результате серьёзной общественной ломки (нынешней смуты) на социальное дно, употребляют термин «маргиналы», что является синонимом слова «люмпен», введённого в оборот Марксом. (Margo - в переводе край, пометка, сноска на полях бумажного листа). Так вот, нынешняя часть маргинальных групп всё больше и больше занимает те социальные пустоты, которые возникли в результате массового исчезновения из жизни русского крестьянства. На смену Русскому Миру, достоянием которого являлось живое русское слово, пришёл иной мир, где сорная да хамская речь с примесью попсово-уголовного стёба вытесняет удивительное словесное многоцветье, рожденное в неповторимом крестьянском мире. Речения, местные слова и выражения, говоры, диалекты — это вовсе не словесный сор, как некоторые читатели могут подумать, а живительные ручейки, из которого полнилась многоводная, могучая река живого великорусского языка. Ещё совсем недавно мы с легкостью по речи могли отличить жителя одной деревни от другой. Теперь же, с физическим исчезновением носителей различных речений, мы теряем нечто живительное, то, что наполняло русское слово неповторимостью, выразительностью, меткостью. Происходит заметное «омертвление» русской лексики. Она теряет «чувственную», как бы сказали лингвисты, экспрессивную, эмоциональную окраску. Это связано с наплывом, похожим на цунами, чужеземных слов - слов-«оккупантов», нейтральных и «бездушных» по своей сущности. И слушать убаюкивающие речи возражающих мне предполагаемых супротивников, утверждающих, что язык, де, сам справится и отсеет всё ненужное, я не желаю. Одних носителей исконно русской речи уже нет (крестьянство), другие ("новые русские") так переустроены, что живое русское слово они воспринимают (по Далю) как «затоптанный половик». "Новым русским" совестно употреблять исконно русские слова: им кажется, что от бесконечного употребления слов-«оккупантов» они будут выглядеть умными и современными. Обидно, что к этому «состоянию ума» прибегают журналисты и телеведущие, которые должны по сути своей быть образцами русской речи. Но нет: им кажется непозволительным ступать по русскому «половику» русских слов, если он не усыпан чужеземными «цветами». Вот они вслед безграмотным и немощным (в смысле культуры речи) политикам говорят вместо «законный» - «легитимный». Вместо понятного русского слова «встреча» - «саммит». Вместо ясного, очевидного слова «созидательный, творческий» - «креативный». С употреблением этого заимствования происходят истинные курьёзы: его не к месту стали употреблять не только известные деятели, но и продавщицы ларьков и палаток на рынке. Одна убеждала меня купить «креативную» ветровку…

Кажется, не одному мне довелось не однажды слышать, даже от филологов, что язык живёт своей внутренней жизнью, движется и развивается, как вся окружающая нас жизнь. Язык не должен быть застывшим, закостеневшим. И иностранные слова позволяют ему развиваться, обогащаться. Всё так. Но любое развитие, в том числе и развитие языка, должно иметь некое основание, отталкиваясь от которого это развитие и происходит. Для языка этим основанием является его словарный запас, его корневые слова, которые дают жизнь огромному количеству производных слов. А исконно русские корневые слова беспощадно и не к месту вытесняются нахлынувшим вместе со странной свободой неухоженной чужой лексикой, словесным хламом, без чего мы легко могли бы обойтись. Я не имею в виду те заимствования, которые стали внедряться вместе с изобретенными другими народами предметов. Тут великий поэт был прав, когда сетовал:

...Но панталоны, фрак, жилет,

Всех этих слов на русском нет…

Поэт вынужденно использовал «иноплеменные» слова, однако винится перед читателем:

...А, вижу я, винюсь пред вами,

Что уж и так мой бедный слог

Пестреть гораздо меньше мог

Иноплеменными словами…

Великий Творец слова велик во всём — даже в признании своей вины при употреблении чужеземных слов. Нынешние же пигмеи от политики, экономики и даже культуры стыдятся иного — употреблять исконно русские слова. Это люди, претендующие на изысканно-утонченный вкус, на особенную «умственность», ненавидят русское слово. Их достаточно точно называют обрусевшим словом «снобы». И этот языковой снобизм проник во все среды (нарочно не скажу «сферы»), он стал нежелательным «достоянием» любого общественного круга.

Некоторые наши чиновники, как островные туземцы, однажды услышав иноземное слово «электорат», напрочь забыли прозрачное для русского ума и слуха слово «избиратель». А оно наше, корневое слово. С помощью его мы понимаем, кого мы себе выбираем в начальники, которые вершат наши судьбы, кого мы берем себе в жёны или обручаемся с избранником-суженым на всю земную жизнь. Но даже высокопоставленные чиновники упрямо будут произносить заёмное слово «электорат». Видно, крепко засело в их сознании чувство неполноценности (всё родное кажется плохим, а всё европейское видится неким совершенством), отсюда происходит желание попугайничать и подражать чужому языку.

Какое-нибудь слово, которое для европейца обычное и повседневное, для наших властителей и даже образованного учительства превращается в некое заклинание, окружённое ореолом священнодействия. Такие странные потуги мне приходилось наблюдать, когда я был членом городской аттестационной комиссии, где определяли первую квалификационную категорию для учителей, заявивших намерения на неё, соискателей (нарочно не скажу «претендентов»). Они не так давно подслушали слово «инновация» или прочитали о нём в какой-нибудь наукообразной дидактике и давай его употреблять к месту и не к месту. Им, вероятно, да и отдельным членам комиссии, совестно было употребить те же русские слова, с тем же смыслом: «новшество», «нововведение», «обновление», потому что это было бы «ненаучно». Вот так, в погоне за наукообразием, а также для того, видимо, чтобы напустить побольше туману, стали повсеместно употреблять слово «модернизировать». А ведь есть русские слова, вполне равные слову-иностранцу - «осовременивать», «усовершенствовать», «изменять». Они понятны любому русскому человеку. Но их не употребляют, очевидно, ещё и потому, что ничего в нашей жизни не меняется, не осовременивается или, по их речению, не «модернизируется».

Вот такие устойчивые губительные направления, изменения в развитии русского языка (нарочно не употреблю «тренды») наметились в последнее время. Но чтобы сохранить наш «великий и могучий», нам необходимо заняться сбережением русского народа, сохранив при нем Русский Мир, а не придумывать для него губительные «тренды» и «бренды».

Пора нам уже не «трендеть», а действовать в соответствии с истинными потребностями русской жизни

Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 3 марта 2017 > № 2094215 Михаил Мороз


Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 20 февраля 2017 > № 2081255 Михаил Мороз

 Сможет ли выжить русская литература в современной школе?

Продолжение разговора о школьном образовании

Михаил Мороз

Пять лет я уже без школьной практики, где физически, почти всем своим существом, пришлось ощущать истребляющие нововведения в образовательный процесс. Я не раз об этом говорил и писал и тогда, когда работал, и сейчас, когда приходится знакомиться с сущностными изменениями в образовании заочно. Не покидает ощущение, что живешь на колониальной территории, где правят всем, что ни есть вокруг, захватчики. Особенно это касается русского языка и литературы, уровень преподавания которых вполне укладывается в представление, что ты и твои русские соотечественники живут в условиях оккупированной страны. Причем должен заметить, что не учителя повинны в том, что уровень преподавания страшно, бедственно снижается . Прежде всего, отмечаю (не мне принадлежит это открытие, а многим честным ученым), что в последние десятилетия ужасающе помутилось качество языковой среды. Почему?

Имеющие власть нарочно и с легкостью отдали ТВ и другие СМИ в руки русоненавистников-либералов. И все под вывеской «свободы слова», когда любое национально-патриотическое слово подавляется беспощадно и с издевательской насмешкой. Везде и во всем, на всех «шоу», (а кроме «шоу» для развлечения и отвлечения ничего на ТВ уже не осталось) вытесняется русское слово. На нем говорить становится для новоиспеченных буржуа и тех, кто их обслуживает, признаком дурного тона, безвкусицей и даже позором. Жаль, что границы заметки не позволяют мне привести языковую муть, без всякой надобности употребляемую ведущими ТВ, комментаторами, журналистами, актерами и актерками, прочей «творческой элитой». Но читатель, к его несчастью, сам слышит её, эту словесную чепуху, каждый божий день, да и мы здесь обсуждали не раз это явление. Но самое страшное в том, что волей-неволей через ТВ и интернет окунают в эту тяжелую языковую среду, где только словесная муть, школьников. А потом заставляют выпускников на ЕГЭ или ОГЭ, где все пропитано примитивизмом и пустомыслием, угадывать ответы и создавать тексты по предложенным шаблонам, называя их сочинениями.

Но более всего удручает, когда вытесняется, выбрасывается вон из школьных программ по литературе русская классика, сокращаются часы на литературу. Внешне вроде всё объемно: заглянешь в учебник литературы, в оглавление, и кого там, и чего там не увидишь. Вроде всё есть. А по существу – галопом по Европам. Многообразия, что требует многознания, столько, что мозги зашкаливает. Повторю то, что было в прошлом тексте, размещенном на сайте: «многознание уму не научает». Эта известное предостережение Гераклита Эфесского верно и в нашу эпоху.

Совершенно верно пишет профессор Всеволод Троицкий, доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент РАН, гл. сотрудник Института мировой литературы им. А.М.Горького, член Союза писателей России. Привожу его утверждение полностью: «Словесность в школе «сократили» под стать программам школы колониальной страны, сократили так, чтобы народ (в массе) не владел свободно русским литературным языком, как это по преимуществу было в лучшие для школы годы ХХ века. Сократили так, чтобы у окончивших школу не могло сформироваться должного для свободного человека запаса культурной памяти в виде знания традиционного объёма произведений русской классики, того школьного литературного канона, который был не вся классика, но ворота в неё. Ведь только это и может обеспечить знание литературного языка и связь со старшими поколениями, с культурой и историей своей Родины…Одновременно увеличили программы по английскому и др.иностранным языкам. Всё это, если исходить из нынешних задач и интересов школы независимой державы, – очевидно антипатриотично, противоречит интересам народа, формированию национального культурного сознания, здоровому органическому развитию личности и бережному отношению к традиционным духовным ценностям нации».

Вот об этом и надо не просто говорить, но бить в набат.

Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 20 февраля 2017 > № 2081255 Михаил Мороз


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter