Всего новостей: 2551265, выбрано 14 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Новак Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольЭкологияЭлектроэнергетикавсе
Турция. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 2 апреля 2018 > № 2557442 Александр Новак

Александр Новак: «По итогам января 2018 года торговый оборот между Россией и Турцией вырос к прошлому году ещё на 60%».

Интервью Министра энергетики России Александра Новака агентству «Анадолу».

Владимир Путин примет участие в работе российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня, который пройдет в ближайшие дни в Турции. Как сопредседатель российско-турецкой межправительственной комиссии, скажите, какова будет основная повестка дня этой встречи? Можно ли ожидать новых договоренностей между нашими странами?

Совет сотрудничества высшего уровня - это орган, который является важным с точки зрения принятия решений о развитии взаимодействия между двумя странами в области торгово-экономических отношений, по реализации крупных проектов. Планируется подведение итогов работы за 2017 год, будут определены основные направления на текущий год и среднесрочную перспективу. По итогам прошлого года можно отметить позитивную динамику по торгово-экономическому сотрудничеству. В частности, торговый оборот вырос на более чем 40%, и, хотя мы ещё не вышли на целевые показатели, которые обозначили лидеры наших стран, тем не менее, быстро двигаемся к этому. По итогам января 2018 года торговый оборот вырос к прошлому году ещё на 60%, это хороший показатель, потому что идёт снятие ограничений, либерализация торговли по всем направлениям, увеличивается экспорт, импорт товаров. Безусловно, важным является реализация таких крупных знаковых проектов как строительство атомной электростанции Аккую, строительство подводного газопровода по дну Чёрного моря в Турецкую республику и транзит этого газа. Мы уделяем особое внимание реализации именно этих крупных проектов.

Товарооборот между Турцией и Россией неуклонно растет с момента нормализации отношений между нашими странами. Однако все еще существуют некоторые барьеры, особенно в торговле помидорами. Расскажите, пожалуйста, что мы можем ожидать в этой области в ближайшем будущем? Снимет ли Россия все ограничения на турецкую продукцию?

У нас много сфер взаимоотношений-это и промышленность, и транспорт, и связь. Сельское хозяйство, безусловно, одно из ключевых направлений развития. По нему сняты практически все ограничения - осталось несколько позиций, которые все ещё требуют дополнительных решений. В частности, мы ожидаем принятия нашими турецкими партнёрами решения о разрешении поставок мяса говядины, птицы, баранины в Турецкую республику, два российских предприятия уже прошли соответствующую проверку, ожидаем принятия по ним решения. В свою очередь, 5 марта нами было принято решение о полной либерализации и снятии всех ограничений на поставку баклажанов, гранатов, тыквы и другой плодоовощной продукции.

Что касается объема поставок - из 50 тысяч тонн сейчас выбрано 11,5 тысяч тонн. По мере окончания проверок Россельхознадзора постепенно увеличивается количество предприятий, которые имеют право поставлять продукцию в Российскую Федерацию. Мы заинтересованы, чтобы это были очень качественные продукты, и эта работа идёт, в ближайшее время будет ещё ряд предприятий проверен.

Ожидается также, что наши президенты примут участие в церемонии закладки первого бетона для АЭС "Аккую". Также было объявлено, что некоторые турецкие партнеры проекта решили отказаться. Что вы можете сказать об этом решении и перспективах проекта в целом?

Строительство первой атомной электростанции в Турецкой республике - это знаковый проект, знаковые инвестиции. Будет возведено 4 блока по 1200 мегаватт, первый блок планируется сдать в эксплуатацию в 2023 году, к столетию со дня образования Турецкой республики. Конечно, это задает серьёзный темп строительства станции с учетом необходимости исполнения всех нормативов по безопасности, строительству и так далее.

Сейчас мы двигаемся в соответствии с графиком, мы благодарны турецким партнёрам, которые придали этому проекту статус «стратегических инвестиций», это решение было принято буквально на днях путём внесения изменений в законодательство Турецкой республики. Теперь наша компания ожидает получение разрешения на строительство, есть подтверждение, что такое разрешение будет получено, что даст возможность начать строительство и заливку первого фундамента, первого бетона для строительства станции. Надеемся, что это произойдет уже в ближайшее время. Ещё раз хочу подчеркнуть, что проект реализуется в соответствии с межправсоглашением, инвестор в лице российского Росатома имеет возможность продать до 49% акций этого проекта, то есть привлечь инвесторов, сейчас такая работа проводится. Мы заинтересованы, чтобы, в первую очередь, это были турецкие инвесторы, которые бы принимали участие в строительстве и последующем эксплуатации этой станции. Идут достаточно интенсивные переговоры с турецкими компаниями, и будем надеяться на положительный результат.

"Турецкий поток" - еще один мегапроект, который важен для отношений между Россией и Турцией. Проект продолжается полным ходом. Однако, для второй линии проекта, несколько гарантий необходимы от Европы. Есть ли какие-то подвижки в переговорах с Европой по проекту?

Это действительно очень важно для того, чтобы строилась вторая нитка сухопутного участка, и обеспечивался транзит газа в страны Юго-восточной Европы. Мы сегодня видим заинтересованность стран юго-восточной Европы в строительстве подобной инфраструктуры, рассматривается несколько маршрутов поставок газа через Италию, Грецию, а также Болгарию, Сербию, Венгрию, Австрию. Коммерческие переговоры с покупателями газа ведет Газпром, Министерство энергетики принимает в них участие. Мы также в контакте с Еврокомиссией, поэтому, думаю, что будет выбран наиболее эффективный вариант поставок газа.

С нашей точки зрения, идёт нормальный переговорный процесс, мы считаем, что необходимо действовать в рамках Европейского законодательства, в рамках тех законов и той нормативной базы, которые никоим образом не ущемляют интересы как производителей и поставщиков, так и потребителей.

Еще один важный вопрос - визовый режим для граждан Турции. Это была тема обсуждения между нашими министрами иностранных дел 2 недели назад. Когда мы увидим прогресс в отношении визового режима для турецких граждан?

Безусловно, мы поддерживаем постепенное снятие визовых ограничений в части служебных паспортов, выступаем за упрощение процедуры получения виз для предпринимателей, водителей большегрузных автомобилей, перевозящих грузы из Турции в Россию и из России в Турцию. Наши предложения были переданы турецким партнёрам, ожидаем решения.

Турция. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 2 апреля 2018 > № 2557442 Александр Новак


Россия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > kremlin.ru, 29 марта 2018 > № 2550919 Александр Новак

Встреча с Министром энергетики Александром Новаком.

Александр Новак информировал Президента об итогах работы Министерства энергетики за 2017 год.

В.Путин: Поговорим об итогах работы Министерства.

А.Новак: Если позволите, доложу по итогам работы в 2017 году, Владимир Владимирович.

В первую очередь я хотел бы сказать, что все отрасли топливно-энергетического комплекса в прошлом году отработали стабильно и достигли даже лучших показателей, чем в предыдущие годы; и технико-экономические производственные показатели, и качественные показатели, в первую очередь по энергобезопасности нашего внутреннего рынка, [обеспеченности] энергоресурсами – такими как электроэнергия, газ, нефтепродукты, нефть на переработку. Несмотря на сложные внешние вызовы, незаконные санкции, сложности с финансированием, мы видели, что у нас и в 2017 году был рост инвестиций. Общий объём инвестиций составил 3,5 триллиона рублей во все отрасли топливно-энергетического комплекса, что почти на 10 процентов больше, чем в предыдущие годы.

В.Путин: В год, да?

А.Новак: Да, в год. И отрасли топливно-энергетического комплекса уверенно держат лидирующее положение на мировых рынках. Российская Федерация является страной номер один в мире по добыче нефти, по экспорту газа. Второе место занимаем мы по добыче газа в мире и третье место по экспорту угля. То есть действительно очень важную роль играем с точки зрения поставок энергоресурсов и обеспечения энергобезопасности, баланса спроса и предложения на всех рынках.

Что касается производственных показателей, я отметил бы в первую очередь очень высокий объём добычи газа в прошлом году – 691 миллиард кубических метров газа был добыт. И это действительно рекордный показатель, самый лучший за последние 17 лет. Почти 50 миллиардов кубических метров газа было добавлено в объёмы добычи. И рекордные показатели по экспорту – 224 миллиарда кубов было экспортировано по различным направлениям, в том числе это СПГ, и трубопроводный транспорт в Европу, новые маршруты, которые сегодня строятся.

Если брать нефтяную отрасль, объёмы добычи нефти составили 546,8 миллиона тонн. Это всего на 0,1 процента меньше, чем в 2016 году. В первую очередь это связано, конечно же, с исполнением соглашения между странами ОПЕК и не ОПЕК в целях балансировки рынка и стабилизации положения на мировых рынках.

Тем не менее я хотел бы отметить, Владимир Владимирович, что это решение, которое было и Вами поддержано, действительно сыграло позитивную роль не только в балансировке рынка, но и в дополнительных поступлениях валютной выручки в Российскую Федерацию.

По итогам 2017 года в результате более высоких цен, чем в 2016 году, а они были выше почти на 11 долларов и составили в среднем 54,7 доллара за баррель нефти, бюджет Российской Федерации получил дополнительно порядка 1 триллиона 200 миллиардов рублей, компании получили около 500 миллиардов рублей. Общая экспортная выручка была выше примерно на 31 миллиард долларов именно по нефти и по газу в результате более высоких цен. Это позитивно повлияло в том числе и на инвестиционные программы, на стабилизацию положения наших компаний и бюджетную составляющую.

Если говорить об угольной отрасли, общий объём добычи составил 409 миллионов тонн. Это тоже рекордный уровень в Российской Федерации за все годы. Мы на такие показатели планировали выйти к 2020 году в соответствии со стратегией. Здесь, конечно же, важно, что мы не только удовлетворяем внутренние потребности и обеспечиваем внутреннее потребление, но и обеспечиваем более высокий уровень поставок на экспорт. Хотя в целом в мире потребление угля не растёт, и сегодня достаточно низкие темпы роста потребления, российский уголь является конкурентоспособным. Те новые маршруты, которые сегодня открылись, особенно Азиатско-Тихоокеанский регион, позволяют нам конкурировать и поставлять в Южную Корею; в Японию увеличились объёмы; в Китайскую Народную Республику наконец-то мы согласовали, там были проблемы, связанные с технологическими проверками Китайской Народной Республикой качества нашего угля, тем не менее эти вопросы были решены и уголь идёт в этом направлении.

Я хотел бы сказать, что в прошлом году в результате тех инвестиций, о которых я сказал, было введено в эксплуатацию 55 месторождений в нефтяной отрасли. Ключевые из них – такие, как Эргинский кластер в Ханты-Мансийском автономном округе с запасами 258 миллионов тонн, это новое месторождение в Красноярском крае Лодочное группы Ванкорских месторождений, это Тазовское месторождение в Ямало-Ненецком автономном округе. Это, действительно, говорит о том, что отрасль продолжает инвестировать и развиваться.

В газовой отрасли Вами была запущена в эксплуатацию первая очередь завода «Ямал-СПГ». Это вообще новая веха в развитии газовой отрасли России. В консорциуме с китайскими партнёрами, с французскими партнёрами первая очередь общей мощностью 5,5 миллиона тонн – это начало в целом развития кластера в Ямало-Ненецком автономном округе на Гыданском полуострове.

В соответствии с Вашим поручением мы сейчас разрабатываем программу развития производства сжиженного природного газа, которая позволит нам в этом районе реализовать задачу по выходу на объёмы добычи и сжижения газа до 100 миллиардов кубических метров газа. И сегодня, если Россия занимает порядка 5 процентов на мировых рынках СПГ, мы планируем выйти на уровень от 15 до 20 процентов. Это действительно самая развивающаяся ниша, которая будет в перспективе как экологически чистое топливо. Более высокими темпами будет расти спрос на это топливо.

Я бы хотел также сказать, что и в электроэнергетике у нас было введено 3,9 гигаватта мощностей в прошлом году, Якутская ГРЭС-2 была запущена.

Мы продолжили программу по строительству и вложению инвестиций в возобновляемые источники энергии. Если за три предыдущих года до 2017 года было введено всего 130 мегаватт мощностей возобновляемых источников энергии, то только в 2017 году уже было 135 мегаватт. Важно, что появилась уже первая ветровая станция в Ульяновской области. Она была введена в эксплуатацию в декабре прошлого года, мощностью 35 мегаватт. Это тоже начало большой программы по строительству ветровых станций. В эту отрасль пришли такие крупные инвесторы, как «Росатом», «Фортум», «Энел», то есть иностранные инвесторы, заинтересованные. Самое главное, что программа строительства возобновляемых источников энергии в первую очередь направлена на создание компетенций в Российской Федерации по производству соответствующего оборудования.

Вместе с Министерством промышленности и торговли мы определили, Правительство определило, процент локализации, и мы должны выйти на уровень локализации не менее 65 процентов. Сегодня уже в Новочебоксарске открыт совершенно новый завод, российский, по производству солнечных панелей по нашим российским технологиям, которые были изобретены нашими академиками Российской академии наук. Эти технологии входят в тройку мировых технологий по коэффициенту полезного действия и в целом по эффективности (гетероструктурные технологии возобновляемых источников энергии). Первая станция на Алтае уже была введена со 100-процентной локализацией из наших составляющих, наших российских компонентов.

Владимир Владимирович, я также хотел бы сказать, что успешно в прошлом году реализовывалась программа по развитию транспортной инфраструктуры в Российской Федерации в области топливно-энергетического комплекса. Было введено 2 тысячи километров газопроводов, 1225 километров магистральных нефтепроводов, и такие ключевые из них, как Бованенково – Ухта общей протяжённостью 1260 километров.

Продолжилась реализация наших крупных инфраструктурных проектов «Сила Сибири», «Турецкий поток». Это наши два ключевых проекта, которые направлены на диверсификацию поставок наших энергоносителей. В том числе и в будущем это «Северный поток – 2», который будет реализован в консорциуме с европейскими компаниями.

Если говорить о нефтяной отрасли, важный момент был – это ввод двух нефтепроводов, Куюмба – Тайшет и Заполярье – Пурпе, который соединил месторождения севера Красноярского края и Ямало-Ненецкого автономного округа с нашей общей нефтетранспортной системой. Это позволило нам также обеспечить соединение этих месторождений и поставку этих энергоресурсов как в западном направлении, так и в восточном направлении. Было закончено расширение нефтепровода Сковородино – Мохэ, который реализуется в соответствии с соглашением с нашими китайскими партнёрами. И общая мощность этого нефтепровода составила уже 30 миллионов тонн нефти в год.

Конечно, я должен сказать и не только о производственных показателях. На мой взгляд, важной составляющей развития топливно-энергетического комплекса является, безусловно, улучшение качественных показателей работы, повышение эффективности работы. Здесь, если коротко сказать по отраслям, я хотел бы отметить, что продолжилась газификация и развитие инфраструктуры в газовой отрасли. Мы вышли на показатель уже 68,3 процента.

В нефтяной отрасли продолжилась модернизация нефтеперерабатывающих заводов, было введено восемь установок, и общая глубина переработки повысилась уже до 81,3 процента.

В.Путин: Там по некоторым компаниям есть ещё над чем работать. Нужно на это обратить внимание.

А.Новак: Да, Владимир Владимирович, на самом деле у нас не очень простая ситуация с нефтепереработкой с точки зрения того, что вот это значительное падение цен в рамках налогового манёвра, который был принят в 2014 году, сегодня, действительно, снизило стимулы для привлечения инвестиций.

Если раньше в год инвестиции составляли примерно 250 миллиардов, именно в нефтепереработку, то сегодня этот уровень снизился до 150 миллиардов. Мы сейчас разрабатываем меры поддержки по Вашему поручению по обращениям компаний, которые позволят стимулировать нефтепереработку.

Ещё осталось модернизировать 49 установок. Уже суммарно 78 модернизировано, и мы вышли на хорошие показатели. 2017 год стал первым годом, когда мы полностью обеспечили внутренний рынок нефтепродуктами (бензин и дизтопливо) пятого класса в полном объёме.

Сегодня весь внутренний рынок обеспечивается самым высокоэкологичным классом нефтепродуктов как для потребителей и населения, так и для промышленных потребителей.

Я хотел бы сказать, очень важно, что в электроэнергетике продолжается системная работа, направленная на повышение эффективности отрасли, консолидируется большое количество территориальных сетевых организаций.

С точки зрения повышения эффективности мы видим сокращение потерь примерно на 2 процента, за последние пять лет мы вышли на уровень 10 процентов. Мы продолжаем работать над тем, чтобы снижать показатели аварийности в рамках прохождения осенне-зимнего периода. И здесь тоже хорошие показатели: в генерации мы снизили [аварийность] только по прошлому году (в 2017 году) на 3,5 процента, а в сетевом комплексе – почти на 5,3 процента. И это тоже важно.

Очень важный показатель, на мой взгляд, – это подключение к инфраструктуре. Это относится в первую очередь к населению, к малому и среднему бизнесу, особенно подключение, касающееся потребителей до 15 киловатт и до 150 киловатт. Большая работа была проведена в течение нескольких лет. И на сегодняшний день Россия занимает 10-е место в мире по упрощённой процедуре подключения к электроэнергетической инфраструктуре.

В.Путин: Вот мы говорили о поставщиках и о денежных потоках, которые там фигурируют. Говорили о необходимости принятия соответствующих решений, которые бы упорядочили этот процесс.

А.Новак: Владимир Владимирович, Ваше поручение, касающееся более прозрачного прохождения денежных потоков, тоже исполнено. В 2015 году был принят специальный федеральный закон (307-й федеральный закон), который ужесточил требования к сбытовым компаниям, установил требования обеспечения гарантий для потребителей, которые потребляют энергоресурсы. По Вашему поручению уже введено в эксплуатацию 200 расчётно-кассовых центров и обеспечивается банковское сопровождение.

В.Путин: Как на практике это функционирует – работает это?

А.Новак: Конечно, Владимир Владимирович. Основные показатели, которыми мы можем оперировать, – это уровень собираемости платежей. На сегодняшний день мы вышли на показатель 99,2 процента. То есть взаиморасчёты идут, и средства контролируются, при этом обеспечивается контроль не только через РКЦ и через работу гарантирующих поставщиков с «Советом рынка», все финансовые показатели отслеживаются, происходит полный мониторинг.

Кроме этого по Вашему поручению уже принят закон в конце прошлого года о лицензировании энергосбытовой деятельности. Сейчас разрабатывается нормативная база, и в течение этого года будет проведена соответствующая работа по лицензированию энергосбытовых компаний. То есть все компании пройдут через эту процедуру.

В.Путин: И мы говорили о новых технологиях в электроэнергетике.

А.Новак: Владимир Владимирович, в Вашем Послании прозвучали, безусловно, важные посылы, касающиеся внедрения современных технологий в электроэнергетике и в других отраслях топливно-энергетического комплекса. Мы этой работой занимаемся и поставили задачу реализовать в наших отраслях самые современные технологии. Для этого у нас есть такие инструменты, как совет по модернизации. В рамках национальной технологической инициативы приняты 20 национальных проектов, я сейчас о них скажу, во всех отраслях, это ключевые проекты. Внедряются цифровые технологии, технологии искусственного интеллекта. И сегодня мы подготовили такую программу вместе с нашими компаниями, с тем чтобы систематизировать эту работу, потому что каждая компания пытается заниматься самостоятельно этой работой.

Но мы уже, тем не менее, не в начале пути, хочу сказать, что цифровые технологии внедряются при разработке месторождений. Компания «Газпромнефть», например, в Ханты-Мансийском автономном округе уже реализовала такую технологию, уже полностью оцифровано месторождение, так называемое «умное месторождение», в рамках которого искусственный интеллект тоже принимает решения о наиболее качественном извлечении нефти, разработке месторождения, повышении коэффициента извлечения. Оцифровываются нефтеперерабатывающие заводы, на сегодняшний день мы это видим, внедряются современные цифровые технологии в нефтегазохимии, компания «СИБУР» недавно представляла.

Это важно, конечно, и в электроэнергетике, это речь идёт о Smart Grid, об умных сетях, о цифровых подстанциях. Первая цифровая подстанция уже была введена в эксплуатацию в Красноярском крае, в городе Красноярске. И она позволила снизить затраты примерно на 30 процентов по отношению к обычным подстанциям. Это, конечно, будущее, это те технологии, которые будут сегодня внедряться активно, нужно помогать компаниям создавать единую платформу, стандарты, необходимую нормативную базу. И мы этим на сегодняшний день занимаемся с нашими компаниями.

Кроме этого у нас реализуется большая программа по импортозамещению и внедряются самые современные технологии в рамках этого. В частности, например, реализована программа по разработке технологий, разработке Баженовской свиты. Это залежи, которые есть в Западной Сибири. Общие залежи по запасам составляют около 2,5 миллиарда тонн, и это очень большая цифра. Если сравнить, в Западной Сибири за период с 50-х годов всего было добыто 12 миллиардов тонн, то есть мы можем получить второе рождение Западной Сибири. И для этого сейчас уже компания «Газпромнефть» совместно с нашими промышленными предприятиями, с научными организациями, при содействии Министерства энергетики, Министерства промышленности разработало такую технологию. В этом году, в 2018 году, будет запущен соответствующий полигон вместе с другими компаниями, которые будут участвовать в реализации этого проекта.

Внедряются роторные управляемые системы – это современные системы для бурения скважин вместе с телеметрическими данными. И здесь тоже наши технологии.

Сейчас одно из важных направлений – это так называемые флоты гидроразрыва пласта, которые всё более и более активно используются сегодня при разработке нефтяных и газовых месторождений. В России на сегодняшний день, к сожалению, нет таких технологий, и создана только опытная промышленная установка, флот. На сегодняшний день мы занимаемся вместе с компаниями и нашими предприятиями, с тем чтобы создать ещё две, которые будут эксплуатироваться в качестве экспериментальных. Наша задача – к 2020 году заменить до 80 процентов импортных технологий. Это вполне возможно, и уже есть такие разработки, сейчас мы их будем внедрять.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > kremlin.ru, 29 марта 2018 > № 2550919 Александр Новак


США. Евросоюз. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > oilru.com, 13 февраля 2018 > № 2509302 Александр Новак

Александр Новак: американские коллеги рубят сук, на котором сидят.

Глава Минэнерго Александр Новак в интервью "Интерфаксу" рассказал о своем отношении к новой санкционной волне со стороны США, вариантах выхода из соглашения ОПЕК+, взаимоотношениях с Еврокомиссией по "Северному потоку-2" и основным проблемам электроэнергетики.

- В январе ваш заместитель Андрей Черезов попал в американский санкционный список, вскоре после этого вы и сами были включены в "кремлевский доклад". Как вы относитесь к новой санкционной волне со стороны США?

- Мы считаем, что этот шаг, так же, как и внесение в санкционный список моих сотрудников, наносит значительный урон нашему сотрудничеству, в том числе в энергетической сфере. Кстати, по поводу санкций мы так и не получили никаких разъяснений, уверены, что это решение не имеет под собой никаких законных оснований.

- Вы по-прежнему оптимистично настроены на восстановление в будущем Энергодиалога с США? Остается ли в силе ваше предложение американскому министру энергетики посетить "Ямал СПГ"?

- Мы уверены, что не следует создавать проблем, которые могли бы помешать развитию сотрудничества двух стран. Американские компании давно работают на российском рынке. В их числе, General Electric - в энергетической отрасли, ExxonMobil участвует в проекте "Сахалин-1", это сотрудничество могло бы быть шире. Но вместо этого американские коллеги, по сути, рубят сук, на котором сидят. Никто не будет отрицать, что российские проекты не только масштабны, но и привлекательны с точки зрения вложения инвестиций. И, несмотря ни на какие санкции, по итогам прошлого года мы впервые увидели дополнительный рост объема инвестиций на 10%. Приток был, в основном, за счет инвесторов из АТР и Ближнего Востока. Я уверен, что сотрудничество в энергетике в будущем будет расширяться, во всяком случае, господин Перри с интересом отнесся к возможности приехать на Ямал, рассчитываем, что удастся пообщаться и в рамках ПМЭФ.

- Сделка ОПЕК+ об ограничении добычи нефти будет действовать два года. Вы предполагали, что ее действие продлится так долго? Чем это вызвано? Как переживет ли российская нефтяная отрасль двухлетнее ограничение добычи?

- Принимая декларацию о сотрудничестве в рамках ОПЕК+, мы не ставили своей целью ограничить добычу нефти на какой-то определенный срок, к примеру, на полгода, год или два. Нашей задачей было убрать излишки нефти с рынка.

На текущий момент мы видим, что эта цель достигнута на две трети. Не исключено, что целевое сокращение мировых запасов нефти может произойти до конца 2018 года. Все будет зависеть от ситуации на рынке, от того, как быстро он будет балансироваться. И как только мы выйдем на плановые показатели по объемам мировых запасов нефти, как только поймем, что цель достигнута, мы все вместе соберемся и выработаем механизм дальнейших действий.

Подобный сценарий все поддерживают. Мы обсуждали этот вопрос в Вене, где собрались министры 30 стран: 24 стран-участниц соглашения и шести приглашенных, а также в Омане на министерской мониторинговой встрече, где участвовали министры девяти стран.

- Если к середине года будет понимание, что мировые запасы нефти уже достигли или максимально близки к среднему пятилетнему уровню, то будет ли сразу запущен механизм плавного выхода из сделки ОПЕК+? Прорабатываются ли механизмы такого выхода? Есть ли понимание, в какой момент всем странам участницам соглашения надо собраться и дать старт выходу?

- На текущий момент говорить об этом сложно, поскольку есть разные оценки, когда рынку удастся найти баланс спроса и предложения. В частности, секретариат ОПЕК и технический комитет по мониторингу выполнения соглашения на последней встрече в Омане представили нам прогноз, согласно которому рынок сбалансируется в третьем-четвертом квартале текущего года. Но, повторюсь, много будет зависеть от цен, сокращения остатков нефти, поведения участников рынка и так далее, поэтому балансировка может наступить чуть раньше, или чуть позже.

Конечно, мы должны совместно выработать и согласовать механизм выхода. Он должен быть плавным, позволяющим избежать резкого наращивания объемов добычи, которое может привести к превышению предложения над спросом. Скорее всего, выход из сделки займет несколько месяцев. Более точно просчитать период плавного наращивания добычи можно будет непосредственно в момент принятия решения о выходе из соглашения. Это может занять три, четыре, пять месяцев – а может быть, наоборот, всего два.

Кроме того, мы должны изучить вопрос, какие из стран могут приступить к наращиванию добычи, а в каких странах производство падает по естественным причинам, как, например, в Мексике или Венесуэле.

- Как повлияло на российское присутствие на мировом рынке нефти участие в соглашении о сокращении добычи? Как к этому отнеслись покупатели российской нефти, где и как увеличилась доля, а где уменьшилась?

- Наша доля осталась примерно на том же уровне, что и до соглашения ОПЕК+. Объемы поставок определены средне- и долгосрочными договорами, поэтому никаких проблем не возникало.

- Закрывая тему ОПЕК и ограничений добычи, не могу не спросить: вы много раз говорили о том, что сотрудничество между ОПЕК и Россией в том или ином варианте будет продолжено после выхода из сделки. Обсуждается ли вариант формализовать эти взаимоотношения, подписав меморандум, создав специальный комитет и так далее?

- Полноформатного обсуждения этой темы не было, были лишь отдельные предложения. Мы можем продолжать наше сотрудничество в формате некого Форума стран, который будет собираться раз в квартал или раз в полгода для того, чтобы обсуждать текущую ситуацию на рынках, проблемы нефтяной отрасли и так далее. Но более конкретно мы об этом пока не думали.

- Давайте перейдем к проблемам развития нефтегазового сектора в России. Нужны ли дополнительные меры поддержки российской нефтяной отрасли в текущих условиях?

- На мой взгляд, стоит подумать о дополнительном стимулировании модернизации нефтепереработки. Несмотря на то, что вслед за ростом цен на нефть улучшилась ситуация и в нефтеперерабатывающей отрасли, маржа НПЗ остается очень низкой, и далеко не все российские заводы завершили процесс модернизации. Ряд инвестиционных проектов, реализуемых в рамках четырехсторонних соглашений, был отложен на более поздний срок. Вместе с Минфином мы готовим предложения о дополнительном стимулировании инвестиций в модернизацию нефтеперерабатывающей отрасли. В марте консолидированная позиция будет представлена председателю правительства. Основные вопросы обсуждения - введение системы отрицательных акцизов на нефть, налоговых каникул по акцизам. Важно также определить, какие НПЗ и на каких условиях смогут претендовать на государственную поддержку. Сейчас идет процесс согласований и выработки единой позиции.

- Как будите решать вопрос с тем, что Минфин жестко увязывает предоставление налоговых стимулов для нефтепереработки с обнулением экспортной пошлины на нефть и повышением НДПИ? Какой компромисс возможен?

- Мы считаем, что увязывать меры поддержки нефтепереработки с обнулением экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты - очень рискованный шаг, который может непредсказуемо ухудшить ситуацию в отрасли как в отношении рентабельности переработки, так и роста цен на внутреннем рынке. С нашей точки зрения, целесообразно рассматривать вопрос об обнулении экспортных пошлин в контексте и в увязке со сроками формирования единого рынка ЕАЭС. В период 2018-2023 годов будет введен ряд новых установок вторичной переработки, что важно для надежного топливообеспечения отечественного рынка и рынков стран ЕАЭС автобензином и дизельным топливом высокого экологического стандарта. Дальнейшая модернизация уменьшит риски, связанные с отменой пошлин на нефть и нефтепродукты, но при этом все равно потребуется серьезная совместная работа с Минфином по формированию компенсационных механизмов для НПЗ и потребителей.

- В качестве еще одной меры поддержки нефтяной отрасли предлагалось в свое время предоставление налоговых льгот крупным, но уже обводненным месторождениям. Минфин нашел подходящую схему только для Самотлорского месторождения "Роснефти". Минэнерго говорило, что будет продолжать работать в этом направлении. Актуален ли еще вопрос о предоставлении налоговых льгот для обводненных месторождений?

- В России много обводненных месторождений с очень высокой себестоимостью добычи. Действующая налоговая система не позволяет дифференцированно подходить к разным по сложности и состоянию запасам месторождений.

Еще в прошлом году меры поддержки обводненных месторождений были разработаны, но их не поддержало министерство финансов. По расчетам Минфина, введение этих мер приведет к потерям бюджета в краткосрочной перспективе. Но, на наш взгляд, нужно анализировать ситуацию в долгосрочной перспективе, тогда выгоды будут более очевидны. Поэтому мы продолжаем работать в этом направлении.

- Поднимался ли на уровне Минэнерго вопрос об отсрочке запуска таких месторождений, как Юрубчено-Тохомское и Русское из-за сделки ОПЕК+? Что делать с тем, что в планах "Транснефти" по заполнению новых Заполярье-Пурпе (11,1 млн тонн) и Куюмба-Тайшет (2,9 млн тонн) на этот год, отсрочка не учитывается?

- Вопрос об отсрочке запуска этих месторождений на уровне Минэнерго России не поднимался. Месторождения будут запущены в соответствии с лицензионными обязательствами компаний.

- Как Минэнерго относится к идее о переносе платы акцизов на топливо с НПЗ на АЗС, которая снова активно обсуждается в отрасли? Поступали ли в Минэнерго подобные предложения от "Роснефти"?

- Подобная система взимания акцизов плохо администрируется, что может обернуться снижением уровня собираемости налогов. Сейчас этот вопрос находится в стадии дополнительной проработки.

- Согласны ли вы с оценкой ФАС о том, что топливный рынок в России стабилизировался, и темпы роста цен не превысят темпы инфляции в этом году?

- У нас достаточно высокая конкуренция на топливном рынке. Так что с учетом текущей конъюнктуры рынка и накопленных запасов топлива, у нас нет оснований говорить, что розничные цены будут расти выше инфляции. Мы солидарны с ФАС в этом вопросе.

- В текущем году наступает крайний срок принятия решения о монетизации газа "Сахалин-1". Как идут переговоры с "Сахалином-2" по вопросу использования газа "Сахалин-1" для третьей очереди СПГ-завода? Отложен ли проект строительства Дальневосточного СПГ? Готов ли "Газпром" поставлять газ на ВНХК?

- Существует принципиальная договоренность между "Сахалин-1" и "Сахалин-2" о продаже газа "Сахалин-1" на "Сахалин-2", сейчас идут коммерческие переговоры.

- Но переговоры между операторами этих проектов идут много лет...

- Все предшествующие годы у них не было принципиальной договоренности, на сегодняшний день они достигнуты, поэтому идет процесс согласования деталей соглашения.

- То есть я правильно понимаю, что поставки газа на III очередь становятся первоочередными, а проект строительства "Дальневосточного СПГ" отложен...

- Это коммерческий проект. Компании не предоставляли уведомлений в Минэнерго о том, что этот проект отложен.

- Соответственно, газ "Газпрома" пойдет на проект "Роснефти" ВНХК?

- Если "Сахалин-1" и "Сахалин-2" придут к соглашению относительно продажи газа, то да, газ "Газпрома" пойдет на ВНХК.

- "Газпром" откладывает реализацию СПГ–проектов (Балтийский СПГ, 3-я очередь "Сахалина-2", Владивостокский СПГ). Не упустит ли он возможность занять нишу на этом рынке? Не настораживает ли это Минэнерго?

- Реализация этих проектов предусмотрена нашей Энергетической стратегией до 2035 года. В целом, мы не видим рисков отказа от этих проектов и рассчитываем, что они будут реализованы.

- ФАС считает, что указ о Национальном плане по развитию конкуренции является сигналом Минэнерго ускорить работу по увеличению объемов продаж газа на бирже. Есть ли объективная необходимость в этом?

- В целом, мы считаем, что биржевая торговля газом должна развиваться, активно поддерживаем эту инициативу. Доля продаваемого на бирже газа увеличивается каждый год. В основном, это происходит за счет "Газпрома", а не за счет независимых производителей газа, поскольку у независимых существуют долгосрочные контракты на поставку и свободных объемов мало. Так что к этому вопросу надо подходить взвешенно и наращивать объемы продаж постепенно.

- До марта ведомства должны представить консолидированную позицию по механизму модернизации объектов электроэнергетики. Какие ключевые предложения Минэнерго и поддерживаете ли вы идею Минэкономразвития о внедрения механизма инфраструктурной ипотеки для модернизации?

- У нас нет возражений по поводу внедрения механизма инфраструктурной ипотеки. Это хороший инструмент, который позволит привлечь инвестиции в различные отрасли.

Что касается так называемого механизма "ДПМ-штрих" (механизм поддержки модернизации энергомощностей - ИФ), мы предлагаем, что в модернизацию пойдет до 40 ГВт - это верхняя планка. При этом необходимо вводить ограничения по ежегодному объему вводимых мощностей. Еще одна задача - равномерно распределить нагрузку пиковых выплат по инвестконтрактам. Оборудование должно отработать свой парковый ресурс более чем на 125%, но при этом у него должна быть высокая тепловая нагрузка.

Мы установили ряд критериев, которым должен соответствовать инвестор. Претендент, который приходит на конкурс, берет на себя обязательство, что ресурс станции будет продлен еще на 15-20 лет. При этом ему необходимо уложиться в определенную сумму, ограниченную price-cap, за счет которой будет осуществлена замена и установка оборудования.

Модернизация - это, по сути, замена крупных узлов станций - турбины, генератора, котла-утилизатора. Поскольку у тепловых станций линейка оборудования достаточно широкая, то наиболее простой путь - сформировать техническое задание и просчитать стоимость необходимого оборудования.

Вообще, пока мы в самом начале довольно сложного процесса: он затрагивает не только производителей, но и потребителей. Но все наши законодательные инициативы проходят серьезные обсуждения.

- Уточню про так называемый "ДПМ инфраструктурной ипотеки". Вы с Минэкономразвития сейчас это обсуждаете? Это предложение будет в итоговой консолидированной позиции или пока не ясно?

- Будет выработана общая позиция с Минэкономразвития, на данный момент идет процесс согласования. Как ни назови - "ДПМ-штрих" или "инфраструктурный проект" - главное, чтобы у нас появились инструменты и механизмы для модернизации теплоэлектростанций.

- Есть ряд вопросов, которые до сих пор не понятны. Например, какие объекты модернизировать в рамках программы – ТЭС, или ГЭС тоже?

- Это будет касаться только тепловых электростанций в ценовых зонах. Рассматривается также возможность включения в программу модернизации объектов тепловой генерации Дальнего Востока (находятся под управлением "РусГидро" - ИФ).

- Если говорить об объеме средств, который высвобождается после завершения программы ДПМ, кто в принципе может претендовать на эти средства? То есть мы говорим только о модернизации тепловой генерации или возможно, что в эти средства войдет еще что-то, может быть, ВИЭ?

- По мнению Минэнерго России, эти средства необходимо направить на модернизацию именно тепловых электростанций, осуществляющих основные поставки электроэнергии и участвующих в регулировании и резервировании. Другие программы поддержки, в том числе ВИЭ и гидроэнергетики, прорабатываются параллельно.

- По ВИЭ в 2024 году заканчивается текущая программа поддержки строительства 6 ГВт подобных мощностей (объекты вводятся по ДПМ ВИЭ). Будет ли новый аналогичный механизм или какой-то уже другой механизм поддержки? Или же эти проекты должны существовать без поддержки?

- В 2024 году заканчивается не программа поддержки, а программа ввода в эксплуатацию, после этого выплаты будут идти еще 10-15 лет. Поэтому по мере снижения выплат появятся финансовые источники для поддержки.

Пока рано говорить о том, будет ли сохранен такой же механизм на период после 2024 года. В целом, мы нацелены на внедрение рыночных механизмов строительства солнечных и ветровых электростанций, станций на основе других возобновляемых источников энергии. Если встанет вопрос о мерах государственной поддержки, мы должны будем все очень тщательно взвесить.

Сейчас идет серьезное удешевление себестоимости капитальных вложений, текущей эксплуатации, выработки киловатт-часа, кроме того, нужно будет просчитать экономику проектов. У нас помимо механизма ДПМ, который сейчас используется на федеральном уровне для привлечения инвестиций в ВИЭ, есть варианты поддержки проектов на региональном уровне, в том числе за счет субсидирования тарифа. Этот вопрос нужно рассматривать в комплексе.

- "Россети" сейчас активно продвигают идею о внедрении долгосрочных тарифных соглашений в сетевом комплексе. Когда планируется завершить работу над соответствующим законопроектом? Этот вопрос уже обсуждается несколько лет...

- Мы как министерство выступаем "за" и являемся инициаторами таких долгосрочных соглашений между субъектами РФ и инфраструктурными компаниями. Соответствующий проект закона разработан министерством и внесен в правительство. Надеемся, что он пройдет согласование и будет внесен в Госдуму.

- В дискуссиях о долгосрочных решениях "Россети" увязывали тарифы со своей дивидендной политикой, аргументируя это тем, что компании сложно выплачивать дивиденды в текущем тарифном меню. Возможно ли включение в тариф на передачу электроэнергии некой дивидендной составляющей по аналогии с тарифами инфраструктурных компаний в других отраслях, или это не обсуждается?

- Практика, когда дивиденды от прибыли сразу закладываются в тариф в качестве расходов компании и не учитываются при реализации инвестиционной программы или других расходов, существует. К сожалению, в сетевом комплексе пока такие решения не были приняты.

- Все-таки такая идея обсуждается, чтобы некая дивидендная составляющая была в тариф введена?

- Эта тема не закрыта, и мы постоянно ее обсуждаем с нашими коллегами из других федеральных органов власти, но пока не пришли к единому пониманию вопроса.

- По "Россетям" также до сих пор не понятно, когда и каким образом компания может получить сетевые активы в Крыму, и будет ли это вообще сделано? Можете пояснить, есть какой-то дедлайн? Как сейчас проходят дискуссии по этому вопросу?

- Сейчас мы работаем над тем, чтобы объединить активы, которые входят в ГУП "Крымэнерго", и активы, которые были построены в рамках обеспечения энергоснабжения Крымского полуострова - это энергомост, линии электропередачи высокого напряжения, подстанции. Целевая задача - все это объединить под единым управлением, в рамках одного акционерного общества. Пока на уровне правительства окончательных решений не принято.

- По соседнему региону - по Тамани - также есть вопрос. Правительство поручало до 1 апреля провести отбор мощности новых генерирующих объектов. Можете сузить временные рамки, когда конкретно он пройдет?

- Ожидается, что итоги конкурса будут подведены не ранее конца марта 2018 года (срок окончания приема заявок 28 марта 2018 года). Эти сроки устанавливались для привлечения максимального количества участников отбора, так как потенциальным инвесторам необходимо предоставить достаточное количество времени для оценки экономической эффективности проекта и формирования ценовых заявок для участия в конкурсе.

- В прошлом году заработала надбавка на оптовом рынке для выравнивания тарифов Дальнего Востока со среднероссийским уровнем. И уже тогда, когда вводили надбавку, обсуждалась возможность ее продления или ее изменения в части включения в тариф инвестсоставляющей для реализации проектов "РусГидро" . В ближайшей перспективе возможны подобные изменения?

- Нет, сначала нужно посмотреть, как работают принятые ранее решения. Только после мониторинга и анализа можно будет говорить о продлении, включении инвестиционной составляющей. Сейчас, как вы знаете, инвестиционная составляющая не включена. Никаких инициатив, по крайней мере, с нашей стороны, по этому поводу нет, мы считаем, что пока недостаточно данных для анализа.

- Перейдем к международным отношениям. Россия начала диалог с Саудовской Аравией относительно возможных поставок СПГ. Кроме России организовать поставки СПГ в Саудовскую Аравию стремятся и США, которые уже подписали соответствующий меморандум. Как вы считаете, возможно ли в случае достижения договоренностей сосуществование России и США на рынке Саудовской Аравии? Какой объем СПГ готова закупать страна и в какие сроки? Предлагает ли Саудовская Аравия сотрудничество в строительстве регазификационных терминалов, прокладке газопроводов, в том числе на территорию сопредельных стран? Приглашаются ли российские компании к участию в проектах на территории Саудовской Аравии?

- Сейчас активно идут коммерческие переговоры с Saudi Aramco по всем основным направлениям нефтегазового сотрудничества. Посмотрим, какие будут в конечно итоге достигнуты договоренности. На сегодняшний день есть много желающих поставлять в Саудовскую Аравию СПГ, но в стране нет даже регазификационного терминала по приему сжиженного газа. Переговоры по участию в проекте строительства такого терминала тоже идут, но о деталях пока говорить рано.

- Что Минэнерго ждет от встречи с еврокомиссаром по энергетике Марошем Шефчовичем в марте? ЕС подготовил законопроект, по которому входящие на территорию Евросоюза газопроводы из других стран попадают под действие законодательства ЕС. Понятно, что в отношении "Северного потока-2" Еврокомиссиия добьется своего (мы помним по опыту "Южного потока"). Как можно решить проблему с намерением ЕК распространить регулирование третьего энергопакета на "Северный поток-2"? Продавать газ на бирже в Петербурге? Пустить в него газ независимых поставщиков на условиях комиссии?

- На встрече с господином Шефчовичем в Давосе мы обсудили все основные вопросы нашего сотрудничества. Самый сложный из них касается "Северного потока-2". По этому вопросу у нас с коллегами из Еврокомиссии принципиально разные позиции: российская сторона считает, что это коммерческий проект, Еврокомиссия хочет дополнительно его регулировать. Сначала предлагалось сделать это через механизм мандата на ведение переговоров, теперь предлагают включить морские проекты в юрисдикцию Третьего энергопроекта. Мы считаем, что существующее европейское законодательство не требует никаких изменений, "Северный поток-2" может и должен быть реализован, как и другие подобные проекты. Все попытки дополнительного регулирования направлены лишь на то, чтобы не допустить строительства "Северного потока-2" и увеличения поставок российского газа в Европу.

В марте мы хотим встретиться для того, чтобы сверить часы по всем основным вопросам, в том числе по БРЭЛЛ, решению Стокгольмского арбитражного суда между "Газпромом" и "Нафтогазом Украины", поставкам и транзиту газа через Украину.

- До конца 2018 года у нас действует пауза по контракту на закупку газа в Туркмении. Туркмения ставит вопрос о желании поставлять газ в Европу через газопровод Средняя Азия-Центр (САЦ). Каким вам сейчас видится потенциальное сотрудничество с Туркменией? Возможно, рассматриваются какие-то своповые сделки с вовлечением Ирана?

- Туркмения нацелена поставлять газ в Европу через САЦ. Но как будет развиваться ситуация после прекращения действия моратория в конце 2018 года, будет ли он продлен или начнутся поставки газа, пока сложно сказать.

- Россия и Иран обсуждают поставки российского газа на север Ирана через Азербайджан. Какова экономика этой схемы? Своп или денежный расчет? Происхождение этого газа? Рентабельность поставок? Может ли это быть газ ЛУКОЙЛа с Хвалынского месторождения?

- Нашим компаниям интересно поставлять газ на север Ирана и получать газ на юге в виде СПГ или по планируемому газопроводу в Индию через Пакистан. Но конкретных решений между "Газпромом", Азербайджаном и Ираном пока нет.

Теги: Александр Новак

США. Евросоюз. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > oilru.com, 13 февраля 2018 > № 2509302 Александр Новак


Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 4 октября 2017 > № 2338930 Александр Новак

Интервью Александра Новака информационному агентству ТАСС.

Александр Новак: энергетика не может быть замкнута сама на себе.

Какие российские проекты в сфере энергетики интересны инвесторам, как развивается сотрудничество в этом направлении со странами Ближнего Востока и в чем похожи Россия и Саудовская Аравия рассказал ТАСС министр энергетики РФ Александр Новак на полях международного энергофорума "Российская энергетическая неделя".

— Александр Валентинович, на моей памяти "Российская энергетическая неделя" — это первое в нашей стране мероприятие такого масштаба в области ТЭК. Из-за чего сейчас к нам такой сильный интерес? Что изменилось в России и что поменялось в отношении к нашей стране со стороны партнеров в сфере энергетики?

— Здесь нет ничего удивительного. Россия играет ведущую роль в энергетической отрасли: мы являемся первыми по объему добычи нефти, вторыми - по производству и первыми по экспорту газа, занимаем третье место по экспорту угля и считаемся лидерами в атомной отрасли. Согласитесь, что было бы неправильно не использовать наши преимущества: богатые ресурсы, научные достижения, технологии, развивать наши взаимоотношения с другими странами.

— Я правильно понимаю, что основная цель "Российской энергетической недели" — в развитии международного сотрудничества, кооперации по энергетическим вопросам?

— Нам нужно реализовывать международные проекты и сотрудничать с другими странами. Это одна из основных целей, ведь энергетика не может быть замкнута сама на себе. Для ее развития нужна кооперация, обмен опытом с другими игроками на этом рынке. Если мы зациклимся на себе, то есть риск потерять лидерские позиции. Поэтому для нас важно иметь площадку для обсуждения, обмена мнениями, опытом. Все это может придать импульс и стать стимулом развития различных проектов в энергетической отрасли. Мы нацелены на то, чтобы "Российская энергетическая неделя" стала одной из ведущих дискуссионных площадок.

— Рассчитываете ли потеснить и развить успех Мирового энергетического конгресса и CERAWeek в Хьюстоне?

— Пока рано об этом говорить, но мы рассчитываем на постоянный характер проведения форума и на поступательный рост его значения для энергетики.

— Какой эффект вы ожидаете? Здесь речь идет только о подержании имиджа России как энергетического лидера или еще о получении прибыли для российской энергетической отрасли?

— Безусловно, результатом должно стать достижение конкретных договоренностей между компаниями, бизнесом, продвижение наших идей, формирование трендов и, конечно же, привлечение инвестиций в нашу страну в совместные энергетические проекты. Вы правы, это одна из ключевых целей.

— Если говорить об инвестициях, то ощущаете ли вы рост интереса к нашей стране, к проектам? Как в дальнейшем будет развиваться ситуация?

— Я вижу большой интерес инвесторов стран Азиатско-Тихоокеанского региона, Европы и Ближнего востока.

Перспектив много — нужно просто находить точки взаимного роста. Что касается будущего, то тут все будет зависеть от нашей открытости, умения создать привлекательные условия, от наших экономических показателей. Сейчас у России низкая инфляция, высокие темпы роста ВВП. Все это создает хорошие возможности.

В качестве примера скажу, что недавно в Россию приезжал господин Патрик Пуянне (глава Total – прим. ТАСС), который с собой привез пул инвесторов и аналитиков из различных международных банков и компаний. Они изучили наш рынок, тренды, как развивается экономика. В итоге, Россия стала им понятнее и интереснее с точки зрения бизнеса.

— Новые санкции США их не пугают?

— Относительно санкций трудно сказать что-то определенное. Мы находимся в некотором ожидании, так как не понятно, как они (санкции США – прим. ТАСС) будут работать.

— Раньше инвесторы интересовались, в основном, участием в добычных проектах. Изменилось ли что-либо за последние годы? Наблюдается ли смещение в сторону нефтехимии и возобновляемых источников энергии?

— Добыча как была, так и остается привлекательной для инвесторов. Но вы правы, предположив, что будущее нефтегазовой отрасли постепенно смещается в сторону нефтегазохимии и переработанной продукции — акцент будет делаться именно на этом направлении. Уже сейчас основной интерес инвесторов представляют проекты Тобольской и Амурский нефтехимические комбинаты "Сибура", Амурский газоперерабатывающий завод "Газпрома" и завод по производству метанола в Находке.

Точки роста с Саудовской Аравией

— За последние годы мы стали свидетелями интенсивного развития сотрудничества между Россией и Саудовской Аравией. За счет чего это произошло? Действительно ли основной причиной стало соглашение ОПЕК+, фундамент которой был заложен год назад в Китае совместным заявлением России и Саудовской Аравии?

— Я хотел бы подчеркнуть, что наше сотрудничество не ограничивается соглашением ОПЕК+.

Да, благодаря ему мы стали больше общаться между собой, но продолжение нашего взаимодействия не зависит от продления сделки. Это не связанные между собой вещи. Кроме ОПЕК у нас есть межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. С министром Саудовской Аравии Халедом аль-Фалехом мы также выстраиваем двухсторонние отношения по энергетике. В частности, он уже приезжал в Россию со своими коллегами из Saudi Aramco, а мы в свою очередь летали к ним большой делегацией, смотрели их объекты.

Более того, господин аль-Фалех уже несколько раз был в Москве, Санкт-Петербурге. У него уже были проведены переговоры с порядка десятью ведущими российскими энергетическими компаниям, с которыми у них уже есть определенные наработки, проекты, планы по сотрудничеству.

— На ваш взгляд, что же объединяет Россию и Саудовской Аравией? За счет чего стало возможно это сближение?

— У нас очень много общих интересов, особенно в энергетической сфере. Мы с ними просто похожи, особенно с точки зрения наших мощностей и компетенций в области нефти. Можем найти точки роста.

— Ранее вы говорили о совместной торговле нефтью с Саудовской Аравией. Как это может выглядеть? Это трейдинг или какие-то другие формы?

— Мы как министерство не занимаемся покупкой и продажей нефти. Но наши компании, в том числе "Роснефть", на переговорах с Saudi Aramco, обсуждали такие возможные варианты сотрудничества (трейдинг - прим. ред). Где-то это своп, где-то поставка саудовской нефти на заводы, на которые "Роснефть" поставляет. Это все коммерческие вопросы, которые между собой более детально обсуждают компании. Мы же просто говорим о том, что в этом плане есть взаимный интерес.

— А "Лукойл" обсуждает с Saudi Aramco какое-то сотрудничество?

— "Лукойл" обсуждает, в том числе вопрос трейдинга нефти, как и "Роснефть".

— В чем цель нашей кооперации в нефтяном трейдинге?

— Это скорее оптимизация логистики, взаимных поставок. Можно же в этом плане значительно сократить транспортную составляющую: саудиты, например, везут туда, где наша нефть ближе, а мы, наоборот, – в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это все можно свопами делать.

— Здесь рисков нет? Ведь качество нефти очень разное и себестоимость очень разная…

— Я в этом плане доверяю специалистам тех компаний, которые договариваются между собой.

Российский нефтесервис в Саудовской Аравии

— По поводу интереса саудитов к компании Eurasia Drilling. Правильно ли мы понимаем, что речь идет о том, что РФПИ, Saudi Aramco и PIF ведут переговоры о вхождении в EDC, и параллельно речь идет создании СП между Aramco и EDC?

— Сейчас обсуждается вопрос инвестирования и участия EDC в нефтесервисе в Саудовской Аравии и участии в этих инвестициях РФПИ, Saudi Aramco и суверенного фонда Саудовской Аравии.

— А речь идет о том, что EDC будет работать в самой Саудовской Аравии?

— Да. Это тоже обсуждается.

— Идет ли речь также о производителях оборудования и других нефтесервисных компаниях? Потому что на выставке "Иннопром" в Екатеринбурге, где у Saudi Aramco был огромный стенд, они говорили, что ведут переговоры с целым рядом российских компаний? И чем вызван интерес саудитов к российским нефтесервисным услугам и оборудованию?

— Я думаю, что это связано с тем, что у нас есть технологии добычи, геологоразведки и сервиса, которые интересны нашим коллегам.

Сейчас они пользуются в основном услугами международных компаний, таких как Schlumberger, Halliburton, Weatherford. Поэтому чем больше игроков на рынке, тем более очевиден экономический эффект для потребителей этих услуг. Там же (на рынке Саудовской Аравии - прим.ред) присутствуют и китайцы.

— Какую долю рынка Саудовской Аравии мы рассчитываем таким образом занять?

— Доля будет зависеть от конкуренции. Было несколько компаний, с которыми встречались наши саудовские коллеги, когда они приезжали в Москву и Санкт-Петербург (в июне 2017 года - прим. ред). Они в принципе рассматривают работу с несколькими (нефтесервисными - прим. ред.) компаниями.

— Мы знаем, что планируется в ближайшее время подписание дорожной карты Сотрудничества между Россией и СА. Какие крупные проекты из ТЭК войдут в дорожную карту?

— Это дорожная карта развития сотрудничества в целом между нашими странами, в ней порядка десяти ответственных министерств по разным направлениям. Она касается не столько энергетики, а в целом по всем направлениям. Но по нашей части (энергетике - прим.ред) войдут все проекты, которые мы сейчас обсуждаем.

— Сейчас у нас товарооборот с Саудовской Аравией порядка $430 млн. С учетом потенциала отношений с королевством, на какие обороты мы можем выйти?

— Думаю, что на несколько миллиардов долларов можем выйти. Но это торговый оборот. А что касается инвестиций, они могут быть гораздо больше. У нас есть значительный потенциал развития в области сельского хозяйства, в частности, наших поставок в Саудовскую Аравию. Например, мяса халяльного. Но для этого нужно, чтобы были инвестиции в соответствующее производство. Это тоже сейчас обсуждается.

— Выход на несколько миллиардов товарооборота — это какая перспектива?

— Думаю, за несколько лет можно выйти.

— Еще вопрос по поводу инвестиций. Как распределятся доли в российско-саудовском фонде для инвестиций в энергетику?

— Саудовская сторона выделяет миллиард (долларов - прим.ред) на энергетические проекты.

— То сближение, которое сейчас происходит с Саудовской Аравией, не несет ли оно в себе риски для наших отношений с Ираном и Катаром, учитывая сложную ситуацию на Ближнем Востоке?

— Я возглавляю межправкомиссии и с Ираном, и с Катаром. Наша задача развивать сотрудничество между нашими странами.

Иранская нефть за российские товары

— Иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане приедет на энергонеделю?

— Планировал, да.

— Наша готовность закупать иранскую нефть в объеме 100 тыс. баррелей в сутки в рамках программы "Нефть в обмен на товары", она поможет российским компаниям рассчитывать на какие-то преференции при участии в тендере на иранские месторождения? В чем для России выгода от этой программы?

— Нет, это не связано между собой (реализация программы и тендеры на месторождения – прим. ред.). "Нефть в обмен на товары" – это механизм развития нашего торгового оборота, потому что выручка от реализации этой нефти в основном должна идти на покупку российских товаров и услуг.

— Куда она будет направляться? На переработку или реэкспорт?

— Заранее это сказать невозможно, потому что в каждом случае покупатели на эту нефть будут находиться отдельно. В основном (будет направляться - прим. ред.) на переработку в те страны, которые эту нефть покупают. Выручка, которую Иран получает, пойдет на покупку наших товаров и услуг. То есть эта сделка поможет увеличить торговый оборот между нашими странами.

— Какие это могут быть товары?

— Это промышленные товары, оборудование, технологии - все по перечню товаров, согласованному в нашем меморандуме.

— По срокам подписания этого меморандума есть уже какая-то ясность?

- Уже выходим на определенные первые сделки, сейчас дорабатывается механизм взаиморасчетов.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 4 октября 2017 > № 2338930 Александр Новак


Турция. Россия > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 9 октября 2016 > № 1934938 Александр Новак

Александр Новак дал интервью турецкой газете "Хюриетт".

Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак накануне визита Президента Российской Федерации Владимира Путина в Турецкую Ресублику дал интервью газете «Хюрриет». Публикуется полный текст интервью.

- Г-н Новак, по известным причинам прошедший год нельзя назвать успешным с точки зрения отношений двух стран. Но жизнь не стоит на месте, и процесс нормализации отношений между нашими странами набирает обороты. В связи с этим мы наблюдаем выход на первый план вопросов, связанных с реализацией энергетических проектов – в первую очередь, газопровода «Турецкий поток» и АЭС «Аккую». Не могли бы Вы рассказать подробнее о переговорах, которые были проведены Вами за последние три месяца в рамках процесса нормализации отношений?

- Турция является для нас близким соседом, важным и давним партнером, отношениям с которым мы придаем большое значение. К сожалению, у нас за последний год ввиду известных событий ситуация изменилась не в самую лучшую сторону, например, если в 2014-м году у нас объём торговли достиг 32 млрд долларов, то в 2015-м году он составил всего 23 млрд. За первые 8 месяцев 2016 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года объемы торговли уменьшились еще на 40%. Конечно, есть и другие негативные тенденции, например, значительное падение цен на энергоносители на мировых рынках. Но я могу сказать, что ключевую роль за прошедший год сыграло именно физическое сокращение объемов торговли. В связи с этим, в настоящее время мы должны сконцентрироваться на поэтапном восстановлении наших взаимоотношений по всем сферам деятельности.

Конечно, в наших отношениях ключевое место занимает энергетика. Турция на сегодняшний день является вторым крупнейшим потребителем российского природного газа - ежегодно закупает у нас 27-30 миллиардов кубометров газа. С учетом интенсивного развития турецкой экономики мы прогнозируем и рост потребления энергоресурсов. Поэтому те проекты, которые вы упомянули - «Турецкий поток» и АЭС «Аккую» - являются ключевыми, их осуществление придаст импульс развитию двусторонних отношений.

По «Турецкому потоку». Как известно, Меморандум между ПАО «Газпром» и Боташ по данному проекту был подписан еще в декабре 2014 года.

В настоящее время после перерыва вновь возобновлены и активно ведутся переговоры. Финальной точкой этого процесса станет подписание межправительственного соглашения между российской и турецкой сторонами. Проект предусматривает сооружение 2-х ниток газопровода на территории Турции. По первой из них в Турцию ежегодно будет поставляться 15,75 миллиардов кубометров газа. По второй нитке газопровода поставки будут осуществляться в страны юго-восточной Европы в том же объеме порядка 15,75 миллиардов кубометров. Для выработки окончательного варианта соглашения Министерство энергетики РФ и энергетическое ведомство Турецкой Республики сформировали рабочую группу, в рамках которой ведутся все переговоры. В результате многочисленных встреч нам удалось вплотную приблизиться к подписанию соглашения. Параллельно турецкая сторона работает по получению разрешений, необходимых для реализации проекта.

Что касается ситуации по строительству АЭС «Аккую», которое осуществляется в рамках подписанного в 2010 году межправсоглашения. Это совместный стратегический масштабный проект с объемом капиталовложений в 20 миллиардов долларов.

Проект реализуется по модели «строй-владей-эксплуатируй» и предусматривает строительство и ввод в эксплуатацию четырех энергоблоков с реакторами суммарной мощностью 4,8 ГВт. в провинции Мерсин. Все необходимые средства будут привлечены Госкорпорацией «Росатом», которая является мажоритарным акционером будущей АЭС.

Мы приветствуем принципиальное решение, озвученное на встрече Президентов наших стран 9 августа с.г. о присвоении проектной компании «Аккую» статуса «стратегического инвестора». Ожидаем, что этот шаг значительно повысит привлекательность проекта для потенциальных инвесторов, в т.ч. из Турции.

Сдача первого блока АЭС должна состояться не позднее чем через 7 лет после выдачи Турецкой Республикой всех разрешительных документов на строительство атомной электростанции. Запланировано, что блоки будут вводиться в эксплуатацию последовательно с интервалами в один год. Сегодня проектная компания Аккую Нуклеар находится на этапе лицензирования и выполнения подготовительных работ на площадке сооружения АЭС.

В рамках проекта открываются значительные возможности для турецких поставщиков. По предварительным оценкам, турецкая сторона сможет выполнить порядка 35-40% от всех работ по сооружению АЭС «Аккую».

Активно развивается сотрудничество по подготовке турецкого персонала для будущей АЭС. В настоящий момент обучение в российских ВУЗах за счет российского бюджета проходят более 260 турецких студентов.

- Насколько велика вероятность того, что во время вашего с президентов Путиным визита в Стамбул будет подписано окончательное соглашение по «Турецкому потоку»?

- Проект межправсоглашения находится в высокой степени готовности. Конечно, мы прилагаем все усилия, чтобы за оставшееся время провести все необходимые процедуры, как в России, так и в Турции, с тем чтобы это соглашение было подписано в ближайшее время. Думаю, что такая возможность есть.

- До кризиса в отношениях, основным препятствием перед реализацией проекта «Турецкий поток» являлось требование Турции о снижении цены на газ, и противоречивая позиция ЕС. Сейчас ЕС оказался на периферии, поскольку Россия и Турцияпреобразовали проект в систему двух ниток трубопровода. Удалось ли достичь соглашения о 10%-й скидке на газ?

- Вопрос цены на газ связан с содержанием торговых соглашений между хозяйствующими субъектами наших государств. Вопрос скидки, о котором Вы говорите, рассматривался в начале 2015 года. Сейчас переговоры о цене на газ возобновлены, надеюсь, стороны придут к единой позиции.

Реальность на сегодняшний день такова. Турецкая компания BOTAŞ вынесла вопрос о цене на газ на рассмотрение Международного арбитражного суда. Первое заседание по этому делу состоится в 2017 году. Не исключено, что до этого момента российскому «Газпром Экспорту» и турецкой BOTAŞ удастся разрешить разногласия, связанные с ценой на газ. Здесь есть еще один нюанс. «Газпром Экспорт» продает газ не только BOTAŞ, но и частным турецким поставщикам. Следовательно, вопрос ценообразования является довольно сложным. Поэтому необходимо найти выход из положения, принимая во внимание все факторы, используя комплексный подход.

- Обеспокоила ли Вас возможность того, что в какой-то момент Турция может переориентироваться с российского на израильский природный газ?

- Турция ежегодно потребляет около 50 миллиардов кубометров газа. Из них 57% закупается у России. Турция также импортирует газ из ряда других стран, таких как Алжир, Катар, Иран, Азербайджан. То есть, Турция является газовым рынком с высоким уровнем конкуренции и большими перспективами роста. По прогнозам наших экспертов, в 2030 году объемы ежегодного потребления природного газа в Турции могут составить 70 млрд куб.м. Для того, чтобы Турция начала закупать газ у Израиля, в первую очередь необходимо подготовить соответствующую инфраструктуру. Кроме того, встает вопрос о том, насколько Израиль сможет обеспечить потребности Турции в природном газе. Россия готова к конкуренции, в том числе ценовой, не только с Израилем, но и с любыми другими поставщиками.

- Для вас Турция - это лишь хороший торговый партнёр, или же Москва рассматривает её и как стратегического партнёра?

- Конечно, мы рассматриваем взаимоотношения с нашими турецкими партнёрами и в стратегическом направлении. Ещё раз повторюсь, что это близкий наш сосед, и мы заинтересованы не только в поставках газа как сырья, но и в создании перерабатывающих производств, создании совместных предприятий по выработке электроэнергии, развитии газохимии и по другим направлениям. Это касается и электроэнергетики, и угольной отрасли. Я как сопредседатель межправкомиссии с российской стороны заинтересован не только в развитии отношений в энергетике, но и фактически во всех отраслях экономики, в социальной сфере. Мы выстраиваем наши отношения по всем направлениям на долгосрочной основе.

- В последние месяцы Турция повысила уровень закупки сырой нефти из России. Как вы это оцениваете, положительно?

- Да, мы видим положительную динамику. Сейчас по итогам семи месяцев объёмы поставок нефти из России увеличились на 27% и превысили миллион тонн. Это ещё раз подчёркивает, что, во-первых, турецкая экономика сегодня развивается и потребляет больше энергоресурсов, а Россия как надёжный партнёр может поставлять не только нефть, но и нефтепродукты. Мы заинтересованы, не только в поставках энергоресурсов, но и в создании предприятий по их переработке, что позволит создать дополнительные рабочие места, увеличит объем налоговых поступлений.

- Г-н Новак, мы видим, что Турция и Россия находятся внутри кипящего котла. С одной стороны находится сирийский конфликт, а с другой стороны – иракская проблема, которая неизвестно чем может обернуться. Наш регион находиться на очень запутанном и опасном повороте. Если принимать это всё во внимание, чтобы вы хотели сказать читателям газеты «Хюрриет» и турецкому народу в целом?

- Как глава Минэнерго России, я хотел бы прежде всего отметить, что сотрудничество наших стран в области ТЭК (в газовой, атомной, электроэнергетической сферах) не только представляет интерес с точки зрения инвестиций и развития торгово-экономических отношений двух стран. В первую очередь, оно способствует реализации в Турции седьмой цели в области устойчивого развития ООН, которая заключается в обеспечении доступа людей к недорогой и чистой энергии. Диверсификация энергобаланса за счет строительства атомной генерации, увеличение в нем доли газа (самого экологичного на сегодняшний день углеводородного топлива) будет укреплять энергетическую безопасность Турции и способствовать сохранению ее уникальной природы, которую так ценят, в том числе и россияне.

Как председатель российской части МПК также отмечу, что Российская Федерация готова развивать сотрудничество с Турцией в сфере промышленности, строительства, транспорта, сельского хозяйства, туризма, здравоохранения, охраны окружающей среды и рационального природопользования, телекоммуникаций. Мы надеемся, что после возобновления полномасштабного диалога между двумя странами будут успешно реализованы все приостановленные ранее проекты и рассчитываем на поддержку совместных двухсторонних инициатив турецким народом.

Турция. Россия > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 9 октября 2016 > № 1934938 Александр Новак


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 8 сентября 2016 > № 1891742 Александр Новак

Александр Новак дал интервью информационному агентству "ТАСС".

Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак в интервью информационному агентству "ТАСС" подвел итоги обсуждения вопросов энергетической повестки Восточного экономического форума, рассказал о ключевых проектах ТЭК на Дальнем Востоке и дал оценку текущей ситуации на мировом рынке нефти.

— Александр Валентинович, переговоры с представителями Японии стали одними из самых ярких на Восточном экономическом форуме, какие моменты вы могли бы выделить?

— Действительно, на форуме была представлена большая делегация из Японии, что связано с визитом премьер-министра господина Абэ. Мы обсуждали большое количество проектов, в том числе уже реализованные "Сахалин-1" и "Сахалин-2", а также вели переговоры по поставкам нефти (возможному увеличению поставок нефти — прим. ред.) и нефтепродуктов, угля и сжиженного природного газа (СПГ — прим. ред.) в Японию.

Японская сторона представила программу по восьми направлениям развития наших двухсторонних отношений и определила министра, который будет заниматься взаимодействием с Российской Федерацией. Мы также знаем, что был составлен перечень 50 совместных новых проектов, причем не только по энергетике, но и по другим отраслям.

— Какими проектами в сфере энергетики интересуется японская сторона?

— Планы по расширению сотрудничества с Японией есть почти по всем направлениям ТЭК. Если говорить о сотрудничестве в газовой сфере, это увеличение поставок СПГ в Японию, возможность участия компаний и банков этой страны в возведении второй очереди "Ямал СПГ" (речь идет о проекте завода по сжижению природного газа "Арктик СПГ-2" на полуострове Гыдан — прим. ред.). В ходе переговоров представители японской стороны также отметили, что очень довольны итогами своего участия в "Сахалине-2" и проявляют интерес к финансированию и строительству третьей очереди СПГ-завода "Сахалин-2". Кроме того, они также хотели бы расширить поставки углеводородов с сахалинских проектов.

— Обсуждали ли вы проект строительства энергомоста из России в Японию?

— Наши коллеги подтвердили свою заинтересованность, более того, они отметили, что готовы внести изменения в свое законодательство, так как на данный момент в Японии существует запрет на импорт электроэнергии.

Отмечу, что проект строительства энергомоста сместился в практическую плоскость: на данный момент идет разработка технико-экономического обоснования, которое будет завершено уже в этом году. Проект предполагает три этапа. Первый — это передача мощности в объеме до 200 МВт, но в будущем этот показатель может превысить 2 ГВт.

По электроэнергетике также были подписаны соглашения с "Русгидро" по участию японских компаний в развитии возобновляемых источников энергии: солнечной, ветряной генерации, геотермальных станций на Камчатке и в Хабаровском крае, и в создании необходимого для "Русгидро" оборудования на территории Российской Федерации.

По линии "Газпрома" — соглашение о бункеровке судов с компанией Mitsui, "Роснефти" — с компанией Marubeni о производстве компонентов для добычи нефти на территории России с участием российских компаний. По линии Росатома также есть большой перечень предложений по развитию сотрудничества, подготовлен комплекс мер, который будет обсуждаться в рамках нашего взаимодействия.

В целом мы видим активную позицию японских партнеров, наших компаний. Япония для нас важный партнер, с которым мы будем развивать наше сотрудничество.

— На ваш взгляд, корректно ли будет сказать, что у России с Японией начался новый этап взаимодействия?

— Да, безусловно.

— В связи с этим новым этапом обсуждался ли вопрос участия японских компаний в приватизации российских нефтяных компаний?

— Нет, этот вопрос напрямую не обсуждался. Но мы знаем, что интерес есть, японские компании также могут на общих основаниях участвовать в приватизации, если их удовлетворят условия.

Дальний, но перспективный Восток

— Во время форума ливни в Приморье затопили несколько тысяч домов, в этой связи считаете ли вы, что "Русгидро" нужно вернуться к реализации проекта строительства противопаводковых гидроэлектростанций для предотвращения затопления на Дальнем Востоке?

— Эти проекты обсуждаются, речь идет о строительстве четырех гидроэлектростанций. Это довольно капиталоемкие процессы, нам нужно понимать их экономику, сроки возврата инвестиций и куда пойдет электроэнергия от выработки. В любом случае у "Русгидро" есть такие планы. Я знаю, что они обсуждают эти проекты с китайскими партнерами, ищут финансирование, но конкретных решений пока нет.

— Как идет подготовка к отопительному сезону? Есть ли проблемные регионы?

— Министерство энергетики отвечает за мониторинг подготовки к отопительному сезону крупных теплоэлектростанций мощностью свыше 25 МВт. Мы проводим совещания с представителями компаний и субъектами Федерации, мониторим ход ремонтных работ, которые должны быть выполнены летом.

Отмечу, что подготовка объектов электроэнергетики к осенне-зимнему периоду (ОЗП) — важнейший комплекс мероприятий в годовом цикле работ. Это связано с необходимостью работы объектов электроэнергетики в режиме повышенных нагрузок, в сложных погодных условиях — при низких температурах, при повышенном уровне осадков, образовании льда и т. п. При этом особенно критичными становятся требования к бесперебойности тепло- и электроснабжения.

Сейчас подготовка идет полным ходом, на прошлой неделе в Уральском федеральном округе прошло совещание, на очереди все остальные округа. Обычно этот процесс завершается до 15 октября, затем на всероссийском совещании мы подводим итоги подготовки к ОЗП.

Что касается проблемных регионов — была ситуация с Воркутой, но на данный момент выработан план-график подготовки, мы понимаем, какова там ситуация. Внес свои коррективы в процесс подготовки к ОЗП тайфун "Лайонрок", бушевавший на территории Приморского края, вызвавший отключения в электрических сетях 35–220 кВ и массовые аварийные отключения в распределительных сетях 6–10 кВ.

На сегодняшний день ситуация находится под контролем, аварийные бригады в круглосуточном режиме осуществляют восстановительные работы.

По остальным регионам у нас в данный момент нет критических ситуаций. Рассчитываем, что компании электроэнергетики закончат все необходимые мероприятия в установленные сроки.

— Александр Валентинович, как вы оцениваете перспективы Дальнего Востока для российской энергетики?

— Восточная Сибирь и Дальний Восток являются для энергетики одними из самых перспективных регионов, в том числе по приросту добычи нефти, газа и угля. Геологическая изученность региона на суше составляет всего 8%, на шельфе — 6%. При этом уже открытые месторождения позволяют осуществлять масштабную добычу углеводородов.

Я уверен, что развитие энергетики в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке в конечном итоге приведет к раскрытию индустриального потенциала России, а реализация ряда крупных проектов, таких как Азиатское энергокольцо, расширение ВСТО, строительство магистрального газопровода "Сила Сибири", поможет существенно увеличить объемы торговли со странами региона и удовлетворить растущие энергетические потребности стран АТР.

ОПЕК и заморозка

— Сразу после Восточного экономического форума вы полетели в Китай, где было подписано, можно сказать, историческое заявление с Саудовской Аравией. Как вы оцениваете шансы на достижение договоренности по заморозке добычи на следующем саммите ОПЕК с учетом того, что Иран уже почти достиг досанкционного уровня добычи?

— Как вы знаете, "на полях" саммита G20 мы с Саудовской Аравией заключили соглашение, предусматривающее совместные действия по стабилизации ситуации на нефтяном рынке, которое я без преувеличения могу назвать знаковым. Конечно, мы ожидаем, что это будет способствовать достижению консенсуса среди стран, входящих и не входящих в ОПЕК. Нельзя утверждать на сто процентов, что договоренность будет достигнута, но ряд факторов, и в том числе показатели добычи нефти Ираном, говорят о том, что такая вероятность существует.

— Возможно ли, что Россия каким-либо образом примет участие в предстоящем саммите ОПЕК?

— Не являясь членом ОПЕК, мы, как правило, принимаем участие в мероприятиях различных форматов, которые проводятся в преддверии саммита, в частности в форумах, куда приглашают страны, не входящие в ОПЕК, международные организации. Если и в этом году будет подобная встреча — мы примем участие.

— То есть в идеале ситуация выглядела бы следующим образом: ОПЕК внутри договаривается, что они это решение принимают, и приглашает остальных присоединиться?

— На самом деле это более сложный процесс, где важную роль, безусловно, имеют позиции крупнейших производителей. Но по отдельным странам ОПЕК должна сначала договориться внутри себя.

— Какие вопросы планируете обсудить на встрече министра энергетики Алжира, который планирует приехать в Москву в сентябре? Стоит ли в повестке вопрос участия России в переговорах по заморозке в Алжире?

— Как сопредседатель межправкомиссии с Алжиром я курирую не только взаимоотношение в области энергетики, но и в целом торгово-экономическое сотрудничество. Замечу, что министр Алжира был назначен недавно, это его первый международный визит. У нас есть перечень вопросов, которые мы обсуждаем в рамках сотрудничества, в частности совместные проекты. Что касается заморозки добычи нефти, то обсуждение этой темы не фигурирует в повестке.

— Сохраняется ли риск падения цены нефти этой зимой, до какого уровня?

— Ранее мы говорили о том, что баланс спроса и предложения нефти будет достигнут только в 2017 году, мы сохраняем эти прогнозы.

В целом по году мы ожидаем, что спрос увеличится на 1,1–1,3 млн баррелей по отношению к предыдущему году. При этом прогнозировать предложение на рынке сложно из-за чрезвычайных ситуаций, которые возникают. Риск снижения цены нефти в целом остается.

— Если сравнить текущую ситуацию на рынке и аналогичную накануне встречи стран-экспортеров нефти в Дохе, выше ли сейчас шансы на принятие решения по заморозке добычи нефти?

— Сегодня мы видим, что ребалансировка рынка затягивается, снижение объема инвестиций в отрасль составляет порядка $200 млрд в год. В результате уже сейчас мы наблюдаем отрицательную динамику показателей по геологоразведке и приросту запасов, а в будущем и вовсе можем оказаться в ситуации дефицита нефти. Поэтому сегодня заморозка уровня добычи как раз тот инструмент, который мог бы ускорить возвращение на рынок баланса спроса и предложения. То, что две страны, добывающие свыше 22% нефти в мире, пришли к договоренностям, должно дать рынку позитивный сигнал и способствовать достижению консенсуса между странами, входящими и не входящими в ОПЕК.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 8 сентября 2016 > № 1891742 Александр Новак


Саудовская Аравия. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 15 августа 2016 > № 1882711 Александр Новак

В интервью саудовской газете «Аш-Шарк Аль-Аусат» Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак рассказал о роли ОПЕК в стабилизации ситуации на рынке нефти, о сотрудничестве России и Ирана в области возобновляемой и ядерной энергетики, влиянии санкций на ТЭК России, а также поделился прогнозами цен на нефть.

Интервью Александра Новака саудовской газете «Аш-Шарк Аль-Аусат».

- Какой в настоящее время общий объем энергии, вырабатываемой в Российской Федерации, за счет традиционных видов ее производства, ядерных и возобновляемых источников, газа? Какова доля этого сектора в российской экономике?

- Основную долю в выработке электроэнергии и в структуре установленной

мощности занимают тепловая, атомная и гидро- генерация. Фактическое потребление электроэнергии в Российской Федерации в 2015 году составило 1036,4 млрд кВт?ч, установленная мощность электростанций – 243,2 ГВт. На ТЭС пришлось примерно 63% выработки 2015 г., на АЭС – около 20%, на ГЭС – более 17%. Доля ВИЭ пока незначительна и составляет менее 0,1%, однако благодаря принятым недавно мерам поддержки зеленой энергетики к 2024 г. планируется ввести около 6 ГВт таких мощностей – солнечных, ветряных электростанций и малых ГЭС. Стимулируется также внедрение ВИЭ в отдаленных, изолированных от российской единой энергосистемы России энергорайонах.

Доля ТЭК в ВВП России по итогам 2015 г. составила 27%.

- Совет министров Саудовской Аравии принял решение о ратификации Российско-саудовского соглашения о сотрудничестве в сфере мирного использования ядерной энергии, подписанного в г. Санкт-Петербурге. Каково экономическое значение этого сотрудничества между двумя странами? Можете ли Вы привести какие-либо подробности плана реализации этого соглашения и его итоги?

- Межправительственное соглашение, которое вступило в силу в марте 2016 г., является, в первую очередь, базовым документом, правовой основой, открывающей возможности по сотрудничеству между Россией и Королевством Саудовская Аравия по самому широкому спектру направлений в области применения мирного атома. В частности, это сотрудничество по проектированию, сооружению, эксплуатации и выводу из эксплуатации энергетических и исследовательских ядерных реакторов, опреснительных установок, предоставлению услуг в области ядерного топливного цикла, радиационных отходов и отработавшего ядерного топлива, применения радиационных технологий в промышленности, геологии, медицине, сельском хозяйстве, подготовки кадров и т.д. При этом речь идет не только о совместных проектах в Саудовской Аравии, но и в третьих странах, где Россия реализует проекты в атомной сфере.

На основе Соглашения был создан российско-саудовский Совместный Координационный Комитет по сотрудничеству в области мирного использования атомной энергии, задачей которого являются дальнейшие консультации по вопросам реализации Межправсоглашения и выработке взаимовыгодных проектов. В марте 2016 года состоялся очередной раунд переговоров в формате заседания этого Комитета. Обсуждалась возможность привлечения Госкорпорации «Росатом» к проектам по реализации национальной атомной программы Саудовской Аравии и возможности для привлечения страны к проектам Росатома в третьих странах.

Хотелось бы отметить, что двустороннее сотрудничество между нашими странами не ограничивается сооружением АЭС. Также планируем развивать сотрудничество в области неэнергетических ядерных технологий: ядерная медицина, радиационные технологии и пр.

- Как Вы расцениваете текущую ситуацию на нефтяном рынке в свете падения цен и насколько Вы оптимистичны на счет будущего нефтяного рынка и возвращения справедливых цен на нефть? Какую роль должна играть ОПЕК в такой ситуации?

- Доля ОПЕК в мировой добыче нефти составляет 41-42% - это значительные объемы для того, чтобы страны внутри организации были заинтересованы вести согласованную политику. Также на сегодняшний день страны ОПЕК обладают одним из наиболее высоких потенциалов по приросту добычи, что делает их важным игроком на рынке. Мы видим, что в I полугодии нынешнего года глобальное предложение нефти впервые за последние годы существенно не растет, а форс мажорные обстоятельства во многом убрали тот объем перепроизводства, который давил на цены. Дисбаланс на рынке будет сокращаться, при этом хочу отметить, что до полной, органической ребалансировки еще достаточно далеко – мы ожидаем ее только в 2017г, т.к. возвращение на рынок канадских объемов и, возможно, добычи в Нигерии может снова привести к перепроизводству. Но для стабильного обеспечения мира нефтью, потенциала одного лишь сланца вряд ли будет достаточно, что создает предпосылки для роста цен на нефть в будущем, хотя уровень ближе к $100 за баррель мы вряд ли увидим в обозримом будущем. Со своей стороны готовы продолжать взаимодействие с ОПЕК по вопросам, представляющим взаимный интерес, в том числе, в рамках хорошо зарекомендовавшего себя механизма энергодиалога Россия – ОПЕК.

- Какие Вы видите варианты сотрудничества с Саудовской Аравией с целью стабилизации цен и нефтяного рынка, и какие действия требуется предпринять для реализации этого на глобальном уровне?

- Идея заморозки добычи нефти странами-производителями, обсуждавшая в апреле, сыграла свою роль в стабилизации рынка. Спекулянты увидели: страны-производители могут достигнуть договоренностей. Дверь для продолжения переговоров остается открытой, в случае возникновения такой необходимости.

Что касается сотрудничества с Саудовской Аравией, диалог между нашими странами активно развивается, как в рамках многосторонних форматов, так и на двустороннем треке. В том числе мы взаимодействуем в рамках консультаций по ситуации на рынке нефти стран ОПЕК и ведущих неОПЕКовских производителей. И мы намерены продолжать диалог по стабилизации рынков и готовы к самой широкой координации по этому вопросу и выработке совместных мер для стабилизации мировых нефтяных рынков при условии, что эти меры не будут иметь краткосрочный характер, а будет обеспечен долгосрочный цикл окупаемости проектов.

- Насколько на российскую экономику повлияло падение цен на нефть? Каков Ваш план по реагированию на такое падение цен? Когда Вы ожидаете ближайшее возвращение цен на нефть на максимально высокий уровень?

- Российская экономика доказала свою устойчивость в условиях неблагоприятной внешней конъюнктуры. Своевременные действия Правительства России по поддержке ключевых секторов позволили экономике адаптироваться и помогли сохранить высокий уровень золотовалютных резервов – на 1 мая 2016 г. он составил 391,5 миллиарда долларов. На низком уровне (менее 6%), осталась безработица, удалось сохранить небольшой размер внешнего долга и профицит торгового баланса (160 миллиардов долларов в 2015 году).

Структурная диверсификация российской экономики, которая сейчас проводится, создает задел для перехода к ее стабильному росту в ближайшей перспективе. Основная задача состоит в ускоренном развитии несырьевых отраслей. Доля нефтегазовых доходов уже стала сокращаться: в январе-апреле 2016 года нефтегазовые доходы федерального бюджета составили 1 318,5 млрд. рублей или 5,3 % годового ВВП, что на 2,9 п.п. ниже, чем за аналогичный период предыдущего года.

Отмечу, что развитие российского нефтегазового комплекса не противоречит идее диверсификации экономики – нефтяная и газовая промышленность остается драйвером инновационного и технологического потенциала страны. Введение гибкого курса рубля, а также высокие темпы развития, набранные отраслью в докризисные годы, позволили российским нефтегазовым компаниям в условиях низких цен на нефть не сокращать инвестиции в стратегически важные проекты и сохранить свои позиции на мировом рынке, в то время как практически все мировые мейджоры шли на сокращение инвестпрограмм и персонала.

Сейчас, по мнению большинства экспертов, дно экономического кризиса пройдено. Восстановление баланса спроса и предложения на рынке нефти уже началось, и к концу 2017 года мы ожидаем увидеть окончание цикла низких цен и их стабилизацию.

- Насколько на российскую экономику повлияли санкции ЕС, и какие усилия Вы прилагаете для их снятия и устранения их последствий? Был ли в отношениях с Турцией другой эффект? Какой он?

- Мы остаемся открытыми к сотрудничеству со всеми нашими зарубежными партнерами, готовы возобновить его в любой момент, но каких-то целенаправленных шагов по снятию санкций не предпринимаем – мы считаем более целесообразным адаптироваться к новым вызовам, эффективнее выстраивать экономические и технологические цепочки, осваивать новые рынки. В этом отношении гораздо большую обеспокоенность выражают наши традиционные партнеры (а это ведущие мировые компании, которые были вынуждены уйти из перспективных российских проектов), ведь сегодня интерес к таким проектам все больше проявляют инвесторы из АТР.

В условиях западных экономических и технологических санкций основными задачами для России стали поиск внутренних финансовых ресурсов и реализация политики импортозамещения. Решению первой задачи способствуют целевое выделение средств под ключевые проекты из ФНБ (из нефтегазовых – проект «Звезда» компании «Роснефть», проект «Ямал-СПГ» компании НОВАТЭК), проектное финансирование в отдельных отраслях экономики, привлечение кредитных ресурсов российских и азиатских финансовых институтов. Сегодня мы можем констатировать, что зависимость от зарубежного фондирования уже снизилась. Если на начало 2015 года объем средств, полученных российскими банками от зарубежных, по данным Центробанка, составлял 2,7 трлн рублей, то на 1 мая 2016 года этот показатель упал до 1,8 трлн рублей.

Задача по импортозамещению планомерно решается в рамках утвержденных Правительством отраслевых планов. Корпоративные планы импортозамещения были разработаны и включены в долгосрочные программы развития всех госкомпаний ТЭКа – и сегодня доля закупок отечественной продукции составляет свыше 75%.

Хотел бы отметить, что ведется активная работа по обеспечению российской нефтегазовой отрасли собственными судами для разработки шельфовых проектов, созданию собственной технологии СПГ. Определенные успехи достигнуты в нефтегазохимической отрасли: в результате проведенных в 2015 году мероприятий удалось снизить зависимость от зарубежных поставок катализаторов. При общем потреблении 46,9 тыс. тонн катализаторов доля российской продукции выросла до 37,5% (31,76% в 2014 году), в нефтехимии по основным процессам — 35,7% (34,2% в 2014 году).

- Как Вы считаете, повлияло ли производство сланцевой нефти в США на цену традиционной нефти? Означает ли это, что США не будут нуждаться в нефти из других стран, и продолжит ли Америка производство сланцевой нефти, несмотря на рост расходов?

- Безусловно, стремительный рост производства нефти из нетрадиционных источников в США оказал непосредственное влияние на ценовые колебания на рынке, которые мы наблюдаем в последние два года. Только в 2013-15 США добавили более 2.3 млн баррелей добычи, а если брать период с 2010, то прирост на пике составил более 4 млн баррелей в сутки. Это стало возможно благодаря существенному росту производительности (более чем в 3 раза за последние 7 лет) и снижению стоимости бурения, а также ввиду доступности финансирования. Дополнительные объемы, оказавшиеся на рынке, на фоне замедления темпов роста экономик крупных покупателей углеводородов, в частности, Китая, привели к закономерному снижению цен. Это отразилось, прежде всего, на производителях с высокими издержками – сланцевой нефти, производства из битуминозных песчаников, глубоководного бурения и др. Сейчас производители испытывают трудности в связи с падением цен на нефть, и мы уже наблюдем падение сланцевой добычи более чем на 700 тыс баррелей в сутки с пика. Мы видим оценки, в том числе от Минэнерго США, о том, что добыча в Америке снизится на 1,2 млн баррелей за два года - с 2015 по 2017. Вероятнее всего, на рынке останутся только эффективные и устойчивые проекты, в том числе и сланцевые, а неконкурентоспособное производство будет заморожено. США вряд ли смогут полностью обеспечить себя нефтью, но существенное снижение зависимости от импорта возможно. Также мы отмечаем, что низкие цены на нефть подстегнут спрос, мы видим это уже сейчас, и, как я уже говорил, в результате мы ожидаем, что к концу 2017 г. рынок вернется к долгосрочной стабилизации.

- В настоящее время Эр-Рияд стремиться к разработке альтернативных источников энергии - ядерных и возобновляемых. Увидим ли мы сотрудничество Москвы и Эр-Рияда на этом направлении в свете «Саудовского видения 2030»?

- Безусловно, мы положительно оцениваем инициативы Саудовской Аравии в направлении развития мирного использования ядерной энергии. Амбициозные цели Правительства Королевства говорят сами за себя: в Вашей стране планируется строительство 16 ядерных реакторов в течение ближайших 25 лет, которые смогут вырабатывать около 20% необходимой электроэнергии. Такие серьезные планы можно только приветствовать. Более того, мы заинтересованы в совместной реализации этих планов.

Как и для любой страны-новичка в атомной сфере реализация национальной атомной программы при отсутствии соответствующей ядерной инфраструктуры задача крайне непростая, тем более такая, как в Королевстве. Требуется решить целый ряд вопросов: выстраивание системы лицензирования, подготовка нормативно-правовой базы, подготовка профессиональных кадров, выбор модели финансирования и определение технико-экономических характеристик, проведение необходимого объема проектно-изыскательских работ, определение формата для выбора квалифицированного подрядчика.

Для стран, принимающих решение о строительстве АЭС, имеют большое значение вопросы надежности и безопасности технологий. Но для этого мало построить станцию, надо также обеспечить ее стабильную работу с хорошими экономическими показателями, выстроить комплексную систему подготовки квалифицированных кадров, выстроить работу полноценного регулятора. И попутно решить огромное количество других вопросов: что делать с ОЯТ, как выстраивать логику по контрактации топлива, поскольку требуется понимание, где станция будет брать топливо все 60-80 лет эксплуатации.

Ваша страна – не первая, кто столкнется с необходимостью создания атомной отрасли с нуля. Госкорпорация «Росатом» имеет значительный опыт по реализации проектов сооружения АЭС по всему миру в странах-новичках, которые не имеют атомного бэкграунда. Среди таких проектов можно назвать проект сооружения АЭС в Бангладеш, Вьетнаме. Нами реализуется проект сооружения первой АЭС в Турции и Иордании, Египте.

Во всех этих случаях мы предлагаем интегрированное предложение. Оно уникально, никто в мире сегодня больше не может предложить то, что предлагаем мы: комплекс настраиваемых под Заказчика услуг, включая современный проект атомной станции поколения 3+, сочетающий активные и пассивные системы безопасности и отвечающий всем постфукусимским требованиям, обеспечение свежим ядерным топливом, высокий уровень локализации, поддержку в формировании, совместно с национальными органами, ядерной инфраструктуры и нормативно-правовой базы, обеспечивающих эффективное управление и надзор за использованием атомной энергии в мирных целях, комплекс решений в вопросах обращения с РАО и ОЯТ, подготовку кадров и ядерное образование, мероприятия в области популяризации атомной энергетики и работы с заинтересованными сторонами.

Немаловажным элементом нашего предложения является гибкие финансовые условия проекта. И конечно, в числе наших преимуществ – опыт и наличие референтости: реактор ВВЭР, который мы предлагаем сегодня, это один из самых распространенных типов реакторов в мире, наши блоки можно в прямом смысле слова «пощупать руками» и в России, и за рубежом.

Также мы внимательно следим за реформами в Саудовской Аравии, направленными на диверсификацию экономики Королевства, в частности, сведение к минимуму зависимости от экспорта углеводородов и развитие новых ее отраслей. Полагаю, что опыт Эр-Рияда на этом направлении будет также весьма полезным для нашей страны.

Что касается налаживания сотрудничества России и Саудовской Аравии в сфере возобновляемых источников энергии, то отмечу, что определенные шаги в этом направлении уже предпринимаются. Так, прорабатывается возможность формирования соответствующей нормативно-правовой базы, которая определит основные векторы нашего взаимодействия. Надеюсь также на достижение практических договоренностей между бизнес сообществами двух стран.

- Некоторые страны, например, Швеция, Италия, Бельгия и Германия, прекратили использование ядерной энергетики для производства электричества. Есть ли у Вас такое намерение? Какие меры Вы принимаете для безопасной утилизации ядерных отходов?

Из всех вами перечисленных стран только Италия закрыла свои атомные станции, но сделала это в 90-х годах прошлого века (последний реактор был закрыт в 1990-м году) под давлением зеленых после аварии на Чернобыльской АЭС. Но сегодня Италия импортирует до 10% электричества, вырабатываемого атомными мощностями других стран.

В Бельгии в настоящий момент эксплуатируются 7 энергоблоков, которые обеспечивают порядка 50% энергопотребления страны. Швеция производит до 40% энергии за счет эксплуатации 10 атомных энергоблоков.

Германия, продекларировавшая отказ от атомной энергетики в пользу возобновляемых источников с 2024 года, до сих пор по факту не отказалась от использования этого типа генерации: в Германии 8 атомных энергоблоков находятся в стадии эксплуатации.

И этому есть разумное объяснение: атомная энергетика и возобновляемые источники энергии не являются конкурирующими или тем более взаимоисключающими: у каждого есть свои преимущества, модели применения и ограничения. В мире всегда будут существовать различные виды генерации. Главный вопрос – не какой источник энергии лучше, а каков баланс различных типов генерации? И все больше в странах-новичках, развивающих атомную энергетику, растет понимание, что атомная генерация должна являться источником компенсации базовой нагрузки, а источником, компенсирующим пиковые нагрузки, должна стать энергия, вырабатываемая с помощью ВИЭ.

Что касается системы менеджмента обращения с ядерными отходами. Россия рассматривает это направление как интегральную составляющую всего ядерного топливного цикла, к замыканию которого мы стремимся. Именно поэтому Росатом уделяет большое внимание развитию таких направлений деятельности, как разработка РЕМИКС-топлива, возвращение продуктов переработки ОЯТ в ядерный топливный цикл. Отдельный акцент мы также делаем на развитии мощностей по переработке ОЯТ на территории России. Глобальная задача сделать ядерную энергетику фактически безотходной, а значит «зелёной», стоит за технологией замкнутого топливного цикла, основу которого составляют реакторы на быстрых нейтронах. Россия далеко продвинулась и в этом направлении: запущен блок БН-800 (будет сдан в промышленную эксплуатацию осенью 2016 года), работает завод по производству МОКС-топлива в Железногорске. В Северске реализуется проект ПРОРЫВ, который позволит использовать полный энергетический потенциал уранового сырья (не только уран-235, но и уран-238). Россия является единственной страной в мире, которая занимается разработкой проекта по замыканию ядерно-топливного цикла на базе «быстрых нейтронов», благодаря которой в будущем можно будет фактически забыть о захоронении отходов.

Решение вопросов обращения с ОЯТ и «ядерным наследием» – наш вклад в зеленую энергетику. Хочу подчеркнуть: для России принципиально важно не перекладывать проблемы ядерного наследия на будущие поколения. Каждый ответственный вендор должен думать о стадии бэкенда, Россия и в этой области демонстрирует технологическое и научное лидерство.

Саудовская Аравия. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 15 августа 2016 > № 1882711 Александр Новак


Россия. ЮФО > Электроэнергетика > kremlin.ru, 11 мая 2016 > № 1750492 Александр Новак, Андрей Муров

Совещание по вопросам энергообеспечения Крыма.

Владимир Путин провёл совещание в формате видеоконференции по вопросам энергообеспечения Крымского полуострова в связи с завершением строительства энергоперехода через Керченский пролив.

Запуск первой нитки энергомоста из Краснодарского края в Крым состоялся 2 декабря 2015 года, вторая была введена в эксплуатацию 15 декабря и пропускная способность энергомоста удвоилась. 14 апреля этого года электроэнергетики запустили третью очередь, что позволило ликвидировать дефицит электроэнергии на полуострове. Четвертая нитка обеспечит возможности перетоков суммарно до 800 МВт из российской единой энергетической системы, что будет полностью покрывать потребности Крыма в электроэнергии.

* * *

В.Путин: Уважаемые друзья!

Я всех вас поздравляю с завершением строительства энергомоста, который связал Крымский полуостров с материковой Россией.

Энергопереход через Керченский пролив – очень сложный технический проект, и здесь были вами применены самые новейшие технологии. А сами работы шли, что называется, ударными темпами. В результате в сжатые сроки удалось прорвать энергетическую блокаду Крыма. Собственно говоря, не сомневаюсь, если потребуется, мы и любую другую блокаду прорвём, если кому–то захочется нас потренировать.

Хочу поблагодарить инженеров, рабочих – всех, кто принимал участие в возведении этого объекта, за самоотверженный труд, за добросовестное, очень ответственное отношение к делу. Вы и без того знаете, что выполняли очень важную для страны задачу и справились с ней блестяще.

В общей сложности более 800 МВт электроэнергии пойдёт по энергомосту в Крым. С учётом собственной генерации этого достаточно для нормальной работы и даже немножко больше, чем требуется в регулярном режиме. Во всяком случае, это точно должно обеспечить бесперебойное энергоснабжение производственных, инфраструктурных, социальных объектов и с запасом выдержать нагрузку во время летнего сезона отпусков, когда на полуостров приедут миллионы отдыхающих, миллионы гостей.

Отмечу при этом, что с учётом собственной генерации Крымский полуостров теперь располагает мощностью в 1270 МВт, а ожидаемый летний пиковый уровень потребления составит 1100–1150 [МВт]. При этом напомню, что с учётом резервных мощностей, которые остаются на полуострове, если потребуется, мы можем обеспечить и 1800 МВт.

Вместе с тем ещё предстоит завершить целый комплекс работ по модернизации энергетического хозяйства полуострова, создать новые, современные генерирующие мощности и обновить всё энергохозяйство. Помню свою поездку в Симферополь по этому же вопросу, по вопросу строительства энергомоста, и, если мне память не изменяет, как раз в этой диспетчерской оборудование не менялось ещё с 50-х годов прошлого века. Сейчас там идёт реконструкция. На цели модернизации и нового строительства предусмотрено до 2020 года более 50 миллиардов рублей. Это незаметная для внешнего наблюдателя работа, но она крайне важна для развития полуострова.

Энергопереход через Керченский пролив – очень сложный технический проект, и здесь были вами применены самые новейшие технологии. А сами работы шли, что называется, ударными темпами.

Уже ведётся строительство двух электростанций – в Симферополе и Севастополе. В сентябре 2017 года на каждой из них будут введены в эксплуатацию по одному блоку, а суммарная мощность двух станций после этого составит 470 МВт, а в 2018 году они прибавят ещё 470 МВт электроэнергии. Таким образом, на Крымском полуострове будет сформирован мощный инфраструктурный резерв для перспективного развития экономики, открытия новых производств, укрепления социальной сферы, ЖКХ. Прошу Министерство энергетики держать под постоянным контролем выполнение всех этих проектов и программ развития.

Я ещё раз вас всех поздравляю с запуском энергомоста. Желаю вам успехов.

Давайте послушаем наших коллег на местах.

А.Новак: Разрешите несколько слов.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Новак: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В соответствии с Вашим поручением о необходимости надёжного энергообеспечения Крымского полуострова собственными энергоресурсами завершено строительство второго этапа энергомоста между Единой энергетической системой России, из Краснодарского края, и полуостровом Крым. И сегодня мы готовы обеспечить включение финальной, четвёртой цепи подводного кабельного перехода линии Тамань – Камыш-Бурун.

Владимир Владимирович, в рамках реализации этого уникального проекта был реализован целый большой комплекс строительства энергообъектов. Я хотел бы сказать, что построены две новые современные подстанции: 500 киловольт – подстанция «Тамань» и новая подстанция 220 киловольт – «Кафа». Реконструировано и модернизировано пять действующих подстанций: это Кубанская, Вышестеблиевская, Славянская, Симферопольская и Камыш-Бурунская.

И хотел бы сказать, что общая протяжённость линий электропередачи, построенных в это короткое время, составляет более 800 километров. Это линии электропередачи классом напряжения от 220 до 500 киловольт. А по дну Керченского пролива проложено четыре цепи 220 киловольт, каждая из цепей состоит из четырёх ниток длиной 14,5 километра. То есть общая протяжённость подводных кабельных линий составила более 230 километров. Это тоже уникальный проект, поскольку предыдущий проект по прокладке подводного кабельного перехода был реализован в рамках программы АТЭС на острове Русский. Это действительно серьёзный технологический проект.

Владимир Владимирович, хотел бы также сказать, что благодаря, как Вы отметили, слаженной работе инженеров, строителей и проектировщиков, властей субъектов Российской Федерации – Крыма, Краснодарского края, энергетиков и органов власти, которые участвовали в этом, были реализованы задачи по строительству этих объектов в более короткие сроки, чем в соответствии с планом-графиком, когда планировалась реализация этих мероприятий в рамках федеральной целевой программы. И сократили сроки примерно на полтора-два года по отдельным объектам.

В общей сложности более 800 МВт электроэнергии пойдёт по энергомосту в Крым. С учётом собственной генерации этого достаточно для нормальной работы и даже немножко больше, чем требуется в регулярном режиме.

И начиная с сегодняшнего дня, как Вы тоже отметили сейчас во вступительном слове, появляется возможность уже передавать из Единой энергетической системы России в Крым до 800 мегаватт мощности электрической энергии. А с учётом собственной генерации и дизель-генераторных установок, мобильных газотурбинных электростанций, которые были передислоцированы в Крым, общая генерация – без солнечных, возобновляемых источников энергии, ветровых – составляет более 1270 мегаватт, Вы тоже это отметили.

И это полностью замещает тот переток, который обеспечивался до ноября месяца из украинской энергосистемы. То есть с ноября месяца, с момента, как были исключены эти перетоки по независящим от нас причинам, были реализованы эти задачи. И сегодня мы полностью заместили 85 процентов той генерации и той мощности, которая необходима Крымскому полуострову. Это действительно гарантирует на сегодняшний день обеспечение полностью прохождения курортного сезона, содержание энергообеспечения объектов социальной инфраструктуры, жилищно-коммунального хозяйства, жизнеобеспечения. А также, безусловно, немаловажно для социально-экономического развития Крыма – это обеспечение энергоснабжения предприятий промышленности.

И вот эта мощность, которая сегодня будет окончательно введена за счёт перетоков, позволит также обеспечить социально-экономическое развитие Крымского полуострова и на будущее в том числе и Краснодарского края, поскольку подстанции, которые построены, касаются и социально-экономического развития Краснодарского края, портовой инфраструктуры, в том числе железнодорожного и автомобильного переходов через Керченский пролив.

Владимир Владимирович, разрешите доложить сейчас на местах о готовности объектов энергомоста Краснодарский край – Крым.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Новак: Председатель правления «Федеральной сетевой компании», подстанция «Тамань», Муров Андрей Евгеньевич, доложите о готовности подстанции к передаче мощности.

А.Муров: Уважаемый Владимир Владимирович!

Председатель правления компания ПАО «ФСК ЕЭС» Муров Андрей Евгеньевич.

Мы ведём доклад с подстанции 500 киловольт «Тамань» – это новая системная узловая подстанция, она предназначена для поступления энергии из питающих центров как Кубанской энергосистемы, со временем, в перспективе Ростовской энергосистемы и последующей передачи и распределение энергии в Крымский полуостров, в Крымскую энергосистему.

Подстанция была, как сказал Министр, возведена в кратчайшие сроки. По сути, мы её создали за один год – это при нормативных сроках строительства 3,5 года. На подстанции применяется самое современное отечественное оборудование: так, например, самое ценное, что есть в подстанции, – это силовые трансформаторы производства Тольятти. Там крытые распределительные условия этого устройства – Великие Луки, релейная защита и автоматика – специалисты из Чувашии, поэтому мы можем с гордостью сказать, что наши отечественные производители точно так же, как и строители, полностью приложили руку к этому высокому и великому делу. Нужно отметить, что эта подстанция предназначена теперь не только для передачи энергии в Крым, но ещё и, в частности, для развития производства на территории Кубани. Это и портовые сооружения, и сооружения нового мостового перехода.

Уважаемый Владимир Владимирович! Все технологические системы подстанции прошли комплексное опробование, и подстанция готова к передаче мощности по проектным решениям.

Доклад закончил. Спасибо.

А.Новак: Включите, пожалуйста, пункт перехода «Керченский полуостров». Прошу доложить о готовности пункта перехода и готовности оборудования по приёму мощности через подводный кабельный переход.

А.Некрасов: Здравия желаю, Владимир Владимирович!

Подводный кабельный переход энергомоста между Кубанью и Крымом для передачи всей мощности по четырём цепям готов.

Доложил генеральный директор компании «Рубеж-РемСтрой» Некрасов Александр Иванович, подрядчик ЦИУС ЕЭС «Федеральной сетевой компании».

В.Путин: Александр Иванович, спасибо Вам и всем, кто работал там, всем, кто за Вашей спиной стоит, всем, кто своими руками, применяя наилучшие образцы техники, знания свои использовал и добился этого результата. Всем вам спасибо большое.

А.Новак: Прошу включить подстанцию «Кафа» в Феодосии. Доложить о готовности подстанции к приёму мощности.

Н.Поздняков: Уважаемый Владимир Владимирович!

Докладывает генеральный директор ЦИУС ЕЭС Николай Подзняков. Мы находимся на подстанции «Кафа» 220 киловольт в Крымском федеральном округе. Подстанция после включения будет принимать максимальное количество электроэнергии, переходящей из южной энергосистемы в крымскую.

На Крымском полуострове будет сформирован мощный инфраструктурный резерв для перспективного развития экономики, открытия новых производств, укрепления социальной сферы, ЖКХ.

Государственным заказчиком проекта выступало Российское энергетическое агентство, генеральным подрядчиком выступало дочернее общество «Федеральной сетевой компании». В настоящее время всё оборудование подстанции и системы прошли комплексное опробование и готовы быть включены по проектной схеме и передавать проектные мощности. Ваше поручение было исполнено в полном объёме.

Доклад окончен.

В.Путин: Спасибо, Николай Игоревич.

Сергей Валерьевич, как оценивает руководство Крыма, Севастополя, как вы оцениваете работы и перспективы?

С.Аксёнов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Ваше поручение выполнено раньше графика. Соответственно, мы придавали ускорение, в том числе на всех этапах строительства. Спасибо коллегам. Действительно, работа проделана колоссальная, объединённый большой труд.

На сегодняшний день благодаря этому взаимодействию Крым будет обеспечен электроэнергией в полном объёме. С сегодняшнего дня графиков для населения никаких не будет, никаких режимов отключения. Поэтому у Крыма появилась перспектива провести курортный сезон на высоком уровне, соответственно, зимой тоже без приключений.

Спасибо Вам за ту мощную поддержку, за то, что Вы брали под личный контроль это мероприятие.

В.Путин: Хочу Вас тоже поблагодарить и всех Ваших коллег, которые работали по сооружению этого энергомоста. Также хочу слова благодарности передать и административным органам Крыма и Севастополя, поскольку в непростые времена, когда был большой дефицит, всё–таки вам удалось наладить соответствующую работу, провести разъяснительную работу среди людей.

Крымчан и севастопольцев хочу поблагодарить за понимание, за терпение и за доверие, которое они оказали всем нам.

А.Новак: Уважаемый Владимир Владимирович!

Все объекты энергомоста готовы к включению. Разрешите приступить к запуску энергомоста?

В.Путин: Запускайте.

Церемония запуска энергомоста.

А.Новак: Уважаемый Владимир Владимирович!

Все объекты энергомоста включены в полном объёме в работу, и обеспечен максимальный переток, 800 мегаватт, из Единой энергетической системы России в Крымскую энергосистему. Ваше поручение выполнено в полном объёме.

В.Путин: Спасибо.

Александр Валентинович, Вам спасибо за то, что Вы внимание уделили должное этому проекту. Хотел бы обратить внимание всех коллег на то, что применено много новых технических решений, новое оборудование, поэтому это требует особого внимания специалистов к эксплуатации всех этих объектов. Надеюсь, что всё будет реализовываться на самом высоком уровне, так же, как и шло строительство по обеспечению Крыма электроэнергией.

Спасибо большое.

Россия. ЮФО > Электроэнергетика > kremlin.ru, 11 мая 2016 > № 1750492 Александр Новак, Андрей Муров


Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 22 декабря 2015 > № 1595687 Александр Новак

Интервью Александра Новака газете "Коммерсант".

Министр энергетики Александр Новак о цене на нефть, налогах и Крыме.

Стоимость нефти вчера опустилась до минимума за 11 лет. Об итогах, пожалуй, самого тяжелого года для российского ТЭКа за последнее десятилетие, решении энергетических проблем Крыма и нефтяных налогах "Ъ" рассказал министр энергетики АЛЕКСАНДР НОВАК.

- Тяжелый был год?

- Год сложился довольно непростой, в первую очередь характеризовался волатильными и низкими ценами на нефть, что неминуемо повлияло на экономическую ситуацию в стране в целом. Кроме того, как и предыдущий, этот год был санкционным, что отразилось на возможностях привлечения финансовых ресурсов. Тем не менее хочу отметить, что по основным показателям у нас результаты положительные. Мы ожидаем увеличения добычи нефти: в 2014 году было 526,7 млн тонн, в этом ожидаем 533 млн тонн. Некоторое снижение отмечается по добыче газа - 633 млрд кубометров, примерно на 9 млрд кубометров меньше по сравнению с 2014 годом. При этом зафиксирован рост экспорта: до порядка 190 млрд кубометров против 181,2 млрд кубометров, то есть основное снижение идет за счет внутреннего рынка. Это обусловлено в первую очередь сокращением потребления в связи с погодными условиями, потому что, как мы даже сейчас наблюдаем в декабре, средняя температура на 5,8 градуса выше, чем в 2014 году.

Выработка электроэнергии ожидается выше, чем в 2014 году, - 1052 млрд кВт-ч против 1047 млрд кВт-ч. Таким образом, рост будет в пределах 1%, несмотря на теплую зиму. Также чуть выше ожидается экспорт электроэнергии. Сальдо экспортно-импортных перетоков прогнозируется на уровне свыше 16 млрд кВт-ч (в 2014 году - 5,7 млрд кВт-ч), в том числе за счет передачи электроэнергии из России - 25,6 млрд кВт-ч (+70%). На мой взгляд, в целом производственные показатели удовлетворительные.

Без сомнения, одним из главных событий стало введение первой очереди энергомоста Краснодарский край - Крым. В декабре со значительным опережением сроков, предусмотренных ФЦП по Крыму, были введены первая и вторая очереди кабельного перехода через Керченский пролив, а это 400 МВт мощности. Следующие 400 МВт мы сможем поставлять из ОЭС Юга уже в мае. Проект по обеспечению энергонезависимости Крыма на сегодняшний день является приоритетным. Надеюсь, что уже в 2016 году прекратится экспорт электроэнергии в Крымский федеральный округ с Украины.

Удалось решить и нормативные вопросы: был принят закон, который решает основную задачу по неплатежам в электроэнергетике. Это долгожданное и абсолютно разумное решение, поскольку неплатежи в отрасли растут с каждым годом, а потребители пытаются кредитоваться за счет энергетиков. По состоянию на 17 декабря задолженность на оптовом рынке электроэнергии и мощности составляет 52,3 млрд руб., в рознице, по прогнозным данным, - 237,9 млрд руб.

Перешли на долгосрочный конкурентный отбор мощности, теперь цена известна на четыре года вперед - до 2019 года. Отмечу, что впервые отбор проводился с использованием эластичной кривой спроса, цены сложились на конкурентном уровне. Эта модель решает задачи по переходу энергетики на долгосрочное регулирование, по привлечению инвестиций, по выводу неэффективных мощностей. Мы ожидаем, что к 2019 году будет выведено из эксплуатации до 7,4 ГВт неэффективной генерации.

- Как будет решена проблема консервации?

- Мощности, которые можно использовать по мере роста потребления электроэнергии, нужно сохранять, чтобы потом не строить новые. Для их сохранения необходимы источники финансирования, так называемая консервация. Соответствующий проект постановления находится на согласовании в ФАС и Минэкономики, он предусматривает оплату консервируемой мощности на уровне 75% от цены отбора мощности на оптовом энергорынке. Срок консервации может быть от одного до нескольких лет - в зависимости от прогнозов энергопотребления. Первый конкурс на консервацию на 2017 год планируется в 2016 году.

- Вы назвали то, что удалось, а что не удалось?

- Мы хотели окончательно принять энергостратегию на период до 2035 года. На мой взгляд, была проведена большая работа, документ готов, хотя создавался в условиях экономического спада, очень большой волатильности и непредсказуемости цен. Но рассмотрение энергостратегии в правительстве решено перенести на следующий год, потому что необходимо более четко понимать прогноз социально-экономического развития.

Продолжается реформа рынка тепла, проект документа уже находится на рассмотрении в Госдуме, он также предусматривает долгосрочное тарифообразование, которое приведет к более высоким темпам роста тарифов в отдельных регионах. Но с учетом ограничения по росту платы за коммунальные услуги для населения на уровне 4% и ожидаемой инфляции 12-13% реализовать реформу теплоснабжения пока не удается. Параллельно прорабатывается вариант пилотных проектов, когда регионы, заинтересованные в развитии собственного теплоснабжения, при желании смогут принимать тарифные решения, отличные от социально-экономического прогноза. Пока регионы, которые получат возможность принимать решение о внедрении альтернативной котельной, не выбраны. На мой взгляд, их будет не менее десяти, и в следующем году мы сможем принять закон, а в 2017 году запустить пилотные проекты.

- Энергостратегия будет рассматриваться на правительстве весной?

- Думаю, не ранее. По итогам принятия долгосрочной стратегии нам нужно утверждать генеральные схемы развития нефтяной и газовой отраслей, это планы правительства на первое полугодие. В целом генсхемы у нас уже готовы.

- А как выглядит генсхема газовой отрасли? Сейчас идет большая дискуссия, как должен быть устроен рынок газа, кто будет владеть и управлять газотранспортной системой, поставлять газ на экспорт и т. д.

- Это концептуальные вопросы, по которым на сегодняшний день нет окончательных решений. Они находятся в проработке. На сегодняшний день есть позиция, что должен быть единый экспортный канал, газотранспортная система остается в составе "Газпрома" и так далее. Дискуссии в основном касаются отдаленной перспективы - в горизонте ближайших 20 лет. В самой энергостратегии предусмотрено два этапа: в первые десять лет, до 2025 года, основной упор будет сделан на развитие конкуренции, совершенствование ценообразования на газ. На следующие десять лет концептуально предусмотрена возможность дальнейшей либерализации отрасли. В любом случае каждые пять лет стратегия подлежит корректировке. Наша задача на ближайшее время - решить вопросы перекрестного субсидирования, ценообразования на транспортировку газа. Есть вопрос в части гарантирующих поставщиков в регионах, в особенности там, где не присутствует "Газпром", а работают НОВАТЭК и "Роснефть".

- А как будет выглядеть концепция гарантирующего поставщика? Есть идея, что будет один гарантирующий поставщик на весь рынок - условно "Газпром", который будет получать за свои функции дополнительную плату. Согласно альтернативной концепции, будут выделены регионы, в которых будет назначен свой гарантирующий поставщик. То есть ответственность "Газпрома" за те регионы, куда он газ не поставляет, будет снята.

- Действительно, сейчас рассматриваются различные варианты, их нужно тщательно проработать. В частности, затрагивается много важных вопросов, в первую очередь надежного газоснабжения в периоды прохождения максимальных пиковых нагрузок. Это означает, что кто-то должен иметь резервы по добыче. Сегодня эти резервы есть у "Газпрома", это его издержки. Вопрос, как их перераспределить между участниками газового рынка, кто займется созданием таких резервов по покрытию пиков. Если резервы обеспечивает "Газпром", не исключено, что другие компании должны участвовать финансово либо располагать резервами в виде запасов в подземных хранилищах газа (ПХГ) или свободных добычных мощностей.

- Как этот вопрос будет поставлен в протоколе президентской комиссии по ТЭКу?

- Я думаю, что он будет поставлен с точки зрения проработки. То есть не как окончательное решение, а как проработка самой идеи, которая прозвучала на президентской комиссии. Здесь есть масса нюансов, связанных, в частности, с доступом к ПХГ.

- Вы хотели в этом году сделать пилотные проекты по налогу на финансовый результат, но не получилось. Почему? Сейчас вы ведете дискуссии с Минфином о том, чтобы сделать другой налог. Как он будет выглядеть?

- Действующая налоговая система не стимулирует компании бурить скважины там, где себестоимость выше, чем при обычном бурении, в итоге у нас не вовлекаются в разработку запасы, а на старых месторождениях идет серьезное падение добычи. Остановить эту тенденцию можно за счет введения налога на финансовый результат, который используется во многих странах. Мы предложили вариант не единовременного перехода на этот налог, а тестирование его на пилотных проектах. Минфин видит риски в том, что компании при реализации налогообложения на базе финансового результата будут иметь возможность завышать издержки, снижать налогооблагаемую базу, в результате бюджет не получит определенных доходов. В условиях дефицита бюджета эти риски превалируют над задачей по увеличению объемов добычи, а за счет этого - и поступлений в бюджет. Пилотные проекты могли бы показать, действительно ли для Минфина существуют такие риски или они могут быть нивелированы. Это абсолютно разумный подход, и, когда мы рассматривали вопрос в правительстве, было принято решение о реализации пилотных проектов.

Но сегодня Минфин предлагает свой вариант, так называемый налог на добавленный доход - НДД, который по своей сути концептуально не отличается от налога на финансовый результат (НФР), а лишь различается некоторыми параметрами.

- А какие параметры обсуждаются?

- Наше предложение по НФР заключалось в следующем: уйти от уплаты рентного налога НДПИ и ввести дополнительный налог на прибыль от реализации добытой нефти со ставкой 60% и учетом части капитальных затрат при исчислении налоговой базы по данному налогу. НФР не учитывается в налоговой базе по налогу на прибыль, поэтому его не снижают.

Минфин, в свою очередь, предлагает ввести ставку нового налога в размере 70%, но в качестве налоговой базы использовать не прибыль, а чистый денежный поток, позволяющий учитывать капитальные затраты в полном объеме, но не более определенного предела. Минфин планирует оставить гарантированные налоговые отчисления в виде НДПИ, рассчитывая его так, чтобы совокупная отраслевая налоговая нагрузка (НДПИ и экспортные пошлины) не превышала 40% от выручки для действующих месторождений, а также вышедших на уровень окупаемости текущих затрат новых месторождений и 30% - от выручки для новых месторождений, еще не вышедших на уровень окупаемости текущих затрат. Конкретные параметры налога в настоящее время обсуждаются.

- Будет ли ограничен круг месторождений, на которые его можно будет распространить?

- С нашей точки зрения, если будет найден компромисс и согласованные параметры, то имеет смысл говорить о распространении новой налоговой системы на все месторождения - как действующие, так и новые.

- Замминистра финансов Сергей Шаталов говорил две недели назад, что речь пойдет только об участках в рамках некоей небольшой квоты по добыче, назвав 10 млн тонн.

- Мне трудно это комментировать. Необходимо продолжить совместную работу и в кратчайшие сроки выработать согласованные предложения.

- А вы верите, что Минфин действительно будет работать в следующем году над этим законопроектом, а не затянет эту историю, как это произошло фактически в этом году?

- Я оптимист и думаю, что мы вместе такие предложения подготовим к весенней сессии Госдумы.

- Этой осенью по инициативе Минфина налоговая нагрузка на отрасль выросла. Верите ли вы, что параметры ставки по экспортной пошлине на нефть вернутся в следующем году на уровень, предусмотренный налоговым маневром?

- Может, вопрос все же поставить - не "верите ли вы", а "считаете ли вы"? Я считаю, что мы должны вернуться в те параметры, которые были предусмотрены налоговым маневром, и об этом Минфин говорил осенью, когда предлагал сохранить коэффициент в пошлине на уровне 42%.

- Тогда нефть стоила $60 за баррель, а теперь $36.

- Тем более в этих условиях для отрасли важно, чтобы были реализованы ранее принятые решения.

- Но отрасль-то фактически наращивает добычу, несмотря ни на что.

- Во-первых, в этом году мы ощущаем отдачу от тех инвестиций, которые были вложены в добычу два три года назад. Этот эффект будет отмечаться и в следующем году, а уже начиная с 2017 года есть риски снижения добычи. Если решение по изъятию выручки действительно будет на год и компании верят в это, то они продолжат кредитоваться и инвестировать, и это даст возможность сохранять добычу в 2017- 2018 годах. Если же сейчас компании получат сигнал, что это изъятие надолго, то они не будут привлекать кредиты и делать инвестиции.

- На президентской комиссии по ТЭКу вы представляли список нефтяных месторождений, для которых цена $60 за баррель уже была некомфортна. Сейчас цена намного ниже. Понадобятся ли дополнительные льготы?

- Многое будет зависеть от ситуации с курсом доллара, который в течение последнего года изменился так, что цена барреля в рублях, по сути, не поменялась. Это позволило сохранить инвестиции. Что касается новых проектов на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, то там действует льгота по экспортной пошлине, которая обеспечивает проекту доходность на уровне 16,3%.

- Есть ли обращения, допустим, от "Роснефти" с просьбами о поддержке отдельных проектов?

- Нет. Сейчас очень много неопределенности по цене. Поэтому нет смысла оперативно реагировать на текущую конъюнктуру, надо понимать, насколько долго эта цена будет держаться. Я считаю, что средние по году $50 за баррель - это цена, которая может отражать баланс спроса и предложения. Она может быть чуть ниже и чуть выше, условно говоря, колебания могут быть между $40-50 и между $50-60. Конечно, здесь многое зависит от себестоимости добычи сланцевой нефти в США.

- Обсуждаются разные варианты снижения энерготарифов и поиска экономически обоснованных тарифов для дальневосточных энергетиков. Какие источники можно использовать для компенсации в ДФО?

- Действительно, такая задача обсуждается, она была изложена в послании президента 3 декабря. Поручено проработать вопрос о снижении тарифов в отдельных регионах ДФО, доведя их до уровня не выше среднероссийского. Задача вполне конкретная. Мы совместно с ФАС анализируем, в каких регионах ДФО тариф выше, чем в среднем по России. В основном это северные регионы: Камчатка, Чукотка, Сахалинская область. А в Амурской области, Еврейском автономном округе и Приморском крае тарифы уже ниже среднероссийских.

- Среднероссийские это сколько?

- Сейчас критериев никаких нет. Это тоже может стать предметом дискуссии. Действительно, нужно считать, из чего складывается цена в регионах. Например, в северных регионах есть такие понятия, как "районный коэффициент" и "северные надбавки". Заработные платы там выше, как и любые расходы на материально-технические ресурсы. Можно по-разному сравнивать - с учетом этих коэффициентов или без. Формально среднероссийские тарифы известны по каждой группе потребителей.

- Подразумевается снижение для всех групп потребителей, не только для промышленности?

- Поручение касается энерготарифов в целом - значит, для всех. Но действительно нужно определиться, для чего это делать. Если только для привлечения инвестиций, то есть предложение снизить тарифы для инвесторов именно на территориях опережающего развития. Этот вариант снижения цен позволяет сделать предприятия более конкурентоспособными и привлекать инвестиции в ДФО. Еще один вопрос - снижать для новых или для уже существующих потребителей. Если для всех, это, конечно, огромные деньги, которые необходимо за счет чего-то изыскивать. Причем средства бюджета не рассматриваются, это прямо звучит в поручении. В таком случае есть всего лишь два понятных источника - собственная эффективность "РАО ЭС Востока" и "РусГидро", то есть сокращение их издержек и использование их дивидендов либо надбавка для всех участников энергорынка. Но это приведет к росту нагрузки для потребителей, а мы исходим из того, что она должна быть минимальной. По сути, это перекрестное субсидирование, от которого мы стараемся уходить по всем направлениям.

- Обсуждаются ли одновременно инвестиции в модернизацию "РАО ЭС Востока" или речь пока лишь о привлечении промышленных инвесторов?

- Что касается тарифов для энергокомпаний, есть два подхода. Чтобы довести тарифы энергетиков до экономически обоснованного уровня, необходимо ежегодно около 18 млрд руб., чтобы обеспечить текущее содержание. По информации "РусГидро", для развития Дальнего Востока с учетом инвестиционной составляющей требуется не менее 180 млрд руб. на десять лет. Но я считаю, что эта цифра достаточно высокая, ее нужно серьезно оптимизировать.

- Это тоже планируете учесть в компенсации ДФО?

- Других источников нет - либо "РусГидро", либо надбавка для оптового рынка. Правительство будет рассматривать вопрос по энерготарифам в ДФО с учетом позиций всех ведомств.

- Расскажите, как Крым будет интегрирован в ЕЭС после решения основных технических проблем? Исчезнут ли субсидии из бюджета на тарифные компенсации на полуострове?

- Когда в Крыму будет построена собственная генерация, генерирующие предприятия станут участниками оптового рынка, а Крым войдет в общую систему оптового рынка в качестве неценовой зоны. Но это будет только с 2018 года. Пока будет действовать особый механизм покупки электроэнергии на опте.

Поставки из ЕЭС примерно на треть дешевле контрактной цены украинской электроэнергии. В целом объем потребления Крыма составляет около 6,4 млрд кВт-ч в год, из них 4,9 млрд кВт-ч закупалось у Украины. Теперь почти половина мощности будет поставляться из российской энергосистемы плюс собственная генерация Крыма. Когда в мае энергомост прибавит еще 400 МВт и суммарно составит около 800 МВт, мы в принципе можем исключить поставки со стороны Украины полностью. Однако это не решит до конца необходимость субсидирования тарифов на электрическую энергию для потребителей Крымского федерального округа, так как конечные тарифы все же значительно меньше их экономически обоснованных расходов на покупку и доставку электроэнергии. Поэтому ликвидация субсидирования тарифов будет проводиться поэтапно.

- Как решается вопрос со строительством ТЭС в Тамани?

- Мы уже понимаем, что востребованность станции со стороны потребителей обеспечена. Заинтересованных участвовать в конкурсе много. Это как российские компании, так и зарубежные компании, даже китайские. Здесь в принципе ограничений нет, никто санкций не боится, поскольку проект не привязан к Крыму. Мы ожидаем, что конкурс будет проведен во втором полугодии 2016 года.

- Будет ли действительно необходима собственная генерация в Крыму с учетом Тамани и энергомоста?

- Генерация в Крыму не зависит от строительства станции в Тамани, она необходима для поддержания крупными энергоблоками в целом всей энергосистемы полуострова. Ведь пиковое потребление достигает 1300-1400 МВт, а с учетом социально-экономического развития региона через два года может быть еще выше. Поэтому потребуются и собственные мощности, и переток из ЕЭС, а в часы с низким потреблением возможны и обратные перетоки на материковую часть.

Должен быть единый экспортный канал, газотранспортная система остается в составе "Газпрома". Дискуссии касаются отдаленной перспективы

Если нефтяники получат сигнал, что дополнительные налоговые изъятия надолго, они не будут привлекать кредиты и делать инвестиции.

Поручение президента касается снижения энерготарифов для всех потребителей Дальнего Востока, но нужно определиться, для чего это делать.

Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 22 декабря 2015 > № 1595687 Александр Новак


Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 2 марта 2015 > № 1306013 Александр Новак

Рабочая встреча с Министром энергетики Александром Новаком.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром энергетики Александром Новаком. Глава Минэнерго информировал Президента об итогах работы отрасли в 2014 году и основных задачах на перспективу, а также сообщил предварительные данные о том, как страна прошла осенне-зимний период.

В.ПУТИН: Об отрасли расскажете вначале?

А.НОВАК: Да.

В.ПУТИН: Давайте.

А.НОВАК: Спасибо, Владимир Владимирович.

Хотел бы подвести итоги работы 2014 года и доложить об основных задачах на текущий год. Но прежде всего позвольте доложить о предварительных итогах прохождения осенне-зимнего периода, поскольку мы с 15 октября уже четыре месяца его проводим. Это одна из основных задач и функций Министерства энергетики – надёжное и бесперебойное обеспечение наших потребителей: населения и промышленности, экономики.

Докладываю, что в целом прохождение осенне-зимнего периода идёт в штатном режиме. Тепловые электростанции, гидроэлектростанции, атомные электростанции работают в штатном режиме. Обеспечены надёжные поставки электроэнергии потребителям и обеспечен необходимый резерв для прохождения осенне-зимнего периода, как в виде обеспечения топливом – мазут и уголь, – так и обеспечения резервами мощностей генерации и работы сетевого комплекса.

Хотел бы доложить, что в рамках подготовки к осенне-зимнему периоду выполнены объёмы ремонтных работ по восстановлению основных фондов, которые работают во время зимы. Это в свою очередь позволяет нам проходить с надёжностью осенне-зимний период.

Запасы угля, запасы мазута выше норматива: по углю у нас 180 процентов от норматива, по мазуту – 140 процентов.

В 2014 году мы ввели в эксплуатацию 7400 мегаватт мощностей генерирующего оборудования – это рекордный показатель за последние годы. И хотел бы в целом сказать, что за последние три года мы ввели около 20 тысяч мегаватт мощностей – это та программа, которая была начата в 2008 году, договоры предоставления мощности. Сейчас уже тот период, когда именно вводятся в эксплуатацию каждый год объёмы генерации. То есть за последние три года – 10 процентов.

В.ПУТИН: Инвестиций сколько там?

А.НОВАК: Объём инвестиций составил в общем топливно-энергетическом комплексе 3,5 триллиона рублей.

А что касается электроэнергетики, в прошедшем году, 2014-м, было вложено 830 миллиардов рублей – большая сумма. Каждый год вкладывается порядка 25 миллиардов долларов.

И конечно же, важно, что мы за последние три года на 10 процентов, по сути дела, обновили основные фонды. Это повышает надёжность и создаёт резервы. Единственный вопрос, который, мы считаем, требует особого внимания, поставили себе как задачу для решения в этом году, – это вывод старых, неэффективных мощностей.

Это примерно около 15 тысяч мегаватт, которые сегодня не проходят конкурсный отбор мощности, но при этом в то же время они необходимы для работы и обеспечения теплом посёлков, крупных городов.

В.ПУТИН: Это в каких регионах в основном?

А.НОВАК: В основном регионы Сибири и регионы центральной части. То есть это старое оборудование, которое было введено в эксплуатацию в 50–60-е годы, а некоторое даже ещё до войны.

Оно сегодня амортизировано в полном объёме, и фактически необходимо проводить мероприятия, в том числе в регионах, для того чтобы его модернизировать либо выводить в целом из эксплуатации.

Также хотел бы сказать, что особенностями прошлого года является маловодность, особенно в Байкальском бассейне где-то на 42 процента меньше сконцентрировано было объёма воды. Это повлияло на выработку гидроэлектростанций, на уменьшение выработки примерно на 9 миллиардов киловатт-часов, что в свою очередь потребовало от нас загрузки большей мощности теплоэлектростанций и, соответственно, подготовки резерва топлива для работы этих электростанций: угля, газа и так далее. Тем не менее наши энергетики с этой задачей справляются, и надеемся, что следующий год будет более благоприятным.

И ещё одна особенность: в этом году средние температуры выше на 3,9 градуса. Соответственно, это приводило к тому, что часто в зимний период температура переходила нулевую отметку, а это очень влияет на появление льдообразования на линиях электропередачи, гололёда. То есть мы в два раза больше проводили плавок гололёда в этом году на линиях электропередачи, чем в прошлом году. Такие аномальные явления, так называемый ледяной дождь, но наши электроэнергетики справляются.

В этом году больше провели расчистки просек, для того чтобы деревья не падали на линии электропередачи, примерно на 30 процентов. И в целом хочу сказать, что аварийность в сетевом комплексе по сравнению с прошлым годом снизилась на 14 процентов. Однако мы наблюдаем сейчас увеличение аварийности в генерирующем комплексе на семь процентов. В основном это связано с человеческим фактором.

Были две крупные аварии, которые не привели к отключению потребителей, к каким-то последствиям для экономики. Тем не менее за период в этом году, за четыре месяца, была 61 авария, технологические нарушения, правильнее сказать, с отключениями свыше 10 мегаватт. Мы такие показатели контролируем – выше 10 мегаватт.

Соответственно, это меньше, чем в прошлом году, как я уже сказал, тем не менее были две такие аварии, на которые я обратил бы Ваше внимание. Это технологическое нарушение на Ростовской атомной электростанции, которое было 4 ноября.

По сути дела, в результате неквалифицированных действий персонала при выводе в ремонт линии электропередачи Ростовской атомной электростанции «Южная» были нарушены технологические процессы, что привело к отключению линий электропередачи 500 киловольт и выводу южной энергосистемы России в изолированную работу.

В течение четырёх часов работа была восстановлена, тем не менее это прецедент, который в этом году мы отмечаем. Создан специальный штаб, проводим мероприятия по выработке решений, которые бы не позволили в будущем допустить таких ситуаций.

И второй момент. Сургутская ГРЭС-2 – одна из крупнейших в Европе. В результате пожара на турбонасосе, возгорания масла, также опять же из-за действий персонала возник пожар, и обвалилась часть кровли, где-то 1300 квадратных метров. В холодный период, это случилось 4 января. Был оперативно организован штаб по восстановлению, по выделению этого участка в отдельную зону, которая не повлияла бы в целом на работу генерирующего оборудования станции.

Оперативно сработали все службы, и сейчас производится восстановление работ. Также это не повлияло на энергоснабжение и теплоснабжение региона. Сейчас разбираемся также в режиме штаба по недопущению в будущем таких ситуаций.

Владимир Владимирович, хотел бы сказать, что мы уже сейчас думаем о прохождении следующего осенне-зимнего периода, работаем в направлении совершенствования нормативно-правовой базы. Сегодня Министерство энергетики фактически не обладает полномочиями по установлению порядка несения ответственности за неподготовку к осенне-зимнему периоду предприятиями энергетики.

То есть это наши полномочия, которые мы выполняем, по сути дела, в инициативном порядке. Тем не менее мы сейчас вносим изменение в законодательство, которое установит соответствующие полномочия Правительства Российской Федерации и Министерства энергетики.

И второе, очень важное. С момента реформы электроэнергетики несколько изменилось законодательство, и на сегодня отсутствует правило технологического функционирования электроэнергетики. То есть правило, которое устанавливает стандарты надёжности для оборудования, для электросетевого комплекса, для программного обеспечения, для автоматики.

Для того чтобы это синхронизировать и систематизировать в целом по стране, то есть чтобы были единые требования, нами разработаны такие правила. Это серьёзный документ, который сейчас обсуждается участниками рынка.

Не все с ним, к сожалению, согласны, поскольку он устанавливает требования, а требования, как известно, выполнять иногда и финансово нужно – выделять деньги и нести ответственность за исполнение этих требований.

Поэтому в этом году мы поставили себе задачу, чтобы эти требования были выпущены и были приняты Правительством. Они уже разработаны. Это важный шаг.

И третий момент. Создадим условия и нормативную базу для вывода из эксплуатации неэффективного оборудования.

Владимир Владимирович, что касается итогов работы топливно-энергетического комплекса. Несмотря на то что у нас вторая половина года была достаточно сложной с точки зрения обеспечения финансовыми ресурсами, привлечения кредитов, перекредитования компаний, тем не менее я считаю, что все задачи, которые были поставлены перед отраслью, – электроэнергетика, нефтегазовый комплекс, угольная отрасль, – были выполнены.

Если говорить о производственных показателях, в 2014 году было добыто 526,7 миллиона тонн нефти, что на 3,3 миллиона тонн больше, чем в предыдущем году. Это очередной рекорд постсоветского периода. То есть мы приросли на 0,6 процента.

Объём инвестиций в нефтедобычу – 980 миллиардов рублей. Прирост составил порядка 10 процентов по отношению к 2013 году. Это серьёзные инвестиции, поскольку мы нарастили добычу на тех стратегических направлениях, которые и ставили перед собой как задачу и которые были ещё Вами поставлены при реформе налогообложения.

В частности, хочу сказать, что в Сибири и на Дальнем Востоке прирост добычи составил 4 миллиона тонн – с 52 до 56 миллионов увеличилась. Увеличилась также добыча трудноизвлекаемых запасов месторождений примерно на 1,6 миллиона тонн – с 31 до 32,6 миллиона. Это уже первые результаты изменения системы налогообложения.

И третий момент – это шельф, которому также уделяется особое внимание с точки зрения изменения системы налогообложения. Разработан план содействия мероприятиям. На шельфе увеличили примерно на 1 миллион тонн объём добычи.

Из этого миллиона примерно 700 тысяч – это в Охотском море увеличение: с проектов «Сахалин-1» и компании «Роснефть», и второй проект – около 300 тысяч тонн в прошлом году было добыто на «Приразломной» в Печорском море, также начали уже добывать на шельфе Печорского моря.

Один из результатов, который я бы также хотел отметить сегодня, – начало работы на шельфе совместного предприятия компаний «Роснефть» и «Эксон Мобил», которые пробурили первую разведочную скважину. По сути дела, было открыто в прошедшем году новое месторождение «Победа» с большими запасами: около 500 миллионов тонн нефти и большим запасом газа.

Кроме этого мы расширили по Вашему поручению пропускную способность – «Транснефть» вложила инвестиции в прошлом году, увеличив пропускную способность ВСТО-1 с 50 миллионов до 58. Это позволило нам увеличить объёмы поставок нефти в порт Козьмино и загрузить его в больших объёмах.

Что касается нефтепереработки, здесь я уже Вам докладывал, введено 13 установок, объём инвестиций составил 290 миллиардов. Уже за последние годы всего 47 установок модернизировано и введено новых. Это позволило нам увеличить объёмы производства бензинов пятого класса до 65 процентов уже от общего выпуска бензинов и дизельного топлива.

Это даже перевыполнение тех планов и задач, которые ставили перед собой, но самое главное – продолжить эту работу, поскольку цели стоят амбициозные: с 1 января 2016 года перейти полностью на пятый класс.

Если говорить о нефтегазовой отрасли, ещё о некоторых результатах, хотел бы отметить такой показатель, как увеличение глубины переработки нефти на наших предприятиях. Это сложный процесс, это значит, что мы уходим от мазута, производим более высококачественные бензины.

В этом году мы увеличили с 71 процента до 72 процентов, но по мере ввода новых установок мы выйдем на показатель 85 процентов к 2020 году и будем производить уже только высококачественные конечные продукты нефтеперерабатывающих заводов.

Владимир Владимирович, что касается газовой отрасли, здесь также мы отмечаем позитивную динамику в реализации наших планов. Но у нас, Вы понимаете, есть некая волатильность с точки зрения рынков. И в этой связи объём добычи в прошедшем году был ниже на 24 миллиарда кубических метров и составил 642 миллиарда кубометров. В позапрошлом году было 668.

Экспорт составил 186 миллиардов кубометров, несколько ниже, чем в 2013 году, в 2013–м был 203 миллиарда, то есть сокращение было. Тем не менее у нас реализованы наши планы и задачи в части развития внутреннего рынка и принятые решения Вами по строительству газопровода «Сила Сибири» на основании контракта, подписанного с Китайской Народной Республикой. Вектор развития газодобычи в направлении Азиатско-Тихоокеанского региона, строительства заводов по сжижению газа будет реализовываться. Проект «Ямал-СПГ» продолжает реализовываться, инвестиции вкладываются.

Из позитивных моментов отметил бы также ещё, что в прошедшем году мы запустили работу газовой биржи в Российской Федерации. До этого у нас торговались на бирже только нефтепродукты, сейчас была запущена биржевая торговля газом. Это позволяет увеличить конкуренцию.

В.ПУТИН: Кто участники биржи?

А.НОВАК: В рамках этой биржевой торговли участвуют наши компании: «Газпром» и независимые.

В.ПУТИН: Какие?

А.НОВАК: Независимая компания «НОВАТЭК», компания «ЛУКОЙЛ». Компании «Газпромнефть», «Газпром» – это уже государственные компании. Покупателями являются наши потребители, это в основном теплоэлектростанции, работающие на газе.

Охват составляет большую часть Российской Федерации. Поставки газа, точки выхода – с 17 месторождений. И фактически в трёх пунктах, из которых [газ] поставляется по газотранспортной системе, происходит реализация этих объёмов.

К сожалению, пока объёмы небольшие, всего 800 миллионов кубометров было продано на бирже. Тем не менее это только начало работы, и мы будем её развивать. В соответствии с постановлением Правительства объёмы торговли газа на бирже могут составлять до 35 миллиардов кубометров. При этом 50 процентов – это поставки, которые может «Газпром» осуществлять, и 50 процентов – независимые. То есть сейчас только начало этой работы.

И несколько слов, если позволите, по угольной отрасли. Угольная отрасль также в прошедшем году развивалась, несмотря на трудности, с которыми сталкивалась в части своего экономического положения. Тем не менее 60 миллиардов инвестиций – несколько новых проектов, реализованных в Кузбассе, по строительству разрезов, где уже с прошлого года добывается [уголь].

Всего в 2014 году было добыто 356 миллионов тонн угля. По сравнению с прошлым годом увеличение составило где-то 6 миллионов тонн, то есть задачи – выйти на планку 350 миллионов – реализуются. К 2020 году у нас задача выйти на 380 миллионов тонн, к 2035-му – 480.

И в целом сегодня мы работаем над развитием углехимии, над развитием внутреннего рынка и над реализацией новых проектов, особенно с нашими партнёрами, которые желают совместно разрабатывать месторождения в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, Огоджинское месторождение, Ерковецкий угольный разрез бурого угля.

В этой части мы будем, конечно, реализовывать эти планы, чтобы не только уголь добывался и поставлялся как сырьё, а чтобы он перерабатывался в конечную продукцию углехимии или электроэнергию с поставкой продукции более высокой добавленной стоимости.

В.ПУТИН: Транспорт нужен, инфраструктура.

А.НОВАК: Безусловно, одна из задач, которые стоят перед нами, совместно с Минтрансом реализовать расширение пропускных способностей Байкало-Амурской магистрали, Транссиба. И задача Министерства – электрификация этих расширяемых участков. Для этого мы сегодня вместе с компаниями «ФСК» и «Россети» реализуем этот проект. И эта задача как одна из основных стоит перед нами.

В.ПУТИН: Надо смотреть, чтобы биржа функционировала так, как должны функционировать биржи, чтобы там было больше независимых компаний, чтобы правила биржевой торговли соблюдались. Это чрезвычайно важная вещь, иначе это может превратиться просто в фикцию. И тогда это не нужно.

По поводу генерирующих электрических мощностей. Надеюсь, что планы соответствующие есть. Посмотрите на них сами ещё раз, чтобы не получилось: одни мощности выводятся, а в замену ничего нет. Вот этого не должно случиться. Там у нас и новые узлы появляются, они есть, тем не менее, чтобы неожиданностей никаких для потребителей не возникло.

А.НОВАК: Мы планируем также совершенствовать работу рынка, как оптового, так и розничного. И очень важный момент для надёжного функционирования отрасли и проведения своевременных работ по подготовке к зиме – это платёжеспособность и своевременные платежи наших потребителей.

К сожалению, сегодня ситуация несколько ухудшилась, за последние месяцы, ввиду отсутствия возможности в полном объёме кредитовать свою финансово-хозяйственную деятельность. Тем не менее мы сейчас наметили план мероприятий, для того чтобы эту ситуацию исправлять.

И хотел бы сказать, что за последние годы у нас на оптовом рынке сократилась задолженность в результате принятых мер, в результате введения механизма финансовых гарантий потребителей, которые покупают электроэнергию. Сейчас работаем в направлении розницы, в том, чтобы также обеспечить соответствующую платёжеспособность и отсутствие задержек в оплате.

2 марта 2015 года, 11:15, Московск

Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 2 марта 2015 > № 1306013 Александр Новак


Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 18 апреля 2014 > № 1055763 Александр Новак

Александр Новак подвел итоги прохождения осенне-зимнего периода 2013-2014 годов.

Министр энергетики Александр Новак провел Всероссийское совещание по итогам прохождения субъектами электроэнергетики осенне-зимнего периода 2013–2014 гг. с участиемруководителей субъектов РФ, представителей федеральных органов власти и электроэнергетических компаний. Эксперты оценили результаты работы электроэнергетических компаний, обсудили наболевшие вопросы и поделились планами на будущее.

В своем докладе Александр Новак отметил, что, несмотря на относительно мягкую зиму на большей части территории России, прошедший ОЗП нельзя назвать легким для энергетиков. Но, в целом, энергосистема отработала в штатном режиме. «Не было допущено крупных аварий, которые повлияли бы на экономику страны, жизнеобеспечение населения, на качество оказываемых услуг. Удалось увеличить установленную мощность, создать резервы по энергомощностям», - отметил Министр. Глава ведомства напомнил, что в прошедшем сезоне особенная ситуация отмечалась на Дальнем Востоке, где подготовка к осенне-зимнему периоду осложнилась аномальным паводком. В воде оказались почти 14 тыс. опор высоковольтных линий и 330 трансформаторных подстанций. «Период подготовки генерирующих станций к зиме был очень небольшим, но компании справились», - подчеркнул Александр Новак. Еще одна особая зона ответственности в прошедшем ОЗП – энергоснабжение олимпийских объектов. По словам Министра, затраченные усилия дали положительный результат: энергообеспечение спортивных объектов не вызывало нареканий.

При подготовке к ОЗП комиссиями Минэнерго были проверены 79 субъектов электроэнергетики. Несмотря на то, что в прошедшем сезоне снизилось количество крупных аварий с массовыми отключениями потребителей, общая ситуация с аварийностью пока кардинально не изменилась. «Если в генерирующих компаниях аварийность в ОЗП 13/14 в сравнении с прошлым периодом снизилась на 7,7 % (1839 вместо 1994), то в электросетевых компаниях – выросла на 12%. (4726 вместо 4217)», - привел данные Александр Новак.

Министр также остановился на вопросе комплектации энергокомпаний необходимым количеством резервных источников энергоснабжения (РИСЭ). Общее необходимое количество РИСЭ по России составляет 45 083 шт., оснащенность - 72 %. «Мы не первый год ратуем за скорейшее решение этой проблемы, но пока ситуация меняется медленно. Прошу руководителей субъектов федерации решить вопрос с закупками необходимого количества РИСЭ в кратчайшие сроки», - сказал глава ведомства.

По-прежнему на особом контроле у Министерства задача повышения платежной дисциплины. На розничном рынке электроэнергии задолженность продолжала расти практически по всем федеральным округам. По состоянию на 31 марта 2014 года она составила 189 млрд рублей, увеличившись по сравнению с прошлым ОЗП почти на 30%. Тем не менее, постепенно ситуацию удается переломить: в прошлом году впервые задолженность на оптовом рынке остановила свой рост. С начала года неплатежи снизились с 48 до 45 млрд руб.

В свою очередь, Председатель Комитета Государственной Думы РФ по энергетике Иван Грачев предложил немедленно внедрить самые жесткие меры в отношении неотключаемых потребителей, а также посредников, которые кредитуются за счет других.

Для решения проблемы неплатежей Директор департамента ЖКХ, энергосбережения и повышения энергоэффективности Минстроя России Оксана Демченко предложила усилить ответственность потребителей и ввести институты специальных номинальных счетов.

Заместитель Министра энергетики РФ Андрей Черезов сообщил, что в 2013 году производство электроэнергии достигло значения 1045 млрд кВтч, а годовой максимум потребления был зафиксирован в 10-00 18 января 2013 года и составил 147 ГВт.

«По итогам 2013 года уровень аварийности по генерирующим компаниям относительно 2012 года снизился в среднем на 4,3%, - сказал Андрей Черезов. - Обычным явлением для ОЗП стали аномальные погодные условия. В ряде регионов страны из-за шквального ветра и ледяного дождя было нарушено электроснабжение. Планомерная совместная работа позволила в короткие сроки их ликвидировать».

Среди актуальных задач при подготовке к осенне-зимнему периоду 2014-2015 гг Андрей Черезов назвал работы по подготовке к ОЗП Крыма, поддержание запасов топлива на необходимом уровне, своевременное выполнение утвержденных программ ремонтов и соблюдение всех условий готовности.

Начальник Управления государственного энергетического надзора Ростехнадзора Дмитрий Фролов отметил, что по итогам проверки готовности большинство электросетевых и теплоснабжающих организаций, проведенной совместно с Минэнерго, большинство компаний получили паспорта готовности. По его словам, в числе распространенных нарушений - отсутствие подготовленного персонала на предприятиях, несвоевременность проведения ремонтных работ, неудовлетворительное состояние резервных топливных хозяйств.

Активно включилось в работу созданное в ноябре 2013 года Министерство строительства и ЖКХ РФ. В частности, Минстрой проводил мониторинг формирования запасов основного и резервного топлива в осенне-зимнем периоде.

Первый заместитель Председателя Правления ОАО "Системный оператор ЕЭС" Николай Шульгинов отметил, что потребление энергии ЕЭС в период ОЗП в завершающемся сезоне зафиксирован на 10 млрд ниже, чем в прошлом, что связано с температурными аномалиями. «Вместе с тем, в четырех энергосистемах были преувеличены исторические максимумы потребления мощности», - подчеркнул он.

Заместитель руководителя ФСТ России Елена Помчалова сообщила, что ФСТ был принят план мероприятий по сдерживанию роста цен и тарифов. Также продолжается работа по повышению доступности энергетической инфраструктуры, изменению методологии расчета тарифов для поставщиков.

Подводя итоги совещания, Александр Новак поручил проанализировать итоги прохождения прошлого сезона и продолжить работу по решению актуальных задач отрасли.

Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 18 апреля 2014 > № 1055763 Александр Новак


Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 22 января 2014 > № 1045412 Александр Новак

Прямой эфир с Александром Новаком на радиостанции "Эхо Москвы" 22.01.2014.

О. БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Большой дозор, у микрофона Ольга Бычкова. Я приветствую министра энергетики Российской Федерации Александра Новака. Александр Валентинович, добрый вечер.

А. НОВАК: Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: У нас большое количество вопросов. У меня много вопросов к вам, у наших слушателей уже тоже их достаточно присланных на сайт «Эхо Москвы» в интернете. Я напомню, что есть у нас смс-портал +7-985-970-45-45, куда можно продолжать присылать свои вопросы министру энергетики. Есть также для этих целей аккаунт в Твиттере под названием @vyzvon, вы его все хорошо знаете. Ну, и начать я хочу с темы, которая сейчас у всех… ну, или, вернее, с названия, которое сейчас у всех, конечно, на слуху – это Украина. Мы все наблюдаем с большой тревогой за тем, что там происходит. Но я вас хочу спросить, как вот эта вот вся очень сложная политическая ситуация, которая сейчас там, отражается на энергетическом сотрудничестве? Поступают ли платежи, там, как осуществляется график выплат, не влияют ли вот эти все катаклизмы на денежные энергетические вопросы?

А. НОВАК: Я хочу сказать, что, в первую очередь, у нас очень давние такие исторические связи в области энергетики, и мы очень активно с Украиной сотрудничаем, развиваем наши взаимоотношения. Надеемся, конечно, что эти события, которые сегодня происходят, никоим образом не повлияют на наши взаимоотношения в энергетике. И сейчас не влияют, поскольку мы работаем в единой, фактически синхронной работе по электроэнергетике, еще сохранились со времен Советского Союза электроэнергетические связи…

О. БЫЧКОВА: А вот кроме газа, да, что у нас?..

А. НОВАК: … и у нас осуществляется перетоки электроэнергии. Сейчас зима, сейчас очень важно, чтобы эти…

О. БЫЧКОВА: Перетоки российской энергии в сторону Украины или это по-разному?

А. НОВАК: В зависимости от ситуации, от потребления, они могут осуществляться как в сторону России, так и наоборот, из Российской Федерации в Украину. У нас есть определенное соглашение, по которому мы, в зависимости от этих перетоков, получаем расчет или, наоборот, расплачиваемся за поставленную электроэнергию и мощность.

Конечно, ключевой вопрос – это газовая тематика. Вы знаете, по тем договоренностям, которые были недавно достигнуты, и по цене у нас на сегодня нормализовалась ситуация по расчетам за поставленный газ. Кроме этого, мы осуществляем сотрудничество по поставкам и транзиту через Украину нефти, по поставкам на нефтеперерабатывающие заводы в Украине российской нефти. И одно из направлений – это в том числе сотрудничество в угольной отрасли. Это также взаимные поставки угля на границах для обеспечения энергетики необходимым топливом. Поэтому сейчас в этом плане ситуация стабильная, и мы считаем, что вот зимой эта стабильность не должна нарушаться, должно продолжаться наше сотрудничество на основе тех договоренностей, которые есть между нашими странами.

О. БЫЧКОВА: То есть, угроз пока вы не видите со стороны политики в сторону экономики и энергетики?

А. НОВАК: Мы считаем, что стабильность – это лучшая основа для того, чтобы те угрозы были нивелированы.

О. БЫЧКОВА: Ну, хочу теперь перейти к российским проблемам. У нас есть несколько тем, вот которые очень волнуют наших слушателей, и одна из этих тем – это, конечно, социальные нормы потребления, или, как пишет, например, слушатель Валгео: «Не кажется ли вам, что история с энергопайками напоминает об эшелонах хлеба на экспорт во время голода в стране?» И так далее. Вот давайте мы начнем с этого. Насколько я знаю, что несколько регионов некоторое время назад, целые объединения региональные выступали против социальных норм. Насколько этот вопрос можно считать решенным?

А. НОВАК: Вы знаете, я на самом деле сказал бы, что… может быть, не очень удачный термин выбран, «социальная норма», или вот распространенная сейчас такая терминология, как «социальный паек». Вообще речь идет о введении некоего двухставочного тарифа, по аналогии, как это существует сегодня в связи, вот в сотовой связи, например, существуют разные тарифные планы. Поэтому, оплата электроэнергии у нас тоже, вы знаете, производится по разным тарифным планам: в дневное время, в ночное время, есть, там, в пиковое время разные тарифы. Поэтому введение так называемого понятия «социальная норма» - это очень распространенное явление во многих странах уже давным-давно.

Кстати, в Российской Федерации также во многих субъектах Российской Федерации давно существуют такие понятия, как «социальная норма». Например, вот в Красноярском крае еще в 2007-м году была введена социальная норма. В принципе, здесь речь идет об основных целях, направленных на энергосбережение. И в этой связи приняты все необходимые нормативно-правовые акты, которые полностью регулируют данную ситуацию. На мой взгляд, сегодня вот те пилотные проекты, которые реализуются в субъектах Российской Федерации, дают положительный эффект…

О. БЫЧКОВА: Например?

А. НОВАК: … уже нет того напряжения, которое было, которое мы ощущали в то время, когда только вводилось. Сегодня в 7 регионах идут пилотные проекты, в том числе это и Ростовская область и другие регионы. Мне кажется, что основная задача – это правильно объяснить, поскольку сегодня, в соответствии с принятыми документами, примерно… как рассчитывается объем социальной нормы? То есть, того объема электроэнергии, который оплачивается по более дешевой цене. Это 80% населения, которое проживает в конкретном субъекте Российской Федерации. Берется среднее потребление. И устанавливается этот объем потребления, который платится, наоборот, по более дешевой цене, чем сегодня, то есть, со скидкой. Скидка эта составляет до 10%. А вот потребление сверх этого объема, второй тарифный план так называемый – для потребителей, которые имеют возможность больший объем потреблять электроэнергии, тратить его на содержание более дорогих энергопринимающих устройств, большего количества. Ну, например, это могут быть различные потребления, дизель-генераторные установки, или, может быть, это коттедж большой площади, например. Дифференциация тарифа должна быть установлена на уровне от 30 до 40% выше, чем уровень тарифа для социальной нормы, что, в свою очередь, должно стимулировать, безусловно, для сокращения этих неэффективных расходов.

О. БЫЧКОВА: А вот можно оценить сейчас, каковы эти неэффективные расходы электроэнергии в России? Потому что у меня есть такое интуитивное, вот такое житейское подозрение, что на самом деле масштабы эти должны быть очень большие, потому что люди привыкли к тому, что можно, там, лампочку не выключать где угодно или, там, не знаю, ну, там, помимо электричества, там, есть еще вода и все что угодно, тепло. В общем, ну, как-то наш народ привык так к этому относиться достаточно легко, да? Не так, как в других странах. А в цифрах?

А. НОВАК: Есть такие цифры, и мы проводили такой анализ. У нас, в целом, в стране энергосбережение меньше, чем по сравнению с Европейскими странами, от 40 до 60%. То есть, учитывая, что в России потребляется где-то один триллион киловатт-часов электроэнергии и наша энергоемкость нашей продукции, наше потребление примерно выше от 40 до 60%. То есть, можно считать, что мы могли бы больше электроэнергии направлять на другие нужды, на увеличенный объем нашего валового внутреннего продукта, либо более эффективно использоваться существующее потребление. Это такие большие на самом деле цифры.

Но я хочу сказать, что сейчас принята программа повышения энергоэффективности, принят соответствующий закон. За последние 10 лет у нас энергоемкость снизилась на 33%.

О. БЫЧКОВА: Это что значит?

А. НОВАК: Энергоемкость – это объем энергии, который потребляется на единицу валового внутреннего продукта. На 33%. Конечно…

О. БЫЧКОВА: А надо на сколько?

А. НОВАК: Вообще стоит задача, по сравнению, по отношению к 2007-му году, в 2020-м году снизить еще на 40%. У нас огромный потенциал, огромные есть резервы в этом плане. Особенно это касается таких отраслей, как электроэнергетика, жилищно-коммунальное хозяйство, транспорт.

О. БЫЧКОВА: А резервы – это что значит? Ну, в жилищно-коммунальном хозяйстве – понятно, да? Там, меньше жечь электричества и как-то более рачительно к этому относиться. А в энергетике?

А. НОВАК: Речь идет в том числе и о потерях в жилищно-коммунальном хозяйстве. У нас большие потери. То есть, требует замены оборудование. Если говорить о тепле, поскольку энергоэффективность касается не только электроэнергии, но и тепла, в основном потери в жилищно-коммунальном хозяйстве в тепле, там, где, допустим, нужно менять изношенные трубы. В электроэнергетике в основном это генерирующее оборудование старых годов ввода в эксплуатацию и производства…

О. БЫЧКОВА: Оно все, небось, старых годов.

А. НОВАК: Нет, не все. У нас очень много было введено за последнее время нового оборудования, поэтому…

О. БЫЧКОВА: Много – это сколько?

А. НОВАК: … мы сейчас уже в другой ситуации находимся.

О. БЫЧКОВА: 2%? 3%?

А. НОВАК: Вы знаете, вот за последние 5 лет у нас было введено около 10% от общей мощности энергогенерирующего оборудования. То есть, это почти 20 гигаватт. Столько не было введено за предыдущие 10 лет. То есть, фактически вот последние 5 лет была очень серьезная модернизация.

О. БЫЧКОВА: То есть, остальные 90 тоже надо менять на самом деле, если по-хорошему.

А. НОВАК: Не совсем так. У нас, конечно, большое количество оборудование, у которого срок эксплуатации уже за 30 лет, а есть такое, еще которое, оборудование, его не так много, но, тем не менее, его возраст свыше 50 лет. Ну, вот вы знаете, здесь всегда нужно подходить индивидуально к тому оборудованию, которое требует замены и модернизации, поскольку в этот период эксплуатации, конечно же, происходила его и модернизация, и замена, и ремонт, и все это происходит в соответствии с планово-предупредительными графиками ремонтов. Поэтому иногда бывает так, что здание очень старое, ветхое, требует существенной реконструкции, а оборудование, поскольку прошло модернизацию, стоит новое.

Но я хочу сказать, что все равно есть большие резервы, и у нас, например, на сегодняшний день удельные расходы условного топлива на единицу выработанной электроэнергии на киловатт-час составляют около 330 грамм, в то время как лучшие практики – это меньше 300 грамм. То есть, у нас на сегодняшний день есть большой резерв по экономии энергетических ресурсов при производстве электроэнергии и тепла на нашем генерирующем оборудовании.

О. БЫЧКОВА: А нет идеи, например, запустить какую-то социальную программу, для того чтобы людям просто объяснять, что это живые деньги, в том числе из их кармана? Вот я никогда не видела, например, нигде таких призывов к экономии электроэнергии.

А. НОВАК: Абсолютно правильный вопрос, поскольку во многом, конечно же, тема энергосбережения зависит от нашего мировоззрения, от умов и в первую очередь от пропаганды этой идеи. Но я бы хотел сказать, что есть еще, помимо таких факторов, и экономические стимулы. Почему, допустим, в Германии в той же или в Норвегии энергосбережение гораздо выше, чем во многих странах? Потому что там тарифы самые высокие. Я не призываю к тому, что у нас должен быть тариф высокий, но, конечно, когда мы говорим об экономии, всегда в первую очередь все считают деньги. И если цена товара более дорогая, безусловно, человек больше обращает внимание на то, чтобы сэкономить на этой цене товара.

О. БЫЧКОВА: Понятно, да. Ну, вот, например, слушатель с ником Скум пишет на сайт среди тех вопросов, которые сюда пришли: «Почему электроэнергия во многих европейских странах дешевле, чем в России?» Действительно, где-то дороже, где-то дешевле, правильно? «Не кажется ли вам странным, что у нас киловатт-час стоит, как в Израиле, а при этом подключение для потребителей в России требует неимоверных затрат и чудовищных усилий?» Или, например, пишет еще Миголовка (это тоже такой ник у слушателя): «Почему потери при передаче электроэнергии от электростанции до потребителя на единицу расстояния у нас вдвое больше, чем в Европе и США, а их стоимость полностью перекладывается на конечного потребителя?» Это так?

А. НОВАК: Начну с первого вопроса, если говорить о стоимости электроэнергии в разных странах. Мы недавно проводили такой анализ. Вот часто звучит такая тема, что в России высокие тарифы на электроэнергию. Совсем это не так. Мы сегодня сопоставимы по стоимости электроэнергии только с Соединенными Штатами Америки, где, понятно, из-за более дешевой цены на газ сегодня, по сравнению с тем, что было несколько лет назад, производство электроэнергии стало чуть дешевле. Поэтому у нас примерно одинаковая стоимость для населения и для потребителей, в районе 2 рублей, до 2 рублей 80 копеек. Что касается других стран, производящих электроэнергию, Европа, либо это азиатско-тихоокеанские страны, там гораздо выше стоимость. Вот я уже приводил в пример Германию. Например, в Германии в 5 раз стоимость электроэнергии выше для населения. Для промышленных потребителей чуть меньше, примерно в 3 раза выше. Ну, безусловно, мы не должны здесь говорить о том, что у нас все в порядке. У нас есть в том числе и резервы по повышению эффективности стоимости киловатт-часа. У нас очень большую долю в стоимости электроэнергии занимает тариф на передачу. Это я перехожу ко второму вопросу…

О. БЫЧКОВА: Да, да.

А. НОВАК: … который вы задали, с точки зрения сравнения стоимости передачи электроэнергии также в других странах.

О. БЫЧКОВА: Ну, вот в этом потребитель точно не виноват уже.

А. НОВАК: Потребитель не виноват, но есть все-таки специфика Российской Федерации с ее масштабами, размерами. И могу сказать, что у нас расстояние и протяженность линий электропередач просто в разы выше от генерирующего оборудования к потребителю, чем в других странах, поскольку у нас плотность населения гораздо ниже, чем в других странах. Поэтому тариф на передачу включает в себя, безусловно, расходы на содержание таких протяженных линий электропередач, на создание дополнительных…

О. БЫЧКОВА: А в Штатах, например? А в Канаде?

А. НОВАК: … генерирующее оборудование и так далее. Я могу сравнить, допустим, вот с Финляндией. Там действительно тариф на передачу составляет 20% стоимости…

О. БЫЧКОВА: А с Америкой если сравнить? С Северной.

А. НОВАК: В Америке более разветвленная также энергетическая сеть и больше плотность населения, больше плотность заселения территории, расположения промышленных предприятий. Поэтому это тоже влияет в свою очередь на себестоимость единицы продукции, единицы стоимости передачи электроэнергии.

Мы сейчас делаем… у нас утверждена стратегия развития электросетевого комплекса буквально в 2013-м году, в прошедшем году ее утвердили. И очень серьезные задачи поставили перед собой, руководство страны поставило перед нами, по повышению эффективности электросетевого комплекса. Я также считаю абсолютно необходимым снижать издержки, связанные с передачей электроэнергии…

О. БЫЧКОВА: А каким образом?

А. НОВАК: ... поскольку это становится на сегодняшний день уже источником нашей неконкурентоспособности для наших промышленных предприятий. То есть, промышленные предприятия иногда при высокой стоимости вынуждены строить свою собственную генерацию. Это не совсем хорошо с точки зрения развития единой энергетической системы, поскольку все-таки при такой единой системе мы имеем меньшие издержки на единицу производимой продукции. Поэтому сейчас основная задача стоит – повышение эффективности. Что на этот счет делается? Мы сейчас вводим такие показатели, как бенчмаркинг, сравнение, при тарифообразовании разных сетевых организаций между собой. И, соответственно, при установлении тарифа региональными энергетическими комиссиями они будут пользоваться некими эталонными затратами на содержание электросетевого хозяйства.

Второй момент. Все инвестиционные расходы электросетевых компаний будут проходить аудит, аудит ценовой и инвестиционный при формировании инвестиционных программ. Это мы сейчас все будем внедрять в 2014-м году, вот сейчас.

О. БЫЧКОВА: Вот прямо сейчас.

А. НОВАК: В этом году, да. Кроме этого, при реализации инвестиционных программ, то есть при строительстве объектов типовых (например, это подстанции, трансформаторные либо распределительные подстанции) будут применяться и разрабатываются сейчас удельные нормативы расходов при строительстве таких типовых объектов. То есть, чтобы не было ситуации, когда одна и та же подстанция, одной и той же мощности, в разы строительства по сумме отличаются между собой. Это приведет в соответствие общий объем расходов, высвободятся деньги, и в том числе даст возможность либо сократить издержки на передачу, либо, может быть, направить их на другие нужды для расшивки узких мест.

Кроме этого, мы сегодня разрабатываем критерии для территориальных сетевых организаций. В чем еще вот мы видим неэффективность? Если раньше было в стране примерно еще лет, там, 7-8 назад около четырехсот всего в стране сетевых организаций, сейчас мы наблюдаем последние годы тенденцию к росту, и уже около 4,5 тысяч сетевых организаций, которые участвую в рынке.

О. БЫЧКОВА: Почему так?

А. НОВАК: Потому что очень выгодно сетевым организациям сегодня получать тариф и, соответственно, делить между собой, там, допустим, линию электропередач на отдельные кусочки, получая тариф, зарабатывать на этом.

О. БЫЧКОВА: А мне это выгодно как потребителю?

А. НОВАК: Потребителю это, безусловно, невыгодно, и мы будем сейчас приводить в соответствие, проводить политику, направленную на сокращение количества территориальных сетевых организаций.

О. БЫЧКОВА: А как их можно сократить?

А. НОВАК: Путем определения критериев, по которым ТСО, территориальные сетевые организации, будут… если не будут соответствовать критериям… например, наличие квалифицированных кадров, например, наличие соответствующей техники. То есть, по сути дела, это будет проводиться сертификация, но не в формальном плане, а с точки зрения получения тарифа региональными энергетическими комиссиями. То есть, та территориальная сетевая организация, которая не будет попадать под эти критерии, по размерам, по квалификации основных фондов, персонала, эти сетевые организации не получат тариф и вынуждены будут либо объединяться, либо прекращать свой бизнес просто.

О. БЫЧКОВА: Вы думаете, сколько их должно стать в результате?

А. НОВАК: Мы планируем, что, в соответствии со стратегией, которая утверждена, к 2017-му году количество таких территориальных сетевых организаций должно стать в два раза меньше, а к 2022-му году ее вдвое меньше станет. То есть, это тоже путь очень такой трудный, непростой, но, тем не менее, его нужно пройти.

О. БЫЧКОВА: Ну, это такая война и битва должна быть в результате. Потому что кто же будет отказываться от таких выгодных спекуляций на тарифах и энергии?

А. НОВАК: Согласен, что это будет непростая ситуация, и, тем не менее, нам нужно этим заниматься, с тем чтобы повышать эффективность нашего электросетевого комплекса и не допускать роста тарифов. Поскольку все-таки большое количество территориальных сетевых организаций влияет в том числе и на рост тарифа на передачу.

О. БЫЧКОВА: А сколько… тут такое большое количество вопросов у меня по поводу роста тарифов, ну, я даже все не буду, потому что их очень много. Тут много таких реплик, типа: достали уже со своим ростом тарифов на электроэнергию. Но вот спрашивает, например, Анби71: «По каким причинам дорожает электроэнергия, отпускаемая населению? Назовите хотя бы одну объективную». Вот «объективную» - ключевое слово, конечно, здесь.

А. НОВАК: Вы знаете, здесь нельзя сказать только по одной объективной причине. Я могу просто пояснить, из чего складывается стоимость электроэнергии. Она складывается из трех составных вещей. В первую очередь, это производство электроэнергии, так называемая генерация. Себестоимость составляет примерно до 50% от общей стоимости электроэнергии. И если при производстве этой электроэнергии растет тариф на газ (а он составляет порядка 60% общей стоимости генерации электроэнергии), генерирующим компаниям ничего не остается делать, как в свою очередь закладывать стоимость этого газа в производство электроэнергии.

О. БЫЧКОВА: Плюс старое оборудование, издержки и то, что вы сказали раньше.

А. НОВАК: Да, вы знаете, что у нас стоимость газа росла, за последние 10 лет примерно рост цены газа составил 3,3 раза. При этом цена на генерацию увеличилась всего в 3,2 раза, то есть, чуть-чуть меньше даже. По идее, должна была цена вырасти примерно в таком же размере. То есть, это говорит о том, что все равно генерирующие компании за этот период сократили свои собственные издержки. И это на самом деле так, поскольку генерирующие компании сегодня работают в рынке и вынуждены конкурировать между собой. Генерации, которые сегодня, установлена мощность, есть в Российской Федерации, с учетом последних вводов (я уже сказал, это порядка 20 тысяч мегаватт за последние 5 лет), на сегодняшний день позволяет осуществлять поставки электроэнергии с учетом резерва и с учетом конкуренции между собой генерирующих компаний.

Вторая составляющая в цене, если вернуться к этому вопрос – это, я уже говорил, 40% тариф на передачу. Не буду повторяться, что нужно делать, для того чтобы сократить издержки. И третья составляющая – это примерно от 5 до 10%, это тарифы энергосбытовых организаций, которые занимаются покупкой и продажей электроэнергии непосредственно уже потребителям: предприятиям жилищно-коммунальных хозяйств, промышленным предприятиям, населению. Здесь мы тоже в прошлом году отрегулировали ситуацию и полностью сократили тариф, тариф для энергосбытовых организаций, утвердив нормативы, по которым устанавливается надбавка для энергоснабжающих организаций. То есть, сейчас проводим все необходимые мероприятия, для того чтобы обеспечить вот – как сказать? – неувеличение тарифов, и чтобы такие вопросы, которые сейчас возникают, их не было. И в том числе, кстати, на это направлено было решение правительства Российской Федерации по замораживанию тарифов для монополий. Вы знаете, что с 2014-го года заморожены тарифы для таких монополий, как «Российские сети», «Федеральная сетевая компания», заморожены тарифы на 1 год в том числе и для газа. На наш взгляд, это даст серьезный вот стимул, для того чтобы тарифы не росли.

О. БЫЧКОВА: Ну, про нефть и газ – это отдельная, конечно, группа вопросов, и мы займемся этим сразу после небольшого выпуска новостей после середины часа через несколько минут. Знаете, что еще хотела вас спросить или хотя бы начать спрашивать сейчас? Вот тут много спрашивают про Олимпиаду в Сочи. Насколько я понимаю… там, конечно, кошмарят нас слушатели насчет того, что а вдруг там чего-нибудь случится с энергетическим коллапсом? Но, насколько я понимаю, как и все остальное на строительстве олимпийских объектов в Сочи, энергетика там тоже с чистого листа практически создавалась.

А. НОВАК: Вы знаете, не совсем так. Безусловно, энергетика там была, исторически была, но она была рассчитана на то потребление, которое есть в Сочи.

О. БЫЧКОВА: И не очень хорошо работала.

А. НОВАК: Было в Сочи, да. Когда было принято решение о проведении Олимпиады в городе Сочи, естественно, понадобилось скорректировать схемы энергоснаблжения самого города Сочи и тех объектов, которые должны были быть построены к Олимпиаде. Поэтому была разработана соответствующая схема электроснабжения. Могу сказать, что задача, которая была поставлена, и она реализована – это тройное резервирование надежности. То есть, есть такое понятие n-2, обеспечение энергонадежности снабжения Олимпиады. Вот эта надежность, она обеспечена путем того, что построено необходимое количество генерирующих объектов, в пять раз больше, чем раньше было генерации построено. Кроме этого, построено 22 подстанции большие и 20 крупных линий электропередач.

О. БЫЧКОВА: Ничего себе.

А. НОВАК: Поэтому я могу с уверенностью сказать, что энергообеспечение Олимпиады и города Сочи будет на высоком уровне. Я буквально вчера был там, проводил соответствующий…

О. БЫЧКОВА: Подождите, сейчас расскажете. Мы сейчас сделаем перерыв, потом продолжим наш разговор с Александром Новаком, министром энергетики.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Большой дозор», у микрофона Ольга Бычкова. И в студии у меня Александр Новак, министр энергетики Российской Федерации. Вы начали перед перерывом рассказывать, как вы только что были в Сочи на олимпийских энергетических объектах. Вы там что, проводили последнее или это еще не последнее совещание по готовности?

А. НОВАК: Вы знаете, у нас действует уже давно оперативный штаб по энергоснабжению Олимпиады, и я его возглавляю, у нас постоянно проводятся такие мероприятия. Кроме этого, хотел бы такую интересную вещь сказать, что в Министерстве энергетики была введена должность отдельного заместителя, заместителя на период Олимпиады и на период подготовки к Олимпиаде, который просто постоянно находится в городе Сочи. И он занимается в текущем режиме этими вопросами, связанными с энергоснабжением, с подготовкой. Я, конечно, провожу, за последние три недели я был там уже три раза, и мы вчера провели штаб, проверили состояние готовности. Хочу сказать, что вчера последний, 49-й объект был введен в эксплуатацию…

О. БЫЧКОВА: Энергетический.

А. НОВАК: Энергетический, имеется в виду, конечно же, наш объект. То есть, мы свою программу закончили за 4 года вчера. Последний объект – это распределительная сеть электросетей города Сочи. Ну, этот объект, он почему, так сказать, поздно, не поздно, а вот именно в эти сроки был принят, практически уже перед Олимпиадой, за две недели? Поскольку по нему выполнялся огромный объем работы, связанный с заменой кабельных электрических сетей и воздушных линий электропередач самого города Сочи. То есть, этот объект был направлен на улучшение энергоснабжения города Сочи, жилищно-коммунального хозяйства, гостиниц, других потребителей, промышленности и так далее. Очень много было, почти 500 подстанций реконструировано в городе Сочи. И я уверен, что после уже Олимпиады все жители почувствуют, безусловно, улучшение, и те проблемы, которые были в период подготовки, связанные с ремонтными работами, они забудут надолго.

О. БЫЧКОВА: А в каком-нибудь еще есть регионе такое количество, такая концентрация энергетических объектов такого качества нового?

А. НОВАК: Вы знаете, у нас сегодня в основном, конечно, реализация таких крупных проектов под какие-то мероприятия идет. Например, последнее мероприятие, которое значительно улучшило инфраструктуру именно энергетическую, было во Владивостоке под саммит АТЭС. И, в общем-то…

О. БЫЧКОВА: Та же история, похожая.

А. НОВАК: В Казани под Универсиаду была очень серьезно расшита инфраструктура. Но это, я хочу сказать, что это дополнительные, скажем так, ресурсы, которые направляются в этот период. В целом, конечно же, у нас и так на сегодня значительно изменилась инфраструктура за последние 10 лет, энергетическая инфраструктура в стране. Мы недавно подводили итоги реформы энергетической, электроэнергетики, которая началась 10 лет назад. И могу сказать, что действительно за последние 5 лет существенный объем инвестиций пришел в энергетику, создана эффективная рыночная модель оптового рынка, розничного рынка. Конечно, мы понимаем, что ее нужно и дальше совершенствовать. Но сравнивая, допустим, нашу модель с моделями в других странах, многие признают, что мы на порядок впереди, по сравнению с другими.

И в этой связи хочу сказать, что мы анализировали в том числе и качественные показатели, конечно же, которые должны характеризовать результаты, скажем так, проводимой реформы. Качественные показатели – это снижение длительности восстановления при технологических нарушениях и такой показатель, как уменьшение количества самих технологических нарушений. За последние пять лет эти показатели изменились соответственно в сторону уменьшения на 45% и на 25%. То есть, это довольно такой серьезный результат.

Но если вернуться к Олимпиаде, если есть…

О. БЫЧКОВА: Да, давайте закроем эту тему и пойдем дальше.

А. НОВАК: Мы сейчас в оставшееся время проводим тестирование всех энергообъектов, тестирование нагрузок, которые должны быть, осуществляться в период Олимпиады. В настоящее время появляются уже окончательные потребители. Сегодня, вчера я был в Сочи, уже в том же, допустим, медиацентре приезжают уже компании, которые будут транслировать Олимпиаду, устанавливают свое оборудование. Мы 25-го числа проведем соответствующее тестирование очередное, и потом 2-3 февраля сделаем тестирование, для того чтобы уже окончательно убедиться, что все в порядке, где есть какие-то неточности, которые можно будет подправить.

И основное направление сейчас – это организация работы штаба по энергоснабжению. У нас создан центр управления энергетикой города Сочи и Олимпиады, в этом центре сконцентрированы все необходимые силы: оперативное управление, информация со всех энергетических объектов и олимпийских объектов. То есть, это стадионы, гостиницы и так далее. То есть, все стекается в один центр. Поэтому сейчас идет наладка вот буквально уже взаимоотношений и взаимодействия между всеми-всеми, кто участвует в Олимпиаде.

О. БЫЧКОВА: Нефть и газ. Вы выступали на Гайдаровском форуме только что с прогнозом того, что будет происходить с нефте и газодобычей в 2014-м году. И, как я понимаю, на ближайшие 20 лет, до 35-го года, Россия вообще может не очень беспокоиться по поводу своего места на энергетической карте мира. Но самое же интересное – а что будет после 35-го года? Потому что развитие альтернативных источников, развитие всех других источников, оно, конечно же, не стоит на месте, и, конечно же, никто не ждет и никто не обещает нам, что на ближайшие сто лет у нас все будет так же прекрасно, как в предыдущие годы. Что случится с нами через 20 лет?

А. НОВАК: Знаете, чтобы ответить на этот вопрос, нужно заглянуть в историю. С точки зрения роли…

О. БЫЧКОВА: И там мы узнаем, что ничто не вечно, да.

А. НОВАК: … роли России, Россия всегда была крупным экспортером, независимо от того, топливно-энергетические это ресурсы либо другие ресурсы. Раньше торговали пушниной, лесом и так далее, появились источники такие, как топливно-энергетический комплекс, который приносит валюту, создает положительный торговый баланс. Это на самом деле очень позитивно.

За последние 10 лет, считаю, что Россия прочно заняла место мирового лидера именно в топливно-энергетическом комплексе в мировых масштабах. Об этом говорят несколько цифр. Мы за этот период увеличили объем добычи нефти, причем на 200 миллионов тонн. Ни у одной страны таких темпов роста не было. Из 323 миллионов выросли до 523 миллионов тонн. И сегодня мы по объемам добычи нефти делим первое-второе место с Саудовской Аравией, а по экспорту нефти вообще занимаем первое место.

Если коснуться газовой отрасли, здесь также мы мировые лидеры и мы добываем… вот за прошлый год добыли 668 миллиардов кубических метров газа.

Но один из основных показателей, который бы характеризовал место России, я бы назвал – это доля в мировой торговле топливно-энергетическими ресурсами. Так вот, на сегодня доля составляет около 20%. И по оценкам различных экспертов, вы об этом только что сказали, мировых энергетических агентств, которые занимаются прогнозами, конечно, до 2035-го года сегодня… сегодня многие просто прогнозируют не далее, чем 35-й год – 40-й. 50-й год – это очень далеко, за это время очень многое может измениться. Например, как вы знаете, что за последние 5-6 лет сланцевая ситуация очень серьезно изменила глобальные мировые рынки топливно-энергетических ресурсов, поэтому…

О. БЫЧКОВА: И нет никаких шансов, что это не будет продолжаться.

А. НОВАК: Да, поэтому к 50-му году мало кто дает сегодня таких хороших прогнозов или оценок. И мы к 50-му году не стараемся сейчас точно прогнозировать. Мы сейчас свою стратегию в России, энергетическую стратегию, корректируем на период до 2035-го года. В этой стратегии мы сохраняем лидирующую роль и сохраняем потенциал нашего топливно-энергетического комплекса. Понятно, что в первую очередь, конечно же, мы будем обеспечивать внутренние потребности страны: обеспечение нефтепродуктами, обеспечение электроэнергией, углем, будем развивать возобновляемые источники электроэнергии. Об этом могу отдельно сказать.

О. БЫЧКОВА: Скажите прямо сейчас.

А. НОВАК: Сказать, да? Очень важное решение было принято в прошедшем году 2013-м. Было принято постановление правительства о стимулировании развития в нашей стране возобновляемых источников энергии. О чем идет речь? Чтобы было понятно. В принципе, почему нужно стимулировать? Почему они сами не развиваются и не строятся в рыночных условиях? Потому что производство на сегодня электроэнергии из ветряных электростанций или солнечных электростанций намного дороже, чем производство электроэнергии из традиционных источников. И вот в связи с этим они не могут конкурировать на рынке производства электроэнергии. Поэтому государство здесь вынуждено помогать, помогать, создавая условия для покупки этой более дорогой электроэнергии и оплаты ее потребителями в общей массе, то есть, на общем рынке.

О. БЫЧКОВА: А где это функционирует, например?

А. НОВАК: Это функционирует на оптовом рынке. И мы сегодня за следующие 7 лет, с 14-го по 20-й год, таким способом простимулируем строительство в стране около 6 тысяч мегаватт соответствующих мощностей возобновляемых источников энергии.

О. БЫЧКОВА: А 6 тысяч – это какая часть?

А. НОВАК: 6 тысяч… ну, смотрите, у нас примерно, не примерно, а точно, на начало этого года 228 тысяч мегаватт. То есть, 6…

О. БЫЧКОВА: 3%.

А. НОВАК: … это будет примерно 3%. На сегодняшний день менее одного процента у нас составляет. Тем не менее, 6 тысяч – это очень много. Почему именно к этой цифре пришли? Эта цифра дает возможность создать условия в том числе и для производства необходимого оборудования для строительства солнечных электростанций и ветряных электростанций...

О. БЫЧКОВА: А сами будем производить или покупать будем? А. НОВАК: Одним из условий оказания такой помощи при строительстве, при покупке электроэнергии по более дорогой цене будет локализация производства именно в Российской Федерации. Но процент локализации, изначально он будет около 45-50%, то есть это означает, что половина стоимости этого оборудования должно производиться в России, с последующим увеличением до 70% к 2020-му году. Это основное условие, с тем чтобы производство этого оборудования развивалось именно в Российской Федерации.

О. БЫЧКОВА: А у нас есть вообще для этого технические возможности? Потому что, например, Европа прошла ведь за последние годы и десятилетия такой очень большой путь в производстве этих батарей солнечных от очень дорогих до теперь уже все более дешевых и все более эффективных. То есть, я всей душой, конечно, за отечественного производителя, но это не будут, там, очередные Жигули, например?

А. НОВАК: Нет, вы знаете, сейчас настолько в мире очень серьезная происходит глобализация этих процессов и использования современных технологий… Понимаете, у нас уже на сегодняшний день есть такие предприятия, которые производят и солнечные станции, и гидрогенерирующее оборудование. Но вот нет стыковки между производителем и потребителем этой продукции. Я недавно встречался с нашими предприятиями, которые производят энергетическое оборудование, они сами проявили даже инициативу, пришли, для того чтобы помочь им организовать взаимодействие между поставщиками и производителями. Для них что важно? Важен длительный заказ. И если мы понимаем, что у нас до 2020-го года будет заказ на 6 тысяч мегаватт, значит, производители готовы привлекать кредиты, строить соответствующее оборудование, покупать, для того чтобы производить эти станции, это оборудование в Российской Федерации. И это очень важно для того, чтобы создать всю эту технологическую цепочку.

О. БЫЧКОВА: А вот спрашивает, например, еще один слушатель с очень длинным ником, извините, не могу его прочесть, заканчивается на «moscow»: «Почему нет программы по электромобилям типа Tesla?» Не доросли еще до таких высоких технологий…

А. НОВАК: Действительно, производство автомобилей, электромобилей – это очень высокий технологический уровень, но здесь комплекс на самом деле проблем. Вы знаете, у нас есть отдельные наработки в этой части, всем известный электромобиль, в том числе и "Ё-мобиль". Что такое Tesla? Это на самом деле калифорнийский проект Tesla-мобиль, и это так сказать, в Калифорнии сегодня производятся такие электромобили, но, в целом, не единственная модель, очень много стран на сегодняшний день выпускает. Вопрос в другом.

О. БЫЧКОВА: В том-то и дело, конечно. И кому потом будет нужна наша нефть после этого?

А. НОВАК: Опять же, должна быть цепочка не только между производителями таких электромобилей, но и возможностью развития инфраструктуры, которая бы обеспечивала дешевую заправку таких автомобилей, наличие источников заправки и соответствующую потребительскую стоимость. Все эти автомобили на сегодняшний день неконкурентоспособны с точки зрения цены. Даже с учетом того, что там происходит экономия в виде топлива, цена автомобиля достаточно дорогая. Я, конечно, думаю, что в перспективе эта тема будет серьезно развиваться, этим сегодня в том числе и наши «Россети» занимаются, изучением вопроса по созданию соответствующей сети, где можно было бы заряжать аккумуляторы для таких автомобилей в домашних условиях либо не в домашних условиях.

О. БЫЧКОВА: Да, в Калифорнии, или в Америке, или в Европе, машины типа Tesla когда, вы думаете, уже будут функционировать по-настоящему? Они уже ведь продаются, и покупаются, и уже катаются, и уже заряжаются вполне доступно в некоторых местах.

А. НОВАК: Я повторю, пока это дорогое удовольствие, и развитие этого сегмента рынка будет зависеть от себестоимости производства и продажи, будут ли они конкурентоспособны.

О. БЫЧКОВА: Вы думаете, какой это будет год? Мы же видим, как все быстро меняется.

А. НОВАК: Ну, вот недавно на Гайдаровском форуме мы активно эту тему обсуждали, буквально несколько дней назад. Есть разные оценки. Некоторые наши коллеги, например, вот ведущий нашей панели Ковальчук Михаил Валентинович, он очень скептично относился вообще к развитию электромобилей. Почему? Он как бы прикинул, было посчитано, что для того, чтобы перейти на достаточно большое количество электромобилей и заряжать электроэнергией аккумуляторы, потребуется огромное количество новых генерирующих мощностей, либо использование существующей генерации, которая не может быть в принципе даже обеспечена. Поэтому здесь нужно сопоставлять, конечно, возможности всей энергетической системы, которая бы…

О. БЫЧКОВА: Ну, понятно, да.

А. НОВАК: Сам по себе автомобиль же не может ездить.

О. БЫЧКОВА: Понятно.

А. НОВАК: Дополнительно необходимо производить электроэнергию…

О. БЫЧКОВА: Нужна розетка, в которую его нужно втыкать.

А. НОВАК: Да. И нужно произвести электроэнергию из того же газа или угля, который пойдет на производство этой электроэнергии, а электроэнергией будет заряжен автомобиль. То есть, цена вопроса на самом деле еще не факт, что будет дешевле.

О. БЫЧКОВА: То есть, короче, вы уходите от ответа, потому что нам не светит.

А. НОВАК: Нет, я, в принципе, считаю, что технологии не стоят на месте. Пока этих технологий дешевых нет, но в перспективе, на мой взгляд, в ближайшее, там, десятилетие, скорее всего, такое изменение произойдет в сторону увеличения доли автомобилей, потребляющих не традиционные источники топлива, а именно электроэнергию.

О. БЫЧКОВА: Но что будет после 35-го года, мы пока оценивать не беремся и не решаемся.

Хочу успеть спросить вас про большую политику. «Южный поток», такая большая и не только энергетическая тема. «Южный поток» наткнулся на Третий энергопакет Европейского союза. Вопрос один и тот же: есть ли на сегодняшний момент какие-то варианты договориться?

А. НОВАК: Тема «Южного потока» актуальна, поскольку, вы знаете, сегодня уже идет активное строительство «Южного потока». У нас подписаны были все необходимые межправительственный соглашения со странами-участниками проекта. И сегодня консорциум из компаний, в том числе европейских и российского «Газпрома», уже строит морскую часть «Южного потока» по дну Черного моря. Конечно, актуален вопрос по поводу имплементации и выработки механизма соответствия вот европейского законодательства и реализации, то есть, регулятивных процессов этого строительства такой инфраструктуры. Мы, в целом, считаем, что Третий энергетический пакет, он в основном был направлен на создание таких конкурентных условий и регулятивных условий для инфраструктуры, которая находится внутри Европейского союза.

О. БЫЧКОВА: Ну да, но нам это не нравится.

А. НОВАК: А вот «Южный поток», он проходит по территории многих стран. Это глобальная инфраструктура, которая призвана обеспечить энергоснабжение многих стран европейских. И диверсифицировать сегодняшние поставки, транзиты, проходящие по территории других стран, и обеспечить поставки, надежные поставки на много-много лет вперед для европейских потребителей. Европа, в целом, заинтересована в строительстве такого инфраструктурного проекта. К сожалению, механизма на сегодняшний день, который бы в соответствии с Третьим энергопакетом позволил построить такой огромный крупный инфраструктурный проект, нет. То есть, Третий энергопакет этого не предусматривает.

Мы видим выход из этой ситуации следующий. Он довольно простой, и мы предложили год назад подписать соответствующее соглашение между Российской Федерацией и Евросоюзом, которое называется «Об условиях функционирования и строительства трансграничных инфраструктурных проектов». Это соглашение, в котором были бы урегулированы все вопросы, касающиеся механизмов финансирования, строительства и эксплуатации таких крупных проектов.

Сегодня мы ведем с Евросоюзом переговоры. Буквально недавно у меня была встреча с еврокомиссаром, господином Эттингером, в Москву он прилетал, и мы договорились, что будет создана рабочая группа, которая выработает предложения по правовому механизму строительства и эксплуатации таких крупных инфраструктурных проектов.

О. БЫЧКОВА: Ну, а компромисс-то на основе чего должен быть?

А. НОВАК: Компромисс? Мы считаем, что вот в этом соглашении, которое мы планируем подписать, будут описаны механизмы, касающиеся осуществления тарифообразования, то есть, регулятивные процессы, механизмы заполнения трубопровода, и какие-то будут источники, какие могут компании участвовать в этом процессе. То есть, это все должно быть прописано в этом документе. Это уже прописано, мы его передали в Евросоюз.

С той стороны, к сожалению, на сегодняшний день пока до настоящего времени была позиция, что давайте менять межправительственное соглашение, подписанное с европейскими странами. Но мы в данном случае считаем, что межправительственные соглашения по своему статусу, как наднациональные соглашения, которые над местным национальным законодательством, они имеют приоритетный статус. То же самое, так же считают и те страны, с кем подписаны соответствующие соглашения. Поэтому, вот я думаю, у нас есть очень хорошие перспективы для того, чтобы в рамках этой рабочей группы договориться о «Южном потоке».

О. БЫЧКОВА: Можно несколько вопросов вот в таком блиц-режиме? Потому что вопросов много, но вот несколько таких… Дмитрий спрашивает: «До сих пор продают в магазинах лампочки 100 ватт и больше. А как же запрет на их производство?» Если коротко.

А. НОВАК: Запрет действует, и такие лампочки не должны продаваться. Я думаю, что, скорее всего, речь идет о лампочках, которые меньше 100 ватт и которые попадают под законодательство.

О. БЫЧКОВА: Андрей спрашивает: «Какая цена газа внутри страны заложена в долгосрочной перспективе к 20-му году?»

А. НОВАК: Вы знаете, что на 2014-й год цена на газ заморожена, а в дальнейшем, в соответствии с прогнозом социально-экономического развития, будет производиться индексация цены на газ. Но это все будет зависеть от того, какой прогноз будет утвержден до конца этого года на долгосрочную перспективу. Вот могу точно только сказать по этому поводу, что на сегодня, в соответствии с прогнозом социально-экономического развития, который был в ноябре-месяце представлен и обсуждался Министерством экономического развития, там значительно изменены параметры темпов роста цены на газ. Если раньше планировался выход на равнодоходность, сейчас в прогнозе этого нет. То есть, выхода на равнодоходность по сравнению с европейской ценой не будет.

О. БЫЧКОВА: Вот Аля спрашивает, когда газифицируют Россию. Ну, наверное, тут лекцию читать мы уже не успеем, а скажите, насколько недогазифицирована на сегодня?

А. НОВАК: Сегодня общая газификация составляет 65% - это по Единой газотранспортной системе. У нас нет необходимости газифицировать всю страну. Вы сами понимаете, что это неэффективно, тянуть трубы…

О. БЫЧКОВА: Не, ну, понятно, что не всю территорию. А все потребности насколько...

А. НОВАК: Поэтому у нас есть еще такой механизм, как поставки сжиженного углеводородного газа, которым осуществляется потребность в полном объеме. И поставки такие осуществляются в те регионы, где нет газификации трубопроводным транспортом.

О. БЫЧКОВА: Спасибо вам большое. Министр энергетики Александр Новак был гостем программы «Большой дозор».

Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 22 января 2014 > № 1045412 Александр Новак


Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 11 марта 2013 > № 805673 Александр Новак

Выступление Министра энергетики РФ Александра Новака на заседании Правительства РФ

На заседании Правительства Российской Федерации Министр энергетики РФ Александр Новак представил проект государственной программы "Энергоэффективность и развитие энергетики".

Александр Новак: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Позвольте вначале напомнить несколько цифр, характеризующих отрасль топливно-энергетического комплекса в целом. Отрасль действительно является одной из ключевых отраслей экономики, формирует около 30% валового внутреннего продукта страны, 50% доходов бюджета и почти 70% экспортного потенциала России. Отсюда вывод, что развитие топливно-энергетического комплекса, повышение его эффективности, надёжности обеспечения энергоресурсами – всё это напрямую влияет как на экономику в целом, так и на отдельные отрасли, и, конечно же, в первую очередь на качество жизни населения.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! В конце января Вами были представлены и определены основные направления деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2018 года. Представленный проект программы отражает основные задачи, поставленные Вами в области энергетики. Ключевыми направлениями развития топливно-энергетического комплекса в программе определены: снижение энергоёмкости российской экономики и повышение её энергетической эффективности, ускоренная модернизация технологической базы, повышение инвестиционной привлекательности отрасли, развитие экспортного потенциала, формирование внутренней конкурентной среды, а также надёжное энергоснабжение для всех групп потребителей, для промышленности и населения.

Для реализации этих задач программа включает в себя семь подпрограмм. Фактически в одной программе сконцентрированы все отрасли топливно-энергетического комплекса – развитие и электроэнергетики, и нефтегазового комплекса, и угольной отрасли, поэтому документ получился достаточно объёмный. Позвольте мне остановиться на самых ключевых моментах программы.

Первое и, на мой взгляд, одно из важнейших направлений – это энергосбережение и повышение энергоэффективности. Конечно, эта задача является не сугубо отраслевой, а межведомственной и межотраслевой и пронизывает фактически все отраслевые и государственные программы. Ключевой показатель этой программы – это снижение энергоёмкости валового внутреннего продукта. И, как уже сказал Дмитрий Анатольевич, Россия по данному показателю значительно отстаёт от ведущих стран – США, Японии, Канады – примерно в 2–2,5 раза. Но хочу отметить, что во многом этот показатель зависит от структуры экономики, от особенностей природно-климатического характера. Доказательством этого является, например, то, что отличие энергоёмкости российского валового внутреннего продукта от Китая и Канады – всего 20%. Но, несмотря на это, мы в целом видим огромный потенциал по энергосбережению. Следует отметить, что работа в этом направлении была начата ещё в 2010 году активно после того, как энергоэффективность была включена в число пяти приоритетных направлений модернизации экономики. За это время был принят федеральный закон №261 и соответствующая государственная программа.

За два года реализации соответствующей федеральной программы энергоёмкость российского валового внутреннего продукта снизилась более чем на 5,5%, фактически мы вышли на докризисный уровень. К настоящему времени во всех субъектах Российской Федерации приняты свои региональные программы повышения энергоэффективности, они включают в себя проекты по модернизации систем теплоснабжения, оснащение приборами учёта, модернизацию систем уличного освещения, утепление зданий и другие.

Государство за счёт субсидий стимулирует привлечение средств из региональных бюджетов и внебюджетных источников. Назову несколько цифр: если в 2011 году на деньги федерального бюджета, которые были выделены примерно в объёме 5,2 млрд рублей, было привлечено около 30 млрд рублей средств субъектов Российской Федерации и внебюджетных средств, уже в 2012 году этот показатель вырос почти в 3 раза, и на эти же средства в 2012 году было привлечено 90 млрд рублей. На наш взгляд, потенциал развития ещё очень высок, и ключевой показатель, который определён указом Президента ещё от 4 июня 2008 года, – снижение энергоёмкости валового внутреннего продукта на 40%, - на наш взгляд, может быть достигнут с помощью активной государственной политики в области энергоэффективности. Контуры этой политики обозначены в программе, она предусматривает увеличение рыночных стимулов для внедрения энергоэффективного оборудования и технологий, использование механизмов, доказавших свою состоятельность в других странах, таких как целевые соглашения с крупными промышленными потребителями по снижению энергоёмкости производства, запрет на использование неэффективных технологий и другие. Выход на эти показатели по снижению энергоёмкости, по оценкам экспертов, способен увеличить примерно до 2% ежегодно темпы роста валового внутреннего продукта.

Второе важное направление государственной программы – это модернизация и развитие электроэнергетики, включая генерацию на основе возобновляемых источников энергии. В программе мы ставим цель повысить конкурентоспособность и инвестиционную привлекательность отрасли за счёт технологического и инновационного обновления, снижения износа основных фондов, повышения надёжности и эффективности функционирования электроэнергетики и энергоснабжения потребителей. Достижение этих целей связано с решением системных проблем отрасли, необходимостью повышения платёжной дисциплины, ликвидации перекрёстного субсидирования в отрасли, проблемы последней мили, повышением эффективности работы электросетевого комплекса, как уже было сказано Председателем Правительства, дальнейшим определением цели и модели оптового и розничного рынка электроэнергии, развитием систем теплоснабжения, приоритетным использованием комбинированной выработки электрической и тепловой энергии.

Программой предусмотрены модернизация и строительство новых генерирующих мощностей и электросетевых объектов, строительство испытательных центров электроэнергетического оборудования, мероприятия по повышению доступности энергетической инфраструктуры для потребителей. Ожидаемые результаты, которые мы хотим достичь к 2020 году, – это значительный рост доли высокоэффективной газовой генерации на базе отечественных передовых энергетических технологий, снижение удельных расходов топлива, сокращение потерь электроэнергии в электрических сетях почти на четверть. На треть сократится аварийность в сетях и генерации и сократится срок подключения к сетям с нынешних 281 дня до 40 дней, причём этот показатель мы достигнем ускоренно, к 2015 году уже будет 45 дней. И уменьшение количества этапов присоединения: с 10 до 5 этапов. Достижению этих показателей также будет способствовать и развитие генераций на основе возобновляемых источников энергии. В России, на наш взгляд, эти технологии также оправданы, как и там, где сегодня активно применяются. Во-первых, это связано с изолированными энергосистемами Сибири и Дальнего Востока, где возможно сократить северный завоз горюче-смазочных материалов и создать инфраструктуру для комплексного развития территорий.

В рамках единой энергетической системы внедрение возобновляемых источников энергии обеспечивает также переход на новую технологическую базу в отрасли с применением безуглеродных технологий.

Целевым ориентиром подпрограммы является ввод генерирующих объектов возобновляемых источников энергии суммарной мощностью 6,2 тыс. МВт. Это позволит увеличить долю генерации на основе возобновляемых источников энергии в текущем энергобалансе с 0,8% до 2,5%, и, что очень важно, будет создан новый высокотехнологичный сектор промышленности по производству энергооборудования возобновляемых источников энергии.

Следующее направление – развитие нефтегазовой отрасли. Актуальность этого направления подчёркивается теми вызовами, которые сегодня стоят перед нами, к числу которых можно отнести снижение импортозависимости крупнейших североамериканских рынков углеводородов, усиление межтопливной конкуренции, включая масштабные замещения газа углём в европейской энергетике и значительное увеличение роли газа как моторного топлива, и, в-третьих, опережающий рост спроса на энергоносители в странах Азиатско-Тихоокеанского региона и глобализация газового рынка за счёт увеличения доли СПГ.

Мы достаточно глубоко отслеживаем соответствующие изменения, происходящие на мировом энергетическом рынке, включая изменения в энергобалансе, инфраструктуре, маршрутах поставок и технологическом развитии отрасли, и в нашей программе заложены решения, которые позволят сохранить лидирующие позиции российского ТЭК на мировом нефтегазовом рынке. Решение таких задач позволит не только обеспечить доходную часть бюджета, но и, как показал опыт других стран, запустить механизмы инновационного и высокотехнологичного роста как самой нефтегазовой отрасли, так и смежных секторов.

Наши приоритеты в нефтегазовом секторе в программе обозначены следующие. Это стимулирование использования современных методов увеличения нефтеотдачи, что должно позволить максимально рационально использовать ресурсный потенциал, в том числе уже обустроенных месторождений Западной Сибири. Мы планируем увеличить коэффициент извлечения нефти с текущего уровня 39% до 47%, при этом уровень эффективности использования попутного нефтяного газа уже к 2015 году должен составить 95%.

Второе – это создание системы стимула для запуска новых нефтяных и газовых проектов в регионах трудной доступности с неразвитой инфраструктурой, и приоритетным регионом для запуска таких проектов в программе обозначена Восточная Сибирь.

Третье – это создание экономических условий для начала промышленной добычи трудноизвлекаемых запасов нефти с применением передовых технологий.

Четвёртое – модернизация нефтеперерабатывающих мощностей в целях гарантированного удовлетворения внутреннего рынка и потребностей страны в нефтепродуктах. В рамках реализации программы к 2020 году будет модернизировано 33 крупных нефтеперерабатывающих завода с применением новых технологий, что позволит увеличить глубину переработки нефти не ниже 85% и улучшить качество вырабатываемых продуктов.

И последнее, пятое – это опережающие инвестиции в инфраструктуру для получения доступа к быстрорастущим рынкам Азиатско-Тихоокеанского региона как в части экспорта нефти, так и природного газа.

Государство со своей стороны уже реализует ряд важнейших инициатив, направленных на стимулирование тех областей, о которых я сказал, где стоят наиболее острые структурные вызовы, но ряд принципиальных решений нам ещё предстоит принять. Это касается стимулирования экспорта сжиженного природного газа и развития технологий рынка газомоторного топлива.

Хочу отметить, что на программу нефтегазового комплекса не предусматривается привлечение государственных средств, она полностью будет финансироваться из внебюджетных источников.

И, наконец, четвёртое направление связано с развитием угольной промышленности. Здесь цель подпрограммы – стабильное обеспечение внутреннего рынка углём, продуктами его переработки, также развитие экспортного потенциала отрасли. Напомню, что в 2012 году страна добыла 354 млн т угля, и целевым показателем к 2020 году является 380 млн т, к 2030 – 430. Для этого, на наш взгляд, необходимо обеспечить развитие производственного потенциала мощностей по добыче и переработке угля. И второе важное направление – развитие рынков угольной продукции.

Для решения этих задач программой предусмотрена модернизация предприятий на основе инновационных технологий, предполагающая рост доли производственных мощностей с использованием прогрессивных технологий с 8% до 40%, увеличится добыча угля открытым способом, пройдёт техническое перевооружение шахтного фонда, будут внедряться технологии «шахта-лава».

Программой намечено создание кластеров по комплексной, глубокой переработке угля, развитию добычи и утилизации шахтного метана, и доля обогащения каменного энергетического угля вырастет с 33% до 55%. Кроме этого в восточных регионах будут созданы новые центры угледобычи в Якутии, Тыве и Забайкалье. Особое внимание будет уделяться, безусловно, вопросам промышленной безопасности и охраны труда. И отдельное направление – это завершение реструктуризации угольной отрасли. Эти работы ведутся ещё с 1994 года, и нам необходимо эту работу завершить.

В заключение я хотел бы сказать о ресурсном обеспечении программы. В целом ресурсное обеспечение основано на внебюджетных источниках. Планируемый объём финансирования до 2020 года из госбюджета составит 105 млрд рублей, из региональных бюджетов – 562 млрд рублей, из внебюджетных источников – 28 трлн рублей. Бюджетные средства потребуются по двум основным направлениям. Это реализация программ повышения энергоэффективности (примерно по 7 млрд рублей в год, как это было и в предыдущие годы) и второе важное направление – завершение реструктуризации угольной промышленности. Здесь я хотел бы отметить, что пока в действующей программе у нас предусмотрены средства только на 2013 год, начиная с 2014 года средства не предусмотрены, и это есть предмет наших дополнительных предложений по реструктуризации, которая составляет 22 млрд рублей, и отклонение в качестве несогласованных позиций.

Уважаемые коллеги, проект государственной программы согласован с заинтересованными федеральными органами власти, дважды обсуждался с экспертами рабочей группы Экспертного совета при Правительстве Российской Федерации. Я хочу поблагодарить экспертов и всех, кто участвовал в обсуждении данной государственной программы. Поступило действительно очень много предложений конструктивного характера по внесению изменений и дополнений в программу. По большому счёту их можно сгруппировать по четырём ключевым позициям. Первое: эта программа, на взгляд экспертов, должна быть скорректирована с учётом принятия в первом полугодии Правительством решения о дальнейшей перспективной целевой модели рынка электрической энергии и мощности и рынка тепла. Вы сказали об этом также, Дмитрий Анатольевич. Соответствующие рабочие группы работают в настоящее время. Государственная программа должна учесть мероприятия по развитию энергетики Дальнего Востока, которые сегодня ещё обсуждаются при разработке проекта государственной программы «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» и пока ещё не нашли отражения в данной госпрограмме. Третье, раздел «Энергоэффективность» - он должен быть скорректирован с учётом новых дополнительных инструментов стимулирования энергоэффективности и энергосбережения, - не вошедший сегодня в действующую нормативно-правовую базу и разрабатываемый сегодня министерством совместно с экспертами. И четвёртое – также предложим уточнить конкретные технологии инновационного развития отраслей топливно-энергетического комплекса и сделать отдельным разделом перечень этих технологий.

Министерство в целом поддерживает данные предложения, и соответствующие предложения отражены в проекте протокольного решения. Прошу поддержать. Спасибо за внимание.

Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 11 марта 2013 > № 805673 Александр Новак


Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 11 января 2013 > № 738870 Александр Новак

ИНТЕРВЬЮ АЛЕКСАНДРА НОВАКА ЖУРНАЛУ "БАЛТИЙСКИЙ ГОРИЗОНТ"

Александр Валентинович, каковы основные итоги уходящего года? Какие тенденции Вы можете выделить в развитии энергетической отрасли страны?

Давайте рассмотрим в отдельности отрасли, подведомственные Министерству энергетики. В нефтегазовом комплексе в этом году ожидаем прирост добычи нефти: в прошлом году было добыто 511,4 млн тонн, к концу 2012 года ожидается 515 – 516 млн тонн нефти. Это позитивный показатель, ранее прогнозировалось сохранение уровня добычи на показателях 2011 года.

Что касается нефтяной отрасли в целом, итогом года является анонс революционных решений в области изменения налогообложения всего нефтегазового сектора страны. В этом году был принят ряд решений, в результате которых созданы условия для дальнейшего обеспечения лидерских позиций России в мире по добыче нефти.

Приняты глобальные решения о создании новых подходов в области системы налогообложения по добыче нефти на новых месторождениях в Сибири, на Дальнем Востоке, севере страны, а также разработке трудноизвлекаемых залежей.

Результатом года можно назвать разработку решений, которые касаются создания условий для привлечения инвестиций в развитие Арктического шельфа – это новый неосвоенный пласт, являющийся одним из самых перспективных на сегодня направлением работы в нефтяной отрасли. Арктический шельф является неисследованным участком. По оценкам специалистов ресурсы нефти в этом районе могут составить около 100 млрд тонн. Именно поэтому Министерство совместно с Правительством разрабатывает необходимые решения, способствующие стимулированию развития шельфа.

Какие результаты в газовой и угольной отраслях Вы можете отметить?

В газовой отрасли очень важным итогом этого года можно назвать создание новых подходов системы налогообложения в области разработки месторождений, методики расчета налога на добычу полезных ископаемых. Раньше система налогообложения была одинакова для всех, теперь она будет дифференцирована в зависимости от геологических условий, наличия инфраструктуры, эффективности разработки и экономики каждого месторождения. Весь этот комплекс мер позволяет разрабатывать новые месторождения в Восточной Сибири (Чаяндинское и Ковыктинское месторождения). Мы ведем активную работу по корректировке Восточной газовой программы, а также продвижению в направлении рынков Азиатско-Тихоокеанского региона.

Результатом работы этого года в газовой отрасли является ввод в эксплуатацию второй нитки газопровода «Северный поток», крупнейшего Бованенковского нефтегазоконденсатного месторождения полуострова Ямал с запасом более 2 триллионов кубических метров газа. Кроме того, принято окончательное инвестиционное решение в соответствии с согласованием со всеми странами-участниками проекта «Южный поток». Это те ключевые проекты, которые лежат в основе поддержания и дальнейшего развития всей газовой отрасли страны, позволят в будущем обеспечивать поставки газа в Европу и на Восток.

Да, несколько слов по угольной отрасли. Угольная отрасль в этом году показывает впечатляющий рост. Прирост объемов добычи угля в 2012 году составляет примерно 7% по отношению к прошлому году.

С чем связан такой рост показателей во всех перечисленных Вами отраслях?

В первую очередь, это связано с созданием комфортных условий для устойчивого развития и привлечения инвестиций. Так, например, в нефтяной отрасли еще в прошлом году были приняты очень важные решения о переходе на новую систему налогообложения 60/66, что позволило снизить оборотное бремя за счет ребалансировки налогов между добычей и переработкой. Смысл в том, что изменив систему налогообложения, мы дали возможность больше инвестиций направлять в нефтепереработку и нефтедобычу. Это привнесло свои позитивные результаты.

В этом году мы ожидаем только в нефтеперерабатывающем секторе приток инвестиций составит около 210 млрд рублей, а это в 2 раза больше, чем в прошлом году. Инвестиции будут направлены на реконструкцию нефтеперерабатывающих заводов и переход к выпуску экологически чистых бензинов. Считаю, что в рамках подведения итогов года, все это является, несомненно, позитивным результатом.

Александр Валентинович, какие достижения этого года Вы можете отметить в сфере электроэнергетики?

В электроэнергетике наблюдается увеличение объемов производства электроэнергии примерно на 1,3 % по отношению к прошлому году. Это ниже, чем темпы роста ВВП, так как существенное влияние на рост показателей оказывает повышение энергоэффективности предприятий, потребляющих энергоресурсы. Стоит отметить, что снижение объемов выработки и потребления электроэнергии и тепла не означает, уменьшение количества потребителей. Влияют погодные условия. Кроме этого, предприятия более эффективно стали тратить средства. Задача Министерства заключается в модернизации отрасли электроэнергетики для более эффективного использования ресурсов.

Хочу отметить три ключевых события, которые можно выделить в области электроэнергетики. Первое - это разработка программы модернизации, в рамках которой Министерству поручено до конца года подготовить изменения модели рынка всего электроэнергетического комплекса. Говоря другими словами, мы входим в новую стадию проведения реформы, которая началась еще в 2007 году. Необходимо создать инструменты для привлечения инвестиций в модернизацию мощностей и обновление основных фондов, особенно в генерации и в сетях.

Второе: в этом году мы по-новому подошли к подготовке к отопительному сезону и изменили подходы, требования к субъектам РФ, провели кампании по подготовке к зиме и выдаче паспортов готовности.

Третий важный момент, о котором можно сказать: 22 ноября 2012 года Президентом РФ был издан указ о создании в России акционерного общества «Российские сети». В рамках этого указа нам дано поручение разработать стратегию развития электросетевого комплекса, направленную на повышение эффективности отрасли, улучшение качества услуг, которые оказывают сети потребителям, создание условий для подключения потребителей более простым способом в более короткие сроки с меньшими затратами. Это очень важно, особенно для малого и среднего бизнеса.

Как Вы оцениваете результаты реформы энергетической отрасли?

Абсолютно правильно было, что функции РАО «ЕЭС России» были разделены на естественно монопольные и рыночные. Реформа дала возможность привлечь более 1 триллиона рублей частных инвестиций в энергетику. На момент начала проведения реформы источников для обновления основных фондов, строительства генерирующих мощностей не было. Нужно было что-то делать, необходимо было создавать условия для привлечения частных инвестиций. На сегодняшний день введено уже достаточное количество генерирующих мощностей, которые несколько лет назад не позволяли дальше развиваться экономике.

Тем не менее, мы видим, что не до конца заработал рынок мощности, не по той схеме стала развиваться деятельность сбытовых компаний. Сегодня мы меняем эту ситуацию и предлагаем совершенно другой механизм обеспечения деятельности сбытовых компаний. Мы в том числе продолжаем работу по привлечению частных инвестиций в энергетический комплекс, планируем изменить подходы к тарифному регулированию. Это очень важно в рамках продолжения реформы с тем, чтобы формирование тарифов для компании, которые оказывают услуги потребителям, учитывало качество и надежность предоставляемых услуг. Нужно создавать мотивационные механизмы для улучшения качества услуг, необходимо использовать механизмы бенчмаркинга, когда сравниваются между собой разные компании по затратам, по качеству оказываемых услуг, по издержкам. В рамках продолжения реформы мы будем эти механизмы внедрять.

С какими сложностями приходится сталкиваться в процессе модернизации отрасли?

Особенность состоит в поисках компромиссных решений, ведь сегодня потребители активно защищают свои права, а производители и сетевые компании – свои права. Между всеми участниками рынка нужно находить баланс. Поэтому все предложения, которые выносит Министерство, разрабатываются совместно с экспертами профессионального сообщества.

Расскажите о приоритетных направлениях Министерства в области реализации 261-ФЗ «Об энергосбережении…».

Я считаю, что этот закон важный, нужный и своевременный. Программа по энергоэффективности была принята в 2009 году, и она полностью нацелена на решение тех задач, которые стоят перед отечественной экономикой. Сегодня по показателям энергоэффективности и энергоемкости продукции Россия находится далеко от ведущих стран. Так, например, если говорить об электроэнергетике, то на выработку одного киловатта в час у нас тратится 333 единицы условного топлива. Для сравнения: в развитых странах на выработку 1 киловатт-часа уходит порядка 250 единиц.

Перед нами стоит задача выйти до 2020 года на 300 единиц. Решение этой задачи усложняет высокий износ старого генерирующего оборудования, которое потребляет уголь, мазут в огромных объемах. Для того, чтобы изменить ситуацию, необходимо менять оборудование, внедрять новые технологии, - то есть способствовать повышению энергоэффективности.

Кроме того, в последние годы возникла новая тенденция, связанная со строительством муниципальными образованиями тепловых станций, которые вырабатывают тепло для отопления поселков и городов без выработки электроэнергии. Себестоимость производства киловатт-часа на таких станциях гораздо выше, чем у станций, которые работают по принципу когенерации. Тем не менее, мы наблюдаем процесс увеличения строительства таких станций и в настоящее время ведем работу, направленную на изменение этой ситуации.

Российским энергетическим агентством уже разработана соответствующая программа. В общем, направлений работы в рамках 261-ФЗ довольно много. Энергоэффективность пронизывает все отрасли, ее сложно и не вполне правильно рассматривать отдельно в сфере электроэнергетики, она есть везде: в нефтегазовом комплексе, в промышленности, в бюджетных учреждениях, на предприятиях жилищно-коммунального хозяйства и так далее.

Программа и закон направлены на то, чтобы создавать условия и мотивацию для повышения энергоэффективности. Нам нужно на 13,5% до 2020 года (по отношению к 2012 году) снизить энергоемкость производства.

Новгородская областная Дума внесла предложение по изменению 261-ФЗ о переносе сроков обязательного энергообследования до конца 2015 года. Как Вы относитесь к данной инициативе?

Я считаю, что любые сдвиги установленных сроков дестимулируют исполнять принятые законы. На практике мы это видели много раз. Чем больше будем сдвигать сроки, тем дольше будет проводиться работа. Я не вижу причин, по которым не проводится своевременно энергообследование. Сегодня только 30% предприятий сделали энергообследование, все остальные могут попасть под штраф. Штрафы пока что не большие, поэтому если и в дальнейшем энергообследование не будет проведено, мы выйдем с инициативой повысить штрафы. Кроме того, в соответствии с предписанием закона каждое бюджетное учреждение обязано в течение 5 лет ежегодно снижать расходы на электроэнергию, коммунальные услуги на 3%. То есть если здание не получило энергопаспорт, как Вы думаете, каким образом исполняются требования закона?

Когда мы переносим сроки, мы тем самым еще и создаем неравные условия для тех, кто отнесся к исполнению закона добросовестно, а другим мы потом взяли и перенесли сроки. В следующий раз нам не будет оказано никакого доверия. Поэтому к таким вещам отношусь крайне негативно.

Расскажите, пожалуйста, как проходит Ваш трудовой день?

В сутках 24 часа, их не хватает. День проходит активно. Два раза в неделю утром мы с коллегами играем в баскетбол. Рабочий день начинается в 9.00 и заканчивается очень поздно. В течение дня: совещания в Правительстве, работа внутри Министерства, рабочие поездки, подготовка и встречи с экспертами отрасли, руководителями субъектов РФ, исполнение текущих поручений. Суббота тоже рабочий день. Остается один день в неделю на семью.

Чем Вы любите заниматься в свободное время?

Люблю кататься на горных лыжах и мотоцикле, играть в баскетбол, читать профессиональную литературу.

Ваши пожелания энергетикам страны на новый год.

Хочу пожелать всем работникам энергетической отрасли страны в новом году плодотворной и безаварийной работы, покорения новых профессиональных высот, крепкого здоровья и семейного благополучия.

Дарья Елагина

Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 11 января 2013 > № 738870 Александр Новак


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter