Всего новостей: 2658183, выбрано 2 за 0.016 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Сливяк Владимир в отраслях: Металлургия, горнодобычаЭкологияЭлектроэнергетикавсе
Россия > Экология. Электроэнергетика > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214152 Владимир Сливяк

Из России с миром: зачем Росатом собирается спасать климат на земле

Владимир Сливяк

Сопредседатель некоммерческой организации «Экозащита»

Распространение российских АЭС в стране и мире затормозилось, и нужно что-то менять. Так почему бы не сменить имидж?

Недавно прошедший ПМЭФ-2017 стал одной из главных тем в российских СМИ, в том числе благодаря искрометным дискуссиям с участием президента. В общем потоке новостей с форума выступление Алексея Лихачева, возглавившего «Росатом» после перехода Сергея Кириенко в администрацию президента в прошлом году, стало не слишком заметным событием. Тем не менее оно заслуживает особого внимания. Заявления руководителя атомной промышленности, прозвучавшие в Санкт-Петербурге, свидетельствуют о принципиально новом подходе к продвижению российских атомных станций на международном уровне. Теперь российские АЭС рекламируются как необходимые для спасения климата на планете.

Никогда прежде Росатом не ставил изменение климата во главу своей рекламной стратегии. Этим он значительно отличался от западных коллег, которые начали эксплуатировать тему «атом — лучший друг климата» почти два десятка лет назад. У этого подхода были серьезные причины, прежде всего экономические. Атомная энергетика на Западе к тому моменту уже длительное время находилась в стагнации, строительство реакторов почти повсеместно остановилось из-за дороговизны и нерешенной проблемы ядерных отходов. Изменение климата казалось спасительным кругом, ведь сами по себе атомные станции почти не выбрасывают парниковых газов. Очень быстро, впрочем, обнаружилось, что это лишь половина правды.

Берлинский Oko-Institute подсчитал, что при учете полного топливного цикла (от добычи урана до хранения и переработки радиоактивных отходов) объем выбросов в атомной энергетике близок к современной газовой энергетике. Обусловлено это в первую очередь крайне энергозатратным процессом обогащения урана. Активные попытки решить экономические проблемы атомной индустрии за счет климатического финансирования стимулировали новые исследования, которые, в свою очередь, привели к интересному выводу — использование атомной энергетики крайне неэффективно для снижения выбросов парниковых газов в глобальном масштабе.

Основным ограничением является то, что ядерная энергия используется почти исключительно для производства электричества, на долю которого приходится менее 25% глобальных (антропогенных) выбросов парниковых газов. Увеличение производства атомной энергии вдвое могло бы сократить объем выбросов парниковых газов примерно на 6%, при условии, что ядерные мощности заменят собой угольные. И вообще не отразилось бы на выбросах, если ядерные мощности заменяют возобновляемую энергетику и меры по энергоэффективности. Для такого относительно небольшого сокращения потребуется около полутысячи новых реакторов в дополнение к существующим, а также новые реакторы на замену закрывающимся: по данным МАГАТЭ, к 2040 году почти 200 реакторов будут остановлены.

Стоимость большого современного реактора сегодня колеблется в диапазоне от $5 млрд до 15 млрд в зависимости от типа и производителя. Очевидно, что это просто нереально дорого, а проблему при этом не решает. По данным IPCC, чтобы избежать наиболее катастрофичных последствий изменения климата, нужно снизить выбросы как минимум на 50% к середине столетия. Таким образом, речь не о том, чтобы строить реакторы когда-нибудь, а в строго определенном временном отрезке. Атомные станции строятся медленнее, чем любые другие, — в среднем это 7-10 лет, а некоторые реакторы, как российский БН-800, находились в стадии строительства около 30 лет.

Наиболее серьезную попытку получить доступ к международному климатическому финансированию западная атомная промышленность предприняла на климатических переговорах ООН в Гааге в 2000 году. Успеха, впрочем, это не принесло. С тех пор атомщики сосредоточились на лоббировании национальных правительств. Как видно, также без особого успеха — ни одна страна в мире до сих пор не приняла решения сделать ставку на атомную энергетику в борьбе с изменением климата.

В 2017-м выпавший из слабеющих рук западных коллег атомно-климатический флаг решил поднять Росатом. По всей видимости, дело не только в том, что российские атомщики решили ответить на вызовы современности или стать более модными. Коренное изменение подхода к собственной рекламе на международном уровне указывает на то, что старая концепция продажи реакторов больше не работает. Росатом нередко утверждает, что в его так называемом портфеле заказов десятки контрактов на новые АЭС по всему миру общей стоимостью свыше $100 млрд. Но почему-то реальное строительство реакторов происходит лишь в трех-четырех странах, а ряд договоров, подписанных много лет назад так и остаются на бумаге.

За последние полгода от проекта российской АЭС отказался Вьетнам, а в ЮАР суд постановил, что договор о развитии атомной энергетики с Россией не соответствует Конституции. Внутри России заявлялось намного больше новых атомных энергоблоков, чем строится. Очевидно, распространение российских АЭС в стране и мире затормозилось и нужно что-то менять. Так почему бы не сменить имидж? Теперь пусть кто-нибудь попробует отказаться от наших АЭС — сразу станет врагом климата, как Дональд Трамп.

Несмотря на климатический каминг-аут, Росатом вряд ли сможет продавать больше реакторов. Даже на выполнение тех договоров, которые считаются делом решенным, потребуется немало времени. Впрочем, маловероятно, что весь этот «портфель заказов» хоть когда-то будет реализован. Если за новой стратегией продвижения что-то вообще стоит, то это надежда на доступ к международному финансированию на борьбу с изменением климата. Соответствующие фонды формируются по линии ООН и отчасти связаны с Парижским соглашением.

Другим словами, Росатом попробует то, что его западные коллеги пытались сделать еще в 2000-м. За средствами необязательно обращаться самой госкорпорации, этим могут заняться развивающиеся страны, требующие денег и технологий для преодоления последствий изменения климата. И может, даже больше не будет нужды финансировать строительство АЭС из российского бюджета в долг, как в большинстве случаев происходило до сих пор, хотя какие-то деньги вкладывать надо будет все равно. Возможности российского бюджета истощены кризисом, возможно, в этом кроется настоящая причина активизации Росатома как «друга климата». И не важно, что атомная энергетика слишком дорога и неэффективна для заявленных целей, просто надо как-то выживать.

Россия > Экология. Электроэнергетика > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214152 Владимир Сливяк


Япония > Электроэнергетика > mn.ru, 21 июня 2011 > № 348710 Владимир Сливяк

«Мы слышим старые запевы о безальтернативности АЭС»

О том, какие уроки из трагедии в Японии вынес мировой «атомный» клуб, как будет развиваться атомная энергетика в будущем и о неоправданном пренебрежении российских властей к альтернативной энергетике «Энергии Европы», рассказал сопредседатель международной экологической группы «Экозащита» Владимир СЛИВЯК.

— Что ждет мировую атомную энергетику после катастрофы на «Фукусиме-1»?

— Чтобы оценить Чернобыль и его последствия, потребовалось два десятка лет, а после «Фукусимы» прошло всего лишь несколько месяцев. Но очевидно, что Европа для атомной энергетики будет неприятным местом. Хотя пауза в строительстве новых реакторов в Европе длится уже довольно давно, события на «Фукусиме» ускорили процесс замораживания европейских атомных программ. Сформировался очень мощный альянс «антиатомных» государств: в него входят Германия, Италия, Австрия, Греция, Швейцария, Испания, вскоре к этим странам может присоединиться Бельгия. Движения в сторону отказа от атома наблюдаются во Франции — самой атомной европейской стране. При этом непонятно, что будет после «Фукусимы» с теми немногочисленными европейскими реакторами, которые находятся в стадии строительства, — во Франции и Финляндии. Я не исключаю, что они будут достроены, но это не значит, что можно говорить о реализации масштабных атомных программ. В Европе довольно старый флот атомных реакторов, и для того, чтобы поддерживать сегодняшнюю норму выработки энергии, нужно за десять лет построить очень большое количество АЭС, которые бы заменили станции, выходящие из строя. Но это невозможно ни экономически, ни технически. Во-первых, новая АЭС — неоправданно дорогое удовольствие. А во-вторых, в мире уже давно наблюдается серьезный дефицит машиностроительных мощностей.

— Не является ли маховик отказов от развития атомной энергетики последствием шока? Может ли быть такое, что, «переболев» «Фукусиму», Европа вернется к мирному атому?

— Думаю, что не вернется. Я не могу назвать ни одну влиятельную европейскую страну, которая могла бы, скажем так, «отрезвить» соседей. Во Франции все далеко не однозначно, да и Великобритания, где истерии тоже не наблюдалось, давно отказалась от госсубсидий в атомную энергетику, отдав все на откуп бизнесу. Что в условиях Британии означает курс на постепенный отказ от мирного атома.

— Но если с Европой все более или менее ясно, то страны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) последовательно развивают атомные программы.

— Когда заходит речь о развивающихся странах применительно к атомной отрасли, в первую очередь стоит говорить о Китае. Китай до «Фукусимы» обеспечивал мировой рост атомной отрасли. До катастрофы там было 20 строящихся реакторов. Причем строились они в основном своими силами, с использованием местных технологий. По своей конструкции китайские АЭС намного более отсталые, чем европейские, и, соответственно, гораздо менее безопасные. Я сомневаюсь, что «Фукусима» заставит китайские власти кардинально пересмотреть свои представления о том, как им развивать атомную отрасль. Но не исключено, что денег на мирный атом там станут выделять поменьше. После «Фукусимы» в Китае начались масштабные проверки всех строящихся АЭС.

Правда, нельзя упускать из виду тот факт, что доля «мирного» атома в энергетическом балансе Китая, несмотря на благоприятную почву для развития отрасли, составляет немногим более 2%. Больше всего в стране используется уголь. При этом в Китае активно развиваются все известные источники энергии, в том числе и возобновляемые. В 2010 году в Китае возводили примерно по одной ветротурбине в час. Каждые восемь часов Китай вводит столько же мощностей в ветроэнергетике, сколько есть во всей России, — 15 МВт. В Китае также развивается солнечная энергетика, причем при государственном участии в виде налоговых и прочих льгот. В Китае уже поняли, что экономический и практический эффект от альтернативной энергетики несопоставим с атомной — политика в области развития энергетики предусматривает, что к 2050 году возобновляемые источники энергии будут обеспечивать большинство энергии.

— Если говорить о возобновляемых источниках энергии, какие из них могут стать адекватной заменой мирному атому?

— В перспективе — солнечная энергетика, а также ветровая. Наиболее эффективно использовать не какой-то один, а как можно более широкий набор возобновляемых источников, комбинировать, исходя из особенностей того или иного региона.

— В ближайшей перспективе?

— Все зависит от желания. Если взять в пример Китай, то там есть четкая государственная стратегия развития энергетической отрасли: разрабатывать все источники энергии, но приоритет в будущем отдается возобновляемой энергетике. При правильном подходе возобновляемые источники дешевеют и успешно конкурируют с традиционными. Атомная энергетика, к слову, не смогла существенно увеличить свою долю в мировом энергобалансе за полвека постоянных субсидий. По данным за 2010 год, в балансе первичной энергии атомная энергия составляет всего 2%. Смешно говорить, что без этой технологии нельзя обойтись — мир от нее не зависит. В остальном с возобновляемыми источниками такая же ситуация, как и с другими источниками энергии на стадии развития, — отрасль будет развиваться, если ей помогать. Достаточно посмотреть на Германию, которая увеличила долю альтернативной энергии с 4% в 2000 году до 18% в этом.

— Россия относится к числу тех стран, на которые события в Японии никак не повлияли. Насколько оправданна принципиальность российских властей, заявивших после трагедии на «Фукусиме», что в России альтернативы мирному атому не существует?

— Неоправданна. У нас просто не хотят ничего делать. России сейчас выгодно делать вид, что все в порядке, даже если известно, что все очень плохо. Однако это может очень плохо кончиться. В Японии атомные проблемы тоже долгое время замалчивались, и теперь мы видим результат этого молчания. Вообще старые предрассудки о том, какой должна быть энергетика, нужно искоренять на государственном уровне. У нас еще при премьере Касьянове была федеральная программа по развитию возобновляемых источников энергии, но ее просто не стали финансировать и закрыли. Вместо этого мы слышим старые запевы о безальтернативности АЭС и значении газа.

— Насколько безопасны российские реакторы? Дмитрий Медведев, выступая на экономическом форуме в Санкт-Петербурге, заверил, что сегодня Россия строит атомные станции по технологиям, которые соответствуют уже постфукусимским требованиям, то есть требованиям повышенной безопасности.

— Во-первых, новые реакторы в несколько раз дороже, чем старые. Чтобы заменить старые на новые, потребуется не одно десятилетие и колоссальные финансовые ресурсы. Из-за дороговизны замена всех старых реакторов на новые очень маловероятна. Более того, возможность тяжелой аварии с расплавлением активной зоны не исключена на 100% и в новом реакторе.

В любом случае, первые несколько блоков только начали строить, они далеки от завершения. На практике безопасность новых реакторов не подтверждена, а к теоретическим заявлениям не стоит относиться серьезно. В отношении чернобыльских блоков РБМК тоже говорили, что они абсолютно безопасны, что их можно строить на Красной площади.

Еще не одно десятилетие нам придется жить со старыми и опасными атомными блоками, если, конечно, российские власти не начнут применять европейские стандарты безопасности, и несколько новых ситуации не изменят. Вячеслав Козлов

Япония > Электроэнергетика > mn.ru, 21 июня 2011 > № 348710 Владимир Сливяк


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter