Всего новостей: 2555789, выбрано 2 за 0.013 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Черезов Андрей в отраслях: Электроэнергетикавсе
Черезов Андрей в отраслях: Электроэнергетикавсе
Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 22 декабря 2017 > № 2434226 Андрей Черезов

Андрей Черезов: «Год был непростым, однако все намеченное мы завершили».

Андрей Черезов в интервью «Российской газете».

«Электрификация вновь стоит на повестке дня».

Сегодня отрасль отмечает профессиональный праздник. В День энергетика в отрасли традиционно принято подводить итоги работы за минувший год, строить планы на будущее. Но оставить без внимания проблемы, которые еще существуют на отдельных участках, тоже нельзя. Об этом накануне праздника "РГ" пообщалась с заместителем министра энергетики РФ Андреем Черезовым.

- Андрей Владимирович, какие знаковые события произошли в электроэнергетической отрасли в уходящем году?

- Год был непростым, однако все намеченное завершили. Полностью закончили работы по строительству энергетической инфраструктуры в рамках подготовки к ЧМ по футболу.

Другой немаловажный момент - окончание работ по восстановлению Саяно-Шушенской ГЭС. Объект полностью введен в эксплуатацию, рабочей комиссией подписан акт готовности, станция работает на полную мощность. Заканчиваются работы на Богучанской ГЭС, она также полностью будет введена в этом году. В конце ноября председатель правительства Дмитрий Медведев в режиме телемоста дал команду на пуск первой очереди Якутской ГРЭС-2, это очень важный объект для региона.

- Как в этом году прошла подготовка к работе в осенне-зимний период? Вовремя ли все подразделения получили паспорта готовности, были ли проблемы?

- В ходе подготовки к ОЗП специалистами минэнерго было проверено 84 субъекта электроэнергетики. Проблемы были, но они не носили системного характера. В этом году паспорта готовности не получили только два субъекта. Это Хуадянь-Тенинская ТЭЦ ( Ярославль): объект введен в эксплуатацию, но лицензию на опасные производственные объекты не получил. И ГУП "Крымэнерго", где не выполнены мероприятия, предписанные "Ростехнадзором", не проведено техосвидетельствование оборудования.

Также по 274 объектам у нас были спрогнозированы энерготопливные балансы, утверждены нормативы запасов топлива.

Они, кстати, даже перевыполнены. Так, запасы угля составляют 166,7 процента, мазута - 137, дизтоплива - 117, торфа - 226 процентов. Поэтому здесь мы рисков не видим.

- Со следующего года проверка готовности к ОЗП должна проводиться по новой методике...

- Минэнерго уже и в этом году оценивало готовность компаний к работе ОЗП на основе риск-ориентированной модели. В чем разница? Раньше на места постоянно выезжали комиссии, на проверки тратились огромные ресурсы и местные специалисты отвлекались от производственного процесса. По новой методике готовность будет оценивается по индексу, который, в свою очередь, присваивается на основе определенной информации о предприятии: уровню аварийности, исполнению ремонтов, запасам топлива, технологическим нарушениям и т.д. Здесь мы доверяем энергетикам и не перегружаем излишними проверками. Комиссия выезжает на место, если только объект получил оценку "не готов", тогда он попадает на контроль минэнерго и Ростехнадзора.

- Как идет модернизация электросетей и другого оборудования?

- Отрасль постепенно отказывается от планово-предупредительного ремонта и переходит на ремонт по состоянию. Это позволит сократить расходы на ремонтные работы компаний и более качественно планировать инвестиционную деятельность в части реконструкции, замены оборудования.

Изменения в привычные схемы и методы работы вносят и климатические условия. В последнее время в центральной части страны зачастили ледяные дожди, которых перед этим не наблюдалось несколько десятков лет. Все, конечно, помнят последствия погодной аномалии в декабре 2010 года. Так вот, с того момента компания МОЭСК модернизировала 14 тысяч километров ЛЭП малого класса напряжения. А в этом году ее специалисты пришли к решению, что линии 6, 10 и 35 кВ будут переводить на самонесущий изолированный провод. Он намного надежнее работает, ему не страшен тяжелый снег.

Или устройства плавки гололеда. На Урале и в Поволжье они никогда не предусматривались при проектировании ЛЭП 110, 220 и 500 кВ. Теперь же плавка гололеда закладывается в проект.

В последнее время аварийность в сегменте электроэнергетики реально снизилась. Только за 10 месяцев этого года в генерирующих компаниях - на 3 процента, в сетевых - на 6,5.

- Сейчас в мире наблюдается бум альтернативной энергетики, какова в этом тренде позиция России и доля ВИЭ в общем объеме генерации?

- ВИЭ у нас используются, но они пока не так популярны, как за рубежом. В Европе доля генерации из "зеленых" источников кое-где доходит до 30 процентов. У нас структура такая: ГЭС - чуть больше 20 процентов, АЭС - 12, "ветряки" - 0,04 процента и солнечная генерация - 0,19 процента. Отмечу, что программа развития ВИЭ активно выполняется. В этом году введено эксплуатацию несколько солнечных электростанций суммарной мощностью 20 МВт на модулях нового поколения с довольно высоким КПД. В Ульяновской области введен в эксплуатацию первый в России крупный ветропарк. Здесь важно, что все ВИЭ-станции строятся на локализованном оборудовании.

Это значит, что мы активно развиваем наукоемкое производство в части замещающей электроэнергетики.

- А каковы перспективы у гидроэнергетики, ведь именно в этом виде генерации получается самый дешевый киловатт?

- Гидроэнергетика будет развиваться. Но здесь проблема в том, что это очень капиталоемкий сегмент на начальном этапе. Надо построить плотину, переселить людей из районов затопления и т.д. Сейчас на Дальнем Востоке строятся Нижнебурейская и Нижнезейская ГЭС. Решения по ним были приняты после наводнения 2014 года. Эти станции будут регулировать сбросы "головных" Бурейской и Зейской ГЭС. И в случае экстренных мощных сбросов воды с последних зона затопления будет гораздо меньше.

- В последнее время в отрасли обострилась проблема неплатежей за потребленную энергию. Как эту проблему можно минимизировать?

- Задолженность за купленную электроэнергию по состоянию на начало ноября превысила 65 миллиардов рублей. За 10 месяцев произошел рост на 9 процентов. А ведь для сетевых компаний тариф - единственный источник дохода и, соответственно, инвестиций в развитие.

Задолженность на розничном рынке электроэнергии на 1 октября составляла 243 миллиарда рублей с "прибавкой" к прошлому году в 8 процентов. Объем дебиторской задолженности потребителей перед основными поставщиками тепловой энергии на 1 октября - 172,7 миллиарда.

Как решить проблему? Нужна платежная дисциплина. А ее исполнения, кто бы чего ни говорил, можно добиться только путем возможности отключения потребителей при больших долгах. Превысил долг определенную планку - отключили. Расплатился по долгам - снова собирай документы на подключение и снова плати за техприсоединение. Но стоит отметить, что в минэнерго прорабатываются различные варианты борьбы с неплатежами.

- Давайте все же завершим разговор на позитивной ноте. Что бы вы пожелали своим коллегам в профессиональный праздник?

- Специалистам отрасли хочу пожелать спокойной работы без аварий, авралов и в этом, и в следующем году, и на долгие годы вперед. Чтобы отрасль наша развивалась, обеспечивая экономическое благополучие страны. Чтобы на законодательном и исполнительном уровнях власти она рассматривалась как приоритетная. Потому что долгие годы мы эксплуатировали то, что построили еще наши предки. И сейчас как раз подходим к тому моменту, когда пора задуматься о плане ГОЭЛРО номер три. Что в ближайшей перспективе и будем делать.

Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 22 декабря 2017 > № 2434226 Андрей Черезов


Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 28 июля 2017 > № 2268937 Андрей Черезов

Интервью Андрея Черезова РИА Новости.

Андрей Черезов: наши и зарубежные производители турбин будут равны в России.

Вопрос обеспечения информационной безопасности российских энергообъектов в этом году стал особенно актуальным как на фоне геополитики, так и в условиях возрастающего риска кибератак на промышленные предприятия. Минэнерго начало разрабатывать меры по повышению устойчивости энергосистемы России к внешним и внутренним угрозам, в частности, в сфере управления критически важной инфраструктурой — турбинами для теплогенерации. Масло в огонь подлила и ситуация вокруг Siemens. Какие новые требования будут предъявляться производителям турбин для работы в РФ, согласны ли компании передать коды управления к своему оборудованию, о причинах последних аварий на ГЭС, подготовке к отопительному сезону и о судьбе ТЭС в Крыму, рассказал в интервью РИА Новости замглавы Минэнерго РФ Андрей Черезов. Беседовала Виктория Боина.

— В начале июля вы заявили, что министерство предлагает ввести требования для работы в стране газовых турбин иностранного производства и запретить передавать необработанные первичные данные с российских электростанций за рубеж. Эта идея мотивировалась "недоказанными догадками" о возможном управлении энергообъектами из-за рубежа. Подтвердились ли эти опасения?

— Минэнерго России обязано оценивать существующие риски. Проведенная оценка рисков по информационной безопасности на объектах электроэнергетики показала, что при передаче и хранении данных по каналам связи за рубеж возможно удаленное управление энергетическим оборудованием вплоть до его отключения. Даже иностранные производители не отрицают эту возможность. Именно поэтому мы начали заниматься вопросом информационной безопасности на объектах электроэнергетики.

У кого-то может возникнуть идея как можно больше навредить в части экономической составляющей, социально составляющей и так далее. В документе мы прямые запреты на передачу данных не устанавливаем, мы будем предъявлять и предъявляем то, что прописано в проекте — конкретные требования к информационной безопасности системы удаленного доступа, а именно мониторинг, диагностика технического состояния основного оборудования электростанции, которые, на наш взгляд, и позволяют обеспечить безопасность объектов электроэнергетики.

— Какие технические и юридические требования будут предъявляться производителям? Разработаны ли конкретные документы по данной теме?

— Минэнерго России в настоящее время подготовлен документ — это проект нормативного правового акта "Об установлении требований в отношении базовых (обязательных) функций и информационной безопасности при создании и эксплуатации на территории России систем удаленного мониторинга и диагностики технического состояния критически важного энергетического оборудования".

Этот документ представляет собой конкретный набор правил по предотвращению внешних и внутренних угроз информационной безопасности. В рамках этого акта мы также подготовили методические указания по определению модели угроз для практического применения владельцами компаний энергетики энергетического оборудования, которые позволяют своевременно определять и предотвращать существующие и возникающие угрозы информационной безопасности на объектах электроэнергетики.

Если говорить о производителях энергетического оборудования, то им совместно с разработчиками программного обеспечения необходимо будет привести в соответствие с требованиями нормативного правового акта используемое программное обеспечение, а также связанные с его использованием основные требования.

Например, как осуществляется процесс передачи информации — вот это они должны будут привести к тем требованиям, которые установлены. И в последующем пройти сертификацию в Федеральной службе по техническому и экспортному контролю — это самый важный момент. То есть после этой сертификации любая компания — иностранная или российская — будет допущена и сможет спокойно работать. Здесь ограничений по рынку не будет. Если Федеральная служба по техническому и экспортному контролю скажет, что все здесь чисто и хорошо, не вопрос, мы продолжим работать и дальше с этими компаниями. Ограничения для бизнеса здесь точно никакого я не вижу. Доступ к турбине мы не ограничиваем при условии выполнения определенных требований, которые будут прописаны в правилах.

— В чем будут заключаться эти требования?

— Если говорить техническим языком, мы должны четко понимать коды верхнего, нижнего и среднего уровней. И в рамках этой работы, если все коды открыты и мы понимаем, как это работает и на турбине, и на контроле, — вопросов нет.

То есть если они пришли, сертифицировались, раскрыли коды управления, то к компаниям вопросов нет, она может работать, получать информацию. Эти же требования будут отнесены параллельно и к российским компаниям. Это затронет всех. То есть это не требование только к иностранному оборудованию, сертифицироваться должны будут все. Поэтому если иностранная компания сейчас будет говорить, что кто-то ее опять ограничит в каких-то правах, этого точно нет, все производители будут тоже находиться в равных условиях. Это совместная работа.

Там нет никаких больших затрат, это тот же программный комплекс, те же наработки, только нужно раскрыть определенные вещи, которые каждая компания имеет в части закрытых кодов на управление.

— Ранее вы говорили о намерении обязать производителей создавать data-центры в России. Это должно быть реализовано полностью за счет зарубежных производителей турбин? Будет ли предоставляться какая-либо поддержка со стороны правительства?

— Data-центры создавать не обязательно. Главное, чтобы мы четко понимали, как работает удаленный доступ.

— Обсуждали ли вы новые требования с иностранными производителями турбин? Не будет ли эта идея воспринята как фактор ухудшения инвестклимата в России?

— Да, этот вопрос обсуждался. Прошло общественное обсуждение нормативного правового акта. Иностранные компании очень активно участвовали в этом процессе. Мы учли порядка 70% всех их требований. Возникали вопросы, например, на что это повлияет, на инвестиционный климат и тому подобное. Но как оно может повлиять, если мы просим просто раскрыть коды? Я повторю еще раз, 70% предложений были учтены. Общественное обсуждение прошло очень полезно, было множество материалов, которые нам представили компании, и мы очень много почерпнули из этого. Самыми активными участниками (в рамках обсуждения — ред.) были Siemens, были также предложения от Ассоциации европейского бизнеса и американской компании General Electric. Они очень активно нам давали информацию в рамках подготовки документа.

— В какие сроки предполагается принятие документа, вводящего новые требования? В какие сроки должны будут производители турбин выполнить новые требования?

— Мы планируем закончить проект до конца 2017 года. У производителей турбин нет ограничений по срокам выполнения данных требований. А на сроки проектов это вообще никак влиять не будет. Очень много, конечно, приходится общаться и с Советом рынка, и Советом производителей. Многие говорят, что есть риски, что в документе будет прописано что-то такое, что принесет, скажем так, дополнительные затраты для компаний.

Мы сами в этом не заинтересованы, мы, наоборот, ищем те методы и методики, по которым можно с меньшими финансовыми затратами решить эти вопросы. Поэтому в этом документе мы постарались минимизировать последующие затраты компаний.

— Насколько масштабной будет работа по передаче данных?

— Для наших разработчиков это масштабная работа в части разработки программного обеспечения в рамках применения данного документа. И поэтому здесь пусть работают все в равных условиях. Смотрите, у нас системы безопасности существуют, например, в атомной отрасли, правильно? Там же без определенной сертификации и штампа "допущено" для работ на АЭС ничего не поставишь. А почему мы считаем, что тепловая энергетика чем-то отличается? У нас вся экономика работает на обычных станциях, так давайте как-то переходить на единые требования. Тем более информационная безопасность в настоящее время на пике.

— Можете сказать, сколько у нас турбин иностранного производства?

— Точное количество не скажу. Здесь нужно понимать, что у нас турбины по мощности делятся, но от общего количества в сегменте, например, большой мощности таких производителей, как Siemens, Alstom, GE, это всего 5%, то есть единицы. Турбин не много, где-то две, где-то, может, каждая одного производителя, где-то, может, чуть больше, но это небольшое количество.

— Если возникло решение ввести такие новые требования для работы в стране газовых турбин, были уже какие-то прецеденты?

— Прецеденты существуют всегда. Например, сейчас мы разбираемся с аварией в Сибири. Сейчас там работает комиссия Ростехнадзора, мы, как члены комиссии, активно участвуем в работе по выяснению причин. Будут выданы предписания субъекту энергетики. Комиссия была создана сразу после аварии. Там надо разбираться серьезно, потому что два элемента сработали неправильно — это противоаварийная автоматика на Братской ГЭС и противоаварийный комплекс, который установлен на подстанции "Озерная" Иркутской сетевой компании. По остальным устройствам, как мне докладывают промежуточно, вопросов не было, все работало в штатном режиме. Работа комиссии продлена еще на сорок дней в целях более точного определения причины возникновения аварии. Правила допускают продление сроков работы комиссии.

— В ситуации с аварией поднимался вопрос по работе персонала. Какие меры принимаются ведомством в данном случае? Речь о подготовке кадров?

— Да, именно подготовка. Увольнение — это не решение вопроса. Можно уволить любого менеджера, а вот специалиста — другая проблема. Все специалисты учатся на определенных ошибках. Здесь нужно прорабатывать аварийные ситуации и проводить противоаварийные тренировки с персоналом, обучать его действовать в аналогичных ситуациях. Я всегда заострял внимание субъектов энергетики именно на этом. А уволить? Уволишь, и придет вообще неподготовленный, и что дальше? Еще больше сил и средств на него надо потратить, чтобы подготовить.

Будет меняться подход к подготовке персонала. И именно, я еще раз повторюсь, это больше касается тепловых станций, поскольку я на своем совещании уже отмечал, что вопросы по подготовке кадров в сетевых компаниях, таких как "Россети", ФСК, в настоящее время находится на достаточно высоком уровне. У них есть свои центры подготовки персонала, они укомплектованы оборудованием, на котором люди могут тренироваться.

По "Русгидро" тоже ситуация сейчас, я считаю, поднялась очень здорово. Они тоже создали центры, они работают. Там ведут подготовку персонала.

А по компаниям тепловой генерации пробел. Поэтому у меня пока рисковая зона в части персонала это, конечно, тепловые станции. Ведомство как раз готовит обновление по правилам работы с персоналом. Это серьезный документ. Там как раз вопросы подготовки кадров. Это будет один из вопросов, который мы пропишем очень детально. Потому что за подготовку кадров отвечает руководитель компании.

— В 2017 году Минэнерго внедрит новую систему оценки готовности энергокомпаний к отопительному сезону. Что министерство ждет от ее реализации? В чем главные отличия новой системы от прежней? Индексы готовности к зиме по новой системе будут оцениваться исходя из данных, предоставляемых самими компаниями?

— Действительно, мы уже разработали методику по оценке готовности к ОЗП. Работа шла очень долго, потому что там очень много параметров. Этот процесс очень сложный, и его требуется очень долго настраивать. Подготовка к ОЗП — вопрос даже еще более сложный, чем тот, который решался раньше, потому что там решался чисто финансовый вопрос: вносить это в реконструкцию — не вносить, ремонтировать — не ремонтировать, в каком объеме ремонтировать. Здесь вопрос более глубокий, потому что здесь оценивается в полном объеме готовность объекта к прохождению осеннего и зимнего периода, есть ли риски для энергосистемы, для оборудования и так далее.

Поэтому в этом году принято решение, что параллельно пойдут два способа проверки. На основе этого мы сможем понять, где у нас имеются расхождения с реальной проверкой, то есть так называемый человеческий фактор, и то, что мы провели проверку индексами.

— Нет ли риска, что компании будут замалчивать информацию?

— Даже если комиссия Минэнерго приедет на проверку в составе десяти человек, то и в этом случае компании могут что-то умолчать. Не может человек физически проверить все в рамках комиссии, например топливоподачу, а информацию проверить можно. Но это уже уголовная или административная ответственность тех руководителей, которые будут предоставлять недостоверную информацию. Мы же не ради контроля это все делаем, мы понимаем, что в энергетике и в субъектах энергетики есть руководители, которые отвечают по закону. Зачем нам тратить огромное количество средств, ездить к большому количеству людей, проверять это все. Опять же человеческий фактор, вы же понимаете.

А вот математика, я считаю, более правильный метод, информация будет более корректной. Я эту методику в последние три года очень активно продвигаю. Мы прошли огромные согласования, и на первом этапе почти все были против, а сейчас уже почти все за.

У компаний-штрафников растет аварийность. Мы анализируем эту аварийность. После этого вызываем генерального директора, главного инженера, начинают докладывать, что сделано, какие мероприятия, что они включают в инвестпрограмму. У нас проходит двойной контроль аварийности. Мы собираем данные, плюс анализируется информация программного комплекса, который ведет компания "Системный оператор". Мы всегда на разногласиях этих двух информационных полей можем оценить, где у нас нестыковка.

Первые два года такой работы с компаниями проходили достаточно тяжело, потому что мы очень активно их начали контролировать. Но зато сейчас мы тепловую генерацию подтянули, и за эти три-четыре года мы снизили аварийность довольно существенно. И каждый год у нас идет пока со снижением. Сейчас мы доходим уже до того минимального объема аварийности, который устранить можно, но уже с большими финансовыми затратами.

Насколько это целесообразно, должны решать руководители этих компаний. Но недостатки есть, мы стараемся решать это каждый год. Я просто хочу сказать, что в операционной работе это процесс постоянный. Если брать чисто операционную работу, все меняется, люди другие приходят, менталитет другой, образование другое, источники финансирования меняются по разным причинам — экономическим, социальным.

— Компания Siemens ранее заявила о принятии мер, чтобы не допустить установку своих турбин в Крыму. Есть ли опасения, что запуск электростанций в Крыму перенесется? На какой срок?

— Срок установлен. Это первый квартал 2018 года. Ничего не меняется. Оборудование, которое установлено (в Крыму — ред.), произведено в Российской Федерации. Наша основная задача, чтобы в первом квартале 2018 года станции начали вырабатывать генерацию. Другого плана нет. Крым — российская территория, и нам нужно ее обезопасить.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 28 июля 2017 > № 2268937 Андрей Черезов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter