Всего новостей: 2657388, выбрано 5 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Касымова Валентина в отраслях: Электроэнергетикавсе
Касымова Валентина в отраслях: Электроэнергетикавсе
Киргизия > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > kg.akipress.org, 14 февраля 2018 > № 2495962 Валентина Касымова

Прошло 10 лет со дня одобрения правительством Национальной энергетической программы и стратегии развития ТЭК до 2025 года

Валентина Касымова, профессор

Ровно 10 лет тому назад 13 февраля 2008 года Правительством КР была одобрена Национальная энергетическая программа Кыргызской Республики на 2008-2010 годы и стратегия развития топливно-энергетического комплекса на период до 2025 года (далее НЭП), рассмотренная на заседании Жогорку Кенешем 14 апреля 2008 года и одобренная Постановлением Жогорку Кенеша от 24 апреля 2008 года№ 346-1V.

НЭП стал первым официальным стратегическим документом государственного масштаба в начале столетия. В качестве главного приоритета энергетической стратегии КР было обозначено - рациональное эффективное использование первичных топливно-энергетических ресурсов, имеющегося технического, научного и кадрового потенциала ТЭК для обеспечения энергетической безопасности страны, устойчивого развития экономики и повышения качества жизни населения страны. За прошедшие годы с начала ее реализации была подтверждена адекватность многих ее положений реальному процессу развития энергетического сектора страны при происходящих резких изменениях внешних и внутренних факторов, определяющих основные параметры функционирования ТЭК.

Главными заданными целевыми установками НЭП и стратегии развития ТЭК -2025 были определены:

• сокращение потерь и аварийности в энергосистеме, определение путей финансового оздоровления и формирования условий эффективного, безопасного и устойчивого функционирования предприятий ТЭК;

• осуществление структурных реформ системы управления энергетического сектора, создание необходимых институциональных рамок и нормативно-правовой базы ;

• разработать методологию тарифной политики на энергоносители, покрывающей реальные затраты энергетических компаний и исключающей перекрестное субсидирование потребителей;

• разработать и осуществить практические меры по техническому перевооружению существующих и сооружению новых энергетических мощностей и сетей с привлечением инвестиций.

Как и предусматривалось в НЭП на первых этапах ее реализации приоритетом стало сокращение потерь с кризисного до предкризисного порога энергобезопасности , обеспечение энергетической независимости за счет модернизации и развития сетевой инфраструктуры ( подстанции и линия электропередачи 500 кВ Датка – Кемин и др.); началом реконструкции существующих ГЭС и ТЭЦ; технического перевооружения систем учета сбыта энергоносителей; проведение реформ управления с созданием НЭХК и регулирования ГАРТЭК при ПКР, разработки и утверждения методологии ценовой и тарифной политики; совершенствования нормативно-правой базы в том числе введения экономических механизмов для развития ВИЭ; развитие угольной и нефтегазовой промышленности с сооружением новых нефтеперерабатывающих заводов; осуществления реформы управления в газоснабжении и соответственно рост газификации населенных пунктов и объектов. Таким образом по большинству указанных мер в НЭП и стратегии развития ТЭК-2025 реально осуществлялось продвижение, кроме завершения строительства Камбар-Атинской ГЭС-2 и провалом сооружения новых Верхне-Нарынских ГЭС и ряда малых ГЭС из-за ухода внешних инвесторов. Отсутствие достаточных внутренних инвестиций на развитие объясняется продолжением проведения тарифной политики на электроэнергию, не покрывающей затраты на ее производство и доставку потребителям, что не привело к финансовому оздоровлению энергетических компаний, а низкие тарифы на электроэнергию по сравнению с другими видами топлива, обусловили рост электропотребления. Диспропорция в ценовой политике на энергоносители привела к опережению темпов роста электропотребления над темпами роста ввода новых мощностей и производства электроэнергии, а также к износу существующих мощностей в электроэнергетике и их выбытию. Это отразилось на сокращении резервной мощности в энергосистеме и к срыву надежности энергоснабжения потребителей в разные годы и к проявлению угроз энергетической безопасности и социальной напряженности в стране и регионах.

За время, прошедшее с начала реализации НЭП и стратегии развития ТЭК-2025, топливно-энергетический сектор развивался в рамках основных прогнозных тенденций, заложенных в этом документе с небольшими отклонениями.

Оценки отклонений от прогнозов в НЭП и стратегии ТЭК-2025 г. свидетельствуют о высокой устойчивости и инерционности развития ТЭК к внешним и внутренним факторам и достаточной обоснованности прогнозов в данном документе. Однако, прошло уже 10 лет, но данный документ не обновлялся ни разу, в то время как стратегические прогнозы должны обновляться на среднесрочный период каждые три года и долгосрочный период каждые пять лет.

Для предотвращения рисков и угроз энергобезопасности в соответствии с решением Совета безопасности КР от 14 марта 2014 года и пунктом 23 «Детализированного плана реализации мер по противодействию системной коррупции в энергетике» было поручено Министерству промышленности и энергетики КР подготовить проект Концепции развития энергетики на перспективу. Проект Концепции развития ТЭК КР на период до 2030 года был разработан рабочей группой согласно приказа Министра энергетики и промышленности КР №62 от 30 апреля 2015 года и с учетом замечаний и предложений в ходе его общественного обсуждения представлен в установленном порядке в аппарат Правительства КР в мае 2017 г. Данный проект неоднократно вносился в повестку дня заседаний Правительства КР и каждый раз откладывался по непонятным причинам, а в июне 2017 г. был отложен с оговоркой о необходимости его согласования с проектом готовящегося НСУР – 2040.

Изучение проекта НСУР - 2040 показывает, что отрасли ТЭК в разделе промышленность не рассмотрены вопросы перспектив развития важной экспортоориентированной отрасли как - электроэнергетика, не освещены проблемы развития угольной и нефтегазовой промышленности, а энергетика рассмотрена только как инфраструктура и в соответствующем разделе приведены отдельные предложения из проекта Концепции ТЭК-2030 по энергетической политике, а проблемы развития электрических, тепловых, газовых сетей и нефтеснабжающих организаций как инфраструктурных в стране и по регионам не рассмотрены. В разделе Безопасность не рассмотрены проблемы обеспечения энергетической и водной безопасности в условиях необходимых адаптационных мер по смягчению последствий глобального потепления климата.

С учетом изложенного Правительству КР необходимо ускорить рассмотрение Концепции развития ТЭК КР до 2030 года, с расширением временного прогноза до 2040 года в соответствии с целями и задачами проектов Национальной стратегии устойчивого развития КР на 2018-2040 годы (НСУР-2040), которая нацелена на обеспечение достойных условий жизни народа за счет последовательного экономического роста, создания и сохранения достойных рабочих мест, равномерного развития регионов, усиления конкурентоспособности и экспортного потенциала страны, улучшения качества инновационного и производственного потенциала страны.

В рамках настоящего документа, над которым я сейчас работаю, будут представлены целевое видение Концепции ТЭК-2040; основные тенденции и прогнозные оценки социально-экономического развития страны и регионов в соответствии с целями и приоритетами НСУР-2040, системного значения ТЭК при взаимодействии экономики и энергетики; перспектив спроса на энергоносители по отраслям и регионам страны в соответствии с Концепцией регионального развития КР на перспективу; основных положений государственной энергетической политики и ее важнейших составляющих; перспективы развития ТЭК, формирование и диверсификации ТЭБ за счет ВИЭ и энергосбережения; ожидаемые результаты и система реализации Концепции ТЭК-2040.

Концепция ТЭК-2040 базируется как на оценке результатов НЭП и стратегии развития ТЭК-2025, так и на анализе существующих тенденций и новых вызовов развитию энергетики и энергетической безопасности страны, учитывает возможные колебания внешних и внутренних условий обеспечения устойчивого развития экономики и социальных нужд населения, а также меры по адаптации к изменению климата и его последствий. Представленные в настоящем документе количественные параметры развития экономики и энергетики подлежат уточнению в процессе обсуждения и реализации предусмотренных им мер.

Киргизия > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > kg.akipress.org, 14 февраля 2018 > № 2495962 Валентина Касымова


Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 18 июля 2017 > № 2248695 Валентина Касымова

О Концепции развития топливно-энергетического комплекса Кыргызстана

Валентина Касымова, д.э.н., профессор КГТУ им.И.Раззакова, руководитель межведомственной рабочей группы в НИИЭЭ при ГКПЭН КР, засл.энергетик СНГ

Первая декада июля ознаменовалась крупными событиями в продвижении стратегически важных энергетических проектов: это результаты тендера на сооружение малых ГЭС с победой известной компании из Чехии, обсуждение проекта САSA-1000 по экспорту электроэнергии в Пакистан через Таджикистан и Афганистан на Региональной встрече глав четырех государств Центральной Азии; появление потенциальных инвесторов на сооружение Верхне-Нарынского каскада ГЭС и Камбаратинской ГЭС-1, а также начало третьей фазы проекта АБР по реконструкции Токтогульской ГЭС.

Это, несомненно, успехи энергетической политики государства. Однако страна гордилась бы еще большими успехами политиков, если бы Правительство КР обсудили и приняли проект Концепции развития ТЭК КР на период до 2030 года, который находился больше года в Аппарате Правительства КР, пройдя четыре общественных обсуждения и согласования в установленном порядке со всеми министерствами, ведомствами и предприятиями ТЭК, а также Органами местного самоуправления (ОМСУ).

Каждый раз планы Аппарата Правительства КР по включению проекта Концепции в повестку заседания Правительства КР (июль 2016 г., ноябрь 2016 г., апрель 2017 г. и май -июнь 2017 г.) не дало результатов ввиду недопонимания важности и глубины проработки документа и ссылкой на сложность изложения. В то время как проект Концепции разработан Министерством энергетики и промышленности КР во исполнение решения Совета обороны от 5 марта 2014 года в рамках выполнения пункта 23 «Детализированного план реализации мер по противодействию системной коррупции в энергетике КР». Для ее разработки была создана межведомственная рабочая группа приказом Министра энергетики и промышленности КР № 65 от 30 апреля 2015 года, а также исполнительная рабочая группа в НИИЭЭ при ГКПЭН КР в составе известных ученых и специалистов в этой действительно сложной области.

Концепция является документом, определяющим цели, ключевые задачи и основные направления среднесрочной и долгосрочной энергетической политики государства, а также механизмы ее реализации и была разработана в соответствии с Методологией по стратегическому планированию устойчивого развития, утвержденной приказом Министра экономики КР № 45 от 27 февраля 2015 года.

Концепция была разработана и представлена в установленные сроки - 22 декабря 2015 г. и корректировалась по ходу ее обсуждения и во исполнение Плана действий Правительства Кыргызской Республики по реализации Программы Правительства Кыргызской Республики «Стабильность, доверие и новые возможности» на 2016 год, утвержденного постановлением Правительства Кыргызской Республики от 29 января 2016 года № 41.

За последние 10 лет государственная политика по развитию отраслей ТЭК осуществляется в соответствии со следующими стратегическими и программно-целевыми документами: Национальная энергетическая программа КР на 2008-2010 годы и стратегия развития ТЭК до 2025 года, Среднесрочная стратегия развития электроэнергетики КР на 2012-2017 годы, Национальная стратегия устойчивого развития КР на период 2013-2017 годы (далее – НСУР КР). В связи с истечением их срока и методологией системных исследований в энергетике концепции и стратегии развития необходимо периодически (раз в пять лет) обновлять и актуализировать, исходя из реальной ситуации в социально- экономическом развитии государства и вызовов во внешней энергетической политике, а также глобальных экологических проблем.

Высокая капиталоемкость и длительные сроки сооружения энергетических объектов обусловливают необходимость опережающего развития энергетики для обеспечения бесперебойного энерго- и топливоснабжения для развития отраслей промышленности, сельского хозяйства, строительства, транспорта и социальных нужд населения.

Кроме того, ежегодная сложная ситуация с нестабильным обеспечением энергоносителями потребителей республики требует принятия стратегических решений по развитию отраслей ТЭК как на краткосрочную, так и средне- и долгосрочную перспективу (10-15 лет).

При разработке проекта Концепции использованы основные отраслевые и межотраслевые программы и планы развития социально-экономического развития страны и регионов.

Представленный на рассмотрение Правительства КР проект Концепции является комплексным документом долгосрочного развития отраслей ТЭК на период до 2030 года с оценкой необходимых инвестиций, с планом мер и индикаторами для ее мониторинга и принятия решений по обеспечению устойчивого развития страны и регионов.

В соответствии с Методологией по стратегическому планированию устойчивого развития (далее Методология) проект Концепции содержит следующие разделы: анализ и оценка текущей ситуации в обеспечении топливно-энергетическими ресурсами страны и регионов; целевые установки; достижения и проблемы; приоритеты государственной энергетической политики; задачи по приоритетам и политика мер; ожидаемые результаты; оценка рисков и вызовов; оценка финансовых ресурсов и источников финансирования; механизмы и ответственные органы по реализации концепции.

При этом соблюдены требования Методологии по учету региональных, социальных, экологических факторов, обеспечения энергетической безопасности и энергоэффективности реального сектора экономики, и продвижения по пути устойчивого развития страны и регионов. Исходя из этого основной целью поставлено - обеспечение энергетической безопасности страны и регионов, доступности энергоносителей для каждого потребителя по качеству и ценам и повышение жизненного уровня населения, энергоэффективности реального сектора экономики и устойчивого развития страны и регионов в перспективе.

Исходя из цели сформулированы приоритеты и поставлены задачи, при успешной реализации которых возможно достичь поставленной цели и получить результаты.

Основными приоритетами государственной энергетической политики признаны следующие позиции:

- устойчивая энергетика: обеспечение энергетической безопасности и снижения рисков глобального потепления климата;

- международное сотрудничество и укрепление внешней энергетической политики

- финансовое оздоровление: экономически обоснованная тарифная политика, обеспечение финансовой устойчивости и эффективности энергетических компаний и предприятий ТЭК;

- управление спросом на энергоносители и достижение энергоэффективности экономики, формирование рациональной структуры ТЭБ страны и регионов,

- энергосбережение и минимизация техногенного воздействия энергетики на окружающую среду, здоровье населения и продвижение к устойчивому развитию страны и регионов;

- институциональные реформы: усиление стратегического управления и менеджмента, нормативной правовой базы и инновационного развития энергетики;

Задачи по приоритетам и политика мер

1. Задачи по приоритету «Устойчивая энергетика: обеспечение энергетической безопасности и предотвращение глобального потепления климата» должны быть направлены:

1.1. В электроэнергетике на:

- развитие гидроэнергетики, которая является неотъемлемой частью «зеленой экономики» и важнейшей предпосылкой обеспечения устойчивого развития, при доступе к современным, экологически чистым и недорогим услугам по энергоснабжению;

- создание системы оценки состояния ЭБ страны, что требует разработки и утверждения индикаторов и их пороговых значений - кризисного и предкризисного - как важных инструментов своевременного предупреждения угроз;

- опережение темпов ввода новых мощностей электрических станций и гарантия уровня резерва установленных мощностей ГЭС в энергосистеме;

- поэтапную реализацию ряда проектов по строительству ГЭС на своей территории, являющихся экологически чистыми источниками энергии, что является суверенным правом на развитие для обеспечения насущных потребностей народа Кыргызстана, включая будущих поколений;

- дальнейшее комплексное использование водных ресурсов в бассейне р.Нарын с постепенным переходом на проектный режим работы Токтогульской ГЭС в интересах энергетики и ирригации и недопущения сработки Токтогульского водохранилища до критического уровня путем реализации проектов по сооружению Камбаратинской ГЭС-1 установленной мощностью 1860 МВт в энергетическом режиме для покрытия спроса потребителей страны в осенне-зимний период. В результате зимние энергетические попуски воды от Камбаратинских ГЭС будут накапливаться и будут перерегулированы Токтогульским водохранилищем под ирригационный график водопотребления, то есть эксплуатация Камбаратинской ГЭС-1 внесет коррективы в сезонный режим притока в Токтогульское водохранилище и, тем самым, позволит в наиболее засушливые сезоны снабжать достаточным количеством воды сопредельные страны-низовья;

- ускорения в 2017-2019 гг. установки второго агрегата Камбаратинской ГЭС-2 мощностью 120 МВт;

- рассмотрения возможностей сооружения в среднем течении бассейна реки Нарын Казарманского каскада ГЭС в 2025-2030 гг. суммарной мощностью 1050 Мвт, а также Сусамыр-Кокемеренского каскада ГЭС суммарной установленной мощностью 1305 МВт;

- освоения гидропотенциала бассейна р.Сары-Джаз;

- строительства в 2019-2025 гг. Верхне-Нарынского каскада ГЭС установленной мощностью 237,7 МВт;

- создание гарантированной базовой мощности в энергосистеме с сооружением в 2018-2022 гг. Каракечинской ТЭС установленной мощностью 600 МВт с последующим расширением до 1200 МВт;

- завершение реконструкции в 2017 г.ТЭЦ-1 г. Бишкек сустановкой 2 котлов по 150 МВти увеличением мощности до 812МВт;

- проведение и завершение реконструкции Учкурганской ГЭС - на

36 МВт, Атбашинской ГЭС - на 1,68 МВт, Токтогульской ГЭС для увеличения мощности на 240 МВт;

- разработка процедуры отвода земельных участков и реализации тарифной политики согласно Закону КР «О возобновляемых источниках энергии»;

- повышение эффективности и надежности системы централизованного теплоснабжения г. Бишкек, проведение восстановительных работ существующей магистральной тепловой сети и строительство новых тепловых сетей и насосных станций в зоне действия ТЭЦ–2 г. Бишкек.

Исходя из прогнозов темпов роста потребления в ТЭР для их покрытия разрабтаны прогнозы развития отраслей ТЭК по сценариям, которые показали:

В электроэнергетике: по базовому сценарию рост производства электроэнергии возможно достичь путем активного вовлечения ВИЭ и сооружения малых ГЭС и солнечных энергоустановок (СЭС), с учетом сооружения и ввода в действие Верхне-Нарынского каскада ГЭС и Камбаратинской ГЭС – 1 и тем самым обеспечить опережение темпов роста производства электроэнергии 119% к 2020 г., 140% к 2025 г. и 246% к 2030 г. или до 16,7, 23,8 и 27 млрд кВт.ч, соответственно, над темпами роста ее потребления начиная с 2020 года или 119% до 140% к 2025 г. и 166% к 2030 г.

При этом соотношение темпов роста производства над темпами роста потребления составит к 2020 г. - 0,9, к 2025 г. - 1,11 и к 2030 г. - 1,48 в этом случае будет возможным обеспечение базового резерва мощности в энергосистеме в пределах до 48% то есть резерв в энергосистеме ожидается выше предельного порогового значения - 1,15.

По оптимистическому сценарию приняты во внимание новые подходы по прогнозированию развития регионов страны путем ускоренного развития предприятий по переработке продуктов растениеводства и животноводства, освоения минерально-сырьевых ресурсов и формирования горнопромышленных, спортивно- туристических и сельскохозяйственных кластеров, а также темпов роста цен и тарифов на энергоносители, используя эконометрические модели прогнозирования по программе «STATA», и дополнительных экспертных оценок. Потребность в электроэнергии ежегодно будет возрастать и достигнет уровня 14,87 млрд кВт.ч к 2020 г., до 19,5 к 2025 г. и до 23,0 млрд кВт.ч к 2030 г. или соответственно по годам темпы роста ожидаются - 124%, 163% и 193% по сравнению с 2017 г. Темпы роста и объемы производства электроэнергии при сооружении Казарманских ГЭС возрастут и достигнут 172% к 2025 г. и 253% к 2030 г. или до 27 и 33,3 млрд кВт.ч, соответственно. Соотношение темпов роста производства над темпами роста потребления возрастут с 2020 г. и ожидаются 1,1 к 2025 г. и 1,31 к 2030 г. и в этом случае будет возможным обеспечение базового резерва мощности в энергосистеме в пределах 30%, что снимет полностью риски энергетической безопасности и покрывать растущие темпы энергопотребления по регионам страны.

В структуре производства электроэнергии увеличится доля ВИЭ от 1,1% в 2015 г. до 5,0% к 2030 г.

Для обеспечения надежности энергоснабжения в отдаленных горных районах возможно сооружение малых ТЭС при внедрении новых технологий сжигания угля с минимальными выбросами ПГ при сооружении малых ТЭС в режиме когенерации в районе угольных месторождений Сулюкта мощностью 75 МВт в Баткенской области, Ташкумыр мощностью 75 МВТ в Джалал-Абадской области, Узген, Кызыл-Кия мощностью по 50 МВт в Ошской области, которые позволят выработать электроэнергию в пределах 1,5-2 млрд кВт.ч к 2030 г. с ростом их доли также до 5,4% в балансе электроэнергии.

Задачи по приоритету - международное сотрудничество и укрепление внешней энергетической политики произойдет путем вхождения на международные рынки электроэнергии, при обеспечении профицитного баланса электроэнергии. Так по базовому сценарию, прогноз показывает о напряженном балансе вплоть до 2020 г., а также о возможности экспорта только к 2025 и 2030 гг. в объеме свыше 4 млрд квт.ч, в том числе по проекту CASA-1000 - 1,7 млрд кВт.ч. и свыше 2 млрд кВт.ч в энергосистемы стран ЕАЭС на оптовый рынок электроэнергии и (или) КНР; по оптимистическому, как при базовом сценарии сокращение импорта вплоть до 2018 г., далее возможно увеличение экспорта до 0,23 млрд кВт.ч к 2020 г., - 4,4 млрд кВт.ч к 2025 г. и до - 6,3 млрд кВт.ч к 2030 г., что позволит также войти на единый рынок электроэнергии ЕАЭС с объемом экспорта свыше – 3 млрд кВт.ч и рынок Центральной и Южной Азии по проекту CASA-1000 – 1,7 млрд кВт.ч. и 1,5 млрд кВт.ч в КНР.

Также имеется возможность увеличения экспорта при сооружении Сусамыр-Кокомеренского каскада ГЭС проектной мощностью 1305 МВт с выработкой 3,32 млрд кВт.ч в год и ГЭС на реке Сары-Джаз суммарной проектной мощностью до 1200 МВт с выработкой до 3,3 млрд кВт.ч в год. Однако, учитывая отсутствие предпроектной документации, данные ГЭС не вошли в перспективный баланс электроэнергии до 2030 г. и могут быть рассмотрены при разработке энергетической стратегии до 2040 г.

1.2. В угольной промышленности на:

- повышение обеспеченности потребности страны собственным топливом, в том числе ТЭЦ г.Бишкек и г.Ош, котельных ГП «Кыргызжилкоммунсоюз», ЖКХ и населения за счет развития добычи угля;

- увеличение добычи угля на действующих предприятиях и перспективных месторождениях для обеспечения твердым топливом населения, объектов энергетики и промышленности с 1,8 млн т в 2015 г. до 4,6 млн т к 2020 г. и до 7,8 млн т к 2030 г.;

- разработку участка Центральный разреза Кара-Кече, 11-поле Сулюктинского месторождения, шахты Ташкумыр для обеспечения потребности ферросплавного завода, шахты Джергалан для обеспечения Курментинского цементного завода, с оснащением техникой нового поколения, а также освоение Узгенского каменноугольного бассейна коксующихся углей и др.;

- рассмотрение возможности сооружения новых малых ТЭС и производства угольных брикетов в районе угольных месторождений Тегенек, Каратут, Ташкумыр, Сулюкта, Кумбель и др.;

- повышение конкурентоспособности угольного топлива по сравнению с природным газом и другими видами альтернативного топлива за счет проведения целенаправленной государственной политики, осуществления технического перевооружения и интенсификации производства.

1.3. В нефтегазовой отрасли для обеспечения ресурсами необходимо обеспечить: прекращение дальнейшего спада добычи нефти и газа, ежегодное введение новых скважин, проведение геолого-разведочных работ на перспективных месторождениях. Добыча природного газа на существующих месторождениях прогнозируется на одном уровне в объеме - 30 млн м3, если не будут открыты новые месторождения и покрытие потребности в газе прогнозируется за счет увеличения импорта природного газа с 379,5 млн м3в 2015 г., до 477,2 млн м3 в 2017 г., 718,9 млн м3 в 2020 г., до 1071,0 млн м3 в 2025 г. и до 1143,8 млн м3 в 2030 г.в соответствии с утвержденным Правительством КР проектом Генеральной схемы газоснабжения и газификации КР на период до 2030 г.

Ожидается незначительное увеличения добычи нефти на собственных месторождениях с 85 тыс. т в 2015 г. до 110 тыс. т к 2030 г., что недостаточно для покрытия потребности существующих и новых НПЗ. В этой связи необходимо ежегодно обеспечить импорт в объеме 1,1-1,5 млн т сырой нефти для работы на полную мощность действующих и вновь введенных НПЗ в городах Кара-Балта, Токмок для обеспечения потребности в топочном мазуте, бензине и дизельном топливе. Возможность беспошлинного импорта нефти и нефтепродуктов с вхождением в ЕАЭС обеспечит потребность страны в них. Однако существуют риски закупки больших объемов сырой нефти в связи с сокращением темпов роста их добычи в Казахстане и России в перспективе.

В связи с этим на период до 2030 г. нефть, дизтопливо и бензин прогнозируются как основные импортируемые виды топлива. Потребность в мазуте будет покрываться для собственных нужд с увеличением его производства на НПЗ за счет решения проблемы поставки сырой нефти на действующие и новые НПЗ из стран ЕАЭС.

1.4. Ускоренное развития ВИЭ для диверсификации источников электроэнергии, которые могут в значительной степени обеспечить энергетическими ресурсами как крупных, так и индивидуальных потребителей особенно в сельской местности, предусматривается за счет: сооружения солнечных и ветровых энергоустановок по регионам страны с постепенным ростом производства электроэнергии ими до 1,2 млрд кВт.ч к 2030 г.; внедрения биогазовых установок с получением биогаза и с попутным использованием отходов как удобрение для фермерских хозяйств.

Для решения проблем горячего водоснабжения и теплоснабжения в жилых домах необходима повсеместная установка солнечных коллекторов, тепловых насосов, а также использование тепла геотермальных источников для теплоснабжения объектов соцкультбыта и населения в районах их сосредоточения.

Параллельно с поиском инвесторов в сооружение солнечных и ветровых энергоустановок и строительство малых ГЭС необходимо определить источники покрытия разницы между тарифами на электроэнергию и тарифами с учетом коэффициентов в соответствии с Законом КР «О возобновляемых источниках энергии» в целях окупаемости проектов по ВИЭ.

1.5. В целях предотвращения глобального изменения климата развитие малых и крупных ГЭС с эффективным использованием энергии солнца, биомасс, геотермальных источников и тепловых насосов с замещением углеводородного топлива может способствовать сокращению выбросов ПГ на 20% к 2020 г. и достижению поставленных целей по достижению к 2050 г. удельных выбросов в СО2 эквиваленте, не превышающих 1,56 тонн на 1 человека по данным Центра климата при ГАООСЛХ при ПКР. Для этого необходимо:

- введение на постоянной основе климатических индикаторов для энергетического сектора и их мониторинг;

- регулярную подготовку планов по выполнению обязательств перед РКИК ООН о сокращении эмиссий парниковых газов;

- активизацию деятельности по привлечению климатического финансирования для обеспечения энергетической безопасности

1.6. Обеспечение энергоэффективности реального сектора экономики будет достигнуто при прогнозируемых темпах роста потребления в ТЭР – 150% в 2020 г. и 210% в 2030 г. к 2005 г., что ниже темпов роста ВВП – 197% в 2020 г. и 320% в 2030 г. к 2005 г. (в сопоставимых ценах 2005 г.), с ежегодным снижением энергоемкости ВВП на 1,5%, а за период 2015-2030 гг. на 20%. При этом возможно достичь экономии ТЭР в объеме –11,1 млн т у.т. к 2030 г.

Темпы роста потребления электроэнергии также должны быть ниже темпов роста ВВП с ежегодным снижением электроемкости ВВП на 1-1,6%, а за период 2015-2030 гг. на 15-19% по сценариям. При этом обеспечивается экономия электроэнергии в объеме 3,65-4,1 млрд кВт.ч. к 2030 г. Обеспечение снижения темпов роста потребления ТЭР, по сравнению с темпами роста ВВП и соответственно закономерности ежегодных темпов снижения энергоемкости и электроемкости ВВП отвечает принципам энергосберегающей политики и развития «зеленой экономики». В случае увеличения темпов роста ВВП прогнозируемый спрос на ТЭР также увеличится, в этом случае степень увеличения будет зависеть от цен на энергоносители – чем больше их прирост, тем меньше степень увеличения спроса.

2. Задачи по приоритету «Институциональные реформы: усиление стратегического управления и менеджмента, нормативно–правовой базы и инновационного развития энергетики» должны быть направлены на:

Реализацию программы поэтапного реформирования организации и управления электроэнергетической отрасли КР:

- разработки и реализации Стратегии развития электроэнергетики КР на 2018-2023 годы и долгосрочную перспективу до 2030-2040 гг;

- разработки и реализации Стратегии развития топливной промышленности КР на 2018-2023 годы и долгосрочную перспективу до 2030-2040 гг;

- разработки и реализации Стратегии развития ВИЭ КР на 2018-2023 годы и долгосрочную перспективу до 2030-2040 гг;

- проведения систематического мониторинга состояния стратегического управления и менеджмента с оптимизацией затрат в деятельности энергетических компаний и предприятий ТЭК.

Концентрации на приоритетных и инновационных направлениях развития энергетической науки, укрепление отраслевого научного и кадрового потенциала путем:

- создания системы внедрения результатов научно-технической деятельности в практику развития и функционирования электроэнергетической отрасли с использованием различных форм государственно-частного партнерства, поддержки малого и среднего бизнеса;

- повышения на систематической основе квалификации инженерно-технического, планово-экономического, финансово-хозяйственного персонала энергетических компаний до уровня, обеспечивающего решение современных проблем;

- повышения уровня подготовки кадров в вузах страны путем совершенствования учебных планов и программ по предметам специализации; открытие «новых» направлений подготовки – «прикладной бакалавр» и «магистр-инженер» в вузах и научных учреждениях, а также открытие аспирантуры и докторантуры при НИИЭЭ.

3. Задачи по приоритету «Финансовое оздоровление: тарифная политика, обеспечение финансовой устойчивости и эффективности энергетических компаний и предприятий ТЭК» должны быть направлены на:

- обеспечение экономической эффективности и финансовой устойчивости энергетических компаний и предприятий угольной и нефтегазовой отраслей промышленности;

- внедрение системы ключевых индикаторов ЭБ, результативности и финансовой устойчивости, повышения эффективности деятельности энергетических компаний для их регулярного мониторинга и освещения в СМИ для общественности и населения;

- проведение портфельного анализа деятельности энергокомпаний с помощью матриц, используемых в международной практике, с выявлением внешних и внутренних угроз, слабых и сильных сторон, поиском резервов и возможностей по выводу их из финансового кризиса;

- внедрение автоматизированной системы управленческого учета в энергетических компаниях с учетом международного опыта для обеспечения прозрачности и противодействию коррупции;

- разработку и утверждение Методологии формирования тарифов на регулируемые энергоносители с прозрачным механизмом установления покупных тарифов на электро- и теплоэнергию между энергокомпаниями по производству, передаче и распределению электроэнергии и теплоэнергии, обеспечивающие их безубыточность и полное возмещение объективно необходимых затрат с ликвидацией существующей практики распределения доходов и перекрестного субсидирования;

- разработку и утверждение методики технологического присоединения потребителей к электрическим и тепловым сетям и платы за присоединение к системам энергоснабжения и теплоснабжения новых объектов – потребителей;

- обеспечение доли среднедушевого дохода населения, затрачиваемого на оплату энергоресурсов, не выше пороговых значений ЭБ (20-30%);

- проведение переоценки основных фондов с повышением амортизационных отчислений на техническую модернизацию и реконструкцию передающих и распределительных электрических сетей и снижение уровня износа основных фондов на объектах по производству, передаче и распределению электроэнергии;

- внедрение инновационных технологий (АСУП, АИИСКУЭ, SCADA, СИП проводов, релейной защиты и автоматики, умных счетчиков и т.д.) с целью повышения эффективности передачи и распределения электроэнергии до потребителя, снижения потерь и повышения качества электроэнергии, в том числе для городского и сельского населения в регионах;

- снижение технологического расхода электроэнергии до нормативных значений их на передачу (5%) и распределение (10%).

Необходимые инвестиции на сооружение и ввод мощностей перспективных ГЭС, ТЭС и ЛЭП-500 кВ составляют:

- по базовому сценарию развития - $6597 млн;

- по оптимистическому сценарию развития - $8878,85 млн.

Необходимые инвестиции по развитию передающих электрических сетей на 2017-2030 гг. составляют $420,6 млн.

Потребность в инвестициях по малым ГЭС оценивается в $350 млн, из расчета $1000 на 1 МВт мощности, малых ТЭС - $250 млн.

Потребность в инвестициях угольной промышленности по данным ГП «Кыргызкомур» составляет 1,164 млрд сомов. (без Кара-Кечинской ТЭС).

Учитывая ограниченность в публикации, мы остановились только на основных направлениях проекта Концепции развития ТЭК до 2030 г. Необходимо отметить, что в целях ее реализации разработаны План мероприятий и Матрица индикаторов, а также смоделированы прогнозные значения индикаторов на перспективу.

Представленная на рассмотрение и утверждение Концепция является стратегическим документом, который предусматривает комплекс механизмов государственного управления и регулирования для эффективного и рационального использования энергоресурсов, обеспечения опережающего развития энергетических мощностей, развития возобновляемых источников энергии, реализации энергосберегающей политики и целей устойчивого развития.

Утверждение Правительством КР, разработанного проекта Концепции, который неоднократно был согласован в установленном порядке с министерствами и ведомствами, поспособствует уверенности потенциальным инвесторам, что интересующие их стратегически важные объекты включены в государственную программу и являются гарантией возврата вложенного их капитала с прибылью.

Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 18 июля 2017 > № 2248695 Валентина Касымова

Полная версия — платный доступ ?


Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 6 сентября 2016 > № 1887311 Валентина Касымова

Достигла ли энергетической независимости Кыргызская Республика?

Валентина Касымова, эксперт, д.э.н., заслуженный энергетик СНГ

С приобретением независимости и суверенитета (с 1991 года) энергетическая политика энергодостаточных государств (Казахстан, Узбекистан и Туркмения) Центральноазиатского региона (ЦАР) была направлена на энергетическую независимость. А руководство энергодефицитных стран (Кыргызстан и Таджикистан) было уверено, что обладая огромным гидропотенциалом, могут обеспечить в достаточном количестве свои страны электроэнергией, но не представляло себе, что ею невозможно замещать все виды топлива, импортируемые из соседних стран которые составляли порядка 45% в топливно-энергетическом балансе(ТЭБ) страны.

Не в полной мере учитывалось влияние природно-климатического фактора: циклическое маловодье с сокращением выработки электроэнергии и, соответственно, сработкой водохранилищ до критического уровня и отсутствие экспорта электроэнергии. При многоводье неконтролируемое увеличение попусков воды из Токтогульского водохранилища и выработки электроэнергии каскадом Токтогульских ГЭС и отсутствием рынка сбыта в летний период из-за политики энергетической независимости соседних государств. В результате в маловодные годы (2008-2009), (2014-2015) экспорт электроэнергии в энергосистемы Казахстана и Узбекистана не осуществлялся, средства от которых шло на приобретение топлива для ТЭЦ, не было средств на модернизацию и поддержание оборудования на энергетических объектах, возросли технические потери. Расцвели коррупционные схемы и коммерческие потери в неимоверных размерах, следствием которых стал энергетический кризис, который появился не в одночасье, а накапливался годами со дня приобретения независимости и суверенитета из-за пробелов в энергетической политике прежними руководителями отрасли и государства.

Первым пробелом энергетической политики являлся развал угольной промышленности в середине 90-х годов при содействии международных «помощников» по программе ПЕСАК. В результате добыча угля сократилась в 10 раз. Однако ее развитие всегда планировалось в государственных программах и стратегиях, но отсутствие инвестиций было главной проблемой задержки ее восстановления. К тому же с 2005 года, согласно требованиям Всемирного банка, была прекращена господдержка угольной отрасли по статье «Капвложения». С учетом этого условия все угледобывающие предприятия развиваются за счет собственных средств и находятся в поисках инвестиций.

Положение выправляется с 2007-2008 годов, когда наступил энергетический кризис из-за сработки Токтогульского водохранилища и развитию угольной промышленности был дан новый импульс для покрытия дефицита электроэнергии. При наступлении следующего маловодья 2014-2016 гг. увеличение добычи угля способствовала частичному возмещению дефицита электроэнергии у потребителя. Министерство энергетики и промышленности Кыргызской Республики (со дня его образования в 2007 г.) разрабатывало планы и отслеживало деятельность предприятий угольной отрасли с целью обеспечения потребности в твердом топливе населения, бюджетных организаций и ТЭЦ г.Бишкек при прохождении осенне-зимнего периода в том числе 2015-2016гг. В связи с чем развитие отрасли не было пущено на «самотек», находилось под контролем Правительства КР и считается приоритетным по обеспечению энергетической безопасности страны.

Вторым пробелом энергетической политики была утеря позиций Кыргызской Республики в управлении водно-энергетическими ресурсами в бассейне рек Нарын-Сырдарья из-за развития дезинтеграционных процессов в энергетической и водной политике стран Центральной Азии. Следует отметить, что до получения независимости и суверенитета странами ЦА в объединенной энергосистеме - ОЭС ЦА по энергокольцу -500 кВ постоянно шли перетоки электроэнергии из одной энергосистемы в другую в соответствии с колебаниями нагрузок как в течении суток, так и по сезонам года. Электроэнергия по сути не имела границ. Центральные диспетчерские управления (ЦДУ) энергосистем союзных республик работали слаженно с региональным объединенным диспетчерским центром - ОДЦ «Энергия» в ОЭС ЦА.

В летний период электроэнергия от Токтогульской ГЭС отпускалась попутно с водой из Токтогульского водохранилища потребителям Узбекистана и Казахстана и, например, в 1990 г. экспорт составлял свыше 7 млрд кВт.ч. Тепловые электростанции Узбекистана и Казахстана останавливались на планово-предупредительные ремонты. В зимний период в энергосистему Кыргызстана и Таджикистана поступала электроэнергия от тепловых электростанций в объеме 3,2 млрд кВт.ч, в том числе из Узбекистана - 2,2 млрд кВт.ч, из Казахстана - 650 млн кВт.ч, 245 млн кВт.ч из Таджикистана и 250 млн кВт.ч из Туркмении. Чистый экспорт Кыргызстана составлял свыше 4 млрд кВт.ч в год.

Обеспечивалась слаженная работа энергосистем пяти государств в ОЭС ЦА с позиций минимума приведенных затрат и, соответственно, минимальных цен и тарифов на энергоносители. К тому же ТЭЦ г.Бишкек работала на полную мощность и вырабатывала 4,4 млрд кВт. ч. Не было дефицита электроэнергии, при том, что на электроотопление выдавалось разрешение в исключительных случаях.

После развала СССР в 1992 г. 18 февраля в г.Алматы было подписано Соглашение между Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Республикой Узбекистан, Республикой Таджикистан и Республикой Туркменистан о сотрудничестве в сфере совместного управления использованием и охраной водных ресурсов межгосударственных источников, который позволил сохранить сложившиеся водные и энергетические связи вплоть до 1998 года. В последующем велись интенсивные межправительственные переговорные процессы по выработке Соглашения по использованию водно-энергетических ресурсов в бассейне р.Нарын-Сырдарья и Соглашения о параллельной работе энергосистем в ОЭС ЦА, которые были подписаны в 1998 г. и в 1999 г. сроком на пять лет.

Однако дезинтеграционные процессы в энергетической и водной политике стран ЦАР не заставили себя долго ждать. С 2002 г. Узбекистан вышел из состава Центральноазиатского экономического сообщества (ЦАЭС) и предложил сотрудничать в двухстороннем порядке. В эти годы усилились угрозы по выходу из ОЭС ЦА энергосистем Казахстана и Узбекистана, что привело бы к значительному дефициту электроэнергии в Кыргызстане. Нарушались поставки природного газа из Узбекистана с ростом цен на нее. В это время произошло резкое увеличение электропотребления населением в КР и страна столкнулась с дефицитом электроэнергии, т.к. энергоснабжение страны зависело от одного источника электроснабжения каскада Токтогульских ГЭС.

Выработка электроэнергии зависела от водности года. При маловодье фактический приток воды в Токтогульское водохранилище в летние месяцы в среднем составлял на уровне 60% от средних значений за многолетний период. Так, из-за маловодья на 1 октября 2014 года объем воды составил 11,9 млрд куб. метров, что на 4 млрд куб. метров меньше было объёма на ту же дату предыдущего года. Накопленного объёма воды в Токтогульском водохранилище было недостаточно для бесперебойного электроснабжения потребителей Кыргызской Республики в осенне-зимний период 2014-2015 гг. и возможности выработки электроэнергии снизились на 3,6 млрд кВт.ч, а ожидаемый дефицит электроэнергии в осенне-зимний период 2014-2015 года составил 2,3 млрд кВт.ч, в ОЗП 2015-2016 гг. также ожидался дефицит. Но теплая зима позволила обеспечить потребности страны в электро- и теплоэнергии.

Для обеспечения энергетической независимости Кыргызской Республики были сооружены и введены в действие ВЛ 500 кВ «Датка-Кемин» и подстанция Кемин 500 кВ на севере страны. В то же время остаётся дефицит вырабатывающих мощностей из-за отсутствия финансовых средств. За 25 лет был введен в действие только один агрегат Камбаратинской ГЭС-2 мощностью 120 МВт. При росте потребления электроэнергии на 148% за последние десять лет, производство ее сократилось на 6%, такое отставание является угрозой энергетической безопасности страны. В то время как темпы роста производства электроэнергии должны опережать темпы роста потребления электроэнергии и резерв мощности в энергосистеме должен составить от 15 до 30%.

В рамках вступления в ЕАЭС восстановление энергетических связей имеет первостепенное значение. При создании единого рынка электроэнергии появится возможность торговли электроэнергией от перспективных ГЭС Кыргызстана в объеме 4-6 млрд кВт.ч. При этом должны решиться проблемы и с формированием цен на газ и нефтепродукты с решением вопросов таможенных пошлин и беспрепятственных транзитов через территории соседних государств.

Третьим пробелом являются поспешно проводимые реформы управления, организации и регулирования энергетического сектора, которые не дали существенных результатов. За последние годы имели место попытки добиться положительных сдвигов в сфере управления и регулирования отраслью, борьбы с коррупцией и разработки нормативно-правовых документов. Наиболее важный этап преобразований начался с 1997 года, когда была разработана и принята Программа разгосударствления и приватизации Кыргызгосэнергохолдинга, одобренная Постановлением Правительства КР 23 апреля 1997 года № 239. Документ обозначил мероприятия по отделению естественно-монопольных типов хозяйствования от потенциально конкурентных для запуска конкуренции в деятельности последних, и тем самым запуска рынка электроэнергии.

Для регулирования деятельности энергетических компаний в условиях рынка в 1996 г. был создан регулятивный орган - Госагентство по энергетике при Правительстве КР, приняты Законы КР «Об энергетике», «Об электроэнергетике», «О нефти и газе» и «Об угле». Для проведения энергетической политики государства в 2007 г. было создано Министерство энергетики и топливных ресурсов КР. Упраздненный в 2005 г. регулятивный орган был восстановлен в качестве Департамента по регулированию в ТЭК при Министерстве энергетики и топливных ресурсов КР. В 2008 г. была разработана и утверждена Жогорку Кенешем Национальная энергетическая программа КР на 2008-2010 годы и Стратегия развития ТЭК на период до 2025 года. Однако программы и стратегии должны обновляться каждые пять лет с учетом складывающихся реалий и поставленных задач по решению проблем обеспечения энергетической безопасности страны и регионов.

В целях повышения эффективности развития ТЭК и ликвидации коррупционных схем, Советом обороны КР разработан Детализированный план реализации мер по противодействию системной коррупции в энергетике КР от 5 марта 2014 года, согласно которому (п.23) Министерству энергетики и промышленности КР поручено разработать и утвердить в установленном порядке «Концепцию развития энергетики КР, в том числе сетей, мощностей ОАО «НЭС Кыргызстана» и распределительных компаний» (далее - Концепция).

В настоящее время межведомственной рабочей группой в срок разработан проект Концепции развития энергетики до 2030 года, который пройдя общественное обсуждение и согласование с заинтересованными министерствами и ведомствами в установленном порядке и ждет своего обсуждения на заседании Правительства КР. Для реализации Концепции разработан План действий и Матрица индикаторов для ее мониторинга до 2030 г. Эти документы разработаны строго в соответствии с Методологией по стратегическому планированию устойчивого развития, утвержденной приказом министра экономики КР №45 от 27 февраля 2015 года и приказом министра энергетики и промышленности КР №65 от 30 апреля 2015 года.

Согласно теории и методологии системных исследований в энергетике и стратегического планирования и прогнозирования развития энергетических систем, разработанных академиками Л.А.Мелентьевым, А.А.Макаровым, Л.И.Абалкиным и др., после утверждения Концепции на долгосрочную перспективу разрабатываются проекты отраслевых стратегий ТЭК на среднесрочную перспективу с ресурсным обеспечением, а затем проекты Генерального плана развития и размещения электрических станций и сетей высокого и низкого напряжения с целью обеспечения надежного и устойчивого энергоснабжения потребителей страны и регионов.

В целом, оценивая сложившуюся ситуацию в стране, следует констатировать неэффективность проведенных реформ. Причиной этому послужила реализация мероприятий без учета особенностей функционирования электроэнергетической отрасли КР.

Первоначально была очевидна невозможность создания конкуренции в сфере производства, так как все ГЭС находятся на одной реке Нарын и зарегулированы совместным режимом работы. ТЭЦ г.Бишкек не конкурентоспособна с ГЭС, т.к. в структуре затрат 70% приходятся на топливо. Сфера передачи во всех странах находится в руках у государства и является монопольной сетью высокого напряжения. Что касается возможности свободной конкуренции между сбытовыми компаниями, то сбыт до настоящего времени не отделен от распределительных энергетических компаний, разделенных по территориальному признаку и представляющих монопольные сети низкого напряжения в каждом регионе.

В то же время по-прежнему имеет место финансово-экономический кризис в энергетических компаниях с ежегодным дефицитом средств, связанный также с отсутствием должного контроля со стороны Фонда по управлению государственным имуществом КР за их финансово-хозяйственной деятельностью. Не соблюдались принципы корпоративного управления и подбора кадров в советы директоров и исполнительные органы энергетических компаний, согласно статей Закона КР «Об акционерных обществах». Двойственность управления энергетическими компаниями и недостаточные полномочия Министерства энергетики и промышленности КР привели к сохранению коррупционных схем в энергетике, росту дебиторской и кредиторской задолженности, списанию дебиторских долгов и, соответственно, к отсутствию прибыли и дивидендов для акционеров.

В этой связи Советом обороны КР совместно с Минэнергопром КР был утвержден Детализированный план реализации мер по противодействию системной коррупции в энергетике КР. Правительством КР разработан План мероприятий по реализации решения Совета обороны КР №1 от 28.04.2015 г. «О состоянии и мерах по дальнейшему развитию электроэнергетического сектора экономики страны и о мерах по обеспечению энергетической безопасности КР». В соответствии с указанным Планом Минэнергопром КР было поручено в целях эффективного управления активами и ресурсами подготовить проект Программы поэтапного реформирования электроэнергетического сектора КР и создания энергохолдинга. В результате избрания и формирования VI созыва Жогорку Кенеша КР и утверждения новой структуры Правительства КР принято постановление Правительства КР № 768, от 16 ноября 2015 г. «Об организационных мерах в связи с утверждением новой структуры Правительства КР», предусматривающее ликвидацию Минэнергопром КР с передачей в Минэконом КР функций энергетической и промышленной политики и подведомственных учреждений и предприятий.

6 января 2016 г. принято постановление Правительства КР №4 «О создании открытого акционерного общества «Национальная энергетическая холдинговая компания». В настоящее время распоряжением правительства КР от 2 августа т.г. акции всех компаний переданы из Фонда госимущества Нацэнергохолдингу КР, тем самым увеличился их уставной фонд с 5 млн сомов до 6,2 млрд сомов при дефиците финансовых средств энергетических компаний за 2015 год свыше 7,2 млрд сомов. То есть, по сути Нацэнергохолдинг КР является бесприбыльным задолжником на настоящий момент. Исходя из этого, основной целью Нацэнергохолдинга КР должен стать вывод из кризисного состояния энергетических компаний и получение прибыли, тем самым обеспечить поступление в бюджет государства дивидендов с 83% акций. В противном случае, может повториться участь ОАО «Кыргызгаз», а страна может лишиться возможности управлять стратегически важными энергетическими объектами. Для этого необходимо минимизировать расходы энергетических компаний путем совершенствования организационной структуры, усиления финансового менеджмента и корпоративного управления.

Проведение энергетической и промышленной политики государства переданы от Министерства экономики КР вновь образованному Государственному комитету промышленности, энергетики и недропользованию (ГКПЭН) КР в июле т.г.

Четвертый пробел – это экономически неоправданная тарифная политика на энергоносители, которая привела к дефициту финансовых средств в энергокомпаниях и их финансовой неустойчивости и неплатежеспособности. Регулирование деятельности энергетических компаний и предприятий ТЭК путем повышения тарифов, которые были ниже себестоимости электро- и теплоэнергии и не отвечали законам рыночной экономики. Этому виной является также противостояние общественности индексации тарифов в соответствии с инфляцией и повышению их до уровня, покрывающих затраты, и обещания политиков электорату не повышать тарифы, а некоторые из них обещали отпуск населению электроэнергии по себестоимости.

В 2014 г. от Министерства энергетики и промышленности КР отделен регулятивный орган путем образования Государственного агентства по регулированию ТЭК при Правительстве КР (ГАР ТЭК при ПКР). Разработана новая Среднесрочная тарифная политика на электрическую и тепловую энергию на 2014-2017 гг., предусматривающая постепенное повышение тарифов до уровня полного покрытия затрат с учетом инфляции и импорта электроэнергии (в условиях дефицита из-за маловодья в бассейне р.Нарын). При этом стоимость электроэнергии составляла в 2014 г. – 120,3 тыйына за 1 квт.ч отпущенной электроэнергии от распределительных электрических сетей, а средневыставленный тариф - 90,7 тыйын за 1 кВт.ч. Дефицит средств или убытки от 1 кВт.ч отпущенной электроэнергии составили 29,6 тыйын за 1 кВт.ч., а в целом по энергосистеме убытки достигли свыше 6,4 млрд сомов.

То есть политики, не разобравшись с себестоимостью и стоимостью электроэнергии у потребителя, заведомо обещали снижение тарифов населению, которые и так были ниже их, то есть попросту занимались популизмом.

В то же время маловодье в 2014-2015 гг. привело к сработке Токтогульского водохранилища до критической отметки и к снижению выработки электроэнергии с образованием дефицита электроэнергии в размере 2,4 млрд кВт.ч. Для прохождения ОЗП без дефицита была достигнута договоренность с энергетиками Казахстана об импорте электроэнергии, вырабатываемой Жамбыльской ГРЭС, в объеме до 1,0 млрд кВт.ч. по цене 9 тенге за 1 кВт.ч. или свыше 5 сомов. Естественно, население не устраивали такие цены. С 11 декабря 2014 г. вступила в силу Среднесрочная тарифная политика в КР на 2015-2017 гг., разработанная в Госагентстве по регулированию ТЭК при Правительстве КР, в которой были предложены тарифы для населения в 70 тыйынов при потреблении до 700 кВт.ч и, если выше, то по 2,05 сома (с учетом покупной энергии на 5 мес.), а также промышленным, коммерческим и прочим потребителям по 2,19 сома (с учетом покупной энергии на 5 мес.) за 1 кВт.ч электроэнергии.

По завершении отопительного сезона тарифы были обещаны снизить до уровня себестоимости плюс нормативная прибыль с индексацией на инфляцию за отчетный 2014 г. Только с 1 августа 2015 года было достигнуто повышение тарифов на электроэнергию для населения на уровень инфляции 10% или до 77 тыйын за 1 кВт.ч при потреблении до 700 кВт.ч в месяц и до 1000 кВт.ч в месяц для потребителей высокогорных отдаленных горных районов. Свыше этого уровня было повышение тарифов до 216 тыйынов за 1 кВт.ч, а промышленным и приравненным к ним потребителям - до 224 тыйын за 1 кВт.ч, насосным станциям - до 78,3 тыйына за 1 кВт.ч. По данным ГАРТЭК при ПКР, стоимость электроэнергии в 2015 г. составила 167,4 тыйына за 1 кВт.ч без учета импорта электроэнергии и 202,52 тыйына с учетом импорта при среднеотпускном тарифе 123,6 тыйын за 1 кВт.ч, в результате дефицит средств в энергосистеме составил 7,2 млрд сомов. Из них наибольший дефицит имеет ОАО «Электрические станции» - свыше 6,5 млрд сомов.

Повышение тарифов по данным ГАР ТЭК при ПКР стимулировало потребителей на эффективное и рациональное использование электроэнергии, в результате впервые за последние годы удалось добиться снижения среднесуточного потребления электроэнергии более чем на 10%. В свою очередь Министерством энергетики и промышленности КР были предприняты меры по снижению потерь, а также по регулированию выработки электроэнергии с увеличением на ТЭЦ на 14% и снижением на Токтогульской ГЭС на 16,4% по сравнению с прошлым годом для накопления воды в водохранилище, объем которого увеличился до 13,01 млрд м3 на 1 октября 2015 г. (к началу ОЗП 2015-2016 гг.), что было выше на 1,09 млрд м3 по сравнению с ОЗП 2014-2015 гг., когда нагрузка на ТЭЦ г.Бишкек возросла до 360 МВт.

Также в 2015 г. осуществлен импорт электроэнергии в объеме 729,32 млн кВт.ч (в том числе 582,7 млн кВт.ч из Республики Казахстан, 146,6 млн кВт.ч – из Республики Таджикистан), что на 324,5 млн кВт.ч больше показателя 2014 г. В 1-м полугодии 2016 г. осуществлен импорт электроэнергии из Республики Казахстан в объеме 133,2 млн кВт.ч. Наступившее многоводье в 2016 году позволило заполнить Токтогульское водохранилище до отметки свыше 16 млрд кВт.ч, однако не надо торопиться с его расходом. Необходимо провести водникам и энергетикам точные расчеты по режиму рационального использования водных ресурсов и выработки электроэнергии на Токтогульской ГЭС, учитывая, что за многоводьем последует маловодье.

Пятым пробелом является отсутствие со дня независимости и суверенитета государственной энергосберегающей политики и расточительство в потреблении энергоносителей, что подтверждается высоким уровнем энергоемкости ВВП Кыргызской Республики - 0,96 т.н.э./1000 долл. США по оценкам Международного энергетического агентства. В развитых странах этот показатель составляет 0,09-0,15 т.н.э./1000 долл, а в развивающихся 0,22-0,74 т.н.э./1000 долл . Это свидетельствует об энергозатратном развитии реального сектора экономики Кыргызстана. Чтобы обеспечивать население и реальный сектор экономики Кыргызской Республики электроэнергией надлежащего качества и по приемлемым ценам, а также иметь возможность экспортировать электроэнергию и пополнять госбюджет страны, нам надо экономить не только электроэнергию, но все остальные энергоносители и бережно относиться к водным ресурсам.

В целом политика в области энергоэффективности требует разработки долгосрочной стратегии энергосбережения и создания институтов энергоэффективности в рамках правительственной структуры – Государственной комиссии или Центра по управлению спросом на энергоносители и энергосбережению, соответствующих структур в органах местного самоуправления. При этом необходимо осуществлять на уровне государства управление спросом на энергоносители и достижение энергоэффективности экономики путем:

1. Введения в практику планирования в Министерстве экономики Кыргызской Республики индикатора энергоемкости ВВП и меры по его сокращению с ресурсным обеспечением;

2. Ежегодного планирования и прогнозирования потребности в энергоносителях всех предприятий реального сектора экономики и населения и обеспечивать резерв мощности в энергосистеме на уровне не ниже 10-15%;

3. Проведения жесткой энергосберегающей политики с жестким нормированием энергопотребления по кварталам и сезонам года;

4. Восстановления все ранее существовавшие формы отчетности для всех предприятий и организаций по потреблению ТЭР Нацстаткомом КР.

Однако Министерство финансов КР из-за отсутствия бюджетных средств отклонило данное предложение при согласовании Программы управления планированием энергоэффективности и энергосбережения на 2015-2017 годы, утвержденной Правительством КР 25 августа 2015 г., и была создана лаборатория «Анализа и прогноза спроса ТЭР и оптимизации ТЭБ» в КНТЦ «Энергия» при Минэнергопроме КР на самофинансировании для реализации п.24 Детализированного плана по противодействию системной коррупции в энергетике по решению Совета обороны от 5 марта 2014 года.

Научные исследования в этом направлении в нашей стране не проводятся с приобретением независимости и суверенитета и с переходом от плановой экономики к рыночной и, соответственно, идет отставание от всех стран ЕАЭС и СНГ. Разовая помощь по международным проектам в этой области не охватывает весь круг специалистов и ученых, заинтересованных в этой работе. В связи с чем остро стоит проблема обучения молодых ученых и специалистов прогнозированию спроса с использованием моделей и приобретения программ по оптимизации ТЭБ в созданном Научно-исследовательском институте энергетики и экономики (НИИЭЭ) при Госкомитете промышленности, энергетики и недропользованию(ГКПЭН) КР на базе КНТЦ «Энергия» при Минэнергопроме КР.

Необходимо изыскать целевое финансирование данного подразделения в НИИЭЭ для проведения ежегодной и ежедневной работы по прогнозированию спроса на энергоносители и оптимизации ТЭБ параллельно с разработкой планов и прогнозов социально-экономического развития страны и регионов Министерством экономики Кыргызской Республики. Только на основе слаженной работы ГАРТЭК при ПКР, ГКПЭН КР и НЭХК КР и четким определением их функций и задач можно правильно определяться со стратегией развития отраслей ТЭК, экспортной и импортной политикой на энергоносители, без аврального прохождения ОЗП и обеспечения энергетической безопасности страны с учетом вхождения в ЕАЭС.

Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 6 сентября 2016 > № 1887311 Валентина Касымова

Полная версия — платный доступ ?


Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 17 февраля 2016 > № 1653741 Валентина Касымова

Риски энергетической безопасности и меры по их предотвращению в КР

Валентина Касымова, д.э.н. профессор, зам.директора КНТЦ «Энергия» при Минэкономики КР

В одной из газет 5.02.2016 г. опубликована статья, во-первых с неудачным названием «Союзники бранятся - только тешатся» по поводу денонсации межправительственных Соглашений по сооружению Верхне-Нарынского каскада ГЭС и Камбаратинской ГЭС-1. Во-вторых, приводится: «…Российские дипломаты подчеркнули, что возникшие проблемы связаны с глобальным экономическим кризисом и удорожанием заемных средств, а также отсутствием подтвержденного спроса на электроэнергию будущих станций, что еще более усугубляет ситуацию».

В то время как ввод новых мощностей по этим объектам по годам был обоснован именно на прогнозе спроса на электроэнергию на перспективу в Национальной энергетической программе на 2008-2010 гг. и стратегии развития ТЭК до 2025 года, утвержденной Жогорку Кенешем КР от 14 апреля 2008 г., в Национальной стратегии устойчивого развития Президента Кыргызской Республики на 2013-2017 годы и других документах. Следует отметить, что энергетическая политика страны проводится в соответствии с государственной концепцией и стратегией на кратко-, средне- и долгосрочную перспективу, утвержденных в законодательном порядке и должны периодически обновляться с учетом анализа ситуации и проблем для их решения.

В связи с чем подготовлен к общественному обсуждению новый проект Концепции развития энергетики до 2030 г.,чему способствовало также решение Совета обороны Кыргызской Республики в целях повышения эффективности развития энергетики и ликвидации коррупционных схем и Детализированного плана реализации мер по противодействию системной коррупции в энергетике КР от 5 марта 2014 года, согласно которому (п. 23) Министерству энергетики и промышленности КР было поручено разработать и утвердить в установленном порядке «Концепцию развития энергетики КР (далее Концепция), в том числе мощностей и сетей ОАО «НЭС Кыргызстана» и распределительных компаний» (далее - Концепция).

В настоящее время проект Концепции разработан межведомственной рабочей группой в соответствии с приказом Министра энергетики и промышленности КР № 65 от 30 апреля 2015 года и Методологией по стратегическому планированию устойчивого развития, утвержденной приказом Министра экономики КР №45 от 27 февраля 2015 года (далее Методология) и представлен на сайтах Минэкономики КР и Аппарата Правительства КР.

В соответствии с Методологией проект Концепции содержит следующие разделы: анализ и оценку текущей ситуации в обеспечении топливно-энергетическими ресурсами страны и регионов; целевые установки; приоритеты государствнной энергетической политики; достижения и проблемы; задачи по приоритетам и политику мер; ожидаемые результаты; оценку рисков и вызовов; оценку финансовых ресурсов и источников финансирования; механизмы и ответственные органы по реализации концепции. При этом соблюдены требования по учету региональных, социальных, экологических факторов, обеспечения энергетической безопасности и энергоэффективности реального сектора экономики, и продвижения по пути устойчивого развития страны. В связи с чем в проекте новой Концепции в качестве главной цели поставлено - обеспечение устойчивого развития энергетики, энергетической безопасности страны и регионов, энергоэффективности реального сектора экономики, доступности энергоносителей для каждого потребителя и снижения техногенного воздействия на окружающую среду.

Анализ текущей ситуации в обеспечении топливно-энергетическими ресурсами страны и регионов показывает, что сложившаяся экономическая ситуация в электроэнергетике КР за последние 10 лет характеризуется дефицитностью как по вводу мощностей, так и по финансовым ресурсам в развитие отрасли, что выражается в росте расходов за последние 10 лет в 3,3 раза при росте доходов в 2,1 раза. В результате, у стратегически важного предприятия по производству электро- и теплоэнергии ОАО «Электрические станции» убытки увеличиваются и в 2014 г. составили 3,504 млрд сомов.

Положение усугубилось в 2015 г., по оперативным данным дефицит возрос до 4,256 млрд сомов в связи с импортом электроэнергии для обеспечения внутреннего потребления, при этом сумма кредитов и бюджетных ссуд на закупку топлива и оплату импорта в 2014 г. составила 6,14 млрд сомов, за 2015 г. затраты на приобретение топлива на технологические цели составили 4,854 млрд сомов. Дефицит мощности и вынужденный импорт электроэнергии в осенне-зимний отопительный периоды из соседних энергосистем по тарифам, превышающим внутренние тарифы, был связан со снижением производства электроэнергии на каскаде Нижне-Нарынских ГЭС из-за циклического маловодья и сработкой Токтогульского водохранилища до критического уровня, что является главной угрозой энергетической безопасности страны.

В Концепции в качестве задачи и политики мер в электроэнергетике по обеспечению энергетической безопасности предлагается:

- опережение темпов ввода новых мощностей электрических станций и гарантии уровня резерва установленных мощностей ГЭС в энергосистеме;

- комплексное использование водных ресурсов в бассейне р.Нарын с постепенным переходом на проектный режим работы Токтогульской ГЭС в интересах энергетики и ирригации и недопущения сработки его водохранилища до критического уровня;

- реализацию проектов по сооружению к 2016-2019 гг. Верхне-Нарынского каскада ГЭС установленной мощностью 237,7 МВт; в 2015-2017 гг. установку второго агрегата Камбаратинской ГЭС-2 мощностью 120 МВт и с завершением строительства в 2017-2024 гг. Камбаратинской ГЭС-1 установленной мощностью 1860 МВт;

- создание гарантированной базовой мощности в энергосистеме с сооружением в 2016-2022 гг. Каракечинской ТЭС установленной мощностью 600 МВт с последующим расширением до 1200 МВт;

- проведение и завершение реконструкции ТЭЦ-1 г.Бишкек с увеличением мощности на 146 МВт; ТЭЦ-2 на природном газе; Учкурганской ГЭС - на 40 МВт, Атбашинской ГЭС - на 2 МВт, Токтогульской ГЭС с поддержанием ее мощности 1200 МВт;

- в целях реализации Концепции развития малых ГЭС и оценки реальной возможности к сооружению до 2030 г. выявлено, что реально сооружение 333 МВт с выработкой 1,7 млрд кВт.ч, из них на период 2016-2030 гг. возможно сооружение 42 малых ГЭС установленной мощностью 157 МВт и выработкой 773 млн кВт.ч;

Для реализации поставленных задач требуются инвестиции в объеме $5,04-5,2 млрд, что невозможно покрыть за счет собственных средств энергетических компаний и госбюджета страны, необходимо привлечение заемных средств для сооружения ГЭС и ТЭС в рамках достигнутых межправительственных соглашений и/или от международных финансовых доноров; для реализации проектов развития малых ГЭС и других видов ВИЭ необходим поиск средств в рамках климатического финансирования.

Естественно, существуют риски и первые из них уже проявились в денонсации межправительственных Соглашений по сооружению Верхне-Нарынского каскада ГЭС и Камбаратинской ГЭС-1, что чревато сдвигом сроков их сооружения с сохранением и ростом дефицита мощности и электроэнергии в Кыргызской энергосистеме, со всеми негативными последствиями для реального сектора экономики и населения.

Разработанный в проекте Концепции пошаговый ввод мощностей и прогноз производства электроэнергии на период 2016-2030 годы показывает возможность роста до 20,8 млрд кВт.ч к 2020 г., до 27,8 млрд кВт.ч - к 2025 г. и до 30,8 млрд кВт.ч - к 2030 г., при этом спрос на электроэнергию по прогнозу увеличится до 14,34 млрд кВт.ч к 2020 г., до 16,7 млрд кВт.ч - к 2025 г. и до 18,5 млрд кВт.ч - к 2030 г. с учетом ежегодных темпов роста ВВП на 104,7% и численности населения на 1,1% и обеспечения ежегодного сокращения энергоемкости ВВП на 1,5% и проведения государственной энергосберегающей политики. При этом обеспечится опережение темпов роста производства электроэнергии над темпами роста ее потребления с 2020 по 2030 гг.

Возможность экспорта в объеме 1,8 млрд кВт.ч по обязательствам проекта САSА-1000 в Пакистан прогнозируется с вводом в действие первого агрегата Каракечинской ТЭС к 2020 г. В целом возможности экспорта возрастут до 4,06 млрд кВт.ч к 2020 г. и свыше 8 млрд кВт.ч - к 2025 г. с вводом первой очереди Камбаратинской ГЭС-1 и до 9,4 млрд кВт.ч к 2030 г., что позволит войти в единый рынок электроэнергии ЕАЭС с объемом экспорта порядка 7 млрд кВт.ч в год.

Однако, если учесть, что электроэнергия от Верхне-Нарынского каскада ГЭС в объеме 942 млн кВт.ч и 75% электроэнергии, вырабатываемой от Камбаратинской ГЭС-1, по условиям Соглашения с ОАО «Русгидро» в объеме 4,5 млрд кВт.ч рассчитана была на экспорт соотношение темпов роста производства над темпами роста потребления составит 1,15 и будет возможным обеспечение базового резерва мощности в энергосистеме в пределах до 15%, соответственно снизились бы угрозы ЭБ страны.

Увеличение резерва мощности также возможно через:

- активное вовлечение ВИЭ путем сооружения малых ГЭС и солнечных энергоустановок, которые позволят увеличить производство электроэнергии ими в прогнозируемый период с 153 млн кВт.ч в 2015 г. до 1,87 млрд кВт.ч к 2030 г., при этом солнечные энергоустановки мощностью до 100 МВт возможно в первую очередь размещать в районе г.Балыкчы, где имеются достаточные пустующие площади земель и электрические сети 220-110 кВ вокруг оз. Иссык-Куль с их доступностью для потребителей, сооружение в других регионах необходимо будет обосновать в проекте Национальной стратегии развития ВИЭ КР на период 2018-2023 гг. с ростом их доли в общей выработки электроэнергии от 1,1% до 5% соответственно;

- сооружения малых ТЭС в районе угольных месторождений Сулюкта мощностью 75 МВт в Баткенской области, Ташкумыр - мощностью 75 МВТ в Джалал-Абадской области, Узген, Кызыл-Кия - мощностью по 50 МВт в Ошской области, которые позволят выработать электроэнергию в пределах 1,5-2 млрд кВт.ч к 2030 г. с ростом их доли до 5%. При включении вышеперечисленных объектов в прогноз производства электроэнергии на период 2015-2030 гг., объемы ее выработки возрастут более чем в 2,3 раза или с 14,5 млрд кВт.ч до 33,37 млрд кВт.ч при росте потребности с 11,5 млрд кВт.ч до 19,9 млрд кВт.ч. или в 1,66 раза. Таким образом, можно достичь опережения темпов роста производства над темпами роста потребления в 1,34 раза и превысить пороговое значение резерва мощности в энергосистеме (1,15). Таким образом, для обеспечения энергетической безопасности страны необходимо ускорить поиск инвесторов на тендерной основе с выгодами для собственных потребителей и достижения проектного режима накопления воды Токтогульского водохранилища многолетнего регулирования и, соответственно, режимов работы действующего каскада Нижне-Нарынских ГЭС.

Необходимо на постоянной основе проводить прогноз спроса на энергоносители и оптимизацию топливно-энергетического баланса в соответствии с социально-экономическим развитием страны и выполнение п.24. по созданию Центра по анализу и прогнозу спроса на энергоносители при Минэкономики КР Детализированного плана по противодействию системной коррупции в энергетике КР от 5 марта 2014 года Совета обороны Кыргызской Республики.

Для выхода на рынок электроэнергии ЕАЭС необходимо обеспечить экспорт электроэнергии и проводить государственную энергосберегающую политику с четким выполнением целевых установок Концепции по снижению энергоемкости ВВП и углеродоемкости ВВП для привлечения климатического финансирования развития ВИЭ.

Для предотвращения рисков необходимо ускорить обсуждение и утверждение проекта Концепции развития энергетики КР до 2030 г., а также развитие энергетической дипломатии, а не допускать пустые разглагольствования псевдоэкспертов по энергетике. Немаловажен и скрупулёзный подход к источникам информации журналистам всех СМИ и пресс-службам соответствующих госорганов в КР и за рубежом.

Валентина Махмудовна Касымова, д.э.н. профессор, зам.директора КНТЦ «Энергия» при Минэкономики КР, руководитель межведомственной рабочей группы по разработке проекта Концепции развития энергетики Кыргызской Республики на период до 2030 года

Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 17 февраля 2016 > № 1653741 Валентина Касымова


Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 3 декабря 2015 > № 1571186 Валентина Касымова

Нужны ли такие реформы управления в энергетике Кыргызстана?

Валентина Касымова, д.э.н., профессор КГТУ им.Раззакова, заместитель директора КНТЦ «Энергия» при Минэнергопром КР

В уходящем году реформе электроэнергетики исполнилось почти 20 лет, и двадцать лет спустя принято решение на государственном уровне об упразднении Министерства энергетики и промышленности КР. Судя по отсутствию публичных дискуссий, никто этого особенно не заметил. Поразительно, но каких-то сильных споров и баталий не возникло и во время первых заседаний нового состава Жогорку Кенеша, посвященных новой структуре Правительства КР и депутаты единогласно проголосовали за упразднение Министерства энергетики и промышленности КР. А какой яростной была полемика вокруг энергетики на предыдущих заседаниях старого состава Жогорку Кенеша всего несколько месяцев назад все помнят, наверное.

Что же произошло? Неужели депутаты нового созыва, в который избраны народным голосованием экс-министры энергетики И.Чудинов, А.Шадиев, О.Артыкбаев, экс-гендиректор ОАО «Северэлектро» И.Кадыркулов и др. не могли отстоять реформы, которые они проводили в энергетике и необходимость госоргана для проведения энергетической политики. Если говорить серьезно, то я думаю, что отсутствие дискуссий вокруг реформы электроэнергетики двадцать лет спустя — знак того, что задачи, стоявшие перед энергетикой, были решены. Но я убеждена, что задачи не решены и обсуждение реформы необходимо — в первую очередь для того, чтобы наметить правильные дальнейшие шаги и не наступать на одни и те же грабли.

Для этого необходимо было депутатам нового созыва Жогорку Кенеша заслушать подробный отчет деятельности Министерства энергетики и промышленности Кыргызской Республики, созданного в 2007 году для проведения государственной энергетической политики, дать непредвзятую оценку, с учетом мнения общественности и международных организаций ВБ, АБР, ПРООН, ОБСЕ, ЮСАИД и др., а также сравнить с деятельностью других министерств, к примеру сельского хозяйства, транспорта и связи и т.д.

Известно, что электроэнергетика – сложный технологический комплекс, где цена ошибки чрезвычайно велика. Электроэнергия в современном мире – не просто товар повседневного спроса. Она формирует образ жизни людей. Без нее невозможна работа промышленности и транспорта. Сбои в энергоснабжении могут не только повлиять на них, но и привести к техногенным катастрофам, создающим угрозу самой жизни. Именно поэтому реформа электроэнергетики неоднократно откладывалась во многих странах мира. Хотя в профессиональном сообществе давно было общепризнанно, что альтернативы либерализации электроэнергетики нет, и обсуждались темпы проведения реформ, специфика страны и данного рынка, насколько радикальна может быть модель отделения генерации от сетей.

Мировые тенденции. До 1990-х годов в большинстве стран мира электроэнергетика относилась к естественным монополиям. Вертикально-интегрированные компании (совмещавшие производство, передачу и сбыт электроэнергии) имели узаконенную монополию в масштабах страны или отдельных регионов. Тарифы на их услуги устанавливались или ограничивались государством. Такая система долгое время вполне удовлетворительно обеспечивала нужды экономики.

Однако в условиях значительного удорожания углеводородного топлива (с 1970-х годов) и опережающего роста потребления электроэнергии такие монополии оказались недостаточно эффективными. Они не успевали реагировать на изменение спроса, им слишком дорого обходились поддержание действовавших мощностей и ввод новых. При этом любые дополнительные расходы компаний включались в их тарифы и автоматически ложились на потребителей. Положение осложнялось тем, что во многих странах было ужесточено экологическое законодательство. Это требовало ускоренной модернизации энергетических мощностей – едва ли не главных загрязнителей окружающей среды.

В результате страны стали пересматривать отношение к естественной монополии в электроэнергетике и допускать в нее элементы конкуренции. Впервые в истории конкурентный рынок электроэнергии заработал в 1990 году в Англии и Уэльсе, а режим неограниченной конкуренции на оптовом рынке электроэнергии – в 1991 году в Норвегии. Радикальные преобразования (либерализация) в электроэнергетике начались: в Великобритании – в 1990 году, в Норвегии, Аргентине – в 1991 году, в США – в 1992 году, в Австралии, Новой Зеландии – в 1994 году, в Финляндии – в 1995 году, в Швеции, Казахстане – в 1996 году, на Украине и в Кыргызстане – в 1997 году, в Германии, Испании, Бразилии, Индии – в 1998 году, в Дании, Австрии, Люксембурге, Нидерландах, Италии, Португалии – в 1999 году, в Японии, Бельгии, Ирландии, ЮАР – в 2000 году, в Греции, России – в 2001 году, в Китае – в 2002 году. Без преувеличения можно сказать, что сегодня рыночные преобразования проведены или продолжаются в большинстве стран, имеющих современную развитую электроэнергетику.

При всем различии моделей отрасли и путей ее реформирования в Европе, США и других регионах реализованы или реализуются схожие шаги по либерализации электроэнергетики: разграничение естественно-монопольных (передача электроэнергии, оперативно-диспетчерское управление) и потенциально конкурентных (генерация, сбыт) видов деятельности, демонополизация отрасли с параллельным развитием антимонопольного регулирования, введение для независимых поставщиков электроэнергии недискриминационного доступа к инфраструктуре, либерализация рынков электроэнергии.

К подобным стандартам стремится Европейский союз в целом, законодательство которого требовало полного открытия к 2007 году национальных рынков электроэнергии большинства членов этой организации. В США развитие конкурентных оптовых рынков на всей территории страны также является одним из приоритетов энергетической стратегии, в ряде регионов уже действует конкурентный оптовый рынок электроэнергии, во многих штатах происходит либерализация розничного рынка. Постепенно рынки перешагнули границы отдельных энергосистем и даже национальные границы. Они приобретают межрегиональный и международный масштаб. Надо отметить, что рынок в электроэнергетике во многих государствах начал развиваться, когда либерализация других естественных монополий уже шла полным ходом.

В нашей стране реформа электроэнергетики началась при содействии ВБ, МВФ, ЮСАИД, ЕС и др., опережая многие другие передовые страны с 1997 года, когда были разработаны и приняты Жогорку Кенешем Законы КР «Об энергетике» (1997 г.) и «Об электроэнергетике» (1998 г.), «Программа разгосударствления и приватизации «Кыргызгосэнергохолдинга», одобренная Постановлением Правительства КР 23 апреля 1997 года №239. Документ обозначил этапы проведения реструктуризации и приватизации объектов в электроэнергетике и на третьем этапе мероприятия по отделению естественно-монопольных типов хозяйствования от потенциально конкурентных для создания конкуренции и формирования рынка электроэнергии. Для регулирования деятельности энергетических предприятий с опережением принятия вышеуказанных законов при формировании нового состава Правительства КР в 1996 г. было создано Государственное агентство по энергетике КР, которое в 2005 г. было расформировано и его функции были переданы в Агентство по антимонопольной политике КР. В 2007 г. было создано Министерство энергетики и топливных ресурсов КР и в его составе был создан вновь департамент по регулированию в ТЭК.

Спустя почти 20 лет, оценивая сложившуюся ситуацию в стране, следует констатировать неэффективность проведенных реформ. Причиной этому послужила реализация мероприятий без создания нормативно-правых актов по реализации Законов «Об энергетике» и «Об электроэнергетике» и без учета особенностей функционирования электроэнергетической отрасли Кыргызстана по созданию конкуренции в производстве электроэнергии, где 90% выработки электроэнергии производилась на ГЭС, действующих на одной реке Нарын и ТЭЦ г.Бишкек и г. ОШ полностью на привозном топливе (уголь, газ, мазут), которые составляли основную часть (50-70%) затрат и соответственно в тарифах на электро-и теплоэнергию. Были разделены электрические сети как монопольные сети высокого напряжения с образованием НЭС Кыргызстана и электрические сети низкого напряжения с образованием четырех распределительных энергетических компаний ОАО «Северэлектро», «Ошэлектро», «Джалабатэлектро», «Востокэлектро».

Что касается возможности свободной конкуренции между сбытовыми компаниями, то сбыт до настоящего времени не отделен от распределительных энергетических компаний, разделенных по территориальному признаку и представляющих монопольные сети низкого напряжения в каждом регионе. В этой связи экспертами и учеными предлагались различные подходы по завершению 4 этапа реформирования отрасли: 1) объединение четырех РЭК в одно ОАО «Национальные электрические сети КР», сохранив региональные подразделения; 2) объединение всех энергетических компаний в одну энергокорпорацию, с отделением сбыта и передачей их в частный сектор, 3) оставить как есть и на основе тендера передать в доверительное управление кризис-менеджерам с международным опытом антикризисного управления и менеджмента, а также 4) отделение от Министерства энергетики и промышленности КР Департамента по регулированию в ТЭК с приданием статуса независимого. Для обеспечения прозрачности деятельности энергетических компаний был создан указом Президента КР в декабре 2010 г.

В настоящее время Наблюдательный Совет по инициативе прозрачности деятельности в ТЭК упразднен Указом Президента КР от 2 октября 2015 года, тем самым общественность КР лишилась непредвзятой информации о деятельности энергетических компаний и соответствующих госорганов по регулированию, управлению и контролю в ТЭК. Этой важнейшей отрасли реального сектора экономики, которая требовала усиления этих функций, но ни в коем случае сокращения, как это и произошло де-факто. Это может привести к очередному провалу энергетической политики государства, тем более в условиях вхождения в ЕАЭС и в общий рынок энергоресурсов, где основным из условий являются то, что государства-члены, в том числе и КР, на основании Договора о Евразийском экономическом союзе, Концепции формирования общего электроэнергетического рынка обеспечивают его формирование по следующим этапам:

- I этап (2015 г. - 1 полугодие 2016 г.) - разработка и утверждение Программы создания единого энергетического рынка и объединение энергетических систем государств-членов ЕАЭС;

- II этап (2 полугодие 2016 г. – 1 полугодие 2018 г.) – выполнение мероприятий Программы, в том числе разделение в вертикально интегрированных структурах конкурентных и монопольных видов деятельности, разработка единых правил доступа к услугам субъектов естественных монополий в сфере электроэнергетики;

- III этап (2 полугодие 2018 г. – 1 полугодие 2019 г.) – заключение и вступление в силу международного договора о формировании общего электроэнергетического рынка Союза.

В этом аспекте возникнут проблемы при подписании и реализации межгосударственных договоров и соглашений в отсутствии Министерства энергетики КР.

Возникнут проблемы и при решении внутренних проблем по обеспечению энергетической безопасности и реализации государственной энергетической политики.

Вторая сторона медали данной проблемы - это создание Национального холдинга, по которому идет в Жогорку Кенеше обсуждение проекта Закона «О национальный холдинговых компаниях». Что касается образования энергохолдинга в его составе, то, думается, это перечеркнутые все реформы рыночной экономики за двадцать лет и возврат к старой структуре, которая изживается во многих странах СНГ и в мире. Но однако и здесь надо было учесть опыт наилучшей практики создания холдинга: обсудить тщательно законопроект в комплексе с подзаконными актами по каждой отрасли, входящей в эту структуру, трансакционные издержки с передачей 100% акций всех энергетических компаний холдингу, 80,46% которых размещены в Фонде госимущества, 13% - у Соцфонда КР, 4% - у юридических и 2,5% - у населения и др.

При этом необходимо учесть, что за последние годы эти акции не приносили дивиденды и Фондом госимущества не предпринимались соответствующие меры, а только констатировались факты убыточности энергетических компаний и утверждались на годовых отчетных собраниях акционеров бюджеты с огромным дефицитом финансовых средств, а также Совета директоров на последующий срок вместо их отставки, как не справившихся с главной целью – обеспечение прибыльности. Мнения миноритарных акционеров естественно не учитывались.

Так, бюджет ОАО «Электрические станции» утверждался с дефицитом без каких-либо дотаций со стороны государства: в 2012 г. утверждены были плановые убытки - 2,5 млрд сомов, на 2013 г. - 3,1 млрд сомов, на 2014 г. - 7,1 млрд сомов, на 2015 г. - 8,9 млрд сомов. Фактически за 2014 год убытки составили по ОАО «Электрические станции» - 5,76 млрд сомов, по ОАО «НЭС Кыргызстана» - 71,8 млн сомов, во всех вместе взятых распределительных энергокомпаниях - 1,03 млрд сомов и т.д.

Убытки связаны: с ростом себестоимости электроэнергии на ГЭС с 4,3 тыйын/кВт.ч в 2007 г. до 10,0 тыйын/кВтч в 2014 г., на ТЭЦ - с 122 до 207 тыйын/кВт.ч, себестоимость теплоэнергии - с 523 сом/Гкал до 1029 сом/гкал, себестоимости передачи и распределения электроэнергии по РЭК и в целом роста средневыставленного тарифа с 69,3 тыйын/кВт.ч до 100,6 тыйын/кВт.ч в 2014 г. При установленных тарифах для населения 70 тыйын/кВт.ч до 700 кВт.ч, свыше 700 кВт.ч - 2,05 тыйын/кВтч, остальным потребителям реального сектора экономики - 2,19 тыйын/кВт.ч. По теплоэнергии при себестоимости ее на ТЭЦ в 1029сом/Гкал – покупной тариф для БПТС составлял 277 сом/Гкал. Для распределительных энергетических компаний покупной средний тариф в 2014 г. составил 22,1 тыйын/кВт.ч при средневыставленном тарифе для потребителей 100,6 тыйын/кВт.ч.

При этом попытки Государственного агентства по регулированию ТЭК при Правительстве КР к повышению тарифов на электроэнергию, теплоэнергию до уровня «затраты плюс инфляция» встречали мощное противодействие неправительственных организаций, населения и даже депутатов Жогорку Кенеша, прикрывающихся зачастую не интересами электората, а озабоченных развитием своего бизнеса. В результате на протяжении с 2002 г. по настоящее время регулятивный орган вынужден был вопреки экономическим законам идти на уступки и устанавливать покупной тариф для РЭК и БПТС и оптовым перепродавцам ниже их себестоимости и средневыставленного тарифа для потребителей, которые к тому же различные с учетом категории потребителей по распределительным компаниям (промышленность, сельское хозяйство, строительство и население).

В итоге электроэнергетика провалилась в долговую яму, о чем говорят цифры оценки финансовой устойчивости, платежеспособности и ликвидности таких стратегически важных для страны энергетических компаний как ОАО «Электрические станции» и ОАО «НЭСК» и др., так как пик выплат по иностранным кредитам уже наступил, не говоря о том, что эти компании должны иметь в запасе собственные средства для дальнейшего своего развития. Так, по данным финансовых служб ОАО «Электрические станции», задолженность по кредитам и бюджетным ссудам составила на 1 ноября 2015 года 26,6 млрд сомов. В перспективе планируется реализация проектов по сооружению новых ГЭС (Камбар-Ата-1, второй агрегат Камбар-Аты-2, Верхне-Нарынский каскад) и ТЭС на разрезе Кара-Кече, а также реконструкция Токтогульской ГЭС, на которые требуется привлечение немалых заемных средств. В этом случае обязательства и ежегодные выплаты возрастут в десятки раз. Все это будет ложиться на тариф за электроэнергию.

Проблема заключается в том, выдержит ли экономика и население Кыргызстана высокие темпы роста тарифов? Создание монопольного вертикально-интегрированного холдинга предполагает невмешательство в их финансово-хозяйственную деятельность и холдинг сам будет определять отпускной тариф на электро- и теплоэнергию, а регулировать должен тариф в этом случае антимонопольный орган государства. При этом функции ГАРТЭК при Правительстве КР могут быть урезаны.

Поспешное сокращение Министерства энергетики и промышленности КР при отсутствии даже законопроекта о холдингах и подзаконных актов может стать очередным провалом энергетической политики Кыргызстана в такой сложный период вхождения страны в ЕАЭС и энергетического кризиса. Вместо сокращения необходимо было возложить на них проведение энергосберегающей политики, антикризисного управления энергетическими компаниями и обеспечения энергетической безопасности страны и регионов, усиления внешней энергетической политики с продвижением проблем водно-энергетического регулирования в ЦА в условиях глобального потепления, активное участие в создании единого рынка электроэнергии, природного газа и нефтепродуктов в ЕЭАС.

Министерством энергетики и промышленности КР только за 2015 г. (по свежим данным их отчетности) проведены следующие работы:

1. Предприняты меры по накоплению воды в Токтогульском водохранилище в необходимых объемах. По состоянию на 1 ноября 2015 года объем воды в Токтогульском водохранилище составил 12,85 млрд куб. метров, что на 1,3 млрд куб. метров больше уровня прошлого года.

2. В целях бесперебойного электроснабжения потребителей, экономии воды в Токтогульском водохранилище и сокращения прогнозируемого дефицита электроэнергии было импортировано в 2015 году из Республик Таджикистан и Казахстан 547,3 млн кВт.ч электроэнергии (146,6 млн кВт.ч и 400,7 млн кВт.ч соответственно);

3. Построена и введена в эксплуатацию линия электропередач 500 кВ «Датка-Кемин» протяженностью 405 км с подключением под нагрузку с подстанции 500 кВ «Кемин». Данная линия электропередач позволяет обеспечить потребителей внутри Кыргызстана электроэнергией минуя центральноазиатское энергетическое кольцо, а на северо-востоке Чуйской области появился крупный питающий центр ПС 500/220 кВ «Кемин», в котором сосредоточены существующие магистральные линии 220 кВ, обеспечивающие электроснабжение Чуйской, Иссык-Кульской и Нарынской областей;

4. Велась работа по строительству дополнительных ГЭС с привлечением внешних инвестиций на льготных условиях. Так, для строительства первоочередных ГЭС на верхнем течении реки Нарын решены вопросы отвода земельных участков и продолжается строительство объектов Верхне-Нарынского каскада ГЭС. Консорциумом между корпорацией «СНС-Лавалин Интернэшнл Инк.» и ОАО «Энекс» разработано ТЭО проекта строительства Камбар-Атинской ГЭС-1. В настоящее время сторонами рассматривается выбор варианта установленной мощности и высоты плотины по строительству данной ГЭС. В целях модернизации Токтогульской ГЭС ведется подготовительная работа для проведения тендера по отбору подрядчика. В целях ввода в эксплуатацию второго агрегата Камбар-Атинской ГЭС-2 прорабатывается вопрос финансирования с Евразийским банком развития. Официальные переговоры по данному вопросу пройдут в конце 2015 года

5. Велась работа по снижению технических потерь. Так, общие потери электроэнергии в распределительных сетях сократились с 36,2% в 2007 году до 16,5% в 2014 году. Потери электроэнергии в сетях РЭК за январь-сентябрь 2015 года составили 14% (1 068,6 млн кВт.ч), в аналогичном периоде 2014 года общие потери составляли 14,8%.

6. В целях снижения коммерческих потерь электроэнергии, дебиторской задолженности и улучшения сбора денежных средств за отпущенную электроэнергию начато использование новых технологий АСКУЭ и поэтапный метод внедрения счетчиков с картами предоплаты. По состоянию на 5 октября 2015 года ОАО «Северэлектро» установило абонентам в городе Бишкек свыше 95 778 единиц электросчетчиков АСКУЭ, из них однофазных - 67 383 штук и трехфазных - 28 403 штук;

7. Завершены проекты по строительству двухцепной ВЛ 110 кВ и ПС 110 и ПС 110/10 кВ в жилмассиве Ак-Ордо г.Бишкек;

8. Завершены первоначальные процедурные вопросы по заключению соглашения для реализации проекта «СASA-1000» (Центральная Азия - Южная Азия 1000 МВт). Реализация данного проекта позволит осуществлять экспорт в летнее время в Пакистан и Афганистан. На полученные средства энергокомпании будут покрывать собственные нужды и закупать топливо для прохождения ОЗП и им не придется в последующем заимствовать средства у международных организаций;

9. Ведется работа по переводу подведомственных котельных ГП «Кыргызжилкоммунсоюз» на альтернативные виды топлива (уголь и природный газ) в целях уменьшения нагрузки на электрические сети республики и высвобождению электрических сетей. Так, завершается реконструкция котов в Нарынском межрайонном производственном объединении теплоснабжения и Каракольском предприятии «Жылуулук». По результатам завершения мероприятий по этим объектам за весь период ОЗП будет сэкономлено 14 МВт электроэнергии (35,4 млн сомов) и 3,3 тыс. тонн угля (9,0 млн сомов). Также закуплены 13 модульных угольных котельных, которые будут обслуживать 137 многоэтажных домов в г.Ош (82,9 млн сомов). По результатам замены и реконструкции существующих котлов будет сэкономлено 1561 тонн угля (2,2 млн сомов).

10. За текущий отчетный период также проведен ремонт энергетических котлов на ТЭЦ гг.Бишкек и Ош, гидроагрегатов Токтогульской ГЭС, Курпсайской ГЭС, Ташкумырской ГЭС и Учкурганской ГЭС, а также капитальный ремонт 610,3 км высоковольтных линий 110 кВ и выше;

11. Велась подготовительная работа по строительству магистрального газопровода «Север-Юг» общей протяженностью 608 км в рамках достигнутых договоренностей с Правительством Российской Федерации ОАО «Газпром».

12. Прорабатывается вопрос по реабилитации Бишкекской ТЭЦ-2. При этом вся необходимая проектно-сметная документации представлялась на рассмотрение ОАО «Газпром» в июне 2015 года. ОАО «Газпром промгаз» подготовлено заключение по результатам предварительной оценки перспектив реабилитации незавершенного строительством ТЭЦ-2 г.Бишкек и внесено на рассмотрение ОАО «Газпром»;

13. Разработано ТЭО строительства Кара-Кечинской ТЭС в целях комплексного и рационального освоения угольного месторождения «Кара-Кече», строительства железной дороги «Балыкчы-Кочкор-Кара-Кече» и Кара-Кечинской ТЭС, а также привлечения инвестиций в энергетический сектор республики. На сегодняшний день прорабатываются условия и порядок проведения конкурса на право пользования недрами с целью разработки и комплексного освоения буроугольного месторождения «Кара-Кече».

При этом Министерство энергетики и промышленности КР напрямую готовили многочисленные справки, обоснования, предложения и др. по запросам депутатов Жогорку Кенеша и других надзорных органов КР. Действительно, получается, как образно выразился руководитель комитета ТЭК и недропользованию Жогорку Кенеша К.Рыспаев на заседании комитета по ратификации соглашения о предоставления инвестиционного кредита с ЕАБР на реализацию проекта «Реконструкции Токтогульской ГЭС-2 фаза» экс-замминистру энергетики и промышленности КР - «Вы энергетик, вы экономику не поймете, сейчас я по линии экономики такие вопросы задам, вы можете ответить, не сможете, Айбек мырза. Энергетику и Минэкономики объединяете, руки-ноги оторвали, что вы делаете? Разве так можно? Сейчас вот Минэкономики все себе забрало, энергетику забрало и сейчас Кожошев – вот такая голова, не знаю что делать, или я не прав?» – спросил К.Рыспаев. «Зачем было трогать Минэнергопром, работал бы спокойно» – продолжил депутат.

С этим, мне думается, можно согласиться…

Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 3 декабря 2015 > № 1571186 Валентина Касымова

Полная версия — платный доступ ?


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter