Всего новостей: 2555789, выбрано 5 за 0.006 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лихачев Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыЭлектроэнергетикаАгропромвсе
Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 3 июля 2018 > № 2663463 Алексей Лихачев

Встреча Дмитрия Медведева с генеральным директором государственной корпорации «Росатом» Алексеем Лихачёвым

Руководитель «Росатома» доложил Председателю Правительства об итогах работы госкорпорации в 2017 году. Рассматривались вопросы реализации научно-исследовательских программ компании, а также планы строительства атомных энергоблоков на территории других стран.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Алексей Евгеньевич, давайте обратимся к текущим делам. Расскажите, пожалуйста, как обстоят дела в целом, что с электрогенерацией на атомных станциях, насколько выполняется план по выработке электроэнергии. И хотел бы узнать, что делается для того, чтобы продвигать научные исследования по линии «Росатома», потому что это очень важная часть деятельности вашей корпорации.

Невозможно не затронуть ещё одну очень важную тему, связанную с вашей работой за границей. Я имею в виду сооружение энергоблоков на территории других стран. Что с заказами в этом году? Мы не так давно обсуждали эту тему с белорусскими партнёрами. Вы знаете, там всегда есть что обсудить.

И в целом проанализируйте ситуацию.

А.Лихачёв : Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич, за возможность встретиться. У нас состоялся наблюдательный совет, который утвердил показатели работы госкорпорации в прошлом году и основные показатели выполнения госпрограммы развития атомного энергокомплекса.

Я Вам докладывал о предварительных итогах года, теперь хочу отчитаться, что все мероприятия госпрограммы выполнены: 100% – гособоронзаказ, интегральная оценка эффективности реализации госпрограммы – 100% и выполнение основных экономических показателей госпрограммы, бизнес-показателей – 104%.

По заданному Вами вопросу: в прошлом году у нас установлен рекорд – без малого 203 млрд кВт⋅ч выработки. Это самая большая цифра за всё существование новой России. Советский рекорд – 212. Мы считаем, что он достижим.

Сразу хочу сказать, что мы активно работаем по продвижению нашей интеллектуальной собственности за рубежом. Динамика получения патентов иностранных государств увеличилась, к 2016 году она на 38% выше показателей, которые заложены в планах госпрограммы.

По международному сотрудничеству. Международная правовая база развивается. Заключено пять базовых (рамочных) соглашений только за прошлый год, это Парагвай, Замбия, Камбоджа, Бангладеш и Узбекистан. Портфель зарубежных заказов уже более двух лет превышает цифру 133 млрд долларов США. И держимся на уровне 6 млрд зарубежной выручки.

Очень важная тема, на наш взгляд, – наши базовые социально-экономические показатели.

Во-первых, реализуются все социальные программы госкорпорации.

Во-вторых, выручка гражданской продукции достигла 862 млрд рублей, что позволяет нам снижать бюджетные ассигнования, и мы замещаем за счёт собственной валовой прибыли инвестиции, которые ранее делались из бюджета.

Если мы проанализируем 2013–2015 годы, то увидим, что бюджетные ассигнования были порядка 150–155 млрд долларов, в 2016–2017 годах – 77–76 млрд. Собственные инвестиции достигли 254 млрд рублей в 2017 году.

Динамка этого полугодия. Мы видим предварительные итоги: плюс 7% к выручке, плюс 9% к зарубежной выручке и 8% ожидаем по валовой прибыли.

Дмитрий Анатольевич, Вы задали важный вопрос, связанный с нашими научными разработками. Во-первых, в госкорпорации этот год объявлен Годом науки. Мы перезагружаем научную отрасль с точки зрения кадров, наличия больших социальных лифтов. Проведена большая работа по аванпроектам. Около 600 заявок молодых изобретателей, исследователей были рассмотрены нашим научно-техническим советом, и около 200 получат финансирование за счёт госкорпорации.

Делаем совместную большую научно-исследовательскую программу с Курчатовским институтом. Михаилу Валентиновичу (Ковальчуку) благодарны за поддержку. И очень надеемся, что в нашем тематическом плане научное руководство Курчатовского института в ряде научных работ, в ряде направлений займёт лидирующую роль.

Венчурный фонд создан в соответствии с поручением Президента. Мы уже направили в него 3 млрд рублей. Он открыт для участия других компаний и предприятий. Надеемся эту сумму увеличить.

Д.Медведев: Я знаю, что вы (исторически так было) программой в области квантовых исследований занимались. Это сейчас, как принято говорить, мейнстрим в научном мире – и квантовые исследования, и создание в будущем квантового компьютера. Насколько удаётся продвигаться в этой сфере? К этому приковано внимание большого количества научных школ.

А.Лихачёв: Эта работа была начата ещё в 2009 году в рамках проекта под названием «Развитие суперкомпьютеров и грид-технологий». Уже тогда во ВНИИА были организованы первые работы по квантовому компьютеру. Наша цель – а мы являемся центром компетенций проекта «Цифровая экономика Российской Федерации» по квантовому направлению – выйти в ближайшие годы на 100 кубит, причём с коррекцией ошибки, используя технологии коррекции ошибок. Занимается этим наш базовый институт ВНИИА – Институт автоматики совместно с Министерством науки и высшего образования и по заказу Центра перспективных исследований.

Думаем, что эта разработка точно войдёт в число топовых мировых. Работа такая идёт, и надо сказать, что для нас это определённая амбиция. Но это скорее технологии завтрашнего дня. Технологии сегодняшнего мы тоже развиваем. В частности, программы суперкомпьютеров и внедрения супертехнологий на территории, на производственных площадках – и не только оборонных предприятий, развиваются. У нас реализуется пилотный проект с Татарстаном по размещению там наших разработок цифрового предприятия. Хорошая цифровая разработка под названием «Логос» – это система инженерного анализа, система «Мульти-Д» – управление сложными инжиниринговыми объектами. И опять же в соответствии с теми решениями, которые были приняты, возникает региональное измерение: пилотный проект «Умный город» реализуется в Сарове. Поэтому с точки зрения и сегодняшнего дня, и завтрашнего эти квантовые направления, квантовые компьютеры, находятся в зоне нашего внимания.

И возвращаясь к портфелю зарубежных заказов: на сегодняшний день у нас уже по 35 энергоблокам заключены контракты и межправительственные соглашения, это 67% вообще мирового рынка зарубежного строительства. Присутствуют, конечно, на этом рынке и корейские, и французские компании. Активно занимаются наши китайские партнёры продвижением, но в соотношении с их портфелем зарубежных заказов, конечно, портфель «Росатома» выглядит более солидно.

Д.Медведев: Это на самом деле приятная статистика. Нужно сделать всё, чтобы постараться закрепить эти пропорции на будущее.

А.Лихачёв: Дмитрий Анатольевич, мы идём вперёд, и это в том числе предмет нашей сегодняшней встречи. Заключены новые межправительственные соглашения с китайскими партнёрами по строительству 7–8-го Тяньваньского блока, по выделению нам новой площадки. Минимум два, возможно, ещё два блока будут предметом наших отдельных договорённостей с Китайской Народной Республикой. В завершающей стадии находится межправсоглашение о создании двух крупных блоков в Узбекистане. Это большая работа. Правительство нас в этом поддерживает, большое спасибо. И надеемся, что ещё целый ряд других стран станут нашими партнёрами и, как принято у нас говорить, странами-новичками в атомной энергетике. Буквально вчера вечером я вернулся из Саудовской Аравии, где у нас прошли переговоры с Министерством энергетики. Мы видим большой потенциал сотрудничества с этой страной в области не только крупных наших традиционных предложений, крупных блоков, но и реакторов средней и малой мощности. Хотелось бы Вас проинформировать отдельно по ряду проектов.

Д.Медведев: Хорошо, давайте так и сделаем.

Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 3 июля 2018 > № 2663463 Алексей Лихачев


Франция. Россия > Электроэнергетика > gazeta.ru, 26 мая 2018 > № 2622205 Алексей Лихачев

Мирный атом: Россия поможет Франции с «большим ремонтом»

Глава Росатома рассказал о перспективных проектах госкорпорации

Екатерина Каткова

Россия и Франция в атомной сфере выходят в перспективные области цифровизации, совместных научных разработок, возобновляемой энергетики, замкнутого топливного цикла и модернизации старых реакторов. Об этом, а также о перспективах работы в Саудовской Аравии и том, чем РФ может быть выгоден отказ Германии от ядерной генерации, в интервью «Газете.Ru» рассказал глава Росатома Алексей Лихачев.

— Сотрудничество между Россией и Францией в области атомной энергетики насчитывает не один десяток лет. Есть ли понимание, как будет строиться дальнейшая работа в этом направлении?

— У нас действительно исторически сотрудничество развивается весьма активно, начиная с поставок в 1970-х гг. обогащенной урановой продукции. Число направлений нашего сотрудничества с тех пор увеличивалось год от года, и я думаю, можно сказать, что лицо европейской атомной энергетики определили именно Россия и Франция.

Смотрите, ведь большинство станций в Западной Европе созданы по французскому дизайну, а в Восточной Европе и на территории бывшего Советского Союза — по дизайну советскому и российскому. И в этом смысле мы, конечно, совместно несем ответственность за безопасность, за современность решений в области атомной энергетике.

Мы сотрудничаем в области поставок урановой продукции и топлива, при этом осуществляя поставки также и на АЭС западного дизайна. Это серьезная для нас референция, и мы будем ее развивать.

Мы с Францией, кстати, работаем не только в двустороннем формате, мы активно участвуем еще совместно в реализации ряда международных проектов. Самый свежий пример — это модернизация двух блоков АЭС «Козлодуй», продление срока их службы еще на 30 лет. Недавно мы досрочно завершили работы по пятому блоку, в этом году планируем закончить по шестому. Это один из примеров, их на самом деле, немало.

— Выбраны ли уже потенциальные новые совместные проекты? Предполагается сотрудничество только на территории России и Франции или рассматриваются и третьи страны?

— В последние годы пришло осознание необходимости более тесного сотрудничества. На полях Петербургского форума мы проводили очень активные переговоры, у нас подписан меморандум о намерениях развивать сотрудничество между Росатомом и Комиссариатом по атомной и альтернативной энергетике Франции в присутствии президентов наших стран.

Для нас это стратегический документ, это долгосрочное видение сотрудничества между нашими отраслями. Этот документ расширяет возможности для развития нашего партнерства в разных сферах — в области цифровизации, в направлении совместных научных разработок, у нас открываются перспективы сотрудничества в области возобновляемой энергетики.

Мы сейчас на 25% обеспечиваем потребности Франции в обогащенной урановой продукции, а теперь мы шагнули также в западные топливные циклы завтрашнего дня. Мы подписали контракт на более чем миллиард евро по регенерации отработавшего топлива.

Мы берем отработавшее топливо, его определенным образом перерабатываем, обогащаем и возвращаем в топливные циклы. Этот процесс можно масштабировать. За этим будущее отрасли — переход на полностью замкнутый топливный цикл.

Кроме того, сейчас и европейцы, и мы активно развиваем возобновляемую энергетику. Росатом довольно хорошо развил свои компетенции в области ветрогенерации. И здесь мы также вполне можем с французской стороной реализовывать совместные проекты.

Еще одно из направлений нашего сотрудничества — модернизация и вывод из эксплуатации отслуживших свой век атомных станций. Не секрет, что и во Франции, и в России есть реакторы первого поколения, которые отработали уже 50 и более лет и фактически выработали свой ресурс. Их нужно в каких-то случаях модернизировать, обновлять, в других — локализовать, дезактивировать и выводить из эксплуатации.

Это нужная, большая и очень серьезная работа, требующая значительных вложений. У нас и у наших партнеров уже есть определенные наработки, и это направление также нужно развивать.

— Как раз на это ведь и направлен Grand Carenage («Большой ремонт») — Франция уже анонсировала планы в 2020 году начать масштабную модернизацию действующих реакторов в стране. Будет ли Росатом принимать в этом участие? Есть ли конкретные договоренности?

— Да, это как раз то, о чем мы с вами говорим. В каких-то случаях это будет вывод из эксплуатации, в каких-то — модернизация. Здесь, как вы понимаете, не все зависит только от возможностей компаний атомной отрасли. Должна быть проведена серьезная работа со стороны регулятора, исследованы параметры станции и возможности для продления ресурса действующей инфраструктуры, потребности в этом, экономика процесса.

Думаю, что все же у львиной доли реакторов во Франции ресурс будет продлен.

Но определенная работа все же будет связана с выводом из эксплуатации. И мы имеем здесь определенные компетенции, у французской стороны также есть свои наработки. Поэтому объединение усилий и в данном направлении также вполне обосновано и, что самое главное, взаимовыгодно.

— Между двумя странами уже долгое время идет работа над дорожной картой по созданию реактора четвертого поколения на быстрых нейтронах. Насколько сейчас продвинулась эта работа? На какой стадии находится этот проект? Какое у него будущее?

— Да, для нас это перспективное направление, технологическая платформа завтрашнего дня. С одной стороны, мы продолжаем работать над линейкой традиционных реакторов типа ВВЭР, с другой — развиваем реакторы на быстрых нейтронах, такой работает на Белоярской АЭС в Свердловской области. И в свой проект также приглашаем поучаствовать французов.

С французской стороной у нас уже идут работы совместные. Сейчас французы готовят к облучению топливо для быстрого реактора на нашем БН-600.

Кроме того, как вы знаете, во французском Карадаше реализуется международный проект ИТЭР — экспериментального термоядерного реактора. Росатом также участвует в проекте, мы поставляем туда порядка 25% систем и финансово участвуем в этой работе. Должен отметить, там действительно царит дух международного сотрудничества и эта работа очень интересная.

— Одно из соглашений, подписанных на ПМЭФ, касалось АЭС «Пакш» и поставок турбинного оборудования c совместного российско-французского предприятия. Есть ли уже понимание по инвестициям, срокам реализации этого проекта?

— Конечно, есть полное понимание по стоимости и по срокам. Механизм финансирования будет за счет госкредита РФ. Это будет поставка одним из наших предприятий вспомогательного оборудования для машзалов АЭС «Пакш-2».

Вопросы со стоимостью и с финансированием решены. Естественно, мы здесь работаем по европейскому законодательству, в том числе связанному с закупками. Мы надеемся, что закупочная процедура нам позволит разместить известные референтные решения, в том числе и совместные российско-французские.

— Между тем некоторые европейские страны все чаще заявляют о намерении сокращать долю атомной энергетики в стране, как например, та же Франция, а то и вовсе отказаться от АЭС, как Германия. Не приведет ли это к тому, что в ближайшие годы доля европейских заказов в портфеле Росатома будет сокращаться, а сама госкорпорация все больше будет переориентироваться на другие рынки?

— Честно говоря, пока ситуация в Европе разнонаправленная. Та же Великобритания, например, продолжает возводить новые реакторные мощности, как и Франция. Идет строительство АЭС «Ханхикиви» в Финляндии, в Венгрии АЭС «Пакш».

Мы находимся в шаге буквально от решения болгарского парламента по перезапуске проекта АЭС «Белене», Чехия также возвращается к атомной тематике... Поэтому в Европе все по-разному. Хотя, если говорить про портфель заказов, то, например, ситуация в Германии может, наоборот, его увеличить.

— Каким образом?

— ФРГ придется проводить большую работу по выводу станций из эксплуатации. Если они действительно пойдут этим путем, то в течение десяти лет у них будет вестись постепенная остановка АЭС, дезактивация, вывод из эксплуатации. Мне кажется, что они будут очень активно нас к этой работе привлекать. Мы это уже обсуждали с нашими немецкими партнерами.

Плюс у нас явно появится возможность работать и по другим тогда альтернативным источникам энергии, неядерным.

В чем можно с вами согласиться, так это, наверное, в том, что точка роста портфеля заказов, связанных со строительством станций, она из Европы, конечно, перемещается. Это факт.

И перемещается она в страны с большим потенциалом экономического роста, быстрорастущие экономики Китая, Индии, Бангладеш, Турции, Ирана, Египта. И нам, конечно, это интересно еще и потому, что эти страны-новички нам предлагают не только строительство, но и такой целый комплексный пакет работ по созданию отрасли, по созданию ядерной инфраструктуры, центров ядерной науки и технологий, подготовке кадров. И выстраивается целая система поддержки атомной компетенции в стране.

С другой стороны, развивается система взаимодействия с вузами. Формируются новые связи, технологические и человеческие. Огромный интерес к этому в Юго-Восточной Азии, и там, кстати, мы можем предлагать иные технологические решения, отличные от европейских.

Европа настроена на мощные блоки — 1000 МВт, 1200 МВт, минимум два блока в одном месте.

А островные государства, например, Индонезия, Филиппины, нуждаются в реакторах средней мощности или модульных малых. И их, кстати, очень интересует тема плавучих станций. Хотя на самом деле, и страны Персидского залива, арабского региона тоже к плавучим станциям проявляют большой интерес.

— Уже обсуждаются конкретные предложения?

— Да. Мы здесь же на полях Петербургского экономического форума вели переговоры по реакторам малой и средней мощности с министром энергетики Саудовской Аравией Халидом аль-Фалехом.

— Может быть, и с японской делегацией были какие-то переговоры? Какие вообще у Росатома планы по развитию сотрудничества с Японией?

— Да, в рамках встреч наших лидеров традиционно возникает вопрос атомной энергетики. Он относится к тем технологическим направлениям, которые премьер Синдзо Абэ предложил в свое время, продвигая идею восьми направлений сотрудничества. Атомная энергетика Японии проходит определенный экзамен сейчас, связанный с фукусимским периодом. Идет процесс перезапуска станций. Совместно с формированием общественного мнения. И мы желаем нашим японским друзьям этот процесс пройти эффективно.

Что касается практического сотрудничества, во-первых, мы поставляем Японии ту же урановую продукцию. Второй момент, мы помогаем технологиями, которые наши японские коллеги используют при ликвидации последствий события на АЭС «Фукусима». И в целом помогаем осознать происходящее, дать оценки и выработать подходы к ликвидации всех последствий случившегося.

Так, мы реализуем конкретный проект, связанный с созданием нейтронного детектора, позволяющего в удаленном режиме определять уровень загрязнения, работать с расплавленным топливом. Мы также реализуем совместный проект по дезактивации металла — а его немало скопилось на станции. Это направление сейчас в стране выдвигается на передний план, и у нас есть тут перспективы.

Вместе с этим мы ведем работу по направлению новой технологической платформы. Надеюсь, мы будем расширять это сотрудничество, двигаясь к экологически чистому проекту под названием «замыкание топливного цикла». В Японии тоже передовая ядерная наука и технологии, и все это присутствует.

И мы, конечно же, с японскими партнерами, и с компанией, и с правительством определяем новые направления совестной работы. Это водородная энергетика, чистая энергетика. И часть ядерных компетенций позволяет более активно двигаться в этом направлении.

Взаимодействуют, конечно, и наши научные круги. Японцы в свое время оказали нам определенную поддержку, связанную с ликвидацией ядерного наследия на Дальнем Востоке. В том числе при их финансовом участии созданы соответствующие мощности по утилизации реакторов подводных лодок. Ну, а мы в ответ идем навстречу и всячески создаем комфортные условия для работы на площадке АЭС «Фукусима».

Франция. Россия > Электроэнергетика > gazeta.ru, 26 мая 2018 > № 2622205 Алексей Лихачев


Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 13 апреля 2018 > № 2569144 Алексей Лихачев

Встреча Дмитрия Медведева с генеральным директором государственной корпорации «Росатом» Алексеем Лихачёвым.

Рассматривались итоги работы «Росатома» в 2017 году, а также планы госкорпорации по строительству и вводу в эксплуатацию новых энергообъектов, в том числе за рубежом.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Алексей Евгеньевич, какие проекты удалось реализовать в 2017 году, какие заделы существуют на 2018 год (имею в виду основную сферу деятельности компании)?

А.Лихачёв: Хотелось бы начать с объектов, связанных с внутренней повесткой дня, с российской атомной энергетикой: четвёртый блок Ростовской станции и первый блок ЛАЭС-2.

Происходит смена поколений реакторов, мы достроили в Ростове тысячник, последний тысячник в Российской Федерации. Он соответствует всем принципам безопасности, но это всё-таки предыдущее поколение реакторов. В Ленинградской области, в Сосновом Бору, пущен блок ВВЭР-1200. Он уже подключён к сети в этом году (как и Ростовский), ожидаем в октябре-ноябре сдачу в промышленную эксплуатацию. Это серьёзный вклад в энергообеспеченность в первую очередь центра Российской Федерации.

Д.Медведев: Какая мощность заявлена?

А.Лихачёв: 1200 МВт заявленная мощность. Это позволило нам в прошлом году установить абсолютный рекорд генерации новой России – 203 млрд КВт, и по I кварталу мы также идём с 2-процентным превышением баланса ФАС, вышли на 52 млрд КВт по итогам I квартала.

Второе направление, связанное с внутренней повесткой, это развитие энерготехнологий завтрашнего дня.

В первую очередь переход к двухкомпонентной энергетической системе с использованием традиционных тепловых реакторов и реакторов на быстрых нейтронах. Это позволяет, во-первых, замкнуть топливный цикл и, используя отработанное ядерное топливо неоднократно, повысить в первую очередь энергоэффективность, экономическую привлекательность данного проекта, фактически сократив потребление природного урана кратно.

Второй момент. Быстрые реакторы, особенно с металлическим теплоносителем, дают нам принцип безопасности, близкий к природному, близкий к естественному. В городе Северске Томской области реализуется проект «Прорыв», и у нас есть все аргументы, чтобы просить Правительство ускоренными темпами вести капитальное строительство – и включить в государственную программу развития ядерного энергокомплекса объекты капитального строительства – в ближайшие годы в Томской области.

Что касается зарубежных проектов. В прошлом году было два первых бетона. Первый бетон – это официальный старт стройки, это всегда очень волнительное для строителей мероприятие. И в Иране (в Бушере) и в Бангладеш (на «Руппуре») прошли первые бетоны. Мы уже присоединили в этом году к ним «Аккую» – турецкий проект, который непросто развивался по определённым причинам. Сейчас мы навёрстываем упущенное в предыдущие годы и выполняем пожелание турецкого правительства пустить блок в 2023 году, к столетию Турецкой Республики. Здесь сложились очень тёплые и многоплановые отношения как по подготовке кадров, взаимодействию вузов, так и по социальной повестке – поддержке населения в регионе базирования станции.

И в заключение по международной повестке хотел бы отметить принципиально важный для нас момент. В середине декабря прошлого года мы запустили коммерческий пакет всех египетских контрактов на сумму почти 60 млрд долларов. Это поэтапное строительство четырёх блоков ВВЭР, младших братьев Ленинградского. На этой площадке – обслуживание станции на десятки лет вперёд, поставка топлива. И конечно, это очень серьёзный вклад в развитие российско-египетских отношений на уровне как гуманитарного, так и технологического сотрудничества.

Очень надеемся, что при содействии Правительства, Министерства иностранных дел круг стран будет расширяться. Работаем в этом смысле с Саудовской Аравией, с Узбекистаном. Хотя Узбекистан не является новичком, вообще говоря, в атомной отрасли, в советские времена работали исследовательские реакторы в этой республике. Но крупных атомных станций там нет. Мы сейчас ведём с Правительством Узбекистана обсуждение выхода на межправительственное соглашение о строительстве станции.

По итогам прошлого года на 100% выполнен гособоронзаказ. По итогам I квартала заключены все контракты – продлены контракты длительного жизненного цикла, заключены новые. И авансом профинансировано 35% от финансовых показателей этого года. Мы считаем, что это создаёт серьёзную основу для выполнения гособоронзаказа на 100% в текущем году.

Д.Медведев: Алексей Евгеньевич, чтобы продолжать работы на внутреннем рынке, с учётом планов, возможностей компании «Росатом», мы, конечно, будем привязывать выполнение и других государственных программ, и основной вашей государственной программы к темпам строительства, которые вы уже набрали. Если нужно что-то ускорить, скажите, я такого рода поручение дам.

Работа на внешних рынках – это важнейшая составляющая работы компании. «Росатом» – крупнейший международный игрок на рынке соответствующих услуг, рынке, связанном со строительством атомных станций. По линии Правительства мы, конечно, будем оказывать компании максимальное содействие, чтобы закрепить эти позиции и по возможности продвинуться по тем рынкам, на которых, Вы говорили, существуют планы или, во всяком случае, формируются планы привлечения российских поставщиков оборудования и российского подрядчика в лице «Росатома».

Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 13 апреля 2018 > № 2569144 Алексей Лихачев


Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 27 февраля 2018 > № 2515612 Алексей Лихачев

Встреча с главой госкорпорации «Росатом» Алексеем Лихачёвым.

Состоялась встреча Владимира Путина с генеральным директором Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» Алексеем Лихачёвым. Глава «Росатома» информировал Президента об итогах работы госкорпорации за прошедший год и путях реализации инвестиционной стратегии компании в стране и за рубежом.

В.Путин: Алексей Евгеньевич, хотел бы с Вами поговорить об инвестпрограмме компании, а начать прошу с планов строительства атомного ледокольного флота.

А.Лихачёв: Владимир Владимирович, касательно развития атомного ледокольного флота, мы, работая над программой развития, взяли во внимание два главных аспекта – это наши прогнозы по росту грузоперевозок сырья, добываемого в северных территориях, и возможность привлечения грузопотоков с альтернативных путей, в частности морских – Суэцкого канала.

Наше видение сегодня такое: нам необходимо обеспечить перевозку, начиная с 2030 года, не менее 70 миллионов тонн в год на восточном направлении, на растущие рынки Юго-Восточной Азии.

Это требует от нас добавления к трём уже строящимся универсальным ледоколам мощностью 60 мегаватт на Балтийском заводе ещё двух универсалов; строительства небольшой флотилии ледоколов средней мощности, для того чтобы не забыть западное направление поставок в Европу, и принятия на рубеже 2018–2019 годов решения о строительстве ледокола нового поколения.

В.Путин: «Лидер»?

А.Лихачёв: Ледокола «Лидер» мощностью 120 мегаватт, кратно превышающей действующий. И самая главная, ключевая задача – обеспечение движения во льдах с коммерческой скоростью, в двухметровых льдах, со скоростью не менее 10–12 узлов в час.

Такой уникальный ледокол – в мире таких не существует на сегодняшний день – позволит нам развивать освоение северных месторождений такими темпами, которые сегодня находятся в планах у наших недропользователей, в первую очередь у компании «НОВАТЭК». Соответствующие совещания проведены, в том числе на уровне Председателя Правительства Российской Федерации.

Возвращаясь к инвестпрограмме госкорпорации, хочу сказать, во-первых, об общем подходе. Объём инвестиций нарастает, за последние шесть лет он вырос примерно на 20 процентов, при этом собственно доля бюджетных инвестиций упала с 40 до 24 процентов. Корпорация инвестирует свои деньги как в новые продукты, так и в строительство собственно атомных станций.

Мы выполнили все ключевые события прошлого года по стройкам как за рубежом, так и в Российской Федерации. В Российской Федерации впервые в истории новой России состоялось два физпуска новых блоков – это четвёртый блок Ростовской станции, и при Вашем участии мы уже начали освоение мощности до номинальной в январе текущего года; работа идёт в плановом режиме.

Также физпуск произошёл в прошлом году на первом блоке второй очереди Ленинградской АЭС. Очень важно отметить, что это уже второй действующий в России блок поколения «3+», поколения, которое соответствует всем постфукусимским требованиям безопасности, включая как активные, так и пассивные системы безопасности.

И это уже второй блок в Российской Федерации – с февраля прошлого года в промышленной эксплуатации находится так называемый шестой воронежский блок, который стал, действительно, таким, что ли, прорывом в мировом атомном энергетическом строительстве.

Именно наличие этого блока нам позволило установить рекорд в прошлом году по выработке электроэнергии: мы превысили отметку в 200 миллиардов киловатт-часов – 203 было выработано. Вообще, советский рекорд – с учётом тогдашних Украины, Армении, Литвы – был 212. Мы будем к нему двигаться, в общем, достаточно быстрыми темпами.

Очень важно также отметить, что не только такие мощные станции, но и целый ряд источников небольшой и средней мощности находятся в разработке в госкорпорации. В этом году наш «первенец» – плавучая атомная станция «Академик Ломоносов» – начнёт свою работу; мы планируем произвести физпуск.

Все эти наработки, Владимир Владимирович, в нашей энергетической, что ли, атомной повестке дня позволяют нам сохранять международное лидерство. Несмотря на жесточайшую конкуренцию, мы строим сегодня за рубежом больше блоков, чем все остальные страны вместе взятые.

Но чувствуем, что конкуренция нарастает, и, конечно же, рано или поздно наши партнёры, и друзья и конкуренты одновременно, овладеют этими технологиями, поэтому в заделе – принципиально новые направления.

Вместе с Курчатовским институтом, с Академией наук мы работаем, во-первых, над программой термояда. Это серьёзнейшее направление, и мы здесь идём, в общем, в ногу с мировым научным сообществом.

И, конечно же, мы считаем, что завтрашний день, тот день, до которого уже можно дотянуться рукой, – это день и время так называемой двухкомпонентной энергетической системы, где вместе с традиционными реакторами, тепловыми реакторами технологии ВВЭР будут использоваться реакторы на быстрых нейтронах.

Мы единственные, кто имеет промышленный опыт эксплуатации таких реакторов, это и в Свердловской области, на Белоярской АЭС, БН-600, БН-800. И сейчас в Томской области, в городе Северск, реализуется такой флагманский проект «Прорыв», где мы работаем над опытным реактором БРЕСТ-300, а также модулем фабрикации топлива и модулем переработки топлива.

В чём идея? Использование традиционных тепловых и быстрых технологий позволяет многократно вовлекать в топливный цикл, замыкать топливный цикл, уже отработавшее ядерное топливо.

Три огромных плюса. Первое – в быстрых реакторах мы кратно снижаем риск инцидентов, повышаем уровень безопасности. Очень важный момент – вовлекая многократно в топливный цикл наше сырьё, мы уже существующую сырьевую базу, грубо говоря, делаем бесконечной, то есть практически на тысячи лет нам будет достаточно уже сделанных наработок добытого урана.

И, конечно же, уровень высокоактивных отходов, которые необходимо захоранивать, тратя достаточно большие средства, мы фактически приведём к нулю, и у нас будет так называемый эквивалентный радиообмен с природой: сколько забрали радиоактивности у неё, столько и будем возвращать.

В чём здесь мы видим главную проблему? Конечно, хотелось бы от опытного проекта «Прорыв» перейти уже к промышленному комплексу и начать строить быстрые реакторы по всему миру. Для этого нужно построить первый промышленный мощный реактор на быстрых нейтронах мощностью не менее 1200 мегаватт в Российской Федерации.

Мы вышли с такими предложениями в Правительство, надеемся, что нам удастся поместить в 2020 годы в энергетическую систему первый мощностью 1200 мегаватт реактор на быстрых нейтронах.

И тогда, соответственно, мы можем также предложить не просто строительство наших типовых водо-водяных реакторов, но и строительство целых промышленных энергетических комплексов нашим партнёрам так же активно по всему миру, какую работу мы сегодня и ведём.

Кроме лидерства в атомных технологиях, конечно же, «Росатом» работает и над другими инновационными направлениями. Технологическое лидерство не только в нашей сфере – это скорее вызов следующего десятилетия для «Росатома», закрепиться не только в России, но и в мире в новых технологиях. Это и мощные накопители энергии, это, конечно же, сверхпроводимость, это использование лазеров, мощных лазеров, в мирных целях.

Конечно же, это цифровые продукты. По Вашему поручению, по поручению Правительства мы работаем в программе цифровой трансформации российской экономики. Нам поручены четыре базовых сквозных технологии, крайне важных, – это квантовые технологии, технологии виртуальной дополненной реальности, это работа с большими данными, технологии big data, и новые промышленные производственные заделы.

Что здесь важно подчеркнуть, что у нас в «Росатоме» есть много своих цифровых наработок, которые мы для собственных целей, в том числе и для целей ядерного оружейного комплекса, используем. Наша задача сейчас – превратить их в продукты, сделать их привлекательными в первую очередь для российских компаний. И, естественно, здесь обязательно будут высокие требования, требования мирового рынка.

Вообще новая продукция, гражданская продукция ядерного оружейного комплекса – большая сложная задача, Вы её перед нами поставили. Результаты прошлого года таковы: на сегодняшний день гражданская продукция в ЯОКе составляет 26 процентов.

Но надо отметить, что за пределами отрасли – это 15 процентов; 40 процентов гражданских заказов мы сами поставляем в ядерный оружейный комплекс, в общем-то, наращивая компетенции и готовясь к выходу уже, что называется, на большой рынок.

При этом, конечно же, в прошлом году, безусловно, на 100 процентов в точный срок выполнен гособоронзаказ.

Владимир Владимирович, всю эту работу невозможно реализовать без людей. Идёт большая работа по поиску кадров в «Росатоме». С детского сада, в школе, в опорных вузах, в нашем базовом вузе МИФИ готовятся тысячи молодых специалистов. Более тысячи человек ежегодно мы берём – это отличники, средний балл выше 4,5 всегда.

И очень приятно, что целый ряд наших программ и начинаний сейчас развивается на федеральном уровне – это программы и «Наставник», и «Лидеры России», и «Россия – страна возможностей». Мы будем крайне активно участвовать.

В прошлом году мы третий раз подряд выиграли российские соревнования WorldSkills сквозных рабочих профессий. Такой праздник человека труда, Вы знакомы с победителями многих этих отраслей. И сейчас вместе с правительством Татарстана работаем над тем, чтобы провести в 2019 году здесь мировой чемпионат.

И мы бы хотели, чтобы в Казани, кроме этих мировых соревнований по традиционным рабочим профессиям, ещё был проведён такой своеобразный профессиональный «Давос» – мировой слёт лидеров, которые обсудят запросы к рынку труда, подготовки кадров, скажем, в такой долгосрочной перспективе, чтобы наши сегодня средние профессиональные заведения, высшие учебные заведения, – а грань между ними постоянно стирается, они сближаются по уровню подготовки, – чтобы получили от лидеров мировой экономики, от лидеров стран заказ на подготовку кадров на ближайшие годы.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 27 февраля 2018 > № 2515612 Алексей Лихачев


Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 11 октября 2016 > № 1931861 Алексей Лихачев

Встреча Дмитрия Медведева с генеральным директором государственной корпорации «Росатом» Алексеем Лихачёвым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Алексей Евгеньевич, у Вас теперь другой участок работы – сложный, ответственный, очень важный для государства. Хочу пожелать Вам успехов.

На мой взгляд, за последние годы в «Росатоме» произошло много позитивных изменений. Был сформирован очень существенный портфель заказов, наращивались объёмы строительства и внутри страны по направлению ядерной энергетики, и за её пределами, поэтому авторитет нашего ядерного комплекса очень высокий. Рассчитываю на то, что Вам удастся поддержать всё, что было сделано в последние годы.

Значительная часть решений по «Росатому» остаётся в компетенции Правительства, поскольку это государственная корпорация, совмещающая в себе и управленческие начала, и хозяйственные начала. И надеюсь, что Вы вместе с коллегами по Правительству эту работу продолжите, имея в виду в том числе и Ваш предыдущий опыт, потому что Вы человек для Правительства не новый и рабочие контакты у Вас есть со всеми.

А.Лихачёв: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. Для меня огромная честь возглавить отрасль, с которой неразрывно связана история моей семьи. «Росатом» для меня это не только инновационная отрасль, не только мировой технологический лидер, это огромный коллектив, готовый к решению практически любой задачи.

По итогам этого года мы выходим на неплохие результаты. Гособоронзаказ идёт без сбоев, планируем безусловное, стопроцентное выполнение. Выручка компании достигнет 805 млрд рублей. Средняя зарплата регулярно растёт, планируем превысить цифру 70 тыс. рублей. В 2013 году это было 55 тыс. рублей.

Важный целевой показатель по выработке электроэнергии: на 10 октября мы достигли цифры 145,2 млрд кВт?ч, годовой целевой показатель, установленный ФАС, – 196,7 млрд. Если не будет серьёзных диспетчерских ограничений, то благодаря эффективной работе концерна «Росэнергоатом» надеемся превысить цифру 200 млрд кВт?ч.

Идёт активное сооружение новых площадок в Российской Федерации. Это Курская, Ростовская, Ленинградская, Нововоронежская станции. Произведён энергетический пуск шестого энергоблока Нововоронежской станции, это реакторы нового поколения 3+. Первый в мире реально реализованный проект. Он является не только важным элементом энергоструктуры России, но и серьёзной мировой референцией. Вчера на полях энергосаммита в Стамбуле мы вели переговоры с нашими турецкими партнёрами. Мы единственная страна, которая может показать такой работающий блок на Нововоронежской АЭС. Всего объём зарубежных заказов на начало этого года был 110 млрд долларов, планируем выйти на 137. В девяти странах идёт активное сооружение энергообъектов, с четырьмя заключены межправсоглашения.

«Росатом» – это огромная отрасль с большим потенциалом развития, без сомнения, мировой лидер.

Д.Медведев: Очевидно, что мы стояли у истоков этой отрасли и в энергетическом, и в оборонном назначении, и сейчас имеем очень высокие мировые показатели. Самое главное их не растерять, постараться конвертировать современные технологические достижения, инновационные подходы в развитие отрасли, чтобы наш ядерный комплекс, ядерная энергетика и оборонная составляющая оставались на самом высоком мировом уровне.

Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 11 октября 2016 > № 1931861 Алексей Лихачев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter