Всего новостей: 2577477, выбрано 5 за 0.035 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Пионтковский Андрей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Пионтковский Андрей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 апреля 2018 > № 2564080 Андрей Пионтковский

США могут уничтожить Россию

Татьяна Гайжевская, Обозреватель, Украина

«Обозреватель» продолжает серию интервью с известными россиянами, посвященных прогнозам на ближайшие 6 лет правления президента России Владимира Путина. Будет ли его новый срок принципиально отличаться от предыдущих? Сработает ли ядерный шантаж? Нужны ли Кремлю новые имперские победы и — главное — позволят ли ему их? Будет ли безмолвствовать российский народ? И, наконец, когда и как решится вопрос с оккупированными украинскими территориями? Своими размышлениями на эту тему с «Обозревателем» поделился российский политолог, журналист, политический деятель Андрей Пионтковский.

«Обозреватель»: Будут ли следующие 6 лет президентства Путина чем-то принципиально отличаться от того, что мы видели в предыдущие 18 лет?

Андрей Пионтковский: Во-первых, я бы возражал против цифры «6». Путин совершенно не думает о шести годах. Он десятки раз совершенно ясно давал понять, что его правление — это правление пожизненного диктатора. Мне кажется, каждый украинец должен посмотреть ту сцену из фильма «Миропорядок-2018», где Путин с вожделением рассуждает о том, как он лично будет применять ядерное оружие. Так же он говорит и такую фразу: «Зачем нам такой мир, если там не будет России?» То есть — зачем мне такой мир, в котором я не будут властвовать?

Когда он говорит о России, надо всегда вспоминать, как наш замечательный Володин (спикер Госдумы РФ Вячеслав Володин — прим. ред.) сказал, что Россия — это Путин, а Путин — это Россия. Поэтому, какие там 6 лет?

Но это с точки зрения Путина. А если говорить об объективных закономерностях развития, то я надеюсь, что мир все-таки уцелеет, и он будет без Путина. И это событие произойдет гораздо раньше, чем через 6 лет.

Что касается того, чем этот срок будет отличаться от предыдущих — ну, вот он и показал. Ядерным шантажом он занимается с 2014 года. Известно, что, задумывая крымскую операцию, аннексию Крыма, он привел в состояние боевой готовности ядерные войска. Но никогда этот шантаж не был столь явным и психологическим, как в последние дни.

Все его послание Федеральному собранию посвящено ядерному шантажу, причем, грубейшему и глупейшему. Все эти мультики, которые он демонстрировал, с одной стороны, не имеют никакого отношения к реальности — это задумки, разработки еще советских конструкторов. А с другой стороны, что нового он сообщил? Он сообщил, что Россия может уничтожить Соединенные Штаты. Да, это известно всему миру и США, но как минимум с 1962 года, когда это поняли Кеннеди и Хрущев и отступили от края ядерной войны.

Просто Путин забывает поставить запятую и продолжить, что и Соединенные Штаты также могут уничтожить Россию. Вопрос лишь в нюансах: Россия может 10 раз уничтожить США, США могут 15. Или наоборот.

Выступление было абсолютно параноидальным, и это говорит о том, что он сознательно идет на повышение уровня конфронтации с Западом и вечное балансирование на грани войны. Но не переходя эту грань. Пока еще он не самоубийца, готовый покончить с собой и миром. Но угрожает: если мной серьезно займутся, мир исчезнет. Потому что это единственный способ удержаться у власти. Какую еще повестку дня он может предложить населению?

— Вы сказали: «Путин пока не готов». А когда будет готов?

— Он сформулировал это условие: «Когда будет угроза моей личной власти». Дескать, мир без Путина во власти существовать не может. Им важно создать атмосферу осажденной крепости.

Но есть нюанс. Очень важно понять, чем Путин-2018 отличается от Путина-2014. Путин и весь российский фашизоидный политический класс в 2014 году, во время так называемой «русской весны», был на пике эйфории. «Русский мир», «воссоединение рассоединенной нации», «Новороссия» из 12 областей, дальше — везде, угроза Прибалтике… Тогда они думали об этом совершенно серьезно. И Путину казалось, что он нашел золотую жилу вечного правления, что на алтарь своей власти он будет приносить восторженному народу все новые и новые славные победы. Сначала Крым, потом — «Новороссия», потом — Нарва.

Но очень быстро он понял, что это невозможно. Прежде всего, провалилась сама идея «русского мира» на Украине — он собирался разжечь этническую войну между русскими и украинцами, но это не удалось: большинство русского населения отвергло эту идею и осталось верным украинскому государству.

И во многом он полез в Сирию для того чтобы отвлечь внимание от этого принципиального и метафизического, как я его называю, поражения и провала на Украине. Но и там тоже он долго хорохорился, три раза торжественно и победоносно, после завершения всех задач, выводил войска. Потом при первом серьезном столкновении с какой-то ротой американцев при попытке захватить какой-то нефтяной заводик вляпался в катастрофу, о которой до сих пор не сообщают россиянам.

— Как, по вашему мнению, на эти ультиматумы будет реагировать Запад? Он действительно позволит Путину оставаться во власти?

— Запад не позволит ему ничего больше. Это понял и Путин: что никаких больше славных побед не будет. Запад всегда медленно собирается — в отношении Гитлера он тоже медленно собирался.

Поэтому Путин будет продавать другую модель — оруэлловскую вечную войну, вечное балансирование на грани войны в осажденной крепости.

Если говорить об украинских делах — не полезет он ни на Мариуполь, ни тем более на Киев, понимая, что реакция Запада — многоплановая, и военная, и экономическая и какая угодно — будет просто сокрушительной для его власти.

Но он будет сидеть в осажденной крепости, с гниющей экономикой, и пугать всех оттуда своей ядерной пиписькой.

Я нахожусь в Вашингтоне, я общаюсь с людьми и ощущаю это ежедневно: здесь совершенно другое отношение к Путину, чем месяц назад. Пройден какой-то рубеж.

— Произошел сдвиг в их сознании?

— По большому счету, им наплевать и на Украину, и на Россию, но они уже почувствовали угрозу себе. Последней каплей было нападение с химическим оружием массового поражения в Солсбери. Они почувствовали, что это угроза серьезная и противостоять ей нужно всерьез.

— А как же российский народ? «Народ безмолвствует», как говорил классик? Он будет безмолвствовать и в ближайшие 6 лет?

— Вы знаете, у российского народа очень парадоксальное сознание. К его чести хочу сказать, что эта безумная имперская агрессивная философия не характерна для большинства народа. Она порождается правящим классом. Это не призыв снизу, на который верхам требовалось бы реагировать, как, скажем, в гитлеровской Германии. Или, например, во время развала Югославии сербы были гораздо более имперским и фашизоидным народом, чем русские. Милошевич развязал 4-5 войн для нарезания «великой Сербии», причем, он пользовался безоговорочной поддержкой сербского народа.

А какова была реакция на Беловежскую пущу в Москве? Я помню прекрасно: некоторые политики призвали к демонстрации протеста, вышло 200 человек.

То есть глубоких имперских инстинктов у русского народа нет. У него есть эта чудовищно агрессивная, разжиревшая на ограблении того же народа элита, захотевшая наслаждать имперскими комплексами.

— Имперских комплексов у народа нет, но и революционных настроений, желания что-то изменить — тоже.

— Есть две центральные идеи в русском сознании: имперский комплекс элиты, но 95% населения совершенно едины в том, что правящая верхушка ограбила страну. Удивительным образом благодаря работе пропаганды большая часть этих людей Путина выносит за скобки. Какие-то плохие олигархи, начиная с Медведева и дальше по списку — но о Путине молчок, хотя в общем-то все понимают, что: а) он во главе этой банды и б) его личное состояние там.

Так вот. Я все время подсказываю Западу, и мне кажется, он начинает понимать: у него есть прекрасная возможность повернуть ситуацию. Буквально в последние дни об этом стали говорить руководители Великобритании — Борис Джонсон и Тереза Мэй. О том, что «мы не боремся с русским народом и с Россией — мы боремся с клептократами, ограбившими Россию».

У Соединенных Штатов есть прекрасная возможность объявить эти 1,2 триллиона — по подсчетам американского Института экономических исследований (National Bureau of Economic Research), — деньгами, добытыми преступным путем.

Есть законодательства обеих стран, не надо ничего придумывать, не надо вводить новые санкции, а просто использовать его. Эти средства должны быть заморожены, конфискованы. Что делает честный американский или британский полицейский, когда конфискует у преступника украденный кошелек? Он возвращает этот кошелек владельцу.

То есть в принципе необходимо политическое заявление о том, что это деньги русского народа. Дескать, мы понимаем, что они должны быть возвращены, но, конечно, мы не можем их возвратить тем же преступникам, которые стоят во главе этого государства. При этом российское правительство, которое проведет люстрацию всех элит, причастных к этим преступлениям, получит в распоряжение русского народа эти громадные средства.

Такой шаг западных правительств, резонирующий с чаяниями 90% российского населения, был бы очень позитивен. Мне кажется, он подорвал бы сами основы антизападной пропаганды, раздуваемой теми же преступниками.

— Вы сказали, что сегодня Путин не может себе позволить активные наступательные действия в отношении Украины. А что будет с Донбассом и Крымом?

— Донбасс будет возвращен Украине после падения путинского режима. Любое новое правительство закроет ситуацию на Донбассе. А с Крымом, наверное, будут пытаться навязывать какие-то варианты. Попытаются договориться с Западом, чтобы он на время закрыл на это глаза — как это было в случае с Прибалтикой и США. Но в конце концов Крым будет возвращен Украине.

— То есть ситуация замораживается до момента ухода Путина из власти?

— Конечно, при Путине никаких подобных шагов не будет. Для него это публичное признание поражения. Вся власть его держится на том, что он «собиратель русский земель». Как же он может отдавать «русские земли»?

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 апреля 2018 > № 2564080 Андрей Пионтковский


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 марта 2018 > № 2522180 Андрей Пионтковский

Путин в бешенстве, еще один план Кремля по Украине провалился — Андрей Пионтковский

Пионтковский о поражении Путина и разложении российских элит

Адриан Радченко, Апостроф, Украина

Президент России Владимир Путин новыми ядерными угрозами в адрес Запада пытался, среди прочего, добиться «сдачи» ему Украины, но этот план провалился.

Об очередном поражении Кремля, газовом шантаже и разложении российских элит, которое дошло до предела, в интервью «Апострофу» рассказал российский политолог и публицист Андрей Пионтковский.

— Владимир Путин во время обращения к Федеральному собранию РФ заявил, что у России есть ядерное оружие, аналогов которому нет в мире. Как вы думаете, кому был адресован этот видеоролик с РК «Сармат», который, по его словам, является оружием будущего?

— Во-первых, это был ролик не ракет «Сармат», а ракет «Воевода» 2007 года. И эти ракеты были построены с большим участием украинских ученых и инженеров.

Но я хочу сказать о гораздо большей бессмысленности всего представления Путина. Он ведь в чем убеждал США и весь мир? Что мы можем ядерным ударом уничтожить США. Но в этом нет никакой новости. Это известно более 50 лет со времени Карибского кризиса, когда [Джон] Кеннеди и [Никита] Хрущев остановились на грани катастрофы, поняв и осознав, что они находятся в состоянии возможности взаимно гарантированного уничтожения, как это называют специалисты по ядерной стратегии.

Да, Россия может уничтожить Штаты. И США тоже могут уничтожить Россию. И никаких новых весьма сомнительных вооружений, как это было показано в мультипликационном фильме, для этого не нужно.

Из-за этого мультфильма поднялся дикий шум. Понятное дело, что это предвыборный мотив, что США выходом из Договора о ПРО нарушили паритет, а вот мы теперь его восстановили. Путин уже сравнивается со Сталиным, который в 1945 году организовал создание советской бомбы, узнав о существовании американской, и так далее.

Для меня есть две самые страшные вещи в этом действе. Первое — это то, что Путиным манипулируют, а он верит во все сказки. А второе — что дело не в Путине. Разложение так называемой российской элиты дошло до предела. Ведь в Манеже в Кремле собрались, чтобы эти мультики посмотреть, и там была вся российская элита, которая в едином порыве и животном восторге вскакивала, когда ей показывали эти мультипликационные фильмы.

Ведь с каким энтузиазмом рассказывал Путин об этих новых игрушках. Видно было, что он не выдумывает. Вот первая часть его речи была очень скучной — он бубнил, а аудитория встречала его скучно. Все, что он говорил об улучшении жизни — он понимал, что врет, и аудитория это понимала. А во второй части Путин рассказывал о ракете с громадным энтузиазмом. А как загорелась аудитория, как светились у них лица, как они вскакивали в овации.

Понимаете, несколько месяцев назад Путин отметился тем, после чего в любой другой стране президент ушел бы в отставку — он на своем планшете показывал американскому кинорежиссеру [Оливеру] Стоуну, как его замечательные космические силы расх*рачивают все в Сирии. А оказалось, что это компьютерная игра, которую ему подсунули его люди из Генштаба. И так же ему подсунули эти картинки и рассказы о ракете «Сармат». И он во все искренне верит.

Это тяжелое состояние в российском обществе. Путин действительно находится уже в такой стадии ментального разложения, что по состоянию здоровья он может оказаться не на своем посту, не будучи физиологически способным выполнять свои задачи. Но на его месте окажется кто-то из этой толпы — и это все очень грустно и очень тяжело.

Что касается реакции из Вашингтона, то, по-моему, самая адекватная реакция прозвучала из Пентагона, что они обо всех российских проектах осведомлены гораздо лучше, чем господин Путин.

А сумаcшедший пропагандист [Артем] Шейнин кричал, что Трампа будили 28 раз во время выступления Путина. Они почему то были уверены, что весь Запад ужасно испугается (этих ракет), но это вызвало лишь отношение смеха к тому, что было им показано в этом перформансе. Но, с другой стороны, в Госдепартаменте официально подчеркнули, что это крайне неприятно для отношений, когда на таком высоком собрании показывают мультипликационный фильм об уничтожении США. О каких же тогда сотрудничестве и партнерстве можно говорить?

Конечно, одним из мотивов Путина было жесточайшее военное поражение в ночь на 8 февраля в Сирии (уничтожение наемников из ЧВК «Вагнера», — «Апостроф»). Путин же исчез на две недели, а это (выступление перед Федеральным собранием, — «Апостроф») было первое его крупное появление. Им надо было чем-то ответить на это унизительное поражение. Ведь в глупейшей и подлейшей военной операции были убиты сотни российских военнослужащих. В любой нормальной стране был бы объявлен недельный траур. А он даже ничего сказать по этому поводу не может. В ответ они лишь пытаются выместить бешеную злобу на сирийском населении в Восточной Гуте, подвергая его бомбардировкам, в том числе химическим оружием. И вот такая попытка запугать США.

И еще один очень важный момент, что чрезвычайно важно для Украины. Он же все время повторял: «Со мной не хотели разговаривать, а теперь будем разговаривать на совершенно других условиях». Это все тот же ядерный шантаж, мол, «я могу бешеной слюной плюнуть, а не хотите, давайте договариваться». А на его языке договариваться — это значит признать его право на полное доминирование на постсоветском пространстве как минимум. «Признайте мое право делать с Украиной то, что мне хочется» — это центр его политики.

Он не собирается запускать эти дурацкие штучки завтра же. Он прекрасно знает, что как он может десять раз уничтожить Америку, так и она его уничтожит раз двадцать.

Ну, может, безумный Гитлер или безумный Сталин готовы были бы уничтожить (врага). Но ни у Гитлера, ни у Сталина не было триллиона долларов в США, не было там домов, не было детей в университетах, жен и любовниц во дворцах. Это же сумасшедший бред — воровать и разграбить громадную страну, чтобы собрать на Западе триллион долларов и запугивать их же ядерным уничтожением.

А Украина сейчас становится центром мировой политики, потому что тот конфликт, который навязывает Путин Западу, означает следующее: «Отдайте мне Украину, или я могу вас уничтожить ядерным оружием». Но на этот вопрос ему уже давно ответили. Никто на сделку с ним не пойдет. И уже на следующий день после выступления Путина его так называемый «агент влияния» Трамп продлил санкции против РФ. Он же не может явно тормозить санкции и защищать Путина, потому что это ускорит его путь к импичменту. А Госдепартамент уже окончательно объявил, что продает Украине Javelin. То есть единственным рациональным объяснением безумного поведения Путина был шантаж и попытка запугать американцев, чтобы они сдали им Украину. И этот план Кремля провалился.

— В пятницу Россия попыталась нанести еще один удар Украине. «Нафтогаз» выиграл в Стокгольме суд у «Газпрома», и в ответ российская компания заявила о намерениях разорвать все договоры с «Нафтогазом» в одностороннем порядке, в том числе транзитный договор на поставку газа в Европу. Это очередной элемент шантажа со стороны России? Мол, «надавим на Европу, и она поможет нам подчинить Украину»?

— Ну что тут поделать. Независимость страны и ее свобода должны стоить каких-то денег.

А Европа и ранее пыталась навязать Украине политику Кремля. Олланд и Меркель (во время минских переговоров, — «Апостроф») ранее неоднократно пытались навязать Киеву путинскую интерпретацию Минских соглашений, чтобы Кремль мог легализовать этих бандитов (боевиков так называемых ДНР-ЛНР, — «Апостроф»). Но тогда этого не вышло, а сейчас об этом уже не может быть и речи.

— Для чего же тогда Москве разрывать договор, который и ей выгоден на сегодняшний день?

— От ненависти и бешенства. Кроме того, в Москве полагают, что это поможет с проектом «Северный поток» и так далее.

Я думаю, что для Украины это очень хороший момент. Если идет война и Украина воюет с российским агрессором, то чем раньше будут порваны с ним все экономические связи, тем будет лучше для победы.

А все, что делает Россия за последние годы, — это плохо для нее. Агрессией против Украины они себя загнали в угол. Вы же помните, какая была атмосфера в Москве весной и летом 2014 года. «Русский мир», «Новороссия» и 10-12 украинских областей под властью Кремля — все это провалилось. У Путина ведь был четкий расчет — развязать этническую войну русских против украинцев на территории Украины. Но это не сработало, поскольку подавляющее большинство русского населения Украины осталось верным украинскому государству. То есть стратегическое поражение Кремль потерпел еще летом 2014 года. Тогда все решилось. Они же везде пытались устраивать перевороты — в Харькове, Днепропетровске (нынешнем Днепре), Одессе. Но это нигде не сработало, кроме Донбасса.

— А как прокомментируете слова патриарха Кирилла, заявившего в Болгарии, что в Украине идет исключительно «гражданская война»?

— А кто такой патриарх Кирилл? Это полковник КГБ Михайлов. Конечно же, он участвует в этой войне против Украины, так же, как и Московская патриархия в Киеве, так же, как и такие государственные деятели Украины как Виктор Медведчук или Ринат Ахметов. Я до сих пор не понимаю, почему они считаются крупными деятелями Украины. Эти люди виновны в развязывании войны против Украины.

— И последний вопрос. 2 марта Трехсторонняя контактная группа с участием представителей донецких и луганских боевиков заявила о полном и бессрочном перемирии с 5 марта. Действительно ли боевики готовы прекратить огонь или это очередные игры Кремля?

— Я как раз сегодня (разговор состоялся поздно вечером в пятницу, 2 марта, — «Апостроф») слушал выступление [спецпредставителя Госдепа США по Украине] Курта Волкера, который говорит, что угрозы угрозами, но Москва проговаривает возможность постепенного ухода с Донбасса. Например, во время пресс-конференции с австрийским канцлером Путин говорил о возможности размещения миротворцев ООН на всей территории «Лугандонии» (оккупированных районов Донецкой и Луганской областей, — «Апостроф»).

Так что тут мы видим два разных процесса. С одной стороны, ядерный шантаж, а с другой — готовность к каким-то уступкам.

Это тоже объяснимо, потому что любой ценой надо предотвратить те санкции, которые были отложены — замораживание и конфискацию активов российских олигархов и кремлевской элиты. Каким-то образом им удалось убедить Трампа и Тиллерсона засекретить эту информацию, которая будет катастрофической для них. Они пытаются любыми средствами приостановить обнародование этой информации. И здесь они применяют целую комбинацию средств — как шантаж, так и демонстрацию готовности к конструктиву по Донбассу.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 марта 2018 > № 2522180 Андрей Пионтковский


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 сентября 2017 > № 2300526 Андрей Пионтковский

Зачем Путину миротворцы ООН на Донбассе

Москва готова вести курс на замораживание конфликта на востоке Украины.

Андрей Пионтковский, Новое время страны, Украина

Президент России Владимир Путин дал поручение МИД страны внести в Совет безопасности ООН резолюцию о введении миротворцев на Донбасс. Это показывает, что Москва отказывается от своего уже не реалистичного плана втолкнуть так называемое ЛДНР на Украину, чтобы легализовать местных бандитов и сделать их политическими деятелями страны — то, что навязывалось Киеву последние два года. Наоборот, теперь она готова вести курс на замораживание конфликта: миротворцы на линии разграничения, фактическая, а может даже формальная, аннексия территории.

Учитывая сегодняшнюю позицию США по украинскому вопросу, озвученную Волкером, — вряд ли Совбез готов на это согласиться. Я напомню его формулировку: «Это не гражданский конфликт, это война России против Украины, там присутствуют российские войска». И Волкер говорит это открытым текстом, а значит, если признать эти реалии, то речь пойдет о дальнейшей аннексии территории Украины. Мне трудно представить, чтобы США и западные державы проголосовали за это в Совете безопасности.

В то же время Путин заявил, что поставки американского летального оружия Украине могут спровоцировать применение военной силы на других территориях. Ссылаясь на какие-то несуществующие самостоятельные вооруженные силы на Донбассе, а по существу россиян, он имел в виду не Одессу и Харьков, а зоны по всему миру. Например, тот же Афганистан, где Россия уже вовсю поставляет оружие, пока официально не признавая, Талибану, с которым сражаются американцы.

Если принять всерьез заявления о миротворцах, не похоже, что он хочет усугубить ситуацию на Донбассе. Хотя российский президент может играть на разных досках. В том числе и пойти на некую эскалацию конфликта. Не для того, чтобы дойти до Киева или даже Мариуполя. А чтобы надавить на Запад, попугать его немножко, чтобы склонить его к более благоприятным для себя условиям урегулирования — к тому же замораживанию в пользу России. Такие игры исключить нельзя, они весьма вероятны, особенно в свете маневров «Запад-2017».

Но в последнее время отношения западных стран, особенно США к конфликтуна Украине и к России в целом, резко изменилось, и на такую эскалацию будет дан жесткий ответ. В частности, поставка американского летального оборонительного оружия будет совершена просто немедленно.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 сентября 2017 > № 2300526 Андрей Пионтковский


США. Сирия. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144393 Андрей Пионтковский

В мире животных

Андрей Пионтковский, Радио Свобода, США

Каждый человек намного больше, чем наше представление о нем. Ну, казалось бы, все мы знали о президенте США Трампе. Для многих — довольно неприятный субъект, нарцисс, в бизнесе — делец, подчас лавирующий на грани закона, в политике — демагог, равнодушный к переживаниям и страданиям других людей. Еще в начале апреля Трамп полагал, что президент Сирии Асад, по приказу которого были уничтожены сотни тысяч граждан страны, — это политическая реальность, с которой надо считаться. Тем более каким-то боком Асад вроде бы участвует в борьбе с «Исламским государством» (запрещенная в России организация — прим. ред.) этим главным, по мнению Трампа, врагом США.

Ну кто же мог ожидать, что этот человек окажется до глубины души потрясен телевизионными кадрами гибели от химического отравления десятков мирных жителей, включая маленьких детей. Babies! — как несколько раз восклицал Трамп на своей пресс-конференции. И он совершил нечто, на что способен только абсолютно неопытный политик. В течение пяти минут перевернул американскую внешнюю политику на Ближнем Востоке — и обамовскую, и уже, казалось бы, наметившуюся как продолжение обамовской свою собственную. Проклял Асада, размазал по стенке Барака Обаму за его отказ от «красной линии» в 2013 году, развязавший руки сирийскому диктатору и его российскому патрону. Объявил, что для него, Трампа, Асад перешел все мыслимые и немыслимые красные и любые другие линии и не останется безнаказанным. «Асад — животное», — добавит Трамп к характеристике «нашего всего на Ближнем Востоке» через несколько дней.

И прямо с пресс-конференции глава Соединенных Штатов Америки отправился на ужин с китайским президентом Си, а за десертом разразился «Карибский кризис 2.0», потенциальное военное столкновение с ядерной сверхдержавой. «Карибский 2.0», в отличие от первого, продолжался не две недели, а всего лишь несколько часов ночи с 6 на 7 апреля, и лично для Владимира Путина закончился гораздо большим позором, чем Карибский кризис для Никиты Хрущева. Генсек вышел тогда из ситуации, сохранив, по крайней мере, формально, лицо. В 1962-м в ответ на вывод советских ракет с Кубы американцы согласились вывести свои ракеты из Турции.

Сегодня же мы констатируем полный и унизительный провал России. Американцы издевательски корректно за несколько часов предупредили российских военных об ударе, предложив им вывести с базы свой персонал. Тем самым дав понять, между прочим, что им хорошо известно: Москва знала и, более того, фактически участвовала в химическом нападении. И оказалось, что Путин на деле просто «понтовался» в Сирии два года: он даже и не вздумал попытаться защитить своего дорогого союзника Асада. Несмотря на неоднократные официальные заявления Кремля о том, что С-300 и С-400 развернуты в Сирии именно для «защиты сирийских аэродромов от американских крылатых ракет».

Путин благоразумно отступил. Болтать о радиоактивном пепле можно сколько угодно, но только — до угрозы реального столкновения на конвенциональном уровне, где превосходство американской стороны подавляющее. А на ядерную ничью взаимно гарантированного самоубийства никто не подписывался. И прежде всего кремлевские вожди-гедонисты. Ну и, кроме того, хваленые С-300 и С-400 просто не смогли бы остановить американские «Томагавки». Как замечательно разъяснил на следующий день на российском телевидении один крупный военный специалист, «мы не учли фактор кривизны Земли».

12 апреля Рекс Тиллерсон, заручившись поддержкой коллег по G7, прибыл в Москву оформлять посткарибскую ситуацию. Его предшественника, государственного секретаря Джона Керри, «прописывали» в Москве во время его первого визита тремя с половиной часами ожидания в путинском предбаннике. Тиллерсона держали весь день в неведении, пройдет ли он собеседование с Сергеем Лавровым и удостоен ли будет лицезрения солнцеликого. Однако, судя по поведению Тиллерсона на пресс-конференции по итогам этих встреч, собеседование у него не прошли Путин с Лавровым. Тональность заявлений была совершенно иной, нежели у несчастного Керри, покорно бормотавшего по ходу уничтожения Алеппо: «О, Сэергэй… Мы с Сэергэем…»

И дело было не только в посткарибской ситуации на земле, но и в личности самого Тиллерсона. Многие говорили, что новичку во внешней политике тяжело придется с «выдающимся многоопытным мэтром» советско-российской дипломатии. Ничего подобного: российский орденоносец оказался фактурным мужчиной, прекрасно знающим цену себе и своему слову. Он говорил очень коротко, корректно, прекрасным прозрачным английским и исключительно по делу. И Лавров как-то сразу сдулся — пускался в совершенно неуместные для жанра пресс-конференции длиннющие монологи, то путаясь во взаимоисключающих российских версиях трагедии 4 апреля, то сокрушаясь о судьбе покинувших нас по разным причинах диктаторов, многолетних советских клиентов.

Как это часто практиковалось с Керри, первым же вопросом российской стороны стала заготовка с миссией срезать Тиллерсона. С благородным негодованием в голосе юноша вопросил, доколе американцы (читай: президент Трамп) будут позволять себе недопустимую риторику: называть животным выдающегося государственного деятеля, законно избранного президента суверенного государства. Тиллерсон очень спокойно и убедительно ответил: такой характеристикой президент Асад наградил себя сам.

Центральным, содержащим в себе тот консолидированный месседж Запада Кремлю, с которым Тиллерсон и прибыл в Москву, был его ответ на другой вопрос, заданный американским журналистом, о причастности России к химической атаке на Хан-Шейхун: «У нас нет твердых подтверждений того, что имела место какая бы то ни было вовлеченность России, российских сил, в эту атаку». Я не случайно выделил в цитате одно слово. Оно ключевое. На следующий день президент Трамп практически дословно повторил это высказывание своего госсекретаря, добавив к нему два момента. Во-первых, Пентагон тщательно изучает в настоящее время все данные о причастности русских к химическому нападению на мирных жителей. Во-вторых, он, Трамп, будет очень, ну очень расстроен, если выяснится, что русские действительно были причастны. Россия обвинения о своей причастности к химической атаке на всех официальных уровнях опровергает.

Перевожу все это с языка дипломатического на язык, который дипломаты не используют явно, но прекрасно понимают. Асад — животное. 4 апреля российский самолет его ВВС с российским химическим оружием на борту вылетел с базы, нашпигованной российскими военными советниками, и нанес химический удар по Хан-Шейхуну. Россия является соучастницей этого тяжкого военного преступления. Но мы готовы закрыть на это глаза и предоставить вам окно возможностей. Вы можете, не теряя лица, выйти из мира животных (Асад, Хезболла, Корпус стражей исламской революции), в котором по какому-то странному недоразумению оказались. Но время уже пошло.

США. Сирия. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144393 Андрей Пионтковский


Азербайджан. Армения. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 сентября 2016 > № 1912743 Андрей Пионтковский

Для достижения мирного урегулирования карабахского конфликта нужно ослабить влияние России на переговорный процесс

Интервью «168 ЖАМ» с оппозиционным публицистом, политическим аналитиком Андреем Пионтковским.

Аракс Мартиросян (????? ???????????), 168 жам, Армения

«168 ЖАМ»: Господин Пионтковский, после апрельской войны процесс мирного урегулирования карабахского конфликта оказался в тупике: после двух встреч президентов, несмотря на то, что планировалось проведение очередной встречи в Париже, а затем и распространились слухи о возможной встрече в России, общение президентов прекратилось, и создается впечатление, что переговоры находятся в тупике. По Вашему мнению, почему сложилась такая ситуация?

Андрей Пионтковский: Ответ, по-моему, очень прост: карабахский конфликт является одним из самых сложных политических вопросов. Здесь еще не было найдено однозначных решений, то есть, нет приемлемого для обеих сторон решения, которое бы на том или ином этапе переговоров привело к прекращению процесса. Второе, нужно учитывать, что в лице России в процессе урегулирования карабахского конфликта мы имеем дело с нечестным игроком, который совершенно не заинтересован в урегулировании и продвигает свою собственную линию. Третье, как бы конфликт не был обусловлен исключительно настроем сторон, на него воздействуют также и региональные процессы, а регион — это соседний Ближний Восток, который превратился в зону столкновения интересов нескольких стран, речь идет о России, Турции, курдах и США.

Параллельно с этим, нужно учитывать российско-турецкие попытки восстановления отношений в прежнем объеме, чему препятствует политика России и Турции в Сирии. Иран, в свою очередь, предъявляет явку на участие в региональных и мировых процессах, из чего Россия пытается получить свою выгоду. То есть, этот широкий региональный фон действительно воздействует на переговоры, настрой сторон и посредников переговоров. Я бы выделил особую роль России.

Хочу подчеркнуть, что Россия не собирается отступать, уступать свои позиции на Южном Кавказе, а стремится сохранить свои позиции, что означает иметь рычаги воздействия на все три страны: Армению, Азербайджан и Грузию. В нынешней ситуации для России стало довольно сложно влиять на Грузию, но путинская Россия пытается сохранить статус-кво в этом вопросе и свести к нулю перспективу непредсказуемых для нее сценариев развития.

Это означает, что Россия будет пытаться еще больше укрепить свои позиции в Армении и Азербайджане, продолжая придерживаться политики, исключающей урегулирование конфликта. Урегулирование возможно и переговорным, и военным путем. Военный путь предполагает военное доминирование одной из сторон. Апрельская война показала, что в какой-то мере у Азербайджана есть похожая привилегия. Баку на протяжении многих лет продолжал приобретать серьезное вооружение за счет огромных ресурсов, но Россия это хорошо не рассчитала и будет пытаться в некоторой мере восстановить баланс сил между сторонами конфликта, чтобы в случае возобновления военных действий победителей не было бы. Участвуя на переговорах, Россия просто не позволяет достичь урегулирования, здесь все понятно.

— То есть, по-вашему, без посредничества Москвы было бы возможно достичь подписания мирного соглашения?

— Сложно дать на это однозначный ответ, поскольку позиции сторон тоже за эти 25 лет были достаточно радикальны. Не исключено, что без Москвы стороны достигли бы соглашения. Не случайно Москва беспрерывно стремится к лидерству в процессе урегулирования, чтобы все шло по контролируемому для нее пути. Не случайно на столе переговоров появляются какие-то российские планы. Если есть российский план, то это не план урегулирования, в этом я уверен. Следовательно, следует уменьшить абсолютное влияние Москвы в процессе урегулирования. Это должны делать стороны конфликта и Запад.

— Какие выходы вы видите. Как нужно это сделать?

— Как я уже сказал, это должны сделать стороны конфликта и Запад. Запад, в свою очередь, предпринимает определенные шаги, хотя я не доволен внешней политикой администрации Обамы. Но давайте не будем об этом. Стороны сами должны отказаться от этого влияния и попробовать остаться в формате международного урегулирования, не позволяя доминирования Москва в процессе. А стороны, наоборот, сами позволяют это, каждая из сторон ожидает от Москвы урегулирования конфликта в свою пользу, здесь речь в первую очередь идет об Азербайджане. В условиях слабости Запада все это не позволяет снизить влияние Москвы.

— Понятно, что когда нет переговоров, сторонам нечего обсуждать на политическом уровне, а это означает, что в Азербайджане растет соблазн урегулировать конфликт военным путем. Если нет переговоров, то к чему нужно быть готовыми?

— В нынешних условиях конфликта нужно быть готовым к худшему сценарию, потому что конфликт не урегулирован, а стороны вооружены и готовы применить весь арсенал. Есть такая угроза, я согласен, именно по этой причине посредники стараются сохранять периодичность переговоров, президентских встреч, чтобы не обрывалась нить контактов противоборствующих сторон. Но, как я уже сказал, конфликт очень сложный, очень много побочных факторов, которые повышают риск всплесков. Что мы и увидели в апреле, когда неожиданно для всех конфликт вспыхнул, никогда нельзя исключить этот риск. Но я также отметил, что ни на военной, ни на политической плоскостях Москва не допустит преимущества какой либо из сторон конфликта. Следовательно, на данный момент единственный выход — ослабить влияние Москвы в переговорах.

Азербайджан. Армения. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 сентября 2016 > № 1912743 Андрей Пионтковский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter