Всего новостей: 2577477, выбрано 5 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Расмуссен Андерс Фог в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТаможняАрмия, полициявсе
Расмуссен Андерс Фог в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТаможняАрмия, полициявсе
Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2018 > № 2641396 Андерс Фог Расмуссен

Андерс Фог Расмуссен: Российские войска могут за несколько дней занять Украину

Die Welt, Германия

Бывший руководитель НАТО ответил на вопросы наших читателей в режиме онлайн.

Можно ли покончить с кризисом на востоке Украины? И насколько этот вопрос затрагивает НАТО? Андерс Фог Расмуссен — один из тех, кто может ответить на такие вопросы. С 2009 год по 2014 годы он был генеральным с секретарем НАТО, а с 2001 года по 2009 год — премьер-министром Дании. В среду в течение часа 65-летний Расмуссен в помещении службы новостей газеты «Вельт» в Берлине отвечал на вопросы наших читателей. Вот выдержки из беседы.

Вопрос: Г-н Расмуссен, сможет ли запланированная объединенная армия Евросоюза с центральным командованием в Брюсселе на самом деле способствовать более успешному разрешению международных кризисов? Может, осмотрительное и ориентированное на оборону развитие НАТО было бы более подходящей альтернативой?

Андерс Фог Расмуссен: Я согласен с вами, усиленное военное взаимодействие членов Евросоюза в обозримом будущем не является реалистичной альтернативой НАТО. Разумеется, мы должны все сделать для того, чтобы постоянно укреплять обороноспособность альянса, но вместе с тем мы должны осознать, что НАТО — надежная составляющая европейской безопасности в настоящее время, так будет и впредь.

Саша В. (Sascha W.): Готова ли НАТО противостоять масштабному танковому наступлению России, и в достаточной ли мере она вооружена на этот случай?

— В области обороны НАТО готова к тому, чтобы отразить любое нападение на любую страну — члена Альянса. Но чтобы такая ситуация сохранилась, мы должны постоянно поддерживать уровень инвестиций в современные технологии и наши возможности. Лучший способ сохранить мир состоит в том, чтобы убедительные оборонительные способности НАТО не позволяли потенциальному противнику даже подумать о наступлении.

Вальтер Д. (Walter D.): Сколько времени потребуется российским войскам для того, чтобы — при условии невмешательства НАТО — оккупировать Украину?

— Если бы Россия захотела, ее войска могли бы оккупировать Украину за несколько дней, хотя Украина за последние два-три года значительно укрепила свою армию из-за нападения на свою территорию. Однако президент Путин может вообще не прибегать к таким средствам; он надеется остановить дальнейшее продвижение Украины в сторону евроатлантического сообщества за счет дестабилизации обстановки на востоке Украины, начавшейся в результате его агрессии.

Док Цет (Doc Z): Как вы оцениваете перспективы членства Турции в НАТО?

— Я с большой тревогой слежу за некоторыми внутриполитическими событиями в Турции. Тем не менее важно, чтобы Турция и дальше оставалась членом НАТО, поскольку существует большая потребность в критическом и честном диалоге с Анкарой.

Док Цет (Doc Z): Почему Европа поддерживает ядерную сделку с Ираном, хотя эта страна параллельно разрабатывает (военную) ядерную программу и по-прежнему стремится к обладанию атомной бомбой?

— Я разделяю вашу озабоченность и откровенно признаю, что нынешнюю «иранскую сделку» ни в коем случае нельзя считать совершенной. Однако альтернативный вариант, то есть отсутствие какой-либо сделки, я считаю весьма плохим, поскольку тогда мы полностью отказываемся от контроля за ядерной программой Ирана, при том, что такая возможность появилась в результате сложных переговоров.

Хартмут Олфферс (Hartmut Olffers): Как вы оцениваете стремление Соединенных Штатов подвергать резкой критике Россию в связи с трубопроводом «Северный поток — 2»?

— На мой взгляд, «Северный поток — 2» нельзя назвать простым экономическим проектом, поскольку в значительной мере он представляет собой геостратегически мотивированную попытку расширить зависимость Европы от поставок российского природного газа. В интересах Европы сократить зависимость от одного поставщика энергоносителей за счет диверсификации поставок. Мне совершенно непонятен несбалансированный подход сторонников этого проекта.

Вопрос: Возможно ли в отдаленном будущем вступление России в НАТО?

— В принципе, Россия в любой момент может стать членом НАТО — при условии выполнения ей предусмотренных критериев. Пока в НАТО нет соответствующей заявки со стороны Москвы, и, если быть честным, то я не считаю вероятным, что ситуация изменится в ближайшем будущем.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2018 > № 2641396 Андерс Фог Расмуссен


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 октября 2017 > № 2354265 Андерс Фог Расмуссен

Чтобы достичь мира на Украине, нужен метод «кнута и пряника»

Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen), The Globe And Mail, Канада

Я только что вернулся с линии соприкосновения сил, отделяющей свободную Украину от оккупированных Россией частей донбасского региона. По моему мнению, Европа, Канада и Соединенные Штаты сейчас могут найти политическое решение, которое прекратит эту войну. Для этого необходимо, во-первых, начать поставлять украинским военным оборонительное снаряжение, а во-вторых, направить в Донбасс полноценную миротворческую миссию ООН. Вопрос в том, хватит ли трансатлантическим союзникам решимости, чтобы урегулировать этот конфликт, кровоточащий в самом сердце западного мира, или робость заставит их упустить представившийся шанс.

Возможность направить в Донбасс миротворческую миссию создал в прошлом месяце ни кто иной, как российский президент Владимир Путин, представив собственное предложение на эту тему. Конечно, предложенный Москвой проект резолюции Совета безопасности оказался типичным путинским блефом, противоречащим множеству принципов ООН, и не может быть принят в нынешней форме. Однако вместо того, чтобы с ходу его отвергать, Западу следует поймать Россию на слове и превратить очередную ее ловушку в шаг к миру. Для этого можно использовать принцип кнута и пряника.

Кнутом могут стать поставки Украине оборонительного снаряжения. Когда я встречался с украинскими офицерами и солдатами на линии соприкосновения сил недалеко от Донецка, я спросил их, что может помочь им лучше защищать себя и мирное население. Они ясно ответили, что им нужны не боеприпасы, а оборонительное снаряжение — очки ночного видения, средства радиоэлектронного подавления, а также радары для определения огневых позиций противника. Президент США Дональд Трамп сейчас рассматривает предложение о поставках всего этого Киеву. Россия отреагировала на эту перспективу множеством угроз. Многие, особенно в Европе, боятся, что такой шаг будет способствовать эскалации конфликта, однако, так как речь идет именно об оборонительном снаряжении, реакция Москвы может выглядеть оправданной, только если Россия намерена атаковать украинские силы.

Поставки оборонительных систем никоим образом не противоречат отправке миротворческой миссии. Запад, вводя санкции и обучая украинских военных, уже заметно увеличил для г-на Путина издержки агрессии. Судя по тому, как он прощупывает почву в ООН, он сделал из этого определенные выводы. Однако неискренность его инициатив показывает, что переломный момент еще не достигнут. Дополнительные меры должны усилить этот эффект и заставить Москву переосмыслить происходящее. Однако одного увеличения издержек явно недостаточно. Мы также должны предоставить г-ну Путину возможность выйти из войны, которую он начал, сохранив лицо. С учетом того, что он уже доказал свою неспособность соблюдать соглашение о перемирии, отправка в зону конфликта полноценных международных миротворческих сил — это единственный вариант.

Президент Украины Петр Порошенко с 2015 года призывал организовать такую миссию, однако он столкнулся с перспективой российского вето в Нью-Йорке и со скептицизмом со стороны европейских союзников. Также существуют опасения, что присутствие ООН только заморозит конфликт — причем за счет международного сообщества. Однако Совет безопасности может избежать этого, проведя красные черты: во-первых, миссия должна будет охватывать всю территорию до российско-украинской границы, чтобы линия соприкосновения сил не превратилась в новую фактическую границу, а во-вторых, она должна будет защищать население и инфраструктуру, а не только работающих в регионе международных наблюдателей.

Давайте не будем забывать, насколько высоки ставки связанные с этой войной, о которой многие предпочитают не вспоминать. В Донбассе в страхе живут почти три миллиона украинцев. Еще 1,5 миллиона бежали в другие регионы Украины. Сотни деревень либо оказались в серой зоне между двумя сторонами, либо получают воду и электроэнергию с оккупированных территорий. В Донбассе разворачивается гуманитарная катастрофа. Скажем, около тех мест, которые я посетил, находится отстойник с ядовитыми отходами. Он нуждается в ремонте, однако российские ставленники не собираются гарантировать рабочим безопасность. Если он разрушится, 80% питьевой воды в регионе будет отравлено.

Некоторые утверждают, что даже самая мощная миротворческая группировка ООН не сможет справиться с российскими бойцами и российской военной техникой. Однако они исходят из неправильных предпосылок. Согласившись на введение миротворческих сил, Москва должна будет также согласиться на деэскалацию конфликта. Вывод с оккупированной территории российских солдат и техники — предварительное условие для этого. А контроль миротворцев над пограничными переходами дополнительно гарантирует прекращение беспрепятственного притока из России вооружений и живой силы.

Если Россия выведет свои войска и восстановит суверенитет Украины, мы сможем предложить ей главный пряник — смягчение санкций. Разумеется, это нельзя делать на поэтапной основе. Полная отмена санкций возможна только после того, как Россия исполнит все свои обязательства. И хотя создать миротворческие силы будет непросто, со стороны Вашингтона, Оттавы и европейских страниц будет крайне неразумно, если они позволят своему скептическому настрою помешать этим попыткам.

Администрация г-на Трампа уже признала, что дорога к улучшению отношений с Россией пролегает через Украину. Европейцам также пора это признать. Канада может сыграть ключевую роль в трансатлантическом сотрудничестве по этому вопросу. Никто не обманывает себя насчет намерений г-на Путина, однако в настоящий момент решительные действия могут подготовить почву для урегулирования одного из самых кровопролитных конфликтов в Европе.

Андерс Фог Расмуссен — глава консалтинговой компании Rasmussen Global, бывший генеральный секретарь НАТО и бывший премьер-министр Дании.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 октября 2017 > № 2354265 Андерс Фог Расмуссен


Украина. Евросоюз > Таможня. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242759 Андерс Фог Расмуссен

Аргументы в пользу таможенного союза ЕС и Украины

Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen), Project Syndicate, США

Копенгаген — Настроение на саммите ЕС-Украина на этой неделе будет приподнятым. Реформы и международная поддержка начали приносить плоды украинской экономике. Заключено соглашение о свободной торговле с ЕС. Для поездок в Евросоюз украинцам теперь достаточно иметь биометрический паспорт — такая перспектива большинству казалась нереалистичной буквально несколько лет назад, когда для перехода к безвизовому режиму стране предстояло выполнить 140 предварительных условий.

Последние успехи Украины совпадают с ростом оптимистичных настроений внутри ЕС. Тем не менее, несмотря на все свои достижения, Украина еще не вышла из опасной зоны, а процесс реформ далек от завершения. Евросоюзу не следует поддаваться чувству удовлетворения от проделанной нами успешной работы. А лучше всего от этого убережет учреждение таможенного союза между ЕС и Украиной.

Президент Украины Петр Порошенко лично предан делу модернизации страны и борьбы с коррупцией. Но европейским лидерам надо понять, что ему предстоит тяжелая битва за проведение крупных реформ: популистские силы в украинском парламенте — Верховной Раде — начали давить на правительство в преддверии выборов, которые пройдут менее чем через два года.

В Киеве ЕС будет подчеркивать необходимость продолжения реформ и внедрения технических стандартов Евросоюза. Но если мы хотим, чтобы Украина продолжала двигаться вперед, мы не можем ограничиваться взаимными похвалами по поводу уже пройденного пути. Самым мощным рычагом Европы, содействующим продвижению стабильных, жизнеспособных и успешных демократических режимов, всегда являлась ее практика выдвижения условий, которые устанавливают связь между реформами и четкими, осязаемыми выгодами. Мы должны продолжать ставить новые вехи на этом пути, демонстрируя свою заинтересованность в успехе Украины и серьезную готовность вознаграждать за реформы.

Перспектива таможенного союза является сильнейшим стимулом к введению в действие согласованного договора о свободной торговле и к продолжению долгосрочной экономической интеграции Украины с Европой. Это не краткосрочный проект; потребуется больше десятилетия, прежде чем Украина будет готова. Но когда это произойдет, украинский бизнес сможет присоединиться к производственным цепочкам в европейской промышленности, а у правительства появится возможность приступить к реализации столь необходимой стратегии диверсификации экономики с целью получения выгод от географической близости к крупнейшему в мире рынку. Вместо того чтобы быть придатком европейской экономики, Украина станет переплетена с нею.

Почему это важно? С точки зрения Евросоюза, экономика страны с населением 46 миллионов человек обладает значительными перспективами для торговли и коммерции. С тех пор как Турция вступила в таможенный союз с ЕС в 1996 году, объемы двусторонней торговли товарами выросли более чем в четыре раза. Кроме того, Украина, которая ранее колебалась между ЕС и Россией, сейчас четко выбрала европейское будущее. Какого рода сигнал мы подадим другим соседним странам или президенту России Владимиру Путину, что не менее важно, если мы отвергнем Украину?

Я не смотрю на перспективы таможенного союза ЕС и Украины сквозь розовые очки; есть и некоторые недостатки. (Аргументы за и против такого союза каждый день повторяются в ходе дебатов о Брексите в Великобритании). Вступление в таможенный союз ограничит способность Украины самостоятельно вести переговоры по поводу торговых соглашений. И хотя ЕС на сегодня является крупнейшим торговым партнером Украины, более половины ее торговых оборотов приходится на остальные страны мира. Украина не сможет вести переговоры с Евразийским таможенным союзом — это будет сфера ответственности Брюсселя.

В некоторых странах Восточной Европы уже проявляются протекционистские тенденции: их правительства (что, возможно, неудивительно) озабочены потенциальными негативными последствиями торговой либерализации для сельского хозяйства. Тем не менее, структура торговли и инвестиций Украины все больше сближается с ЕС. Если подводить итог, экономические аргументы в пользу союза — сильны, а политические — убедительны: потенциальные выгоды намного перевешивают любые скрытые недостатки.

У Евросоюза и Украины есть много поводов для праздника на этой неделе: обе стороны миновали важный этап. Но ограничившись торжествами, можно упустить важный шанс. ЕС надо подумать о следующих шагах вперед для Украины, чтобы удержать ее на пути реформ и к лучшему будущему. А кроме того, Евросоюзу надо продемонстрировать, что он по-прежнему является для соседних стран трансформирующей силой.

Андерс Фог Расмуссен — бывший генеральный секретарь НАТО.

Украина. Евросоюз > Таможня. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242759 Андерс Фог Расмуссен


Дания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 14 июня 2017 > № 2209124 Андерс Фог Расмуссен

Андерс Фог Расмуссен: «После нападения на Крым Россия перестала быть нашим партнером»

Ежи Хашчиньский (Jerzy Haszczyński), Rzeczpospolita, Польша

Интервью с Андерсом Фогом Расмуссеном (Anders Fogh Rasmussen) — бывшим премьер-министром Дании и генеральным секретарем НАТО в 2009-2014 годах.

— Rzeczpospolita: В 2002 году, когда Вы были премьером, а Дания председательствовала в ЕС, было принято решение о масштабном расширении европейского сообщества. В него приняли десять государств, в том числе Польшу. Сейчас многие страны старой Европы выступают с резкой критикой в адрес нашей страны. Расширение ЕС и приглашение Польши были ошибкой?

— Андерс Фог Расмуссен: Наоборот. Это было верное решение, принятое в верный момент. Благодаря расширению ЕС и произошедшему ранее включению новых членов (в том числе Польши) в НАТО мы претворили в жизнь наш проект по созданию новой Европы — единой, свободной, мирной. Если бы мы не предприняли этого тогда и продолжали ждать, возможно, мы бы уже никогда этого не сделали: из-за России могли взять верх противники расширения.

— Владимир Путин не был в тот момент достаточно силен?

— Я бы, скорее, сказал, что тогда он занимал прозападную позицию. К 2005 году — после грузинской «революции роз» и «оранжевой революции» на Украине — его мнение начало меняться.

— На официальном уровне Москва возражала только против расширения НАТО.

— Сейчас Путин просто занял антизападную позицию. Раньше он действительно концентрировал внимание на Альянсе. Но это не был настоящий враг России, ведь он никогда ей не угрожал. Ни один его член даже не помышлял о нападении на нее. Путин искал врага, чтобы укрепить свою позицию внутри страны.

— Как Вы реагируете на заявления о том, что Польша и Венгрия не были достаточно зрелыми в плане европейских ценностей странами, чтобы стать членами ЕС, но это стало очевидно сейчас?

— Я с этим не согласен. Во-первых, мой опыт подсказывает, что, например, в НАТО новые члены редко создают проблемы. Они, скорее, помогают найти их решение. В Евросоюзе в мое время было то же самое. Во-вторых, я понимаю, что вы имеете в виду претензии Еврокомиссии к внутренней политике Польши и Венгрии. Можно вспомнить, что в 2000 году с критикой сталкивалась Австрия, так что это случается не только с новыми членами. Я думаю, ЕС следует быть аккуратнее с критикой внутренней политики. Конечно, все должны придерживаться демократических стандартов, принципов правового государства, но Еврокомиссии следует заниматься в первую очередь решением проблем Европы, а не критиковать внутреннюю ситуацию в отдельных странах.

— Где проходит грань между невмешательством во внутренние дела и заботой о сохранении ценностей?

— Здесь нужно найти баланс, но на первом месте в ЕС должны находиться масштабные задачи. Конечно, когда какое-то государство не придерживается принципов, на которых строился Евросоюз, этот вопрос следует поднять, но, как мне кажется, история показала, что это не приносит особых плодов.

— Значит, масштабное расширение ЕС, решение о котором приняли в декабре 2002 года в Копенгагене, не принесло Вам разочарования?

— Я очень рад, что оно произошло.

— Вы говорите так, потому что мы беседуем с Вами в Польше?

— Я говорю это везде. Меня спрашивают, не могло ли это расширение спровоцировать Россию? Я всегда отвечаю одинаково: нет. Польша и другие страны стремились стать членами НАТО, а потом Евросоюза. Каждое государство имеет право решать, с кем оно хочет сотрудничать. Это решение принимает не Путин.

— С масштабным расширением все было не так просто. Некоторые страны выступали против, появлялись идеи, что следует принять сначала всего три страны, без Польши. Кто критиковал большое расширение, какие аргументы выдвигали критики?

— Я могу сказать, что Дания всегда выступала за то, чтобы принимать сразу всех кандидатов на членство. С позиции сегодняшнего дня мы видим, что это было верно. Я помню, что в 1990-е звучало предложение не включать в первую волну расширения страны Балтии. В итоге мы все-таки решили принять всех. Были идеи разделить кандидатов на группу лидеров и на отстающих. В 1992 году появились так называемые копенгагенские критерии, соответствовать которым должны были претенденты на членство. Те страны, которые не отвечали этим критериям, усердно работали, чтобы исправить ситуацию, в результате процесс реформ ускорился. Мы не собирались отказываться от условий, но претендентам удалось их выполнить. Это показывает, что перспектива членства запускает определенные процессы, связанные как с демократизацией, так и со сферой экономики.

— Идея дальнейшего расширения ЕС на восток не пользуется поддержкой. Я имею здесь в виду Украину, где Вы стали советником президента. Вступление Украины в ЕС — это фантастика?

— Все зависит от того, насколько украинцы готовы проводить реформы. Я думаю, каждая страна, в том числе Украина, имеет право решать, хочет ли она подавать заявку на вступление. Этого мы запретить никому не можем. Если какая-то страна (Украина или, например, Грузия) решит претендовать на членство, мы должны сказать: хорошо, начинаем процесс. После этого следует начать переговоры по отдельным пунктам. В итоге можно будет принять решение. Заведомо сказать, что Украина или какое-то другое государство не может стать членом ЕС, нельзя.

— Бывший французский министр финансов еврокомиссар Пьер Московиси (Pierre Moscovici) считает, что начать обсуждать членство Украины можно будет только через несколько десятков лет.

— Но даже он не исключает такую перспективу, это самое важное. Чем быстрее Киев займется реформами, тем быстрее этот сценарий станет реальным. Я имею здесь в виду, в частности, проблему коррупции. Украинцы уже сделали важные шаги, но многое еще впереди.

— Украина — государство с низким уровнем жизни и самыми маленькими зарплатами в Европе. На членство в ЕС могут рассчитывать, пожалуй, только будущие поколения украинцев. Вы давали президенту Петру Порошенко советы, как оживить надежды молодых украинцев?

— Во-первых, Украина отстала из-за того, что не занималась реформами. Под конец холодной войны Польша и Украина находились примерно на одном уровне, сейчас экономический потенциал польского государства превышает потенциал украинского раза в четыре. Украинцы потеряли много времени, но за три года им удалось провести больше реформ, чем за последнюю четверть века. Взглянем на страны Балтии. Во время Второй мировой войны их незаконно присоединили к СССР, больше четырех десятилетий они находились в его составе. Если бы вы спросили меня в 1960-х, верю ли я, что они обретут независимость, а потом станут членами ЕС и НАТО, я бы ответил, что сомневаюсь. Та же ситуация с Украиной.

— Задают ли Вам, бывшему генеральному секретарю НАТО, вопрос о перспективах членства Украины в Альянсе? Вы обсуждали это с Порошенко?

— Мы говорили и об этом. Я думаю, в Киеве решили, что это сейчас не самая важная тема, и пока ее стоит отложить, не принимая никаких решений. Это верный подход. Я уверен, что если спросить украинцев, подавляющее большинство выскажется за членство. Но сейчас самое разумное — не поднимать вокруг этого шум, а постепенно проводить реформы, чтобы страна смогла соответствовать необходимым критериям.

— Хватит ли у Порошенко времени на размышления о таких масштабных вопросах? Возможно, он успеет заняться только более локальными делами, и его срок подойдет к концу.

— Президентские выборы должны состояться в 2019 году. Я не спрашивал у Порошенко, собирается ли он принимать в них участие, но я надеюсь, что да. Тогда он получит еще пять лет.

— Его шансы на переизбрание, пожалуй, не слишком велики.

— А кто мог бы стать альтернативным кандидатом?

— Не знаю, но популярность действующих украинских политиков не велика.

— Порошенко провел много непопулярных реформ, сложно ожидать, что сейчас все будут его поддерживать. Но в день выборов людям придется взвесить, сделать ли ставку на президента, которого они знают и который наладил хорошие отношения с Западом, или решиться на очередной эксперимент.

— Как Вы думаете, пойдет ли Владимир Путин на новый агрессивный шаг? Станет ли он проверять, как работает Пятая статья Вашингтонского договора, которая гласит, что НАТО обязано защитить своего члена, который подвергся нападению? Об этой перспективе говорил, например, Михаил Касьянов — бывший российский премьер, который стал лидером оппозиции. Он считает, что такую проверку Россия может устроить в Эстонии.

— В следующем году в России пройдут президентские выборы, так что я не удивлюсь, если Путин усилит националистическую риторику и, возможно, предпримет какие-то военные шаги, чтобы укрепить свою позицию внутри страны. Но я не думаю, что он решит проверять, как работает Пятая статья, ведь он знает, что в таком случае его ждет незамедлительный ответ Альянса.

— Вы уверены? Президент Трамп в ходе мини-саммита НАТО в Брюсселе не упоминал о Пятой статье, хотя от него этого ждали.

— Ему следовало о ней упомянуть, жаль, что он этого не сделал. Но я думаю, что если миру, Европе, будет угрожать российское нападение на одного из членов НАТО, союзники, в том числе США, сразу же на это ответят. Иначе Альянс рассыплется.

— Реакция может оказаться недостаточно быстрой. Пока соберутся послы стран-членов, пока они примут решение, пока войска прибудут на место, станет уже слишком поздно.

— Это могло бы занять какое-то время, но на восточном фланге появились батальоны и силы немедленного реагирования, которые способны начать развертывание в течение нескольких часов. Если Россия решит устроить проверку, она, конечно, может это сделать, но все закончится конфронтацией с Альянсом, в том числе с США. Такую битву Путин проиграет.

— Может быть, Америка будет так занята возможностью импичмента Трампа, что у нее не будет времени на выполнение обязательств, связанных с Пятой статьей?

— При поддержке своих людей, отвечающих за безопасность, президент примет соответствующее решение. Я уверен, что это произойдет незамедлительно.

— Вы возглавили НАТО через год после войны с Грузией. Как Вы думаете, многие члены Альянса тогда не понимали, что Россия представляет для своего региона реальную опасность?

— Вы правы. Мы, в том числе я, недооценивали Путина. Если бы мы тогда знали то, что знаем сейчас, мы бы заняли более жесткую позицию. Когда в августе 2009 года я стал генеральным секретарем, я занялся развитием стратегического партнерства с Россией. Мы приступили к этому через год после ее нападения на Грузию, надеясь, что это был всего лишь эпизод, и мы сможем завязать с Москвой партнерские отношения. Напомню, что президентский пост занимал тогда Дмитрий Медведев, казалось, что он чуть больше ориентирован на Запад. На саммите Россия-НАТО в 2010 году мы решили развивать стратегическое партнерство. Мы считали россиян партнерами до февраля 2014 года — до того, как они напали на Украину.

— Вы поняли, каково истинное обличье России, когда она аннексировала Крым?

— Именно так. С момента окончания холодной войны и вплоть до февраля 2014 года мы верили, что Россия — наш партнер. Благодаря этому мы собирали то, что называют «дивидендами мира», и сокращали расходы на вооружения. Сейчас Путин создал совершенно новую ситуацию, и нам приходится их увеличивать.

Дания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 14 июня 2017 > № 2209124 Андерс Фог Расмуссен


Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 марта 2017 > № 2110466 Андерс Фог Расмуссен

Андерс Фог Расмуссен: "Если Россия продолжит демонстрировать агрессию, мы должны будем реагировать"

Рихард Херцингер | Die Welt

Экс-глава НАТО, а ныне советник президента Украины Петра Порошенко Андерс Фог Расмуссен не исключает возвращения полуострова Крым Украине. Сначала, однако, следует поработать над Минскими договоренностями, отметил он в беседе с Die Welt.

Отвечая на вопрос корреспондента немецкого издания Рихарда Херцингера о том, изменились ли условия жизни в Крыму после аннексии, Расмуссен указывает на то, что "Россия установила в Крыму информационную блокаду, в результате чего адекватно оценить ситуацию на полуострове непросто. Однако можно исходить из того, что аннексия Крыма привела к ухудшению экономического положения, и условия жизни простых граждан точно не улучшились. Россия сфокусирована на расширении своего военного присутствия на полуострове. Это свидетельствует о том, что истинным мотивом аннексии Крыма было желание Москвы взять Черное море под военно-стратегический контроль".

Экс-генсек НАТО указывает и на "катастрофическую" ситуацию с правами человека в Крыму, особо выделяя положение татар, оказавшихся под "давлением со стороны российских властей".

Что касается перспективы возвращения Крыма в состав Украины, Рассмусен проводит в этой связи историческую параллель: "Советский Союз в свое время незаконно присоединил страны Балтии. Для многих из нас, выросших в тени холодной войны, перспектива освобождения этих государств казалась нереальной. Однако в какой-то момент ситуация изменилась, коммунистическая система рухнула, и три балтийских государства вернули себе свободу и независимость. Сегодня они цветущие демократии. Сегодня трудно себе представить, что можно вынудить Россию вернуть Крым. Но нельзя исключать того, что новые события могут привести к изменению ситуации. Для того чтобы оставить открытой такую возможность, Запад ни при каких обстоятельствах не должен признавать незаконное вхождение Крыма в состав РФ".

Комментируя реализацию Минских договоренностей, экс-глава Североатлантического альянса указал на "серьезнейшие недочеты, если не сказать конструктивные ошибки" соглашений. "Но я не думаю, что у нас есть альтернатива этим договоренностям", - отмечет он. В первую очередь, по мнению Расмуссена, следует уточнить условия возвращения контроля Украины над ее границами. "Пока у Украины нет такого контроля, с трудом можно себе представить, как можно остановить проникновение российских войск на территорию Восточной Украины и провести там свободные выборы".

По словам Расмуссена, в последнее время многое указывает на то, что между президентами Трампом и Путиным не будет заключено сделки, от которой могла бы пострадать Украина. "В Конгрессе в Вашингтоне существует серьезное большинство, выступающее за твердую позицию в отношении России и более серьезную поддержку Украины. Такие события, как отставка советника по национальной безопасности Майкла Флинна из-за его тесных контактов с Москвой, ограничивают Трампа в его намерении идти на уступки Путину". По мнению экс-генсека альянса, только усилив давление на Россию, можно добиться от нее реализации условий Минских соглашений.

Андерс Фог Расмуссен выступает и за поддержку экономического развития и общественных реформ на Украине. "Превращение Украины в общество с функционирующей рыночной экономикой и демократией - это лучший способ вынудить Россию занять конструктивную позицию. Это продемонстрирует россиянам, что существует альтернатива путинскому националистическому курсу".

Отвечая на вопрос журналиста о необходимости европейской поддержки Украины и при помощи вооружений, Расмуссен указывает на то, что "если Россия продолжит демонстрировать агрессию, мы должны будем реагировать". В качестве возможной реакции экс-генсек НАТО говорит о поставках на Украину оборонительного вооружения.

По словам Расмуссена, Украина уже провела ряд основополагающих и частично непопулярных реформ - это касается в первую очередь борьбы с коррупцией и снижения зависимости в энергетическом секторе. "Тот факт, что в некоторых европейских столицах утверждается обратное, я отношу к негативным последствиям проводимой Россией дезинформационной кампании. Конечно, Украине еще предстоит провести множество реформ - и ЕС может и должен поддержать ее в этом", - подчеркивает советник Порошенко.

Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 марта 2017 > № 2110466 Андерс Фог Расмуссен


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter